Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Особенности международного сотрудичества в мафиозных семьях


Особенности международного сотрудичества в мафиозных семьях

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Она уже сама не в состоянии контролировать свои деловые встречи, и говорить ли мужу об этом - или пусть он продолжает считать, что она спланировала эту встречу за его спиной - это уже её дело; одно другого всё равно не лучше, и то, что Танцор думает, будто он может вот так приходить в чей-либо дом без предупреждения, тоже явно не в его пользу очко, и как делового партнёра - это его явно не с лучшей стороны раскрывает... хотя чего там говорить - он вёл дела с беременной женой босса Мафии, за спиной у её мужа, свободно разгуливал по его дому, пока его нет; какого чёрта после этого Гвидо должен давать согласие вести дела с теми, кого он представляет? Он его вообще в первый раз сейчас увидел. А Маргариту вообще следовало бы изолировать от любых дел вместе с её шилом, как можно дальше и как можно надёжнее, раз она не способна делать всё как следует - и Гвидо уже не знает, как это сделать, раз уж даже ребёнок не помогает; только на золотые наручники, которые им на свадьбу подарили, посматривает со всё более растущим интересом - правда... всё равно она перегрызёт, даже если он ими воспользуется, и будет только хуже. И что ему остаётся делать?..
- Ты спала. Я должен был тебя разбудить? - разжалобить его не получится уже потому, что они с ней в абсолютно одинаковом положении насчёт того, что кого-то хочется - и как ещё Гвидо должен доказывать, что он это напряжение не сбрасывает в местах вроде "Рио" (в который его, кстати, и не пустят даже - из-за того, что владелец к нему не очень хорошо относится, мягко говоря, потому что знает, кто он), он уже не знает. Удивительно, как Монтанелли не срывается в ответ, продолжая говорить спокойно, по мере того, как Марго постепенно повышает на него голос - её беременность работает словно какой-то стоп-кран... для него. Но почему же у неё вот так не получается - казалось бы, по всем законам природы должно быть наоборот, это не у Гвидо растёт живот, и не ему рожать через несколько месяцев. - И вернулся бы домой, если бы ты позвонила. С айвой, с курагой, с мороженым, с чем захотела бы. Тяжело было позвонить и предупредить меня, что в доме будут гости? - ну он же сам эту ошибку допустил зимой, когда Агата заболела - она должна понимать, что он сейчас чувствует, в конце концов; только вот он из дома без предупреждения не сбежит, хоть, признаться, именно сейчас ему этого очень даже хочется, когда она вырывает у него из рук документы, которые сама же подготавливала, и рассыпает их по всей кухне. И это вот так он должен работать с этим проектом? Соглашаться на то, что Омбра сама же пуляет вот так?
- Значит, смоги. - Гвидо сжимает зубы. Он приставил охранника, запер её и не подпускает ни к чему не просто так - а как раз потому, что она не может сидеть на заднице ровно тогда, когда ей это делать более, чем необходимо; даже Санчес в итоге смирилась - Марагрита же продолжает лезть из кожи вон, чтобы разозлить мужа, и похоже, повторить лиссабонский случай. Ей денег, что ли, мало? Она обеспечила себя ещё на пять беременностей вперёд, чтобы сидеть дома и не работать - на её месте сейчас была бы рада оказаться любая будущая мать, а её что-то до сих пор не устраивает; идиотизм какой-то, честное слово. - Значит, я должен тебе придумать занятие?.. Почитай книгу, скупи весь телемагазин, с сыном поиграй... носок свяжи, наконец!.. - кажется, Маргарита как-то раз уже заикнулась об этом. Почему нельзя просто наслаждаться жизнью - обязательно надо тащить в неё каких-то там Степанов, башмаки всякие наваливать туда? Как он сам устал от этого постоянного укрощения строптивой - знала бы Марго... Но ей всё равно - она словно всё делает, чтобы его довести...
- Ненужного?!. - что-то внутри Гвидо сейчас вспыхнуло, сломавшись - видимо, некий предохранитель, для того, чтобы предотвратить самый главный взрыв; и не потому, что Омбра так близко подобралась к его тайне - а потому, что знала, на что надавить, чтобы вывести мужа, и словно провоцировала его сейчас на нечто подобное, чтобы он разорался на неё, как раз чем и доказывая на деле, что ребёнок ему не нужен, а словами - обратное - прямо какой-то идеальный шантаж. Который сам ребёнок и прерывает, пнув изнутри зарвавшуюся мать; хотя и не понятно, на самом деле, на чьей он стороне...
- Ш... тихо... - он приобнимает её, кладя руку поверх её ладони, вставая рядом, чтобы Марго могла на него опереться, если будет необходимо. Они и действительно забывают о самом главном, когда затевают вот такие споры - о том, кто всегда является третьим в их союзе, об их ребёнке... - Ну почему тебе обязательно надо куда-то влезть постоянно? Почему даже сейчас... - когда всё это вдвойне или втройне опаснее, когда речь идёт о жизни ребёнка в такой же степени, как и о её собственной? Когда вся его жизнь может вот так же рухнуть, разлетевшись на куски, как эти чёртовы документы, в которых он и разбирался-то так себе, покрыли пол кухни.

0

22

- Ты хочешь от меня невозможного... Невозможно жить в режиме нон-стоп, а затем резко остановится. - Тяжело вздыхаю, чувствуя как ложиться рука мужа на мою ладонь, все еще пытающуюся успокоить наше дитя, слишком расшалившееся после нервного стресса. Злоба постепенно уходит, оставляя пустоту, которая, кажется гложет не сильно. Состояние постепенно улучшается, и мне становится стыдно за свой срыв, в очередной раз, это случается в последнее время все чаще, и это убивает прежде всего саму меня. Я итак слишком сильно расслабилась, позволяя себе слишком много, и сейчас словно пыталась доиграть свою партию и уйти, не оглядываясь.
Ненавижу себя в таком состоянии истероидном. Ощущение, что толкни меня - и расплачусь, рассыплюсь и останусь лежать серым пеплом на полу. В луже собственных слез. Умом понимаю - это глупо, но та часть, которую называют душой, не хочет признавать необоснованность всех терзаний, не хочет оставаться невозмутимой, предпочитая растравливать старые раны и создавать новые, еще более болючие и пропитанные ядом, который проникает в кровь каждую секунду, медленно, по капле. Понимаю, что достаточно одной истерики, и все, и отпустит. Но не могу даже настроить себя на слезы, хоть они и стоят комом в горле, но дать им выход - слишком трудно для гордыни, которая пока еще жива, несмотря на то, что еще недавно, наступив ей на хвост, я сделала это зря, безрезультатно, и лишь еще раз получила хлесткий "удар" по ней. Пытаюсь успокоиться.
- Мог бы и разбудить. - Прижимаю его ладонь к своему постепенно обозначающемуся животу, чтобы и он почувствовал неравномерные толчки маленьких ручек и ножек,  которыми с удовольствием пинает меня наш ребенок.  Спорить сейчас с мужем, резко пропадает желание. Прислоняюсь  к его плечу, чувствуя как постепенно начинает биться спокойное сердце. Оно совсем не спокойное на самом деле, но ведь сейчас это разве важно? - Я не умею вязать... - Сообщаю ему на ухо, словно великую тайну. - И шить, и вышивать... Мне нужна деятельность... что бы и тебя не волновать, и я не сидела дома как чурбачок... - Целую его в ухо,  прижимаясь спиной, и прижимая сильнее к все еще пинающемуся животу. - Представляешь как он будет пинаться, через пару месяцев? - Прикрываю глаза, вдыхая его родной запах. - не заставляй меня превращаться в клушу...

+1

23

Гвидо не только не требует невозможного - но и на собственном примере доказывает, что не всё, что кажется невозможным, невозможно на самом деле. Превратиться из чистильщика в босса - вот что кажется невозможным; однако же он как-то сумел не только изменить свой род деятельности и образ жизни, но и не оставить предыдущее ремесло бесхозным, пристроив Линду к делу, и из того, что унаследовал у Донато и Альваро, тоже ещё не всё растерял... Ему тоже было страшно так меняться, и тоже полагал, что не сможет это сделать, или делать это настолько долго, однако же что-то получилось. То, что Маргарите кажется внезапной остановкой, для Монтанелли - просто поворот на незнакомую дорогу, да и то - лишь временный, учитывая, что вскоре после того, как она родит, сдерживать её просто не будет особого смысла - и она вернётся к своему привычному образу жизни... если захочет, конечно. Есть большая вероятность привыкнуть к покою. Чем и его существование сделать намного спокойнее...
- Ты не пыталась. - у неё было достаточно времени, чтобы сделать свою "остановку" постепенной, к тому же; даже до беременности - с тех пор, как она и стала советником. Но она им почему-то не воспользовалась совсем. Либо воспользовалась, чтобы потом опять начать "разгоняться", и в итоге даже Рокки начала использовать, как прикрытие. Нет, конечно, радостно, что его консильери так находчив, но почему обязательно нужно проявлять эту находичивость против него самого?
Да и так ли эта дорога незнакома? Марго уже выносила и родила Дольфо. И она сама себе противоречит сейчас, сравнивая себя с бездельным чурбачком, но при этом сама же демонстрируя то, почему не может быть по-другому - она беременна, ей нельзя нагружать себя, потому что это не только ребёнку может навредить, но и тому "грузу", который она взвалит на свои плечи, раз уж на собственное здоровье ей настолько наплевать - потому что стоит маленькому Монтанелли пнуть её, как всё может разрушиться в один момент... Как только она умудрялась выполнять заказы, будучи беременной? Гвидо никак не может забыть то, что она бросила ему в лицо однажды. Бред, не могло такого быть, физически просто невозможно... она убила бы и ребёнка, и, наверное, и себя тоже.
- Тебе нужна такая деятельность, чтобы ты сидела дома, но при этом тебя это устраивало.
- честно ответил ей Монтанелли. Только в этом случае он, может быть, перестанет так сильно волноваться за неё и ребёнка, впрочем, совсем он не перестанет волноваться за неё никогда - и неважно, беременна она или нет; она его любимая, и его жена - Гвидо не может просто всё бросить, перестать защищать её однажды, и то решение, которое он не так давно принял - это был бизнес, а не личное. Вернее, так сторона личного, которая была частью бизнеса, доверие - вот что Маргарита потеряла в его глазах; но это не значило, что ему не было бы больно, что ему легко дался тот роковой приказ. Только вот о деятельности, которую он сам только что описал, у Монтанелли не было особых мыслей... Не превратиться в клушу - у неё ведь на всё одна и та же песня. И чтобы доказать, что она не клуша, Маргарита готова рисковать собственной жизнью и жизнью ребёнка, или действовать у мужа за спиной, или покрывать тех, кто прокладывал себе дорогу к предательству Семьи, неужели не было других способов? Или она развалилась бы, если бы пришла к мужу раньше, чем открыла Танцору дверь?.. Или боялась, что вообще не откроет, в таком случае?
- Ты управляешь клубом - тебе этого мало? - Крис занималась делами мастерской покойной Алексы, Тайлер же взял на себя управление её автосалоном - вот так вот они разделили между собой "автопромышленный комплекс" Торелли, и всех это вполне устраивало. От Ричардс и им досталось кое-какое наследство, которое уже сдружилось с Боппо и вместе с ним бегают по двору... Жаль, из хаски строжевых едва ли удастся сделать, но и так ничего. - Дрессируешь своих собак, делаешь уроки с Дольфо, айву ешь килограммами - чего ещё тебе надо, чтобы не чувствовать себя чурбачком, я не понимаю? - ...секса? Он по этому поводу уже сказал, и не хочет повторяться, или менять что-то - потому что клушей будет чувствовать уже себя самого, и не девять месяцев, а всю оставшуюся жизнь. Бывает, что людские ценности бывают сильнее людей... проблема, возможно, и в том, что Гвидо просто не признаёт её ценностей, как должное, но разве нежелание отыметь собственного ребёнка и жажда смерти вообще стоят в одном ряду? Им до странного повезло оказаться вместе, пожалуй. Просто созданы были два психопата с разными диагнозами друг для друга. - Что невозможного я от тебя требую - просто быть человеком?.. - даже гангстерам, киллерам и чистильщикам необходимо иногда ими быть; иначе в аду они окажутся даже раньше, чем умрут. Нельзя казаться круче, чем ты есть на самом деле, двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Либо сорвёшься однажды, разрушив всё сразу, либо просто сгоришь на работе, пересилив самого себя. - Быть женщиной? - и это куда больше, чем секс.

+1

24

- Управление клубом - это постоянная рутина, зачастую не требующая моего присутствия. Мне просто некуда девать активность - не ту, которая позволяет мне дрессировать собак, играть и заниматься с Дольфо, или есть яблоки килограммами.  Это другая активность - как батарейка, которая никак не может закончится. Да я и не хочу, что бы она заканчивалась... - Прижимаюсь к нему. Плевать мне на наши ссоры, когда он рядом, наш будущий ребенок успокаивается быстрее, да и мне самой спокойнее. Словно действительно, выбрав самого сильного льва из прайда, я просто успокоилась, позволив себе совсем немного расслабиться. Понятное дело, что он хотел бы, что бы я еще сильнее была расслаблена, чтобы не лезла, куда меня не просят, но разве не такую вертихвостку и торопыгу он полюбил и женился на ней? Разве не ради меня он пошел на нарушение собственного принципа, разведясь со своей женой, с которой не разводился много лет, что бы не портить облик классического гангстера? Так кого же он тогда хочет видеть рядом с собой?
- Согласна. Давай решим, что это может быть, кроме домашних забот и Сантаны. Я готова выслушать любые предложения. - Иду на попятный, просто потому что надоело с ним ссориться, разве не я спросила у него, когда стало известно про дитя, что он мне запретит, а что разрешит - и разве не он дал настолько неопределенный ответ, что я могу вертеть им как только захочу? разве я все это придумала? - Я всегда была женщиной, но это мне не мешало, как и не мешало тебе. - Касаюсь его плеча, слегка дразнясь и слегка ласкаясь, - иначе бы не смогли зачать Дольфо, а теперь и нашего второго ребенка. Или у тебя есть сомнения? - Есть, вижу что есть, чувствую что  есть, но задать прямой вопрос пока не хватает смелости, просто потому что боюсь услышать ответ.

+1

25

В том-то и дело - "батарейка" всё никак не заканчивалась, хотя бы давно уже должна была, и причина как раз в том, что и Маргарита этого не хочет. Батарейка эта - вечный двигатель своего рода, называемый человеческим желанием, и он будет вечным до тех пор, пока Омбра сама его не остановит, либо же... как чуть не вышло - её не остановит кто-нибудь другой или что-нибудь другое - пуля, это как самый распространённый и обычный вариант; есть множество других, хотя, зная Агату, скорее всего - была бы именно пуля. Или же бомба, и тогда он не смог бы хоронить жену в открытом гробу...
- Да в чём разница? - Гвидо не понимает, если говорить такими словами... активный образ жизни - это одно, но жажда какой-то определённой деятельности - это другое; Маргарита будто делает их "бизнес" своего рода развлечением, своего рода хобби, которому она отдаёт свободное время - и это неправильно и даже жутко. Для Тарантино же это скорее как работа, которую необходимо выполнять, что тоже неверно... быть гангстером, быть мафиози - это образ жизни, а не работа или увлечение; можно быть днём каменщиком, а по ночам - будь хоть Человеком-пауком, в их же сфере такое недопустимо. Эта "другая активность" неизбежно затрагивает всю Семью, к тому же. И в итоге - может оказаться, что она приведёт к новым жертвам, прямо как в случае с Винцензо, пусть и не таким варварским способом. И потом, это клубный-то бизнес - рутина? Монтанелли передал дела "Бурлеска" Джемме только потому, что хотел вернуться обратно к делам более "рутинным", не принимая креативных решений в таком количестве, и не желая привлекать к себе столько внимания; ему было спокойнее в тени - клуб же вынуждал выходить на свет слишком часто. Или просто быть к нему на близком расстоянии, чтобы слепило глаза - ненамного легче.
- Да что значит "кроме"? Кроме этого, существует твоя беременность - этого мало?
- он тогда не мог чётко ответить, не может этого сделать и сейчас, потому что Маргарита задаёт ему совершенно идиотский вопрос, словно это Гвидо должен был чем-то её ограничивать, а не собственный здравый смысл. И ведь ещё понятно, если бы его не было ни грамма, но даже при всей своей сумасбродности и непредсказуемости, Омбра была человеком рациональным, особенно когда касалось подобных дел, как сделка с Башмаком и его синдикатом; почему же всё это переставало работать, когда отношения переходили на личный фронт? Чему мешало то, что она была женщиной - бизнесу? Не мешало, но сейчас именно тот случай, когда это должно мешать; и будет мешать, если она попросту не отойдёт в сторону, и отношеням личным, и отношениям деловым. Гвидо верил в то, что женщина может быть солдатом Мафии, но в то, что солдат Мафии может быть беременным - в это он верить отказывался. Это то же самое, что послать на дело кого-то с недолеченной болезнью или с несовместимыми для движения переломами, или даже хуже - в этом всё дело. Она же опять переводит всё в физиологию... ну зачем? Ясное дело, что если бы она была мужчиной, у них не было бы общих детей и настолько близких отношений, и соответственно сомнений быть не могло, потому что в этом случае Дольфо не мог бы быть биологическим сыном обоих.
- Дело не в том, что у тебя в штанах. Дело в том, что у тебя в голове.
- а в голове у Маргариты мужских мыслей всё ещё больше. Помимо тех случаев, когда вмешивается их будущий ребёнок, конечно, заставляя её чувствовать давление женских гормонов, но даже это - снова физиология, а не психология. Гвидо и вправду иногда чувствует себя так, что живёт с другим мужиком, а не с женой, потому что Марго постоянно пытается давить на него, доминировать, в ней играют те же самые полигамные инстинкты, что у Фрэнка, например - раз уж пошла речь о семье: среди ближайших-то к ним людей, он единственный кто был женат, так? - спасибо уже на том, что она ещё и подавлять их умудряется как-то. Если бы не он - Монтанелли уверен, что Омбра перетрахала бы уже всех в округе. И эта мысль тоже не даёт покоя.
- Растолкуй мне, что написано в этих документах. Если всё всех устроит - будешь заниматься своей сделкой... - сдаётся, наконец, Гвидо. Рокки, фактически, будет заниматься этим вместе с ней (или стоять над душой, если выражаться правильней), но все решения Омбра всё равно будет принимать сама - не по-хорошему, так по-плохому точно, как уже сделала, приняв решение насчёт Танцора. Её не остановить. Батарейку эту нельзя просто выдернуть грубой силой, к сожалению, не повредив саму Маргариту; и теперь уже не только её... - Но только в том случае, если "активность" твоя не приведёт к переутомлению. - малая подвижность для беременной женщины и будущего ребёнка на пользу тоже не пойдёт, но чрезмерная активность - это ведь ещё хуже, и в итоге приводит к ещё более плачевным результатам. Активность - это нервы, а нервничать ей тоже нельзя. Каким образом умудрялась Анна сочетать свою беременность с делами?.. Хотя, наверное, вопрос не резонен, потому что Гвидо на Витторе похож гораздо меньше, чем кому-нибудь, вероятно, кажется.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Особенности международного сотрудичества в мафиозных семьях