Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » And then you will know... ‡Who will save you now


And then you will know... ‡Who will save you now

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

GERARD FOSTER, SUMMER MOORE


последний день апреля; вечер; солнечно и тепло; место действия добавиться.
http://25.media.tumblr.com/tumblr_lvrfxmahf51r43aq0o2_500.gif
- Я никому не нужна.
- Ну и отлично.
[ц]


I will not take from you and you will not owe
I will protect you from the fire below
...
I want you to know
All is blacked out but continues to grow
I need you to see
Nothing can change unless you believe
I won’t let it go
I’ll stick to the plan

+1

2

вв

http://cs617227.vk.me/v617227528/578a/SiowZakeX1Y.jpg

Дни бывают разными… так, и напрашивается продолжение «черными, белыми, красными». И, пожалуй, оно будет идеально, ведь если посмотреть в нашей жизни действительно бывают такие дни. Черные – это дни наших неудач и поражений дни, когда хочется бросить все и забыть обо всех. Дни, когда единственное твое желание это находится в одиночестве в маленькой комнате и предаваться жалкому самобичеванию. Но они рано или поздно проходят и тогда вступают в силу «белые дни» - это дни когда тучи расступаются и уступают место солнечному свету дни, когда кажется, что все налаживается и что не все так херово. Дни, когда у тебя появляется надежда на завтрашний день или когда есть ради кого/чего ждать следующего утра. Но и эти «беленькие деньки» долго не длятся. Чаще всего вслед за ними врывается серость ежедневной рутины серость, за которой потом вновь следует чернота. И так по кругу, по идиотскому кругу. Но бывает, что в твою жизнь врываются праздники и тогда день окрашивается в красный цвет без разницы ночь у тебя или день спишь ты или уже проснулся, твой день будет красных тонов. И большинство людей любят забыться в такие дни, любят затуманить мозг всеми известными им способами. Большинство, но не каждый. К примеру, я терпеть не могу праздники, за ними вечно следуют скандалы и споры. Они предвестники бурь, если участвовать в праздновании очень активно. Именно поэтому в такие «красненькие дни» я предпочитаю натянуть на глаза темные очки и оставаться сторонним наблюдателем, который в самой тяжкой ситуации не погнушается отказать в помощи. Даже если и буду костерить себя, потом всеми известными ругательными словами не смогу пройти мимо плачущего ребенка или валяющегося на траве человека, который будет смахивать слишком сильно на бомжа. Да я гребанный Супермен спешу на помощь бедным и убогим. Наверное, в простые дни именно по этой причине я стараюсь бродить по не особо людным парковым зонам. По этой и еще другой небольшой причине. Я не хочу, чтобы люди шептались за моей спиной или мешали мне приятно проводить мои свободные выходные дни. В простые дни я обычно один или с близкими людьми, которые знают мои слабости и предпочтения. Я не могу сказать, что Мур для меня не близкий человек или что я не считаю ее таковой. Как раз наоборот. Я чересчур быстро перекинул ее из разряда приятели в подраздел слишком близкие друзья или не друзья даже. В общем, я сам еще до конца разобраться не могу и поэтому решил закинуть весь этот самоанализ подальше и жить пока тем, что есть. Что выйдет из всего этого, мы узнаем явно не скоро, а даже если и наоборот, то какая нахрен разница. Верно никакой. И возвращаясь к тому что эта милая девушка еще не в курсе того что я не особый любитель слоняться по людным местам то имеем мы отнюдь не радостные перспективы. Конечно, еще остается вариант, что ее можно предупредить заранее, но какого черта, кто я такой, что бы лишать ее привычных вещей или командовать, как тупой псиной в какую сторону повернуть. Нет, мы просто встретимся, а там решим вместе, какой у нас будет маршрут или просто пойдем туда, куда нас принесут ноги. Ведь ради своей прихоти я не хочу отменять нашу встречу.
Еще с утра я проснулся с желанием прогуляться между зеленых крон деревьев, да и что бы в этой прогулке приняла участие небезызвестная мадам, которую сразу после рождения стали величать не иначе как Саммер Мур. Нас познакомили немногим больше недели назад, но за это время появилась некая зависимость от нее. Я наблюдал как она постепенно «оживала» как с каждым днем все больше улыбалась и спорила. О да эта девица просто в восторге от споров, ее хлебом не корми, дай поспорить. Такой девушке самое место в журналистике, правильную профессию выбрала. А еще забавно, что если ты соглашаешься с ней очень быстро, и спор обрывается, так и не начавшись, она может все перевернуть с ног на голову. В общем, это тот еще аттракцион находится рядом с таким человеком и не каждый способен выдержать подобного. Себя я, пожалуй, могу отнести к тем везунчикам, которые получают несравненное удовольствие от общества этой девицы. Поэтому когда были выполнены все утренние процедуры, я схватил свой телефон и набрал уже знакомый номер. Долго трубку никто не брал, и я уже хотел было скинуть вызов, но, как и всегда в этот момент я услышал немного искореженный телефонной связью голос Саммер и после нескольких минут разговора предложил ей встретиться через час в одном из самых больших парков Сакраменто а, получив положительный ответ, отправился собираться.
Сборы не заняли особо много времени,  поэтому на место я прибыл немногим раньше девушки. А может, это я так прикрываю ее вечно опаздывающую натуру. В общем, не так важно как итог я стоял у входа, облокотившись на ограду и с периодичностью отводя глаза от неба, поглядывал в сторону тропинки, по которой она обязана была пройти, что бы оказаться у входа. И спустя минут десять я увидел, что она спешит в моем направлении, смотря на телефон. Расплывшись в улыбке, я не стал дожидаться, пока Мур доковыляет до меня на своих убийственных, на мой взгляд, каблуках и пошел ей на встречу. Так как девушка, не отрываясь, изучала неизвестную мне информацию в телефоне, я опасался, что она может споткнуться и вообще сломать себе что-нибудь… к примеру, шею. Сегодня она показалась мне особенно привлекательной как женщина, не знаю с чем это было связано, да и вновь повторюсь, что к черту самоанализ. Когда Саммер уже заметила меня и улыбнулась в ответ, я был напротив нее и, не особо долго раздумывая, обнял и поцеловал. Это был невинный поцелуй, он длился не больше минуты, но так хотелось большего. К сожалению, пока я не знал, что могу позволить себе с ней и поэтому оставалось довольствоваться малым и надеяться не схлопотать по шее, за этот немного эгоистичный поступок.
- Ну, привет вечно опаздывающая девушка. Пожалуй, мне стоит купить тебе часы и перевести из минут на пятнадцать назад, что скажешь на это? Может тогда, ты будешь приходить вовремя. - Слегка отстраняясь от девушки и заправляя ей, прядь волос за ухо сказал я, как ни в чем не бывало и, взяв ее за руку, довел-таки до входа в парк. – Какие места предпочитаешь больше всего Мур?

+2

3

ВВ

http://cs616718.vk.me/v616718468/a20f/sy_gkkVeLNY.jpg

.
          Дни стали такими короткими и удивительно насыщенными. Вроде открываешь глаза и понимаешь, что у тебя впереди целый день, а потом  моргаешь и уже ночь – время спать. Но пока ты моргаешь, происходит столько всего, а, самое главное, ты в этом являешься непосредственным участником. У меня давно такого не было. Поглощенная депрессией и апатией, я будто бы забыла о том, что можно вот так жить, когда жизнь имеет цветные краски. Но теперь с каждый днем листва на деревьях становилась зеленее, солнце светило ярче, а волосы Фостера принимали все более насыщенный оттенок красного. Да, вы не ослышались, ваши глаза вас не подводят, а губы действительно выдают довольно осмысленные звуки. Нарцисса познакомила нас не так давно, а он уже успел залезть мне в душу. Знаете, бывают такие новые знакомые, которые зажигают в вас что-то, но непонятно, что будет впереди: они либо неожиданно теряются и о них не сожалеешь, либо занимают в сердце такое особое место хорошего или лучшего друга, а, быть может, и посерьезнее. Я не знала, не хотела над этим рассуждать. Главное, что он помог мне выбраться из всего этого кошмара, за что я была ему неимоверно благодарна, а остальное было не так важно. Ранее я не хотела вообще ничего – не хотела просыпаться по утрам, не хотела есть, не хотела даже вставать с кровати – а теперь во мне пробудилась хоть какая-то заинтересованность к происходящему. Я вставала с кровати, а Нарцисса, которая все так же приезжала ко мне до работы, пыталась скрыто улыбаться, попивая сладкий чай из чашки, но, если раньше я не видела, как она злиться или что-то говорит, то сейчас я потихоньку начинала замечать то, что меня окружает. И улыбку Аудиторе в том числе.
          Поднимаясь утром, не знала чем заняться сегодняшним днем. На работе я буду в отгуле еще несколько дней по причине «проблем со здоровьем», поэтому пока я предоставлена самой себе. Сходив ополоснуться в душ, побрела на кухню, отложив телефон в сторону. Горячий кофе для того, чтобы проснуться, а после нужно покормить пса и кота. Брат заезжал, пока я спала и прогулялся с Кётером, поэтому, если мне и одевать поводок на моего бойцовского мальчика, то только глубокой ночью, когда я уж точно вернусь домой, конечно, если куда и выйду сегодня.
          Ответ не заставил себя долго ждать, раздавшись по тихой кухне телефонным звонком. Поначалу хмурюсь, но ставлю наполовину опустевшую чашку на край стола и двигаюсь к телефону, который лежит на противоположной стороне гранитной поверхности. Рукой, по неосторожности, смахиваю керамику на пол, а часть горячей жидкости облизывает прохладную кожу ног.
          - Ах тыж… - Припрыгнув на месте, хватаю полотенце со спинки стула и стираю с ноги кофе. Вроде не кипяток, значит шрамов не будет. Плюнув на осколки чашки под ногами и кота, который оторвался от миски и прибежал на громкий звук, все же добираюсь до мобильного и, проведя пальцем по экрану, отвечаю на звонок. На том конце телефона Джерард. На самом деле, я даже не удивлена, с момента знакомства он звонил мне каждый день и звал куда-нибудь, или просто болтал со мной по телефону, как будто мы с ним знакомы уже тысячу лет. А я улыбалась в трубку и что-то щебетала, забывая о всех проблемах и, периодически, проводя ладошкой по животу, который сейчас уже не вызывал у меня такого негатива.
          Несколько минут разговора и вот, мы уже договариваемся о встрече в парке, через час. Честно, я спешила, как могла, но, даже еще не успела выйти, как поняла, что опоздаю. Это не мешало мне прибавлять скорости в машине, пытаясь нагнать время и нестись чуть позже к парку, в последний момент отвлекаясь на телефон, где высветилось сообщение от Макса. Набирая ему ответ, иду на автомате ко входу, грозясь в любой момент упасть из-за каблуков, которые одела. И какого черта я вообще одела туфли в парк? Шут его знает.
          Я даже забыла про человека, который меня ждет, уж слишком увлеклась ответом брату, а когда закончила и подняла взгляд, то увидела его. Телефон сразу же оказался в сумке, а я улыбаюсь, словно малолетняя девчонка, делаю шаг навстречу и попадаю в его объятия. Не успеваю даже опомниться, как почувствовала его губы на своих и прикрыла глаза, остановившись и замерев на месте. Даже дыхание как-то оборвалось и только стук в ушах. Бум-бум-бум, бьется по стенки ребер, как заводной механизм сердце. Только оно то и знает, что делать, а я не могу даже пошевелиться, мягко и как то невинно отвечая на его поцелуй. Рука, на полном автоматизме поднимается выше, еще чуть выше и, практически ложиться на плечо, но все прерывается и время начинает идти своим чередом. Лишь сердце беспокойно бьется в груди, а внутри все как-то переворачивается и прыгает. Я ни о чем не думала тогда и ни о чем не думаю сейчас, не знаю даже, как реагировать.
          - А? – Переспрашиваю, но тут же понимаю, что пропустила только одно слово. Смущенно улыбаюсь, опускаю взгляд на мыски туфель, пока он поправляет непослушную прядь за волосы и понимаю, что боюсь смотреть в его глаза. Буду смотреть на плечо, вот. Хотя… Это будет странно выглядеть. Лоб, нос? Черт, что делать то? А он хватает меня за руку и ведет в сторону парка.
          Подожди, все слишком быстро.
          Что только что произошло?
          Вспоминая его слова, сказанные менее, чем минуту назад, не нахожу ничего более увлекательного, чем разглядывать дорожку под ногами.
          - Придется не просто купить часы, а перевести все в моем доме. Правда. Я всегда опаздываю, оно как-то само получается. – Щебечу в свое оправдание. – В общем все очень сложно, вот.
          Я и действительно ничего не могу поделать со своими опозданиями. Выходя загодя, все равно прихожу позже положенного, но, мои друзья уже привыкли к этому. На самом деле, мне кажется, что музыкант сам ничего особо против не имеет. Ну, не так, а скорее, это не вызывает у него такого негатива, как у некоторых.
          - Прости, я не хотела.
          Опять бормочу себе под нос и хмурюсь, продолжая разглядывать дорожку. Раз камушек, два камушек, а третий отскакивает от моего мыска в зеленую траву.
          - Места?
          Опять переспрашиваю, но уже поднимаю на него взгляд.
          А у него рука теплая. И приятная кожа.
          - Да мне все равно, если честно.
          Чистейшая правда.
          - Главное – это люди, которые рядом.
          Тоже правда, но сейчас это как-то очень глупо звучит.
          Остановившись около входа, я выдерживаю пару вздохов и уже сама веду его внутрь парка, закусывая нижнюю губу и не зная, что сказать.
          - Как продвигаются дела с кабинетом и подвалом?
          Джерард хотел что-то там начудить и переделать под себя, об этом шел разговор позавчера. Но позавчера он не целовал меня в губы, это сбивает совершенно все мысли!
          - Ты мне позвонил, а я чашку разбила. Кстати, я не успела собрать осколки, вернее совершенно забыла про них. Главное, чтобы кот не подумал, что это какое-то новое блюдо в его меню и не сожрал все это, а то не совсем хорошо будет. Кстати, я сегодня не курила.
          Последнее я заявляю со всей гордостью, ведь для меня это правда повод. Еще не так давно, я пыхтела, словно паровоз, даже не задумываясь о здоровье ребенка. А сейчас как-то не хотелось. В сумке у меня лежала пачка сигарет и зажигалка на всякий случай, но и сейчас я не хотела пускать в себя никотиновый дым.
          - А ты какие места предпочитаешь больше всего, Фостер, а?

+2

4

Все пролетает мимо нас просто с бешеной скоростью. Порой кажется, что даже быстрее чем скоростью света, но это, несомненно, нам только кажется. Даже когда мы вспоминаем самые яркие моменты своей жизни, даже когда мы восстанавливаем их по крупицам и пытаемся найти, в чем именно мы ошиблись. Даже тогда, кажется, что все произошло слишком быстро. Но знаете, бывает, что плевать с высокой колокольни, что все летит с ужасающей скоростью плевать, что все наперекор всем твоим правилам и стандартам. Плевать на весь этот бред, черт возьми.
Нам постоянно хочется изменить, что то в своем прошлом. В поступках, которые мы совершали несколько месяцев, недель, часов назад. Нам хочется все поменять, но это уже невозможно. Сделанного не воротить, все произошедшее лишь на нашей совести. И знаете чаще всего мы сожалеем о совершенном, чаще всего мы готовы отдать, что угодно, что бы изменить наши те или иные поступки. Чаще всего, но не всегда. Сейчас бы я сделал все возможное, что бы повторить или даже решиться на большее в своих порывах. Я был бы согласен на все главное быть чуть отважнее. И, пожалуй, я не буду изображать из себя мальчика, который даже не понял, что он сделал. С легкой подачи Мур я наоборот буду потакать своим желаниям еще больше чем до этого, а там мы узнаем, что выйдет из всего этого.
На самом деле последние дни были полны впечатлений как эмоциональных, так и физических. Не знаю, что именно мне ждать от завтрашнего дня, который уже фактически наступает мне на пятки, но сегодня я хочу слепо следовать своим желанием. Ну, есть у меня такое искушение и ничто не способно его отменить. Не осуждение окружающих людей не нашептываний так называемых «полезных советов» от близкого круга общения, которое в основном в один голос говорит мне «Джер, одумайся. Она же беременна от другого». От всей этой катавасии так и хочется закричать в голос, «Какого хрена вы вообще лезете в мою личную жизнь?!». Хочется да, но как итог я лишь посылаю всех куда подальше и отстраняюсь от людей еще больше чем до этого. Я отталкиваю тех, кто якобы желает мне только добра, я отталкиваю их, так как они даже не могут понять, что мне может быть комфортно с человеком, который не соответствует их стандартам. Да мне чхать на всю эту ахинею. Мне абсолютно безразлично. Самое важное на данный момент состоит в том, что я нахожусь рядом с человеком, который относится ко мне как к не знаменитому куску мяса, а как к личности, которую он уважает и искренне ценит.
Кажется, мой небольшой порыв немного выбил почву из-под ног Саммер. Она стала более растерянной и нервной чем обычно в моем присутствии. Предложения лепились друг на дружку, и создавалось впечатление недосказанности. Я не хотел что бы она ощущала себя неуютно после моего так называемого поцелуя но я не капли не жалею что решился на него. Да сколько можно тянуть. По крайней мере, для меня стало все ясно еще в первые часы нашего общения - стало ясно, что мне не особо хочется отпускать подобную птичку. Единственное, только несколькими минутами ранее я понял, в каком свете я представляю ее рядом с собой. Понял и принял. Осталось лишь как-нибудь поделикатнее донести эту мысль до Мур. Вбить ей это в голову намертво и обойти все заморочки, которые она, скорее всего сама себе напридумывала. Это будет не так легко но я считаю что все мои усилия будут того стоить.
- Без проблем дорогая я могу стать твоим личным будильником. Хоть я не особо люблю вставать рано, но это у меня исправно получается. – Подмигиваю я девушке приобнимая ее за талию, и таким образом, отвечая на ее предложение о переводе всех ее домашних часов. Да возможно было немного рискованно, но кто не рискует, как известно не особо счастлив в итоге.
- Ну, насчет моей перепланировки я даже не знаю, не заглядывал домой. Я живу пока в отеле и дожидаюсь окончания работ. Ненавижу всю эту ремонтную пыль. И расслабься. Не стоит волноваться по поводу кота, он у тебя не такой дебил, что бы решить, что осколки стекла это его дневной рацион. Этот боров тот еще гурман. - Немного в насмешку говорю я. – Да и мадам, так как на сегодня вы моя спутница то я проведу вас по самым темным и неизвестным местам, от которых вы будете пищать как шестнадцатилетняя школьница, которой подарили пшивенькую машину одновременно с ее правами.  Да и вообще, я думаю, вряд ли тебе показывали такие чудеса в этом месте.
Я повел Саммер по «своим протоптанным дорожкам». Я хотел ей показать все чудеса этого места. И я надеялся, что она оценит по достоинству малолюдство и изумительные виды, окружающие нас со всех сторон. Оценит и подскажет мне, как я могу вести себя с ней дальше, как простой друг и приятель, которому можно изредка поплакаться в жилетку или как мужчина, которого она хочет наблюдать рядом с собой.

+1

5

.
          Все же не могу не согласиться с утверждением о том, что женщины слишком много думают. В наших головах постоянно идет мыслительный процесс по тому или иному поводу, по тому или иному случаю, который имел место быть. Мужчины глупо утверждают, что женщин двигают только эмоции. Нет. Не только. Просто иногда они торжествуют над разумом, все затуманивая и направляя процессы совершенно не в ту степь. Я могу погордиться тем, мол, смотрите, я обладаю аналитическим складом ума и надо мной не властвуют эмоции, как над другими. Но, честно говоря, я нагло совру. Сейчас уж точно я не могу трезво рассуждать над ситуацией. Не я над ней, а она надо мной взяла контроль.
          Вернее, потихоньку берет, пока я могу что-то говорить и как-то двусмысленно реагировать на то или иное действие Джерарда.
          Моя же голова забита совсем другим. Тем, что случилось только что. То, чему в обычной ситуации уделяют не так много такого насыщенного внимания. Ведь сразу все должно стать понятно. Либо все хорошо, либо нужно бежать. Но сейчас не та ситуация.
          Сейчас вообще хуевая ситуация.
          Вот Фостеру хорошо – он ведет себя так, будто ничего не произошло. Будто то, что он сделал – в порядке вещей. Так и надо. Но его поступок был неправильным и вместо того, чтобы отвечать ему, мне нужно было отталкивать, посылать к черту, шипеть и возмущаться. А потом развернуться в обратную сторону и унестись так быстро, чтобы только шпильки сверкали. Но вместо этого я продолжаю идти с ним, больше похожая на призрака, чем на человека. Чувствую его руку на своей талии и, вроде бы улыбаюсь, но в голове звенят колокола, которые объявляют о том, что происходящее не должно быть таким. Не в этом мире.
Я надела на себя маску, взяла одну из главных ролей. В сценарии написано, что я – беременная женщина, совершенно одинокая, которая скитается по всему миру и не может найти того, кто сможет согреть и подарить тепло. В сценарии написано, что я навсегда останусь одна и не буду никому нужна. В сценарии много слов, но мало речи. В сценарии нет мужчины, который целует меня и обнимает за талию так, будто я ему принадлежу.
          Бумага рвется. Буквы рассыпаются по дорожке.
          Так не должно быть. По сценарии я никому не принадлежу. Не потому что я вся холодная и неприступная, а потому что я несчастна, беременна от другого мужчины и все так же никому не нужна.
          Буквы утекают в канаву.
          - Зачем вставать рано?
          Шепчу одними губами, не понимая происходящего.
          Фостер что-то говорит, но я еле понимаю его слова, еле поспеваю, мои мысли совершенно о другом, не об этом.
          Что-то про отель. Что-то про моего кота. А так же что-то про то, что он поведет меня по каким-то местам, которые ему нравятся. Но я не хочу никуда идти. Я хочу собрать обратно свой сценарий и уйти домой, свернуться клубочком и читать страницу за страницей, курить, выпуская дым в потолок и гладить пса, положившего морду мне на ноги. Я не хочу больше класть руки на свой живот и думать, что совсем скоро, он станет больше и, человечек внутри него, может пнуть меня ножкой или ручкой. Я вообще не хочу этот живот. Не ненависть, а безразличие, смешанное с раздражением из-за того, что я не могу делать то, что хочу:
«Саммер, не кури много – ты беременна»,
«Саммер, тебе нельзя пить – ты беременна»,
«Саммер, ешь правильную пищу – ты беременна»,
«Саммер, будь нормальной – ты беременна».
          Да заебали, ей богу.
          - Куда идти?
          Опять переспрашиваю и резко останавливаюсь на месте, не давая красноволосому парню увлечь меня дальше по тропинке.
          - Стой.
          Отхожу от него на шаг, а, может, целых два или больше, руками делаю движение, мол «не подходи» и пытаюсь отдышаться – грудь сдавливает тисками. Не могу ни слова сказать, ни ничего сделать.
          - Ты издеваешься надо мной, Джерард?
          Поднимаю на него взгляд, полный злости, обиды и слез. Да, произошедшее теперь кажется мне издевательством. Именно так.
          - Что это было? Что ты себе позволяешь? Зачем?
          Пока я говорю, дыхание спирает, я шиплю, шепчу и плечи мои вздрагивают от рыданий. Слишком много слез за последние пол года. Так тоже не должно быть, учитывая, что до этого я плакала лишь в школе.
          - Так весело что ли целовать беременную женщину?
          Сама понимаю, что сморозила полную глупость. Отворачиваю лицо, смахивая слезы с глаз и щек, а потом подхожу к парню и кладу руки ему на плечи, заглядывая в его темные глаза.
          - Я беременна от другого мужчины. Тебе заняться нечем, Джер? Не валяй дурака. Иди, найди себе хорошую девочку, в животе которой нет чужого ребенка и заведи с ней семью.
          Убираю руки с плеч, опять отхожу назад, приложив ладони к лицу, закрываясь и прячась не только от него, но и от всех вокруг. От себя самой. Ничего не хочу. Домой хочу.
          Смешная шутка вышла, ха-ха-ха.
          Вот только зачем?
          Зачем оно нужно?
          Мало мне что ли несчастий?

Отредактировано Summer Moore (2014-05-19 00:52:23)

+1

6

Разве мы можем знать заранее, к чему нас приведут те или иные наши поступки. Нет – это единственный ответ, который существует на данный вопрос. Мы можем лишь пытаться предугадать как сложится та или иная ситуация в дальнейшем мы можем лишь гадать и надеяться на положительный финал. Да можем, несомненно, явственно представить его воплощение, эдакий Happy End воплоти. Все счастливы и довольны и все это так приторно и фальшиво выглядит в наших мечтах, что волей неволей понимаешь, что такого не может случиться. И каждый раз пытаешься одернуть сам себя, каждый раз повторяешь про себя как мантру что-то наподобие «Эй чувак, что за радужные реки в твоей пустой голове? Очнись! Это реальный мир, здесь все происходит через жопу!». И каждый раз ты посылаешь свой внутренний голос в места столь отдаленные, что порой диву даешься, что тебе известно о подобных закоулках. Но никогда, повторюсь никогда, ты не прекратишь рисовать себе воздушные замки, будь ты маленьким мальчиком или старцем уже на исходе своего времени.
   Всем свойственно мечтать, но мало кто может пытаться привести свои мечты в реальность. Мало кто будет задаваться подобной целью и идти к ней до победного конца большинство просто махнут рукой и скажут «это невозможно» а я, пожалуй, отвечу им что рискну. Да возможно этот риск будет не оправдан, и в итоге я потеряю, например, в данной ситуации все контакты со своей целью, зато в будущем я не буду задаваться вопросом «А что, если..?» и не буду жалеть об упущенной возможности. Единственное что в случае неудачи я буду винить себя за неверный подход. Но эй, я человек! Мне свойственно допускать ошибки и я с упорством буду пытаться их исправлять.
   Так и сейчас. Я решился не ходить вокруг да около, окучивая Саммер как старую клумбу с уже прогнившими корнями цветка. Я решился вырастить, что то новое и более крепкое чем все то, что она знала до этого. Да, возможно по своему, но я хочу сразу показать, что хочу от нее.
   Я догадывался, что эти десять минут были лишь своеобразным затишьем перед бурей. Что она собирала свои мысли и ощущения воедино и что совсем скоро она выплеснет все свои эмоции в слова. Но я и догадаться не мог, что она может завернуть так глубоко, а главное в совершенно неверном направлении.
   Это как надо было морально уничтожить человека, что бы при проявлении даже столь явственной для других симпатии девушка с абсолютной убежденностью говорила что ты, таким образом, шутишь над ней. Что все это что бы поиздеваться. Что невозможно хотеть находиться поблизости, да и просто хотеть такую как она. И самое ужасное, что ты видишь, что она верит в то, что говорит, что это не дурацкая женская отговорка и от этого становиться горько. Так горько, что подобный ей человек может думать о себе только в плохом свете. Горько, что непроизвольно руки сжимаются до побеления костяшек, и я стараюсь всеми силами удержать эмоции на своем лице, когда внутри все кипит от пламени ненависти к тем людям, которые способны сотворить подобное с другим человеком, с женщиной… с Саммер.
   Я хочу схватить ее за плечи и встряхнуть, я хочу, что бы она открыла свои глаза и выкинула весь этот бред из своей головы. Но только моего желания сейчас мало. На данный момент важно, что бы Мур хотела вылезти из этого болота, а иначе ее затянет на самое дно. В первую очередь необходимо ее желание выбраться из трясины, которая с каждой секундой с каждым ее вздохом и каждой капелькой слез затягивает ее все глубже и глубже, отдаляя от чистого воздуха и солнечного света.
  - Что я позволяю? Саммер, открой глаза и включи голову. Я позволяю себе поцеловать девушку, которая мне нравится. Я позволяю себе обнимать девушку, которая мне небезразлична. И даже не смей заикаться по поводу того что мы по сути незнакомы. Плевать я на это хотел! И хватит пугать меня своей беременностью! Это ребенок, а не монстр, в конце концов.
   Когда я высказал что думаю, по поводу ее слов то был вновь вплотную к ней, я пытался отвести ее руки и после небольшой борьбы мне это удалось. Мне было тяжело смотреть в ее глаза, из которых до сих пор катились слезы, мне было больно. В этот момент мне казалось, что из меня выпотрошили все органы и собирались подать их как главное блюдо на сегодняшнем ужине. Я взял ее лицо в свои ладони и прислонился своим лбом к ее, параллельно смывая подушечками больших пальцев слезы с ее щек. Это было тяжело, но я всеми силами старался, что бы она не отпускала моего взгляда.
  - Саммер послушай меня внимательно сейчас. Я не глупый мальчик и я не собираюсь играть твоими эмоциями. Я настроен весьма серьезно. Здесь главный вопрос как настроена ты? Если ты сейчас не способна ответить на этот вопрос, что ж я подожду. Но мне нужно хотя бы знать, что я буду ждать не напрасно. И что это будет не ради того что ты потом можешь похвастаться кому либо о том что я такой дебил и ты крутишь мной как марионеткой. Ты понимаешь, что я тебе говорю? Понимаешь Саммер? Так ответь мне, что на самом деле хочешь ты, потому что я определенно знаю, чего хочу.
   Я не отстранялся от нее не на миллиметр и не давал девушке возможности вырваться. Я хотел, что бы она поняла, что сейчас решается не только ее и мое будущее. Я хотел, что бы она поняла, что как бы она не пыталась сейчас меня оттолкнуть, я притяну ее еще ближе. Хотя бы, потому что не могу смотреть на нее, когда она так подавлена.
   «Черт, Нарси меня закапает, если у меня ничего не выйдет. Да я сам себя загрызу…» промелькнула мысль и скрылась обратно в глубинах моего сознания.

+1

7

.
          Мне больно и печально. От того, что твориться вокруг меня. Кажется, меня утянет опять. Но вынырну я тогда оттуда еще раз, хотя бы для того, чтобы сделать спасительный глоток воздуха, или двинусь к самому дну, под толщи воды, где давление вызовет внутреннее кровотечение и я умру, так и не увидев больше солнечного света?
          У меня был шанс все исправить. Не сейчас, а давно, когда я только узнала о своей беременности. Я могла не уходить тогда от врача, а попросить сделать аборт. Все равно об этом бы никто не узнал, это был бы мой маленький секрет. Чик, и моя жизнь сейчас бы была прежней. Я бы рассталась с Китом и все было бы хорошо. Никакого прошлого меня не волновало. Это же всего лишь пару движений. Чик, и я была бы полностью свободной от того, что меня утягивает назад.
          Но я этого не сделала. Если бы я забеременела раньше, то, на сто процентов знаю, что я бы так и поступила. А тогда замешкалась и оставила плод внутри себя. Если бы все было хорошо, то я была бы сейчас счастлива, но вместо этого получила тысячу и одно проклятий, которые в итоге надламывают мою спину тяжелым грузом и вдавливают в землю.
          Все произошедшее сломало меня, а в моих ушах до сих пор звучат слова Наташи, которые она от злости ляпнула на своей свадьбе после того, как я накинулась на ее жениха. Конечно, этот момент мы позже уладили, но все равно больно вспоминать. Почему то я не могу забывать плохое сейчас. Если раньше забывала почти мгновенно, то сейчас перед сном я обязательно все вспоминаю и эти сцены, которые крутятся в моей голове, мешают мне заснуть, от них я ворочаюсь, а потом сажусь на кровати, подтянув под себя ноги и просто смотрю в стену.
          А сейчас все это достигло своей предельной точки. То, что накопилось, теперь выплескивалось благодаря толчку Фостера. Казалось бы, все было хорошо, не так ли? С его появлением в моей жизни, с нашим знакомством, а так же с помощью Нарциссы. Казалось, что дальше будет только лучше, но я ошибалась, глубоко ошибалась. И сейчас была прекрасная демонстрация этой самой ошибки.
Приложив руки к лицу, стою, продолжая прятаться и пускать слезы из глаз, вспоминая все, что произошло не только сейчас, но и давно. Все эти потаенные обиды, злость и, самое ужасное, жалость. Но при этом прекрасное понимание того, что я сама во всем виновата. Сколько у меня было мужчин? Сколько у меня было серьезных отношений? Я встречалась несколько лет с братом Нарциссы, потом мне сделал предложение Слевин, но мы разорвали отношения перед самой свадьбой. У меня был Джейсон, который сам сбежал, боясь серьезности, но ни по кому из них я не печалилась так сильно, как по Киту, мать его, Холланду. Воздвигла воздушные замки, держала все на себе тогда, когда все давно умерло и кормила себя бесплатными обещаниями. А в результате осталась не то, что одна, а вот в такой ситуации, как сейчас. И это убивало меня. Осознание моих ошибок.
          Не знаю, что двигает Фостером. Через собственные рыдания, я слышу его голос. В отличие от последних десяти минут, я теперь его отлично слышу и понимаю. Но легче от этого не становиться. Только тяжелее и больнее.
          Все это до сих пор мне кажется не более чем издевательством .
          И я не верю ему. Не могу верить. Потому что, даже если это и правда, то все равно вскоре закончится.
          Счастья не бывает – это иллюзия.
          Небольшое затишье, я даже не пыталась как-то отвечать на его слова, просто продолжала стоять, упиваясь собственный горем. И я стояла так до тех пор, пока он не подошел ко мне и не попытался убрать руки от лица. Я не давала, сопротивлялась, а еще думала, что еще немного и точно унесусь отсюда. Но недолго пришлось бороться – под конец я устала и сдалась, позволив ему отнять руки от лица. Теперь его ладони на моем лице, он стирает слезы подушечками больших пальцев, а я прикрываю глаза, но, испытывая на себе его тяжелый взгляд, открываю веки и смотрю ему в лицо. Не в самые глаза, а куда-то мимо них, а потом, чуть успокоившись, вздыхаю и смотрю в глубину.
          Я слушаю его, но не могу верить. Не могу и все тут. Кнопка отключена, не знаю, попросту все отключено. И, как бы он не стирал дорожки слез, почти мгновенно появлялись новые.
          - Ты точно издеваешься надо мной.
          Даже как-то выдавливаю из себя улыбку.
          - Прекрати, Джерард. Ты взрослый мужчина. Тебе это не нужно. Я тебе не нужна, успокойся. Я никому не нужна. Смирись с этим так, как смирилась я.
          Мои же собственные слова меня пугают. Как будто их говорю не я, а полный безумец. Не хватает только бегающего взгляда и смеха гиены.
          - Нет, правда. Просто не надо этого всего. Ничего хорошего не будет. В конце пьесы я опять буду одна.
          Не отводя взгляда от глаз Джера, залезаю рукой в сумку и вытаскиваю оттуда какой-то смятый лист бумаги. Опускаю голову, хлюпаю носом и распрямляю его. Какой-то чек, который потерялся в моей персональной сумочке Гермионы.
          - Вот что было, видишь?
          Демонстрирую ему листочек, кручу им в разные стороны, а потом разрываю его и кусочки листка отлетают в сторону. Сжимаю ладонь в кулак.
          - Вот, что стало.
          Разжимая кулак обратно, показываю ему последний кусочек, который, под легким порывом ветром или наших собственных дыханий, надолго не задерживает в ладони и улетает на землю.
          - Вот что будет.
          Да, мне страшно.
          - Прекрати, Фостер. Давай оставим все как есть. Я никому не нужна и все счастливы.

+1

8

Бывают разные ситуации и не из всех есть выход. Но знаете, у каждой имеется лазейка, которая позволяет или позволяла в нужный момент все круто повернуть и изменить будущий исход. Но не все видят их. Нет, даже не так не все хотят их видеть. Нам проще плыть по течению и ссылаться на то, что так велено судьбой и нечего изменить уже нельзя. Нам проще всю вину свалить на ближайших людей. А по сути, что мы имеем, а имеем мы лишь то, что сами виноваты во всем и даже не хотим заметить этого. Я умоляю вас, мало кто признает свои ошибки. А даже если и признаем, то утешаем себя потом, что этого было не избежать и вообще все исправлять уже поздно, в итоге каждую ночь нашептываем себе эту мантру перед сном и ходим следующие дни как на иголках - все нервные и вечно всем недовольные.
   Я начинаю потихоньку корить себя за то, что решил перейти к решительным действиям. В моей голове вертится пара строчек, которые скажут многое, в моей голове крутится вопрос « Что ты натворил?». Он вертится и не дает мне покоя, но если бы мне предоставили возможность вернуть эти несколько минут назад, я ни за что не поступил бы иначе. Надо просто немного подождать. Терпение всегда приносит свои плоды, и я ожидаю только положительного результата и никакого иного. Но я даже понятия не имею, как убедить Саммер прекратить нести весь этот бред про то, что она никому не нужна. Я понятия не имею, как заставить ее перестать нести всю эту чертову ересь про несчастливый финал. Как убедить эту девушку, что этот мир не настроен против нее. Да, я согласен, она многое пережила и боится уже довериться, боится вновь поднять голову и идти вперед - она просто устала падать. И я понимаю ее, понимаю и хочу помочь. Возможно, немного в своих эгоистичных целях я хочу ее вытащить из этого вакуума, который она создала вокруг себя. Ну, я эгоист и с этим нечего не поделать, но я хочу, что бы она вновь начала «жить» хочу и точка.
  - Саммер, просто заткнись. Я не хочу слышать от тебя всей этой дури, которой ты пичкаешь себя последний месяц. Ты понимаешь вообще, что сейчас ты больше стараешься убедить себя в своей так называемой никчемности? Ты понимаешь это Саммер?
    Я отпускаю ее плечи и начинаю ходить перед ней то туда, то сюда. Ну, вот и все, терпение лопнуло. Да я сорвался. Да я накричал на нее, но видит бог, я не могу больше слушать, как она говорит весь этот бред про себя. Я не могу смотреть на страдания, искажающие ее лицо. Возможно, своим выплеском я все еще больше усугублю, но я хотя бы вновь попытаюсь донести до нее элементарную вещь.
    -Черт Саммер милая почему ты не можешь принять того что кто то может желать находиться с тобой рядом. Оглянись вокруг посмотри, сколько у тебя друзей. Возьми Нарциссу или Наташу что-то изменилось в ваших отношений после того как ты рассталась с тем мудаком? Они тебя кинули или перестали с тобой общаться? Как бы ты их не отталкивала, пойми, они все равно остались с тобой и не они одни. Так почему же ты считаешь, что я тебя брошу, почему ты так думаешь Саммер? Я дал тебе повод вообще так думать?
   Я пытаюсь одернуть себя пытаюсь заставить себя не повышать на нее голос, но все мои попытки просто напрасны. Они как песок, который ты сжимаешь в кулаке, а он в итоге все равно высыпается. Они как вода в реке, которая неизменно будет двигаться по своему течению. Я боюсь, что могу напугать ее своим напором и при этом вновь не о чем не жалею. Я упустил свою лазейку и сейчас мне остается только бороться, за то во что верю.
   Я резко останавливаюсь и вновь смотрю на Мур. Она наблюдала за мной все это время и поэтому когда я ловлю ее взгляд уже поздно стараться смотреть в другую сторону как она делает это в последнее время. Не знаю, надеялась она на то что я не замечу того что она с упорством барана избегает моего взгляда или просто даже не думала об этом но сейчас дергаться ей уже бесполезно. Проходит минута другая, а мы все смотрим друг на дружку как два идиота. Не знаю, какие мысли сейчас бродят в ее чудной головке, и что она будет делать дальше, но я знаю точно, что я хочу сейчас. И поэтому, не прекращая смотреть на девушку, я вмиг сокращаю расстояние, разделяющее нас и, сжимая в своих объятьях, целую ее. Целую, не так как при нашей встрече сегодня, нет, на этот раз я делаю все, так как хочется. Не осторожничая и не размышляя со всей страстью, которая владеет сейчас мной. Я сминаю ее губы своими и не хочу останавливаться, но еще понимаю что надо. И когда спустя какое то время все же отрываюсь от нее, то я понимаю, что не буду даже извиняться, я просто понимаю что хочу всегда находится рядом с ней. Как будто кто-то щелкнул переключатель в моей голове, и все встало на свои места. Все стало элементарно и даже не понимаю, как я не мог понять этого раньше.
  -Саммер я не знаю как мне доказать тебе что не скроюсь при появлении ближайшей трудности. Я просто не знаю. Я до сегодняшней нашей встречи и не знал, что точно чувствую к тебе. Черт, давай ты просто выйдешь за меня? Я никогда еще не думал об этом так серьезно как сейчас. Давай ты просто станешь моей женой?! Ты хочешь этого? Потому что я хочу. Поверь мне.

Отредактировано Gerard Foster (2014-05-20 01:05:21)

+1

9

.
          Хорошо, если бы из жизни можно было вырезать людей. Чик и все, нет его. И воспоминаний о нем нету. Ничего нету, абсолютно. Это было бы действительно хорошо. Встретил ты человека, начал с ним общаться, а в итоге он оказался последней мразью, который сделал тебе больно. И вместо того, чтобы переживать по этому поводу, как то терзать себя и мучить, было бы замечательно, если бы ты мог просто взять и вырезать его из своей жизни. Или, навести курсор на нужную папку с его именем и нажать «Delete».
Вы действительно хотите переместить эту папку в корзину?
Да Нет
          Выбирай нужную, а потом очисть корзину, чтобы под хмелем не решить все восстановить. Удаляй безвозвратно.
          Ах, как было бы легко, если бы, если бы… если бы…
          Но мы живем в таком мире, где нельзя этого сделать и люди вынуждены страдать. Страдание – одно из составляющих человечества. Почему-то без этого никуда. Будь то что-нибудь масштабное, или какой-то пустяк – люди всегда найдут повод для того, чтобы самобичевать себя своими мыслями и действиями других людей.
          Глядя на то, как на землю падает последний клочок бумаги, я возвращаю взгляд к парню и опять всхлипываю, будто только что улетела моя последняя надежда. На деле же все улетело уже давным-давно, но я почему-то послушно стою, не двигаясь с места и не говоря ни слова. Не знаю, что сказать или добавить ему. Все что могла – уже сделала.
Его ругань и крик были вполне ожидаемы, но все же заставили меня чуть отшатнуться, широко раскрыв глаза. Я не почти не знаю Фостера, но не думала, что он будет тем человеком, которого можно вот так просто вывести из себя. Хотя, по ходу, своим нытьем я и его достала. От этого становиться еще печальнее, но я сжимаю губы в тонкую линию. В легком недоумении продолжаю наблюдать за ним и тогда, когда он начинает ходить из стороны в сторону, а в уме считаю его шаги, сама не знаю почему. Кручу головой из стороны в сторону, изредка всхлипываю, похожа сейчас на девочку, которая слишком много врала и это раскрыли.
          Его слова, наконец, заставляют меня задуматься. Нарцисса со мной, Наташа со мной. Но мои ощущения очень сложно объяснить. Одиночество в толпе – такое чувство, когда ты находишься среди своих, но являешься чужим. Не можешь найти себе места. Вот что-то такое я и испытывала, хотя со мной были те, кто не оставлял меня ни на минуту, приходил по первому зову или когда чувствовал, что со мной что-то не так. Те, кому я могу полностью доверять. А вместо того, чтобы отвечать им благодарностью, я продолжаю заявлять, что я совершенно одно. От этого тоже становиться грустно, но я продолжаю молчать, лишь всхлипываю и склоняю голову набок, сжимаю кулаки, чтобы не ляпнуть еще чего лишнего.
          Фостер отчитывает меня словно маленькую девочку и только с помощью криков и раздражения у него получается заставить меня слушать. Странно, не правда ли? А, может все потому, что его ругань давит на голову и не дает появляться тем самым мерзким мыслям, которые окутывают меня плотным облаком.
          Дал ли он мне повод так думать? Нет. Я не отвечаю, но покачиваю головой из стороны в сторону, стыдливо опуская глаза вниз, а потом поднимая обратно и встречаясь с ним взглядом.
          Ну и что ты сделаешь теперь, Фостер?
          Я жду, жду, но ничего не происходит. Мы просто стоим и смотрим друг на друга, без сил и без понятий о том, что делать и говорить дальше. Я выдохлась. Я устала. Я все так же хочу домой. И, хоть музыкант надавил на меня и заставил задуматься, к тому моменту, как я залезу в кровать, это все пройдет.
          Но он опять не дает мне сообразить – за мгновение ока оказывается прямо передо мной, а потом прижимает к себе, обнимая и губы дотрагиваются губ. Не так, как до этого, по детски невинно и чисто, а с глубиной и чем-то еще, серьезным и сильным. И, как в прошлый раз, я не отодвигаю его от себя, не начинаю ругаться, а отвечаю на этот поцелуй. Сама не понимаю зачем. Закрываю глаза, придвигаюсь к нему ближе, чувствуя тепло тела и, впервые за много дней, греясь им, ненадолго забывая о том, что происходило. Как будто рамки стираются. И вырезать можно. И кнопка «Delete» все-таки есть.
          Как только он отодвигается, во мне просыпается тихое возмущение.
«Подлец» - хочу крикнуть я и ударить его наотмашь ладонью.
«Что ты творишь?» - улететь куда-то далеко, так, чтобы никогда не увидел.
          Но молчу, хмуря брови молчу.
          Голос опять гулким звоном отдается в голове, но как только он делает (?) предложение (!?), я сразу же протрезвляюсь и раскрываю глаза шире.
          - Что?
          Двигаю губами, но не издаю ни звука.
          - А я готовить не умею.
          Зачем я вообще это ляпнула? Слова, которые он произнес, его предложение, моментально выбили меня из равновесия. Не так, как до этого, а так, что я и вообще думать не могу. Мысли куда-то улетучились, а вокруг начала сгущаться темнота. Моргаю раз, моргаю второй, но лишь проблески в виде его силуэта рядом со мной. С момента его последних слов и моего ответа прошло не более пяти секунд, а темнота окончательно обступила меня и я проваливаюсь в нее, отключив собственное сознание, в последний момент вцепляясь пальцами в его плечи, но не могу удержаться.

+1

10

Мир полон неожиданностей. Куда бы мы ни пошли они везде нас поджидают. Они чуть ли не выпрыгивают из-за угла и огревают тебя по голове, огорошивают неконтролируемой чередой событий. Они повсюду и они нам неподвластны. Мы не можем сами писать свой сценарий, даже если будем составлять планы на год вперед. Ведь все эти маленькие неожиданности впоследствии могут легко превратиться в огромную катастрофу. Они могут снести все преграды на своем пути и им все равно, что вы там себе насочиняли.
    Вы думаете, я знал еще неделю назад, что буду стоять тут и просить девушку выйти за меня.  Черт побери, нет и еще раз нет. Я вообще зарекся, когда-либо вновь стать окольцованным. Я никогда не планировал опять оказаться у алтаря и произнести слова клятвы. Да я не хотел этого даже. А что сейчас? А сейчас я думаю лишь о том, что бы услышать положительный ответ от девушки находящейся в моих объятьях. Я хочу, что бы она сказала мне "да" тогда мой мир окрасится во все цвета радуги. Я чувствую себя юнцом, мальчишкой который впервые познал прелести взрослой жизни. И когда до меня доносится ответ Саммер, то я понимаю что это не отказ. Это не отказ, но еще и на согласие. Мои губы расплываются в широкой улыбке, я хочу сказать ей, что ничего страшного, что мы будем учиться вместе, готовить или наймем прислугу. На крайний случай всегда можно пройтись в гости к общим друзьям. Я хочу схватить ее и закружить, но я успеваю лишь почувствовать, как она впивается в меня еще сильнее пальцами и, закрывая глаза, начинает падать. Я успеваю подхватить ее бессознательное тело еще до того как оно касается земли. Саммер легкая как пушинка и мне ужасно страшно за нее. И всему виной я со своими действиями и ведь знал, что ей нельзя волноваться я знал, что нельзя заставлять лишний раз ее нервничать, так нет, я пошел на поводу у своих желаний, а теперь девушка, которой я дорожу, без сознания лежит у меня на руках как кукла.
   Я прижимаю ее к себе ближе и, освобождая одну руку, пытаюсь достать свой мобильный. Я не знаю что делать. Я просто растерян и не перестаю шептать какие то слова ей на ухо. Какие уже и не вспомнить единственное важное сейчас что бы Саммер с ребенком были в порядке, а что бы узнать, надо вызвать помощь. Спустя меньше минуты стараний у меня выходит достать телефон и набрать нужный номер, не знаю, как мне удалось извернуться, но главное результат был достигнут. Я слушаю гудки и нервничаю все больше.
   Первый гудок – тишина, я глажу девушку по щеке и, не отводя взгляда, смотрю на нее. Второй гудок – тишина, я понадежнее устраиваю ее на своих руках и начинаю продвигаться в  сторону парковки. Третий гудок-тишина, я готов растерзать людей, которые не подходят на том концу провода. Черт да где же все?! Хватит уже распивать чаи вы на работе, в конце концов!
  - Единая служба спасения, добрый вечер, слушаю вас. - Говорит мне женский голос. Говорит как машина апатично и безжизненно.
  -Здравствуйте, понимаете, у меня на руках сейчас беременная девушка она потеряла сознание. Я не знаю все ли с ней в порядке. Вы можете вызвать машину к парковке в парке*****. Я заплачу любые деньги, только как можно быстрее вызовете сюда машину.
   Я не шутил, я говорил абсолютно серьезно. Я отдам все свои сбережения главное, что бы с Саммер все было в порядке. Для меня каждая секунда тянулась неимоверно долго. Я ждал звука сирены, я ждал, что Мур очнется, я ждал. И спустя самые долгие пять минут в моей жизни мои ожидания оправдались. Приехала белая машина скорой помощи врачи шустро отобрали у меня девушку, и все не переставали расспрашивать, как это произошло, не принимала ли она каких препаратов не пьяная и прочую чушь. Когда вопрос встал еду я с ними вместе или отправлюсь на своей машине, я без раздумий устроился внутри машины рядом с Саммер. Я даже не стал думать, что мне дороже всего сейчас.
   Я сидел рядом, пока машина продвигалась в сторону госпиталя. Мне что-то говорили, спрашивали, кем я прихожусь, и просили особо не волноваться. Но как здесь можно не волноваться? Как объясните мне? В том то и дело что никак сейчас хотелось оказаться на ее месте главное, что бы с Саммер все было в порядке. С Саммер и с ребенком.

+1

11

.
          Когда теряешь сознание – гул в голове. Звуки в голову поступают одним единым потоком. Шелест листвы на деревьях, пение птиц, собаки лают, люди вдалеке смеются. Все это смешалось в одну кашу. А последнее, что я увидела – улыбка. Не из-за того, что мне стало плохо, а из-за моих слов за пару секунд до этого. Я же не сказала «нет», ведь так? Ему, наверное, стало хорошо, а мне вот тоже хорошо сейчас. Голоса стихают, свет меркнет и лишь улыбка мутными вспышками. Я погружаюсь в нирвану, темнота обволакивает меня и я, лечу вниз.
          Многих пугает чувство падения, но меня нет. В детстве я иногда просыпалась, сминая руками простынки, когда мне снилось, будто я падаю, но потом это прошло. Может это связано с тем, что потом мне начали сниться одни кошмары, а падение – не самый большой страх, особенно когда ты знаешь, что внизу тебя ждет твоя собственная кровать. Когда ты летишь, не важно куда – вверх или вниз – все кажется немного другим. И время растягивается, все происходит в замедленной съемке. Сквозь утихающих гул, я слышу свой выдох и полностью расслабляюсь, позволяя темноте обнять меня своими мягкими лапами и по домашнему раскачивать, словно маленького ребенка. Она убаюкивает меня, а я, впервые за долгое время, чувствую настоящее умиротворение. Как будто не было последних лет, когда случалось что-то плохое.
          Вот я обнимаю своего брата, поздравляя его с днем рождения, прямо стискиваю, а он смеется и обнимает в ответ. Говорит о том, что любит и мы с ним всегда будем вместе. Он сдержал свое обещание. А я нет, поругавшись с ним и уехав в Сакраменто. Нужно было попросту оставаться в Лондоне и быть рядом с ним, наладить отношения с родителями. Надо было быть с ним, но в конце концов он же приехал ко мне. И я так же обнимаю его на день рождения, не только его праздник, а наш. Потому что мы вместе родились.
          Вот я в Италии с Нарциссой. Человеком, который со мной не смотря ни на что. Рядом с нами Леон и мы о чем-то увлеченно ведем спор. Это один из тез случаев, когда в споре не две стороны, а целых три и каждая имеет свое определенное представление. Но все заканчивается как всегда – смехом, тычками вбок и мы идем куда-то через виноградник, срывая по дороге ягоды.
          Похождения с Наташей, о том, как мы шантажировали профессора, шпионили за кем то и разоблачали. Наши маленькие шпионские игры, которые заканчивались визгами и влезанием по самое не хочу в проблемы, которые приходилось быстро и шустро разгребать.
          А вот, я еще не общаюсь с Китом, а разговариваю со Стюартом – его басистом. Он протягивает мне в руки гитару, а я усаживаюсь поудобнее и пытаюсь хоть что-то выдавить из инструмента, но у меня ничего не выходит. Джейсон улыбается мне, и говорит какие лады зажать, куда перемещать пальцы и как делать переходы. Мы играем с ним Битлов, а чуть позже перебираемся к новой музыке.
          А потом ко мне подходит Холланд и говорит: «Привет».
          Занавес опускается, темнота проводит лапой по голове, успокаивая и сгущается еще больше, отключая изображения в моей голове. Я плыву с ней, словно в эфире – безмятежная, спокойная и тихая.
          Умиротворенная.
          Честно говоря, я не хочу ее покидать. Я больше ничего не слышу, не чувствую и не вижу. Просто такое ощущение, будто сплю. Даже не думаю о словах Джерарда, не обдумываю их и его предложение. В таком состоянии никто не может думать. На мгновенье перед моими закрытыми веками опять проплывает его улыбка. Где-то сотрясается земля, но я не могу пошевелиться – меня парализовало. Мягкие лапы продолжают гладить меня и убаюкивать, где-то я слышу далекий голос и чувствую тепло на своем ухе. Я не могу открыть глаза. Не хочу. Это состояние мне понравилось.
          Кинолента показывает меня, я вижу себя, я вижу разумом от первого лица, прижимаюсь к темноте, обнимаю ее ладонями и прижимаюсь. Она такая же теплая, как и Фостер, насколько я успела почувствовать за те короткие объятия.
          Перед глазами синий свет мигает, какие-то левые звуки, а я плыву со своей темнотой в вакууме. На мгновенье мы останавливаемся и она укладывает меня в руках по другому. Дальше мы не идем, а плывем в воздухе. Звуки начинают прорезать воздух, мои брови приподнимаются, в глазах светлеет, а темнота отступает. Она кладет меня на холодную поверхность, целует в лоб, а я тянусь к ней, пытаясь ухватить, но она выскальзывает из моих пальцев и уноситься прочь.
          - Давление 80 на 50, пониженное.
          Женский голос проникает в самую голову и заставляет поморщиться. Я пытаюсь сказать, что это практически нормальное давление, но губы еле шевелятся, к тому же, они пересохли. Провожу по ним кончиком языка и пытаюсь открыть глаза. Слишком яркий свет, жмурюсь, медленно кручу головой из стороны в сторону, пытаясь понять, где я вообще нахожу. Кочка, на которую мы наезжаем, дает мне понять, что я в машине. Голос женщины напоминает мне о врачах. Черт, скорая. Меня везут в больницу. Ненавижу их.
          Наконец я могу сфокусировать взгляд и первый, кого я вижу – Джерард. Мягко улыбаюсь и протягиваю к нему руку.
          - Все в порядке.
          Действительно, уже лучше. Обычный обморок, с кем не бывает. Только не в больницу, не надо туда.
          - Можно выйти?
          Пытаюсь сесть, но меня тут же укладывают обратно.
          - Да в порядке я. Можно лучше воды? В горле пересохло.
          Почти моментально в моих руках оказывается откупоренная бутылка и, приподнявшись на локте, делаю небольшой глоток. Еще легче.
          - Я хочу домой, не хочу в больницу.
Чуть ли не шепотом обращаюсь к Фостеру, но по его взгляду видно, что мои попытки, по ходу, тщетны.
          - Вы в положении?
          Спрашивает та женщина, которая говорила о моем давлении.
          - Да.
          Ну, что же, начинается…
          - Нужно будет сделать УЗИ, потом взять кровь на анализы.
          Киваю, положив голову обратно на кушетку и глубоко вздыхаю.
          - Останешься?

+1

12

Порой появляется желание взлететь высоко в небо и парить над городом, наблюдая за крошечными людьми, которые вечно спешат. Наблюдать за тем как они суетятся и пытаются решить свои проблемы. Смотреть, как они развлекаются или как грустят. В такие дни только и хочется, что оставаться сторонним наблюдателем, человеком, который пройдет мимо, чьей бы то ни было проблемы. Человеком, который не должен останавливаться и спрашивать у незнакомца что случилось. Да, не хочется, но каждый раз я исправно это делаю. Я как супермен не могу устоять и пройти мимо плачущего ребенка или валяющегося на траве бомжа именно поэтому мне хочется взлететь и лишь наблюдать за всем тем дерьмом, в которое мы превратили этот мир и в которое мы втянули своих близких. В дерьмо, под названием «реальный мир». Вокруг происходит слишком много того чего нам совсем не хотелось бы. Мы делаем такие вещи, от которых волосы встают дыбом не только на голове. И делаем мы их совсем неосознанно, просто подводим все так, что в итоге происходит катастрофа, своеобразный «большой взрыв». Взрыв, который случился благодаря цепочки тех или иных событий, где ты сыграл не последнюю роль. О нет, ты удостаиваешься в этом спектакле самой главной роли - роли главного героя. Но этому не стоит радоваться, не надо начинать задирать нос и хвастаться этим. Ведь все твое торжество изменит  всего лишь один «Бум».
   Сердце отстукивает просто бешеный ритм. Даже в свой первый концерт я не ощущал ничего подобного. Представьте, стоя перед аудиторией в несколько тысяч человек я был более спокоен, чем сейчас, когда я сижу в ужасной позе в машине скорой помощи и вспоминаю что есть возможность еще молиться неизвестному божеству, вспоминаю, а главное молюсь. Искренне прося, что бы девушка, которая растянулась передо мной пришла в себя, что бы у этой девушки все нормализовалось и наладилось. Я прошу не за себя, а за нее. Я – тот, который и не верит ни во что божественное.
    И тут случается та самая катастрофа, тот самый «взрыв». Бум! И машина завиляла, остановилось. Все движение по шоссе приостановилось. Бум! И еще один человек пополнил список пострадавших. Бум! И уже незнаем, жив тот неизвестный или мертв. А возможно у него еще есть шансы спастись и выкарабкаться из всего того дерьма что приключилось с ним, возможно еще не все потеряно. Но мы не можем знать этого наверняка, и гадать не имеет смысла. Есть только один способ - остановить машину и убедиться самому. И не имеет значения, что сейчас решается твоя судьба, ни для кого это не имеет значения. Просто ты обязан поступить правильно, не смотря на то, что девушка, которая тебе дорога и лежит перед тобой только что пришла в себя. Только очнулась от неглубокого обморока, ты понимаешь, да и вообще все находящиеся в этой машине понимают, что тот ненормальный, кинувшийся под колеса скорой, сейчас нуждается в помощи больше чем она. Черт, что за херня происходит. Вроде только все налаживаться стало…
  - Саммер ты не возражаешь, если дальше мы доедем на такси? Просто сама понимаешь все происходящее. Думаю, будет лучше, если мы съедим к твоему брату. И без очереди и без лишней бумажной волокиты выйдет. 
   Говорил, сжимая руку Мур. Я разрывался между желанием плюнуть на неизвестного и желанием оказать тому помощь. Но если бы я сейчас сказал санитару двигаться дальше и вызвать сюда еще одну машину не факт что парень остался бы жив да, скорее всего он отправился бы к праотцам.
  - Ладно, ребятки благодарю вас за помощь, но вижу, что у вас появилась новая работенка, да и во-о-он та желтенькая машинка сейчас продолжит свое движение без своих клиентов. Дальше о мисс Мур я позабочусь сам. Двигайся ко мне дорогуша.
   Я выхожу из машины и когда девушка, облокачиваясь на мед брата, подходит ко мне, я беру ее на руки и несу к такси присмотренному еще внутри скорой.
   - Ну, я думаю, ты и так понимаешь, что я останусь с тобой. И можешь не барахтаться и не надеяться, что я поставлю тебя на землю. Даже не мечтай. Хоть ты еще и не ответила на мое предложение, я, отчего то думаю, что твой ответ не будет отрицательным.
   Я открыто улыбаюсь Саммер. Я сказал ей, что мне параллельно, что у нее будет ребенок от другого, меня это ничуть не пугает. Я сказал ей, что хочу, что бы она стала моей женой. И я еще много чего ей скажу, всему свое время. Но сейчас я хочу, что бы она поняла, что я ее никуда не отпущу и что ей так просто не напугать меня.

Отредактировано Gerard Foster (2014-06-06 01:05:43)

+1

13

...
          Знаете, каждому человеку нужно во что-то верить. Кто-то верит в космос, кто-то в Б-га, а Кит, например, верит в удачу. Если фортуна действительно существует, то она явно повернулась ко мне задницей. Наблюдая за ним по телевизору, я уже давно перестала что-то испытывать кроме глубокой обиды и чувства несправедливости. Но удача его не покидала. На каждый провал слушатели реагировали бурно, как будто так и должно быть. Странные они, не знают, что перед ними человек с расстройством личности, который не верит в то, что у него есть ребенок.
          Что до меня, так, опять же, если существует та самая фортуна, то она повернулась ко мне задницей. Череда неудач, которая меня преследовала, не могла сравнится с черной полосой жизни многих людей. Но сейчас, хотя бы, у меня появились силы стараться преодолевать все то дерьмо, что у меня творилось. Даже тогда, когда Джерард сделал мне предложение и это показалось мне насмешкой судьбы.
          Не верю в судьбу.
          Не верю ни во что.
          Нет этого, ничего нет. Есть я, а есть мои силы. И собственными усилиями я сделаю все, что мне нужно. Я обязательно встану на ноги, выпрямлю спину и смогу стать такой, какой была раньше. Вот только сама себя ловлю на мысли, что не могу отвести взгляд от вдумчивого лица Фостера. Я, наконец, могу прочитать то, что не могла прочитать раньше. Это же моя работа — читать людей — а я совсем разленилась в последнее время, потеряла хватку. И теперь, наконец, когда я вижу результат, становиться немногим легче. Я вижу печаль, вижу заботу. Вижу то, чего давно не видела в мужчине (не в обиду Кенуэю, нет, серьезно). И это, неожиданно, приятно удивляет. Даже не смотря на то, что я могу еле пошевелить рукой — слишком слаба. Я хочу почувствовать его тепло, почувствовать себя теплой, живой и настоящей. И я знаю, что это будет не понарошку. Нутром чую.
          Многие говорят, что женщины не логичны и не чуткие. Не знаю, как на счет первого, но на счет второго они точно ошибаются. Женщины чувствуют многое и эти самые чувства их ведут вперед. Меня они так же ведут вперед. Не знаю, кажется, что Фостер не сделает мне больно, по крайне мере до тех пор, пока я не встану на ноги.
          А внутри меня маленькое чудо.
          Ребенок от другого мужчины.
          Маленькая планета посреди огромного мира.
          Моя и только моя. У нее нет отца, так как настоящий, судя по всему, отказался. Но отец нужен ей, не хочу, чтобы она росла только одна. Мать матерью, а отец — немного другое.
          Так вот, давайте вернемся к удаче. Как бы я не хотела ехать в больницу, я прекрасно понимала, что это нужно сделать. И не столько ради себя, сколько ради ребенка, чтобы убедиться в том, что все будет в порядке. Но, похоже и этому не суждено было сбыться — машина резко запетляла и раздался сильный удар.
          БАХ! Я вздрогнула, чуть не подскочила, боясь, что слечу с неудобной кушетки и вцепилась в поручни. Машина скорой помощи больше не ехала — она стояла на месте, а фельдшеры тихо матерились.
          «Ну вот, приплыли», картина маслом, рожать хоть раньше срока, лишь бы что-то поменялось.
          Закрываю глаза, зажмуриваюсь даже, крепко так, глубоко вздыхая. Не знаю, что это было — человек или машина — готова придушить или разобрать соответственно. И что теперь? Должны вызвать вторую скорую, но, по ходу тут все гораздо серьезнее, чем я могу подумать.
          Джерард заговорил. Оборачиваюсь к нему, вопросительно приподняв бровь, немного хмурюсь, вслушиваясь в слова.
          — Такси, так такси.
          Авось мы никуда еще не поедем, вот победа. Не надо в больницу, со мной все в порядке, ведь так? И с ребенком тоже. Что с ней может быть? Я ведь в обморок из-за неожиданности грохнулась. Не каждый день предлагают выйти замуж.
          Лучше бы сказал, что у меня отличная задница.
          Она ведь правда отличная.
          С помощью санитара поднимаюсь на ноги — он не хочет спорить с Джером, да и сбили они по ходу живого человека, а не духа старого лекаря, способного самостоятельно зализывать раны. Я оказалась второсортным товаром. Но, по крайне мере, не буду находиться в омерзительной машине. Выходим наружу и он сразу же дает меня в руки Джерарда. Тот же, в свою очередь, поднимает меня на руки, прижимая к себе. Обвиваю его тонкими, от недоедания, руками за шею, кладу голову на плечо. И чувствую то самое тепло.
          Так хорошо и спокойно. Он говорит, а я улыбаюсь в его джинсовку, прикрыв глаза, вот-вот готова замурлыкать, словно котенок, которого добрый человек подобрал на улице и приютил. Если люди делают животным добро, то те отвечают взаимностью Наверное, я животное, а не человек, который может бросить и разочаровать. Мне больше нравится сравнивать себя с енотом. Не потому что чрезмерно чистоплотен, а потому что так же добр и любопытен к остальным. Джерард держит на руках целого енота, а так же целым мир, внутри него. И я доверяю ему.
          — И не буду барахтаться.
          Честно отвечаю ему, уткнувшись носом еще сильнее.
          — Ты слишком самоуверен. Лучше отвези меня домой.
          Он знает адрес, говорить не нужно. Он каждый день был в моей квартире. Расположившись в желтом автомобиле, устраиваюсь поудобнее, накрыв своей маленькой ладошкой его. Все так же не открываю глаза, боясь потерять то самое ощущение. А в голове все вертится его предложение. И что мне ему ответить. Да или нет? Другого варианта нет. Он напоминает о нем и, не смотря на собственную самоуверенность, хочет услышать ответ.
          — Я тебе дома скажу, если ты напоишь меня чаем.
          Если уж пить спиртное нельзя в больших количествах, то будет чай.
          Приоткрыв глаза, лениво наблюдаю за тем, как мимо проплывают дома, а потом, приподнявшись с плеча мужчины, разворачиваю ладонями его вдумчивое лицо к себе, немного улыбаюсь, сверкая глазами и придвигаю ближе к себе, касаясь губами губ и целую, растворяясь. Так неестественно, взлетая над землей и ни о чем не беспокоясь. Вдыхаю полной грудью его запах, обнимая за плечи и прижимаясь сильнее, все же, кажется, начинаю мурлыкать, как маленький котенок.
          Мужчины могут кидать на скалы. А могут залечивать раны и возносить на небеса.

Отредактировано Summer Moore (2014-06-12 05:51:25)

+1

14

Знаете, когда я был еще подростком,  я любил прийти на пляж, развалиться на песочке во весь рост, закрыть глаза и размышлять. Размышлять о том, что меня ждет впереди, что будет там, за холмами будущего. Какие победы, какие поражения меня ожидают. Какие места я повидаю, кого встречу и где останусь в итоге.
   Это было так давно, но я до сих пор помню свои ощущения в те моменты. Я помню, как ветер обдувал меня с ног до головы, а прибой омывал мои ступни и как я мерз, но все продолжал лежать на том месте, на котором устроился. Изначально я не хотел сдаваться погоде, которая пыталась прогнать надоедливого паренька с пляжа, что бы всецело принадлежать ночи.  Я помню, какие ощущения помимо холода и небольшого дискомфорта испытывал тогда. Я был спокоен и уверен в своих силах, я был на миллион процентов уверен, что у меня выйдет все, что бы я ни задумал (ну конечно в пределах разумного). И если уверенность, еще с тех времен, всегда прибывала со мной, то спокойствие слегка подкачало. Оно испарилось, в какой-то период оно исчезло абсолютно незаметно, и я не мог его «изловить» и вернуть на изначальное место – в свою жизнь. Как бы не пытался и какие бы усилия для этого не прилагал у меня этого не выходило. Но сейчас, сидя на заднем сидении заезженного автомобиля и обнимая женщину, что так доверчиво прижимается ко мне, я осознал, что впервые за долгое время по-настоящему чувствую себя спокойным.
   Я был именно на том месте, к которому шел всю свою жизнь и не собирался его покидать в дальнейшем. О нет, если эта дамочка с чудесным именем Саммер Мур и захочет когда-нибудь избавиться от меня, то ей придется не слабо постараться, потому что за то, что я ощущаю, сейчас стоит бороться до последнего.
  -Чай? Что, я не ослышался? Ты сказала чай, а не кофе.
   Ухмыляюсь я, наблюдая за тем, как девушка прикрывает свои глаза и покомфортнее устраивается на моем плече. Я не могу держать свои руки слишком далеко от нее и неощутимо провожу пальцами по ее скуле и заправляю выбившуюся прядь волос за ухо. Это был настолько невинный и одновременно обыденный жест, что я вновь поворачиваю свою голову к окну.
   Не получается избавиться от мыслей что возможно все-таки стоило поехать в больницу и не слушать Саммер. В голове появляются сотни «а что если…».
   А что если дома ей станет плохо и она вновь упадет в обморок.
   А что если что-то не в порядке с ребенком.
   А что если она просто хочет побыстрее оказаться дома что бы избавиться от меня.
   Хотя последнее навряд-ли ведь я там побывал уже не единожды, да и Мур такой человек что если и не хочет видеть, кого бы то ни было возле себя, то скажет ему это прямо в лицо, а не будет изображать из себя великую мученицу недороженицу. Так что стоит отпустить все эти придурковатые мысли и продолжить жить тем ощущение спокойствия. Стоит только представить что я вновь на пляже, но только теперь с женщиной, что рядом со мной. Да, пожалуй, я отвезу ее в  это место, а возможно мы могли бы там обосноваться. Купить или построить свой собственный дом. Да она еще не дала мне ответа, но я и не рассчитываю на отрицательный.
   Смотря на улицы, мимо которых мы проносимся с немного большей скоростью, чем положено я начинаю хмуриться. Не знаю, куда так спешит шофер, но мне, пожалуй, стоит попробовать довести до него, что скорость лучше сбавить особенно на поворотах. Аварий, пожалуй, хватит на сегодня.
   Но только я собираюсь сказать шоферу притормозить, как Саммер неожиданно поворачивает мое лицо к себе. Она с каким-то игривым блеском в глазах начинает меня целовать.
   Поцелуи многое могут рассказать о чувствах человека, если их проанализировать, но какой к черту анализ. Сейчас единственное что мне хочется, и что я делаю, это отвечаю ей, впиваясь сильнее в ее такие сладкие губы и притягивая к себе еще ближе, сажая ее себе на колени. Мне уже становиться параллельно, что водитель слишком гонит, что он может, открыто подсматривать за нами. Да мне похрен, пусть хоть свечку держит, если ему надо. Сейчас самое главное это женщина, от прикосновений которой в моей голове появляются мысли очень далекие от приличных. Но ради нее стоит притормозить, она не заслуживает подобного отношения.
   - Так Саммер тише. Стой. Потом. Немного позже...
   В перерывах между поцелуями я пытаюсь остановиться, в то время как весь мой организм требует совсем иного. Да что там организм, сам я хочу совсем не останавливаться.
  - Стой женщина. – Я заключаю ее лицо в ладони и сквозь мутную пелену пытаюсь разглядеть цвет ее глаз. – Сейчас надо притормозить, все же меня волнует твой ответ. Да и мы, кстати, приехали, а наш шофер помимо денег получил еще и бесплатный билет на представление в первом классе. Давай, пошли. Разведем чаю, да чего угодно главное хоть немного отвлечься.

Отредактировано Gerard Foster (2014-06-16 01:28:07)

+1

15

...
          Занятное явление, когда все выходит из под контроля. Я никогда не была тем человеком, который пытается все делать по плану – если нет работы, то вставала тогда, когда хотела, звонила друзьям, так же, когда захочу, пускай даже ночью, в три часа. Просто потому что я так хочу. И эта жизнь была моей, такая, какая она есть. Не идеальная до чертиков, с отсутствием пунктуальности, часто ответственностью, но, блин, моя. И это мне нравилось. Пожалуй. Это то самое, что отличало меня от других людей – жить так, как я этого захочу. Хочу – поеду в другой город; хочу – переверну все с ног на голову. И лишь в последнее время мне пришлось взять себя под контроль, натянуть узду и не пускать себя впереди паровоза. Потому что за мое сумасбродство мне пришлось заплатить и эта плата находиться сейчас внутри меня, но, не смотря на все раздумья, я решила оставить это маленькое чудо себе, попыталась встать на ноги, начать заново работать. Мне пора повзрослеть. Не смешно ли это слышать от человека, который всю жизнь называет себя ребенком и не скрывает этого?
          Так чем же я сейчас отличаюсь от сдерживаемой себя? Такая же, как была день назад, а, может, что-то радикально поменялось? Последняя встреча с Китом, откровенные крики и слова о том, что больше знать не хочу и так далее. А может то, как ко мне впоследствии заявился Алан посреди ночи, а я открыла ему дверь? Нет, нет, нет.
          Мое сумасбродство вернулось только сейчас, когда я оказалась рядом с этим мужчиной. Стоило только Нарциссе познакомить меня с ним, как я почувствовала легкие щелчки где-то там, в голове. Все куда-то катиться. Туда ли, куда говорил Стюарт, когда позвонил из аэропорта Лондона или, может, я все же выбираюсь из этой глубокой ямы, которую сама себе вырыла? И это глупое предложение. В голову залетел вопрос не «зачем», а «почему я?», но я отмахнула его в сторону, легким движением пальцев, словно отгоняю от себя муху.
          Разве не вернулась ко мне сумасбродство в том, что я сама потянулась к нему, хотя зареклась этого не делать в ближайшее время?
          А губы у него приятные. Не хочется отрываться, что я и делаю, лишь ближе придвигаясь к нему и проводя пальцами по щеке. Еще одно мгновенье и я оказываюсь у него на коленях, а руки его лишь крепче меня обнимают. Не знаю, как другой человек на моем месте, но сейчас я полностью спокойна, позабыв обо всем, что было до этого. Растворяясь, даже не понимаю, что мы сейчас находимся в старенькой машине. Едем или стоим на светофоре. Сбавляем ли скорость на поворотах, или летим, словно ураган. Просто не хочу ни о чем думать.
          Я хочу забыть то, что было, словно страшный сон, и никогда больше не вспоминать.
          Пожалуйста, помоги мне.
          Ты ведь поможешь?
          Но я ни слова не говорю вслух, лишь зарываясь пальцами в его яркие волосы, проводя подушечками больших по краям ушей, продолжаю целовать, пробовать его губы на вкус, все сильнее и сильнее, прикрывая глаза, чувствуя, что он отвечает, от чего на мгновенье легонько улыбаюсь, прищуриваясь.
          Энергия нарастает, все идет как-то своим чередом, наверное, не так, как планировалось изначально. Жарко, дышать тяжело и он, наконец, делает попытки остановиться. Что-то говорит, обрывки слов едва доходят до моего слуха, но, стоит ему взять мое лицо в свои ладони, как я немного трезвею, смущенно опуская глаза вниз и в сторону.
          — Я… не… — Что «я не…»? Что я вообще пытаюсь сказать? Голова немного кружится, легкий хаос и беспорядок в голове, не могу уцепиться ни за одну ниточку, лишь поднимаю на него опять взгляд и смущенность как рукой снимает, давая путь легкому и звонкому смеху. Не понимаю, что на меня нашло. — А если ты на сдаче напишешь адрес, то я пришлю тебе хоум видео, если есть особые вкусы, то ты упомяни обязательно. — Обращаюсь уже к водителю, продолжая смеяться. Сползаю с ног Джерарда и, поправляя юбку, вылезаю из машины и иду в сторону подъезда, продолжая улыбаться. Дурная баба.
          Поискав рукой ключи в сумке, наконец, открываю дверь и вместе с Фостером прохожу в холл к лифту. Нажимаю на кнопку, жду, когда дверь открывается и оказываюсь посреди зеркал. Лифт двигается вверх, а я так же молчу, лишь улыбаясь, упершись взглядом куда-то в грудь парня. Руки дрожат, внутри продолжает все гореть и, честно говоря, хочется послать все к черту. Перед тем, как двери кабины открываются, приподнимаюсь на мысочках и дотрагиваюсь до щеки парня губами, теперь уже окончательно невинно, как школьница. Да что за фигня? Невозмутимо иду к своей двери, открываю ее и прохожу внутрь, бросив ключи на тумбу.
          — Закроешь дверь? Я на кухню. — Даже не смотря на него, скидываю туфли и с сумкой прохожу на кухню, где меня уже дожидаются мистер Пигглз, Кетер и осколки на полу, которые я не успела убрать. Потрепав пса за ухом и проведя по плюшевой шерсти кота, кидаю сумку на свободный стул и включаю электрический чайник. Сердце как-то странно отбивает ритм. Да уж, прав был Джерард, когда сказал, что нужно хоть немного отвлечься. Вздох, выдох. Надо осколки убрать...
          — А что будет, если я скажу «нет»? — Разворачиваюсь к нему, когда он подходит к столу и ногтями отбиваю ритм по холодной столешнице. Я не хочу говорить «нет», мне просто интересно. Чайник закипает и лампочка на нем выключается. Достаю две чашки из настенного шкафчика, кидаю два пакетика с заваркой и заливаю кипятком. Еще пара лишних телодвижений и чашки на кухонном столе, а я вопросительно выгибаю бровь, не спеша садиться.

Отредактировано Summer Moore (2014-06-17 09:40:42)

0

16

Музыка. Она везде. Она кружит рядом с нами и обволакивает нас. Она проникает в сознание каждого человека на этой чертовой земле. От нее нельзя ни скрыться, ни спрятаться, можно лишь поддаться  ее ритму и посмотреть, куда она приведет тебя. К чему мы придем пробираясь через дебри звуков. Каков итог нам уготован.
   Возможно, вы преобразитесь в знаменитую поп-диву и будете возбуждать малолетних засранцев одним лишь взглядом со сцены.
   Возможно, вы станете очередным исполнителем рэпа и будете пропагандировать со сцены о своей неудачной любви и о кошке, которая сдохла под грузовиком соседа ушлепка.
   А еще возможно вы станете основателем группы и на самом пике своей карьеры и популярности, поддавшись веяниям моды, смените свое альтернативное  направление на попсовое говно, которым забит мозг семи из дести школьников этой долбанутой планетки.
   Мы не будем говорить про возможность стать композитором или великим скрипачом, о нет. Давайте будет объективны все самые популярные произведения уже были написаны и мы в состоянии лишь пытаться разгадать те «волшебные ноты» которые были заключены в них, и которые сделали их такими запоминающимися. Мы можем лишь пытаться разгадать их секрет, которого на самом деле не существует.
   Мы как подражатели, как бестелесные и безмозглые медузы - плывем лишь в одном направлении боясь придумать, что-то новое обновить этот мир хоть капельку. Ну да, ведь наверняка вся система может разрушиться от этого. Возможно, именно эти строчки в твоей песне способны поработить разум людей вокруг и уничтожить их сознание. Ведь она совсем не похожа ни на одну другую песню в этом мире. Ведь (о боже) ты придумал, что то новое. Нет, да как ты мог. Вызовите святую инквизицию и сожгите этого еретика на костре. Так вы себе представляете это да? Так должно произойти, если привнести в этот мир новое. Ни черта. Долбанные трусы.
   Весь мир пропитан отвратительным вкусом страха и мало кто с ним борется. Все чего-то боятся, абсолютно все.
  - Я не…
    Что она этим хочет сказать. Что не хотела меня целовать или отвечать на мои поцелуи. Но этого мне не узнать ведь эта совершенно сумасшедшая женщина уже язвит водителю. А затем я слышу этот звонкий и заразительный смех женщины, что уже не первый день сводит меня с ума как мальчишку, которому впервые понравилась девчонка. А  когда она все же слезает с моих колен, это не особо облегчает мне жизнь.
   -Черт!
   Особенно этот момент, когда эта дамочка натягивает свою юбку на положенное место. А мне хочется лишь спросить, для чего она так меня мучает.
   Войдя в лифт, я не отвожу взгляда от Саммер. Я пытаюсь угадать, какие мысли крутятся в ее голове, о чем она думает и что планирует. Но думаю это напрасная трата времени. Но мне нравится то, что она не шарахается от меня и не собирается прогонять.  А еще лучше, что она улыбается. Хоть и не ясно чему, но главное что она улыбается своей волшебной улыбкой.
  - Закроешь дверь? Я на кухню.
   Я на автопилоте прохожу за ней в квартиру пытаясь понять, что это было сейчас. Что это был за невинный поцелуй. И почему я считаю это более эротичным чем то, что происходило несколькими минутами ранее в такси. Похоже, я сошел с ума и имя этому сумасшествию Саммер Мур. Что же я рад этому. Действительно. И мотая головой из стороны в сторону, я закрываю входную дверь и двигаюсь на кухню. Мимо меня пробегает, даже не задержавшись, пес Саммер. Похоже, что он, что то услышал в комнате, раз так спешит туда. Или удирает от кота – тирана.
   Я прохожу на кухню и облокачиваюсь на стену рядом со столом. Осматриваю Мур, одновременно раздумывая, когда мне можно ожидать ответ на самый главный мой вопрос этого дня. Интересно как долго она будет убегать от него, и пытаться выкручиваться. Как долго она будет пытаться занять себя чем-нибудь другим лишь бы отвлечься самой и отвлечь меня.
Не так долго как я думал. Она спрашивает, что будет, если скажет мне «нет». Хмм… а действительно что она думает, будет. Наверное, никак не то, что сейчас крутится навязчивой мыслью в моей голове. Совсем не то.
   Улыбаясь, я молчу и смотрю, как Летняя наливает нам по кружке чая. Похоже, что с кофе решили завязать, и правильно. Я дожидаюсь, когда она повернется ко мне лицом и поставит уже, наконец, этот чертов чай на стол.
   - Ну, тогда Саммер боюсь, что тебе придется смериться с тем, что я поселюсь или в твоей квартире или у тебя под дверью и буду доставать этим вопросом до тех пор, пока ты не пошлешь меня, куда подальше при этом дав согласие на мое предложение. - Подходя к ней и проводя руками по талии Мур, говорю я. – И еще есть один вариант, и, пожалуй, ему я отдаю большее предпочтение. – Я придвигаю ее ближе к себе и наклоняюсь к уху, что бы прошептать, что будет в том случае, если она все же решится отказать. – Я возьму тебя на руки и отвезу в аэропорт, на самолет который доставит нас прямиком в Вегас. А уже там ты и глазом не успеешь моргнуть, как мы окажемся в дешевой церквушке, которой и дела не будет до нас, и в которой ты очень быстро станешь миссис Фостер. Да, это идея мне нравится намного больше.
   Ответив на вопрос, я медленно целую Саммер в шею и отстраняюсь от нее, пока еще выходит. Что же надеюсь, что не перегнул палку, но так и будет, скорее всего. Либо первое, либо второе.
   -Так ты будешь чай или нет?  А то он уже остыл.
Я смотрю на нее вопросительно, про себя задавая совсем другой вопрос. Тот, на который я до сих пор не получил ответа. Тот, который меня волнует больше всего.
    - И Мур, иди уже сюда и огласи свой вердикт. Прекращай уже меня травмировать своим молчанием. – Хлопая по коленям зову ее к себе.

Отредактировано Gerard Foster (2014-06-30 01:53:15)

+1

17

...
          Я никогда не думала, насколько коротки наши жизни. А вы задумывались? Вот мы только обретаем новые воспоминания. То, что мы запомним на всю жизнь. У меня это момент, когда мы с братом пытались лепить кораблики из пластилина, а потом мы наклеили их на обои в коридоре. Я не помню ничего из того, что было до этого. Никто не помнит, как он рождался. Никто не помнит, как он примыкал к груди своей матери. Врачи говорят, что только к трем годам у ребенка появляется нормальное сознание и долгая память. Относились ли эти воспоминания к третьему году моей жизни или были раньше – я не знаю, потому что никогда не спрашивала у родителей.
          Дальше мы взрослеем. Мы говорим, учимся читать и все это для того, чтобы впоследствии пойти в школу. Эдакий переход. После школы идет университет, потом работа. Ты получаешь должность и находишь человека, с которым проведешь тот или иной промежуток времени. После этого вы должны пожениться и завести семью. У вас должен появиться ребенок. И вы научите его всему тому, что знаете сами, для того, чтобы он так же вырос, пошел в школу и университет. А пока он будет это делать, вы будете идти к конечной точке вашей жизни для того, чтобы умереть. Это немного печально звучит, не так ли?
          И что мы сейчас имеем? Школа закончена, университет так же закончен. У меня есть неплохая работа, я двигаюсь по карьерной лестнице вверх и всем довольна. У меня было много мужчин и с некоторыми из них у меня были продолжительные отношения. У меня никогда не было свадеб, зато у меня скоро будет ребенок, которого я должна буду научить тому, что принимать мет вперемешку с лсд, когда рано утром просыпаться на работу – крайне хуевая идея. Если бы мои родители мне это сказали, то я бы не попробовала так сделать. Мне не нужно было говорить о том, что не стоит садиться с незнакомым дядей в машину – это и ежу понятно.
          Смысл в том – чтобы в самом конце ты понял, что твое чадо – не самое кривое творение, которое ходит по улицам и убивает других.
          Смысл в том – чтобы в самом конце ты понял, что твое чадо – не самая последняя тряпка.
          А по другим параметрам я этот самый смысл ни хрена не нашла. И я не знаю даже, есть ли он вообще?
          От моего вопроса в комнате повисла тишина. Недолгая, но многозначащая – по ходу Джерард размышлял над ответом, а я корила себя за то, что вообще задала его, потому что только сейчас поняла насколько глупо он звучит. Кажется, я начинаю превращаться в одну из тех глупых дамочек, которые сидят на диванчиках в клубе и обсуждают других. Кто-нибудь, одерните меня. Я же настолько кокетлива, как остальные. Я прямолинейна, порой груба, но нет, нет, я не задаю глупые вопросы только для того, чтобы услышать ответ и потешить свое самолюбие реакцией.
          Стоит чашкам дотронуться до поверхности стола, как тишина рассеивается.
          Слушаю голос молодого человека, слегка улыбаюсь и прикрываю глаза, как только его пальцы проводят по талии. Прикрываю глаза и искренне стараюсь не тешить свое самолюбие. По моему, начинает выходить. Надо же, я становлюсь на путь исправления. А, может в этом виновато дыхание Фостера прямо в мое ухо?
          — Я тебе говорила о том, что ты слишком самоуверен, Джерард?
          Все еще с прикрытыми словами бросаю ему, чувствуя кожей прикосновения его губ и открываю глаза сразу же, как только он отстраняется. Пол уходит из под ног, но я все же могу устоять, хоть и пришлось схватиться о край стола.
          — Чай?
          Он опять делает это, вы видите? Ведет себя, как ни в чем не бывало. Это такая фишка что ли? Слежу за тем, как он садиться за стул и выдыхаю. Вот ведь черт. Черт. Черт. Я даже не могу воспротивиться ему и не могу отойти в другую сторону – я послушно плыву к парню и опускаюсь на его колени, пододвигая чашки с чаем. Одну ближе к нему. А вторую зажимаю в руках и кручу в разные стороны. Сейчас я больше похожа на ребенка, который обиделся. Хмурю брови, стараюсь не поворачивать взгляда.
          Я никогда не думала, насколько коротки наши жизни. А вы задумывались? Я вот сейчас да. И я потихоньку начинаю вновь понимать, что жизнь не стоит того, чтобы вести затворническую жизнь в четырех стенах, отказываясь от всего, чего только можно. Жизнь слишком короткая для того, чтобы нести в своем сердце отрицательные чувства и эмоции, иначе все пролетит стрелой и в конце не будет чего вспомнить. Пожалуй, воспоминания – единственное, что нам останется.
          — Ты хочешь знать ответ? Действительно? — Я, наконец, поворачиваюсь к нему и обвиваю шею руками.
          — Я не хочу свадьбу в Вегасе и хватать меня за пятки по ночам, ожидая, что от раздражения я выкрикну тебе «да», тоже не стоит, потому что в итоге тебе достанется дерганный параноик.
          Заглядываю в его зеленоватые глаза.
          — Ты вынуждаешь меня.
          Дотрагиваюсь губами до кончика носа и вновь отодвигаюсь.
          — Ладно, шучу, не вынуждаешь. Как нужно это делать? Подожди, лучше я встану и мы создадим иллюзию, как будто ты сделал предложение только что.
          Поднимаюсь с его колен и понимаю, что мои собственные ноги трясутся. Их сводит. Я знатно волнуюсь. Беру его руку и… Не знаю что нужно сделать. В голове проноситься мысль, что я буду полной дурой, если откажусь.
          — Да.
          Тихо, почти одними губами шепчу я и почему-то зажмуриваюсь. Не знаю, почему. Может, ожидаю того, что меня сейчас обольют холодной водой? Или боюсь увидеть, как Джерард начнет смеяться мне в лицо и скажет, что все это шутка и розыгрыш? Никто ведь не делает предложения спустя пару недель знакомств. Это бывает только в фильмах.
          — Не молчи, пожалуйста.
          Так же тихо говорю, потому что мне кажется, что мы молчим уже больше пяти минут. Время как-то остановилось. Но на самом деле, по тиканью настенных часов, понимаю, что прошло не более десяти секунд. Потихоньку открываю глаза и вырываю руки из рук мужчины. Делаю это как-то резко. Но не для того, чтобы отойти, а для того, чтобы соединить эти самые руки на его спине, обнимая.
          — Только не оставляй меня одну, хорошо?
          Я не говорю ему, как много это все для меня значит. Не говорю ему, что он помогает моим ранам заживать. Я не говорю ему, что он становиться тем самым особенным, которого хочется видеть каждый день. Может стоило бы? Но, почему то, я всегда была скупа на подобные слова и проявление таких чувств. Глупая Саммер, даже стеснительная, что удивительно.

+1

18

...
    Тысячи осколков - мыслей проносится рядом с нами. Осколков, которые обозначают то или иное событие. Которые еще и не знают, что являются маленькими паразитами идей. Идей, которые поглощают нас и изводят, которые съедают нас изнутри и разрушают нашу основу. Они и не могут этого знать, они просто плывут по своему непонятному маршруту, утаскивая нас за собой в пучину. Туда, где их в тысячи, в миллионы раз больше.
   Они затягивают нас как зыбучие пески и не выпускают из своего плена, пока мы сами того не захотим и наконец, решившись, не стряхнём с себя эти «осколки». Не выкинем их из нашей жизни навсегда.
   Они вытягивают из нас все силы. Ведь мы следуем за ними как овцы на бойню. Мы слепо поддаемся их влиянию.
   И каждый раз, оставаясь наедине со своими мыслями – осколками мы попадаем в их капкан. Каждый подобный раз нас нечему не учит. Наверное именно поэтому мы стремимся найти человека который нас поймет и не оставит один на один с этими паразитами. И кому-то действительно это удается. Кому-то помогает сама фортуна, и подталкивает на встречу к такому «чуду», а кому-то нужно рассчитывать лишь на свои силы. И не факт что ему в одиночку удастся найти то, что он хочет. Далеко не факт.
   А в большинстве случаев людям всю жизнь приходится оставаться в одиночестве. Людям приходится смириться, и принять тот факт, что большинство из них останутся ненужными как старые игрушки. И это самое тяжелое. Представьте только, им приходится душить свои чувства и желания, выжигать их из себя. Они пытаются перепрограммировать свои потребности и не вспоминать о них.
   И я считаю, что такими людьми стоит восхищаться ведь они выносливей, чем другие счастливчики. Они могут рассчитывать только на свои силы.
И я восхищаюсь ими, серьезно восхищаюсь. Да и сам до не давнего времени состоял в этом «клубе». Но мне немного подфартило на новом повороте. Самую малость. Мне повезло, когда милая подружка решила «случайно» познакомить нас с женщиной, которой я сделал предложение только несколько часов назад.
   А после ее ответа, ее тихого и робкого «да», мне показалось словно вес всей нашей небольшой планеты улетучился с моих плеч. Пххх… и нет былой тяжести. Осталась лишь легкость и нарастающая эйфория.
   Я не могу сдержать детской улыбки и не могу ничего произнести. Я лишь как последний кретин смотрю на Саммер и пытаюсь понять по ее лицу, что она не разыгрывает меня. И черт, я вижу, что это был серьезный ответ. Я вижу это в ее блестящих глазах и нервных движениях. И еще больше убеждаюсь в этом после ее объятий и просьбы не оставлять одну.
   - Что? И после своего согласия ты еще надеешься остаться одной? О нет! Этому никогда не бывать… никогда. – Я в ответ обвиваю руками эту хрупкую женщину и прижимаю к себе сильнее. – Мне бы стоило отлупить тебя за то, что ты так долго трепала мои нервы неопределенностью, но я не буду этого делать. Я знаю способ намного лучше.
   Я тихонько начал целовать ее шею постепенно продвигаясь наверх и желая достигнуть так невыносимо притягательных для меня губ.
  - Пожалуй, это самый лучший способ наказать Вас Саммер Мур. Самый...
   Легкий поцелуй в губы, даже детский. Это было лишь небольшое касание ее губ моими губами. Я хотел просто подразнить ее. Но ее ли одну, вот в чем вопрос.
  – Самый… 
   И еще один поцелуй.
  - Лучший способ…
   Выдыхаю и, не выдерживая, сжимая ее в объятиях, приподнимаю и впиваюсь в губы поцелуем, в котором нет, возможно, уже нечего кроме похоти. Мы как школьники впервые увлекшиеся «взрослыми играми».  Хотя да, сейчас это происходит можно сказать впервые, как и у школьников. Ведь сейчас я целую ее уже в новой для нас двоих роли, в роли своей невесты.
   Я зарылся лицом в ее растрепанные волосы и шею, не глядя на Летнюю когда начал говорить. Я понимаю, что не могу просто отмолчаться или отложить свои слова на потом поэтому с трудом прервавшись от нашего столь важного занятия я не нахожу лучших слов на этот момент. Я говорю только то, что думаю и чувствую по отношению к этой хрупкой женщине. И мне не нужен ответ, я и так знаю что все взаимно.
- Просто спасибо тебе Саммер. Спасибо за то, что заставляешь меня ощущать себя живым. – Остановился, что бы можно было поцеловать ее в мочку уха. – И ты просто свела меня с ума. Я до сих пор не пойму как у тебя это вышло.

Отредактировано Gerard Foster (2014-07-09 00:44:05)

+1

19

...
          Иногда людям сняться реалистичные сны. Яркие и насыщенные, они будто происходят наяву. Ты ощущаешь своей кожей прикосновения, чувствуешь ветер, как капли стекают по коже. Тепло солнечных лучей или другого человека. Ты можешь контролировать себя и выбирать куда тебе идти и что делать, но в то же время ты внутри кинофильма собственных фантазий и Морфея, надувающего на тебя пыльцу сна. И, когда ты просыпаешься, ты поначалу не можешь понять, явь только что была или всего лишь вымысел подсознания. Пытаешься найти хоть какую-то зацепку, хоть какой-то знак и только потом понимаешь, что находишься в собственной кровати, а за окном глубокая ночь, освещаемая лишь луной. Переворачиваясь на другой бок и поправляя подушку, ты и не думаешь о том, что вся та яркость, которая была только что, померкнет с утра, когда прозвенит будильник на работу.
          Я сейчас сплю или нет? Реальность, как будто, потеряла свои границы. Все слишком четкое, слишком размытое, перевернутое вверх тормашками и забытое в тихом углу. Я могу поднять взгляд, я могу пошевелить рукой, но я боюсь, что как только моя ступня встретиться с неубранными осколками, я открою глаза и окажусь этажом выше в обнимку с котом, посапывающим псом и мечтами, которые нужно окончательно убить, чтобы не надеяться ни на что лучшее.
          Такое ощущение создалось из-за того, что все происходящее было более чем полной неожиданностью. Начиная с самого начала, как мы встретились с Джерардом, когда он меня поцеловал, все это казалось не более чем сном. Я не думала, что в моей жизни в ближайшее время окажутся настолько крутые повороты и я не улечу с высокого обрыва. Не улетела благодаря Фостеру, даже если учитывать то, что он этот поворот и устроил.
Обнимая его, я хочу, чтобы он подтвердил, что никуда не денется и все это не будет глупым реалистичным сном. Или он может рассмеяться, но в таком случае я хочу проснуться под одеялом, зная, что на утро этот кошмар раствориться английским туманом.
          И его слова, ответные объятия заставляют меня улыбнуться, прижаться еще сильнее.
          — Не надо меня лупить. Некоторые, кстати, неделями ответа ждут, а ты пару часов ждал. И то, часть этого времени я была без сознания или было совсем не до этого. Я же сказала, что вместе чаем.
          Правда до чая я так и не дотронулась, ну да ладно, это уже другой вопрос.
          Да и вообще, какие к черту вопросы, когда Джерард начал второй способ наказания моей персоны за то, что истрепала ему нервишки. Его губы медленно ползут вверх по моей шее, а единственное, что я понимаю, так это то, что забыла, как нужно дышать.
          Еще немного и он касается моих губ. Так по детски, невинно, что я начинаю отчетливо слышать, как бьется сердце в моей груди. С каждым прикосновением удары нарастают, а я начинаю терять суть происходящего. Отдельные слова Фостера, витают где-то рядом, но не добираются до нужного им места, а потом внутри происходит пожар и мы навряд ли похожи на детей. За пару мгновений мы выросли до жадных несносных подростков, которые впервые открыли для себя друг друга. Мне кажется, что еще немного и мы состаримся и умрем.
          Я чувствую его дыхание, его губы. Целую, впиваясь, как будто он содержит соки, необходимые для жизни, а я при смерти. Тяну к нему руки, как будто он – единственное, что может меня спасти. Я тону и задыхаюсь, но еще мгновенье и все прекращается так же быстро, как и началось. Мы не умерли, мы живы, а голова парня покоится на моем плече. Кожей на шее я чувствую, как он дышит. По телу пробегает волна мурашек.
          Сердце продолжает бешено стучать, а я пытаюсь отдышаться, вместе с этим проводя пальцами по ярким волосам. Дотрагиваюсь губами до лба, вдыхаю его запах
          — Это тебе спасибо.
          Зарывшись пальцами в его волосы шепчу немного хриплым голосом. 
          — Такое ощущение, будто я – феникс. Я была такой уставшей, старой и никак не могла влететь. Ты помог все возродиться.
          Я молчу, прислушиваясь к тишине и нашим дыханиям. Мне кажется, что только что я сморозила полную глупость. Я никогда не умела толком выражать свои мысли по отношению к человеку, который мне в той или иной мере симпатичен. Это входит в мои минусы, как и то, что я не умею готовить, не люблю убираться и, частенько, вовремя остановиться.
          — Чаю?
          Со смешком интересуюсь, чуть отстраняясь от мужчины и заглядывая в его глаза. Они гипнотизируют и манят к себе. Они хотят, чтобы я к ним приблизилась и, вскоре, я сама касаюсь его губ своими, присаживаясь обратно на колени.

Отредактировано Summer Moore (2014-07-09 23:39:29)

+1

20

___
   Миллионы людей в этом мире совершают совершенно безрассудные и безумные поступки. Но внимания всей массы обращено только на известных личностей. Ну конечно, всем ведь любопытно как живут более успешные и творчески развитые люди. Всем интересно их пообсуждать и посплетничать о них. Всем интересно узнать, что они такие же обычные, как и они и что они так же не гнушаться совершать безумные и необдуманные поступки. Что они так же любят идти у себя на поводу и вляпываться в разные неприятные истории. А что вы хотели, черт, все мы обычные люди и всем нам свойственно совершать ошибки. Никому не обойти эту сторону нашей жизни. Да и пытаться скрыться от нее довольно таки глупо. Лучше смотреть своим страхам и ошибкам в лицо, чем пытаться забиться в темный угол в собственном доме и отгородится от всего, что происходит снаружи. От всего, что происходит в реальном мире.
   Считаю, есть несколько стадий восприятия публичного внимания. А, если быть точным, их три.
   На первой стадии нам безразлично, что они трубят направо и налево. Возможно, кое-где вам даже приятно это. Приятно, что ваша частная информация предоставляется на суд людям. Но, если судить по мне, то мне было безразлично, какие подробности моей прошлой жизни они распускали во все направления планеты.
   Но потом пришла вторая стадия. Я бы сказал, что она без стука ворвалась в мою жизнь. И она была полна гнева и ярости. Не знаю, опять-таки, как у остальных, но я приходил в бешенство каждый раз как слышал ложные подробности о своей личной жизни. А порой и правдивые. Не знаю, чем был вызван этот гнев, сплетнями СМИ или моим разводом с бывшей женой, но могу сказать, что эта стадия немного задержалась у меня в гостях. Спасибо друзьям, которые помогли выкарабкаться. Но и то не до конца. Да я перестал принимать алкоголь и те «легкие» наркотики, но я не прекращал раздражаться от той херни, которая писалась в желтой прессе.
   И наконец, третья стадия. Стадия, когда вновь вернулось спокойствие и безразличие к пересудам окружающих и их лжи. В эту стадию я вошел совсем недавно немногим больше месяца назад. И случилось это можно сказать перед знакомством с самой мисс Мур. Теперь-то я понимаю, для чего мне было дано это спокойствие.
   Успешно пройдя три стадии этого цирка, сейчас я надеюсь, что мою невесту это обойдет стороной. Ведь, держа ее хрупкое тело сейчас в руках, я могу думать лишь о том, что бы она не пожалела о том, что решила связать свою жизнь со мной. Что она не пожалеет о принятом ей решении. Ну, и если быть откровенным до конца, я так же думаю, о том, что чай это далеко не то, что мне сейчас хочется. Совсем не то.
   - Я понимаю, о чем ты Саммер. Действительно понимаю.
   Говорю я своему личному фениксу. Я не могу удержаться и прижимаю Летнюю к себе еще крепче, хотя, казалось бы, крепче уже некуда.
   Мы вместе еще совсем ничего. А, если хорошенько подумать, то в качестве официальной пары и того меньше. День, если не ошибаюсь. Не знаю, может это виновато полнолуние или у меня опухоль мозга, или это какая то ее особая магия. В любом случае ни один из этих факторов не может объяснить, как такие чувства могут возникнуть так быстро. Сейчас мне кажется, что все слишком удачно складывается, что бы быть правдой. И что бы убедить себя в реальности всего происходящего я целую ее еще сильней. Это все происходит в реальности, а не в какой-то сказочной стране, в котором есть добрая фея и злая колдунья. Мы целуемся, как я и мечтал раньше, неистово и всецело растворяясь, друг в друге.
   Я смеюсь, когда она вновь пытается предложить мне чай. «Какой чай!», хочется закричать мне, «о чем ты девочка?». Но все что я могу это, сквозь поцелуи, посмеиваться.
  - Саммер, о боги. Чай? Ты серьезно? Знаешь, у меня есть немного другое предложение. Как насчет «чая» в постель?
   Я медленно наклонился к ее шее до тех пор, пока мои губы не оказались в миллиметрах от ее кожи, и при каждом моем следующем слове она будет чувствовать каждое их прикосновение.
  - Знаешь, я хочу сделать тебе еще одно небольшое предложение. Я предлагаю тебе сделать то, что мы хотим сейчас оба. По крайней мере я думаю, что ты хочешь того же чего и я. И это не чертов чай.
   Я приподнимаю свое лицо на один уровень с ее и чувствую у себя на губах ее мягкое дыхание. Запечатлев краткий поцелуй на ее губах, я наклоняюсь к ее уху и продолжаю говорить дальше.
  - Как насчет того, что я сейчас отнесу тебя в твою комнату на твою мягкую кровать в которой мы замечательно поместимся вместе. Затем мы будем с любопытством исследовать каждый сантиметр наших тел. Я обнаружу, что никогда ранее не прикасался к такой мягкой коже как у тебя и, не смущаясь, смогу узнать тебя с той стороны, с которой ранее не знал. Наше дыхание рано или поздно собьется и потеряет привычный ритм. Наши тела будут приятно «гудеть». А мы будем чувствовать лишь то, что все, наконец, встало на свои места.
   Я медленно приподнимаю одной рукой край ее юбки и начинаю поглаживать бедро, в то время как вторая рука ложится на затылок и начинает играть с волосами Саммер. И ,так как я не отличаюсь особым терпением, не дожидаясь,  что она ответит, я вновь начинаю целовать ее. Не знаю, в который раз за последний час, но я никогда не устану от ее сладких губ.

Отредактировано Gerard Foster (2014-07-23 16:52:50)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » And then you will know... ‡Who will save you now