Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В гневе проявляется истинная натура... ‡#Grimm


В гневе проявляется истинная натура... ‡#Grimm

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sa.uploads.ru/VgUeZ.gif

Участники:
Nick Bürckhardt as Grimm/Nick and Christie Road as Drang-Zorn/Christina Adams
Место:
Портленд, штат Орегон, полицейский участок, квартира в многоэтажном доме
Время:
день, вечер, ночь, утро
О флештайме:
В нашей жизнь есть те моменты, которые не поддаются объяснению, потому что не каждый может понять... И порой убийства, которые происходят, тоже не так уж и просто объяснить их нельзя... И с каждым днем можно встретить все больше новых неожиданных встреч с кем-то или же с чем-то...

Отредактировано Nick Bürckhardt (2014-05-10 18:19:51)

+1

2

Боже, Триш, зачем ты так? Ты же прекрасно знала, что злить меня нельзя: никогда ссоры со мной добром не заканчивались. Ты же сама ещё вчера вечером в том парке пыталась меня же саму успокоить, умерить мою слепую ярость, когда у нас произошёл конфликт с Сарой: просто положила свою руку мне на плечо и заставила вслушиваться в твой голос. Это помогло мне, а не ей, именно поэтому произошло то, что случилось. Но сегодня, куда делись все твои знания обо мне и о моей сущности? Неужели в тебе чувства злости пересиди разум и ты забыла, что перед тобой стояла не обычная девушка с соседской улицы, а существо, состоящее из ярости, ненависти и злобы? Триш, детка, ты же всегда, в любой ситуации, сохраняла хладнокровие, никогда не позволяла эмоциям взять верх. Неужто в этот раз ты просто сорвалась и дала волю себе? Как видишь, это для тебя не кончилось хорошо. Теперь, дорогая, ты лежишь здесь, в своей гостиной, в луже собственной крови. Зачем ты начал эту ссору? Я не хотела, чтобы так всё вышло, но ты всё первая начала. Только ты сама виновата в своей смерти. Не я. Ты. Не было бы ссоры – была бы жива. Всё просто, как дважды два – четыре. Мне жаль тебя, потому что ты была моей дорогой подругой – единственной, кто знал мой секрет. Не знаю, но я была уверена, что ты поверишь мне, что ты никому не расскажешь, что ты не отвернёшься от меня. Моё мнение о тебе только улучшилось, когда ты впервые попыталась меня успокоить. А ведь это помогло, но это было один единственный раз. Но ты не унывала: старалась – раз за разом. Помню, как мы с тобой, сидя в кафе, мечтали о том, как хотели бы жить дальше. Ты мечтала выйти замуж, уехать из Портленда и родить много-много детей, потому что большая семья – была твоей заветной мечтой. Я же в свою очередь ответила, что не люблю загадывать вперёд, потому что никогда ничего не происходит по нашим планам. Какой толк их создавать? Прости, дорогая, но твоим мечтам, видимо, не суждено сбыться, жизнь – переменчивая штука: сегодня она тебе улыбается, а завтра – повёрнута задницей.
Я сидела за небольшим деревянным обеденным столом в столовой дома моей подруги Триш Морсен. С этой очаровательной девушкой познакомилась около четырёх лет назад, когда с родителями переехала в Портленд из Миннесоты. Она стала для меня тем человеком, на которого можно всегда положиться, который никогда не откажет в помощи. Триш была единственной, кто знал о моей сущности. В последнее время мои неконтролируемые вспышки агрессии и злости стали настолько частыми и сильными, что она боялась лишний раз пойти со мной куда-нибудь к друзьям, потому любая встреча с друзьями заканчивается ссорой, а потом и убийством. Я не знаю, что со мной происходит в последнее время: озлобленности на весь этот грёбаный мир становится очень много, а вывести меня из себя – задача нетрудная, учитывая моё нынешнее состояние. Знаете, могу себя сравнить с бомбой: стоит только искре упасть на фитиль, а процесс остановить уже нельзя будет.
Кухня в основном не пострадала: практически все ящики были задвинуты, дверцы шкафчиков закрыты, а стулья стояли на своих положенных местах. О недавнем жестоком убийстве напоминало немного: брызги крови на дверце холодильника и барной стойки, изуродованное тело девушки, лежащее в большой луже собственной крови. Возле Триш валялся кухонный разделочный нож, которым она пыталась от меня защищаться, грозясь пустить его в ход. Господи, да какой придурок станет обороняться от жестокого и безжалостного существа, как я, обычным ножом?
– Эх, подруга, – покачав головой, ещё раз с сожалением взглянула на бездыханное и мёртвое тело девушки, вывернутое в какой-то странной и нереальной для человека позе. Честно, да, мне её очень жаль, потому что я любила её как сестру, а терять дорого тебе человека всегда болезненно и печально. В данной ситуации виновата только Триш, ибо она знала, что злить мня не стоит, но всё равно шла «напролом». Чего хотела, то и получила. Я вальяжно откинулась на спинку стула, положила ногу на ногу и посмотрела на дорогую подругу. Она была красивой девушкой, с тёмными волосами и зелёными глазами. За ней толпами ходили парни, но она никогда им не оказывала никакого внимания. Нет, она не была зазнайкой или сучкой, которые привыкли, что за ними постоянно ходят парни, уговаривая пойти хотя бы на одной свидание. Просто Триш была влюблена в одного-единственного парня: соседа, живущего через два дома от неё самой.
– Мне очень жаль, дорогая, но ты сама виновата, – тихо проговорила я, поднимаясь со стула. Нужно, как и раньше: играть роль бедной девушки, чью подругу жестоко убили, чуть ли не выпотрошив – сделать милую мордашку, перед которой мало кто может устоять – правильно, кто поверит, что такая миниатюрная девушка, сможет убить человека? – постоянно всхлипывать, что-то бормотать себе под нос, говоря, что это всё – не правда, а дурной сон – в общем, вести себя точно так же, как пострадавшая девушка из какого-нибудь сериала. Это всегда «прокатывало». Ни разу ни один детектив даже не мог подумать о моей причастности к этим убийствам – в основном, я проходила только как свидетель. Моя роль – бедная девушка, вокруг которой умирают все близкие ей люди. Знаете, я не настолько тупа, чтобы при каждом убийстве оставаться на месте преступления – в этот раз, мне просто никуда уходить не хочется, ибо всё равно придётся в скором времени ехать в департамент, чтобы давать показания и всё в этом роде.
Господи, как же это всё смешно и фальшиво! Задачу облегчало то, что большая часть моей одежды была испачкана кровью: белая майка стала алой, джинсовые шорты насквозь пропитались ею, да и лицо было в брызгах, ибо, когда я полоснула когтями по шейным венам и артериям, разрывая плоть, задела какую-то вену, откуда кровь начала бить фонтаном, попав мне на лицо. Как же трудно пустить слезу, когда человека тебе не жаль, а плакать по его смерти совершенно не хочется. Сев рядом с телом подруги на колени, я подтянула её к себе, обнимая. Обычно, так делают люди в сериалах: обнимают трупик, начинают плакать, звать его, надеясь, что получат ответ. Ладно, Крис, почувствуй в себе актрису! Чёрт, я же забыла позвонить в полицию! Да, я только об этом сейчас вспомнила. Достав из кармана телефон, быстро набрала номер. Пока слушала нудные и такие противные гудки, попыталась настроиться, чтобы голос был, как у девушки, которая только что увидела труп подруги.
– Господи, они её уб … убили, – здесь мне всё же удалось всхлипнуть, – мою подругу убили! – у меня началась «паника и истерика». На том «конце провода» что-то начали говорить о том, чтобы я успокоилась, ничего в доме не трогала и всё в этом роде, а я продолжила изображать из себя истеричку, которая ещё немного и сорвётся на визг, ибо нервы уже сдают. – Пож … пожалуйста, приезжайте скорее! – слегка запинаясь, быстро пробормотала я, после чего назвала адрес. Шоу начинается! Ох, только не нужно говорить о том, что я слишком ненормальная – я и так это прекрасно знаю. Вообще, зрелище полицейским предстоит прекрасное: окровавленная кухня, труп, лежащий в ужасно неудобной позе, с разорванной шеей. Прелестно.
Зазвучали полицейские сирены. Легки на помине. Заставив себя плакать, я сильнее прижала к себе мёртвую девушку, чтобы моё испачканное лицо имело достоверное алиби. Игра началась. Уже слышались голоса блюстителей порядка, а я стала вживаться в роль. Входная дверь была не заперта, поэтому спустя считанные секунды в дом вошли полицейские.
– Нет-нет-нет, Триш, пожалуйста, очнись, – шептала я какую-то ахинею. Кажется, именно это обычно вторят девушки, когда держат на руках мёртвовго близкого человека? – Дорогая, – здесь мой голос просто сорвался, и я заплакала. Ну да, отчасти мне её было жаль – всё-таки она – моя подруга, которую я убила, но умерла она только из-за собственной глупости. Не нужно злить меня. Триш прекрасно это знала, но забыла об этом. Может подумала, что её я не трону. Я никогда никому не даю пощады. – Триш! – прокричала я, снова начиная плакать.

+1

3

В жизни столько всего ненормального, что кажется, если раньше ты не знал о них, то как будто жил за какой-то занавесью... Причем, этот занавес был твоей безопасностью, где одной опасностью была лишь твоя работа, где каждый день ты ходишь по лезвию огня... Да, раньше думал, что моя работа полна опасностей, ненормальности... Но, кажется, что все это мелочь, по сравнению с тем, что творится сейчас в моей жизни... А ведь все было иначе... Раньше...
Моя жизнь плыла по обычному течению, где все было как будто отрепетировано: работа, дом, дом, работа... И так все по нескончаемому кругу... Все бы так и было, если бы полгода назад на пороге моего дома не появилась тетя Мари - сестра моей матери... Я давно ее не видел, но знал о том, что она неизлечимо больна... И с ее приезда начались все эти странности, которые происходили в моей жизни... С появлением тети Мари моя жизнь пошла кувырком... Я видел то, чего не мог объяснить ни то что никому, а даже не мог объяснить это самому себе... Сначала, я считал, что схожу с ума, что просто переутомляюсь или же какое-то нервное расстройство... Я видел то, что не видел раньше.... Смотря на людей, я видел то, что не могло поддаться объяснению... Это все странно... Видеть каких-то непонятных существ: они полулюди полусущества... Это не важно... Это видел лишь я и никто другой... Я даже не мог поговорить с Хэнком -напарником, который всегда прикрывал мне спину на любых заданиях - потому что он бы счёл бы меня не то, что странным, а ненормальным и прописал бы меня в психиатрической больнице... Но если честно, то я бы там уже давно бы оказался, если бы не тетя Мари, которая все мне разъяснила... Вы можете представить, что за какой-то день ваша жизнь может стать совсем другой? Если да, то вы меня можете понять! За считанные секунды мне открыли глаза на то, что происходило... Я потом Гриммов... Ну да, вы сейчас можете подумать, что я еще один брат Якова и Вильгельма - тех знаменитых братьев сказочников, я бы с удовольствием бы согласился - но увы, я совсем не тот Гримм о котором вы подумали... Гримм - это что-то вроде семейных проблем, которые существуют в мире... В общем, это долгая история, которую я и сам до  конца не знаю... Но знаю точно, что от этого мне не избавиться до конца своей жизни... Это наше родовое проклятье, которое нас преследует с давних времен: мы видим то, что нормальные люди не могут видеть сами... И знаете, я даже рад этому, потому что, то, что вижу я - это не самое лучшее зрелище, если честно: потрошители, клювокрылы, ищейки, саблезубые - нет, я не свихнулся, просто для меня мир уже стал совсем другим... Если поначалу меня все это пугало, то сейчас, меня пугает нормальность этого мира... Люди так много не видят и нормально спят... А я, порой, то и дело, что просыпаюсь среди ночи в поту, когда вижу подобный "ужастик"... Кажется, я должен привыкнуть, но знаете, не могу... Не могу еще полностью осознать, что все, что казалось таким смешным, на самом деле стало реальностью. Моей собственной реальностью.
С каким-то, до сих пор, ужасающим взглядом смотрю на дела, которые неоднакратно пересматривал: лужи крови, выпотрошенные тела, разорванные горла... Все эти дела не раз были пересмотрено мной... Но эта наша работа... И я, боюсь, что скорей всего, это в большей степени моя работа, нежели их... Закрываю дело и провожу ладонями по лицу, как слышу со стороны голос Ву о том, что у нас срочный вызов на место преступления и есть труп... Быстро поднимаюсь с места и только дожидаюсь Хэнка... Вместе с патрульной машиной за минут десять доезжаем до места преступления... Стоило нам подняться, как сразу же один из сержантов останавливается, потому что как мне кажется, его вот-вот стошнит от увиденного... Только отправляем Гареда на улицу, а сами с Хэнком проходим в квартиру... Сержант Ву пытается успокоить девушку, которая видимо и звонила... Подойдя к коронерам, присаживаюсь на корточки и приподнимаю ткань, которой накрыли труп, через мгновение закрываю. - Черт..., - произношу себе под нос и поднявшись, смотрю на Хэнка, который вопросительно смотрел на меня. - Да, это то, о чем ты думаешь... Я подобное видел не раз, и скажу, лучше бы это был серийный маньяк, нежели то, что есть на самом деле, - произношу на полушепоте, и после смотрю в сторону гостиной, где сидела, видимо, подруга жертвы... Киваю головой в стороны комнаты, и прохожу в помещение. - Детектив Беркхард и детектив Гриффин, полиция Портленда, - представляюсь, и присаживаюсь на кресло, находящееся напротив дивана, где сидела девушка, - Мисс..., - сдерживаю небольшую паузу и смотрю фамилию девушки, - ... Адамс... Я понимаю, что это все сложно, но нам необходимо задать Вам несколько вопросов, - я знаю, что в такие моменты нас люди ненавидят и проклинают, но я уже смирился с подобным... Мы просто выполняем свою работу...
Через полчаса мы уже были в департаменте. Смотря на девушку через стекло, только перевожу взгляд на Хэнка, - И что ты о ней скажешь?, - перевожу взгляд вновь на девушку. - Студентка, может где-то подрабатывает, друзей не слишком много, старается держаться от людей, может в детстве плохие отношения с родителями были, - произношу, скрестив руки на груди. После, перевожу взгляд на капитана Ренара, который прошел в помещение, - Ее надо спрятать... Просто, то, что произошло с ее подругой - это не к добру... Вы сами знаете о чем я... И если у них есть ищейки, то это все осложняет, - сразу же произношу.
Через какое-то время, приоткрываю дверь допросной и пройдя внутрь вместе с капитаном и напарником, подхожу к столу и ставлю перед девушкой стакан с водой и чуть улыбаюсь. Присев напротив, смотрю на девушку, - Мисс Адамс, у нас есть подозрения, что это нападение было не просто так, и оно может повторится..., - оглядываю всех присутствующих здесь, - У нас есть безопасное место, где вы можете быть до тех пор, пока вся эта ситуация не разрешится, - проговариваю я на выдохе. - Вы согласны?, - интересуюсь, глядя на Кристину.

0

4

Вы когда-нибудь убивали? Нет, я сейчас говорю не об охоте на какого-нибудь зверя, а об убийстве живого человека, который недавно дышал обычным воздухом, ел, пил и разговаривал с друзьями. Когда-нибудь ощущали, что именно Вы сейчас являетесь творцом судьбы того человека? Это опьяняющее состояние, которое постепенно может стать что-то вроде наркотика: будет хотеться всё больше и больше, а потом в один прекрасный день понимаешь, что без этого чувства власти жить не можешь. Представьте на секунду, что Вы держите в своих собственных руках чью-то жизнь. Как же восхитительно лишь одно понимание того, что именно от Вашего выбора зависит его судьба. Ощущаешь себя на равно с Богом. Потрясающе. А как же завораживающе смотреть в эти глаза полные ужаса и звериного страха: они смотрят на тебя, словно загнанный в тупик заяц – выхода нет, а умирать всё равно не хочется. Потом, ты будешь тем, кого он увидит перед своей смертью. Боже, да это же великолепно! Нет, серьёзно, это всё действует как наркотик: один раз попробуешь, потом хочется больше и больше, а ты уже не в силах себя контролировать.
   Вообще, я – нормальная, не псих, хотя можно за такие мысли и упечь меня в психиатрическую клинику … Но кто в курсе того, о чём же я размышляю? [ Ой, да не суть ]. Это стремление к убийству просто-напросто заложено в моей сущности, ибо я – далеко не человек. Самое настоящее злобное существо с когтями и клыками, которое может безоговорочно растерзать обычного человека. Хм. Правда, я пока ещё не могу выпотрошить взрослого громилу – тех, которые обычно стоят у входа в какой-нибудь элитный клуб – но всё-таки силёнок у меня достаточно. А то, что с виду я – обычная хрупкая девушка, вообще упрощает мне жизнь. Ну, какой идиот будет подозревать меня в таких вот жестоких убийствах. «Да я же и мухи не смогу обидеть, молчу уже про человека». Просто, меня не нужно злить, ибо в гневе такие существа, как я, становятся просто неуправляемыми: мы стремимся убить, растерзать, разорвать того, на кого злы. В этот раз моим «врагом» оказалась Триш, за что сама и поплатилась. Что тут ещё сказать: «сглупила»? Правильно говорят, что в гневе просыпается истинная натура. Не нужно злить, даже самую милую девушку, живущую по соседству, потому что она может и убить. По началу свою сущность я считала проклятьем каким-то, которое нельзя контролировать. А Вы как думали!? Представьте, что Вы – подросток, который убил собственных родителей. Это – душевная травма на всю жизнь. Тогда убийцу не нашли, а меня отправили в детский дом. Была только одна воспитательница, которая знала обо мне, она меня и обучала контролю. Ребёнка можно заставить учиться, но вот подростка … Выходило плохо – я часто срывалась, но до жертв дело не доходило. А позже, когда я впервые убила человека, осознавая что я делаю, то мне это понравилось: чувство превосходства, силы и власти над жизнью другого человека.

  Во мне умирает прирождённая актриса. Жизнь_боль. Серьёзно. Наверное, ни одна профессиональная актриса не может сыграть так натурально и неповторимо горе и слёзы о потери близкой подруги или друга, как я. Сколько раз мне уже доводилась изображать из себя убитую горем девушку? Раз пять точно. Причём, знаете, полицейские верят. Безоговорочно верят, потому что они: либо настолько тупы и верят всему, что видят, либо просто не хотят во всё это ввязываться. Их даже не смущает то, что в каждом таком жестоком и кровавом убийстве фигурируют одни и те же имена. Причём, обязательно умирает кто-нибудь из моего общества. Ещё чуть-чуть и мне придётся поселиться в полицейском участке Портленда: чтобы каждый раз туда не приходить, ибо только за одно убийство меня туда вызывали раз десять – я проходила, как впрочем и всегда, в качестве свидетеля. Наверное, все детективы удивляются, как я ещё нормально соображаю и не сошла с ума, ибо на долю бедной девушки выпало столько горя. Да-да, жалейте меня.
   Боже, не дай мне рассмеяться, чтобы меня не приняли за спятившую темноволосую подругу убитой, которая сошла с ума от вида растерзанного тела девушки. Аминь. Это всё забавно. Для меня. А вот для Триш – не очень, ибо в этом спектакле ей отведена самая главная роль в первого плана – роль жертвы. Что поделать, она сама изъявила желание – её никто не принуждал. [ Не суть важно ]. Когда знаешь, как на самом деле обстоят дела, становится так смешно до безумия. Особенно, наблюдая за детективами, старающихся найти хоть какое-то внятное и человеческое объяснение тому, что это дело рук обычного спятившего человека, который использовал Эдварда-руки-ножницы как орудие убийства, или, на крайний случай, волка_жирафа_единорога, каким-то странным способом оказавшегося в доме, где закрыты были все окна, ибо за дверь я не ручаюсь.
   Пока я сидела и обнимала хладный трупик моей некогда живой подруги, не забывая всхлипывать, в доме уже были полицейские, которые начали что-то делать. Честно, мне было на них всё равно. В доме стоял гул, звук переговоров по рации, за окнами ещё подъехало несколько машин, видимо прибыли детективы, а может и сам начальник местной полиции. Неожиданно кто-то положил мне руку на плечо, что я аж вздрогнула. Это было всего лишь мужчина в форме, который настоятельно рекомендовал мне выпустить из рук убитую. Я смотрела на него, как запуганный олень, которого вот-вот убьют. Нет, ну, нужно же играть хорошо и убедительно! Покосившись на Триш, я молчала несколько секунд, словно додумывая все те слова, которые мне только что были сказаны. А чуть позже не без помощи инспектора я поднялась и пересела в гостиной на диван.
   Я сидела на диване, держа в руках чашку с водой, уставившись в одну точку. Вроде всё правильно делаю. Допустим, в этот раз буду очень шокированной девушкой, которая никак не может оправиться, поэтому и слова сказать не может. А что? Мне, может, разнообразия хочется! Буквально через несколько минут напротив меня присел какой-то мужчина, который представился детективом. Я не обратила на него никакого внимания. Как там поётся у Queen: «show must go on!»? Снова вопросы-вопросы – без них совершенно никуда. Нет бы дать человеку осмыслить всё: я потеряла подругу, а Вы, мистер Бёркхарт лезете со своими дурацкими вопросами о том, видела ли я, как, кто-нибудь выходил из дома.

   Дом, милый дом! Скоро, наверное, этот участок станет для меня вторым домом, если это дело затянется на долгое время. Ох, как я не горю желанием часто здесь появляться. Хоть я и вроде бы приличная девушка и бояться мне нечего, всё же не очень хорошо себя ощущаю в этом полицейском участке. Мне сразу же проводили в комнату допросов. Убрав руки под стол, ссутулившись, я опустила голову вниз, дабы не ломать весь свой образ. Может мне податься в актрисы? Вдруг стану знаменитостью? Через какое-то время в комнату вошёл тот самый детектив, который со мной разговаривал – точнее пытался заговорить ещё в доме Триш. Я подняла голову, посмотрев на принесённый им стакан воды. Серьёзно: вода? Нет бы валерьяночки, ибо, вдруг у такой молодой девушки нервы расшатаны, и я сейчас устрою исетрику?
   Ну, разумеется, нападение повторится, только вот не на меня, а на какого-нибудь моего друга или знакомого, который разозлит меня – тут уж никак не может быть по-другому. Но вслух я ничего этого не произнесла, вообще, так и сидела и молча смотрела на детектива. А что: он даже такой симпатичный. Каждый думает в меру своей испорченности. [ Ладно, проехали ]. Слегка задумавшись, я кивнула на предложение этого Бёркхарта о том, чтобы меня перевести в какое-то безопасное место до поры, когда они поймают убийцу. Старайтесь-старайтесь, а убийца сейчас сидит перед Вами, а Вы настолько слепы.

+1

5

http://img1.wikia.nocookie.net/__cb20140403174624/grimm/ru/images/thumb/8/83/Бес_в_бутылке.jpg/1000px-Бес_в_бутылке.jpg

«Выпусти меня, выпусти“, — закричал дух. И юноша, не предполагая ничего плохого, вынул пробку» - именно это я помню, когда в детстве мне читали сказки братьев Гримм… оказывается, все то, что они писали, было не просто сказками. Странно, наверное, такое услышать, да? Сказки, как же хочется вернуться в то время, когда мы беспечно верили в то, что все нам читали… То, что существует лягушка, которую можно поцеловать и она превратиться в принца; что если ты уколешься об веретено, то сразу же уснешь; мне в голову столько сказок сразу же лезет, правда, только меня это пугает: три поросенка, волк в овечьей шкуре, румпельштильцхен и многие другие… Все это было сказками, и с возрастом мы переставали в них верить… А я, с возрастом, все больше понимал, что не так уж и просто от всего этого избавиться, как бы мне не хотелось… Да, раньше жизнь была другая: обычный детектив Портленда, живущий в собственном доме, расследующий странные дела… Почему странные? Скажем, не каждый день можно увидеть странные вещи: когда вырван язык, снят скальп, все внутренние органы поджарены как на адской сковородке, или же тело, висящее на дереве, при этом жертву разорвало на мелкие кусочки… Мило, не правда ли? И все это было странным до такого, как появилась вся эта правда… Для меня многое изменилось, правда, многим в участке все казалось это немыслимым.. Да и остается до сих пор, кроме меня, Хэнка и нашего Капитана… Для нас – это стало обычным делом… даже такое, какое было сейчас… Скажу, что это очередное дело с грифом «странности в Портленде продолжаются»…
Знаю, что сейчас было не самое лучшее время, говорить о том, что произошло, но это наша работа…. И знаю, что нас за нее ненавидят… Но я же не сужу о ком-то по их профессии? Значок, статус, ранг, не меняет такого понятия, как человечность… Думаю, что и эта девушка считает меня каким-то ненормальным, что допрашиваю ее, давлю на нее… Но повторюсь, это наша работа… Да, есть вариант дать ей подумать, но мен как-то не хочется потом найти ее хладный труп с разорванным горлом… Это не самое лучшее, на что можно смотреть несколько раз подряд… Это не лицеприятные картины: лужи крови, изуродованные тела – те картины, которые удивляют, поражают, пугают… Это не то, что хочется видеть каждый день – но уже нельзя от этого убежать… нужно смириться со всем этим, и если надо – остановить… Замечаю, как девушка кивает головой на наше предложение, спрятать ее пока на некоторое время… В свою очередь я только лишь киваю головой, и выйдя из допросной, захожу в помещение рядом и смотрю на капитана: - Теперь остается только найти место, где ее не найдут…, - чуть вскидываю брови вверх, и смотрю на всех, кто присутствовал в комнате…
Буквально через минут двадцать, открываю дверь, выходящую на улицу, и пропускаю сначала вперед Мисс Адамс, а сам следую за ней… Чуть прищурившись, замечаю Хэнка и сержанта Ву, возле одной из машин. Подойдя к ним, смотрю на Мисс Адамс, - Думаю, на месте мы все объясним, - чуть улыбаюсь и сажусь вместе с девушкой на задние сидение. По прошествии минут десяти, машина останавливается возле многоэтажки… Выйдя из авто, проходим в здание и поднявшись на нужный этаж, проходим вдоль небольшого коридора… Возле квартиры замечаю несколько сержантов, и кивнув им головой, проходим внутрь. Закрыв дверь, произношу, - Мисс Адамс, вы некоторое время побудите здесь… Сержант Голдмэн и Андерсон – будут находится в соседней квартире, а кто-то будет находится здесь, в соседней комнате, для вашей безопасности. Все, что Вам будет необходимо – можете говорить, один из сержантов все предоставит, - чуть кивнув головой, отхожу в сторону Гриффина, -Я, думаю, что это дело больше по моей части… И если что, будь готов…, - произношу, провожая Хэнка до двери и киваю ему головой. Закрыв дверь, прохожу в глубь гостиной и опиревшись руками на спинку дивана, смотрю на Кристину, - Я, думаю, Вам лучше отдохнуть… И  извините за предоставленные Вам неудобства, но это ради Вашей безопасности, - произношу, в тот момент, когда снимаю с себя куртку и кладу на спинку дивана.

0

6

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В гневе проявляется истинная натура... ‡#Grimm