Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Поиграем в героев?


Поиграем в героев?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://24.media.tumblr.com/a735083eba49575b0ebaf273afe2d4ae/tumblr_ml57u5yAEr1qc9ap6o1_500.gif

Участники:
Kurt Bavel & Alexandra Bennett
Место:
Сакраменто, один из многочисленных супермаркетов
Погодные условия:
с неба едва-едва моросит дождь, прохладно, но не холодно
О флештайме:
иногда даже самый обычный поход вечером в супермаркет за чем-нибудь вкусненьким может обернуться едва ли не катастрофой, если внезапно всполыхнувший огонь начнет медленно пожирать стеллаж за стеллажом, все входы и выходы будут заблокированы, а система огнетушения так и не сработает

+1

2

LOOK
Я не мог сказать, что день с утра не задался – мне удалось добраться до работы без пробок, да еще и успеть за кофе по дороге заехать. Эфир прошел без сучка и задоринки, хотя мой напарник по уже устоявшейся в нашем дуэте привычке изо всех сил пытался мне насолить. Причем, в прямом смысле этого слова, ведь отхлебнув из всегда стоящей на столике во время эфира чашки с фруктовым чаем, я обнаружил, что он соленый, но продолжил работать даже не подав виду и по прежнему обворожительно улыбаясь в камеру назло соведущему, чья злорадная, но чертовски обаятельная усмешка быстро сползла с красивого лица. Я был настолько доволен собой, что даже остался в студии, чтобы основательно изучить материал на завтра и быть во всеоружии. Ну и, естественно, чтобы побесить своей исполнительностью и профессионализмом Эверетта. Но вот когда я уже заканчивал читать тридцать седьмую интернет-статью про очередного рэпера, который придет к ним завтра на интервью (я приходилось честно признаваться самому себе, что для меня они все на одно лицо, как и их музыка, но вслух сказать подобное было бы не совсем правильно для человека, считающего себя профи), я задумался о том, что вполне мог сделать это и дома, устроившись в своем любимом кресле за удобным столом. Или в крайнем случае мог признать, что Хоббиту это интервью удастся лучше, и отдать ему бразды правления. Ага, смешная шутка. Еще никогда я так не лез из кожи вон, чтобы что-то кому-то доказать. Причем, кому? Хамоватому и самоуверенному напарнику? Вспомнив ухмылку, которая появлялась на лице парня всякий раз, когда я оступался, я тряхнул головой, прогоняя этот образ, и углубляясь в чтение тридцать восьмой статьи, как две капли воды похожей на предыдущие.
Именно эта подготовка к совершенно неинтересному для него разговору и измотала меня вконец. Мозг кипел и отказывался принимать еще хотя бы строчку какой-либо информации. Мне безумно хотелось домой, потому что сказать, что я ужасно устал, – это не сказать ничего. Я постукивал пальцами по рулю машины в такт мелодии, играющей по радио, и думал о том, что мне, пожалуй, стоит сегодня хорошенько отдохнуть перед завтрашним эфиром. Хотелось приехать в свою квартиру и просто завалиться спать. Или усесться с сестрой на диван, если у нее нет других планов, и посмотреть какой-нибудь забавный фильм или вечернее телешоу. Но, даже несмотря на то, что до исполнения этих планов мне оставалось проехать какой-то несчастный квартал, я развернул машину и поехал в ближайший супермаркет. Потому что моей сестренке захотелось сделать пиццу, о чем она воодушевленно поведала мне, предварительно строго поинтересовавшись, какого Евстафия ее братишки все еще нет дома. Я лишь измученно улыбнулся в ответ, забыв, что девушка не может меня видеть, и тут же исправился, более-менее бодро ответив, что быстро куплю все нужное и скоро буду дома. С момента гибели родителей Мередит была для меня единственной, с кем я чувствовал себя действительно дома. Единственной, чьи желания, даже самые крохотные и глупые, я всегда ставил гораздо выше своих.  Ведь радостное «спасибо» от сестренки стоило того, чтобы еще какое-то время продержаться на ногах до того как устроить себе теплые обнимашки с подушками.
И вот сейчас я шел между стеллажей, складывая в тележку все, что могло понадобиться его малышке для готовки, советуясь с ней по телефону по поводу того или иного ингредиента. Я даже не заметил, как в какой-то момент к списку безумно важных продуктов для ужина добавились шоколадные хлопья, зефир и огромная бутылка колы. А осознав, что в моей тележке теперь не только будущая пицца, но еще и запас сладостей и прочей мелкой вкуснятины примерно на неделю вперед, усмехнулся и положил трубку под умоляющее: «и мороженого еще купи». Определенно, с этой катастрофической безотказностью надо что-то делать. Укладывая поверх уже лежащих в тележке продуктов упаковки со своим любимым полезным салатом, я почувствовал запах чего-то горелого. Мало ли, сгорел какой-то фирменный хлебушек, всякое бывает. Несмотря на взращенное и выхоленное с годами репортерское любопытство, мне слишком хотелось сейчас не заморачиваться по поводу всего происходящего вокруг, а просто расплатиться за свои покупки и поехать домой, где сейчас тепло и уютно. Я думал только об этом, добавляя к своей ноше бутылку вина и отправляясь к холодильнику за замороженным тестом и ведерком фисташкового. Главное, дотащить всю эту красоту до машины, а потом и до квартиры по дождю, если он все-таки усилится. Заработать простуду, попав под дождь из-за тяжелых пакетов с продуктами - это глупейшее, что могло со мной сегодня произойти.

Отредактировано Kurt Bavel (2014-06-02 20:23:44)

+1

3

LOOK

Одни люди говорят, что Господь, который якобы создал всю человеческую расу, не дает человеку таких испытаний, какие бы он, этот человек, не смог бы вынести или же, иными словами, преодолеть. Эти же люди считают, что чем больше испытаний выпало на судьбу человека, то бишь, чем больше Бог испытует тебя, тем сильнее его любовь к тебе. Другие же люди утверждают, что человек - существо вечное, не ограниченное лишь одной жизнью и не одним воплощением. И они же утверждают, что существует некое понятие именуемое кармой, которое возвращается к тебе некоторыми событиями, потому что ты где-то в прошлой жизни сделал что-то плохое.
Сначала меня бросил человек, которому я настолько доверяла, что свои чувства к нему действительно могла озаглавить словом "любовь", затем я узнала что беременна от него и уже вскоре потеряла этого ребенка. После был тяжелый период, в который я старалась не отчаиваться и поднять себя на ноги самостоятельно, принудительно ходила к психологу, даже в какой-то момент посчитала, что я действительно смогла это все преодолеть, но...Но меня сломила авария, в которой я едва не потеряла жизнь. И селезенку. Да, конечно, все обошлось и я осталась жива, селезенку зашили даже без того, чтобы отрезать часть от неё и от всего этого происшествия остался лишь тонкий, аккуратный шрам на левом боку, но, тем не менее, это оставило куда больший эмоциональный шрам на моей и так истерзанной душе. Дальше было время, которое для меня слилось в один нескончаемый поток сумбурных мыслей и действий, это было время, когда моя реальность столь тесно переплелась со снами, что я часто теряла себя, не понимая где я нахожусь. И абсолютно потеряв грань между явью и вымыслом.
Сегодня был самый обычный день. Возможно, даже слишком обычный, такой, который, собственно говоря, от других дней совершенно ничем не отличается и ничем таким уж знаменательным и не отличается. Сначала были нудные пары в университете, где каждый преподаватель все старался подчеркнуть важность именно своего предмета и что зачет по этому предмету нужно обязательно получить очень хороший, или хотя бы удовлетворительный, ибо это несомненно очень сильно скажется на нашем дальнейшем обучении, а затем, и работе. И, если первых двух преподавателей я слушала ещё хоть как-то с каким-то особым вниманием, то когда такую же пластинку включил и четвертый преподаватель, то я предпочла смотреть в окно, честно пропуская всю его пламенную и заученную, как нудный текст, речь мимо своих ушек.
Что я могу сказать о своем прошлом и о той череде ужасных событий, которые со мной произошли? Честно говоря, я стараюсь и вовсе не поднимать ни с кем эту тему, даже с самыми близкими для меня людьми, даже с Денни, который помог мне все преодолеть. Я просто хочу все забыть и не возвращаться к тому, что было вчера или месяц назад. Я прошла курс реабилитации, у меня не было ни единого припадка уже несколько недель и, да, я вновь начинаю жить полноценной жизнью. Хотя, иногда меня все ещё посещает вопрос: это так уж сильно меня любит Господь, что он дал мне череду столь сложных испытаний или где-то в прошлой жизни я столь сильно нагрешила, что теперь должна за все расплачиваться в этой? В прочем, это не важно.
Под вечер небо затянуло темными тучами, а с неба стал неприятно мелкими каплями моросить прохладный дождик. Наверное, впервые я была столь недовольна, что в кое-то веки синоптики местных каналов, которые все, как один сегодня обещали дождь, оказались чертовски правы. А я, ведь, ещё планировала заехать в супермаркет и прикупить свежих продуктов, чтобы приготовить нам с Денни ужин. И пусть у меня с собой не было зонтика, а перспектива промокнуть и возможность простыть меня явно не радовала, я все же повернула машину в сторону ближайшего от моего дома супермаркета. Звонить Реймонду и говорить о том, что я слегка задержусь, я не стала, хотя все же взяла мобильный с собой на случай того, если он вдруг меня потеряет и надумает звонить. Все же, мы в последнее время вновь сблизились и я не хотела рубить топором и так едва державшиеся ниточки наших отношений.
Я не спеша прогуливалась по супермаркету, внимательно изучая продукты, проверяя их на свежесть, прежде чем клала в тележку. Я ведь хочу устроить Дену ужин, возможно даже романтический, а не отправить его в больницу с пищевым отравлением. В зале почему-то медленно, но верно начал чувствоваться неприятный запах чего-то горелого, но я упорно старалась не обращать на него внимания, сбрасывая всю вину на какого-нибудь нерасторопного новичка, который умудрился сжечь какое-то из их блюд собственного производства в печи, а то, что система огнетушения и персонал никак не реагировали, меня только больше успокаивало. Я уже направлялась в сторону касс, когда внезапно свет в зале резко замигал, а потом вновь все стало нормально. Я приняла это за временные неполадки, такое бывает, вновь спокойно направляясь к кассам, но свет снова замигал, а неприятное жужжание от ламп меня даже не успело насторожить, когда большинство из них резко лопнуло, осыпая искрами и осколками посетителей. Где-то кто-то истошно завизжал, то ли от испуга, то ли от того, что на него попали разгоряченные осколки, я так и не успела это понять, потому что в следующую секунду внимание всех было приковано к полыхающим полкам где-то в конце зала. Толпа вечерних посетителей тут же ринулась к кассам, намереваясь покинуть супермаркет, попутно бросая все свои несостоявшиеся покупки. Персонал магазина же, старался в экстренном порядке успокоить своих клиентов. Но меня больше всего интересовал один вопрос: почему до сих пор не сработала пожарная система?

+1

4

Я постарался как можно скорее подкатить свою тележку к более-менее незагруженной кассе и адресовал отработанно-извиняющуюся улыбку женщине, которая не успела меня обогнать и, надувшись, пристроилась следом. Что поделаешь, я более молод и быстр. А еще у меня больше продуктов, чем у нее, я очень устал, голоден, как волк, и безумно хочу домой. Так что у меня множество причин, чтобы ненадолго переместиться в стан «невоспитанной молодежи». Зато сэкономлю себе таким не самым благородным поступком примерно пятнадцать-двадцать минут. Выкладка покупок на медленно движущуюся ленту и попытки понять в процессе, не забыл ли я чего, здорово отвлекали от неприятного пиканья сканера. Никогда не любил этот звук. С самого первого раза, когда его услышал. Он был каким-то особенно раздражающим, особенно в больших супермаркетах, где этот пикающий звук со всех касс сливался в целый оркестр. Наверное, можно запросто сойти с ума, целый день сидя здесь и слушая его. Придя к этому нехитрому умозаключению, я мысленно пожалел грустных девушек за кассами и параллельно возблагодарил Бога за то, что моя профессия пусть тоже нелегка, но явно более интересна и находится вдали от этого удручающего писка.
Упаковка теста отправилась вслед за ветчиной и вином, а я поморщился от становящегося все сильнее запаха гари. Серьезно, неужели никто не может сделать в этой жутким запахом горящего дерева и пластмассы? Так, а вот это уже настораживает, потому что подгорвевший по вине кого-то из работников отдела кулинарии хлеб явно не может обладать таким ярко выраженным запахом. Да и внезапно замигавшие над головой лампы не внушали особенного доверия, хотя это можно свалить на проблемы с электричеством. Перегрузка сети и все такое. Но и это не радовало, учитывая, что зависни сейчас кассы и придется проторчать здесь еще неизвестно сколько. Лампы мигнули раз, мигнули другой, а после раздался громкий треск и над головой словно разорвался фейерверк. Я скорее инстинктивно пригнулся и закрыл голову руками. Осколки того, что еще мгновение назад было лампами, посыпалось на испуганных посетителей, и уже вскоре неподалеку начали раздаваться крики. Будь я суперменом, я бы сейчас наверняка уже подлетел к пострадавшим, узнавая, как они себя чувствуют, и оглядывая их, проверяя на наличие порезов и застрявшего в них раскаленного стекла. Но я никогда не был таким. Даже близко. Мое супергеройство умерло еще в зародыше. Поэтому отняв руки от головы и встав с пола, я тут же принялся оглядываться в поисках путей к отступлению. В глубине зала полыхнуло, словно в, и без того разгорающееся благодаря пожиранию деревянных полок пламя, подлили пару ведер спирта. И либо это совпадение, либо огонь добрался до отдела с алкоголем, а в этом случае стоит бежать отсюда еще быстрее, чем раньше, если это, конечно, возможно. Я очнулся от созерцания огня и повернулся к большим стеклянным дверям, которые почему-то все еще оставались закрытыми. Но ведь они должны открываться автоматически в такой ситуации, правильно? Охранники должны открыть двери, нажав на какую-то особую кнопку или рубильник, и помочь всем выбраться наружу. Лампы, что еще горели до этой минуты, мигнули на прощание и погасли. Теперь огонь был единственным освещением.
Чтобы добраться до двери, мне пришлось довольно грубо подвинуть парочку, что стояла передо мной в очереди. Видимо, мое оцепенение, то ли благодаря работе, то ли чему-то еще, прошло гораздо быстрее, чем у многих. Хотя некоторые покупатели уже бежали к дверям, видимо, придя к тому же выводу, что и я. Покупки, оставшиеся на ленте? Да какие, к черту, покупки? Если я выберусь отсюда, никогда больше не зайду в этот супермаркет. А некуда будет заходить. Потому что он сгорит дотла. Вместе со мной. Стоп, отставить мрачные мысли, не предаваться панике. А как тут не паниковать, если над головой уже давно должны были сработать эти маленькие фонтанчики противопожарной системы, разбрызгивающие вокруг воду. Так какого же хрена огонь все сильнее расползается по залу.
Подбежав к двери, я тут же со всей имеющейся в моем организме дури ударил кулаком по стеклянной поверхности. Не знаю зачем.  Ударил от бессилия, от злости, оттого, что возможно через несколько минут я здесь угорю, так и не успев сделать в своей жизни ничего важного, а она, паскуда, не открывается. Почувствовав на плече чью-то ладонь, я резко развернулся. Уж не знаю, что было написано на моем лице, но охранник тут же резко убрал руку и пробормотал что-то о том, чтобы я не колотил двери, иначе…
- А что мне будет? Мне посмертно выпишут штраф? Пришлют моей семье счет на оплату замены стекла в сгоревшем до фундамента магазине, положив его на мое мертвое тело, так? – наверное, страх каким-то образом усиливал мою злость, потому что все, кто меня знают, никогда бы не поверили, что я способен наброситься на человека с криками размахивая кулаками. Но это случилось. – И почему, мать вашу, двери еще закрыты, а пожарная система не работает?
- Свет отключился во всем здании, двери заклинило, - стараясь оставаться относительно спокойным, произнес охранник. Тяжело сглотнув, я уткнулся лбом в стекло, заставляя себя успокоиться и придумать хоть что-то. Просто выйти отсюда любым возможным способом. Выйти туда, на дождь, который в эту минуту кажется таким заманчивым в отличие от жара, который буквально чувствуешь спиной.
- Я на вас все существующие суды натравлю, - бросил я, хотя прекрасно понимал, что охранник в этом ужасном стечении всех возможных обстоятельств виноват не больше, чем я сам. Просто надо было на ком-то оторваться, чтобы не впасть в истерику и мысли о собственной скорой смерти. - Огнетушители где? Черт, почему я должен тебе рассказывать о том, что ты должен делать в таких случаях?

Отредактировано Kurt Bavel (2014-05-31 22:21:51)

+1

5

Паника среди посетителей злосчастного супермаркета усиливалась даже не с каждой минутой, а с каждой секундой. Корзинки, тележки и просто покупки, которые кто-то набирал в руки, были нещадно брошены на пол и забыты под давлением страха быть сожженным. Свои покупки я, как и все остальные, тоже отбросила куда-то в сторону. Никакой романтический ужин не стоит того, чтобы я была сожжена пламенем. Или хотя бы обожжена им. Персонал магазина катастрофически не справлялся с толпой обезумевших от страха людей, которые проталкивались сквозь узкие проходы на кассах и стремились к отчего-то заблокированному выходу из магазина. Шум и гам в помещении нарастал, что весьма отвлекало и не давало полностью понять всю картину происходящего.
Я старалась медленно двигаться к выходу, стараясь не паниковать и не создавать лишний шум. Я осматривалась по сторонам в поисках хоть кого-то, кто сможет нормально руководить процессом эвакуации людей из горящего помещения, раз уж система не сработала, но...Но таковых я все никак не могла обнаружить. И вот это действительно пугало! Меня кто-то ощутимо толкнул в плечо и я, не удержавшись на ногах, рухнула на пол. - Черт, - рука, на которую я имела удачу столь нехорошо приземлиться, теперь ныла от боли. Но эта боль, кажется, меня окончательно отрезвила, потому что где-то глубоко во мне начала зарождаться решимость, что нужно что-то делать, черт подери, а не смотреть на этот хаос со стороны. Я медленно поднялась на ноги и вновь осмотрелась. Неподалеку стояла тележка с продуктами и я незамедлительно двинулась к ней. Нещадно вывернув все содержимое, я освободила тележку, быстро направившись сначала в отдел с постельным бельём, где набрала одеял и полотенец, а затем в отдел с, водой, где, соответственно, набрала побольше воды. - Вот, берите и закрывайте дыхательные пути! - Я вскрыла одну из бутылок с водой, поливая ей полотенца и раздавая всем, кто проходил мимо меня. Возле меня буквально тут же оказался охранник с довольно грозным и не предвещающим ничего хорошего, видом. - Мисс, что Вы творите? - Строго спросил он. - Вашу работу, вот и вы возьмите, - я впихнула ему в руки влажное полотенце. - Нужно всех организовать. Здесь должен быть запасной выход на случай сбоя системы. А ещё нужно организовать людей, чтобы они посмотрели: все ли выбрались из дальних уголков зала. - На удивление охранник быстро меня послушал и, кивнув, направлялся к остальному персоналу, чтобы подать и им эту идею. - Ну вот, хотя бы одному мозг вправила. - Пронеслось у меня в голове. Дышать в помещении становилось все труднее. Дым от товаров и горевших прилавков медленно начинал окутывать все помещение.
- Мама! Мама! - Детский голос был едва слышен сквозь рев огня и шум людей. К тому же, ребенок, кажется. находился где-то далеко, около задних полок, что уже были охвачены огнем. - Твою ж мать! - Я схватила несколько одеял  и полотенец, а так же бутылку воды, тут же ринувшись в сторону криков. - Мама! Мамочка! - Детский голос, с моим приближением, становился все четче. Я ожидала увидеть что угодно, но явно не то, что я увидела. Один из обгоревших прилавков завалился и придавил женщину, оставив её в ловушке среди полыхающих языков пламени. Рядом с ней целым и невредимым, слава Богу, был маленький мальчик. - Мисс, мисс! - Я постаралась позвать её, но она не отзывалась. - Малыш, возьми это, - я смочила полотенце водой и протянула мальчику, - закрой рот и носик, так, чтобы можно было дышать, ладно? Твоей маме мы поможем, но нужно сначала вывести тебя отсюда. - Мальчик был сильно напуган, но позволил мне замотать его в одеяло и унести подальше от огня. - Возьмите ребенка! - Я впихнула малыша администратору магазина. По крайней мере так гласил бейджик на её блузе. - Там женщина без сознания под обломками, ей нужна помощь. Нам нужны огнетушители, покрывала, вода, песок! Все, чтобы вызволить её и не допустить распространение огня. - На удивление меня быстро послушали. Небольшая группка людей во главе со мной направилась вызволять женщину из огненного плена. - Лишь бы только уже не было поздно...

+1

6

Если бы не риск быть сожженным или погребенным заживо под обгоревшими обломками стеллажей, я бы сейчас пребывал в прекрасно знакомой каждому современному человеку позиции под названием "рукалицо". Потому что как? Как можно брать на работу настолько пустоголовых людей? Глядя на испуганных кассирш, шокированных охранников, изо всех сил пытающихся держать строгое лицо, и администраторов, глупо хлопающих ресницами, я, признаться честно, был удивлен, что они дружной толпой до сих пор не рухнули в обморок, доставляя нам, запертым в стеклянной коробке, из которой быстро исчезал воздух, еще больше проблем. И на том спасибо.
Наверное, меня и охранника, в которого я уже вцепился мертвой хваткой (фигурально выражаясь, естественно) со своими требованиями отвести меня к огнетушителям, возненавидели после первого же шага наперекор толпе. Ведь люди продолжали бежать к запертым дверям, словно надеялись, что кто-то из них такой особенный, что сможет сделать то, что оказалось не под силу другим. Как это часто бывает с бутылкой: никто не может открутить крышку, а тут появляешься ты, такой молодец, и легким движением руки делаешь это. Но здесь такая система не сработает. Потому что колотись-не колотись в заблокированную дверь, она все равно не поддастся. "Укрепленное тройное стекло, установленное для обеспечения безопасности наших клиентов", мать его. Разбросанные по полу продукты создавали еще больше препятствий для передвижений. Надеяться, что люди будут осторожны в такой ситуации и не забудут лишний раз посмотреть под ноги, чтобы не наступить на случайно подкатившееся к ноге яблоко или чью-то часть тела, было бы глупо. Кто-то падал, вскрикивал и ругался, усиливая какофонию звуков, в которой и без того было сложно что-то разобрать.
Вдруг парень, который предположительно вел меня к нашей надежде на спасение, резко рванул куда-то в сторону. Если он хотел сбежать, его попытка позорно провалилась. Репортеры - люди проворные. Всяко шустрее, чем тучные охранники. Парень подскочил к девушке, активно раздававшей окружающим смоченные водой полотенца. Надо же, он с таким воодушевлением пытался выполнять свои прямые обязанности. Если бы не обстоятельства, я, возможно, даже восхитился бы его рвением выполнять свои функции охранника. Но сейчас от не го требовался совсем другой режим работы, а переключаться с пометки "увалень, бродящий мимо полок и пытающийся напугать своим грозным видом маленьких потенциальных правонарушителей, если те попытаются спереть пару конфеток из пакетов " на что-то более активное и полезное он явно не спешил.
Но, похоже, слова девушки на него повлияли гораздо лучше, чем мои. Схватив одно из полотенец, он метнулся к коллегам, сбившимся в плотную кучку и, возможно, готовых обороняться от разъяренных посетителей в случае чего. В ответ на мой полетевший куда-то в общий гомон голосов вопрос об огнетушителях охранник лишь неопределенно махнул рукой куда-то в сторону. Спасибо, мил человек, ты так много сделал для этого мира. Как это тебе еще памятник не поставили?
Не знаю, как девушке удалось услышать детский голосок среди всего этого шума, но впервые в жизни я обрадовался тому, что был в чем-то хуже. В частности, что ее слух оказался острее, чем мой. Вид испуганного мальчика с красными от слез глазами был худшим, что я только мог себе представить. Закутанный в одеяло на руках у девушки-администратора, он то и дело оглядывался на обрушившиеся полки в поисках мамы.
- Боюсь, пока мы найдем все необходимое, может пройти слишком много времени, которого у нее нет, - бросил я, стягивая с шеи шарф, поливая его водой из первой попавшейся под руку бутылки, и закрывая им нижнюю половину лица. - Я попробую пробраться туда и как-то отодвинуть прилавок, а вы попытайтесь справиться с огнем с этой стороны. Если мне понадобится помощь, я... - честно говоря, я не представлял, как я смогу подать знак или сделать что-то еще, если вдруг не буду справляться. Но подвергать опасности кого-то еще я не хотел, - Не знаю, крикну что-нибудь. - . Между возможностью видеть придавленную полкой женщину и попыткой сохранить свои брови и ресницы от перспективы обгорания, я, к большому своему удивлению выбрал первое, поэтому глаза прикрывать не стал, и сделав пару неглубоких вдохов в бессмысленной попытке успокоиться, нырнул к обвалившемуся прилавку

+1

7

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Поиграем в героев?