Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » our fire


our fire

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://savepic.org/5500234.gif
Участники: lucifera h. dix and roderick stuart
Место: квартира родерика
Погодные условия: солнце к закату катится, ветер сильнее начинает дуть, предвещая приближение настоящей бури.
О флештайме: мы с тобой сгорим, наверное, ибо иного выбора нет - ты летишь ко мне, чтобы либо убить меня, либо поставить настолько жирную точку, за которой рассмотреть будущее категорически невозможно. мы сгорим с тобой, оставив после себя кучку пепла. возможно, возродимся аки фениксы, но... не факт.

+1

2

я могу быть верной тебе, но подобным людям преданность не нужна,
постепенно я забываю, что могу быть ласкова, сострадательна и нежна.

Потанцуем? Ты выберешь лёгкую, мелодичную, почти не действующую на нервы музыку. Плавную, еле-еле слышную. Возьмешь меня за руку, наши пальцы сплетая. И медленно_ никуда не спеша, проведешь к танцполу. Остановишься и я, в очередной раз за сегодняшний вечер, почувствую на себе взгляд твой. Смущенно отведу взгляд куда-то в сторону, откровенно нарушая восстановившуюся между нами идиллию. Прости, но мне всё-таки придется переместить свою ладонь на твоё плечо. Ты не возражаешь? Нет? Merci. Так гораздо лучше. И тишина, которую час от часу нарушает наше не_ровное_ сбивчивое дыхание. Тишина. Не могу не нарушить. Не имею права не_совершить эту ошибку. Начинаю разговор. Бессмысленный абсолютно. Дни пролетают мимо нас так быстро. Неудержимо. Заметил? Нет? Может, оно и к лучшему. Наверно. Ведь, знаешь, мне иногда кажется, что жизнь пролетит так же быстро. Мимо нас. Остановит некогда постоянный ход песочных часов. Оборвется. Когда ждёшь этого меньше всего. Когда желаешь этого меньше всего. И закончится наша сказка. Закончится, не успев толком начаться. Обидно, знаешь ли. Но ты улыбнешься лишь. Попросишь оставить жалобы для следующей встречи нашей. Я выдохну, всё за спиной оставляя. Потому что тебе так удобнее. Прости. И merci. За всё то, что было тобою для меня сделано ранее. Merci, — произнесу в наш последний, прощальный танец.
Курить. Безумно хочется закурить. Вдохнуть в себя как можно больше дыма, а затем поспешно от него избавиться, закашлявшись. Сделать ещё одну затяжку, в очередной раз, уверяя себя же в правильности собственных действий. В том, что они на пользу. Это всего лишь способ расслабиться. Один из тысячи. Наиболее адекватный, как мне казалось. Стягивала с плеча сумочку, искала в ней сигареты, стоя под подъездом высотки, в которой был ты. Ты. Некогда человек, который был для меня всем. Моей личной Вселенной. Моим примером. Примером идеальнейшего мужчины. Да, пусть со своими тонкостями, колкостями и странностями. Верила в то, что есть случаи куда запущенней. Считала тебя идеальным. Часа два назад. Пока не узнала о твоём предательстве. Могла ожидать это от кого угодно. От кого угодно, но только не от тебя. Прекрасно-очаровательного. Сумевшего завоевать доверие, а затем столь же ловко превратить его в серый пепел. Ему не воскреснуть подобно фениксу. Не возродиться вновь. Разбил чёртов бокал. Теперь вновь не склеить. Выдохнув дым, избавившись от окурка, проходила в подъезд. Вызывала лифт и, через несколько сотен секунд оказывалась у порога твоей квартиры. Долго-долго ждала, пока соизволишь открыть. Но вовсе не собиралась уходить, оставив дело незавершенным. Я дожидалась. А ты... ты, как всегда, красив. Обаятелен. Браво.
- Нам надо поговорить, — произносила, едва успев пройти в твою обитель. - Это правда? Не подходи, пожалуйста. Это правда? Ты действительно сливал всю информацию обо мне отцу? Следил за мной, чтобы перед ним отчитаться? — ну же, Родерик, я хочу слышать правду. Не молчи. Не пытайся увиливать от ответа. Просто скажи, как есть всё на самом деле. Скажи, что подставил. Что получал за это вознаграждение в денежных знаках. Ещё можешь упомянуть, что моментами [относительно редкими] тебя мучила совесть. Заставляла задуматься. Отказаться от этой работы. Сунуть деньги полученные куда подальше. Или вовсе отдать их отцу. Обратно. Мол, не надо мне ничего от Вас. Я с ней из искренних побуждений. Я с ней, потому, что, наконец, всё по-настоящему... всё взаимно. Без игр и наивных мечтаний. Без замков, драконов, принцесс. Всё просто. Говорил и, пожав плечами, удаляясь подобно льву [гордо и без возврата]. 
- Не молчи. Это правда? — буравлю взглядом. С очевидным вопросом в глазах: «за что, чёрт возьми? за что ты так?» Уже проклинаешь меня? Подыскиваешь возможные оправдания? Или предпримешь решения молча_без объяснений сопроводить [а ещё лучше выставить] меня такую навязчивую за дверь? Не молчи, я ненавижу неловких пауз. Ситуаций для меня непонятных. Я жду. Жду и ловлю на себе ничего непонимающие взгляды твоих ясных. Ясных, в которых ранее утонуть ничуть не боялась. Теперь же страшно. Прости, но чертовски страшно.

ты однажды спросишь: "где твоё сердце?" и будешь ждать от меня ответ,
я закрою рукой пустоту внутри и скажу: "ничего там нет". ц.

+1

3

она задернула плотные шторы и
нагую смуглую кожу поглотила жадная полутьма.
изгибами тела
она напоминала призрак пустыни — я осознал, что отныне и навсегда
увяз в зыбучем песке ее рта.

    Метаться по квартире, кожей ощущая давление стен; периодически ненавидеть себя_тебя_твоих родственников_весь этот гребанный мир; пройти все двадцать кругов ада за какие-то жалкие три дня. Расскажешь мне о страданиях? Не стоит, милая, я о них знаю абсолютно всё. Успел почувствовать себя и предателем, и героем, и просто мерзавцем. Думаю, что во всех случаях был абсолютно прав, ибо ситуация, в которую мы с тобой угодили, была по крайней мере неприятной. Я её таковой считал, в то время как ты, да, собственно говоря, как и любой сторонний наблюдатель, назвали бы её более чем мерзкой. Чёртов сюжет для детектива, где герой сначала влюбляется в героиню, а затем выясняется, что он был мерзавцем, который, однако, исправился и ступил на путь праведный. Приятно отождествлять себя с подобным героем. Даже улыбка проскальзывает, тут же, правда, пропадая, ибо в голове вновь появляются мысли, далекие от радостных. Я не желаю думать об этом; я не хочу даже представлять себе, что будет, если вдруг до тебя, моя маленькая принцесса, дойдут слухи о моей двойной жизни; холодный пот стекает по моей спине, если я начинаю представлять себе весь тот хаос, последовавший за внезапным твоим знанием. Нет, Родерик, тебе нельзя об этом думать. Я в очередной раз обхожу комнату, прижимаясь лбом к стене. Я отчаянно желаю рассказать тебе всю правда, однако одновременно с этим боюсь этого настолько сильно, что колени невольно трясутся. Омерзительно. Ужасно. Я лишь понимаю, что без тебя не желаю более ничего. Это не громкие слова, вовсе нет, это лишь суровая констатация факта. Я не боюсь признаться в этом себе, в то время как перед тобой рот на эту тему раскрыть боюсь, ибо сам еще не до конца понимаю, как следует характеризовать наши отношения. Да и можно ли это вообще отношениями назвать? Очередной вопрос, висящий в воздухе.
    Слишком громкий звонок в дверь меня не пугает_не заставляет сорваться с места. Я всё еще стою, прижимаясь лбом к стене и зажмурив глаза. Хочется кричать 'убирайтесь', однако я не могу себе этого позволить. Возможно, это пришел человек, посланный твоим отцом. Возможно, он пришел лишь для того, чтобы выстрелить мне в голову, закончив тем самым мои мнимые страдания. В таком случае я его даже поблагодарю, с радостью приняв пулю. В противном же... Я не вернусь на службу, sorry. Я всё сказал, не вдаваясь, правда, в подробности_причины ухода. Боялся глупо, что мои чувства не станут достойным поводов для увольнения, а лишь гибель мою приблизят. Я барабаню пальцами по стене, прислушиваясь к звукам за дверью. Тишина? Может стоит притвориться, будто меня здесь нет? Будто я уже умер? Будто я сбежал за тридевять земель? Боги, Стюарт, соберись и не драматизируй! С глубоким вздохом отрываюсь от стены, неторопливо двигаясь в сторону двери, искренне надеясь на пустоту за ней. Или на дуло пистолета. Ничего третьего не предусмотрено.
в дерзком разрезе ее глаз таилась ядовитые стрелы и неминуемая беда.
между льдами ее взгляда
и жерлом вулкана внизу живота
в тот вечер я познал соль ее мира,
разбудил в ней зверя и укрепился в вере,
что сделал верный выбор.

    Hello, my dear. Я открываю было рот, однако ты не позволяешь мне вставить и слова, тут же убивая любую интригу. Я обескуражен  и убит прям тут, прямо посреди собственной прихожей. Мир, выстроенный тщательно и продуманно, рушится прямо на глазах, в то время как я могу лишь наблюдать за этим, бессильно хлопая глазами. — Я... - я не знаю, что сказать. Отступаю назад, позволяя тебе и твоей злости ворваться внутрь. Еще шаг назад. Подожди, милая, подожди. Позволь мне подумать, позволь немного отойти от недавних страданий, позволь смириться с ожившими страхами. Ты, однако, беспощадна. — Да, это правда, - я не могу соврать, я не могу выбираться из этого дерьма, я не могу. Не могу.
    — Я не знаю, откуда тебе это известно, но я уже отказался от этой работы. Я... Мне... Боги, да я даже не имел понятия сначала, чем буду заниматься. Подожди, не убивай меня прямо сейчас. Кто из нас безгрешен? Honey, я собирался тебе всё рассказать, я просто думал... - задыхаюсь_захлебываюсь в своих же словах. Ложь плавно переплетается с правдой, пока я хватаю тебя за руку, тащу куда-то вглубь неприбранной комнаты, заглядываю в глаза и говорю_говорю_говорю. — Это не было игрой. Это не было притворством, - мне почему-то кажется, что эти простые фразы могут спасти нас. Я не желаю признаваться себе в том, что просто боюсь твоей ярости, боюсь твоего ухода. Wait. Всё слишком неожиданно для меня. Я тянусь за пачкой сигарет, не выпуская тебя из плена своей ладони - опасаюсь побега. Прикуриваю, ощущая острую потребность еще и в виски, бутылка которого дожидается меня на кухне, однако не решаюсь и дальше таскать тебя по квартире. Остается лишь стоять, кусая губу и давясь фильтром. Я всё еще не верю в происходящее; это всё слишком быстро, внезапно; это всё еще лишь мой оживший кошмар.

Отредактировано Roderick Stuart (2014-05-11 21:12:31)

+1

4

"как же так? - набираешь дрожащими пальцами,
дождь предательски хлещет наотмашь в лицо -
мы смеялись с тобою над псевдо-страдальцами,
только мне, почему-то, уже не смешно.

А ведь начиналось всё замечательно. Помнишь первую встречу? Кажется, в баре. Да? Поговорили так искренне, по душам. Мне казалось, что знаю тебя вечность. Слишком легко шел разговор. Слишком просто и плавно строились диалоги. Находились общие темы. И каждая была интересна по-своему. А вторая встреча? По дороге домой [опять же, с тобой] умудрилась потерять ключ от своей квартиры. Хотела было обратиться в службу по вскрытию замков, но было, чёрт возьми, слишком поздно. Напросилась заночевать у тебя. Ты, кстати, не особо сопротивлялся. На следующий день вместе решили мою проблему. Вместе. С каждой встречей всё больше осознавала, насколько ты, darling, чудесен. С удовольствием протягивала к тебе ладони. Была не в силах поверить, что в один «прекрасный» момент сломаешь мне пальцы. Заставишь сгореть дотла. В  один «прекрасный». На долю секунды прикрываю глаза. Делаю глубокие вдох и выдох. Воздуха катастрофически мало для нас двоих. Не находишь? Открыть бы все форточки. Да закрыть все замки на три поворота ключа внутри. Так не хочу бежать от тебя. Предателя.
Молчишь? Продолжай молчать. Я не без удовольствия составлю тебе компанию. Пока слова сами собой наружу не вырвутся, будто птица из золотой клетки. Не сорвутся с губ чисто интуитивно. На автомате. Слова имеют жуткое свойство опережать мысли. Пусть страшно, не к лучшему. Зато искренне. Зато с ходу произносишь всё то, что думаешь. Не жалеешь. И под ноль любой вид сочувствия. О нём и речи не может быть. Молчишь? Молчи. Не мешай тишине опьянять, властвовать. Мне не мешай думать. Не_вслух рассуждать о несбыточном. Об утраченном. О том, чего уже не вернёшь [я всё ещё о доверии, знаешь ли; его больше всего жаль; а ещё времени]. Ненавидеть себя же за нерешительность. Или решительность, которая вновь зашкаливает. Вновь на отметке, что «выше нормы». Гораздо выше. И надо бы что-то делать со всем этим. Но поздно. Молчишь? Я позволю тебе молчать. Только не долго. Как раз моего времени мне теперь для тебя… жаль. – Почему? – почему не соврал? Да, чистосердечное признание смягчает наказание, но не в нашем случае. Нет. Говоришь. Слишком долго и много. Уже на пятом по счету слове теряю логическую цепочку. Тянешь за руку вглубь комнаты. Сжимаешь запястье. – Мне больно. – во всех возможных смыслах этого слова. Поэтому отпусти. И лучше сейчас же. Пробую вырваться, но, увы, с первого [и со второго, третьего, пятого] раза не получается. Слабость одолевает. Слабость, подкрепленная разочарованием. В тебе и поступках твоих адовых.
- Не было притворством, да? Как я могу быть в этом уверена? – чем докажешь? Отбираю твою сигарету и, сделав пару затяжек, бросаю её в пепельницу. В ближайшее время сигарета тебе не понадобится. Я не буду разбираться, кто прав, а кто виновен. Не буду копаться в грязном белье. Просто объясни мне, к чему было всё это. Наберись смелости и объясни. Так сильно нужны были деньги? Мог попросить. Без проблем одолжила бы. Благо, не бедствую. Хотел поиграть на моих чувствах? Поиграть с новой игрушкой, а затем бросить? Мол, зачем мне она? Хорошо, мы можем сыграть по твоим правилам. – Чего ты хотел добиться? – моего расположения? Ревности? Любви? Недоверия? Или же яркой ненависти? На что ты надеялся? Каков был расчет? Впрочем, кто-кто, а я уже приняла решение, что сделаю дальше.
Как бы не было мне противно, - ладно, забудь, - ненадолго, пожалуй. Помещала свободную руку в задний карман твоих джинсов. – Наверное, всё это попусту. – и [не] стоит тебе поверить. Растягивала время. Безуспешно пыталась привести свои мысли и чувства в порядок. Хоть чуть-чуть успокоиться. Становилась на цыпочки, дабы быть к твоему лицу ближе. Поддерживала контакт зрительный. Следила за взглядом твоих холодных. И, ох, эта приятная дрожь, что в коленках. Главное, не увлечься. Не запутаться в паутине своих собственных мыслей. Не поддаться своим же чувствам. Не пойти на поводу у твоих чувств. После. Ещё секунда, а в следующий момент целую твои холодные губы. Передаю с его помощью всё то, что словами передать очень вряд ли бы получилось. Наконец, мои руки свободны. Пользуясь случаем, одна из них оказывается на твоём затылке с целью притянуть ближе, а другая… другая скользит вверх к груди, под футболкой. Биение твоего сердца раздается всё быстрее. Слышится четче. И я уже ненавижу себя за это. За свою же заносчивость и несдержанность. Чрезмерную самоуверенность. И уверенность в том, что смогу вовремя остановиться. Вместо возможных остановок, углубляю наш поцелуй, пригвоздив тебя в стенке. Дыхания, понимаю отчетливо, не хватает. И в голове лишь одна мысль: «попробуй только остановить!». – Как же я тебя ненавижу, – сквозь поцелуй и тонны молчания.

набирать тебе письма замерзшими пальцами,
и стирать их отважно, сжимая навзрыд
зубы хрустко, как велено псевдо-страдальцами.
как же так"
вопросительный. прочерк. delete.

Отредактировано Lucifera H. Dix (2014-05-11 23:57:23)

+1

5

и им  кажется, что выхода как и не было так и нет.
что за ними протянется тут же липкий, кровавый след.
что любовь их иссушит,выломает хребет.
только это не правда.

   
    И впрямь, почему? Ради чего это всё было? Стоило ли оно того? Нет, конечно же. Я сделал это только потому что мог, имел на это право, хотел повеселиться. Стыдно ли? Хочется ли укрыться где-нибудь? Сбежать? Думаю, что да, но только с тобой, ибо иначе это смысла не имеет ровным счетом никакого. Если бы отмотать время назад, то я бы сотни раз соглашался на эту работу, так как именно на ней повстречал тебя. Говорят, что судьба в любом случае сводят тех, кто друг другу предназначен, только вот мне, знаешь ли, проверять совсем не хочется. Я стал замечать за собой несвойственную до этого сентиментальность, от которой, вот уж что действительно, нет желания избавляться. — Я не знаю, - и снова эта честность, не приносящая облечения. Сжимаю зубы, не замечая, как и пальцы сжимаются, делая мой захват еще сильнее. Я не обращаю на это внимания. Я ни на что сейчас внимания не обращаю, пытаясь разглядеть в глубине твоих глаз что-то такое, что помогло бы мне вынырнуть на воздух и глубоко-глубоко вдохнуть. И я вроде бы даже улавливаю какую-то тень, которая может оказаться самым сильно проблеском ненависти. Мне тоже больно, my dear. Все мои внутренности выворачивает_выкручивает, даже язык отказывается мне подчиняться. Со мной такого еще ни разу не случалось, если уж говорить начистоту. Физическая боль сейчас кажется детской забавой, не способной принести и толики того страдания, которого приходится терпеть. — Ты и не должна быть в этом уверена. Ты же сама чувствовала, что всё было по-настоящему, правда? - мне нужно услышать твой утвердительный ответ. Необъяснимая такая потребность, от которой, кажется, сейчас зависит вся моя жизнь. Снова эти странные чувства_эмоции. Уже даже нет времени обращать внимание на них, так как все мои силы уходят лишь на то, чтобы удержать тебя, а заодно и самому удержаться от чего-то крайне необдуманного и глупого.
<...>поймут они сразу и твердо, что любовь не приманит смерть.
что хребет у них не изломан,   а любить просто нужно уметь.
от нее не иссушит тело, от нее не разломится твердь.
как порою им снится.

    Кто бы мог подумать, что необдуманностью начнешь грешить ты? Я не спорю, когда ты меня целуешь. Я, честно говоря, поначалу вообще думаю, будто всё происходящее - это лишь какая-то нездоровая фантазия, выуженная из глубин моего подсознания. Но это слишком реально; это слишком ярко отдается во всех нервных окончаниях; я, в конце концов, слишком хочу думать, будто это реально. Я уже не держу тебя. Вместо этого руки мои блуждают по твоей спине, прижимая сильнее. Идеальный выход из любой ситуации, не так ли? Я бы улыбнулся, да вот только сейчас это категорически невозможно. — Как же я тебя люблю, - в ответ выдыхаю я, пытаясь не отрываться от тебя. Неужели в искренность происходящего можно не верить? Неужели это возможно? Так много я желаю сейчас сказать, предпочитая вместо этого всё сильнее сжимать руки. Твои губы - это что-то такое, что описанию категорически не поддается. You're the best. Я произношу это вслух? Или только мысленно возношу тебе молитвы?
там на небе им улыбнется, то ли солнце, а может  сам Бог,
когда он осторожно промолвит "Я зайду? я устал и продрог..."
а она чуть помедлив, пропустит сразу в сердце, минуя порог.
в это сложно поверить,
но так однажды случится.

    — Прости меня, Люцифера, пожалуйста. Прости меня, - шептать, чередуя слова с поцелуями. Мир сужается до нас двоих, пока я, водя губами по твоей шее, возношу молитвы Всевышнему. Я никогда тебя не отпущу, понимаешь? Я не смогу этого сделать, не вырвав заодно ту часть себя, которая отвечает за жизнеобеспечение. Я умру. Без тебя. Это звучит напыщенно и пафосно, однако суть отражает настолько реально, что я невольно дергаюсь, чувствуя волну мурашек, поднимающихся вверх по спине. Кто виной тому? Ты? Мысли? Ваша совокупность? Решаю остановиться на последнем, медленно скользя ладонями по твоей спине. — Давай забудем об этом? Давай сбежим? Давай притворимся, будто всё очень хорошо? - я всё еще замолчать не могу. Я всё еще чувствую себя до безобразия потерянными ребенком, который понятия не имеет, куда ему бежать. С трудом отстраняюсь, внимательно глядя в твои блестящие глаза. — Выпьем? - я жду преданно твоего ответа, пока сердце гулкое ухает в груди. Неужто всё так просто и легко разрешится, оставив после себя разве что легкий и неприятный остаток? Я не могу в это поверить. Слишком хорошо. Слишком невозможно.

+1

6

I find shelter, in this way
Under cover, hide away
Can you hear, when I say?
I have never felt this way

Так и будет. Я укрою тебя покрывалом, сшитым из тонких нитей надежды на светлое наше будущее. Усыплю твою бдительность самыми сладкими_нежными сказками со счастливым концом, естественно. Будто бы по закону жанра. Будто бы всё именно так, как надо нам.  Разбужу твои искренность и доверие, подниму их со дна бокала. Заставлю прислушаться. Убедиться в правдоподобности моих обещаний. В согласованности моих деяний. Перевяжу золотыми нитями, привяжу_ притяну к себе ближе.. и ближе. Будто влюблённая. Безнадежно в тебя влюблённая. Почувствую дрожь в животе. Бабочки чёртовы. Чтоб вы сдохли, - мысленно протяну. Чтоб абсолютно никто не слышал. Кроме меня одной. Так и будет. Заставлю поверить в то, что всё чертовски прекрасно, а затем подтолкну к обрыву. Заставлю прыгнуть. Лишиться жизни. Сыграем в игры. И плевать, что мои опасны для жизни. Слышу твой голос. Люблю тебя. Да? Считай, что уже расставил ловушки_ завязал в сети. Смог обездвижить меня, а моё сердце, покрытое коркой холодного льда, заставил забиться вновь. В ритме твоего имени. Я улыбаюсь. Чувствую боль от макушки до кончиков пальцев ног, но улыбаюсь. Стойко держусь и всё ещё делаю вид, что исправно верю. Нет, не сдаюсь. И не сдамся так просто тебе. Не сдамся без боя. Уж лучше продолжу игру, пока твои руки скользят по спине. Пока ещё в праве касаться губ твоих, что, кстати, предпочитаю сейчас делать. То мягко и нежно, почти неуверенно, то страстно и  горячо, подливая масла в, и без того, костёр ярко пылающий. А ты продолжай возносить молитвы. Обещаю, – они не будут никем услышаны. Как же я тебя люблю. Мне вновь послышалось? Чередуешь слова прощения с поцелуями, сводишь с ума и, чёрт возьми, уже готова ответить. Да-да-да, ничего страшного. Я не хочу ссор. Б-больше... я больше не хочу предательств. Хочу просто быть с тобой. Прислушиваться к дыханию_мелодии сердцебиения твоего. Греться в твоих объятиях. Просто хочу. Более ничего мне не надо. Нет же! Нет! Всё в прошлом. Не столь уж далёком прошлом, но я  у ж е  ни черта не чувствую. Понимаешь меня? Абсолютно.
Но чувствовала, чувствовала, чувствовала. Ты знаешь. Многое будучи рядом с тобою ч у в с т в о в а л а [что уже в прошлом; буквально за считанные секунды]. Непреодолимую страсть, сжимающую все мои внутренности. Нежность, когда хочется от невзгод укрыть_ провести по щеке ладонью, а затем близко-близко прижать к себе и не выпускать из своих объятий. Тебя. Как минимум год. И максимум в вечность. Когда одним лишь рывком оказаться рядом, зарыдать на твоём плече, как ребёнок малый. Просто потому, что ты у меня есть. От счастья. И доверие безграничное. Знаешь? когда можешь всё-всё рассказать, ничего не утаивая. Не стыдясь реакции, что могла последовать после рассказа. Доверяла тебе. Как самой себе и, поверь, может быть, даже больше. Я доверяла. В прошлом. Сейчас же внутри меня пустошь. Отнюдь не для этого я явилась. Разбить, постараться разрушить всё, что только можно [и, пожалуй, то, что нельзя тоже]. Оставить от твоего сердца только осколки внутри тебя, — вот истинно-адова цель моего визита.  Мне плохо, противно. И в объятиях твоих будто в тисках. Колких, насквозь пронизывающих своими длинными иглами. Дышать тяжело мне, сдаюсь. Задыхаюсь. Полушепотом мысленно-медленно объясняясь одновременно тебе в любви. Сжигаю себя дотла, но I need you so much. Мне так не хватало тепла. Твоего тепла и ледяного спокойствия твоего взгляда. Мне так тебя не хватало, но...
— Прости, не хочу. В другой раз как-нибудь, — шёпотом о твою щеку, взглядом испытующе-нежным ловя мини-эмоции. Движения лицевых мышц, перемены твоих настроений. — Когда-нибудь в другой раз, ладно? — к тебе спиной развернувшись, объявляю конец. Финал. Финиш. Шоу окончено. Алые шторы длиною в пол задёрнуты. Главные актёры_почти герои могут покинуть сцену. И один из них в лице меня спешит это сделать. Вырвавшись из тисков объятий твоих, спешу удалиться к выходу из твоей одинокой обители, на ходу подхватив сумку. Остановиться? Прости, но поезд ушел. Не мой. Твой. Уже не сможешь запрыгнуть обратно. Поезд в движении, захлопнута дверь в купе. Только окна открыты настежь, заполняя пространство надеждой на лучший поворот нашего с тобою сценария. Билеты? В кассу уже не вернёшь. Оставь на память. Звеня многочисленными браслетами, открываю дверь. Ныряю наружу в подъезд, а затем, оказавшись в темноте столь знакомой улицы, вдыхаю воздух. Необычайно свежий. И наконец-то [прости] не пропитанный запахом твоего парфюма. Оттого и не кружит голову. Оттого пустота внутри, которую ничем уже, увы, не заполнить. Пустота. И недоперемирие наше дорожками по щекам влажными вниз стекает. Стирает маску, под которой столь тщательно_тщетно пряталась. Слёзы_дождь по лицу. Ещё бы в такси, как можно быстрее. Ты не успеешь догнать. Поезд ушел. Билеты на следующий безвозвратно утеряны_проданы. Просто оставь. Не пытайся вернуть.

And I'll cross oceans, like never before
So you can feel the way I feel it too
And I'll mirror images back at you
So you can see the way I feel it too.

Birdy — Shelter

+1

7

and i break down as you walk away
stay, stay.
cause all my life i felt this way
but i could never find the words to say
stay, stay.

   
     Я пытаюсь обмануть судьбу, всех богов и демонов, обвести вокруг пальца само мироздание, оставаясь рядом с тобой, хотя, кажется, всему белому свету понятно, что рядом с тобой нет места. Я впервые в своей жизни окунулся в подобный водоворот, наивно посчитав, будто мне по силам справиться с течением. Стоит ли удивляться, что ошибся я жестоко? На что, собственно говоря, вообще надеялся? Зная себя, могу лишь сказать, что никак не ждал счастливого окончания, где присутствовали бы дети, семья, шикарный дом. Какая семья, baby? Это ведь история не про нас, пусть сердце и отчаянно не желает в это верить, в то время как мозг кричит и вопит о необходимости одуматься. Поздравляю, мой милый разум, в этот раз победа оказалась на твоей стороне. Во рту привкус горечи; внутри - километры холода. Я пытаюсь дышать ровно, то и дело срываясь. Это всё глупо и надуманно, тебе так не кажется? Это всё не про нас_не с нами. Мне слишком хочется верить в полученное прощение, ведь я, кажется, сказал_сделал уже всё, что только мог. Не желаю произносить это мерзкое слово 'предательство'. Я тебя никогда не предавал, веришь? Возможно, когда-то давно планировал, однако это планировал совсем другой человек, настолько непохожий на нынешнего меня, что я даже ассоциировать себя с ним не хочу. Всё это в прошлом. Забудь, вычеркни, перешагни, да и прости ты уже меня! Я цепляюсь за тебя так, будто ты - последняя надежда. Так оно, наверное, на деле и есть.  Я просто не осознаю масштабов своего проступка, просто закрываю глаза на масштабы моего к тебе чувства, ведь отвернуться так просто. Страшно, дьявольски страшно всё понять_осознать_принять. Я категорически не могу этого сделать, просто потому что могу сейчас целовать тебя, наивно полагая, будто все прегрешения мои прежние позабыты и прощены. Мне нужно лишь услышать это от тебя, да после этого уверовать во все сверхъестественные силы, ибо я и в самых смелых своих мечтах не мог подумать о подобном разрешении ситуации.   
    — Что? - я задаю вопрос уже твоей спине. Так странно видеть твой уходящий силуэт, ощущая при этом растущую дыру где-то внутри. Гребанные чувства! Дергаюсь было вслед, однако вовремя останавливаюсь, прижимаюсь спиной к стене и закрываю глаза. Мне бы бежать сейчас за тобой, мне бы хватать тебя за руки и на коленях вымаливать прощения, но я предпочитаю бездействовать и медленно разлагаться в пределах своей квартиры. Ты ушла. Два слова, два самых простых слова, эхом отдающихся от стен, отскакивающих ко мне, возвращающихся, чтобы оставить очередной глубокий надрез. Кто бы подумать мог, что это окажется настолько болезненным? Медленно, будто во сне, двигаюсь в сторону кухни, где наливаю в стакан виски и залпом выпиваю его. Легче не становится. Всё вообще происходит то слишком быстро, то слишком медленно, так что я категорически не успеваю подстраиваться. Вот вроде бы всё хорошо было, но уже испортилось, успело наладиться уже, после чего вновь полетело в дьявольские чертоги. Как, скажите мне, после этого сохранять здравость ума и ясность мысли? Грязно ругаюсь, меряя шагами тесное пространство кухни. Количество виски в бутылки уменьшается, а вот настроение подниматься не планирует. Позвонить? Написать? Хватаюсь за телефон, чтобы отыскать в списке контактов твоё имя, но тут же решаю этого не делать, правда, через минут семь меняя своё решение. Длинные гудки. Правильно, на кой чёрт тебе отвечать? Нам ведь говорить не о чём.
   Я остаюсь в отвратительном неведении. Что с нами стало? Кем мы остались? Кем мы расстались? Бросаю стакан в противоположную сторону, с любопытством наблюдая за тем как по полу рассыпаются осколки. Вновь мне не становится легче. Как ты могла так со мною поступить? Как могла уйти, не позволив даже разобраться? Очередной взгляд на телефон и мысленный удар себя по рукам. Не стоит. Не сейчас. Думается мне, для начала стоит разобраться с собственными тараканами, а уж потом приступать и к твоим.

my whole life waiting for the right time
to tell you how i feel
and though i try to tell you that i need you
here i am without you
i feel so lost but what can i do?

Отредактировано Roderick Stuart (2014-05-29 20:11:51)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » our fire