Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я буду отвечать на вопросы только в присутствии личного авокадо!


Я буду отвечать на вопросы только в присутствии личного авокадо!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Аня&Наташа
Место: Квартира Ани
Погодные условия: не принципиальны
О флештайме:
- И что ты скажешь в свое оправдание?
- Я тебя люблю!
- Неправильный ответ, попробуй еще раз.
- Хочешь тортик?
- Ты прощена.

+1

2

Как бы долго я не откладывала, не оттягивала этот момент, рано или поздно он все равно наступит. Так, наверное, лучше, чтобы рано. Отстрелялась и все.
Только это все на словах легко, а вот на деле... Ну вот как мне ей все рассказать? Как объяснить, за каким таким хреном (в переносном, а не в прямом, естественно, смысле) я теперь замужняя дама? Да и вообще, чего я больше боюсь? Того, что она меня не поймет, не поддержит, или того, что я все еще не могу ей доверять, а дело-то серьезное.
Нет, наверное, все-таки первого. То время, что мы с ней знакомы, явно показало, что доверять-то я ей могу. А себе? Себе я могу доверять? Особенно после того, что случилось после свадьбы? Все, мягко говоря, немного поменялось.
Ладно, поздно разводить панику и думать. Скоро начнут выглядывать соседи Ани в надежде понять, что я делаю перед дверью уже битых десять минут. Бесплатный цирк в мои планы сегодня не входил, тем более, со мной в главной роли, а потому... Дззззззззыыыыыынь! Кажущийся таким противным, звук звонка врывается в уши, заставляя меня чуть не подпрыгнуть на месте. Так, спокойно. Расслабься, не веди себя, как котенок, нассавший в тапки. Вдох-выдох, улыбка и...
- Привет! Тортик! - Тыкаю пальцем в красиво запакованного кремового монстра. Она смотрит на меня чуть заспанными и пока еще ничего не понимающими глазами, в которых явно читается неодобрение. - Ты не на диете. Это не вопрос, это, мать его, утверждение. Кстати, это маленький дубль свадебного торта. Так я войду?
Аня делает шаг в сторону, и я бочком пробираюсь в квартиру, сразу чувствуя запах свежесваренного кофе. Значит не с постели подняла, и на том спасибо.
- О, кофе! То, что надо! Отомри, спящая красавица. Я коньяк принесла, не буду ж я тащить к тебе только торт, серьезно! Да, как говорит... папа, - привычно запинаюсь на этом слове, - По утрам пьют только аристократы и дегенераты. Побудем сегодня аристократами? А муж твой где?
Наигранно смеюсь, пытаясь придумать, как бы так увести беседу в нужное русло. Я ж говорю, что это только на словах все просто. "Привет, я вышла замуж по расчету, но в брачную ночь переспала с мужем, и теперь ничерта не понимаю". А вот на деле...
Тяжело опускаюсь на стул в кухне и тут же ссутуливаю плечи, вмиг растеряв боевой запал.
- Слушай, я, собственно, что пришла... Прости, что не сказала о свадьбе заранее. Ты не думай, я не хотела тебя обидеть, просто... Там все так сложно. - Запинаюсь, утыкаясь в поданную мне чашку кофе. Вот так бы и сидела тут, но кофе в этой самой чашке рискует закипеть повторно под вопросительным взглядом сестры. Черт, как же мы похожи! Шмыгаю носом. - Мне правда стыдно.
Да, наверное, стоило доверять ей больше и рассказать все раньше, но... Черт, да о нашей с Чарли затее не знал, ровным счетом, никто, кроме его друга-юриста. Мы специально не рассказывали никому. Нам, кровь из носу, нужно было создать то самое впечатление скоропостижно счастливой, или скорее - тщательно шифровавшейся молодой семьи. Чарли ничего не сказал ни Генри, ни друзьям, я так же молчала в тряпочку, лишь загадочно улыбаясь. Но теперь, когда вопрос почти решен и одобрение дано - я могу поделиться хотя бы с самыми близкими. Ламберте теперь к этим близким имеет непосредственное, прямое, как палка, отношение. Никогда не думала, что буду радоваться наличию сестры. Это я-то? Эгоистка и единственный ребенок в семье! Но нет, я реально рада, что теперь она у меня есть, несносная девчонка.
- Ты торт-то нарежь, а то я сейчас слюной захлебнусь. - Есть не хочу, но надо же как-то поддерживать беседу, чтоб ей! - Как тебе свадьба? Игорь... ну, папа то есть, сказал, что вышло в лучших русских традициях. Неужели у вас там в России все свадьбы такие... безумные? - Нервный смешок срывается с моих губ и тонет на дне чашки с кофе. Я поднимаю глаза на Аню и встречаюсь с ней взглядом. - И как тебе мой муж?

+2

3

"К Земле приближается гигантская комета" - вещал вчерашним поздним вечером приятный на вид мужчина лет эдак сорока. Около двух-трех лет назад в мою привычку вошло одно глупое занятие: смотреть те каналы, на которых нет достоверной информации, а если она и есть, то явно относится либо к продуктам (не к их цене), либо к каким-нибудь малоизвестным звездам, либо к тому, как безболезненно для пальцев починить табуретку. Впрочем, ничего "такоооого" - не было уж точно, зато посмеяться можно было от души, вот и вчерашнее очередное (попрошу подчеркнуть это слово ярко-алой пастой!) выступление некого Джозефа Хантера меня никак не побеспокоило - а даже наоборот - развеселило и придало стимул к готовке ужина. Провозившись больше двух часов со всеми продуктами и в итоге их спалив - я осталась удовлетворенная результатом и отправилась спать... спать в три часа ночи. Такие ранние баиньки тоже вошли в некую привычку, от которой уж очень трудно было избавиться. Я не знаю сколько я спала, но следующим днем я точно обнаружила свой недосып вместе с "ранним" гостем. Ко мне мало кто приходил, а если уж и приходил - то сосед сверху. У меня уже начиналось подозрение того, что у мистера Томаса дома хватает абсолютно всего, но соли - нет никогда. Большие мои запасы уходили к нему вместе с одноразовыми стаканчиками. В самом-то деле - соли мне не жалко! А вот сахара... сахара было жалко всегда, так что для соседей - я на диете, сахар не ем, в доме пакетиков со сладким порошком не наблюдается, до свидания.
Кофе я любила не меньше чем сахар, поэтому сейчас, когда соседи умудрились разбудить меня своей беготней по дому - я попросту держала ручку турки и ждала пока кофе закипит третий раз, чтобы сделать его максимально вкусным и... и не сожженным, как он у меня получается практически всегда. Противный звонок, у которого я уже порывалась поотрезать все провода, испытал на себе давление чьего-то пальца, а значит - пора плестись к двери и испепелять пришедшего взглядом так, как это только возможно. Какое удивление на меня напало тогда, когда я увидела на пороге не совсем своего дома Наташу. В глубине своей светлой души я надеялась, что она придет и объяснит ситуацию, но где-то на поверхности понимала: это возможно лишь в 1% от ста, и, собственно, вот он! Момент! Однопроцентный! Моя Таша стоит с тортом в руках, уже предвкушая конец однодневной диеты. Ладно, за это тоже стоит как-нибудь обидеться, но для начала стоило бы до конца проснуться.
С недовольным взглядом впустив неожиданного гостя, я намертво закрыла входную дверь и вздрогнула от холода, пробежавшего по телу. Несмотря на высокую температуру - второй день меня нездорово морозило, однако я предпочитала закрывать на это глаза и отмахиваться холодными напитками, выпитыми совсем недавно в нашем парке. - О, кофе! То, что надо! Отомри, спящая красавица. Я коньяк принесла, не буду ж я тащить к тебе только торт, серьезно! Да, как говорит... папа - по утрам пьют только аристократы и дегенераты. Побудем сегодня аристократами? А муж твой где? - Наташа произносит все это как-то слишком быстро, поэтому с минуту мне приходится вникать в слова и придумывать ответы и придирки, а это у меня, попрошу заметить, выходит очень даже. - Коньяк... ну ладно, - пожимаю плечами я, немного нахмурившись. - Черт его знает. На работе, наверное, пропадает. Трудоголик все же, я с ним рядом не стою в этом деле, - нервно усмехаюсь и мигом прокручиваю в голове наши радужные отношения.  До сих пор не понимаю лишь одного: зачем я второй год живу с этим человеком?
- Я рада и тому, что ты пришла со своими извинениями, - устало улыбаюсь и продолжаю взглядом оценивать масштаб трагедии. - Что там такого сложного, что ты не можешь этим поделиться со мной? - вскидываю брови и уже как-то усмиряю свой пыл, все же надо прекратить быть такой занудой и проявить свои лучшие качества. Например, смех. Немедля направившись к кухонному гарнитуру и разлив кофе, я не забываю взять два бокала, нож и два блюдечка. Перспектива напиться с утра - немного радовала меня, хотя бы могу не выслушивать недовольства Ламберте. И черт меня дернул взять его фамилию!
- Нет, у нас в России пучками петрушки не кидаются, а вот свадьбы бывают еще безумнее, так что мероприятие тебя и твоего мужа - более адекватное, беспокоиться не о чем. Думаю, отец считает так же. Кстати, а куда делся твой праздничный веник? Ну, букет? - медленно проговариваю я, усаживаясь напротив сестры и с интересном придумывая ответ на ее последующий вопрос, ибо ее мужа, на самом деле, мне удалось повстречать лишь раз, а нормально поговорить (и поговорить вообще) - ноль раз. - Не знаю, - пожимаю плечами, - муж - как муж, симпатичный дядя, но по мне - странный. Может быть, мне так кажется. По внешности не судят. Ты, верно, пришла не просто для того, чтобы извинится и спросить мое мнение о своем муже? - я начинаю улыбаться, оставшись довольна своим ответом.

Отредактировано Anna Lamberts (2014-05-20 14:42:36)

+2

4

Я с интересом разглядываю сестру. Уже который раз я подлавливаю себя на мысли о том, что Аня - не точная моя копия, как казалось мне раньше. Скорее наоборот. Да, глядя на нее, понимаешь, что сугубо внешне мы поразительно похожи. До неприличия просто. Но стоит только пообщаться с каждой из нас, как осознаешь, что тараканы в наших головах явно с разных полюсов. Да что там! С разных планет. Интересно, а на других планетах живут тараканы?
Но что-то я отвлеклась.
Знаете, какова самая большая сложность в общении с двойником (все-ж-таки близнецами я нас назвать не могу, биологией не вышли)? Да, блин, это то, что ты видишь его реакцию на какое-то твое действие, анализируешь, что эта реакция означает у тебя и, мать твою, получаешь совершенно другой результат! Это как в том анекдоте про обезьяну с гранатой - не знаешь, когда дернет и куда рванет. Вот и сейчас я в который уже раз в этом убеждаюсь! Основная прелесть моей сестры состоит в том, что для меня она совершенно непредсказуема. Она всегда ведет себя не так, как я этого от нее ожидаю. Чую, если бы детство мы провели вместе, то это очень смахивало бы на сериал "lost" в лучших его традициях. Ну или "тринадцать негритят", на худой конец...
Поэтому я заранее настраиваюсь на то, что вероятность принятия моих извинений стремится к нулю, и уж скорее Аня сейчас станцует танец живота на столе, нежели спокойно воспримет мои слова.
И, черт возьми, она снова умудряется меня удивить! Но об этом позже, а пока я сижу и с недоверием смотрю на нее, слушая рассуждения Ламберте о муже. Я знаю, что Аня замужем уже два года... Но не складывается у меня от них впечатления, как о семье! И в который уже раз я ловлю себя на мысли о том, что тут дело нечисто и сильно попахивает властной рукой Старова, как в истории с тем, когда он пытался свести меня с Коршуновым. Что случилось в результате - ни для кого не секрет. Если бы не сеньор Монтанелли, то гулять народ мог не на моей свадьбе, а на моих похоронах. Но я, в очередной раз, смогла избежать смерти, и теперь начала потихоньку соглашаться с Чарли, что не такая уж я адская неудачница. Только если совсем чуть-чуть...
И все-таки меня смущало поведение Ани. Мне казалось, что ее муж - довольно приятный мужчина, и такое ее к нему отношение - по меньшей мере странное. Но с другой стороны - это не мое дело. Она - девочка не маленькая, сама разберется. Просто я переживаю за нее, и должна это признать.
Аня вспоминает про букет, и я невольно радуюсь некоей отсрочке, которая у меня появляется перед тем, как все-таки рассказать ей правду.
- О, букет нашли на кухне. Кто-то из пьяных гостей чуть не покрошил его в салат. Вовремя остановили повара. Они надолго запомнят эту вакханалию. - Я тоже ее надолго запомню. Это был безумный вечер, безумный праздник, безумный поступок. Но... я не жалею. В том числе о том, что случилось уже после свадьбы...
А она меня все-таки простила. В который раз мы с ней уже поимели теорию вероятностей?
- На самом деле я пришла именно извиниться. Ну и... - Тяжело вздыхаю, набираюсь смелости и, наконец, выдаю, - Хорошо. Ладно. Этот брак - он по расчету, Ань. Вот и вся тайна. Мы с Чарли друг друга не любим. - Верю ли я в это теперь? Верю ли я в это до конца? Должна. - У нас контракт на полгода. Через полгода мы разбежимся.
Вот так. Легко. Сказала.
Я прекрасно понимаю, что не смотря на то, что произошло между нами с Чарли в нашу первую брачную ночь, мы все равно должны будем развестись. То, что было - это вполне закономерно. Выходя за него замуж я прекрасно понимала, что он не рыцарь из сказок, чтобы все эти полгода класть между нами меч и блюсти мое целомудрие. Блюсти-то нечего уже, тем более. Мы с Хантером оба - взрослые люди, здоровые... ну, по крайней мере - он. И то, что произошло - это ровным счетом ничего не значит. Это просто физиология. Или?
Обрываю себя на этой мысли, не позволяя признаться самой себе, что начала привязываться к Чарли. Мне нельзя. Не хочу еще один шрам на сердце. Мне нужно одно... А он готов помочь. Спасибо, и разбежимся.
Как-то быстро, выходит, я забыла Джейсона. Как-то быстро я отпустила Уве.
Так и Чарли отпущу.
Отрываюсь от чашки с кофе, понимая, что залипла на своих мыслях, и вообще-то Аня чего-то от меня ждет. То ли продолжения рассказа, то ли ответа на какой-то вопрос, который я, естественно, не дослышала.

+2

5

Я никогда не скрывала и не буду скрывать наших холодных отношений с Ламберте, ибо тут, верно, секретов нет и не будет, а если и будут - о них никто не узнает. Мы никогда сильно не старались выглядеть для всех примерной семейной парой, которая по вечерам скачет по дому, готовит вместе праздничный ужин или с радостью ходит по супермаркету. Просто жили вместе и все, а люди уже сами придумывали себе различные вариации нашего счастливого двухгодовалого брака, а некоторые даже умудрялись в каком-то месте видеть мою беременность. Впрочем, эта ситуация у меня вызывала лишь радостные улыбки и смех. Разве не весело наблюдать за нынешними экстрасенсами-свахами? Вот и я, собственно, о том же! Судя по взгляду Таши - она тоже ожидала чего-то особенного. Возможно, рассказы о том, что он прекрасный, мы друг друга любим и умрем в один день, да пусть же нас похоронят рядом и могилы зарастут сорняками, аминь. На самом деле, Наташа когда-нибудь таки узнает о моем истинном отношении к Ламберте, должна по идее еще удивиться. Наш папа, кстати, никогда не одобрял подобных браков, но ведь сам прекрасно знал: таких фиктивных браков тысячи, а то и миллионы, поэтому беспокоится, ровным счетом, незачем. Хотя, если смотреть со стороны, то отца понять трудно, он слишком скрытная личность даже для меня, а что говорить о других? Никогда целостно не понимала: как же мне удалось выйти замуж за Ламберте и почему все случилось так быстро и несуразно, черт подери?! Не жизнь, а какая-то игра с вечными загадками, попробуй их еще отгадай - станет хуже.
- Господи, как можно покрошить в салат свадебный букет? Подобным мы только промышляли в детстве на даче, и то в этих псевдо-салатах были какие-то листики и цветочки полевые, - я театрально закатила глаза и поставила свою чашку кофе на стол перед собой, складывая руки в замок на животе. - Гости, которые были на твоей свадьбе - нечто, надо было все устраивать в России, там бы поняли такое сумасшествие, а то у меня такое ощущение, что половина присутствующих до сих прибывает в неком шоке.
Я вовсе не надевала маску человека "мне_все_интересно", когда расспрашивала о ситуации на свадьбе. Я никого толком не знала, поэтому многие интересные события обошли меня стороной, а узнать что-то новое - всегда интересно, в особенности об этом букете. Хотя, что таить? Я в глубочайшей тайне таила свой страх к разговору, который по сценарию должна была начать и закончить сестра. Как бы я не изображала из себя леди-железо - страх, редко навещающий меня в подобных ситуациях, приходил все больше и больше с каждой секундой. Если приглядеться к новоиспеченной Хантер, то можно было хоть немного понять о том, что похожее чувство тоже немного затронуло ее. Но, увы и ах, говорить придется и мне, и Наташе.
- Серьезно? О, Наташа, и для чего тебе был такой грандиозный спектакль ради шести месяцев а-ля счастливого брака? - я удивленно вскидываю брови и усмехаюсь, понимая, что все мои страхи мигом улетучились в далекие сказочные страны. Такое ощущение, что она хотела выдать мне тайну государства, а тут такая мелочь. - Или это было обоюдное решения масштабного веселья? - продолжаю я в том же тоне, не прекращая поражаться сестре. - Ладно, прости. Для чего тебе этот брак? Какую выгоду он несет вообще? Апогей безумства, ей богу!
Об отношениях сестры мне было мало что известно даже до этой свадьбы, поэтому делать какие-то скорейшие выводы - я не бралась. Наташа редко рассказывала мне о своих поклонниках, о своей первой любви (если таковая имелась вообще), да и вообще она мне ничего толком не рассказывала, вот. А уж если меня удостаивали такой честью - я все внимательно слушала и мотала, как говорится, на ус.  Около двух-трех минут я смотрю на Ташу, которая уже успела задуматься и улететь в путешествие на пушистые облака. Эта ситуация для меня находилась трансцендентной в одном пункте: зачем ей этот брак вообще сдался? Скорее я сама какими-нибудь лазейками доползу до ответа, нежели Наташа оторвется от чашки кофе и расскажет мне все, разложит по полочкам.
- Главное, не успей влюбиться в своего Чарли, - улыбаюсь во все тридцать два и смотрю на нее так, как родители смотрят на ребенка, жаль, что это выходит у меня никудышно.

+2

6

- Прости? - Да. Да, я не услышала! Да, я витала в облаках, обсасывая свои болезненные мысли, это так. Все оказалось гораздо сложнее, чем я думала. Все оказалось гораздо сложнее, чем было на первый взгляд даже на свадьбе. Все вообще очешуеть как сложно, блин! - Извини-извини, я задумалась.
Аня терпеливо, как идиоту или маленькому ребенку, повторяет свой вопрос. Я киваю, но молчу, лишь крепче обхватывая пальцами чашку. Она обжигает ладони, но я этого не замечаю.
- Да, свадьбу нужно было реально провести в России. Но тогда брата Чарли не избили бы, а убили нафиг. - Совершенно невпопад, снова уходя от темы, бормочу я. - Лиам бы и убил. Кстати да, Лиам - это мой бывший муж, помнишь, я рассказывала? - Или не рассказывала? Нет, вроде бы я делилась с ней историей о моем недельном браке по пьянке в Вегасе. Она даже дружит с еще одной бывшей девушкой Лиама. Но не суть, вернемся к нашим баранам. То бишь к Наташам, Чарли и их свадьбам.
- Тебе правда интересно знать, зачем нам это нужно было?
Конечно интересно, ну что за идиотский вопрос! Тебе бы тоже было интересно, Таша. Ты бы тоже спрашивала, ты бы тоже волновалась. Сестры как-никак.
- Ань, помнишь, я тут недавно ходила к врачу. Ну... на плановый осмотр, чтобы не упустить болезнь, если что? - Ламберте неуверенно кивает, а я перевожу дух, - В общем, у меня обнаружили кое-что. Нет-нет! Не очередную опухоль! Ты не думай, я не дура, замуж выходить, чтобы прожить последние полгода в браке не стала бы... Наверное. - Нервный сухой смешок - как наждачкой по горлу. Делаю глоток кофе и долго держу его во рту, снова собираясь с духом. почему-то мне очень тяжело обо всем об этом говорить. - Суть не в том.
"А в чем же?" - читается в нетерпеливом взгляде сестры.
- В общем, я бесплодна. Там какая-то чертовщина произошла, когда операцию сделали. Гипофиз, вроде, задели. Ну и у меня в организме гормональная буря. Я никогда не смогу забеременеть. А если и смогу, то выносить уж точно нет. Я не могу иметь детей, понимаешь?
В голосе проскальзывает истеричная нотка, но я быстро беру себя в руки. Нечего нюни распускать, все уже решилось, все уже хорошо.
- Так вот, зачем мне нужен этот брак... Я собираюсь усыновить ребенка. Из Камбоджи. Или еще откуда-то. Не суть... Хочу, чтобы у него была семья. И у меня, да. Но мне, в мои двадцать четыре, с риском рецидива рака и работой на казино, никто этого не позволит, понимаешь? А вот если я буду замужем... К тому же, Чарли - врач. Уважаемый в обществе человек. В общем, он просто согласился мне помочь.
Да. Просто помочь, просто притвориться на полгода, что мы - счастливая супружеская пара, а потом уступить мне права на опеку. Все просто.
Все было просто, пока мы не переспали!
Я начинаю посмеиваться. Сначала тихо, вполголоса, но потом меня захлестывает волна хохота. Я давлюсь им, утирая выступившие слезы, запрокидывая голову. Громко, в голос.
Это просто истерика, да.
- Ох... Не обращай внимания. Со мной все нормально, правда! - Ну, почти. - Что ты там говорила? Не влюбись в своего Чарли? - В точку прямо, гадалка ты моя, даром что не цыганка. - Ага. Да. Постараюсь. Просто... - потихоньку успокаиваюсь и снова обнимаю кружку ладонями, будто она - спасительный канат в пропасти. Пропасти, в которую я падаю вот уже почти год. - Это еще не все.

+2

7

Если бы существовали маньяки, которые нападают на свою жертву утром, пока она не проснулась окончательно, и один из них встал бы между мной и чашкой моего утреннего кофе - это наверное было бы его самой большой ошибкой в жизни. Не то что бы я опасна для окружающих, или агрессивна, но есть вещи, которых меня лучше не лишать. Хорошей девочке внутри меня просто необходима доза утреннего кофеина, не зависимо от того во сколько я встала, иначе она может обидеться и испортить день всем окружающим меня людям. И, скорее всего, я даже не буду замечать своих резких ответов, или несправедливых упреков. Просто у меня день не заладится.
К счастью, Наташа не только не собиралась лишать меня кофе, но и неплохо изучила мои слабые места, потому как аргументов, которые могли стать преградой между мной и чем-то сладеньким, в принципе не существовало. А как только новоиспеченная миссис Хантер начала посвящать меня в подробности своей личной жизни мое внимание всецело сконцентрировалось на ней и это не мешало мне сильнее закутаться в теплую накидку, поглощая тортик маленькими порциями.
Я умела поддержать легкую светскую беседу и отпустить какие-то иронические комментарии, а вот когда всплывал вопрос о каких-то трагедиях мне всегда было непросто правильно подобрать слова. Наверное от того, что я не любила когда меня жалели, а искренние соболезнования не выражались без этой самой жалости. И сейчас ответ застрял у меня в горле прямо с небольшим кусочком тортика, который я так и не смогла проглотить. Возможно это прозвучит дико, но именно болезнь моей сестры сделала ее для меня реальной. Показала мне, что у безупречной на первый взгляд Наташи Освальд тоже есть проблемы и недостатки.
- Может перед тем, как идти на такой радикальный шаг стоило для начала сменить врача? - не то чтобы я вижу что-то плохое в усыновлении детей, или не доверяю выбору сестры в вопросах медицинских услуг. Наверное, это вылетело из-за того, что я сама уж точно не готова к тому, чтобы завести семью и такая стойкая позиция Наташи пугает меня - Современная медицина творит чудеса, я слышала о некоторых клиниках, которые решают подобные проблемы. Мои знакомые преодолевали эти трудности, может стоит попробовать? - с другой стороны я ее понимала. Я с детства боялась операций и вряд ли бы сама пошла на нечто подобное, особенно учитывая все то, что она пережила. Открывать для себя взрослую сестру с новой стороны было неизбежностью, потому что мы узнали друг-друга слишком уж поздно. Даже не смотря на то, что мы были в до абсурда похожем положении, мы оставались слишком разными. Я была почти уверенна, что не смогла бы усыновить ребенка, привязаться к нему так, как ко мне относились мои родители и тем более выйти замуж ради этого усыновления и разыгрывать такой спектакль. Моя правда была в том, что мой брак служил для меня оправданием для того, чтобы в мое личное пространство не лезли посторонние. Он стал привычным и мне просто не хотелось ничего менять. Я боялась новых разочарований сильнее, чем неспособности рассказать всю правду про свой брак, в то время как девушка, которая жила жизнью, которую я всегда хотела, не останавливалась на достигнутом и воплощала в своей жизни свое каждое следующее желание. Я отложила ложечку на блюдце с тортом и внимательно посмотрела на сестру.
Меня не покидало чувство, что что-то тут не так. Люди, которые заключают фиктивный брак, обычно делают это без лишнего внимания. Например, едут в Вегас. Подумав об этом я мысленно ухмыльнулась. Наверное, подобного рода откровения заслуживают встречные, но признаться Наташе в том, что я уже два года живу вместе со своим охранником в фиктивном браке ради собственной безопасности - это не только утратить статус авторитетной замужней сестры, но и как будто признаться, что я до сих пор живу в страхе. Отец бы не вернул меня на этот континент, если бы реальная угроза не существовала, но вопрос о разводе так и не был выставлен на обсуждение и я молчала. Мне уж точно не хотелось возвращаться в пустую квартиру.
- Боишься к нему привыкнуть? Или что ребенок привыкнет? - наверное зря я ее перебила, но я была немного взволновала своими предчувствиями. А может она уже все знает про нас с Джоном? Вдруг ей папа рассказал? Я закусила губу в предвкушении конца ее фразы и мой взгляд упал на коньяк, к которому мы пока не притронулись. Встречные откровения были моим больным местом и я пока не предполагала что еще она может добавить к сказанному кроме конкретного вопроса.

Отредактировано Anna Lamberts (2014-06-24 19:00:40)

+1

8

Аня всегда такая спокойная и рассудительная, когда дело доходит до проблем. Это удивляет и восхищает меня в сестре. Она может быть безбашенной, может быть ироничной и смешливой, а может быть вот такой - серьезно-отстраненной и, на первый взгляд, равнодушной. Хладнокровной. Я чаще повинуюсь импульсу, а в последнее время мне точно стоило бы поучиться у нее умению держать себя в руках.
- Понимаешь... - Верчу чашку в ладонях, задумчиво глядя на кофе, перетекающий от стенки к стенке, - Тут ведь дело немного в другом. Тут либо сидеть постоянно на сильнейших гормональных препаратах, которые ничего не гарантируют, либо делать повторную операцию на гипофиз, либо суррогатное материнство. Я к этому не готова. Да и знаешь... Я хочу хоть немного пожить своей семьей. - Вовремя умолкаю, чтобы не выболтать, что в последнее время я часто просыпаюсь от кошмаров, в которых моя болезнь возвращается. Я боюсь смерти. Панически. Ужасно. Но стараюсь не признаваться в этом даже себе самой, не то что другим. Не просто потому, что боюсь боли, а боюсь того, что все закончится. Не смогу думать. Вообще. Некому будет думать. Раз! - и прекратился поток мыслей, желаний, образов. Ни-че-го. Ничего не останется. Не успела. Не долюбила, не доплакала, не дожила. Я боюсь того, что очень многое не успею. Если не сделать, то почувствовать, испытать. В таком положении меня устроила бы даже жизнь в состоянии растения, лишь бы поток сознания не прекращался...
От всех этих мыслей холодок снова пробегает по коже, заставляя передернуть плечами и покрепче вцепиться в чашку, будто я могу об нее согреться. Единственное, что я действительно могу сейчас сделать, это заставить себя переключить внимание. И я переключаю.
- Д-да... - Я чуть запинаюсь, но тут же хватаюсь за заданный вопрос, как утопающий за соломинку. Небольшая отсрочка перед тем, чем мне больше не с кем поделиться. - Да. Боюсь, что ребенок за эти полгода привяжется к Чарли, а потом придется расставаться. Нет, я почти уверена, что мы с Хантером будем поддерживать отношения и изредка общаться. Не оставит он и сын... эммм... мальчика. Нет. Но ребенок-то... Они же не понимают еще. Но чувствует. Боюсь, ему может быть больно. Но я попробую ему все объяснить.
Обязательно. Со временем я расскажу ему все. Да и мне кажется, что Чарли не будет особо идти на контакт с усыновленным мальчиком. По тем же причинам.
- Дело не только в этом. - Вот как, как это сказать? А сказать, чувствую, надо, иначе это сожрет меня изнутри. Я свихнусь, думая об этом. Все-таки, женщина - странное существо. Мы всему придаем гораздо больше значения, нежели мужчины. Особенно - взаимоотношениям. Сексу - в том числе. И это наша проблема. Конкретно сейчас - моя проблема. - Мы провели вместе ночь, Ань. И... в общем, это было не просто так. Лично для меня. Во мне что-то щелкнуло. Теперь я боюсь. Боюсь этих шести месяцев. Я буду жить у Чарли. И вряд ли мы будем избегать друг друга все полгода, да вот только... Я боюсь не привязаться к нему, Нют... Я боюсь в него влюбиться. Ты в точку попала. Знаешь, возможно, если бы обстоятельства сложились иначе, если бы мы встретились не так, если бы у нас было немножко больше времени...
Если, если, если.

+1

9

Есть люди, которые могут прожить в фиктивном браке два года и не менять ничего потому, что им так удобно. И есть нечто совершенно иное. Я всегда первым делом думала о том, что это со мной что-то не так. Привычка принимать все, что меня окружает на свой счет. Ведь я хорошо знала своего мужа и могла за несколько часов расписать его на положительные и отрицательные качества - за которые я в общем-то могла бы его полюбить и возненавидеть. У нас были эпизоды в которых мы переступали черту, но это не кончилось ничем кроме воспоминаний, которые мы упорно и без особого труда игнорируем. Я бы не сказала, что меня это как-то угнетает, либо беспокоит. Меня скорее волновала навязчивая идея о том, что внутри меня что-то сломано и уже не будет прежним. Возможно это просто неспособность сказать "я боюсь влюбиться", которая в какой-то момент перерастает в железную убежденность под названием "любви не существует". А уже эта убежденность уничтожает все те симпатии, которые могли бы быть если бы. Я несколько раз задумывалась о том, чем это могло бы закончиться. Лет в 35 родить ребенка, чтобы не стареть в одиночестве? И почему только спустя столько лет, если убеждения настолько верны и прямолинейны? Пожить для своего удовольствия? Построить карьеру? Достигнуть своих жизненных целей? Или уповать на заветное "вдруг что-то изменится", которое заочно уничтожает всю основу убеждений отпетых циников. И эта правда проливает свет на всю годами выстроенную систему самообмана, поэтому об этом не хочется думать. А она приходит в твой дом без предупреждения, в обличье твоей сестры с коварной данью в виде любимого торта, от которой ты никогда не отказываешься. Приходит и воркует о том, что можно получить все. Получить здесь и сейчас.
Мы никогда всерьез не задумываемся о смерти, пока она не оказывается совсем рядом с нами. Пока ее ледяное дыхание не вызывает мурашек по спине. Пока кто-то из ближайшего окружения не пропадает навсегда. Смерть обесценивает обиды, разногласия и даже кровную вражду. Потому что она лишает всего. Безвозвратно. Без права прощения и возможности вести диалог. Мгновение и остается пустота. Пустота, которую нужно чем-то заполнять. Я много думала об этом когда случился тот пожар и когда узнала о болезни только найденной сестры. И, знаете, на пути к тому, чтобы плюнуть на свои принципы и жить безумной жизнью каждый день из всех аргументов меня остановило только это "вдруг что-то изменится". И если у меня есть хоть малейший шанс на ту жизнь, которую я хочу я готова рискнуть всем прочим, как бы абсурдно это не звучало.
У Наташи все было по-другому. Она уже прошла через этот риск и выиграла, а теперь получала свой приз в виде исполнения своих желаний. А достижение наших целей, как правило, порождает новые. Вот только ей самой на данный момент это казалось непонятным и страшным. Наверное чем-то близким к тому ва-банку, в который она уже не так давно играла. Все, или ничего. В этом вся наша жизнь. Моя рука проскользнула по столу и крепко сжала руку сестры.
- Это уже закончилось, твоя болезнь.. Ты ее победила, теперь все будет иначе. У тебя еще минимум лет восемьдесят, так что даже не думай что ты так просто отвертишься от обязанности менять пеленки правнукам! - я посмотрела на Нату серьезным взглядом полным иронии. Есть вещи в которые я хотела верить и верила слепо. А такое убеждение не сложно передать окружающим, оно само по себе заразно. А потом не выдержала и хохотнула. Когда чрезмерно нагнетается ситуация я не могу оставаться серьезной. Мне становится тяжело. - И учти, они будут в курсе о всех твоих попытках отлынивать когда вырастут! - даже если меня и смущала ее решительность в вопросе усыновления ребенка, то я виду больше не подавала. Вряд ли на данном этапе я как-то могла повлиять на эту затею, а лишний раз обсуждать то, что уже предрешено не видела смысла.
- Знаешь, мне кажется, что ты будешь отличной мамой - я улыбнулась уголками губ и схватилась за коньяк, как за последнюю соломинку. Потому, что это могло пройти как тост - Я предлагаю выпить за тебя и за твоего будущего ребенка, которому так повезет с мамой. - протянув сестре ее бокал с янтарной жидкостью я слегка наклонила голову в бок и, коснувшись своим бокалом - ее, залпом его осушила. - Не уверенна, что аристократы с утра пили именно коньяк. - немного скривившись от резкого вкуса я поторопилась закусить небольшим кусочком тортика. В этом мире было не так много людей, с которыми я могла пить крепкие напитки, но моя сестра была одной из них.
Фраза о том, что дело было не только вновь заставила меня напрячься. Не скажу, что после небольшой дозы алкоголя я была взволнована больше, чем до нее, но настрой оставался прежним. Только истинная девушка могла сознаться в том, что ее брак фиктивный с целью рассказать о его нефиктивности. - слово, которое придумал мой мозг заставило меня улыбнуться с облегчением. У меня было немало подруг, которые приходили ко мне выговориться и я не раз слышала сказки об оборотнях, которые с начала знакомства из "импозантных, состоятельных и обаятельных" к разрыву превращались в "старых извращенцев-жлобов, к тому же с женой и тремя детьми" поэтому подобные истории для меня были не новые. Единственной сложностью было то, что раньше Наташа про свою жизнь не рассказывала и я пока не знала что ей свойственно. Ну, я имею в виду в процессе самой жизни. Я знала историю, но я не могла определить манеру сестры ее переживать. Пока я могла с уверенностью сказать только одно - ее это волновало.
- Натуся, тебе нужно выдохнуть. Выдохнуть и думать о том, что у тебя есть время, - я узнавала в ней черту многих киногероев, которые уходили в последний отрыв под лозунгом "попробовать все и умереть" - это же только начало! - я окончательно расслабилась и откинулась на спинку стула. - Ну у тебя еще масса времени чтобы изменить Ваши планы. - я почти ничего не знала про ее мужа, но как правило от женщины зависело многое. - Например сделать так, чтобы за эти пол года он забыл как это - жизнь до тебя. - я предпочитала не думать о чужих мужьях и не заводить с ними близких, даже дружеских, отношений. Потому что я не из тех беспринципных дамочек, которые готовы идти по головам и семьям ради собственного удовлетворения. И это никак не связано с тем, что меня привлекают те редкие индивиды, которые способны быть верными и достойными мужьями. Я просто не хочу ввязываться в такие вещи. Любовь служит универсальным оправданием для любых преступлений, но самое плохое то, что ее можно спутать с чем-угодно: от гордыни до страсти. И давайте будем откровенны. В наше время такие мужчины скорее исключение, чем правило. А готовые на все ради интрижки индивиды своими нескромными предложениями, порой озвучиваемыми как оды любви и красоте, только добивают мою и без того скептическую реальность. Но сейчас чтобы дать какой-то совет информации мне не хватало, да и я была уверенна что с сестрой и ее фиктивным-не фиктивным мужем таких проблем не возникнет. - Вы же вместе будете жить? - я задала простой ненавязчивый вопрос и возможностью положить себе еще кусочек той сладости, что она принесла. Правда, мне уже казалось, что я насытилась.

Отредактировано Anna Lamberts (2014-06-25 02:37:42)

+1

10

Получаю в свои загребущие ручонки бокал с коньяком и благодарно киваю, тут же вцепляясь в него так, как неопытный матрос вцепляется в мачту во время шторма. Меня немного мутит от какого-то странного волнения, охватившего тело и сознание. Я и так уже слишком много сказала, но, с другой стороны, если не доверять Ане, то кому мне довериться?...
До последнего я буду хранить секрет и держать хорошую мину при плохой игре для Диты и мамы. Не надо им ничего знать. Не стоит. Нюта - другое дело. Да, мы не близнецы, у нас только отцовские гены общие, но, черт возьми, может где-то там наверху пошутили вот так жестоко, раскидав нас по разным семьям? Глядя на нее я иногда  начинаю понимать, что такое -  связь близнецов. Мне хочется ей довериться. Не так много у меня по-настоящему близких людей, чтобы лишиться сестры.
В ответ на тост Ани я лишь благодарно улыбаюсь и хмыкаю, делая неспешный глоток. Есть у меня дурная привычка - я люблю смаковать коньяк. Если он, конечно, хороший. Но в моем баре, к примеру, другого обычно не водится.
- Через несколько дней мы улетаем в свадебное путешествие. Точнее - мы летим знакомиться с ребенком. Мальчика зовут Реми. Необычное имя для ребенка, родившегося в Камбодже, верно? Ему пять лет... Потом будет уйма бумажной волокиты, проверки, почти что расследование. Поэтому и свадьба, чтобы подозрений особых не было. Пышная церемония, по крайней мере, намекнет хотя бы на вспышку внезапной любви, если они не поверят в то, что мы вместе со времен Тахо... Помнишь, я рассказывала, как ездила отдыхать на это злополучное озеро? Ну да ладно, не суть...
Снова морщусь и делаю глоток. Мысли разбегаются. Вроде как и задумываешься о чем-то, но через пять минут ловишь себя на мысли о том, что вот совершенно не знаешь, о чем ты, собственно, думал-то все эти пять минут. Какая-то странная свистящая пустота. Только ветер ласкает закоулки полой, как глиняный горшок, черепной коробки. Все, хватит, горшочек, не вари...
Замечание о том, что у меня еще есть время, выводит мое сознание из состояния оцепенения, и я чуть повожу плечами, все-таки залпом допивая содержимое бокала и взглядом давая понять, что не прочь повторить. Кому какая разница, что сегодня я позволю себе чуть больше, а?
- Ань, ну глупости это все... - Сама объяснить не могу толком, почему глупости. Но глупости. По каким-то странным причинам я просто не могу объяснить, почему не хочу пускать в ход все эти женские штучки и привязывать к себе Чарли. Не знаю, правда. Сама не пойму, но это так. Наверное... Наверное потому, что я заведомо уверена в провале. Я - не его женщина, я ему не нужна, вот что мне кажется. Он со мной из жалости, из-за альтруизма, вот! - Да, мы будем жить вместе, но, понимаешь... Это все изначально неправильно началось. Вот если бы мы начали не с этого, если бы у нас было немного больше времени... но сначала жениться, а потом уже влюбляться - это как-то... коряво.
Вот, да. Точное русское слово. Коряво. Искаженно, неверно. Не выйдет из этого ничего. Да и вообще, я ему и так по гроб жизни должна, чтобы еще и красть у него чувства.
- Да и вообще... - Что-то я впадаю в уныние, но не могу не думать о том, что сейчас скажу сестре. Только сестре, больше никому, - Вот ты бы связала свою жизнь с больным человеком? С человеком, гарантированно обреченным на достаточно скорую смерть? И не смей говорить мне про восемьдесят лет и правнуков! Ань, такие, как я, долго не живут, пойми! Зачем связывать его? Зачем? Не хочу быть обузой...
Она смотрит на меня недоверчиво, осуждающе. А я словно в зеркало гляжусь. И мое отражение как будто говорит мне: "И не надоело тебе себя хоронить? Хватит!"
Но я не могу. Что-то сломалось.
Второй бокал я выпиваю залпом, не чувствуя вкуса, но чувствуя тугой комок, прокатывающийся горячей лавиной по пищеводу и распускающий свои огненные щупальца в желудке.
- Ты спросишь меня про Реми. Зачем я усыновляю ребенка, если уверена, что через несколько лет он станет сиротой? Потому, что я уверена, что у него все равно останется что-то большее, чем приют в Камбодже. У него будет семья. Мама, Дита... Игорь. У него будешь ты, Нюта... Правда ведь?
Ты обещаешь мне, что позаботишься о сыне, если?...

+1

11

С каждым ее словом я мимолетом сильнее закутывалась в свою накидку. Словно она могла мне помочь. Как будто она могла заглушить тот голос, который вопил где-то внутри меня о том, не плохо было бы продлить это утро откровений на еще один акт. С другой стороны оставался тот самый страх, когда ты знаешь что правда может выплыть наружу. И он останавливает. Зачем ей сейчас знать о том, что мне грозила опасность? Зачем ей знать что в моей жизни нет, пожалуй, ничего настоящего. Она как хорошо разыгранный спектакль, который устраивает всех кроме меня. Вот только вряд ли я смогу выйти из всей этой паутины так, чтобы никто не пострадал и ничего не изменилось. И стимула сделать это у меня в общем-то нет. Вот зачем моей и без того обеспокоенной сестре думать еще и о моих проблемах.
-  Я слышала, что в Камбодже очень красиво - мои мысли быстро принимали определенное направление и остановить их было сложно. Потому, что пока я была настроена на волну счастливого брака моей сестры, который мог сложиться не так, как у меня. - Вы же там не только документами будете заниматься, можете заодно и страну посмотреть вместе с ребенком.  Дикая природа, романтика.. А? - мне всегда легче думать о открывающихся возможностях, чем о реальных проблемах и драмах. Наверное поэтому я пытаюсь увести мысли сестры и тему разговора в том направлении, от которого она усердно отбивается. И пока она с задумчивым видом уходит в себя, я плавными, но уверенными, движениями руки наполняю свой организм небольшими дозами сладкого. От сладкого всегда становиться легче. Это универсальное лекарство от проблем: сахар и алкоголь. Вот только злоупотребление чем-либо из вышеупомянутого уж точно не лечит.
- Мне кажется это особой роли не играет. В нашем мире нет ничего идеального, так что может на самом деле все эти фильмы и лавстори снимали не о том. - с видом эксперта, успешно существующего в реалиях фиктивного брака, я поглотила еще порцию тортика (когда же он кончится то?) и продолжила - Ты думаешь, что не будешь об этом жалеть, если не попробуешь? Может это будет лучшим периодом твоей и его жизни, даже не смотря на то, чем это кончится. - я старательно лишала ее всех соломинок, за которые она старалась ухватиться, чтобы не пытаться делать то, чего ей сейчас больше всего хочется. Возможно, она ждала от меня обратного - поддержки и убеждений в том, что это не правильно, или ей стоит держаться от этой истории подальше и не совершать ошибок. Вот только я всегда жила для себя, даже если и не получала того, чего хочу, это не меняло моей жизненной позиции. Поэтому мои советы всегда были пропитаны дозой самолюбия и направленны на эгоистическое счастье человека. Тем более, что я полностью отметаю возможность ее скорой смерти. Эта мысль просто не допускалась в мою реальность. Даже если Наташа продолжала твердить обратное.
- Мы сейчас говорим не обо мне, а о нем. И он это сделал. И сделал в общем-то добровольно. Так что я предлагаю тебе уважать его выбор и попробовать взять от жизни все. В том, что произошло в ту ночь принимали участие вы оба, а это значит, что у него уже что-то могло щелкнуть. И.. - я озвучивала все свои мысли как только они появлялись у меня в голове, так что я остановилась как только обнаружила нехватку информации. - Вы же говорили о том, что произошло?
Судя по тому, как моя сестра прикладывается к коньяку эта тема дается ей не просто. Наверное так же, как и мне тема о ее болезни. Впрочем, это не мешает мне поддержать сестру и коньяком. Правда, залпом у меня не выходит, но я делаю несколько больших глотков, которые вызывают теплые волны по моему телу. Правда, ее следующий вопрос опять задает меня врасплох. Я и ребенок? Правда что ли? Мое изумление тоже лечится кусочком тортика и я уверенно отодвигаю от себя этот бездонный источник калорий.
- Да, и у него будешь ты. Наташа, нельзя же так думать о ребенке! Он будет с мамой и будет взрослеть, жениться и делать тебя бабушкой! - обычно я могла проглотить точку зрения собеседника, даже если мне она не нравилась. Но бывали слова, с которыми я соглашаться не собиралась. И молчать об этом была просто не в силах, они меня злили. Я отрезала еще кусок торта и, посмотрев на сестру, положила одновременно со своим вопросом ей в тарелку - Будешь еще кусочек? - так что этот вопрос прозвучал больше как утверждение, которое меняет тему.

Отредактировано Anna Lamberts (2014-07-02 13:14:50)

+1

12

Мне кажется, совсем скоро я окончательно сойду с ума. Последние события в моей жизни происходят слишком стремительно и сильно смахивают на краткое содержание какого-то остросюжетного сериала с элементами женского романа. В общем - самое дешевое сочетание. Если бы про мою жизнь написали книгу - я бы ее никогда не купила, ей богу. Даже чтобы не уснуть в метро. Нет, я не смогу объяснить, почему. Просто мне кажется, что для обычного человека все это уже слишком. Теперь не хватает влипнуть еще в какую-нибудь передрягу. В пожар там, или ураган какой. Ну чтобы смело можно было фильма три с продолжением отснять. Станет бестселлером, как "Трансформеры".
И ведь, главное - то, что говорит Анна - оно все очень разумно, резонно, обосновано. Но! Я не могу, и все тут. Объяснить - почему, тоже не могу. Просто мне кажется, что это будет очередная ошибка.
Как с Джеем.
Как с Уве.
Как с Хью.
Хотя  нет, о чем я? С последними двумя я не позволила себе ничего. Не посмела подпустить их ближе. Боялась.
Наверное, именно в этом все и дело - я панически боюсь разочарования. Боюсь, что снова все будет так, как с Джейсоном. Когда ты вдруг начинаешь верить, что сказки случаются и в жизни, а потом у тебя вдруг отбирают крылья и, как куриную тушку, бросают на разделочную доску. Я так больше не хочу! Наверное, мне действительно легче думать, что единственным мужчиной, которому я смогу доверять на все сто без риска разочароваться, может быть только мой сын.
- Ань, а ты сама-то никогда не боялась разочарования? - Поднимаю глаза и смотрю на сестру. Мне она кажется такой правильной, такой рассудительной. Будто не я немного старше, а она. Года на три, минимум. Она смогла простроить свою жизнь так, чтобы избежать потрясений. А я до сих пор скачу, как тот кузнечик. От огромного неизмеримого счастья, к глубокому всепоглощающему горю. От головокружительного успеха, к громкому провалу. Мне надоело. Мне хотелось бы поменяться с ней местами. Хотелось бы пожить нормальной спокойной человеческой жизнью. - Я боюсь снова разочароваться. Я не знаю, смогу ли вынести это еще раз.
Машинально киваю на торт, соглашаясь с совершенно любым по размеру-форме куском. Мне он сейчас - как вата. Механически пережевываю, не чувствуя вкуса.
- Нет. В смысле, нет, мы не говорили об этом. Он только спросил меня, не передумала ли я жить с ним. И, собственно, все. - Вздыхаю и решительно отодвигаю от себя тарелку с изрядно расковырянным тортом. - Нют, я хочу быть уверена, что помимо меня у мальчика, случись что, будет кто-то еще. Но... Я пойму, если ты откажешься...
Неловкий момент прерывает звонок телефона и я украдкой благодарю нечаянного спасителя на том конце провода за то, что мне не нужно продолжать мысль.
- Тебе кто-то звонит,наверное - муж. Возьми трубку...
У меня есть пара минут, чтобы немножко успокоиться и привести в порядок растрепанные чувства.
Аня заканчивает разговор, и я вопросительно вскидываю бровь.
- Все нормально? - Не знаю, хочу ли я продолжать беседу на  поднятую ранее тему. В любом случае, я даю нам обеим шанс немного замять это все и переключиться на что-то еще. Я ведь не плакаться сюда пришла. Мне просто хотелось пообщаться с сестрой.
- Кстати, как там отец? Что-то он давно не звонил. Опять весь в своих архиважных делах?

+1

13

Разочарования были, пожалуй, ключевым элементом, который сформировал мой характер. Все началось еще в школе. Эти глупые детские стремления кому-то что-то доказать. Эти самовлюбленные придурки, которые считали абсолютно нормальным спорить на человеческие чувства и превращать все события в спектакль для окружающих. Тогда я не боялась разочароваться я верила во все, что показывали в фильмах. В то, что любовь существует, побеждает, ну и так далее. Как дети до определенного возраста верят в Санта Клауса и бабайку.
- Когда-то не боялась. - я опустила взгляд с лица Наташи на свой остывший кофе. На тарелке еще оставался торт, только места для него внутри меня больше не осталось. - А сейчас этот страх как-то утратил свою актуальность... - магистр раздавать советы и это как сапожник без сапог. Можно ведь не уточнять, что секрет стабильности моего брака кроется не в его успешности, не в каких-то чувствах и даже не в счастливых днях. Нельзя потерять то, чего нет. Отказ от чего-то и есть лучшим лекарством от страха разочарования. Но одно дело, когда это касается меня - человека крайне разочарованного в этом аспекте жизни и совсем другое дело - моя сестра. Наташе нужна была настоящая стабильность и я точно знала, что если она опустит рукава, как я, то она получит совсем не тот результат, который ей нужен - А что тебе останется, если ты не попытаешься? - это был, пожалуй, тот самый вопрос, на который я смогла найти ответ. Я нашла для себя удобную нишу из которой мне было не сложно игнорировать свою личную жизнь. Но у Наташи так не получится, я в этом почти убеждена.
- Так значит он был не плох, да? Ну раз ты не передумала. - я задала этот вопрос чтобы хоть как-то разрядить ситуацию. И судя по виду моей сестры у меня это получилось. Сложно было представить, что я потеряю свою неугомонную сестру, поэтому я этого и не представляла. Так было проще ее успокоить. Ну вот вы можете представить меня с ребенком? Я - нет. И даже потенциально в будущем не вижу себя человеком, который будет готов к материнству. Но я не совсем понимала чего именно Наташа от меня ждет? Менять пеленки ребенку, скорее всего, будет не нужно. Готовить завтраки и отправлять в школу? Кухня - это моя стихия. И в общем-то функции тети (если таковые существуют) я могла бы исполнить. Но вот полноценной семьей мы с Джоном вряд ли могли бы стать. И говорить об это сейчас? Когда Наташа сомневается в том может ли фиктивный брак стать нормальным? Вот именно, не лучшее время. И не самый лучший пример.
- Конечно, в случае чего... - меня перебил звонок моего же мобильного телефона. Я тянусь к телефону и увидев там имя Ламбертса закатываю глаза. Мне кажется, что сейчас нам это делать не обязательно. Вот зачем ему например знать стала ли я чувствовать себя лучше? Я отвечаю сухо и без особого интереса. - Да, не нужно ничего! Ко мне тут Таша зашла. Ага, я тебе потом перезвоню. - Не перезвоню. Но теперь это не так важно. Потому что этот звонок закончился.
- Да, просто Джон узнавал как я себя чувствую. - я аккуратно кинула свой айфон на стол и следующий вопрос меня и вовсе удивил. Мой отец был не тем человеком, который проведывал меня ежедневно. Особенно с тех пор, как моей жизни перестало что-либо угрожать. Звонок раз в месяц от него считался нормальным. Если мне хотелось пообщаться с ним - я звонила сама и получала информацию о том, когда он все же сможет поговорить.
- Недели две назад с ним говорила. - я пожала плечами и вылила остатки коньяка из бокала в чашку кофе. - Как обычно: переговоры, важные встречи. Не знаю как он так живет. Как будто никогда не расслабляется. - не могу сказать что меня это расстраивает - я привыкла. Папа всегда таким был. В этом проявлялась его забота о семье - сделать так чтобы мы ни в чем не нуждались. Я его понимала и не строила из себя обиженного дефицитом внимания ребенка. Разговор переходил в менее опасное русло. И я старалась убедить себя в том, что я промолчала к лучшему. Это ведь не ложь? Для сестры сейчас не лучшее время знать правду о моем браке. Да и что это изменит?

+2

14

И все-таки, меня очень удивляют отношения Ани и ее мужа. Нередко мне кажется, что эти двое друг друга совершенно не любят. Скорее - терпят. Но, с другой стороны, я не очень хорошо знаю - сколько времени они знакомы, сколько они вместе. Об Анином муже я знаю ничтожно мало, но стараюсь не лезть в ее жизнь - зачем, спрашивается, докучать человеку с расспросами, если у тебя у самой своих проблем по горло? Я знала, что если Ане действительно вдруг понадобится помощь, совет или просто жилетка, чтобы выплакаться - она придет и так и скажет. Все-таки, мы сильно сблизились тогда, в самом начале моей болезни. Хотя, наверное, так и не доверяем друг другу на все сто процентов. Одно время мне казалось, что Аня никогда не допустит меня в свою жизнь, а я ее - в свою, но все успело с тех пор тысячу раз поменяться... Нет, я не претендую на место ее лучшей подруги. Я так же не считаю, что нас можно назвать близнецами, хотя сходство наше просто-таки поразительно! Вот что значит - сильные отцовские гены... Но, все-таки, мы - родные. Я смотрю на нее, и вижу себя такой, какой могла бы быть, не будь моя жизнь столь безумной. И мне, знаете, нравится это сравнение. Я вижу, что и у меня все могло бы быть хорошо, ровно, спокойно...
Но меня все равно удивляет ее общение с Джоном.
- Вы что, поссорились, что ли? - Это так, скорее риторический вопрос. Я знаю, что либо Ламбертс ответит уклончиво, либо не ответит вообще. Но она и ее муж все больше и больше напоминают мне эдакую супружескую парочку, прожившую вместе лет двадцать и находящуюся в состоянии хронического перманентного развода. Странное, наверное, сравнение, но вот как по мне - нет между ними любви. А, тем временем, Джон показался мне вполне приятным и обходительным мужчиной.
Загадки-загадки...
С отцом в этом плане как-то проще. Он, со своей вдруг вспыхнувшей любовью и родительской заботой, до сих пор раздражает меня, но... я уже так привыкла, что он где-то рядом, где-то есть, что когда он вдруг не выходит со мной на связь хотя бы раз в неделю - мне становится как-то не по себе. Это странно, ведь за столько лет я привыкла считать, что мой единственный папа - это Дита. А теперь у меня прямо-таки огромная семья, если учитывать всю родню и детей моего мужа. Для полного счастья не хватает где-нибудь встретиться с первыми дочерьми Диты. Я так и вижу себе эту картинку счастливого воссоединения! Интересно, что бы вышло, если бы Герда и Реджина встретили Аню где-нибудь на улице? Перепутали бы они нас? Впрочем, мы не виделись с детства, и не факт, что они вообще меня помнят.
Удивительное дело, но от разговора с сестрой мне действительно стало легче. Как будто кто-то открыл окно, чтобы проще дышалось. Рядом с ней, спокойной и рассудительной, кажется, что все проблемы - не такие уж проблемы. Что все еще может быть очень хорошо.
Что болезнь не вернется.
Что Реми будет счастлив со мной вместе долго-долго.
Что с Чарли у нас, чем черт не шутит, еще все может получиться, и развода, в конце концов, не будет...
Как знать? Как знать...

Эпизод окончен.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я буду отвечать на вопросы только в присутствии личного авокадо!