Вспоминая себя "в этом возрасте" стоило наверно порадоваться, что сын всего лишь компьютерными играми увлекается, а не оружием и ограблениями складских точек. Об этом своем детстве Фрэнк супруге не рассказывал, считая, что хвастаться там особо нечем. Хотя у него все же было оправдание, на преступную дорожку он встал вовсе не от счастливой жизни. У сына же в сравнении с ним надобности такой не было. Он мог бы зарабатывать на жизнь, ни у кого не воруя и никого не убивая, главное мозг вовремя включить, а не когда уже первый срок отмотаешь, как было в случае с Фрэнком. Доверять ребенку, самостоятельно искать свой путь - не всегда верно. В его поисках они могут натворить таких дел, что будущее себе не построят, а напрочь сломают, и у Фрэнка хватало примеров среди знакомых. Он и сам имел судимость, с которой путь в приличное общество был заказан и ему и его семье. Даже стань он доном, не пойдут к нему люди целовать перстень и просить стать другом и крестным отцом их детей, они жили в то время, когда мафиозо перестал быть романтическим героем, каким представал в книгах Пьюзо. Власти их давили, и они все больше уходили в подполье.
- Вот потому что я себя помню, мы и должны на него повлиять. - Хуже не будет. А то пока единственное что сын делал, это сидел за компьютером или клянчил деньги, то на одно, то на другое. Действительно, зачем напрягаться, когда родители под боком - накормят, оденут, денег на кино дадут.
- Хорошо, - решив не спорить, согласился не приглашать никуда Стивена. На словах согласился. Их выяснения отношений становились уже не ее делом, мужчины сами разберутся. И то, что в первый день "знакомства" они подрались, вовсе не определяло, что всю оставшуюся жизнь им предстояло враждовать. Бывало, случалось наоборот. Подравшись, мужчины становились лучшими друзьями. В качестве примера, с натяжкой, правда, можно было привести Гвидо, который сперва зарядил Альтиери по физиономии, а в последствие сделал своим подручным. Чего они не прощали, так это предательств и ударов в спину. Со Стивом же он был в равных условиях.
Фрэнк отложил нож и развернулся к обнявшей его Джульетт. Та знала стопроцентный способ, как заставить мужа исполнять ее желания. Название острова, который захотела посетить супруга, мужчина слышал впервые. Но вот страна, которой он принадлежал... В случае с Мексикой его пугали вовсе не расстояния, а то, что безопасной эту страну не назовешь. Оставалось надеяться, что хотя бы на Мухересе не выращивают коноплю, и что трупов среди туристов в последние лет десять там не находили. Стоило и в самом деле залезть в интернет и почитать про этот остров.
На лице Фрэнка было большое сомнение, но все же, переборов себя, он согласился и кивнул головой, - Если там будет безопасно, поедем. – Обняв жену, Альтиери улыбнулся ей и, наклонив голову, поцеловал в губы. Пускай, Мухерес, Фрэнку было плевать, лишь бы не сдерживать себя каждый раз, боясь, что появится кто-нибудь из детей.