vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » nothing else


nothing else

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Бруша, Рен и Бриони
Место: рок-клуб Hopper.
Погодные условия: тепло, безветренно, безоблачно.
О флештайме: 11 мая. Рен и Они виделись в последний раз пару лет назад, когда еще девушка была в России, отрываясь на рок-концерте вместе с подругой. Никто не знал, что дороги, которые разошлись, снова сойдутся в месте, под названием Сакраменто. Но жизнь обоих изменилась за это время, поэтому история нескольких лет займет пару часов беседы. Увидев своего старого друга на сцене клуба, Бриони тогда не знала, с кем еще ей предстоит познакомится.
http://funkyimg.com/i/HtTp.png

Отредактировано Brioni G. Osbourne (2014-05-20 22:51:17)

+3

2

внешний вид
Давно я не была в местах, подобных этим. Обычно, когда я даже ходила в клубы, то это были дорогие, гламурные заведения, где тусила элита общества. Так я привыкла поступать всегда, когда жила в Джорджии. Сегодня я не стала рассматривать никакие варианты веселья, кроме как пойти в рок-клуб. Признаться честно, я давно перестала слушать музыку, которая раньше приносила наслаждение. Не знаю, в чем моя проблема, может быть выросла или изменилась внутренне, но подобная потеря, на самом деле, очень бьет по нервам. Когда ты понимаешь, что не можешь делать то, что любил раньше. Когда осознаешь, что прошлое остается недостижимой точкой где-то во Вселенной.
Но сегодня я не буду думать об упущениях, ностальгии или расстоянии. Сейчас я стою здесь, в переполненном клубном зале, что кишит людьми, которые стоят на месте, припрыгивая под такт музыке, выкрикивая довольные возгласы. Я улыбнулась Пенни, которая рядом со мной пила свой коктейль, заказанный пять минут назад. Хотелось пойти в народ, кричать и танцевать, пока алкоголь циркулирует в крови, но я не могла. Потому что Пенни не из тех, кто разделяет подобные занятия в силу своего характера, хотя, признаться честно, под действием алкоголя она могла творить и не такие вещи. К сожалению, девушка недавно переболела, от чего принимает антибиотики, посему спирт в организме - это большой и черный крест, который нельзя будет сдвинуть в ближайшие дни уж точно. Выдыхая, я глотнула еще Мохито, прохлада которого остужала мое горячее тело. До этого я пила текилу, пока еще Лори была с нами, но девушка ушла, сказав, что постарается вскоре вернутся.
Мой взгляд проскользнул до сцены, пока нога выстукивала на полу такт, что соблюдал мелодию самой музыки. Выступала какая-то местная популярная группа, чьи песни были известны в Сакраменто, учитывая, как жители знали слова. Почувствовав легкий толчок в плече, я обернулась, встречаясь с глазами Пенни. Девушка наклонилась ко мне ближе, чтобы я услышала, произнося:
- Я выйду набрать Блэр, а ты не жди меня, иди веселись, сегодня ведь ты так сюда хотела, - я посмотрела снова на Пенни, убеждаясь, что с этим не будет никаких проблем. Поняв, что подруга действительно не настроена на грустный лад, я встала с барного стула, допивая Мохито за считанные секунду. Отдав стакан бармену, я быстро пошла к толпу, сразу ловя музыку, подстраивая движения тела под нее. Я улыбалась, выкрикивая фразы, которые порой даже попадали в такт. Возле меня танцевали еще какие-то девушки, которые помахали мне, словно я была их старая знакомая. Я и забыла, что рок-музыка - это не просто мелодия, пропитанная барабанами и гитарой. Она сближает всех, делая одну семью лишь на вечер, который длится до бесконечности.
Не знаю, сколько прошло времени, но мне было ужасно жарко, когда группа доиграла очередную песню. Я вытерла пот со лба, шумно выдыхая, стараясь немного охладится, что было весьма трудно. Пока толпа начала скандировать "Vertigo", я наконец-то рассмотрела не только вокалистку, но и остальных участников. Мой взгляд прошелся по всем лицам, задержавшись на мужском, которое показалось смутно знакомым. Я прищурилась, наблюдая, как группа складывает инструменты, уходя за сцену и бросая прощальные поцелуи в толпу. Я протиснулась ближе, понимая, что действительно увидела Рена - моего давнего друга, с которым я проводила ночи напролет в России на рок-концертах. Он немного изменился, конечно, вырос и возмужал, но остался все тем же. Я оглянулась по сторонам, стараясь понять, как можно пройти за сцену, пока мой взгляд не наткнулся на небольшой коридор. Протискиваясь между людьми, я извинялась, отодвигая тех, кто мешал. Выбравшись, наконец-то, к колонкам, я подошла к коридору, не теряя времени и шагая вдоль темного "туннеля" - по-другому это место не назовешь. Щурясь в легкой темноте, которая разбавлялась бликами световых ламп из зала, я смотрела на двери, которые могли бы мне подсказать, как попасть к Рену. Я не хотела терять возможности увидится с ним: слишком долго мы были в разлуке, чтобы снова расставаться.
Прочитав надпись "Гримерка", я постучалась туда, но ответа не получила. Открыв дверь и заглянув вовнутрь, я увидела лишь несколько столиков с зеркалами, длинные вешалки с вещами и куча мусора, которые я не стала рассматривать. Мой взгляд наткнулся на еще одну дверь, которая находилась в этой гримерке, поэтому я вошла вовнутрь, осматриваясь. Послышался громкий смех и я повернула голову на его источник, понимая, куда делась группа. Подойдя к белой двери, я задержалась возле нее, раздумывая, стоит ли так врываться вовнутрь. А вдруг Рен меня не вспомнит? Прошло правда много времени, я даже не знаю, что скажу ему, хотя, вроде бы, у нас никогда не возникало проблем в общении.
Решить, что мне делать, не дала другая часть группы, которая открыла перед моим носом дверь, чтобы выйти в гримерку. Я сделала шаг назад, чуть ли не столкнувшись в барабанщиком, который курил сигарету, разговаривая с другим гитаристом. Я неловко улыбнулась, пропуская их вперед, хотя и понимала, что остаться незамеченной не смогу.
- О, фанатки уже рвутся за кулисы, - улыбнулся парень, заходя в помещение и выбрасывая окурок в мусорное ведро. Я не стала долго слушать, что еще кто скажет, поэтому быстро прошла в ту дверь, с которой только что вышли остальные. В комнате, куда я попала, было просторно и уютно, немного накурено, но в целом приемлемо. Цветовая гамма была настолько смешана, что нельзя точно сказать - все сделано в темных или светлых тонах. Длинные диваны стояли вдоль стены, разделенные журнальным столиком, на котором лежали пивные банки и стопки журналов. Мой взгляд не долго изучал интерьер, сразу наткнувшись на старого друга, который прятал гитару в чехол, сидя на кресле.
- Рен, - выдохнула громко и радостно я, помахав парню рукой. Тот повернул голову в мою сторону, встречаясь со мной взглядом. Тень узнавания скользнула в его глазах, когда я поняла, насколько соскучилась за этим оболтусом.

+2

3

Когда-то два года назад я пообещал себе, что каждый месяц для меня будет особенный, каждый будет запоминаться чем то таким, чего не было раньше, или таким, на чем я только сейчас акцентировал внимание. В холодном ноябре того года мы стали родителями, и тринадцатое число дождливого осеннего месяца стало одним из самых счастливых дней в моей жизни, если не самым. Май знаменовался тем, что мы потихонечку избавлялись от клише примерных родителей и снова стали выходит в свет, Бруклин возобновила свою концертную деятельность, я расширял бизнес, забираясь в сердце Калифорнии – Лос-Анджелес и иногда помогал Джордан на сцене. Например, сегодня мне пришлось заменять Тайлера Мерфи, который внезапно не то отравился, не то перепил (что можно приравнять друг к другу), но на сцену наш друг выходить отказался, упирась всеми четырьмя конечностями.
Хорошо, что я репетирую практически всегда вместе с «Vertigo» и знал весь репертуар не хуже нашего горе-басиста.
Когда публика аплодировала нам и просила выйти на бис, то я понял, что май станет для меня музыкальным, май станет месяцем ностальгии по прошлому. Не смотря на то, что сейчас у меня все хорошо, даже идеально, в моей прежней холостяцкой жизни, в моей свободе, в моем одиночестве тоже были свои прикрасы. Мне нравилось вспоминать о них сейчас, делиться своей историей и энергетикой с залом. И каким бы соблазнительным не было мое прошлое, я никогда не променял бы на него свое настоящее, ведь моя семья – это мое главное достижение.
Сейчас малышка Джоанна находилась со своими вторыми родителями, Шерон и Этьеном. Они просили не называть их бабушкой и дедушкой, поэтому я пока не придумал им иного обзывательства, может быть крестные фея и фей? Боюсь, француз не оценит таких насмешек.
- Мы прям превзошли себя сегодня, - произношу перед тем, как выйти на бис, кладя ладони к Бруше на плечи и делая легкий массаж.
– Ты же еще не устала? – Я то знаю, что сейчас она на пике бодрости и спела бы еще хоть десять песен, но после концерта у нас не менее важное занятие – его обмывка, посиделки в гримерной «своей компанией» и может быть даже с последующим выползанием на танцпол и к бару.
Выходим еще раз, еще один хит и все, поклон и окончательное прощание с поклонниками. Устал, но настроение на подъеме, такое, знаете, когда хочешь горы свернуть, вот только гор на пути не попадается.
Шумно пробираемся по узкому коридору, подсвеченному только отсветом бликов со стороны танцзоны и вваливаемся в нашу гримерную. Организаторы тут были странные, реально подписывали гримерку как гримерку, а туалет, как туалет, совсем не издевались над нами.
Минуем первое помещение, где валялись наши сумки, а так же стояли кресла, накрытые чехлами, несколько пыльных настенных зеркал, куски какой-то бумаги на столиках, похожей на обои и прочий мелкий мусор в виде фантиков от чоко-пай и банок из под пива.
У нас с собой есть свой арсенал спиртного, заготовленный еще с саунд-чека, и сейчас придет время расслабиться.
- У кого какие планы на ближайшие два часа?  - Мы с Брук усаживаемся на диван, который стоял у дальней стены. Предварительно снимаю со спины гитару и ставлю ее на пол, зажимая коленями. Бруклин аккуратно кладет свою акустику на свободную часть сиденья.
Открываю банку пива и делаю глоток. Вообще я предпочитаю напитки покрепче типа виски или коньяка, но для посиделок в компании друзей темное пиво – кассический и идеальный вариант.
Наши шумные голоса быстро заполняют просторную и уютную комнату, нам никто не мешает и первые пять минут мы шебуршимся, устраиваемся, распаковываем закуски в виде чипсов и соленого сыра.
- Не знаю, - лениво протягивает барабанщик. – Думаю часик посидим и по домам? Вы же у нас теперь люди семейные, - и в меня летит сырный шарик. Видимо, Тревис полагал, что я поймаю его ртом, но шарик угодил мне в шею, я тормоз тот еще. И вообще все эти шутки на счет нашей семейности меня начинали раздражать, словно люди завидуют, что у меня есть Бруша и я с ней сплю, а у них такой Бруши нет. Шучу, но все равно раздражает.
- А ты не завидуй, Джоан сейчас с бабушкой, - Шерон же не поставила в клубе прослушку и не убьет меня за запретное слово? – Так что мы можем посидеть еще часа три, пока вы все не набухаетесь и не отрубитесь, короче, - наколняюсь и беру гитару за гриф, чтобы убрать в чехол. В это время меня окликивает явно незнакомый женский голос. Точнее, не то, чтобы незнакомый, просто его совершенно точно не было здесь раньше.
Поднимаю голову и оглядываюсь на дверной проход, около которого тусили ребята, а через них было видно девушку с длинными каштановыми волосами. Да это же Бриони, вашу мать! Я был искренне рад ее видеть. Говорят, что женской и мужской дружбы не существует, смею вас заверить, что это не так, редкие исключения все же бывают, вот как у нас с Они. Мы познакомились в Санкт-Петербурге, мне тогда было года двадцать два, ей значиельно меньше, кажется, она была еще несовершеннолетней, но как и многие подростки любила проводить время в неформальных тусовках. Я ощался с разными людьми и никогда не зацикливался на возрасте, главное, чтобы с человеком было легко, до сих пор не знаю, сколько ей точно лет, зато помню, как мы классно проводили время на концертах, как потом небольшой и шумной компанией гуляли по городу, как я проводил ее и ее подруг на концерты всяких местных групп, ведь и сам тогда был приличным музыкантом и фронтменом. Затем Роза подбила меня на переезд в США, для челвоека без гражданства и прописки это не такой уж рискованный шаг. Я метнулся в Чикаго, и с Осборн мы больше не виделись, минуло уже около трех лет. А как же скайп и аська, и электронная почта, спросите вы? Просто есть люди, с которыми хочется общаться либо в живую, либо никак, потому что пропадает тот магический эффект присутствия. Бриони была как раз таким челвоеком. И между нами никогда не было флирта, взглядов с намеком, ничего такого, что бы могло нарушить внегласные правила нашей дружбы. Сейчас я смотрю на нее и глазам не верю – видимо неспроста, подводя итоги мая, я назвал его месяцем воспоминаний.
- Привет,  – я радостно поднялся с места, кивнул Бруклин, мол сейчас я вас познакомлю, и отправился к девушке. Перед тем, как обнять ее,  я замер на несколько минут и подумал, это реально та самая Бриони? Она улыбнулась, и я убедился, что да, та самая. Заключаю в объятия шатенку и провожаю к столу.
– Ребята, знакомьтесь, это моя подруга из России, Бриони, - жду реакции. К ней стразу начинают подходить музыканты и приветствать, а я приглашаю за стол, на место, которое занимала аккустичиская гитара около Брук.
- Это Бруклин Джордан, наша незаменимая солистка, золотой голос Калифорнии и моя будующая жена, - надеюсь, «золотой голос» не свалится с дивана от такой внезапности.
- А ты какими судьбами? Как  твои дела? Каким ветром занесло в Сакраменто?

+2

4

я увлеклась, простите  http://s9.uploads.ru/9jTmC.gif

Наверное, я лишена некоторой доли романтизма и меланхолии, так как совершенно не склонна к меланхолии. Я люблю помнить о своем прошлом, я не забываю уроки и выводы, которые я успела сделать за пройденный этап моей жизни, но единственное, к чему у меня никогда не было склонности – это к тоске по нему. Мне не нравится сравнивать себя былую и настоящую, думать о том, чего я успела добиться, или же наоборот о том, чего я лишила себя за этот короткий период взросления. Я слишком беспечна, чтобы заниматься глубоким анализом личности и своей судьбы, мне гораздо приятнее наслаждаться тем, что имею на данный момент.
А сейчас у меня было все для безграничного ребяческого счастья, что просыпалось в моей груди каждое утро вместе с ласковым поцелуем Рендала и требовательным писком Джоан, что требовала накормить ее голодный животик. Я не превратилась в сумасшедшую фанатичную мамашку, но я научилась видеть в таком своем положении бесконечные плюсы. Разве можно с тоской вспоминать о своем холостом прошлом, когда сейчас тебя окружают самые важные и любимые люди на свете. Нет, я бы ни за что не согласилась возвращаться в то время, тем более что наличие у меня семейной жизни никак не повлияло на мою свободу и независимость.
Рождение дочки, становление матерью повлияли на меня плодотворно, словно вместе с Джоан родилась огромная порция вдохновения и желания творить. Для себя, для моей семьи. Порой я не могла спать ночами, выливая на белоснежный тетрадный лист свои переживания и чувства, которыми было наполнено мое сердце. Весь этот год я словно в эйфории, порхаю по городу на широченных крыльях влюбленности и счастья, даже не представляя о том, что может быть еще лучше.
Хотя, не буду лукавить, кое-чего мне не хватало. Присутствия Рендала не только в моей личной жизни, но и на работе. Я как была неисправимой эгоисткой, так и осталась ей, с ревностью глядя на то, как Рома большую часть своего свободного времени посвящает работе в офисе, копаясь в железячках и разбираясь в программах. А мне хотелось… хотелось, чтобы он был частью нашего творческого тандема, чтобы выполнял роль гитариста не только «по пятницам», а был полноправным членом группы всегда.
Говорят, что работу и семейную жизнь лучше не смешивать, но вот в чем проблема – не смотря на то, что мы давно уже живем вместе, воспитываем прекрасную светловолосую девочку, именуемую нашей дочкой – я до сих пор до ужаса боялась этого серьезного слова – семья. Не знаю от куда в моей груди появилась такая фобия, я никогда не сомневалась в том, что мои отношения с Рендалом – навсегда. И конечно, я не отрицала всю серьезность наших намерений, но называть нас семьей, семейной парой в принципе я была не готова. Может быть потому, что семьи как таковой у меня не было никогда. Я не знаю, что значит быть семейным человеком, и боюсь, что не смогу дать этого моему любимому мужчине.
Но сегодня был потрясающий день, и мои сомнения и страхи отошли далеко на задний план. Очередной концерт, снова полный, целиком забитый зал, голоса поклонников, которые скандируют наши именаи и просят авфтографы. И, разумеется Рендал, что на протяжении всего времени был рядом, не за сценой, снимая происходящее на видеокамеру, а рядом на сцене – разделяя самое волшебное и эйфоричное состояние музыкального транса вместе со мной.
- Я нет, а ты? – концерт закончился, но я все никак не могла унять в себе фонтан энергии, скача перед Ромкой то на одной ноге, то на другой, через минуту уже вися на его спине и кусая за ухо. – Не привык к такой активной работке, да? Еще не хочешь сбежать от меня и спрятаться в своем ноутбуке. – Мой тон не звучал по злому, я не была рассерженной, но из-за своего эгоизма и желания завоевать Ромку в группу, я не упускала возможности сказать ему о своем отношении к его работе. Разумеется, потом мне было стыдно, особенно за чересчур резкие и колкие слова, я извинялась, но потом снова недовольно бурчала, находя суженого в его кабинете за очередной пачкой важных документов.
Мы ворвались в гримерную сумасшедшим тайфуном, сметая все на своем пути. Я тут же устроилась около мисочки с сырным печеньем, открывая предложенную Тревисом бутылку пива, вопросительно глядя на Рена.
- Можно? – Жалобный тон рассмешил остальных участников группы, и я нахмурилась, недовольно отворачиваясь в сторону и забираясь на сиденья с ногами. – И давно ты стала такой послушной, Джордан?
- В тот самый момент, когда ты стал неисправимым кретином. – Показываю язык нашему барабащику, пуляя в него печенькой и делая первый, скромный глоток холодного напитка. Эндрюс устроился рядом, и я недолго думая, отодвинув его руку, протянула свои ножки ему на колени.
- А мы не будем бухать и отрубаться? – Хотя о чем это я? Когда я в последний раз видела Рендала в усмерть пьяным? Верно-верно, никогда. – Ну хотя бы по три бутылочки, это же не шампанское, а Письку заберем завтра, Все равно уже слишком поздно, чтобы забирать ее. Не хочу ее будить, она так сладко спит под Этьеновы французские сказки. Гораздо лучше, чем под пьяные бредни Тайлера.
И мы все засмеялись, прекрасно понимая, что нянька из Мерфи никудышная, хотя он и часто храбрится, уверяя нас, что с маленькими девочками он исключительно на ты. Ну еще бы, ни тот, ни другая не могут четко произносить слова, и часто их речь совсем не разборчивая. Но Джоан то еще мелкая, а Тайлер, Тайлер просто алкоголик.
В любом случае, я надеялась что мои уговоры заставят Рому подумать над продолжением отдыха, мы не так часто позволяем себе наслаждаться минутами покоя, Эндрюс-младшая всегда забирала все остатки наших сил и внимания себе.
И тут двери гримерной тихонько скрипнули, впуская в помещение темную копну густых волос, принадлежащую весьма симпатичной и милой девушке. Я не сразу отреагироваа на ее приход, предполагая, что это очередная новая пассия Тревиса, но когда незнакомка обратилась к моему мужчине, называя его моим именем Рома – вот тогда во мне проснулся маленький и недовольный зверек.
Да, я не забыла про свои замашки собственника и дикого ревнивца, но наученная горьким опытом не стала сразу закатывать истерики и скандал, послушно стягивая ножки с колен Рена и пуская его встретить свою знакомую. Сейчас он нас познакомит, да, и все встанет на свои места.
Подруга из России. Какое все таки важное место занимает эта страна в сердце моего Северного ленника. Его первая любовь была родом от туда же. Не знаю, с чего вдруг такие ассоциации, просто вспомнилось.
- Привет. – Я заметно притихла, осторожно разглядывая девушку со своего места. Без недоверия, скорее с любопытством. Кажется, я видела ее раньше, но не могу припомнить где. Вместе с моим голосом раздался гул мужских басов, приветствующих Они, особенно оживился Тревис, незаметно поправляя свой короткостриженный ирокез.
И тут Рома представляет своей знакомой меня. Первая часть его предложения мне даже понравилась, я смущенно засмеялась, собираясь уже сказать что-то в стиле – ой, ну прекрати – но последующие слова…
Громкий и ошарашенный кашель заполнил гримерную, я кажется, подавилась собственной слюной от таких заявлений, чуть не сваливаясь с дивана. Какой еще женой? О чем говорит этот человек? Тревис с удивлением смотрел на меня, Рендал выглядел не менее озадаченным, а мне стало бесконечно стыдно за такую свою реакцию.
От кашля слезились глаза, я хваталась за ворот футболки, оттягивая его в сторону, словно пытаясь дать своему организму больше свободы и воздуха. Лицо окрасилось в насыщенный бордовый цвет. Так я бы и корчилась, в попытках оправиться от шока, если бы благородный Трева не сделал пару уверенных хлопков по моей спине.
Через минуту я пришла в себя, обращаясь к новой знакомой.
- Можно ограничиться только золотым голосом Сакраменто, я не обижусь. – Барабанщик загоготал, разряжая обстановку, я тоже улыбнулась, поднимаясь с места и предлагая Осборн присесть. – Пиво будешь?
Ну а что? Сначала надо угостить гостя, а потом приставать с вопросами. Да и пьяная она будет гораздо честнее, и если у них с Рендалом что-то и было, она тут же мне об этом расскажет. Таков мой план, да!
- Понравился концерт? А можно вопрос? Ты же американка? Как вы все время оказываетесь в такой далекой и холодной России?

+3

5

Я не могла вспомнить точной даты, когда видела Рена в последний раз. Наверное, это даже не важно, потому что вне зависимости от этого, прошедшее время изменило нас обоих. Сейчас стоя перед мужчиной, который больше не кажется холостяцким парнем, который разгуливает по всем рок-концертам, я все равно была рада встретить Эндрюса. Я помню вечер, когда Рома пришел вместе со мной и моей подругой в аэропорт, чтобы проводить нас на рейс. Я знала, что он должен был через пару дней отлетать в Чикаго, что наводило легкую грусть. Именно осознание того, что пути расходятся и не обещают сойтись когда-то еще раз. Конечно, мы взяли друг у друга контакты, по типу мобильного телефона и страницы на фейсбуке. Но так как мы были людьми взрослыми и осознанными, оба понимали, что общаться дальше будет крайне трудно. Мы лишь могли лайкнуть порой фотографии друг друга и придаться приятным воспоминаниям, которые бережно и под сердце хранятся где-то в прошлом. После нашего с ним знакомства, произошло множество вещей, о которых бы не хотелось рассказывать. Были как приятные, так и болезненные моменты, о которых хотелось бы высказаться. Но стоя здесь, в комнате, я поняла, что единственное, что на самом деле мне нужно - это просто провести вечер без драмы и проблем за спиной. Познакомится с новыми людьми, завязать общение, узнать, чем же дышит и живет музыка в Сакраменто. Я всегда была правильной девочкой, которая интересуется культурой любого региона. Этот город не стал исключением.
- Привет, - я смотрела, как Рен радостно поднялся с места, следуя по направлению ко мне. Дойдя, он замер, словно недоверчиво оценивал, действительно ли это я, что заставило меня улыбнуться. Кажется, мужчина понял, что не ошибся, обнимая меня, словно сестру, которую давно потерял. Если честно, я бы хотела иметь такого брата, но, к счастью, а может и к сожалению, у меня только одна сестра-близнец. Интересно, встречал ли Рен когда-то Меган? Думал ли о том, что Бри делает в Сакраменто? Но судя по выражению неверия на лица Эндрюса, я поняла, что он действительно впервые видит меня после долгого-долгого времени. – Ребята, знакомьтесь, это моя подруга из России, Бриони, - тут же представил меня всем Рен, поворачивая так, чтобы меня было видно так же, как и мне видно остальных. Я обратила внимание на солистку группы, которая смотрела на меня со смешанными чувствами в глазах, что насторожило и меня. Я постаралась не нервничать, но что-то мне подсказывало, что расслабляться еще рано.
Ко мне сразу стали подходить музыканты из группы, даже те, с которыми я столкнулась у двери. Видимо, парню по имени Тревис я понравилась больше остальных, потому что его широкая улыбка и аура, словно кричали о том, что ты мне нравишься. А я лишь всем вежливо улыбалась, пожимала руку и теснилась к Рену, стараясь привыкнуть к новому обществу. Мне уже нравятся эти ребята, которые встретили меня радушно и с теплотой. Ну, не учитывая парня, который успел отпустить в мою сторону пошлую шутку.
Я повернула голову в сторону Брук, когда та заговорила со мной. Одновременно с этим, Рен подвел меня к дивану, где я села на место акустической гитары, возле темноволосой девушки. Когда Эндрюс представил ее, как будущую жену, я заинтересовано оглянулась в ее сторону, не скрывая своего любопытства. Но знаете... если я была просто удивлена, что холостяк Рен решил остепенится, но Джордан была шокирована настолько, что неловко стало даже мне. Она громко закашлялась, видимо, подавившись собственной слюной. Я повернула голову в сторону друга, делая выражение лица аля что-это-значит. Эндрюс обеспокоенно косился на Брук, но виду слишком не подавал, словно так и надо.
- Надеюсь, Рома, после твоей фразы она не сбежит, - произнесла я на русском языке, зная, что парень поймет меня. А еще я надеялась, что русский язык не знала Брук. - Она очень милая, - закончила я, улыбнувшись, снова поворачивая голову к Джордан, которая, кажись, уже пришла в себя, делая вид, что ничего не произошло. Отличная реакция, Джульетта. - Можно ограничиться только золотым голосом Сакраменто, я не обижусь. - услышала я от Брук, которая затем предложила мне выпить. Я не стала отказываться, так как пила сама текилу еще в начале, а затем только безалкогольный напиток. Прохладная бутылка пива приятно коснулась разгоряченных ладоней, я поблагодарила Джордан, почему-то мысленно посмеявшись, словно я беру яд. Точнее у меня просто создавалось ощущение, что меня тестируют.
- Понравился концерт? - я сразу улыбнулась, довольно расслабившись на диване, делая первый глоток пива. Я люблю концерты и не важно, проводятся они на большом стадионе или просто в клубе. Главное атмосфера, скопление людей, объединенных одной темой. Я могла бы говорить об этом часами, но решила ограничиться коротким комментарием, что мне очень понравилось и я хотела бы прийти послушать еще раз. - А можно вопрос? Ты же американка? Как вы все время оказываетесь в такой далекой и холодной России? - я кинула взгляд на Рена, как бы пытаясь понять, подвох ли тут в том, что мы оба встретились именно там. Если честно, я совсем не сильна в любовных делах, но мне что-то подсказывает, что Брук ревнует. Или считает нужным очертить территорию, за которую мне заступать не следует. Эта девушка могла бы сыграть роль, как сторожевого пса, так и высоковольтного забора.
- Наверное, проверить теорию про Сибирь, балалайку и ручного медведя, - я перевела взгляд на Бруклин, отвечая прямо ей. Улыбка играла на моих губах, так как второй глоток пива уже смог чуть расслабить. Конечно, мне нравится более светлое, но и это ничего так.
На самом деле, я боялась, что мне будет неловко в подобной компании, в смысле, что я никого не знаю. Когда Рома сразу провел меня к дивану, я запаниковала, что не справлюсь, но, кажется, все идет так, как и надо. Делая еще небольшой глоток пива, я внимательнее присмотрелась к шумной компании, каждый из которых отличался между собой. Vertigo весьма интересная группа, я рада, что мое знакомство с их песнями началось именно сегодня. Мне давно стоило отвлечься от проблем, погружаясь в атмосферу, в которой я раньше очень любила отдыхать. Как жаль, что хорошее забывается быстро.
- Вы давно играете? Ну, точнее, сколько существует ваша группа? - поинтересовалась я в ответ, стараясь поменять тему разговора. - Рен, не думала, что ты до сих пор играешь, - я улыбнулась другу, отсалютовав ему бутылкой. Помнится, перед отъездом Рома говорил, что подумывает заняться другим делом. Почему-то мне казалось, что парень настроен крайне серьезно. Но я и не против, Эндрюс отлично играет на гитаре - это его стихия, как не крути.

+2

6

Я знал, что Бриони Бруклин не понравится, вот так сразу точно не понравится. Моя девушка подозрительно притихла и с интересом проводила меня к незнакомке. Я не знал, как надо себя вести так, чтобы Джордан была уверенна, Бриони – просто друг, тот человек, которого не стыдно назвать этим словом. И что нас не связывало ничего кроме общего веселья и хорошего времяпровождения. Даже тогда, в России, чисто по-дружески я к ней почти не прикасался, разве что обнять при встрече или убрать пылинку из волос. Осборн была милой, общительной, веселой девочкой, легко находила язык с людьми не прилагая особых усилий. Вот и я стал заложником ее чар, но на этом все заканчивалось. Никогда не рассматривал ее как девушку, слишком далека ее классическая и будничная красота от фарфоровых лиц тех дам, которым отдавал свое предпочтение я. Тогда, не сейчас. Впрочем, в отношении Они ничего не изменилось, она все так же человек, способный одним своим присутствием вызвать улыбку на лице – добрая, тихая и уютная девушка, интересно, у нее появился парень? Никогда не понимал, почему при всех своих достоинствах она так долга обходилась без оного. Может быть все дело в острых гранях характера, о которых я, как друг, не знал.
Я представил девушку нашей компании, мне всегда было как-то неловко нести ответственность за человека в «своем коллективе», потому что своим я его особо не считал. Это были старые друзья и коллеги Бруклин, меня они знали уже два года и принимали, правда, порой смеялись и считали нестерпимым занудой и педантом. Я не обижался, должен же в этой группе кто-то думать и следить за порядком, расписанием концертов и за тем, чтобы не растерять усилители. Вот и сейчас я переживал о том, как они встретят Бриони, примут ли ее, разрешит ли Бруша украсть чуточку ее внимания? Ведь обычно она единственная девушка на наших посиделках.
И от волнения я пытался шутить и вести себя непринужденно. Рен шутит – это уже само по себе явление весьма забавное, потому что чувства юмора у меня такое… не смешное. Всегда опасаюсь сказать чего-то лишнего и задеть человека неосторожным словом. Зато всем остальным присутствующим в комнате совершенно пофиг, они уже окружили гостью, улыбаясь, хохоча и отпуская пошлые фразочки.
Я представил Рей так, как посчитал нужным, хотел, чтобы было с долей юмора, но показывало серьезность моих намерений касательно наших отношений. Реакция ее меня удивила и даже немного обидела. Смех, отчаянный и бесконтрольный – не то, что я бы хотел услышать в ответ на такие слова, ну да ладно, спишем это на то, что Рей растерялась. Сейчас мы должны уделять внимание гостье, а не заниматься оценкой тупости собственных поступков.
От неожиданности слов Брук я даже не сразу сообразил, что надо похлопать ее по спине, а когда подоспел и занес руку, девушка уже пришла в себя.
- Прости, не хотел тебя убить ненароком, - смеюсь, пожимая плечами в ответ на реплику Они.
- Надеюсь, - то, что она говорила на русском, меня немного смутило, но я кивнул, отвечая на английском. Все таки нехорошо, когда в большой компании два человека болтают о чем-то своем, а другие их не понимают. Языковой практикой я бы занялся чуть позже, после трех лет жизни в США она мне не помешает, да и Рей хотела выучить пару слов, но мне как учителю она от чего то не  доверяет.
Вот, кстати, если подумать, какой бы язык и страну я бы мог назвать родными? Сложный вопрос. Я родился в Лондоне и прожил первые годы своей жизни в городе туманов. Когда мне исполнилось два года, мы переехали, стоит ли уточнять, что Лондон я представлял только опираясь на образы фильмов и художественных произведений? Даже не верится, что лондонский ветер дул мне в лицо, что я  мог ходить по лондонской земле. Затем Ирландия и Финляндия, две страны, в которых я прожил примерно равные по времени и значимости отрезки времени. Языки я знал тогда неплохо, мог свободно общаться на всех трех. Затем Россия, самостоятельность, независимость и совсем другой язык, выучить который мне в четырнадцать лет было непросто, и лет до двадцати я говорил с жутким акцентом, он и сейчас, наверное, есть. Мне кажется, я на всех языках говорил с акцентом, так как к ним постоянно что-то примешивалось, к ирландскому – британский, к русскому – ирландский и английский. В США было легко в этом плане, но Родины, как  и родного языка у меня нет. Не раз я думал, что это моя судьба – быть никем из неоткуда, это моя жизнь.
Брук предложила Они пиво и я расслабился, все идет своим чередом, можно тоже сесть на место и продолжить развлекаться. И все таки, чем больше я смотрел на Осборн, тем больше мне не верилось в то, что она здесь, живая! Бриони из такой холодной и далекой России. На лапти и балалайку я бы смотрел сейчас с таким же удивлением.
- Кстати, а ты на самом деле была в Сибири? – Подхватываю беседу. Я был в Москве, в Питере и в паре небольших городов около культурной столицы. Любил ездить в Петров Двор, когда там включали фонтаны, спускаться в питерское метро и кидать монетку на желание на мосту не Неве. Русские – славный народ, очень веселый, добрый и приветливый, не сравнится с чопорными британцами, с вечными трудоголиками американцами, да вообще ни с кем. Это самый отважный и разношерстный народ из тех, за кем мне доводилось наблюдать. Я же причислял себя к британцам, видимо кровь в жилах давала это знать.
- Я что, такой старый по-твоему? – Улыбаюсь шатенке и замолкаю, давая Бруше возможность рассказать о группе. Я, конечно, тоже мог, но все таки солистка она, а тонкостей вроде когда, как да почему я и не знал. Главное, что играют, мое дело следить за светом, снимать, ну и заменять всяких больных гитаристов, которые не могут привести себя в форму после тяжелой ночки. И когда Брук заканчивает рассказ, я снова обращаюсь к Они, обнимая свою девушку за плечи.
- А ты в Сакраменто одна? Так и не рассказала, какими судьбами. Наверное, ты заделалась в супершпионы и у тебя секретная миссия? – Тоже беру банку с пивом и делаю глоток, в то время как Тревис присаживается около нашей америко-русской гостьи и пытается положить свою ладонь ей на бедро, чтобы тоже вроде как очертить территорию и дать понять, что такая красивая девушка не должна чувствовать себя одиноко и смущенно.

+1

7

Не скажу, что подруга Рендала мне не понравилась, скорее я относилась к ней с недоверием, ее поведение, слова и взгляды в мою сторону меня напрягали, и я смущенно забилась в угол дивана, пытаясь предугадать, чем именно я заслужила такое ее обращение. Она говорила на русском, и я раздраженно свела брови на переносице, стараясь не обращать на это должного внимания. Обидно, словно от меня тут есть секреты, в которые мне не позволительно вмешиваться. Хотя в общем-то, разве любой другой человек чувствовал бы себя сейчас на моем месте иначе? Ты приходишь в большую кампанию, тут же ограждая себя от окружающих языковым барьером, не поддерживаешь разговоры — меняя его тему, и знаете, Бриони всем этим отбивала мне вообще все желание найти с ней общий язык. Если я иду к ней навстречу, то что сделала она? Не суть, это не мои друзья.
Мы угостились пивом, мое першение в горле пропало, хотя новость о будущей женитьбе не хило подкосило мое радужное настроение. Не знаю, наверное, я не так представляла себе предложение руки и сердце, не так мне хотелось узнать о своей свадьбе, не из представления перед старой подругой. Тут же вспомнилась ситуация, при которой я сообщила Роме о беременности — помню, тогда он был бесконечно обижен на меня и расстроен моими словами. А что если то. Что произошло сегодня — своего образа месть мне за тот проступок? Но если тогда я пыталась остановить драку, отвлечь любимого и достучаться до его сознания. То сейчас никакого криминала не было... Неужели я не заслужила узнавать о таких важных для любой девушки вещах в более интимной обстановке, в иной форме?
Так веселая и озорная послеконцертная Бруша стала хмурее тучи, я недовольно посасывала свое пиво, наблюдая за тем, как Тревис пытается подобраться ближе к новой знакомой и украсть чуточку ее внимания себе любимому. Не задумываясь, уступаю ему место рядом, присаживаясь на край журнального стола, отодвигая в сторону потрепанные журналы.
- Мы? - Я даже не поняла, что этот вопрос задавался мне лично, но поспешно схватилась за возможность снова вернуть разговор в нужное русло. - Дай ка подумать, я попала в группу, когда мне было пятнадцать лет, и до этого они играли еще где-то год. Правильно, Трева? Но мы долго существовали на уровне гаражной банды, нашими слушателями были лишь родители Марка, в чьем доме мы в основном и репетировали. Потом выступали на выпускном из школы, детского дома и нас заметили. А дальше по нарастающей, бары, пабы, клубы. В этом году, кажется будет возможность выступить на летнем рок-фестивале, и может лет через семь мы станем такими же крутыми, как AC/DC.
Я любила говорить о нашей группе, Vertigo стал для меня чем-то большим, чем просто хобби, и если по началу все это бряканье на гитаре казалось лишь веселым проведением досуга, то со временем это стало колоссальной частью моей жизни. Порой, я даже представить себе не могу, чем бы я могла еще заниматься? Да, у меня есть медицинское образование, не хилый опыт в мафиозных делах, теперь я пробую себя еще и в роли мамашки-домохозяйки, но от всех этих дел я не получаю такую дозу вдохновения и живительной силы. Музыка — это я сама, то, чем я живу и дышу. И я буду заниматься этим до самой смерти.
- Рома часто с нами выступает. - Я довольно улыбнулась, на секунду встречаясь взглядами с мужчиной. - Ни раз заменял нашего гитариста, и мы уже давно задумываемся над тем, чтобы позвать Эндрюса капитально осесть в составе нашей банды. Но он же не сможет бросить свои железячки. - Театрально закатываю глаза, чуть откланяясь в сторону, тут же выливая половину содержимого банки себе под ноги.
Шипящая лужица растеклась по полу, задевая ноги сидящих на диване, я же суетливо вскочила с места, скидывая на пол первую попавшуюся футболку.
- Упс, Трева, тебе опять не повезло. Что ты вечно разбрасываешь свои манатки по всей гримерной? - Барабанщик лишь раздраженно махнул на меня рукой, не желая отвлекаться от Бриони, уже обнимая ее за плечи и накручивая прядь ее темных волос на свой палец. - Я потом куплю себе новую. Рубашку, на особенный случай, вот на наше будущее свидание с Бри.

+3

8

После моей фразы, сказанной на русском языке, я заметила, что Брук напряглась рядом. Я не считала, что сделала что-то криминальное, поэтому пусть решение останется за Реном: перевести ей мои слова или нет. Я не стремлюсь понравится всем людям, с которыми меня знакомят. Эндрюс воспринимал меня той, какой я была, а может даже той, которой я хотела бы быть все время. Ведь  в России была свобода от забот, хлопот и матери, которые въедались в мысли сейчас, не давая спать. Я бы многое отдала, чтобы вернутся в беззаботное время ничего-не-делания. Так проще, легче и приятнее.
Кажется, Тревис норовит сегодня познакомиться со мной поближе, но я не испытываю того же энтузиазма, что и сам парень. Я все же относилась к тому типу девочек, которые не слишком были зациклены на отношениях. Порой может и хотелось любви, ласки, но слабые мимолетные порывы проходили быстро, когда я вспоминала свою единственную личную ситуацию. И имя этой ситуации до сих пор бьет, словно кувалдой по голове.
Бруша охотно уступает место Тревису, позволяя тому подсесть поближе. Это дает мне повод с раздражением отнестись к действиям девушки Рена, потому что я не любила, когда парни ограничивают мое личное пространство. Возможно, мы с Бруклин не сумеем стать подругами, потому что, кажется, у самой Джордан точно такое отношение.
- Кстати, а ты на самом деле была в Сибири? - я задумчиво покусала губы, стараясь припомнить все места, в которых бывала. Рядом сидящий Тревис напрягал каждый раз, когда он невзначай наклонялся за бутылкой пива, обдавая меня своим дыханием. Приятный запах одеколона смешивался с сигаретным ароматом, от чего я невольно отворачивала голову.
- Только проездом по окраине, кажется, - ответила я, стараясь понять, считается ли та дикая природа, которую я видела, Сибирью. Впрочем, думаю, Рена, на самом деле, не слишком интересовал ответ, а главная задача - поддержание разговора. - Возможно, ты не стар, но старше меня, это факт, - я улыбалась, делая глоток пива. В помещении было довольно душно, а теплота Тревиса, который сидел рядом, лишь больше придавала дискомфорта. Я помахала перед лицом рукой, стараясь создать небольшой поток воздуха, чтобы освежить лицо. Откинув назад волосы, я перевела взгляд на Бруклин, которая начала говорить про группу. Кажется, путь к сердце Джордан лежит через музыку. Это я могла понять, потому что сама была где-то чуть больше, чем на половину, такой же. Просто чем старше я становилась, тем меньше времени я могла посвятить концертам, скупке платиновых дисков или скачивания музыки в Интернете. Конечно, я меломан, но уже не столь яркий, как была раньше.
- Представить его в роли рок-музыканта легче, на мой взгляд, - я чуть засмеялась, потому что действительно поняла, что верю в то, что говорю. Эндрюс отлично смотрится на сцене, я могла это подтвердить. Я понимала, почему Брук с таким восторгом рассказывает о человеке, сейчас стоящим рядом. Он был отличным парнем, который в какой-то период стал мне братом. Пусть недолго, но у меня есть воспоминания, которые всегда останутся рядом. Это приятно и утешает.
- Я в Сакраменто не сильно надолго, думаю. Вообще, приехала к сестре, чтобы забрать ее и... - я запнулась, не зная, как сказать, что моя мать больна раком. Это не та тема, которую обычно обсуждают в большой компании, чтобы повеселиться. Наверняка это испортит атмосферу, которая и так упала на несколько градусов. Я чуть прокашлялась, как будто запнулась по причине першения в горле, - и привезти ее в Атланту на пару дней. Мама больна, - я постаралась сделать так, чтобы голос прозвучал как можно более спокойно. Отпив еще немного пива, я перевела взгляд на Рена, а затем на Бруклин, которая резко и неожиданно разлила пиво. Я чуть подвинулась в бок, чувствуя, как пару капель упали мне на ног. Тревису это дало новую возможность прижаться ко мне ближе, закидывая руку мне на плечо. Я постаралась чуть отодвинуться в сторону, что было трудно сделать на диване, в конце которого я и так уже сидела.
- Я потом куплю себе новую. Рубашку, на особенный случай, вот на наше будущее свидание с Бри. - я подавилась пивом, который только что поднесла к губам. Закашляв, я прижала руку к груди, посмотрев на парня рядом с шокированным взглядом.
- У меня есть парень, - у меня его нет, но тебе знать не обязательно. Точнее, я могла представить, что Клайд вернулся обратно и мы снова вместе, счастливы и так далее. Но эта иллюзия кратковременна и хрупка, хотя и сумеет спасти из этой ситуации. Тревис поджал губы, убирая руку с плеча, но отодвигаться на стал. Видимо, старался взвесить в голове варианты, стоит ли подкатывать к девушке, у которой уже есть парень.

Отредактировано Brioni G. Osbourne (2014-06-30 17:25:43)

+4

9

мы можем помолчать, мы можем петь,
стоять или бежать, но все равно гореть.
огромный синий кит порвать не может сеть.
сдаваться или нет, но все равно гореть.

Всегда знал, что рассказчик из меня унылый, скучный, посредственный и не особо-то интересный. Даже повествуя о том, что мне действительно нравится, к чему лежит моя душа, я умудрялся сделать так, что все окружающие начинали сонно зевать и хлопать ресницами, прогоняя черные точки перед глазами. Поэтому, когда о группе принялась рассказывать Рей, я снова воспрянул духом, радуясь вернувшейся непринужденной атмосфере несомненного веселья.
Ее низкий, глухой голос звучал так мелодично, обличая простые слова в увлекательный монолог, заставляя меня слушать каждый ее рассказ о «Vertigo» так, как будто я слышу историю в первый раз. Обнимая девушку за плечи, целую в холодный висок и вставляю свое многозначительное слово:
- Мои железяки приносят гораздо больше дохода, чем концерты, - да-да, если учесть все те неустойки, которые мы платим за опоздания и отмененные выступления, то этот музыкальный бизнес иногда работает против нас, принося убытки.
Именно в ту минуту, которую я так неудачно выбрал для поцелуя, Джордан подается мне навстречу, наклоняясь и выливая содержимое своей банки. Светлое пиво, резко ударив в нос запахом хмеля, растекалось по паркету, и теперь закатывать глаза была моя очередь. – Бруклин, ты в своем репертуаре. – Девушка отскочила от лужи, как от серной кислоты, громко попискивая и кидая на пол футболку одного из парней.
- Эй! – По воплю, полному сострадания и негодования на счет неуважительно отношения с вещью, я понял, что она принадлежал Тревису, и даже моя красивая подруга с длинными и гладкими, словно под ламинатом, волосами, не смогла отвлечь его от этой утраты. – Будешь покупать мне новую. – Парень рассерженно посмотрел на солистку и скрестил  руки на груди, а затем мы снова громко рассмеялись, когда он выскочил из-за стола и попытался станцевать на тряпке некое подобие румбы, как бы давая окончательно понять, что судьба футболки его больше не интересует и исполняя прощальный ритуал.
Затем он возвращается на свое место, раздраженно отмахиваясь от наших глумливых подсмеиваний и вспоминает о Бриони, как и мы тоже. Чувствую некоторую неловкость из-за того, что позволил себе поддаться всеобщему веселью и на некоторое мгновение позабыть об Осборн. Точнее, не так. Я не забыл о девушке как таковой, просто пара минут моего внимания ушла на веселые пляски коллеги и вытирание пива со светлого паркета. Кстати, убирать грязную футболку в уборную комнату тоже пришлось мне, остальные считали, что она может валяться, впитывать в себя пиво и ничего с ней не случится.
Когда я возвращаюсь в нашу шумную компанию, все продолжат беседовать, а Бри возвращается к вопросу о Сибири, в которой я так ни разу и не побывал.
- Окраина тоже неплохо, - присаживаюсь напротив Брукин, которая сидит на краешке журнального стола, и кладу руки ей на колени. Почему-то мне нравится прикасаться к ней даже в тесном кругу наших близких друзей. Я хочу, чтобы она чувствовала себя уверено и не напрягалась. Мне важно в первую очередь, чтобы здесь и сейчас было хорошо ей, а все остальное уже потом. – Всего то на…? – И тут я понимаю, что не знаю ее возраста. – Мне двадцать восемь, - а что скрывать? Мне стесняться нечего, для мужчины чем старше – тем лучше. – Так что прикинь сама, - мой голос звучит мирно и беззаботно, я стараюсь, чтобы обе девушки чувствовали себя комфортно и непринужденно. – О! – Приставляю два пальца к виску, имитируя выстрел, и откидываю голову на спинку  низкого дивана. – Что вы заладили! Я люблю музыку, это мое хобби, но не призвание, - и нет, я не злюсь на них, просто удивительно, сколько людей видят во мне музыканта, в то время как я сам считаю, что уже вырос для этого и могу зарабатывать деньги более легким для меня способом и более понятным - компьютерным бизнесом.
Когда Они начинает рассказывать о цели своего визита в столицу Калифорнии, все замолкают, внимательно слушая девушку – навестить сестру… Я хмурюсь, не помню того, чтобы у нее была сестра. Мы не знали друг о друге все, но были достаточно близки в духовном плане, чтобы я мог упустить этот факт из виду или забыть. – Не знал, что у тебя есть сестра. Старшая или младшая? – Если ей лет сорок или не больше пяти, тогда это неудивительно, о ней просто могло не заходить речи. Впрочем, знает ли Бриони о моих родственниках, в то время, как я не любитель трепаться? – А моя сестра… - Я хотел сказать «умерла», но это слово не поддалось мне, грудную клетку словно сдавили огромными стальными тисками, и я замолчал. Не подумайте, я доверял Бриони, как своему другу, но обсуждать это на послеконцертном мероприятии, накачавшись алкоголем, мне бы не хотелось. К счастью, Бри продолжает, и цель ее визита все больше окрашивается в темные тона. – Я… я сочувствую. – Я знаю, что такое пережить болезнь члена семьи. Две мои сестру были убиты онкологией. Все, что я мог сейчас – молиться, чтобы в будущем этот недуг обходил нас стороной. Надеюсь, с ее мамой все будет в порядке. – Все будет хорошо. – Я поворачиваю голову, переводя взгляд с коленок Бруши на серьезное и задумчивое лицо Бриони. Наши взгляды на несколько секунд пересекаются и задерживаются друг на друге. Мне снова становится неловко, не хочу, чтобы Рей надумывала всякие глупости, как она это умеет, но оставить друга без поддержки, даже такой, на словах, я тоже не могу. – Я дам тебе свой номер, ладно? - Шарю в кармане в поисках визитки. – Если тебе будет нужна помощь или просто захочется поговорить, ты звони, - и вкладываю картонный прямоугольник в руку некогда близкого человека.
- Можно я тоже там свой номер напишу? – Тревис разряжает обстановку своим веселым смехом и что-то царапает на обратной стороне визитки. Пожалуй, я слишкм драматизирую, может быть, все нормально. Просто я помнил мимику Бри, ее жесты, ее взгляд, и сердцем чувствовал, что не все хорошо, что ее тревожат страшные мысли.
Резерфорд снова отпускал нелепые шутки, за которые мы его так любили, однако, я видел, что его настойчивость заводит Бриони в неловкое положение, она и так уже вжалась в самый край дивана. Но если я скажу Тревису не наседать, это может показаться ревностью с моей стороны, так что решаю не вмешиваться, не дети, разберутся сами. – Ого! – «Ого» в данном случае не выражало ничего такого, что означало, мол она такая страшная или неприятная. Просто «ого» это что-то вроде «и почему мы с ним еще не знакомы?». – Познакомишь? Думаю, мы сможем как-нибудь совершить вылазку вчетвером и поговорить в более спокойной обстановке. – Кто-то за столом громко икнул и воцарилось молчание. Спорю, каждый в эту минуту обратился к себе и задумался о важном, о значимом, о сокровенном. Например, я думал о Бруклин, мне хотелось рассказать о нас, о наших отношениях, о том, что мы счастливы, но без хвастовства. – У меня, кстати, уже есть дочь. А как на счет тебя? Только парень? – Не хочу, чтобы опрос звучал бестактно, но все же жутко любопытно узнать побольше о человеке, которого ты не видел несколько лет.

Отредактировано Randal Andrews (2014-07-03 00:45:17)

+2

10

You always take it further,
than I ever can.
--------------------------------------------
- Эй! - о, это было громко, на самом деле. Я улыбнулась, забавляясь ситуацией, потому что, казалось, обычная бутылка пива полностью разрядила обстановку. Посмотрев на футболку, которая лежала на полу, впитывая в себя алкоголь, я догадалась, что она принадлежит Тревису. Это не надолго отвлекало его от меня, хотя, он быстро вернулся в свое русло. Я не знала, как отделаться от парня так, чтобы ему не было обидно. Черт, ну почему я так много думаю о другим. Закатив мысленно глаза, я постаралась расслабится, делая очередной глоток пива.
– Всего то на…? - здесь мне стоило сказать свой возраст, но я что-то не спешила. По правде говоря, легче общаться с человеком, когда ты не знаешь, сколько ему лет. Не так остро ощущаешь перепад в возрастной категории; создается иллюзия, что все темы, которые существуют, открыты для вас в беседе. Поэтому я чуть помолчала, покусывая губы, как бы делая вид, что отвлеклась на очередной глоток пива. Так я опьянею быстрее, если начну запивать все неловкие паузы, секунды непонятного порыва помолчать и возможность оттянуть ответ. Но Рен не дал мне обдумать стратегию, назвав свой возраст. Было бы крайне невежливо промолчать в ответ, тем более, тайна упала перед моими глазами - он старше меня на шесть лет. Вот. Это. Поворот. Так значит парню под тридцать лет, а он рассекает в рок-группе на досуге? Почему-то от этой мысли стало смешно и я хихикнула вслух, посмотрев на Рена, которого действительно воспринимала, как родного брата.
- Мне двадцать два, - не много, но и не мало. Как раз тот возраст, когда ты входишь в самостоятельную жизнь, подыскивая работу, снимая квартиру и наконец-то отдаляясь от родительской опеки. - Да, хорошо-хорошо, - я смеюсь, поднимая руки вверх, словно сдаваясь. Было забавным смотреть на то, как Эндрюс эмитирует стрельбу в свою голову.
– Не знал, что у тебя есть сестра. Старшая или младшая? - я выпятила по-детски вперед губы, переводя взгляд на потолок, словно там хранились все ответы. Да, я не говорила Рену, что у меня есть сестра, потому что мы ведь не росли вместе. Я предпочитала делать вид, что существую только я одна, а не с одной такой копией, которая проживает в Сакраменто вместе с папой. На самом деле, я просто не знала, как рассказывать о подобном людям. Все бы начали задавать вопросы, интересоваться фотографиями. Не совсем я горела желанием рассказывать всем, как мои родители развелись еще тогда, когда я была совсем маленькой. Я осталась с мамой, а Меган - с отцом. Такое бывает в жизни других близнецов даже чаще, чем хотелось бы, к сожалению.
- Близнец. Старше на 7 минут, - мне нравится смотреть на реакцию людей, когда они начинают представлять рядом вторую меня. Если бы у меня не было такой сестры, то, наверное, я бы делала точно так же. Это ведь очень забавно, на самом деле. То же самое, что представить, как рядом с Реном стоит второй Рен, а Бруклин сидит вместе с другой Брук.
– А моя сестра… - что-то в выражении лица парня говорит мне о том, что я не готова сейчас услышать эту правду. Точно так же, как я не могла сказать, что моя мать больна раком. Поэтому я продолжаю говорить, давая Рену возможность самому выбрать, когда и как он захочет поделится наболевшем. Сейчас действительно не та ситуация, когда трагедии из жизни должны портить столь прекрасный вечер. – Я… я сочувствую. - люди больше ничего не могли сказать на этот счет, когда слышали о моей проблеме. Я могла лишь пожать плечами и слабо улыбнутся в ответ, ибо большего тут и не надо. Все мы понимаем, как неожиданно порой случаются беды в жизни. И никто из нас бы не хотел, чтобы та или иная ситуация коснулась наших семей. Я ценила, что Рен не докапывается при всех до правды. Говорить вслух о страхах труднее, чем думать о них в своей голове. – Все будет хорошо. - я смотрю на Эндрюса взглядом, который говорит ему молча о том, что я очень на это надеюсь. Иначе я не знаю, что буду делать, если мама не справится с болезнью. Конечно, она была не идеальным родителем, а в последнее время мы вообще редко виделись, но она была родным и близким человеком, которого терять крайне больно и тяжело. Меня угнетало то, что я должна сейчас находится в Сакраменто так далеко от мамы. Но обещала, что вернусь домой с Меган, а значит, должна выполнить обещанное.
Неожиданно Рен отдает мне карточку со своим номером телефона, от чего я хмурюсь, но испытываю облегчение. Было приятно осознать, что в Сакраменто есть теперь человек, который сможет помочь, если мне что-то понадобится. Тревис, конечно же, не упустил возможность вставить свои пять копеек, от чего быстро разрядил обстановку, которая трудным грузом ложилась на плечи каждому. Я не смогла сдержать улыбку, понимая, что этот парень действительно хороший, пусть и слишком настырный.
- Брук, что на счет тебя? Братья, сестры? - говорю я, посмотрев на Джордан. Я старалась вывести разговор из этой степи, думаю, девушка тоже искала случая поговорить о том, о чем могли беседовать все, а не только я и Рен.
– Ого! - перевожу взгляд с Тревиса на Рена, который, кажется, как раз будет тем человеком, который введет меня в неудобное положение. И кто бы мог подумать. – Познакомишь? Думаю, мы сможем как-нибудь совершить вылазку вчетвером и поговорить в более спокойной обстановке. - о, нет, ну черт-черт. Я представляла, как нечто подобное скажет Тревис или на крайний случай Брук, но не Эндрюс. Он копал мне могилу, сам того не понимая. Впрочем, солгу сейчас, а потом скажу ему правду, думаю, парень поймет.
- Я... эээ... да, конечно. Почему бы и нет, - чуть прокашливаюсь, снова отпивая из бутылки пиво. Тревис смотрит на меня, а я смотрю прямо перед собой, как бы делая вид, что все отлично.
– У меня, кстати, уже есть дочь. А как на счет тебя? Только парень? - я поворачиваю голову в сторону Рена и смотрю на него во все глаза. Перевожу взгляд на Брук, затем снова на своего друга, и понимаю - Боже, они ведь семейная пара. Я так широко улыбаюсь, что готова захлопать в ладоши. По правде говоря, я всегда хотела, чтобы у кого-то из моих друзей был маленький ребенок. Сама-то я вряд ли отношусь к категории семейного человека, но видеть малыша, которого можно подержать на руках - очень мило.
- О-о-о-о! - тяну я, приложив руки к щекам. - У вас есть малыш? Боже, это так мило, - пиво, что ты делаешь со мной. - А как назвали? И сколько ей? - я улыбаюсь, быстро забыв тему с мнимым парнем. Хотелось услышать от этих мамы и папы все про их ребенка. - Вы значительно сузили круг выбора подарков вам на свадьбу, - не, ну, раз пошла такая тема, то я должна была максимально вписаться в информационный поток, который вывалился сегодня мне на голову. Думаю, свадьба не за горами, хотя хотелось стукнуть Рена, почему он раньше не подумал об этом.

Отредактировано Brioni G. Osbourne (2014-07-04 16:27:37)

+1

11

Нет, ну а что скрывать? Да, я чувствовала себя в такой кампании не очень уютно, и дело не в том, что мне якобы не понравилась подруга Рендала, скорее, я не знала, о чем мне с ними говорить. Ну знаете, когда в помещении есть двое зануд, есть огромная гарантия того, что весь вечер вы проведете в разговорах о прошлом, беседуя и мусоля каждый свой прожитый год. Черт возьми, мы собрались повеселиться, или судачить о серых буднях? Надо вставать, и красить их в яркие краски, выпить пивка, включить музыку и устроить пати! Когда наш концерт только кончился, энергия наполняла мое тело до самых  кончиков пальцев, а сейчас я так же вяло сидела на краю стола, слушая историю Бриони, печалилась, сопереживала ей, но это был совсем не идеальный отдых для меня, совсем.
- Старый пердун. - Когда Рома сообщает свой возраст, не упускаю возможности подколоть его, легонько хлопая мужчину по ладоням, чтобы не смел распускать свои ручонки у всех на виду. Да, я все еще отношусь к тому типу людей, которые милуются только дома. В темной комнате. Под одеялом. С закрытыми глазами. - Что вы делаете, сударь, мне еще нет двенадцати! - Артистизма мне было не занимать, Тревис тут же загоготал на все помещение, через секунду другую к нему присоединилась и я. Эх, ну хоть кто-то солидарен со мной и хочет действительно повеселиться.
Но вскоре нам с барабанщиком пришлось проглотить свой смех и притихнуть — новости о матери Бриони, еще и Рен заикнулся про свою сестру, после чего мне стало совсем стыдно за свое поведение. Я никогда не умела поддерживать людей в таких ситуациях, я могла лишь стоять как истукан и виновато хлопать глазами. Что еще можно сделать? Слова все равно не излечат душевные раны, я не смогу помочь ни родным девушки, ни уж тем более своего мужчины. Были бы мы сейчас одни, я бы обняла его, как обняла в тот раз, когда эта новость только свалилась на его плечи, а сейчас... Сейчас лишь тихо коснулась пальцами его ладони, словно давая понять, что не смотря ни на что, я рядом, и я помогу не вспоминать ему об этой ужасной боли утраты.
- Думаю, все наладится. - Не знаю, как Они относится к поддержке от едва знакомых людей, но я не могла промолчать, прекрасно понимая, что такое — болезнь родственников. И пусть таких у меня не очень много, если не считать внезапно обнаружившегося отца, я помнила, как волновалась за Шерон, как сердце от волнения буквально рвалось из груди к тому человеку, который никак не покидает твои мысли. Словно ощутив это волнение снова, я на мгновение отстранилась от разговора, утопая в собственным размышлениях и переживаниях, но резкий голос Бриони и ее совсем нескромный вопрос вернули меня на землю.
- Я сирота. - Сухо произношу вслух, не собираясь продолжать разглагольствовать на эту тему. Посвящать Бриони в сложные нити своей семьи я не собиралась, и о найденном отце, и о названной матери — я не против, что Рома доверяет ей свою, но мои переживания я хочу оставить при себе. На данный момент Они оставалась для меня чужим человеком, так что...
Я поднялась, убирая руки Рендала со своих колен и растирая спину, если наши посиделки и дальше будут развиваться в таком направлении, то скоро я совсем растеряю остатки хорошего настроения.
Сначала это глупое предложение, затем разговоры на русском, давайте теперь обсудим, что у всех есть счастливые семьи, а у меня нет ничего. Ощущаю себя самым главным лохом на планете, и мечусь из угла в угол, словно пытаюсь прогнать это ощущение из своего тела.
Когда Рендал предложил свидание вчетвером, я чуть не взвыла от негодования — нет, нет-нет-нет, пожалуйста, нет. Я не хочу быть аксессуаром, сидящим рядом, пока вы будете обсуждать свое прошлое и вспоминать забавные случаи — может вы встретитесь без меня? Думаю, парень Бриони тоже бы не обрадовался такой затее — вообще не понимаю кайфа в таких вылазках, особенно если потом они не заканчиваются групповушкой. Свидание должно быть личным и интимным, и только для двоих.
- Да, будет круто. - Без особого энтузиазма поддакиваю я, хмуро глядя на Рендала. Он что, забыл? Однажды нас уже приглашали на такое, сестрица Тайлера хотела познакомить нас со своим будущим парнем, и знаете что? Им оказался Майкл Стоун! Сказать, что мы оба тогда прифигели — не сказать ничего. Свидание было испорченно, отношения с Мерфи — тоже, и впредь я зареклась больше никогда не соглашаться на такие авантюры. Никогда! Да и если Рен и Они снова будут шпрехать на своем русском, я точно заколю кого-нибудь вилкой. И меня не посадят, неа, Шерон не позволит.
- Да, Джоан. - Не знаю, как нужно правильно реагировать на всеобщее умиление по поводу того, что у меня есть малыш. Сама никогда не радовалась так за других, но поздравление Бриони все-таки приятно отразилось на моем настроении. Я остановилась у дверей гримерной, поворачиваясь на кампанию и улыбаясь. - Ей чуть больше полгода, мы уже делаем первые попытки ходить ножками. - Вторая тема для разговора, чтобы понравиться Бруше Джордан — спроси ее о дочке. Даже не знаю, что я люблю больше, говорить о Джосе или о своем хобби. Надо как-нибудь научиться это совмещать.
- Ром, покажи ей фотки? - Я весьма воодушевилась, делая шаги обратно в сторону журнального столика, но Они снова допустила ошибку, говоря это страшное слово свадьба, что отразилось в моей голове жуткой мигренью. Ну зачем ты это делаешь, я уже почти забыла об этом недоразумении.
- Рано пока об этом задумываться. - Я не грубила, ни в коем случае, но мне больше не хотелось обсуждать ни нашу свадьбу, ни наш брак, ни наши отношения. Хмурю брови, чуть покачиваясь на пятках, чувствуя, что скоро не смогу сдерживать свое раздражение внутри себя. - Трева, пошли потанцуем? Хватит приставать к Бриони, дай ребятам пообщаться, они не виделись сотню лет!
Силой оттаскиваю мужчину от девушки, выталкивая за двери гримерной. Все, я выбрала себя оптимальную кампанию для проведения вечера — сейчас мы напьемся, снимем телочек и будем веселиться до утра, вот так! Хватит тратить время на болтовню, верно? Мы же приехали сюда веселиться.
Пробираемся в сторону барной стойки, заказываем по стопке текилы, тут же утопая в атмосфере беззаботно веселья и клубной жизни. Все негативные мысли постепенно покидают мою голову, с каждым новым глотком алкогольных напитков. Свадьба? Еще сто грамм. Брат или сестра? Еще сто грамм. Ona ochen milaya. Дайте двести!

- конец -

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » nothing else