Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Музыка наших сердец


Музыка наших сердец

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Участники: Sophie Briol & Alan Barnes
Место: США, Лос-Анджелес, филармония
Время: 9 марта 2008 года
Время суток: вечер
Погодные условия: не важно

Сколько я не видела уже всю вашу банду? А черт его знает! Мы - вечно занятые собой и своими жизнями люди, которые случайно или преднамеренно встречаются в самые подходящие для этого моменты. Тогда, когда нуждаемся друг в друге.
Я еще несколько часов назад была в Париже, а потом сорвалась и прилетела сюда, к вам. Потому что я соскучилась. Потому что я считаю вас частью себя и должна поддерживать. И не важно, что я даже не представляю где вас искать, верю, что мы найдем друг друга. Верю, что музыка направит нас, ведь, музыкант, на которого обращены взгляды всех присутствующих - это наш проводник, наш самый сильный клей, наш Рикки. И только он всегда будет направлять нас друг к другу. Потому, я слушаю его и иду к вам.

Отредактировано Sophie Briol (2014-12-18 04:04:21)

+1

2


Мне всегда казалось тупостью рассуждать на тему белых и черных полос в жизни, каких-то взлетов и падений. На самом-то деле жизнь – это одна цельная масса, рассчитанная для тщательного пережёвывания. Если задуматься, то она на вкус как жвачка, нет, не сладкая, а как сутки жеваная резинка отдающая горечью и вонью. А ещё почему-то всем нравится вот эта красивая метафора про океанические волны, мол, тебя постепенно превозносит, а потом с болью швыряет о камни, а потом затягивает обратно на глубину, опять тянет наверх, чтобы заново швырнуть в песок головой и так далее. Динамика ясна.
Все это бесило меня до ужаса, особенно в последнее время, но на прошлой неделе я задумался, что и красивым метафорам есть место в тупом безумном мире. И не такое придет в голову, когда  сидишь в гостиничном номере около десяти дней, вообще не выходишь из него. Ещё в какой-то момент, думаешь, почему бы ни отправится на прогулку по тому самому городу, где Тихий океан и Голливуд. Но сам себе говоришь: «Да потому что это херовая идея, чувак, когда ты сначала накачиваешься героином, а потом ждешь, когда же он выйдет из организма через ломку и холодный пот». Кстати, говорить с самим собой в такие моменты особенно приятно, надо же хоть с кем-то поговорить, а единственный более или менее реальный человек сидит только, напротив, в зеркале. У него зачем-то лицо, точно такое же, как у меня и к тому же слишком человеческое, надо поскорее это исправить. Подкопить денег и исправить. У меня уже есть эскиз того тату, которое хочу сделать на лице, он пылится, меняется и дорабатывался ещё с 2007 года, и, пожалуй, скоро один из мастеров перенесет его на кожу. Но, конечно же, не сегодня. Сегодня нужно сделать один единственный поступок, практически героический – выйти наружу и заставить ноги отнести меня в филармонию. Дерьмо, прямо таки из грязи в князи. Придется прикинуться, что я хороший мальчик, эстет и интеллигент: надеть темные джинсы, белую рубаху и пиджак потускнее -, а ещё придется сделать вид, что в «LA» я первый день и выгляжу нездоровым только из-за времени дискомфортно проведенного в дороге. В целом ломать меня по сути перестало, и я смогу сидеть, стоять и слушать в одной позе без особых усилий, потраченных на это, но есть и одна сложность по имени Рикки. Эмпатические способности друга в моменты жизненного кризиса всегда доводили меня до крайностей, возникало ощущение, что он ко всему ещё и экстрасенс. Приходилось бороться с желание отвести глаза, ведь глядя в них он мгновенно поймет, что произошло, но если все-таки не выдержать его взгляда, то он сделает это с большей вероятностью и куда быстрее. Именно этот факт удручал меня и уже около получаса, мешал встать с холодного пола, принявшись за сборы. Но я все-равно был твердо уверен, что приду на выступление друга и даже заставлю себя говорить с друзьями и другими людьми, которые будут меня окружать.
Если бы я был девушкой, то сегодняшние сборы затянулись больше чем обычно, но мне все-таки удалось скрыть нездоровый цвет лица и мешки под глазами. Страдая над невозможностью замазать лицо какой-либо косметической гадостью, я также мучился очередной дилеммой: сбривать топорщащеюся во все стороны щетину, которая хотя бы частично прячет лицо и его болезненный вид, или оставить её тем самым вызвав ещё больше подозрений, потому что с ней меня не видел практически никто. Кроме всего думалось о том, как было хорошо до этого – несколько дней назад, когда по венам спокойно путешествовал героин. Не надо было ничего решать, я просто сидел и смотрел в телек, в котором люди занимались спортом и пышели жизнью. Именно четрехдневное созерцание спортивного канала натолкнули меня на мысли, что может быть люди и правы в своих поэтических описаниях жизни и её драматичности. Все-таки есть что-то от тех моментов, когда сёрфингист покоряет волну и от тех, когда разбивается о камни в сильный шторм, переоценив свои силы. Если сравнивать мое нынешнее состояние с серфингом, то я же, скорее всего сейчас сидел на доске в застоявшейся воде. Ещё пару дней назад я бы сказал, что подо мной болото, с которым в этот раз мене не справится, но сегодня стало окончательно понятно, что привычная встряска останется для меня именно привычной, а не решающей ошибкой.
Морт и Эд, которые сегодня тоже должны прилететь на концерт Рика, знали о моих отношениях с героином и предано молчали, скрывая это от эмпата, который может очень некстати начать лечить мозги. Мне бы стоило сказать им, что я снова позволил себе заветные 3 дозы, и тогда они отвели внимание, неведающего друга, но также пришлось бы объяснять им, почему я это сделал. А хотелось остаться в тени, не заострять внимания на существующей проблеме и вообще остаться без внимания. Тем более что проблема уже решена. Я разобрался в том, что происходило в жизни до героиновой разгрузки и смог в очередной раз вовремя остановиться с тяжелым наркотиком до того, как ломка после его приёма дойдет до третей стадии, и нежелание дожидаться её конца не станет слишком уж сильным.
И все-таки когда я наконец-то подхожу к шкафу-купе на двери, которого напыленно зеркальное покрытие, щупаю впалые щёки и опухшие глаза, появляется некая энергия и желание привести себя в порядок. Буквально закидываю собственное тело под струи холодной воды и долгое время оттираюсь от грязи моральной и реально. Следом все же приходит и решение сбрить волосы на лице, впервые за долгое время расческа касается тех волос, что на голове. Зубцы застряют в сбитой шевелюре, парочка из них ломается, но таки их миссия выполняется, создавая впечатление, что я выгляжу уже не так плохо. Натягиваю на себя свежую одежду о которой уже вспоминал, думая о внегласном дрескоде, и тогда окончательно чувствую себя присущим ко всему человеческому. Ну, что же, все выглядит довольно прилично и симпатично, ещё бы избавиться от угрюмости и плохого настроения, тогда вообще возникло бы ощущение, что меня и вправду не было в Лос-Анжелесе всё это время и, что все было хорошо.
Хватаю мобильный телефон и уже в лифте включаю его впервые за несколько дней. Надо было ещё снять с двери табличку «не беспокоить», которая с первого же дня пребывания в отеле не позволяла горничной делать уборку, но я не до конца уверен, что уничтожил все следы принятия наркотиков. Скорее всего, все уже давно утилизировано, кроме следов от уколов на руках, но не стоит быть слишком самонадеянным, также как и не стоит закатывать рукава слишком высоко. Последнее напутствие говорю сам себе вслух и приспускаю ткань.
Такси удается поймать довольно быстро, именно благодаря этому я успеваю к выступлению Рика вовремя и погружаюсь в человеческий гул, вызванный ожиданием. Рядом сидит Морт и рассказывает об том, почему опоздает Эд и, что ему жаль, что Рик сможет присоединиться к нам только через некоторое время после окончания концерта. Все это я частично пропускаю мимо ушей, и немного сползая по стулу, так чтоб удобнее и ниже сидеть, говорю не в тему, что меня раздражает шум создаваемый людьми.

+1

3

*вв
the_rasmus-run_to_you

Не для того Софи летела из самой Франции, чтобы сейчас застрять в пробке и опоздать к началу. - Сдачи не нужно. - Протягивает водителю купюру и тут же вылетает из такси. До филармонии всего ничего, но движение стоит и только нескольким парням на скутерах удается преодолевать путь без особой потери времени. Именно одного из них и останавливает тощая красотка, обыкновенным поднятием руки. Парниша лет пятнадцати смотрит на эту высокую фигуру в вечернем платье и чуть ли не заикаясь уточняет: - Вас подвезти? - Бриоль уже поднимает полы платья. На миг замирает, улыбается и кивает: - Опаздываю, мне в филармонию, подкинешь? - Паренек энергично машет головой, а почувствовав на талии руки девушки, в первую минуту так вообще чуть не падает. Впрочем, шок проходит очень быстро, даже быстрее, чем они успевают доехать до нужного ей здания. Когда молодой человек останавливается и Софи благодарит, юноша просит номерок телефона, на что девушка лишь улыбается и щебет по-французски: - demain je serai à Paris.* - И не дожидаясь, пока юноша поймет, что его отшили, скрывается в глубине филармонии.
К началу девушка все же опоздала, потому, когда заходила свет уже погас, а музыка вовсю играла.
Правда, самого Рикки еще не было. Вначале выступали "юные дарования", а потом уже собственно и он. Потому Бриоль не обращала внимания на сцену, а смотрела под ноги. Но пробираться по темному проходу девушке на каблуках было весьма затруднительно. Ноги вечно обо что-то цеплялись, платье стесняло движения, а сидящие люди, казалось, специально выставляли свои локти, чтобы пихнуть или помешать движению. В итоге все закончилось весьма плачевно - на очередной ступеньке Софийка зацепилась за что-то и полетела вниз, и нет, не вниз прохода, а вниз - с балкона на сидящих там людей. Ну, вы понимаете, сколько было шуму.
Повезло. Молодой человек, что сидел как раз там, где должна была очутиться девушка приподнялся, чтоб кого-то пропустить и словил Софи, не дав ей упасть на пол и поломать себе что-нибудь. А знаете, ей повезло еще раз, когда знакомый голос спросил: - С вами все в порядке... Софи?! - Бриоль удивленно коснулась щеки поймавшего ее и так серьезно, усмиряя страх, который сковал ее во время падения: - Морт, ты мой ангел хранитель?
Заметивший происшествие администратор на всех парах уже несся к участникам инцидента, но остановился, услышав, что с девушкой все в порядке. Ему нужно было подойти и загладить произошедшее, но как раз в этот момент подошедший Эд, уже успокаивал его и говорил, что упавшая - их подруга и у них нет никаких претензий. На самом деле случившееся было совершенно непредсказуемой случайностью, которая к счастью случилась, к тому же, без жертв.
- Нет, но мне кажется, скоро стану им. Ты вообще откуда здесь? - Он опустил девушку, пропустил Эда вглубь ряда кресел и предложил сесть к нему на колени - свободных мест рядом не было, а они сидели у самого прохода в конце, потому никому помешать не могли.
- Привет, - заметив еще и Алана, внезапно опомнилась свалившаяся чуть ли не с небес Софийка. - Я прилетела буквально пол часа назад из Парижа. - Улыбнулась, - нет, сюда я доехала, а не выпрыгивала прям из самолета, - она была неимоверно рада их видеть, даже несмотря на то, как они расстались. - Почему вы не сказали мне? Я бы не пропустила такое и приехала бы раньше! - Морт стушевался, посмотрел на Эда, потом перевел взгляд на Алана, но понял, что отвечать ему: - Да, ты же знаешь, как Рик к тебе относится. Мы боялись, что вы опять - сначала любовь и все дела, а потом депрессия. Он же такой... - улыбка тут же слетела с губ Бриоль. Она даже рванулась вверх, чтоб встать и уйти, но Морт мягко, но настойчиво удержал ее. - Софи...
Девушка отвела взгляд, а после очень внимательно посмотрела на них и чуть ли не ледяным тоном сказала: - Если вы не рады меня видеть, то я могу уйти. То, что было между нами - не ваше дело. Мы с Риком все решили. Но, повторяюсь, я могу уйти.

*завтра я буду уже в Париже

+1

4

Пока Морт продолжал игнорировать моё дурное расположение духа, концертный зал забился людьми до отказа и воздух в нем стал угнетающе душным. Для старинного здания с расписными внутренними стенами и массой действительно интересных мне, как художнику, скульптур и арок плохая вентиляция – это мелкий недостаток, который можно простить и забыть сразу же после обнаружения. Если бы концерт проходил в любой из других дней, то я задержался в здании филармонии и заглянул во все те комнаты, в которые только разрешат. Обычно в таких местах очень много подсобок и гримерных, которые сохранили свой первозданный вид ещё со времен постройки, они наполнены действительно яркой атмосферой старины и массой интересных вещиц, которые так и возбуждают фантазию. Но сегодня меня мутит от запаха женских духов в концертном зале и от запаха осыпавшейся штукатурки в холле, мне не хватает воздуха везде кроме улицы или свободных комнат. Вытираю пот со лба и взглядом полным надежды хватаюсь за прожектора, которые притушили свет до минимума, будто вместе с режущей глаза яркостью исчезнет и духота. Надо глубже дышать и ватное ощущение в легких обязательно пройдет, на самом деле тут не так мало воздуха, как кажется мне, просто наркотик ещё остался где-то в глубине клеток и требует свое. Рука нащупывает в полумраке какой-то лист бумаги сложенный вдвое (наверное, программка), и я судорожно обмахиваю лицо.
Верчусь по сторонам и нахожу способ отвлечься от самого себя. Эд. Где носит его шрамированную задницу на этот раз? Не помню ни одной встречи, когда он пришел вовремя или не исчез быстрее чем все остальные решат, что пора расходиться. В определенных кругах парня даже прозвали Солнцем. Ведь он живет в своей вселенной и следует ритмам не похожим ни на чьи прочие. Эд появляется из неоткуда (из-за горизонта в том числе) и исчезает где-то в той же области в любой удобный ему момент. Сейчас он в лишний раз подтвердил свою репутацию. Для меня его очередное решение прийти когда вздумается, было поводом сорваться и высказать все, что накипело за последнее время. Что действительно бесило так это то, что он именно решал когда стоит объявиться, а не опаздывал. С пунктуальностью у парня все в порядке, а вот с головой нет. В прочем, как и у нас всех в компании, но сейчас я не хочу с этим мириться. Раздражает, что даже вылет самолета не заставит его шевелится, если он сам того не пожелает, проще будет уговорить пилота подождать. В жаркой атмосфере закипаю изнутри и даже без достаточного освещения выхватываю его приближающийся силуэт через пару рядов от нас.
- Морт, смотри, кто идет, - шепот, с которым обращаюсь к другу, скорее напоминает змеиное шипение, - Прямо таки рекорд: задержался меньше чем на полчаса. И вообще, куда он идет? Мы в другой стороне.
Комментируя происходящее, отказываюсь, подать знак Эду, который приведет друга на нужное место и за это берется Морт. Темнокожий мужчина машет рукой и остается не замеченным, а когда тоже понемногу закипает из-за отрешенности приятеля,  горой вырастает надо мной и другими зрителями, сидящими на низких креслах. Сползаю ещё ниже по стулу под тяжелыми взглядами реальной интеллигенции, которая пришла сюда ради высокого искусства. Пышная женщина по соседству даже начинает ворчать и требовать нас угомониться, я открываю рот, чтоб огрызнуться, но проглатываю звуки из-за того, что происходит дальше.
Не понимаю, какое действие следовало за каким, но вот мы здороваемся с Софи. И, по-моему, она - , даже, не галлюцинация. Не совсем адекватно функционирующий мозг в этот момент окончательно отключает приступ удушья и буквально человеческим голосом заявляет: «Парниша, все в порядке, это норма».
Повинуясь импульсу согласия со всеми аномальностями, преспокойным голосом обращаюсь к упавшей с неба подруге:
- Хорошо выглядишь, только у тебя ожерелье перекрутилось.
Я действительно ощущаю, что все происходящее входит в порядок вещей и только приближающиеся голоса Эда и администратора выводят меня из анабиозного равновесия. Все ещё сижу с отрешенным видом, но уже чувствую, как возвращаются затерявшиеся несколько недель назад эмоции, переживание за Соф, например, хоть и слабо выраженное.
- С тобой все в порядке? Ногами, руками можешь пошевелить?
Подаюсь вперед, чтоб помочь ей встать с колен Морта и тем самым оказываюсь вовлеченным в дальнейший разговор, а он ой какой неприятный. Могли бы не упоминать про Рика, ведь если девушка тут значит наверняка именно он её и позвал. Действительно было многое, но оно уже прошло, и поднимать осевший ил со дна нашего общего болота лучше не стоит.
- Вы хоть при Рикки не вспоминайте ничего подобного, - закатываю глаза, глядя на происходящее между нами и встаю следом за попыткой Софи сделать то же самое. Меня никто из друзей не успевает одернуть, но на самом деле этого и не стоит делать.
- Если уйдешь ты, то и я за тобой.
Руки в брючных карманах теребят ключи от номера, и я в остальном спокойный внешне, но взволнованный где-то в глубине, сверлю взглядом подругу. Если даже кому-то из нас было суждено, снова встретится с Софи в реальном, а не виртуальном мире, то этот случай упускать не стоит.

Отредактировано Alan Barnes (2014-06-03 04:10:22)

+1

5

Бриоль как чувствовала - приехать без приглашения - всегда плохая идея. Ее здесь видеть не особо то и хотели. А на что она рассчитывала, когда любимейший всеми Рикки, чуть не угробил себя после их расставания. И уже никто не вспомнит, что именно она его и вытащила из того состояния, впрочем, после повторного исчезновения ему опять стало плохо. Но уже не настолько, чтобы прыгать с крыши или резать вены. Это было совершенно не похоже на него. Даже тогда, в первый раз, согласились с этим все. Он был неземной и довольно странный, но жизнь он любил и утрата одного человека не должна была ввергнуть в пучину депрессии. Да и что он в ней нашел? Нет, этого не понимал никто, как и сама девушка. Может, все дело в том, что Рик раньше никогда не встречал шизофреничек?..
После нее у Рика было пару девушек, они не задерживались надолго, но могло показаться, что он выкинул сумасбродную француженку из головы. Вот только он продолжал писать для нее музыку, хоть больше и не говорил об этом никому. Но Софи знала, и уже даже не возмущалась, если разбуженная чередой смс, она качала песню, скинутую им или видео. И в каждой ноте она слышала его боль или радость. В каждом аккорде она читала себя. Вот только это была их тайна...
Пальчики коснулись украшения на шее, перевернули его немного. Жест выглядел слегка нервным, будто она решалась на что-то. Уйти? Остаться? Внутри бушевали костры смятения. Она хотела и не хотела одновременно. Наверное, это было довольно страшно - видеть как разгорается в ней буйство души.
Эд не вмешивавшийся в разговор, внезапно очень спокойно и даже как-то отстранено: - обойдемся без сцен. Мы же все друг друга любим, а херня случается. Потому, просто забудем. Тем более, Алан прав, мы не должны напоминать Рику. - Только после слов улыбнулся и подмигнул: - а ты ничего так приоделась. Прям гламурненько. - Наверное, парни видели девушку такой впервые. Обычно с ними она больше походила на подростка в период полового созревания - бунтующего и совершенно неадекватного, что проявлялось и в одежде. А сейчас прямо леди. Непривычно.
Морт вздулся горой, и грузно выдохнул. - Вы вообще рехнулись? Знаете же как Рику это все важно. - Морт относился к Рикки не как к другу, но как к брату. Именно он помог здоровяку доучится в школе, именно он после помог устроиться. После теракта, случившейся 11 сентября - Рик был единственной его семьей, а потому он очень болезненно относился ко всему, что происходило с парнем. Но при этом он не мог не любить Софи, потому что та также стала очень дорога и близка ему. Потому то ему иногда казалось, что лучше не позволять им встречаться, а общаться с каждым отдельно. Только еще оставался фактор Рика - от него невозможно было ничего утаить, он будто всегда знал, что от него что-то скрывают и потому спрашивал так, что ответ выдавал здоровяка с потрохами. - Софи никуда не пойдет и ты сиди. Придумали мне тут. Только давайте сегодня все же не угробим Рика, последние дни он был чрезмерно нервозен и впечатлителен. София, это он тебя позвал?
Девушка отрицательно покачала головой. - Отец привез газету из Нью Йорка, и когда я увидела, что о нем пишут, поняла, что не могу это пропустить. Думаете, он будет мне не рад?
Люди, которые сидели к нам довольно близко начали шикать, и всячески призывать к тишине. - Мне нужно покурить, да и разговаривать здесь не стоит. - До выхода Рика оставалось еще минут пятнадцать двадцать, а потому Софи решила, что ничего не потеряет. В этот раз Морт ее решил не удерживать, а потому пронырнув в один из черных ходов, девушка смогла быстро оказаться в курилке. Так уж получилось, что друзей Рикка успели запомнить еще на репетициях, которые они тоже посещали, а потому к ним относились почти так же, как и к выступающим - довольно дружелюбно.

+1

6

Иногда, кажется, что Морт не ведет дружескую беседу и не дает советов, а именно велит что-либо сделать. Слыша его громогласное «сядь» всегда мгновенно следую инстинкту самосохранения и делаю то, что сказали. Сейчас исключения не случилось. Даже когда друг использует какие-то более мягкие словестные обороты и искренне старается быть ненастойчивым мне все-равно хочется мгновенно выполнить все, что он скажет лишь бы остаться целым и невредимым. Очень странные ощущения, ведь, я знаю, что Морт – чуть ли не самый добродушней человек из знакомых мне. Гора мышц, нависающая над моим не маленьким ростом совершенно пропорциональна доброте душевной, но и настолько же пропитана грозностью. Именно последнее почему-то и заставляет испытывать лишнее опасение.
Выслушивая его речь, ловлю себя на том, что изменился лицом. Оно откровенно выражает готовность слушаться и повиноваться, а я обычно не позволяю частям теля сдавать все оставшиеся потроха. Быстро меняю гримасу на менее навязчивую и цепляюсь за слова, что говорит Софи. А она подает отличную идею. Почему же я сам де этого не додумался? Покурить и подышать свежим воздухом. Вот что мне нужно.
Подруга пускает в зал немного света через открытую дверь, ведущую в коридор, и я благодаря этому замечаю последнюю ступеньку, ведущую к выходу. Облегченно выдыхая, выскальзываю из зала следом за ней и окликаю:
- Соф, подожди. Я с тобой.
Замедляю шаг, когда оказываюсь на уровне с девушкой. Хочу сказать ей что-то, но так и не решаюсь. Мы молча спускаемся по лестнице от парадного входа к тротуару. Немного в стороне стоит урна для мусора, и мы подходим к ней. Снова думаю заговорить, спросить кое-что, но и в этот раз продолжаю молчать, хотя на сейчас поднимаю взгляд от туфлей к глазам Софи. Девушка смиряет меня взглядом, и я протягиваю ей пачку сигарет. Не знаю с собой ли у нее свои, и курит ли она такие крепкие, но продолжаю держать вытянутую руку.
Мне не привычно, что сейчас она выглядит выше меня. Да и когда мы одинакового роста тоже странно. Один в один. Я привык быть выше женщин, с которыми общаюсь. И, нет, ни в коем случае знакомые не проходят отбор, но так просто складывается. А Софи с её модельными данными и каблуками умудряется даже перегнать меня. Пожалуй, если к росту добавить тяжелый взгляд, то от меня можно было бы ожидать приблизительно такой же реакции, как с Мортом, но к Соф я чувствую другое. Жалость и понимание. Понимание жалости, понимание её, понимание себя. После особенного знакомства девушка одним свои присутствием будоражит все глубокое и темное, что залегло на дне меня. Её рассуждения и нередкие срывы кажется исходят и из меня, где-то внутри я способен также сойти с ума. Бриоль проявляет прозрачные стены и границы, в такие моменты они кажутся особенно тонкими.
Прикуриваю свою сигарету и делаю несколько затяжек.
Опять хочу что-то сказать, но желание молчать давит, как и прежде. Уже даже забываю, что именно должно было прозвучать. Медленно выпускаю дымок изо рта, уставившись тупым взглядом в высотку на противоположной стороне дороги. Окна, окна, окна, бетонные плиты.
- Как ты?
Наконец-то давным-давно прокуренный голос вырывается наружу. Он уходит в сторону того самого дома, что я всё ещё рассматриваю, но и до Софи долетает тоже. Говорю совсем не то, что нужно, но хотя бы не ляпаю лишнее.

+1

7

Ночной город - хоть небольшой и тихий, хоть огромный и яркий - привлекал ее больше, чем оживленный и чрезмерно шумный дневной. Ночью все казалось куда проникновенней и загадочней. Даже разговоры, произносимые под светом луны, или тех же фонарей, неоновых вывесок или лампы, получались куда интересней. Будто каждое слово, каждая фраза приобретала новый смысл. Вот и обыкновенный вопрос Алана словно выбивал почву из под ног. Ответить простое и ничего не значащее "хорошо" попросту не получилось бы. Но говорить более развернуто - тоже рисковать высказать не ту правду, которая нужна.
Угостившись сигаретой, Софи не спешит отвечать. Сначала делает несколько нервных вдохов. Приводит мысли в порядок, расставляет по полочкам, а после одним порывистым шагом оказывается рядом, обнимает без тени эротики, так обнимают сыновей или братьев. Так обнимают людей, которых очень любят. - Сейчас все слишком хорошо, чтобы можно было говорить об этом. - У нее уже очень давно не случалось срывов, у нее уже очень давно не случалось галлюцинаций, у нее уже очень давно все слишком ровно, как для ее образа жизни. И это почему-то пугало, и это настораживало. Должен был случится взрыв, который бы полностью уничтожил ее, как это бывало раньше. Не за этим ли взрывом и приехала сюда француженка?
- Думаешь, он будет не рад мне? - Задает самый тревожащий ее вопрос почти шепотом, но из-за того, как близко они стоят друг к другу, ничто не в силах помешать Алану услышать. Иногда объятия - это действительно единственное, что нужно. - Мы совсем недавно списывались, присылал очередную новую песню. Не знаю, откуда черпает вдохновение... наверное, у него появилась очередная барышня. Музыка была, знаешь, очень чистая, высокая, звенящая. В общем так пишут только те, кто безумно влюблен. Сама не знаю, зачем прилетела. Хотелось увидеть всех вас. Хотелось сказать ему, как я счастлива, что у него все складывается... - слова нервозны, как и затяжки, как и дыхание. - Не подумала, что он не сказал мне, потому что не хотел видеть. - Осознание этого как-то больно бьет по груди, сбивая дыхание еще сильней. Бриоль отпускает Алана и отступает на шаг. Заглядывает ему в глаза и понимает, что упускает из виду еще что-то важное, но вот что именно - теряется в бликах города.
- Может, мне и вправду лучше уйти? - Говорю пока о себе, потому как это слишком сильно волнует, но это не единственное, о чем мне хочется узнать. - Ведь важно не то, увидит он меня после или нет, а важно, что я была здесь. Как думаешь? Стоит ли? - Говорит и понимает, что Морт не скроет того, что видел ее здесь. Попросту не сможет, потому что Рик читает его, как раскрытую книгу.
Звуки музыки смешиваются с городским шумом, рождая нечто новое и не менее чарующее. Француженка вслушивается, будто впервые понимая, откуда берется музыка. Где рождается и где, в итоге, умирает. Это нечто невообразимое. Новое. Потому, положив ладонь на грудь Алану, где сердце, добавляет этому миру еще немножечко. Добавляет барабанов, которых так не хватает. Музыка жизни. - Ты слышишь ее? - Совершенно не впопад. И понимает, что ритм барабанов сбит. Что-то не так с Аланом. Он болен? - Помоги мне и я помогу тебе. - Самые искренние слова всегда рождаются из боли. И сейчас - боль это единственное, чего не хватает музыке и единственное, о чем поют барабаны его сердца.

+1

8

I'm so sick,
Infected with where I live
Let me live without this
Empty bliss,
Selfishness
I'm so sick
I'm so

Софи разрывает объятья и говорит, вертится по сторонам, разглядывая город. Скорее всего, он знаком ей также плохо, как и мне, вот только подруга открыто пытается его изучить и понять хотя бы частично, а я нет. Я не вижу ничего, кроме того, что высотка напротив слишком уж выбивается из ряда старинных кирпичных домов, кроме того, что асфальт загажен окурками, хоть мы и стоим в месте сосредоточения интеллигенции, кроме сумрака, который сгущается и давит на глаза. До сих пор скачет давление, хотя уже и немного, из-за этого сосредотачиваться на мире сложнее чем обычно, все плывет, будто я выбил бутылку пива – малость, но шумит. И если в этом состоянии думать о том, что происходит в реальности, то внимание упускает красоту и смысл бытия. Это ведь не то опьянение, которое начинается позже, только дальнейшая потеря трезвости может обострить ощущение прекрасного. Но мне это не грозит, скоро пульс и кровообращение успокоятся, это уже ощущается, особенно когда делаю очередную затяжку сигареты.
Я, вот, кину окурок в урну, ведь на мне костюм и маска идеального мальчика, а они так и должны делать. Потом пойду уверенной походкой в зал филармонии, притворюсь, что все происходящее вижу, как и остальные люди. Ещё постараюсь сделать так чтоб Рикки наверняка не заподозрил обман и не почувствовал, что в самом деле я не вижу ничего, что есть вокруг. Он не должен знать, что здания и фонари вдруг стали бессмыслицей. Про людей вообще лучше не думать. Единственные из них, кто вызывает у меня отклик – это именно компания друзей, собравшаяся под одной крышей. Они ощущаются неким теплом в пустоте, а значит все-же моя пустота не такая уж и бездонная. Хотя, кажется, я начал понимать это немного раньше.
- К сожалению, я не Рик чтоб знать за других… А в нем и сам черт ноги повыворачивает, - затихаю чтобы докурить первую сигарету и перевожу взгляд с улицы на Соф, цепляюсь вниманием за каждое её движение, но почти также бессмысленно, как до этого за город, - Мм, песня. Да. Я давно с ним нормально не общался, все как-то занят был. Без понятия, что у него сейчас в жизни происходит. Слушай, я не знаю, что там наш музыкант, но я точно рад тебя видеть. И уходить сейчас никакого смысла нет. Ты думаешь, кому-то лучше станет, если сейчас свалишь? Вот именно он узнает, что ты была тут, так пусть уже узнает, что произойдет, если останешься. Рушишь уйти – и я за тобой. Я соскучился по тебе и вообще не слишком рад тому, что тут происходит.
В момент последних слов ловлю себя на ощущение, будто взгляд становится осмысленнее и живее, тело становится немного легче, подвижнее. В это же время рука сама тянется за второй сигаретой. Прикуриваю ей и продолжаю диалог с Софи, иногда останавливаясь на паузы для новых затяжек и воспоминания куда я таки задевал ту песню о которой идет речи, ведь на самом деле трек не прослушан.
- Мне пришлось приложить усилия, чтобы оказаться здесь, хотя я хотел заняться своими проблемами. Прилететь было не так просто, но я знаю, что наша дружба нуждается в этом. Ok, он не выслал тебе приглашение, но он не стал скрывать от тебя своего выступления. Морт знал о концерте за несколько месяцев и мог спокойно ляпнуть тебе, Рикки знал и не просил молчать.  Я не знаю, что за херь в итоге произошла и почему, но уж точно это не значит, что надо сбежать.
Странное осознание, что девушке удалось втянуть меня в активный диалог, совсем недавно казалось, что из меня столько слов не вырвется. В эмоциональном порыве даже сигарета истлела быстрее обычного, но тепло так и не разрослось, осталось только рядом с друзьями. Я впервые за все время отвел взгляд от Бриоль и понял, что мир все такой же не четкий и чужой. Именно аутизм в осознании происходящего и мешал мне понять следующий вопрос француженки. Я привыкший к её странным эмоциональным вопросам чуть ли не впервые не смог прочувствовать, где искать ответ. Не было импульса, который подскажет о чем загадка. Именно по этому я сказал то, что на самом деле должен был:
- Да, слышу, - интонация вышла реалистично живой и даже задумчивой, будто действительно слушаю нечто, но на самом деле я слушал ничто и думал только о том как выцепить хотя бы один необычный шорох. Если бы не пришлось услышать следующую реплику Соф, то моя убедительность наверняка осталась на высоте, а так мне пришлось тыкать пальцем в небо вариантов, которые должны были стать взаимопомощью. А небо отскакивало от пальца, как от магнита с идентичным полем, заставляло говорить нечто неопределенное. Например: - Я всегда рад помочь тебе безвозмездно.
На то мы и друзья.
И если нужно что-то сделать -  не проблема. Что угодно. Только оставьте мне право оставить некоторые жизненные проблемы при себе, раз уж однажды помощь показалась лишней.

Отредактировано Alan Barnes (2014-07-07 17:55:13)

+1

9

Даже если все делать правильно, есть шанс ошибиться. Хотя нет, особенно, если делать все правильно, велик шанс, что в какой-то момент придет понимание, что все совсем не так. Ты преследуешь совершенно неправильные цели, делаешь так, как понятно именно тебе, но это уже давным давно устарело и как-то иначе было бы куда лучше. Вот только ты так закрепил в своем сознании, как правильно, что устарел и более не сможешь догнать прогресс. Да, каждый человек - это маленькая машинка зла, в которой ехидный злой голосок вечно то плачет, то смеется и выбирает, выбирает, выбирает... не правильно. Так и ты в какой-то момент становишься слишком не правильным. Да таким, что уж легче отступить назад, замереть и пустить пулю в рот.
Твои мозги, размажутся по стене. Твой маленький дьявол искупит все грехи. Ты наконец-то станешь константой, которой не нужно выбирать, и которая больше не ошибется. Ты выиграл Джек Пот. Поздравляю! Запускай свою машинку смерти, нажимай на курок.
- Мы заигрались в игры, и это так прискорбно, что мне почти жаль. - Взгляд не находит пистолета, а потому приходится стрелять словами. Когда она говорит "мы", подразумевает себя и Алана, когда она желает смерти, она думает лишь об Алане. Если помнить лишь этот миг, то только о нем. Исключительно о том маленьком злобном карлике, что затаился внутри у ее друга и пытается внушить ему, что момент пришел.
А пистолета нет, и это - к лучшему.
Софи почти просит прощение за подобный промах, но говорит без упоминания о смерти: - Морт никогда мне не простит. Рикки никогда меня не забудет. Вот только это не поможет. Ни им, ни мне. - Француженка не отступает, ее злой гений жаждет расплаты, он хочет проникнуть в голову к Алану и поковыряться в его мыслях, запытать до рвоты его внутреннего злодея. - Проблемы. Проблем, которых нельзя решить не существует, если они не решаемы, то это уже не проблемы. Это уже ампутация конечностей. Но даже с этим можно жить. - Почему-то девушка кажется озабоченной этой непонятной злобой на себя или все же Алана? Вот только что же так сильно разозлило ее?
- Хватит ходить по кругу, он уже замкнулся, почему не превратить его в спираль и не выйти на финишную прямую? Что гложет тебя... - "Гилберт Грейп, что тебя гложет?"
И если бы ее чувства смогла вобрать в себя песня, это несомненно была бы песня Scorpions, которая еще способна очеловечить даже самого злого и эгоистичного карлика - Humanity. Вот только они не волны, они не способны звучать. Только существовать монолитами - постаментами самих себя. Лучшими из лучших, и после, в одночасье, становясь худшими из худших.
- Не ставь стен, они так больно бьют окружающих, разрушаясь. Зачем самолично причинять еще большей боли? - И только теперь Софи отступает на пару шагов назад, словно пытаясь затеряться в тени, но город горит, он не скроет ее глаз, отражаясь своим пламенем в них. А, может, это у нее внутри что-то горит, освещая город?
Алан, а ты горишь? Или уже давно тлеешь? А ты еще способен усмирять себя внутреннего, чтоб позволить кому-то проникнуть в твой мир и не потеряться в закоулках твоих мыслей?
А ты еще горишь? Горишь? Или нам давно пора искать этот чертов пистолет?..

+1

10

У меня было достаточно времени чтобы найти пистолет. В дни, проведенные наедине с собой я мог не только воспользоваться огнестрельным оружием, но и выбрать более простой способ. Немного, якобы случайно переборщить с героином. Увеличить дозу и отправится в забвение навсегда, проще некуда. Но вопрос состоял совсем в другом. Мне было важно не как умереть, а как жить дальше. Именно эта делима выворачивала на изнанку, она сбивала с толку тошнило ли меня из-за ломки или из-за нее лично. Причем не было необходимости искать причину остаться в живых, нужно было всего-то разобраться как именно поступать дальше. Никому не стоило беспокоится за меня в целом, а о том, что я наложу на себя руки и думать то абсурдно.
Снится сон с Аланом суицидником в главной роли? Этот сон полная дурь. Он может говорить только о том, что спящему стоит перестать верить в дурость. Я никогда не умру по собственному желанию. По глупости, да. Из-за случайности, да. Даже в пьяной драке могу. Но это никогда не будет моим личным выбором.
Мне неясно какие мысли таились в голове Софи, непонятно и из-за чего они такие там берутся, я абсолютно растерялся из-за того, что она повышает тон и давит на напором. У меня широко открылись глаза и чуть ли не рот, пока впитывал каждое её слово. С каждой секундой ощущение того, что я - грязная губка для мытья посуды нарастало все больше. Мною вытерли ещё более мерзкие помои чем обычно, но не чувствовалось отвращения. Скорее впервые за долгое время в мире проявилась органичность: вот, что должно происходить на самом деле, все-таки могут в реальности связываться причины и следствия. Любопытно в чем именно обвиняет меня Соф, но кто-то должен был обвинить хоть в чем-то.
Выслушиваю подругу до самой глубины слов не перебивая, тщательно пережёвываю каждый звук, который она выплевывает. Заговорить смею только когда окончательно замолкает и сверлит меня строгим вопросительным взглядом.
- Как твои проблемы могут быть связанны с моими?
Звучит слишком грубо, пожалуй. Это не должно было иметь смысла вроде: «какое тебе дело до меня?» или «и это все что ты от мен хотела?». Не в коем случае. Моя фраза имела один смысл: «я все ещё готов тебе помочь, если это возможно и если это не заденет мои проблемы». В ленивой попытке поправить ситуацию выпускаю из себя ещё одну фразу. Но и она звучит как-то двусмысленно:
- Что ты думаешь о том, что мы просто должны чувствовать боль такой, какая она есть?
Теперь уже я смотрю на Софи с явным вопросом в глазах, выпускаю дым из легких и переминаюсь с ноги на ногу. Должно быть я обязан добавить следующее:
- По крайней мере, мне это было нужно.
Собственный голос стихает, когда смотрю на наручные часы. Тихо, ненавязчиво говорю:
- Рик должен уже выступать. Как-то мы долго с тобой тут стоим.
Желая уйти от темы радуюсь необходимости вернуться в зал. Теперь уже духота не столько волнует, сколько то напряжение, которое воцарилось между нами. Беру француженку за руку и веду за собой обратно в помещение. Не давая ей остановится, мешая связать слишком уж веские аргументы. Буквально заталкиваю её в темный зал и к своему счастью обнаруживаю, что выход Рика ещё впереди. Нахватало столько уговаривать себя приехать в филармонию и пропустить единственное зачем тут оказался.

+1

11

Порой эти разговоры "ни о чем" со смыслом "обо всем" доставляли неописуемое удовлетворение. Как будто ты пришел в гости к дальним родственникам, которых и не помнишь только, а они с порога вручили тебе большое и самое любимое мороженное, и пока ты сидишь где-нибудь в гостиной его кушаешь, они тихо разговаривая на какие-то свои привычные темы, не обращают на тебя внимания, не смущая и не заставляя чувствовать себя не в своей тарелке. Вот так и здесь - они даль друг друг вкусность и теперь разбрелись по углам, чтоб ее съесть и переварить собственные слова, пытаясь найти хоть толику смысла в этих разговорах и обвинениях. Возможно, они обвиняли друг друга лишь в том, что соскучились. Не стоит терять друг друга на слишком долгое время. Вот и вся мораль. - Это помогает, если только боль уходит насовсем. Вот моя не уходит, чтобы я не делала. Может, нужно о ней кому-нибудь рассказать? - Мы не говорим загадками, и это прямой текст - кто-нибудь, это не обязательно Софи, но человек, который поддержит и поймет. Или хотя бы сделает вид, что понял.
Только молчи при Рикке, от него может стать легче, а может заразить весь организм так, что не очнешься и через многие-многие дни. А, может, при нем как раз таки и стоит открыться?
Алан хочет вернуться и Софи не видит причин, зачем им стоит оставаться здесь. Времени прошло достаточно, чтобы Эд смог усмирить порывы Морта к попытке отгородить друг т друга неудачных любовников, которые навсегда останутся открытыми ранами друг друга. Даже через сотни лет Софи будет вспоминать о Рике с нежностью, даже через тысячи километров, Рик будет чувствовать, что столкнувшись взглядом единожды, он больше не сможет забыть эти глаза. Только не их. Но у них больше нет пути назад - это случилось и теперь оно либо так и останется - болью и наслаждением в одном флаконе, либо притянет их друг к другу вновь. К сожалению, второго раза они могут не пережить.
Друзья теряются в темноте зала. Выступает пока еще не Рикки, но еще пара минут и они смогут увидеть именно его. Компания рассаживается, каждый погружен в свои мысли, и только у Эда они более чем радужные. Наверное, не стоит добавлять в общий эмоциональный фон проблем, но так уж получается. Их не скрыть.
Но настроение понемногу выравнивается, поддаваясь общему настроению зала. Музыка завораживает, увлекает за собой. А когда на сцене появляется Рикки со своими неземными мотивами, сознание улетает будто в другое пространство - блуждает там, вырисовывая какие-то сюжеты для уже случившегося и для никогда не произошедшего. Софи больше не существовало, как и никого в этом зале. Вместо них - лишь море эмоций, лавина, которая двигалась на мэтра.
Когда закончилась музыка, Бриоль поняла, что больше не узнает Рика. Он стал будто каким-то совершенно незнакомым и чужим, но не менее притягательным, чем раньше. Зал взорвался аплодисментами. Софи же пребывала в неописуемом восторге, слышимые ранее композиции в огромном зале звучали как-то иначе, более глубоко и проникновенно. Девушка не могла подумать, что именно она стала музой для подобного.
...
Концерт закончился, одни пошли брать автографы, другие дарить цветы, третьи предлагать студийные записи или работу, а компания так и осталась сидеть на задних рядах ожидая, когда все стихнет и они останутся одни. После - ночь празднования дебюта и разговоры. Скорее всего напьются и начнут вспоминать былое. О как же раньше было хорошо, а теперь... что же теперь? Теперь становится все еще лучше, ведь каждый находит свой путь в жизни и, главное, что эти пути идут рядом, а не разводят их по разным сторонам земли.
- Чтож, котятки, у нас вообще есть план? Или мы просто поздравляем нашего мальчика и пьем в его честь? - Софи хотелось, чтобы праздник не прекращался, раз уж они выбрались и повстречали друг друга. Они просто непременно должны замутить гулянку, чтобы завидовал весь мир, а газеты еще неделю не умолкали.

+1

12

- У кого-то есть идеи получше чем у Софи? – Эд вопросительно уставился на меня и Морта. Темнокожий друг развел руками и скорчил мучительно-задумчивою гримасу. Он честно пытался предложить что-то свое, но, видимо, оставался совершенно безыдейным, я же даже не старался искать какие-то альтернативные варианты развития вечера, а только молча покачал головой в знак того, что меня все устраивает. Нет желания что-то выбирать и придумывать, меня вполне устраивает мертвым грузом плыть по течению. Сегодняшняя река выглядит вполне безопасно и кажется не выведет к острым порогам или смертельно высоким водопадам.
- А, вот, и наш красавчик идет, - включился Морт и показал в сторону Рика, который уже пробирался сквозь опустевшие ряды к нам, когда музыкант подошел совсем близко, друг похлопал его по плечу и обнял, - Поздравляю, ты крут!
Вслед за Мртом оживился и Эд, тоже передал свои поздравления и какой-то сверток, который назвал подарком.
- Откроешь его сегодня, но не здесь, - парень подмигнул пианисту и хитро улыбнулся.
- Эд, что за лисьи секреты? – наконец-то я смог выдавить из себя долю участия чтобы выглядеть задумчивым, но не более. С приходом Рика я заметил, что на моем лице мгновенно появилась легкая улыбочка, но её не вызвала радость от того, что впервые за долгое время состоялась встреча со старым другом, нет, она была нужна только для того чтобы подчеркнуть образ «все как всегда».
- Как вам выступление? - голос музыканта прозвучал привычно мягко, так будто Рикки лезет в душу всем своим естеством. Не странно, что и его музыка всегда пробиралась в самые глубокие закутки сознания, далеко пойдет черт. Далеко и на долго… интересно с ним уже заключили контракт о котором он рассказывал с месяц назад.
Первым из компании на вопрос ответил я, не желая ждать следующих вопросов мужчины, которые окажутся обязательно куда более каверзными.
- Ты, как всегда в своем репертуаре, народ просто прилип к тебе взглядами и вниманием. Держи вдохновение при себе и не отпускай, твой талант оценивают по достоинству.
Рик посмотрел на меня с расчувствованым видом, когда Эд с Мортом уже принялись отпускать шуточки.
- Ну загнул, - хором сказали они и один из мужчин получил от меня дружеский толчек в плече.
- Что-о, придурки?
- Не ценят они тебя, - сквозь смех пошутил Рик и сгреб в объятья меня и Софи, -  Я рад вас видеть. Вы вместе приехали?
Мы с девушкой открыли рты чтобы ответить, но Эд мгновенно нас перебил:
- Ответите, когда мы уже будем в баре. Я заказал такси и последний столик в «Наутилусе», - он помахал светящимся экраном мобильного телефона, - И водитель уже в нескольких кварталах от филармонии, -  мужчина направился к выходу и прежде чем выйти из зала кинул нам последнюю фразу, - Не вошкайтесь, я жду внизу.
- Ну, что идем, народ? Че стоять то? – Морт тоже выразил нетерпение поскорее выбраться из душной филармонии побыстрее и махнул рукой в сторону выхода. Как хорошо я их понимаю. В старинном здании все хорошо, но воздуха не хватает, странно, как исполнителям хватает кислорода для выступлений.

+1

13

Утопия - ТОЛ
Если бы сейчас кто-то решил спросить у Софи, что она забыла рядом с компанией этих фриков, она бы растерялась и не смога даже придумать достойного ответа. Бриоль была словно вне этого пространства. Говорила, улыбалась, смотрела, но была кое-чем посторонним. Просто казаться живой, настоящей, родной и знакомой, но сложно быть ею, той девочкой, которую так хочется прижать к себе и пообещать, что мир больше никогда не вмешается в их жизнь. Вмешается, растопчем все надежды, а после еще весело похихикает над планами. Потому француженка не обольщалась и не давала больше времени, чем минуты одной ночи. Чем больше они будут находится рядом, тем сильнее иллюзия охватит их рассудок и в итоге все развалится карточным домиком на ветру. В итоге не останется ничего, помимо неудовлетворенности и пустоты.
Рикки был неимоверно вдохновен и, казалось, питался еще теми чувствами, которые получил на концерте, потому не замечал фона, который излучали его друзья. Эд как обычно принес некую интригу в развитие дальнейшего - подарок, конечно же, все подумали, что там наркота. Это же был Эд, от него почему-то никто никогда не ждал ничего адекватного. Странности и только.
Были объятия, запах Рика кружил голову, и ноги вот-вот собирались подкосится, но вот он уже отстранился и минутная слабость прошла. Она молчала, но глаза говорили: "как же я скучала", но губы улыбались: "ты как всегда неподражаем", но движения выдавали тот отчаянный и совершенно бессмысленный порыв - быть рядом.
Она ломала себя каждый раз, когда была рядом с ним. Он собирал ее по частям, каждый раз, когда прикасался к этому тонкому изломанному стану. Им было бы хорошо вместе, но они уже слишком давно отказались от этой глупой затеи. Отказались и пообещали друг другу быть лишь друзьями. Черта дружбы под флером нежности, под отчаянным желанием быть еще ближе... дружба, которой просто не должно было случится.
- Нет, я свалилась с неба. - Слова, произнесенные с улыбкой отдавали нежностью. Она не собиралась рассказывать об их разговоре или вспоминать о плохом. Казалось, он даже ни на миг не удивился ее здесь увидеть. "Неужели я становлюсь такой предсказуемой?" Но даже эта мысли заставляла ее улыбаться и только. - В прямом смысле, - улыбнувшись еще шире, указывает на балкон, с которого свалилась на Морта. - Чуть не пришибла нашего бугая, впрочем, повезло, что не на Эда, а то он бы точно сломался под весом моих косточек. - Рикки воспринял шутку так, как Софи того и хотела - расхохотался, чем вывел ее из некоего ступора. Она перестала быть кроликом рядом с коброй, и отпустила свою внутреннюю кобру, не превращая Рика в пушистого зверька. Преграда, которую неосознанно, но основательно они выстроили в одночасье рухнула. Они должны, они смогут быть друзьями после всего...

В машине как раз таки и началось безудержное веселье. Выпивка, шумные поздравления и шутки. Казалось, что времени, которое они провели в различных частях мира, попросту не существовало, а они виделись буквально пару дней назад. Чувство веселости и расслабленности обволакивало их с головою. Даже подозрительный Морт, который переживал, как бы Софи с Риком вновь не начали трепать друг другу нервы, успокоился, увидев, что парочка ведет себя исключительно по-дружески. Шампанское, шампанское и шампанское. Софи украдкой поглядывала на Алана, но ничего не говорила, недавний разговор все еще терзал ее и девушка не могла понять - из-за какой-то проблемы Алана или все же из-за своей встречи с Рикки.

"Наутилус" сверкал иллюминацией и гремел музыкой, компания втекла в заведение и казалось на миг растворилась в происходящем, но уже через миг услужливый официант подошел к ним и проводил в зарезервированному столику. Принесли меню, но компания туда даже не посмотрела, заказала, что обычно - т.е. много алкоголя и закуску. Первый тост в заведении, конечно же, был за Рика. Софи чувствовала, что это просто безумно прекрасное время, время, когда они могут быть откровенными и честными. - За успех Рика!!! - Прорычал Морт, а сам виновник торжества смущенно добавил: - И за вас, за то, что мы нашлись... - казалось, это было сказано именно о Софи, которой в общем-то и не должно было быть здесь.

+1

14

- За Рика! – подхватываю я слова Морта и встаю чтоб поднят бокал виски.
- И за нас! – поддерживает сам Рикки, тоже подымаясь и занося над столом свой бокал. Компания один за другим подтягивается и раздается звонкий цокот соприкоснувшегося стекла. В этот момент становится понятно, что мы точно уж не зря все встретились. Мне кажется, что об этом сейчас думаю не один я, лица друзей такие родные и спокойные подсказываю, что сейчас все действительно не так плохо. Проблемы, конечно, остались, но где-то в стороне на время отгороженные невидимой, но крепкой стеной взаимопонимания. Зыбкое ощущение спокойствия окутывает и обещает, что пока оно не посыплется и не развеется. Все-же все усилия, приложенные для того чтобы выйти из отеля делались не зря. Терапия, которая на деле больше смахивает не на самолечение, а на добровольную пытку все-таки опять оказалась действенной и скоро должен начаться новый виток времени, на котором будет можно найти силы и решения имеющихся проблем. Это не мгновенное «выздоровление», а плавное осознание того, что опустевшее нутро начинает подпитываться от приятной обстановки. Я до сих пор чувствую себя болезненно физически и морально, но возможность отвлечься улучшает ход событий.
«Наутилус» наполнен праздными гомонящими людьми, в основном все из них выглядят чужими, но парочка столиков занята людьми, лица которых уже мелькали сегодня в филармонии, кажется, кто-то из них тоже выступал, как и Рик. Смех и обрывки фраз переплетается с блюз-роком, а мягкий немного приглушенный свет будто пытается успокоить приподнято-веселых гостей. Элит-бар стал местом для шумных компаний ценителей качественно проведенного досуга, но любищих жизнь. Изначальная задумка привлечь чопорно-омертвелых бизнесменов, тихо посасывающих коньяк, так и не осуществилось. Новомодное заведение облюбовала молодежь, шумная и непоседливая, которая создала контраст спокойному лофтовому дизайну и большим аквариумам. Именно этот элемент настоящей жизни и сделал бар действительно достойным посещения. Мы с парнями оказались в «Наутилусе» в третий раз с момента его открытия, приблизительно за год. Пересекаясь несколько раз в «LA» мы отправлялись сюда, первый раз случайно, а дальше уже намеренно. Не странно почему Эд в этот раз выбрал именно его. Хорошее место для дружеских посиделок, приличное (ведь мы сегодня все в спеси, под прикрытием интеллигентных людей), но не ставшее чопорным.
- Как вы поживаете, друзья? - интересуется Рик, закусывая выпитое. Морт положительно кивает скрестив на груди руки, мол: «У меня все хорошо, ты знаешь» -, а мы с Эдом в это время только садимся обратно на деревянную скамью.
- Я рад нашей встрече, - спешу улизнуть от более глубокого ответа и поудобнее располагаюсь на скамье. Мимо снуют официанты, которые навязчиво наблюдают за тем не надо ли убрать что-то со столика или предложить ещё что. Сейчас это немного напрягает, но после пары-тройки тостов обслуживающий персонал станет заметным не более чем предметы мебели, болтовня и градус затянут. – А сам то как? – возвращаюсь всем вниманием к другу, - Где пропадал в последнее время?
Прежде чем я на время потерял интерес к какому-либо общению Рикки и сам исчез где-то, видимо затерявшись в свои проблемах и вдохновениях.
Друг отвечает что-то на мой вопрос, отвлекаясь на закуски. Не смотря на свой талант и самоуверенность парень все-таки всегда нервничал перед подобного рода концертами и перед этим не находил лишнего времени на еду и отдых. Через пару минут он подтверждает мои размышления, вытягивая с блюда креветку покрупнее и рассказывая об этом, а потом пронзительно смотрит на нашу подругу.
- Софи? – его голос звучит мягко, -А ты как, Софи?
Мы все знаем, что внутри девушки бурлит темнота нередка закипая. Её срывы не возможно совсем не замечать, да и в спокойное время глаза француженки будто бы сами говорят с тобой, выдавая неспокойную правду. Но в отличие от нас всех Рик знает немного больше правды. Может он это только чувствует, мы, то тоже в основном полагаемся на предчувствия, но его эмпатия куда более ясная. Сейчас музыкант смотрит на европейку так будто хочет обнять, будто уже и обнял одним взглядом.

+1

15

Настроение меняется в зависимости от атмосферы. Только если ничего не расстраивает, только если ничего не вводит в некий ступор, только если ничего не злит. Настроение в баре было самым что ни на есть располагающим, потому Софи пыталась не прислушиваться к себе, а жить чужими эмоциями и настроением. Чувство радости и вседозволенности, подкрепляемое выпивкой будоражило кровь. Все бурлило и кипело, переворачивалось, желало выплеска. Яркость, звук, ощущения - это то, чем она жила в этот момент - неким стремлением к полному растворению и, кажется, ей это почти удалось.
Все о чем-то разговаривали, делились своими впечатлениями, рассказывали о жизни, которая протекала вне их редких встреч. Табу было наложена на все плохое, потому даже если и случались какие-то неприятности - о них молчали. Их не существовало сегодня, к ним можно будет вернуться лишь завтра, так и то, после завтрака, ближе к обеду. Ее это устраивало, как и всех. То ли музыка так умиротворенно подействовала, то ли все чувствовали, что о плохом сегодня попросту не стоит. Нужно быть счастливым в те моменты, когда можешь.
Внезапно Бриоль слышит свое имя, оборачивается на слова Рикки, который сидит в нескольких сантиметрах от нее. Такой близкий и родной. В какой-то миг даже кажется, будто и не было расставания, все как и прежде - они доверяют друг другу, верят друг в друга и живут, в странном сплетении выстраивая какую-то свою линию жизни, отделяя кусочек вселенной для себя. - Да? - Переспрашивает, в первые секунды не понимая, что он спрашивал. Потом только сам вопрос немного отрезвляет. Нет, если уж он спрашивает как ее дела, значит все уже закончилось, все так давно закончилось... и это тяжело. Легкая тень воспоминаний отражается на ее лице, но в тот же миг сменяется улыбкой: - Я здесь, я здорова, конечно, у меня все хорошо! - И в данный момент времени - это было правдой. Возможно завтра она бы и сказала, как порой бывает отстойно быть собою, но сейчас даже отдаленной мысли об этом не было в ее голове.
Девушка взяла его ладонь и прислонила тыльной стороной к своей щеке: - чувствуешь? - Улыбка заиграла на ее устах, даже глаза загорелись каким-то особенным огоньком: - я такая же, как и раньше. - На этом минутка воспоминаний так же стремительно закончилась, как и началась. Бриоль вскочила с места и громко заявила: - А давайте играть в "слабо"? - Ее игривое настроение передалось, казалось, всем, потому никаких возражений не последовало. А играть мы будем так - кому слабо, тот кладет сотку на стол, кому нет - выполняет задание, в конце все деньги достанутся тому, кто меньше всего пасовал. - Глаза хищно сверкнули, она посмотрела на Морта и указав на парня у барной стойки, одиноко попивающий свой коктейль, сказала: - Слабо поцеловать его с языком? - Мужчина молча достал сотку и положил на стол. Девушка знала, что кто-кто а он уж точно даже на слабо не поведется на подобное. Наступила его очередь, потому он решил отыграться: - А тебе слабо пойти и станцевать у тех парней на столе? - Софи приподнимает бровь и спрашивает лишь об одном: - В платье или без? - Эд начинает смеяться, он то знает, что таким на слабо меня не возьмешь. Очень редкие вещи Софи не сделает на спор. И эти действия будут касаться лишь одного - Рика. Рикки же выглядит весьма спокойным и даже заинтересованным. Он знает, что потом будет очередь его, он будет задавать, потому сейчас уже начинает думать над заданием. Морт пожимает плечами и говорит: - раз это первое, для разогрева можешь идти в платье. - Софи шуточно кланяется и подобрав полы платья, решительным шагом направилась к столу незнакомцев. Что происходило дальше не поддавалось никакому нормальному объяснению. Улыбнувшись, Софи шепнула одному парню, что им заказали танец. Без уточнений или лишних комментариев, легко забралась на стол и начала танцевать.
Внутри у Рика что-то всколыхнулось всего на миг, он помнил, как совсем недавно так она танцевала лишь для него. А теперь это все спор. А теперь это шутка. Но он даже не попытался снять ее со стола, лишь подошел ближе, на всякий случай, парни казались разгоряченными.

0

16

Улыбка ещё шире расползается по лицу, когда Морт сравнивает взглядом мужика с барной стойкой. Я закидываю локти на спинку лавки всецело приготовившись наслаждаться зрелищем, но друг брезгливо кидает сотку на стол в знак того, что его принципы не капли не изменились за последнее время. Призадумываюсь, а смог бы я сделать это, но так и не нахожу однозначного ответа, это событие проскочило хоть и близко, но мимо меня. Делаю глоток виски пока друг придумывает месть для Софи и услышав его требование не сдерживаю смеха. Подбадривающе хлопаю девушке и внимательно слежу за тем, как она сначала движется к столу, а потом грациозно взбирается на него. Рик берется контролировать ситуацию, что мы с Эдом замечем мгновенно и переглядываемся давая друг другу понять, что сделали это одновременно. Шелковая ткань женского платья скользит по столу иногда задевая самих парней, они выглядят самодовольными, а цвет их лиц меняется на куда более румяный. Им бы пришлось ещё долго пить свое пиво чтобы вот так повеселеть и раскраснеться. Один из них присвистывает, когда Соф начинает игриво приподнимать юбку, он становится более оживленным, когда юбка доходит до колен и машет рукой чтоб девушка не останавливалась, но ткань дразняще падает вниз, скользит по светлой коже француженки и снова скрывает её тонкие прелести от незнакомцев. Я же наблюдаю за её танцем, но не выпускаю из вида и той части зала, что в моем поле зрения. Вот менеджер вышла из комнаты для персонала и направилась к столу счастливчиков, я неохотно, но быстро встаю с насиженного места и через несколько секунд уже преграждаю дорогу женщине.
- Все в порядке, сейчас все прекратится, - убедительно киваю, глядя в глаза администратору, а чтобы наверняка прибавить серьезности словам просовываю ей купюру покрупнее. Это мой ход чтобы веселье не прекращалось так быстро, но он не освобождает от выполнения пожеланий внутри игры. Более того он только говорит о том, что я жду своей очереди.
Работница ресторана строго просит вести себя, как подобает, но кивает мне в ответ и уходит. С этой минуты её глаза закрыты, платы наверняка хватит не на одну шалость, так что у нас есть время. Довольный я возвращаюсь за столик.
- Что-то произошло? – спрашивает Эд, которого увлекло мое маленькое исчезновения.
- Все в порядке, - киваю и ему уже не добавляя, что что-то там должно прекратиться, да и во взятках друг не нуждается чтобы верить мне. Он улыбается и тоже кивает мне в ответ. Какие все сегодня согласные, посмотрим долго ли это продолжится в ходе игры.
В мимолетной суете танец подруги подходит к концу, я вижу, как Рик протягивает ей руку, чтобы помочь сойти на пол, а потом он не ждет ответного жеста и приобнимет её за ноги, так и снимает со стола, также несет к нашему столику. Счастливчики же выглядят огорчёнными тем, что их разделили с дивой, но один из них все-равно шлет Соф воздушный поцелуй и что-то шепчет, нечто теряющееся в гуле бара. Рик неловко хихикает, опуская девушку на пол, в это же время Морт высказывает ей свое одобрение, а мы с Эдом снова хлопаем кидая на воздух слова поддержки.
- И кто следующая жертва? – озираясь по сторонам спрашивает Рикки и допивает свое виски до дна, я следую его примеру – допиваю напиток.
К этому времени зал больше не увлекает экстравагантная девушка в синем, все снова возвращаются к своим напиткам и беседам всецело. Людям надо не много времени чтобы то, что их полностью занимало вдруг стало мутным воспоминанием. У меня не вызовет удивления и тот факт, кто для многих произошедшее наверняка так и не стало четким моментом реальности, оно сразу воспринималось на уровне мимо проходящего, чужого, недосягаемого. Будто бы и не они смотрят, будто бы в это верить нельзя. Кстати знакомое чувство, я с ним долго не расставался до вот этого, нашего очередного дружеского сабантуя.

+1

17

Хорошо все-таки, что они остались друзьями. Или не остались, но их больше не сдерживает чувство собственичества и ревности. Они как и прежде - любят друг друга, но больше не делают попыток поставить клеймо, посадить на цепь и устроить сцену. Они и раньше любили играть на публику, а теперь не скрепляемые никакими обязательствами так тем более. Кричали каждым жестом, каждым взглядом - что между ними ничего не закончилось и закончится ли? Вот только быть не вместе, им все же лучше. Так спокойней - всем.
Софи танцевала и делала все, чтобы вывести Рика из себя, чтобы он сорвался и врезал любому, кто на нее смотрит. Она хотела поиграть в ту забавную, но мучительную для них обоих игру, которая так часто случалась раньше. Вот только Рик понял это даже раньше, чем она смогла сама осознать, а потому не поддался на соблазн. Она - главное его мучение. Она - главное его желание. И на этот раз он готов сдержаться. Он уже давно готовился к новой встрече и сейчас мог сдержать удары и вызовы, пока еще мог.
Когда танец надоедает и ей, и ему, а происходит это почти одновременно - Рикки уносит не свою девушку обратно к компании. Им навсегда суждено остаться друзьями, как бы сильно они не хотели быть вместе. Отношения, обреченные на провал. Чувства, обреченные на забвение...
Покончив со своим заданием, Софи продолжила пить, словно пытаясь забыть прикосновения, Рика, словно они могли все еще разбудить в ней остаток чувств, чего она слишком уж опасалась. Потому была весьма рада, когда Рикки решил продолжить игру, а не дожидаться, когда кто-то сыграет с ним.
Он мог попытаться ее вернуть и она бы даже согласилась, но все бы повторилось опять - любой ее срыв или пропажа для него служили бы катализатором к новым глубоким страданиям. А порой для счастья хватает такого маленького, но стабильного мира. Не задевать чужих чувств и не вспоминать прошлое.
Чувствовал ли Рикки тоже самое, что и Софи? Хотел ли того же? Они этого не узнают, потому что попросту не попытаются ничего изменить. Никому не нужно лишних драм. Да и Морт внимательно следил за ситуаций, только бы не допустить ничего лишнего. Впрочем, он бы все равно не смог остановить химии между ними, если бы она случилась.
Парень обвел взглядом друзей, а после сделал предложение, от которого нельзя было отказаться. Указав на соседний столик, где сидело две парочки, он произнес свое задание: - Ваши задачи, Эд и Алан очень просты - подходите к столику с парочками и берете номер телефона у девушек. Главное - нельзя говорить, что это на спор. Кто быстрее выполнит, или кто вообще сможет, тот победитель, а проигравшему заказываем вне очереди. Для меня задание можете придумать вместе. Годится? Но если вам слабоооо?..- Эд залпом выпил свое пойло и задорно поставив стакан, ответил: - Без проблем! Я выиграю, вот увидите! У Ала нет шансов! - У Алана не было возможности отказаться - задание выглядело очень простым, только за исключением того, что парни выглядели уж очень агрессивно, а девушки была красотками. Повезет ли им? А, может, игра на этом и закончится?

+1

18

Не только Морт внимательным взглядом сопровождает каждую искру, что проходит между Риком и Софи, весь наш столик зачарованно это созерцает и думает о том, что было бы не плохо, если их коратящие и голые провода не привели к короткому замыканию, потому что каждый знает насколько разрушительна сила этого соприкосновения. И если бы нас всех поместить в далекое на тот момент бедующее, то я по-настоящему пожалел горе парочку. Не парочку, если быть точным. Год 2013, Рождество. Тогда в моей жизни уже тоже торчал один здоровенный провод по имени Саммер. Ещё в 2012 она для меня стала оголенной и такой осталась, каждый раз ударяя разрядом и валя с ног. Она оправдала свое имя не раз, действительно по-летнему выжигая все живое, на роковое Рождество же я сам где-то глубоко под шкурой жалел, что стал снова искать с ней встречи. Сидеть рядом, чувствовать, что все ещё не закончилось, но понимать, что очень заблуждаешься. Я действительно бы посочувствовал Софи и Рику, они бы нашли отклик во мне, но пока календарь показывал совсем другую дату, а главное год, и я мог быть хоть и не счастлив, но совершенно свободен от колющего чувства самолично установленного запрета. Несчастлив. Все-равно, какая ирония.
Несмотря на все, сейчас мир вращался довольно быстро и события сменяли друг друга мгновенно, тем более такие мелкие, как в нашей шалости, игре. Вот уже вызов кинут и нам с Эдом, карма пришла наказанием за те самые переглядывание и почти телепатические перешептывания понятные только нам.
- Да ла-адно вам, - капризничаю я услышав желание, загаданное в мой адрес, но когда Эд принимает вызов решаю от него не отставать. Только когда он уже движется к соседнему столику, не спешу догонять, а медлено наполняю свой бокал виски дополна и также неспешно выпиваю его залпом. Выдыхаю заспиртованный воздух из легких и морщась прибавляю, - Я и так этим целыми днями занимаюсь. Могли бы сегодня дать выходной.
Стакан как-то мимо вели, сам по себе с грохотом становится на стол, и я спешу догнать друга.
- Моя чур брюнетка, - вскликиваю ему вслед, но так чтобы те самые парочки ничего не слышали.
Эд не отвечает, но причаливает к блондинке, значит все-таки услышал и согласился. Теперь на него смотрит две пары карих глаз – та самая девушка и её возлюбленный. (Возлюбленный ли? Это эксперимент ещё не установил). Большие и алые женские губы улыбаются ему, а короткие густо накрашенные ресницы непонимающе хлопают, она терпеливо ждет ответа на вопрос, объяснения зачем же перед ней появился этот странный тощий рыжий парень. Её друг выглядит здоровым и агрессивным, мясистые плохо-татуированные руки лишний раз говорят о том, что церемонится он не станет, парень крепче обнимает свою блондинку и даже с нежным трепетом проводит своей лапищей по её коротким светлым волосам. Почти мальчишеская стрижка приминается под тяжелым прикосновением, и я вижу, как нервно начинает улыбаться Эд, теперь и он понимает, что нужно быть осторожным, что бить будут больно и, что мазохизм поломанным костям не родня.
Именно в этот момент, и я подставляю стул к ихнему столику, сажусь на него с самоуверенной улыбочкой и стараюсь сполна ощутить на себе взгляды двух женщин и трех мужчин. Они, даже Эд, заинтересовано смотрят мне в лицо, и я в очередной раз жалею, что пока ещё не нататуировал запланированную маску. За ней бы было комфортнее себя чувствовать, будто второй почти лысый альфа-самец в случае вспышки гнева станет мягче. Кто там рисовал устрашающие маски на лице чтобы ослабить боевой дух соперника? Может и сейчас бы это сработало?
Скалю зубы в будто бы непринужденной улыбке и нервно соображаю. Они ждут от меня каких-то действий, но я сам ещё ничего не планировал, теряюсь в догадках не меньше всей компании. Я медленно раскрываю рот в попытке издать какие-то очень определенные звуки, но в этот момент наступает саспенс. Время буквально останавливается, ещё не успев сказать ни одной буквы успеваю внимательно рассмотреть ту девушку за которую должен сражаться против своей воли. Она действительно красивая: тощая, светлокожая. Тонкие руки, которые тоже покрыты татуировками. Мелкими, домашними, которые кололись одной длинной иглой и черным пигментом. Её рисунки в отличие от тех, что покрывают руки увальня не отдают зеленью и образовывают композицию, созданную с перфекционизмом. Каждый элемент рукава размером не больше десятицентовой монеты, простой тонкий и лаконичный. Девушка сама выглядит, как один из тех рисунков. Утонченная, все я черном, какая-то отчужденная. У нее губы пышнее чем у подружки, зато поменьше, они накрашены тёмно-сливовой помадой, отдающей черно-фиолетовым блеском, глаза светлые, обманом увеличенные благодаря огромным стрелкам и длинным ресницам, ногти у нее острые и коричнево-красные, как запекшееся кровь. В голову ударяет ощущение, что ими она совсем недавно растерзала какого-то несчастного. Взгляд в отличие от подруги не удивленный, а пытливый. Она не хочет знать, что происходит, ей действительно интересно. Она готова искать ответ. Девушка мягко улыбается, я вижу, как в этот момент блестят её опьяневшие глаза, но в них виден и блеск какого-то позволения. Она своим молчанием говорит гораздо больше чем блондинка словами, она дает знак. Ну, ну же.
Саспенс обрывается. Я слышу свой голос, он уничтожает морозное волнение, внезапно остановившее тек реальности. Он кажется каким-то неправильно-настоящим, будто я совсем и не в этом мире, а он здесь. То ли виски ударило в голову, то ли собственная дурь.
- Здравствуйте.
«И всего то?», - любопытствуют чужаки, Эд ошарашенно спрашивает тоже самое, да и я сам безмолвно задаю себе этот вопрос. Ничего лучше, чем выгадать пару секунд ненавязчивой фразой я не нахожу, но зато их хватает чтобы придумать байку, которой сейчас же и начну нагружать компанию. Все будет прозаично, без малейшей доли романтики, зато должно оказаться эффективным.
- Не знаю, что там вам наплел мой коллега, но у нас к вам деловое предложение, - деловито складываю руки на столе перед собой, - Дело в том, что мы – выпускники Голливудской школы кинорежиссёров и как раз сейчас ищем интересные типажи для нашего бедующего фильма. Эта история про компанию из… - пауза, случайное генерирование чисел, - … пяти молодых и ярких людей, которая будет сниматься на Ибице. Ваши образы нас просто покорили, и мы бы хотели взять у вас контакты для того что бы связаться в ближайшие сроки и пригласить на пробы. Мы уверенны, что такие харизматичные дарования, как вы не должны пропадать без достойного внимания.
Я наслаждаюсь тем, как складно у меня получается врать. Да, это старый приём на который уже давно не ведется никто кроме девочек-дурочек, но, ведь, мы действительно неподалеку от Голливуда. В Лос-Анджелисе городе, где не только рушатся, но иногда и сбывается чужие мечты. Так почему бы не сыграть на этом? Почему бы не пойти чуть менее честным путем чем требовал от нас Морт. Мне сказали принести номер, и я это сделаю. Никто не говорил, что нельзя его вообще подсмотреть или украсть. Подставляться пока желания нет, а вокруг столько удобных способов.
Но вдруг оказывается, что один из здоровяков, явно не слишком стремится сниматься в кино. Более чем тонким намеком становится грубо гремящий голос лысого парня.
- Чё? – немногословно выражает он свое недопонимание, после чего Эд едва сдерживает смех.
На лице друга становится заметным прикрываемое веселье, но подхватывает мою игру:
- Да, все это чистейшая правда. Запишите вот сюда свои номера телефонов, и мы перезвоним вам в течении рабочей недели, - Эд протягивает блондинке свой мобильник с уже открытой телефонной книгой. Меня же в этот момент подстегивает соревновательный элемент. Мне нужно первому заполучить номер, а не дать другу выиграть благодаря моей идеи, уже нахожу выход из ситуации, тянусь и за своим телефоном, но вдруг вмешивается татуированный громила.
- Идите нахер, - громыхает незнакомец и у меня сию же минуту возникает желание беспрекословно послушаться, но игровой азарт не пропадает. Парень отбирает у блондинки телефон и таращится на нас. Эд пытается объяснять, что это важно, что такая возможность больше им никогда не выпадет, а я в этот момент уже добиваюсь внимания своей жертвы. Брюнетка не смотря на накалившуюся ситуацию все-таки берет телефон из моих рук и внимательно смотрит на клавиатуру, она принимает окончательное решение: писать или нет.
«Да чего же вы боитесь? Это только номер телефона», - мысленно умоляюще вопрошаю к нерасторопной компашке. А тем временем девичьи раздумья вполне ожидаемо прерывает бас её лысого дружка.
- Вам чё сразу не понятно? Проваливайте, - снова обращается лысый.
Эд снова влезает со своими объяснениями и уговорами, но парни выглядят непреклонными. Один из здоровяков грузно встает, он нависает над столом и всеми сидящими, и нам с Эдом становится понятно, что он куда более огромен чем казался сразу. И хоть мы совсем не низкие ребята, но нам до него далеко, тем более массой и мускулатурой. Я оборачиваюсь назад, цепляясь взглядом за Морта. Даже наш крупнотелый друг едва ли потягается с этими двумя.
- Нашли дураков, - включается второй, тоже вздымаясь над столом, - Мы чё не знаем, что все дороги в шоу-бизнес ведут только через постель.
Пребывая во вполне безвыходной ситуации нас с Эдом его фраза все-равно не пугает, а, даже, веселит. Да, кажется, мы нашли двух дураков, но они куда более интересные чем можно было предполагать, уникальнее.
Теперь и я чувствую необходимость скрывать улыбку, а Эд уже слишком явно подавляет смех. Девочки смущенно зыркают то на нас, то на своих парней. Брюнетка нервно поправляет маленькую темную шляпку под которой прячутся её собранные волосы, после этого берется за бокал с вином. Её острые ногти с тонким скрипом скользят по тонкому стеклу. Кажется, что острее пико-образной ногтевой пластины сейчас прорежет бока, а вместе и с ним реальность. И вот уже лезут кишки из брюха настоящего времени, лезут очередными грубостями изо рта лысого:
- Вы поржать пришли? Ясно же вам сказано все.
Он делает шаг и мнет кулаки, мы с Эдом снова переглядываемся. Надо что-то делать, ловить случай пока он не упущен.

+1

19

Peter Gabriel – Signal To Noise
Вызов или очередная игра? Попытка возбудить ревность или обычная дружеская помощь? Ответ на эти вопросы знали лишь двое - Софи и Рикки, вот только никто из них даже не собирался открыть правду. Это походило на ее безумный сон и на его выстраданную музыку, это походило на бабочку в банке - она не улетит, помучается, сломает себе все крылья, но уже не улетит. И эта бабочка - отношения, которые сложились между ними. Болезненные, ненормальные, но такие желанные. Такие невозможные и от того сладкие, и от того горькие. Не похожие ни на что, но известные всем. Это был целый отдельный мир, запечатленный в хрупкой бабочке.
Бриоль возникает напротив парня, который яростней всех возмущался и целует его. Да так, что все замирают в недоумении и смотрят, не в силах даже ничего предпринять. Вот только замешательство длится всего лишь миг, а потом случается то, что и должно было - губы отстраняются от чужих губ и Софи говорит так, чтоб слышала девушка этого самого "быка". - Ну, привет, любимый. Не ожидала тебя здесь встретить. - В ее глазах ураган, в них и любовь, и непонимание, и подозрение, и счастье. Этот взгляд предназначен не ему, но достается именно ему. Все те затаенные чувства, что хранила в душе Софи к Рику срываются тонкой цепочкой отношение к другому человеку. Она играет, а потому у нее отношение...

Парни с невиданным энтузиазмом поддержали эту идею, точнее Эд поддержал, а Алан - подчинился, но тоже загорелся. Рикки знал, что аппетит приходит во время еды, потому ждал именно такой реакции - долгий старт, но после настоящее шоу. Морту идея понравилась меньше всех, потому что он понимал, чем может обернуться обычная забава, но даже он смолчал. Лишь попытался оказаться на таком расстоянии, чтобы сразу отреагировать и прийти на помощь. Охрана здесь, конечно, была, но даже она не успела бы спасти от первого удара, которого вполне могло хватить такому хиляку, как Эд, да и Алан особым атлетизмом не отличался. Бывали у них и передряги, и драки, и стенка на стенку, но он всегда их страховал, всегда пытался принять удар на себя. Именно за это его и любили - он был хорошим, действительно хорошим человеком. И просто отличным другом.
Рикки с Софи лишь переглядывались, напивались и тихо переговаривались. Впрочем, слова им никогда не были нужны, чтоб понять друг друга. От чего-то, когда они находились рядом, все становилось понятно без слов. Улыбки, жесты, мимика - вот главные в их беседе, а далеко не слова, которые они говорили. Попроси сейчас кто-нибудь Софи повторит последние слова Рика, она бы лишь пожала плечами, зато смогла бы пол часа рассказывать о беседе, которая заключалась в этих трех коротких репликах.
Находчивости Алана всегда не было предела. Он будто доставал нужные слова из воздуха, как фокусник извлекает кролика из шляпы, лепил из них историю при чем очень правдоподобную и довольно интересную, и наблюдал за произведенным эффектом. В этот раз все шло немного не так, как хотелось бы - бугаи явно не хотели верить в его сказки, или просто не понимали ее. Такое случается, когда сказка слишком сложна для восприятия. Такое случается и потому нужны друзья, которые обрушат на ничего не подозревающих людей еще одну сказку, более простую и понятную, и более рисковую.
Софи ничего не объясняет Рикки, лишь мягко проводит по его щеке тыльной стороной ладони, будто извиняясь. Будто просит разрешение сделать что-то, что может его ранить. Он все понимает, как и раньше. Ловит губами скользящие пальцы, целует их и отстраняется. Странный, полный нежности и любви жест, не остается незамеченный Мортом, который уже не знает куда ему сейчас станет нужнее отлучится - спасать от любви Софи и Рикки или от кулаков Эда и Алана... но выбор исчезает, потому что Софи встает и теряется среди посетителей, впрочем, теряется всего на миг, а в следующий момент время попросту замирает...

Громила не успевает еще отойти от шока, как с другой стороны к нему прилетает пощечина. Бриоль удивленно переводит взгляд с него на девулю, а потом обратно на него: - Нет, я зверею, это что за шмара рядом? Разве я не просила тебя - гуляешь, так делай это тихо и незаметно. Хочешь, чтоб я очередную клушу до полусмерти избила. - И когда смотришь на Софи - в ней читается сила и боль, обиженные женщины чертовски опасны. Вот только громила еще в шоке, его мозг явно не предназначен для того, чтобы обрабатывать такие массивы информации, зато блондинка соображала куда быстрее, хоть и была блондинкой. - Что это такое?! Ты мне объяснишь?! Кто это??? - Начинает верещать, тут же к ним начинают стремится охрана. Пока происходит весь этот цирк, Алан с Эдди быстро смываются с места событий. Софи не была бы Софи, а была бы дурой, если б не продумала пути отступления и для себя, а потому поступает так, как велит ей ситуация - плескает бугаю в лицо содержимым его же стакана и бросает: - А знаешь, катись. Вещи найдешь на мусорке. - И быстро пытается скрыться в толпе. Бугай же пытается ухватить Софи за руку, но ему мешает еще одна пощечина от блондинки. Она явно еще ничего толком не поняла, но недовольна и смысл сказанного постепенно накатывает, а от того и незаданные вопросы.
Единственная, кто все понимает оказывается брюнеточка, она наблюдает за всей этой картиной и еле сдерживается, чтоб не рассмеяться. Ее парниша тоже особо ничего не понял, но решил не влезать хотя бы потому, что знал - его друг не чист и вполне может быть, что это одна из тех баба, с которыми он регулярно изменяет своей блонди.
Блондинка начинает верещать все громче, бить своего нерадивого парня, а из-за этого попадает в крепкие руки охранника и настойчивую просьбу-приказ расплатиться и покинуть стены заведения.

Уже через пару минут, компания собралась у своего столика, шумно обсуждая произошедшее и смеясь. Бас Морта прогремел громом: - Нет, вы заканчивайте так играть, я уже подумал, что придется разбираться сразу с обоими! - Он казался веселым, но все же видно было - напряжен и собран, как всегда перед боем. Впрочем, к его переживаниям прибавились еще и волнения не относящиеся к парням - ему было боязно узнать, что Софи опять разбередила рану в душе у Рика. - Софи, за тебя я тоже волновался, совсем сдурела? А если бы у него реакция была и он ударил тебя?! Ты понимаешь, что я бы не успел, и мы бы потом тебя не собрали? - Он лукавил, ведь когда девушка появилась на горизонте, он сразу же рванул к столику, остановился так, что даже малейший выпад и он бы смог остановить кулак парня, вот только ей этого знать не стоило. Рик видел все, но промолчал, пытаясь не выдавать друга, а потому сразу перевел разговор подальше: - Ну что, у вас получилось выполнить задание? - Ожидая, что парни сейчас положат на стол по сотке.
- Спасибо... - Шепнула Бриоль Морту, внезапно обняв его. Она не видела, но чувствовала, что он был рядом. Парень промолчал, потому что он сделал бы это в любом случае. Только пытливо поглядывал на Рика, пытаясь понять его чувства.
Рикки же на тот момент и сам не понимал своих чувств. С одной стороны в момент поцелуя он хотел сам кинуться с кулаками на громилу, и пусть этот паренек убил бы его, раз уж он может получить то, что не получает сам Рик, но и в тот же миг ревность отступала, замещая обычным безразличием, которое он в себе взрастил, как защитный барьер от француженки. А после, когда краткий миг поцелуя истек, от безразличия не осталось и следа - он испугался за свою женщину... и пусть она уже давно не была его, он все равно продолжал так думать. Так чувствовать.
Отвлечься ему помогли лишь Алан и Эд, которые как раз в этот момент подошли к столику. Позже и прочие, все эти люди, все его друзья и Она. И улыбка сама собой родилась на его губах. Он как обычно понимал, что это все их общая игра, но никто не победит, потому что они уже давно проигрывают, проигрываю и проигрывают сражение за сражением... скор ли конец этой войне?

Отредактировано Sophie Briol (2014-09-06 01:54:47)

+2

20

Если вам всюду мерещится клиника -
это не значит, что вы шизофреники.
Если вы верите в рациональное -
это не значит, что вы нормальные;
Я не утверждаю не провоцирую.
Думаешь нами не манипулируют? (с)

Чтобы не попасть под чужое влияние, избежать манипулирования сознанием нужно самому стать манипулятором, но и это не гарантирует полной свободы выбора. Можно метаться из стороны в сторону в поисках независимости, но есть и другие варианты, они уместны, когда совершенно все-равно что делать, когда плевать на последствия. В такие моменты можно полностью доверить себя другому человеку. Скинуть ответственность, которую он то и на себя не возьмет, так всем сразу станет легко, весело.
Вот и мы больше не чувствуем вины перед социумом, никаких обязательств. Каждый из нас добровольная марионетка внутри игры, от наших рук тянутся нити к плечам друзей, от этого мы движемся в унисон. Сбито в комок, но в общей ритмике, каждый из рывков вызывает содрогание всей компании, а вибрации движений расходятся по сторонам задевая окружающих. И вот они уже в наших сетях, система растет чтобы вскоре изжить себя и развалиться. Наша система не станет долгожительницей, но из-за нее уже летят головы. Мы – манипулируемые манипуляторы, а на концах системы все-таки болтаются случайные жертвы, которые не могут за себя постоять. Я слышу характерный шлепок, это блондинка со всех сил бьет по лицу своего бугая. Тот оказывается почти джентльменом и не отвечает ей таким же ударом. Быдло-джентельмен, какая ирония. По-моему, он действительно чувствует себя виноватым не в силах вспомнить трахал ли Софи. Мы же с Эдом находимся под впечатлением от слов, сказанных подругой, всем видом выражаем удивление, но не от того, что она якобы как-то связанна с парнем, а от её спонтанного решения принять участие в действие.
- Спасибо, - не громко обращаюсь к Софи, когда мы возвращаемся к столику. Её вмешательство развязало ситуацию в самую лучшую из сторон и это не может не радовать.
- Ну что, у вас получилось выполнить задание? – следом же спрашивает Рик. По его лицу видно, что его волновали не только последние события, он действительно с интересом ждал чем закончится пари.
Я перевожу взгляд с друга немного в сторону и разведя руками отвечаю:
- Сейчас узнаем.
Он отвечает вопросительным взглядом и в этот момент за его спиной появляется та самая блондинка, что стала жертвой игры. Она проходит к Эду и протягивает ему бумажку, после это сразу удаляется в сторону выхода. По улыбочке рыжего друга узнаю результаты соревнования:
- Я проиграл.
Эд вытягивает вперед себя салфетку с накарябанными на ней надписями и с ухмылочкой выдает комментарий:
- Говорит: «Я с радостью пойду у тебя не только катинг». Шлюхой оказалась, - Эд разводит руками и смеется, разглядывая каждого из нашей компании, - Они с чуваком стоят друг друга.
Скидываю сотку в центр стола, вот уже в банке двести долларов.
- Мм…, по-моему, тебе досталась легкая добыча. Зато ты, Софи, включилась на миллион! – одобрительно киваю подруге.
- Про шмару, было сильно, - поддерживает Эд сминая салфетку с номером и откидывая её в сторону.
- Я не сразу и понял, что это действительно ты говоришь, - сквозь смех продолжаю я, - Наша девочка не должна говорить такие плохие слова.
Наша болтовня потихоньку перерастает в галдёж, он наполнен и «хорошим» и «плохими» словами; на самом деле каждый из нас совсем не паинька, мы по-своему фрики и рамки приличия всегда находились немного в стороне от нас. Дружеские беседы со спорами перебивают друг друга в нашем шумном кругу, виски наполняет стаканы, а следом и желудки. Ощущение веселости, вот, что переполняет меня в это время. Это как опьянение, оно появилось против воли и затуманило проблемы, которые полностью занимали сознание. Очень странное чувство, будто бы я внутри раздвоился, но оно дает облегчение.
Сегодня мы с Эдом ловим одну волну, в моем облегчении он как будто физически отражение, сегодня он для меня больше эмпат чем даже Рикки. Сейчас он снова дает понять, что мы чувствуем нечто схожие. Друг ударяет своим стаканом о мной и залпом выпивает крепкий напиток, резко выдохнув он кивает в мою сторону. Пора нам продолжить веселье, взять реванш у Рика.
Рыжий парень встает с лавки и откашливается, все, включая меня, поднимают глаза на него, и тогда он начинает говорить:
- У нас с Аланом назрело задания для Рика. Держись, друг, сейчас Алан тебя озадачит.
Я не встаю с места, наоборот усаживаюсь ещё вальяжнее. Потираю руки прежде чем озвучить задание, которое мы придумали и обсудили между собой ещё во время того, как остальные друзья обсуждали челендж с номером телефона. Каждое слово, которое сейчас придется произнести заставляет меня довольно щурится и предвкушать удовольствие от реакции музыканта.
- Значит так, - хлопаю в ладоши чтоб наверняка привлечь к себе внимание подвыпившей компании, - Сейчас ты, дорогой наш челочек, оторвешь задницу от нагретого места, подойдешь к роялю, который стоит вон там, - указываю на импровизируемую сцену, что раскинулась приблизительно в центре бара, - Попросишь всех уделить тебе несколько минут внимания и выслушать твою игру на инструменте. А потом достанешь свой расчудесный член из штанов и попытаешься им сыграть… м… Бетховена, например. Произведение на твой выбор.
К концу моего повествования Эд с силой хлопает Рика по плечу и что-то радостно улюлюкает. Наша дружеская месть как-никак начинает набирать обороты.
Сам музыкант услышав требования, адресованные ему закашливается и корчит удивленную гримасу.
- Ну, ребята, даете. Такого я от вас не ожидал, - на низких нотах выражает свое удивление Морт.
А Рик не останавливая кашель подхватывает его слова:
- И я уж точно.
Он отставляет стакан и всем видом выражает, что не в восторге от того, что ему сейчас придется делать, но не отказывается от вызова. Кинуть деньги на стол не интересно, веселье уже во всю запустило свой механизм, марионетки дергаются и идет жар. Рикки встает из-за стола и медленным шагом отправляется к сцене.
- Как думаете, струсит? – интересуется Морт, когда музыкант обращается к публике, - У него ещё есть шанс направить все в другое русло.
- Не думаю, - тяну я зажигая сигарету, - Похоже, что он уже почти собрался с силами.
Морт пожимает плечами, а Эд вслед за ним. Кажется, я сам больше уверен в Рике сейчас чем он в себе, друг мнется на сцене пока просит внимания к себе. Люди понемногу стихают и вот уже на него пялится большая часто гостей, я вижу, как он вздрагивает, когда музыка в помещении резко стихает. Очевидно, что его просьбу услышали и администраторы «Наутилуса».
- О, да я же знаю этого паренька! – вдруг раздается восклик из-за одного из дальних столиков, - Давай не жмись, сегодня в филармонии ты выглядел куда увереннее.

Отредактировано Alan Barnes (2014-10-06 03:37:55)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Музыка наших сердец