Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свободы хватит на всех


Свободы хватит на всех

Сообщений 21 страница 40 из 43

21

Гремело дай бог и казалось, что от выстрелов сотрясалась земля. Я успеваю мельком глянуть на ситуацию, заметив как Патрик обстреливает машину с мексиканцами. Зрелище было ужасное: он с пылающей головой, на фоне горящего здания, спускает одну и вторую обойму в своих недругов. И разве что от злости глаза Пэрри лазерами не стреляют.
Одному из мексиканцев удается выбраться из машины, и он дает деру со всех ног. Возможно, я бы могла помочь, запустив в того кирпич или пустую бутылку, но эти разборки были Патрика, и в них на данной стадии я лезть не собиралась. Даже несмотря на то, что меня пытались спалить в салоне заодно с байкером.
Патрик на какое-то время пропадает из виду, скрываясь в переулке, но зато я слышала звуки, которыми сопровождался его путь: какой писк, визг, клац, опять рокот пуль. А я тем временем выхожу из-за угла, мельком заглянув в машины-решето, где отдыхали мексиканцы, и двинулась за Пэтом.
Налетаю на мужчину, что вынырнул из темноты слишком резко и делаю шаг назад, чтобы избежать прямого столкновения. В районе груди у него что-то мявкнуло, вытаскивая ушастую морду.
- Это что? - удивилась я. Вроде минуту назад в гневе метал пули, в сейчас держал котенка, казалось бы, забыв о беглеце, что удрал от него.
- Ты чокнутый придурок. И, полагаю, что ты в курсе этого - уж точно я не первая, кто говорит байкеру о том, что он безумный маньяк, который мозгом пользуется только по праздникам. Нет, ну кто так действует? Кидаться на амбразуру, не имея за спиной ни тех, кто может прикрыть, ни какой-либо защиты на теле.
- Поехали от сюда скорей. Наш мастер позвонил уже 911, и скоро здесь будет много полицейских - которые захотят знать чьих это рук дело, а потом захотят рассудить все по справедливости. И хоть в этой ситуации я была человеком совсем непричемным, забрать меня вполне могли.
Втроем (считая меня и ушастого) мы садимся на байк и уезжаем прочь с места преступления. Было уже поздно, но в городе Ангелов все равно наблюдалось предостаточно машин, между которыми приходилось лавировать, чтоб не стоить на светофоре или в пробках. На соседней дороге, только в другую сторону, пронеслись две полицейские машины, и, кажется, мы с Патриком оба знали по какому адресу те направляются.
В номер мы вернулись (а я пригласила Пэта подняться), когда и сына, и Яннике спали. Как хорошо, что они не увидят меня в таком виде: мокрую, с грязной майкой, со взбитыми волосами, еще немного пьяную и еще больше утомленную.
- И как ты назовешь зверя? А еще интересней, что ты с ним делать будешь? - может и забавно будет байкеру путешествовать с котейкой запазухой, но что будет, когда животина подрастет? Хотя, может, у мужчины были другие планы на зверюшку. И вспоминая увиденное сегодня, даже боюсь предположить какие.
Я снимаю туфли и скидываю пиджак, верх которого был мокрый. Наконец то есть возможность посмотреть татуироку, что я и предприняла, подойдя к зеркалу спиной и оглянувшись назад.
- Ты можешь лечь спать в гостиной. Выпить уже не предлагаю - хватит с нас пьяных дебошей. Хочу в душ. Вот надо только плечо залепить повязкой, чтоб не намокло, и можно идти отмокать.

+1

22

"Ура! Стрельба" - обрадовался Аарон, когда Патрик только заикнулся о ней, там, в этой забегаловке. Едва ли сын Агаты пребывал бы в таком восторге, если бы был свидетелем той картины, которая сейчас простиралась перед их глазами - стрельба началась настоящая, Пэт палил уже не в воздух, и теперь пожар в тату-мастерской отражался в остатках стёкол и хроме расстрелянного автомобиля, салон его был залит кровью, а пассажиры были, вероятно, вполне по-настоящему мертвы; или же находились в состоянии, довольно близком к смерти - это уже медики будут разбирать, когда сюда доберутся. Вообще-то Патрик не боялся, что его будут искать. Даже если у инцидента и были какие-либо свидетели, кроме Агаты (жители окрестных домов, например) и татуировщика, который вряд ли будет на стороне тех ребят, кто его поджёг, то видели они, в первую очередь, нашивку на его спине и несколько жёлтых бандан - всё происходящее вполне сойдёт за бандитскую разборку, коих происходит в этой части города немало. Хотя это не было хорошей причиной просто сидеть на месте и ждать, пока мигалки появятся в поле зрения.
- Котёнок. - пожал плечами Патрик, запросто отвечая на её вопрос; животное мяукнуло ещё раз. Просто рыжий напуганный котёнок, ничего такого прямо сверхсложного. Сложнее будет, если малыш вздумает надуть ему за пазуху с перепуга, хотя и это ничего - по сравнению с разгорячённым бензином-то... - В курсе. Ну так и что с того? А у тебя вот ёжик дома живёт. - осклабился Пэт, и приложил ладонь к уже вполне чётко оформлявшемуся красному ожогу на своей голове. Огонь выжег кудряшки на темечке почти до состояния плеши, влажные рыжие волосы теперь соседствовали с обгорелыми чёрными остатками - на пожар было чем-то похоже, в осеннем лесу. Правда, сам владелец этой площадки оценить свой вид пока мог только через зеркало заднего вида, а в темноте это было сделать не очень просто...
- Да, погнали. - мотнул Пэт своей "причёской", и поспешил к месту, где был припаркован его мотоцикл. К счастью, бутылки швыряли в здание, а не в Горного Козла, припаркованного за ним, байку же не догадались даже просто пульнуть по колёсам, так что через минуту ветер уже холодил ожог на голове Патрика и лопатку Агаты, на которой появился новый рисунок - свою каску байкер снова вручил ей. Мимо промчались две полицейские машины, и он поспешил свернуть на менее оживлённую улицу; если о нём объявят по полицейской радиоволне - очень вероятно, что Тарантино придётся выбрасывать у отеля чуть ли не на ходу, а ему этого почему-то не хотелось. Котёнок, поглядев на город немного, снова спрятался и затих - возможно, пригрелся и уснул...

... - Блять. - поднявшись в номер и завернув в ванную, Патрик наконец-то увидел себя в зеркало как следует, и снова прикрыл голову ладонью, словно это могло бы помочь отрастить волосы назад. Голову всё ещё припекало. Да и разгуливать по городу в таком виде точно не вариант, особенно если кто-то увидел этот "факел"... - Твой сын ведь ещё не бреется, да? - словно ни с того ни с сего спросил он, открыв холодную воду и засунув голову в раковину целиком. Вот оно, блаженство... только котёнок тут же зашевелился, услышав шум воды, и начал проявлять беспокойство, пытаясь выбраться.
- Не знаю... но этот парень, возможно, спас мне жизнь там - плошку молока точно заслужил. Тут есть молоко, кстати?..
- ничего плохого Пэт маленькому зверю не желал точно. Взяв котёнка за шкирку, он вытащил его из-за пазухи и отправлил гулять по полу номера, уступая место возле зеркала Агате, и отправляя жилетку в ближайшее кресло - только оглядев её коротко на предмет следов огня. Вряд ли в холодильнике номере есть молоко... а ведь говорят, от ожогов всякая молочная ерунда помогает - ну, Патрик такое слышал, во всяком случае...
- Красиво... - улыбнулся, увидев, что Агата разглядывает свою татуировку, и подошёл ближе. Мексиканцы даже не дали ему взглянуть на работу мастера - заплатить они ему тоже не успели, кстати; а вот татуировщик теперь расплачивался по полной - пожалуй, стоило бы свести его с клубом позже, помочь хоть как-то, учитывая, что "штатный" тату-мастер Пропащих Лос-Анджелесского крыла уже почти год в гробу лежал... - Жжётся? Давай я помогу. - татуировщик даже заклеить свою работу не успел, а защитить её было бы необходимо сразу, и из гигиенических соображений тоже. Пэт открыл кран, закатав рукава, и с пару минут тщательно отмывал сажу со своих рук; только затем вытащил аптечку, начав колдовать над самодельной перевязкой для Агаты из бинта, нескольких пластырей и полиэтиленового пакетика. - Ты сама-то не обожглась? - у Таты покраснела кожа вокруг татуировки - наверняка зудеть, болеть и жечься будет ещё несколько дней; и благодарить за это стоит его мексиканских знакомых... Так, а вот у этих путешественников, значит, нету даже бритвы с собой, раз из них никто не бреется; это уже хуже - ему-то чем себя в порядок приводить?.. Пошарив по шкафчику, байкер вывалил прямо в ванную все бритвенные принадлежности, какие нашёл - одноразовые станки, пакетики с гелем, лосьон. Взял обнаруженные там же ножницы и начал отстригать свои кудряшки...

+1

23

Оказавшись в номере, Патрик кинулся в ванную комнату, чтоб во всей красе, под светом мелких лампочек, что были расположены над квадратным зеркалом, рассмотреть свою обгорелую "плешь". Там, на улице, в свете одиноких фонарей, да пламени от пожара, я даже и не разглядела толком, что Пэрри выглядит во всем этом довольно страшно. Причем страшно за него, и появляется много вопросов относительно его психического состояния. Ну разве адекватный человек полезет с одним стволом и горящей головой на кучку мексиканцев? Складывалось впечатление, что байкеру нечего терять. Или же он был самоуверен в своей не уязвленности. Или... или просто это был аффект, адреналин, который толкал Патрика на действия.
- Твой сын ведь ещё не бреется, да?
- Слава богам, что нет - улыбнулась я, пожимая плечами. Мне удивительно и странно представить, что через пять-шесть лет, Аарон начнет бриться, будет бегать за девчонками, попробует алкоголь и может сигареты. Сейчас ведь дети быстро взрослеют, куда-то спешат все время. Но мне, как и любому родителю, кажется, что ребенок навсегда останется ребенком, и такие вещи как "сын бреется" слышать забавно.
Я опускаю глаза на котенка, что побежал на коротких лапах по полу. - Нет, молока нет. - развожу руками - Можно попросить в ресторане, только сейчас он закрыт - ибо сейчас ночь, даже Аарон не высидел долго, учитывая, что в номере есть приставка и десяток дисков для игры, а этого обычно хватает, что просиживать задницу до часу-двух ночи. Надеюсь, котейка потерпит до утра, зверек и так ошарашен происходящим, что, видимо, кроме как пускать лужи ничего не хочет.
Я разрешаю Патрику помочь соорудить повязку и просто жду, когда он закончить обклеивать мою правую лопатку, наблюдая за перемещения рыжего котенка по гостиной. Он медленно перебирает согнутыми лапами, время от времени останавливается, вытягивает шею и мяукает, затем опять пузом по полу...
- Ты сама-то не обожглась?
- Нет, все хорошо - по крайней мере никаких недомоганий, кроме чувства неукоснительного отрезвления, я не ощущала. А мужчина тем временем уже закончил мне помогать, теперь я могу со спокойной совестью принять душ - Спасибо, Пэт - благодарю его, но это не все, похоже придется помочь байкеру расстаться со своими рыжими кудрями.
- Да не мучайся ты. Отдай - забираю у Пэри ножницы, перенимая эстафету.
В урну, что стояла ранее под раковиной, а сейчас была выдвинута ближе к нам для удобства, по пучкам наполнялась волосами Патрика. После неровной стрижки пришлось пройтись женским, черт его, станком.
- Никогда не брила мужчин... женским станком - усмехнулась я, орудуя розовой бритвой. Один раз задела кожу возле левого уха Пэри, от чего ему пришлось несколько минут держать ватку, чтобы не кровоточило. Но в остальном, я справилась.
Отхожу на пару шагов, выкидывая станок вслед ко всем кудряшкам. - Выглядишь как пришелец - не совсем лестно, но зато правда. Был фильм старый про "яйцеголовых", так вот... Я усмехаюсь, подставляя руки под кран с водой и споласкивая их.

+1

24

С горящей башкой на группу бандитов, или в голом виде в ледяную воду, или на две бутылки виски натощак - в вопросах о психическом состоянии Патрика просто не было смысла, он определённо был диким психопатом, каких поискать; главных безумств в его жизни, впрочем, Агата не знала - даже и немногие из братьев были в курсе, и дело касалось вовсе даже не безумных выходок, с возможностью повредить своей жизни и здоровью. Корень проблемы крылся в том, что Пэт однажды стал настолько ненормальным, что с готовностью отказаться от любого комфорта, скрывшись в закате на стальном коне, оставив позади себя пустоту и дым выхлопных газов - прибавить к этому отношение к собственному семейству, к семейной жизни как она есть, да и к межполовым отношениям тоже; получится картинка, которая не будет вызывать вопросов - она будет просто пугать. Так что Патрик и не хотел пугать Агату... так или иначе, она была другом - человеком, на мнение которого, в том числе и о себе самом, ему было наплевать чуть менее, чем он хотел бы показывать. Она была добра с ним - сегодня, и тогда... А собственных демонов порой лучше просто держать в их клетках, не показывая никому. Именно они бывают причиной того, что всё вокруг тебя оказывается в руинах... Патрику действительно нечего было терять - он был "Пропащим", во всех смыслах этого слова. Название его клуба лучше всего могло бы рассказать о нём в единственном слове.
- Ладно, выйду за ним потом... в округе должны быть круглосуточные супермаркеты. - пожал плечами Пэт. И ему и впрямь ничего не стоило бы высунуться на улицу, грязный, в продранной и прожжённой местами рубашке, со своей раскрасивой головой, где, возможно, уже начали расклеивать ориентировки на него в связи с поджогом и двойным убийством - только ради того, чтобы купить котейке молока. Правда в том, что О'Перри сам не всегда был уверен в том, что творилось под его кудряшками, и виной в этом не алкоголь... впрочем - так ли уверено в себе большинство из людей, как хотели это показать?.. Оправдывает его уже то, что он не бросился стрелять, пока не убедился, что Агата и татуировщик уже в безопасности. 
- Да не за что. - удивительно, как рисунок остался невредимым после таких приключений. И ещё удивительно, как они тут со своими проблемами не подняли Яннике и Аарона на ноги... Патрик послушно отдаёт ножницы Агате, понимая, что он так провозится как раз до утра. На самом деле, обриваться наголо ему было уже не впервой - за двадцать три года своей бытности байкером (и за сорок четыре - тотального разгильдяйства) Пэт примерил на себя довольно много образов, кудряшки были даны ему от природы, а он в разное время то спорил и с ней - сбривая их подчистую, или выкрашивая голову в "блонд", или заплетая дреды, один раз даже устроил у себя на голове такое, что и сам не смог описать; то поддерживал её - позволяя кудряшкам разрастись на голове на целую икебану. Точно так же экспериментировал он и с растительностью на лице - носил и бороду, и усы, и боле-менее аккуратную эспаньолку... Теперь же голова стараниями Агаты, как и пару лет назад, снова превращалась в идеальной формы гладкий бубен... - Чем?! - удивился Патрик, попытался оглянуться - и как следствие, по идеально выбритой коже головы, рядом с ухом, потекла сочная капелька крови. Он не видел, чем именно действует Тарантино; хотя, вертеться всё равно не стоило. Впрочем, по сравнению с ожогом, это вообще было ничем. А впечатления от действий испанки можно было назвать скорее приятными... - Бомби. - он протянул ей лосьон после бритья, чтобы она могла бухнуть ему на лысину. Защипало. Как будто и впрямь на голову напалма хлестанули - куда сильнее, чем на лице, но боли Пэт не боялся. Более того - иногда даже любил её. Не в том случае, конечно, когда через кожно-мышечный покров рвётся что-нибудь металлическое, но... Боль страшнее, если её бояться.
- Ты не первая, кто это замечает - но, скрывать не буду, мне это льстит. - ухмыльнулся Патрик во все свои тридцать два зуба. Вот Аарон удивится, когда проснётся и вместо кудряшек увидит на голове маминого знакомого своё собственное отражение. - Спасибо... ты офигенно сделала, я таким гладким себя никогда не чувствовал. - Пэт провёл по голове ладонью. И ведь не льстил - действительно, совсем как женская кожа, даже как-то возбуждаться начинаешь невольно... - Ладно, в душ я после тебя.

Когда Агата вышла из ванной, Патрик уже наливал из пакета молоко в блюдце, снова демонстрируя ей свои наколки - рубашка, отныне признанная тряпкой, заняла место в дорожной сумке его байка, а на кресле рядом с жилеткой теперь висела майка с логотипом клуба - Пэт успел прогуляться и до гостиничной парковки тоже.
- Осторожней. Он там надул... - шёпотом сообщил байкер, показывая куда-то Агате под ноги. Котёнок начал недоверчиво ходить вокруг блюдца, поглядывая на белый напиток, словно раздумывая над тем, стоит ли его пить - или что-нибудь ещё с ним придумать. А Патрик поднёс пакет к губам, вливая немного молока и в свой организм.

+1

25

Я с детьми выехала несколько часов назад, но казалось, что провела дороге, в путешествии уже пару дней. События сменяли друг друга, старые знакомые, новые рожи. Если бы я осталась в Сакраменто, в привычной обстановке, то возможно, никогда бы не отпустила Вернона, цепляясь за свою скорлупу, прячась в старый плед. А здесь... не скажу, что уже забыла мужчину, но я отключалась. Действительно отключалась и на этот раз не на то, что связано с Торелли, а значит со мной, а на совершенно новые темы, на новый город, неизученных людей. Это было замечательно. И это мучило меня, словно я делаю что-то неправильно, потому что я априори должна ненавидеть Куинтона до последних его дней. И я должна помнить Уорда. Кому должна? Его дочери? Его коллегам, друзьям? Должна, потому что так будет по совести. Но будет ли лучше?
В Лос-Анджелесе мы провели еще день, прежде чем как двинуться дальше. Патрику, как я считала, было уже небезопасно в Городе Ангелов, да и мне тоже (судя по тому, что мексиканцы не екнули даже, когда решили сжечь меня и татуировщика вместе с их недругом). Мы поехали вниз по карте, на юг, останавливаясь на ночь в придорожном мотеле (коим больше была недовольна Яннике, нежели увлеченный Аарон), делали "привал" в кафешках чуть ли не каждые пару часов, потому что "Мама, я хочу тот гамбургер" или "Маааам, там у них мягкое мороженное". Проводя полдник в одном из таких заведений, чей дизайн был выполнен в ретро-сителе, разве что официантки не катались на роликах, до моего уха донеслось известие о надвигающейся буре, урагане. Диктор говорил очень тревожно и озабоченно, а я решила, что американцы, как обычно, напускают шуму, как привыкли делать со всем и вся, что их окружает.
- Наверное, все ограничится сильным ветром. - говорю Пэту. Может мне, в машине и боятся нечего было, а вот байкер был за рулем, и ветер - не самое приятное в дороге. Но я надеялась, что обойдется, да нет, что там, я верила, что обойдется. Только на всякий случай предложила взять восточнее, чтоб миновать эпицентр событий.
И вот, снова на дороге, направляемся в Онтарио, кардинально взяв восточнее. Патрику, да и мне (а уж детям и подавно) было все равно где путешествовать, время было на нашей стороне. Или все-таки не на нашей? Проделав три часа пути, на трассе, стал усиливаться ветер. Радио на тему урагана не затихало. Ко всему прочему оказалось, что ехали мы не туда, а прямиком в адову кухню, - непогода надвигалась как раз с юго-востока, и, похоже, что до этого ведущий сводки новостей нас просто обманул.
Я останавливаю машину посреди автострады и жду когда Патрик подъедет ко мне.
- Тебя там не сдуло еще? - спрашиваю, открыв окно - Может стоит вернуться? Мы едем прямо в гущу событий - я хмурюсь, боясь, что пыль из песка и сошки залетит в глаза. Где-то впереди послышался треск, будто великан сделал огромный шаг и выдернул дерево, словно это не дерево, а полевой цветочек, аккуратно укладывая его на провода. Мое внимание застыло на этой беде, и хорошо, что дерево было не многолетним, а какой-то тонкий лиственник, но ведь и для того, чтобы выдернуть его, тоже нужна сила.

+1

26

В Лос-Анджелесе на какое-то время и впрямь могло бы быть неспокойно - пока страсти не улягутся, и ненависть Вагосов и Пропащих друг ко другу вновь не станет более-менее скрытой; и Патрик чувствовал себя несколько неловко из-за того, что покидает город именно сейчас, когда братьям могла бы понадобиться его помощь - но Агата предложила ему попутешествовать с ними немного, и Пэт согласился, даже не раздумывая - найти хорошего попутчика это почти на вес золота; Тата же приключений явно не боялась - да и перед ней он ощущал некое чувство ответственности за то, что происходило сначала в баре, а затем в тату-студии. Пожалуй, мото-эскорт их внедорожнику и впрямь не помешал бы - особенно с учётом того, что у Патрика оставалась ещё одна обойма для пистолета. И патронаж, в дорожной сумке - с приложением старого обреза от двустволки... В остальном же, всё было почти так же, как обычно - только следовать нужно было не самому по себе, и не за лидером мотоколонны, а за автомобилем; правда, автомобиль этот останавливался каждые два-три часа - почти у каждой встречной придорожной забегаловки, но и к этому, впрочем, можно было бы привыкнуть, хоть Патрик и считал себя бегуном на длинную дистанцию, а не на короткую. Такие переезды, какие совершал он - особенно от безделья - Тарантино, пожалуй, и в самых кошмарных снах не снились; ей-то, впрочем, и не к чему. Но комплект дороги и мотоцикла вполне можно превратить и в тюрьму - по собственному желанию. Если свести её к постоянному перемещению, без девочек, алкоголя, ну и остальных радостей жизни - просто гнать, пока бензин не закончится... Хотя это просто и физически тяжело тоже.
- Хотелось бы на это надеяться. - скептицизма Агаты Пэт, проводивший в дороге больше времени, не вполне разделял; потому идею немного изменить направление воспринял на ура; однако же по своему опыту он знал, что довериться радиопредаче - это ещё полдела, находясь в пути в одиночестве, он вообще радио почти не слушал, ориентируясь по самым точным датчикам - природным: таким, как небо и солнце, например. Ну или поведение живности - в том случае, если успевал замечать какую-либо, конечно. Птицы замолкают перед штормом, зверьё прячется по норам - это и школьнику известно.
Как оказалось, доверять Агате подобные прогнозы и вообще не стоило; ветер начал усиливаться, и Патрик, чтобы не потерять её автомобиль из виду, нацепил на нос водительские очки. Небо хмурилось, и вместе с тем - его взгляд тоже становился всё более хмурым, байкер предчувствовал неприятности - и ладно бы, если бы сдуло бы с дороги только его самого, но у него было ещё трое попутчиков - один из которых ещё совсем ребёнок, у другой - протез вместо ноги, а у третьей - угол зрения снижен; в общем и целом, получалось, что из всех четверых он (как ни странно) был самым дееспособным. И самым подготовленным... для него это будет уже не первым штормом. Но с мотоциклом на самом деле легче, чем кажется - если правильно его расположить... переворачивает в основном машины. Байку и места так много не надо.
Агата останавливается, и Пэт объезжает внедорожник, наклоняясь к водительскому стеклу; ветер тут же начинает ощущаться сильнее, даром, что встречный - пока он находился на скорости, его как раз и не сдувало. Одежду трепало, словно флаг, но это воспринималось, как должное...
- Я не хочу тебя пугать, но хрена с два мы успеем вернуться назад!
- перекрикивая свист ветра, отвечает ей Патрик. И словно в подтверждении его слов, недалеко от них не выдерживает одно из придорожных деревьев, с треском накренившись, и затем вальяжно улегшись на провода... столб искр, и все огни вдоль трассы моментом погасли, оставляя единственных путников в кромешной тьме. Небо затягивало тучами... На мотоцикле Пэта зажигается фара. - Следуй за мной и гони во всю прыть!.. - крикнул байкер, и затем его голос сменился звуком взревевшего мотора, когда он вывернул ручку сцепления. И сорвался с места, выводя Агату за собой - каждый тридцать секунд оглядываясь на зеркало заднего вида, чтобы убедиться, что позади всё ещё есть блеск их фар... Говорят, в самом сердце урагана - безопаснее всего. На самом деле, им вряд ли удастся и обогнать бурю так, чтобы оказаться в её сердце - придётся её пережидать... Хорошо, что по этой местности О'Перри уже проезжал пару-тройку раз. Если ехать достаточно быстро - до моста можно будет добраться минут через пятнадцать... Правда, там течёт небольшой ручей, и при таком ветре его может размазать до состояния каши - но лучше уж испачкаться в грязи, чем самому превратиться в грязь, измазав собой весь асфальт от Лос-Анджелеса до Сан-Франциско. Заметив нужный поворот, Патрик сворачивает, припарковав байк вплотную к прибережному основанию моста, но не стал выключать света - ровно до тех пор, пока не увидел автомобиль... ветер в том месте, куда заехал Пэт, был почти незаметен - только вот свист его раздражал. Но стоило выйти на метр - и вполне можно было слететь с ног и захлебнуться в мутной воде...
- Сюда! - Патрик помахал руками, указывая испанке лучшее место, на которое она могла бы встать, и затем открыл дверь джипа, забираясь внутрь: - Ну что, на сегодня мы, по-моему, уже приехали. Что на ужин? - Пэт снял каску, бросив её прямо на пол автомобиля.

+1

27

Стихия разворачивалась буквально на глазах. Ветер, как будто живой, завидев спутников, начал рвать и метать, грозно и с грохотом подхватывая мусор у обочины, выдергивая легкие деревья-тростинки, расшатывая баннеры и дорожные знаки, желая и их вырвать под корень. Было страшно и... была в этом своя мощь, противостояние. Ощущаешь на себе всю власть природы; ты - ничто, ты - песчинка, даже твоя машина - песчинка. И надо быть богом, чтобы выстоять. Может некоторых экстремалов это и притягивало? Желание бросить вызов, преодолеть, победить, и в конечном итоге объявить себя высшим существом, заявить, что преодолел возможности человеческого тела.
Я вот такой не была. Не была экстремалкой, но была бесстрашной. Только бросала вызов не стихии, а таким же людям, как и я. Что из этого выходило? Да ничего хорошего. И единственная мысль, что посещала меня после "победы", так это то, что мне опять повезло. Глупо, правда, все время списывать все на удачу, но, порой, я и правда избегала смерти чудом. Надеюсь сегодня оно тоже произойдет... Волнуюсь не за себя, а в первую очередь за сына, что перебрался на заднее сиденье и вжался в него, и за Яннике, за которой в ответе перед Верноном.
- Я не хочу тебя пугать, но хрена с два мы успеем вернуться назад! - сообщает Патрик, перекрикивая стоящий гул. Я оглядываюсь по сторонам, чтобы найти место, куда можно свернуть с дороги и переждать бурю. Но мы уже достаточно далеко отъехали от последнего населенного пункта, и Пэт прав, вернуться назад не успеем.
- Следуй за мной и гони во всю прыть! - мы доезжаем до разворота и разворачиваемся в обратную сторону. Наша машина была не единственная, кто был застигнут стихией и пытался бежать, поэтому я, вдавив педаль в пол, лавировала между редкими автомобилями, что в страхе пытались удрать.
Мы ехали пятнадцать минут. Я постоянно кидала взгляд на зеркало заднего вида, чтоб убедиться, что за нами не гонится вихревой смерч или несчастные машины не улетают, как птицы от резкого шума.
- Маам - подал испуганный голос Аарон, но на этом затих, выглядывая из-за сиденья назад.
- Все будет хорошо. Обещаю - и во что бы то ни стало, я собираюсь сдержать клятву.
Мы доезжаем до моста и я торможу. Можно ли считать это безопасным местом? Навряд ли, но это лучше, чем открытая дорога.
Патрик оставляет байк и пересаживается на переднее сиденье, снимая шлем. - Ну что, на сегодня мы, по-моему, уже приехали. Что на ужин? - я хотела пошутить, что "главное, чтобы на сегодня не улетели", но решила не баламутить воду при сыне и Мышке.
- У меня есть пакет картофельной соломки - отозвался мальчуган, вытаскивая из кармана переднего сиденья красный пакет с перченой соломкой.
- Как у тебя еще аппетит есть - проворчала я на Патрика, переключая радио на следующую волну. Что там говорят? Когда все утихнет?
- Мышка, что пишут в интернете? - во всемирной паутине новости распространяются куда быстрее ведь.
- Не знаю. Связи нет - она потрясла планшет, а затем, бросив это дело, запихнула гаджет в карман, где некогда лежала картошка в пакетике.
- ... Эксперты предполагают, что общая продолжительность воздействия урагана превысит 5 суток... - говорил женский голос по радио и я снова потянулась к кнопке, чтобы сменить волну.
- Маа - протянул Аарон, выпучив глаза на то, что ждало нас впереди. - Маа - он вытянул палец, и тогда я поднимаю глаза на окно. И понимаю чего испугался Аарон: на нас летел сорванный баннер, гонимый ветром он мог причинить не мало бед тому, на кого наткнется. Если попадет в нас, то останемся без лобового стекла, а это серьезная плешь.
Я выворачиваю руль и переключая передачу на заднюю, давя на газ. Столкновения избежать не удалось, и баннер с силой врезается в левый бок машины. Яннике вскрикнула, прикрывая голову руками и вовремя отскочила к Аарону, так как со стороны водительского сиденья теперь образовалась вмятина. И, признаюсь, что мое сердце пару раз остановилось, прежде чем забиться с удвоенной силой.
- Все в порядке - выдыхаю - Кажется, пронесло - будем надеяться, что таких "перекати поле" по автобану гуляет не много.

+1

28

Пытаться обогнать стихию - в большинстве случаев, такая же бессмысленная затея, как и езда наперегонки с солнцем, "поездка в закат" - только если там однозначный проигрыш не стоит тебе жизни и здоровья, то здесь - вполне может. Нет, не то, чтобы Патрик никогда не пытался уехать от бури, но именно на этом и основывалась его теория, что бурю лучше будет переждать; особенно, если ты - не единственный на борту. Уж тем более, когда помимо тебя в путешествии есть только женщины и дети. Нет, страшно ему не было - не теперь, когда они находились под массивным основанием моста; теперь же у Пэта было ощущение, сродни с нахождением в кинотеатре для автомобилистов - он вполне мог себе позволить развалиться на сидении и смотреть за тем, как ветер гуляет вдоль придорожной зоны, как бурлит ручей буквально в пяти метрах от них, при этом наслаждаясь относительной безопасностью положения автомобиля, лишь слегка покачиваемого из стороны в сторону - даже если мост начнёт рушиться, то уж явно переломится на середине, а не начнёт осыпаться у берега... А если начнёт у берега - что ж, значит, судьба ему такая - превратиться тут в лепёшку. Единственная часть своей собственной судьбы, за которую Патрик реально сейчас переживал - так это его мотоцикл, укрывшийся за бортом внедорожника.
- Негусто... - усмехнулся байкер, вытаскивая одну из соломок, и с удовольствием её хрумкая, с интересом глядя на происходящее за лобовым стеклом. Наблюдать смерчь - это ведь интереснее, чем смотреть на экране чей-нибудь там вымысел. Будет, что рассказать, и ему - в клубе, и Аарону - в школе, и Мышке - в интернете, и Агате - у себя на складе... - А что ещё делать? - непринуждённо пожал плечами Пэт, откусывая от соломки ещё кусок. Главное, чтобы на сегодня не улетели - но крыльев у машины нету, как и штурвала, и сделать что-нибудь, если ураган действительно их понесёт, они вряд ли смогут - придётся сидеть и ждать... что Патрика действительно расстраивало - так это вот такое вынужденное бездействие: они только и могут, что сидеть и ждать, даже панику включать бессмысленно. Когда аэропорт Сакраменто рухнул - было и то интереснее...
- Как нету?.. - Пэт схватился за мобильный - он-то хотел предупредить своих близлежащих братьев, что к ним несётся вот такая бяка; но связь действительно накрылась - только радио под пальцами Агаты ещё продолжало вполне себе чётко вещать. Эдакий саундтрек к их маленькому фильму-катастрофе... Не короткометражке, похоже. Нет, пять суток он тут сидеть не собирается точно - хотя бы потому, что на одной картофельной соломке они столько не протянут. - Яннике, а где Живчик?! - перепугался вдруг Патрик, поняв, что котёнка не видит и не слышит с тех пор, как залез в автомобиль. Питомец, ещё в отеле, был передан Мышке на сохранение - кататься целыми днями с ним за пазухой Пэту хорошей идеей не показалось, кто знает, что взбредёт в голову малолетнему животному, которое сидит за чьей-нибудь пазухой - написает там, начнёт царапаться наружу, или вылезет и размажется по асфальту, на таких-то скоростях. Или в колесо попадёт - и надо оно? Пусть уж лучше подруга Агаты за ним приглядит - пообщается с кем-то действительно живым и одушевлённым, а не только со своим компьютером. Но он уже забыл про котёнка, когда вместо него замяукал сзади Аарон, показывая в небо.
- О, б!... - Патрик вовремя осёкся, поняв, что при детях ругаться не стоит, и исправился: - ...блин! - пригнулся, прикрыв лысую черепушу руками и вжимая голову в плечи. В восклицании было больше восторга, чем испуга (даже жутко) - Пэт был даже рад какой-то перемене обстановки; даже если это вполне могло бы оставить его без головы. Баннер влетает в левый бок машины, уже больше под собственным весом, чем от силы ветра, и падает на землю, больше не двигаясь - воздух его теперь просто обтекает... Хорошо, не попал по стёклам. Едва ли он выбил бы лобовое - там как раз для таких случаев есть плёнка, собирающая осколки; но вот боковые как раз крошатся куда легче. - Все целы? - оглянулся назад. Живчик мяукнул за всех троих сразу, наконец-то подав признаки жизни. - Всё, дело дальше так не пойдёт... поставь на ручник. Сейчас вернусь. - сообщил Агате Патрик, подобрав с пола свой шлем, нацепив его обратно на голову и покинув салон автомобиля, тут же почувствовав сопротивление холодного ветра на своей шкуре. В воздухе летела пыль сверху, снизу - на его штаны десантировались грязные капли от ручья, а в ушах стоял теперь непрерывный свист; но хотя бы плотная кожа защищала от холода. Пэт направился туда, где всегда мог получить помощь - к собственному мотоциклу, небольшие, казалось бы, по объёму дорожный сумки которого скрывали весь его опыт путешествий. А так же небольшой плотный тент, один спальный мешок, пара мотков верёвки и походная лопатка. Сгребя всё это в охапку, застегнув сумку, Патрик вернулся к автомобилю и приоткрыл дверь, отдав пассажирам тент, верёвку и спальник. - Заглуши мотор! Тент натяните поверх окон - если окна вылетят, он защитит хотя бы от ветра. - а так же пыли, грязи и и дождя, если будет дождь... скинув и свою жилетку, чтобы не замарать "цвета", Патрик закинул в салон и её. А сам остался снаружи, саданув лопаткой по баннеру, чтобы отверстие позволило примотать верёвку - и начал пристраивать его так, чтобы он становился ещё одним щитом от ветра.

+1

29

Удар был существенный, раз смог оставить вмятину на дверце машины, поэтому я и боялась, что от такого столкновения лобовое стекло просто вылезет, как паста из тюбика. Уж лучше лишиться боковых стекол, чем переднего. Кстати, на лобовом стекле все-таки осталась трещина, не существенно, но неприятно, ведь машина была новая. Хотя... к черту. Сейчас я думала точно не про машину, и уж не о том как бы развлечься, кукуя под мостом. Я хотела, чтобы это скорей закончилось, чтобы мой ребенок не испытывал страх неизвестности. Ведь если мы все втроем, включая Яннике и Патрика, понимали от куда растут ноги, то детское воображение и фантазия Аарона могла нарисовать все что угодно, в том числе и вспомнить сказку про волшебника Оза, а именно старый домик Элли, который унесло, наверно, таким же ураганом.
- Все целы? - в ответ мяукнул котенок, я молча кивнула.
- Всё, дело дальше так не пойдёт... поставь на ручник. Сейчас вернусь.
- Хей, ты куда собрался? - крикнула вслед Пэту, когда он уже захлопнул дверь машины. Я переставила джип в другое место, надеясь, что оно безопаснее предыдущего и дернула рычаг на себя. И все развернулись в ту сторону, куда ушел байкер, чтоб наблюдать за тем что он задумал и как вообще справляется.
Глядя на то, как трепало его куртку, как мужчине приходилось щуриться от потока ветра, я еще больше захотела срастись с салоном автомобиля.
- Заглуши мотор! Тент натяните поверх окон - если окна вылетят, он защитит хотя бы от ветра. - я сделала так, как просил Пэри, хотя и не понимала, что он задумал. Мы тут что, шалаш разбиваем?
Выхожу следом из машины, подбегая к мужчине.
- Что ты делаешь? - приходиться придерживать волосы, которые нещадно трепет ветер, кидая в разные стороны пряди - Если ветер вырывает деревья из почвы, он и твои узлы развяжет. Нас этим баннером добьет вконец! - мое мнение было таково: чем меньше вокруг тебя опасных, да и безопасных, предметов, тем лучше. И импровизация Патрика казалась мне сомнительной.
- Патрик, послушай... - я не успеваю договорить, так как переключаю внимание на подъехавший автомобиль. Из шевроле выскакивает мужчина, хлопая дверью и на ходу начиная что-то объяснять, что я расслышать не могла. Но этот парень был чем-то весьма озабочен. Хотя, кто будет спокойным в такой ситуации? И все же, его лицо выражало панику и страх, что-то, с чем он не смог справиться.
- Что случилось? - делаю несколько шагов навстречу. Мужчина переходит на бег, начиная махать в сторону своего транспорта.
- Помогите! Моей подруге нужна помощь, она ранена! - слова сбивчивые, но понять можно было. Я переглянулась с Пэри. Врачом ни я, ни он не были... - Дорогу с той стороны завалило, и нам пришлось выйти из машины, чтобы разобрать преграду, и тут... - мужчина запнулся, глотая слюну и провожая нас к своему автомобилю.
На заднем сиденье лежала женщина, кресла были заляпаны кровью, а сама она держалась за бок. Видимо, кусок металла, может быть и от какого-то баннера или от машины, гонимый ветром, вошел в ее брюшную полость. Я могла разглядеть как глубоко, но понимала, что дела плохи.
Оглядываюсь назад, из Гранд Чероки повылезали уже Яннике и Аарон, пытаясь рассмотреть подъехавших путников.
- В машину, живо! - рявкаю на них, указывая пальцем на авто. Если они меня не услышали, то поняли точно, прыгая обратно в салон и закрывая дверь.
- Этот кусок вынимать нельзя, откроется кровотечение. Вы давали ей какие-нибудь таблетки? Антибиотики, обезболивающие? - антибиотики нужны, чтобы избежать заражения. А обезболивающее... и без того понятно, что женщина нуждалась в нем.
Мужчина отрицательно покачал головой - У нас нет аптечки - вот и идиот. Но хорошо, что аптечка была у меня.
- Патрик, можешь принести аптечку? - Яннике должна подсказать ему, где находиться эта коробочка с красным крестом на крышке.
- Вы же поможете ей? - прозвучал страшный вопрос. Страшный тем, что в голосе незнакомца была надежда. Надежда, которую вряд ли получится оправдать, потому что такими ранами должен заниматься профессиональный врач в клинике, а не байкер с террористкой посреди дороги. Ей не выжить. И моя беда в том, что я даже не верила в обратное.
- Я сейчас - подбегаю к Патрику, который еще не успел вернуться с аптечкой.
- Я не знаю что делать, у нее серьезная рана. Ты понимаешь что-нибудь в медицине? - может быть знания Пэта были богаче моих, учитывая, что я могу только первую помощь оказать, ну или ассистировать доктору. Но самой... у нас даже инструментов не было.

+1

30

Под мостом ветер был и в половину не таким сильным, как над мостом - именно потому пространство под ним и было самым безопасным. У опоры. В середине, там, где шумел ручей, сквозило будь здоров, потому Патрик и не подумал бы туда сунуться в такую погоду... по помимо силы ветра, этим баннером двигала ещё одна сила - кажется, в физике она называет инерцией: даже когда ветер перестал играть с ним, какое-то время он ещё продолжал лететь, и сбавил недостаточно сил, чтобы не оставить некрасивый отпечаток на двери автомобиля - и относительно небольшую трещину на лобовом стекле; но это всё и действительно были мелочи - переживал Патрик не за машину, а за тех, кто сидел внутри, именно потому и решился вылезти наружу, чтобы создать необходимые условия для их жизни на протяжении последнего времени - нескольких часов, ночи, либо же обещанных по радио пяти суток... да - они разбивали именно лагерь здесь. Если б не было автомобиля - пришлось бы нору копать. Увидев, что Агата снова начала двигать автомобиль, Патрик прервался, начав показывать жестами, чтобы она двигалась в сторону стены - и не успокоился, пока она не поставила машину вплотную к ней, так, чтобы выбраться можно было только с водительской стороны; и свой байк переместил так, чтобы он прислонился к переднему бамперу.
А баннер - такой же тент, разве что потяжелее. Руки начали быстро замерзать на холодном ветре, но Пэт делал всё достаточно быстро - когда рекламный плакат натянется, сквозить так сильно перестанет, а даже если ветер разорвёт верёвки - достаточной силы он ему уже не предаст, баннер просто опрокинется. Или улетит в другую сторону - потому что ветер вряд ли справится со всеми узлами сразу; а их Патрик уже навязал пять, и собирался увеличить их количество. В крайнем случае - баннер оторвётся и звезданёт по нему самому. Потому он и надел каску на голову.
- Ты на хрена вылезла?! - каски для пассажиров у него не было - слишком много места занимает. Так что Агату он хотел бы видеть только внутри автомобиля - уже потому, что не хотел бы, чтобы на её лице появился ещё один шрам... - Не добьёт! Подержи здесь - и бегом обратно!! - Патрик затянул ещё один узел, зажав нож в зубах. Настоять на том, чтобы женщины и дети вернулись в укрытие в полном составе уже не успел - кто-то съехал на обочину, ослепив его светом фар. И остановился, тупой мудак, прямо на самом ветреном месте, выскочив и начав что-то орать, хотя ветер его самого чуть только в воздух не поднимал... Пэт убрал нож в ножны и побежал вслед за Агатой, чтобы переместить автомобиль другого бедолаги в их "лагерь" - не зря же он здесь всё настраивал?.. Диалог он услышал не полностью, но уже понял, что судьба кому-то подкинула несчастье почище одного-единственного рекламного баннера... Трудно различимые слова и вовсе были излишни - через пару секунд пострадавшая сама за себя всё сказала о своём состоянии.
- Ну и дурак. - Патрик, в отличие от Агаты, говно держать внутри не стал, прямо и честно сообщив о том, что далеко не все правила безопасного движения - глупости и ерунда. Аптечка была и него с собой тоже - вот огнетушитель на мотоцикл пристроить никак не удалось, иначе таскал бы с собой и его, штука неплохая. Годится не только против пожаров - против идиотов, которые на дороге встречаются, тоже вполне. - А ты прямо здесь собралась её лечить? Может, всё-таки пригласим гостей в наш лагерь сперва? Паркуй автомобиль позади нашего, вплотную к стене. - делать всё надо последовательно потому что. Давать кому-то таблетки при таком ветре, что всю пачку вполне может сдуть из рук, Патрику умной мыслью не казалось точно - что автомобили, что людей, особенно пострадавших, лучше уж расположить в месте менее ветренном, как можно плотнее друг ко другу - чтобы уменьшить риск того, что какой-то из них унесёт в волшебную страну злой волшебнице на голову (они тоже жить хотят). И пока незадачливый разгребатель завалов парковал автомобиль, Пэт побежал к Чероки, где укрывались Яннике и Аарон.
- Мышь, дай аптечку, там человек пострадал... - Пэт оглянулся на автомобиль, припарковавшийся позади. И перешёл на шёпот, склонившись к уху Мышки: - Займи Аарона чем-нибудь, запусти ему херню какую-нибудь на планшете или ещё что-то. Зрелище там ни разу не для детей. - взяв аптечку из её рук, Патрик вернулся, передавая её Агате. Если не хватит чего-нибудь, можно будет и из мотоцикла вытащить - но с антибиотиками там как раз неважно: в основном, бинты и йод... Зато есть фонарик и набор инструментов - не хирургических, а автослесарных... - А я на доктора сильно похож? Держи. - на инопланетянина наверное, всё-таки, больше. Вручив испанке аптечку, Патрик обежал Гранд Чероки, чтобы достать из дорожной сумки свои пожитки. Мощный фонарик разрезал своим лучом темноту под мостом... не было у них этих пять суток. В "лагере" народу прибавилось, и умереть может кое-кто уже не от голода... Пэт, впрочем, кое-что в медицине всё-таки понимал - правда, всё больше тоже на уровне первой помощи; в дороге случалось всякое. - Рана не сквозная, хотя бы? - опасность не только в кровотечении - внутренние органы можно разговорить, вместе с костями. Тут и впрямь немногим поможешь - дать таблетки, и потом остаётся только ждать и надеяться. Вот навредить зато - легче лёгкого. С другой стороны, если рана не сквозная, и сделать всё аккуратно, не оставляя обломков... кровотечение-то уже открылось... Патрик направил луч света на рану, пытаясь понять, что именно вошло девушке в живот.

+1

31

То, что Патрик называл лагерем, выглядело сомнительно. Я бы назвала это место_где_ветер_дует_меньше. И надеялась, что сидеть нам здесь не долго. По радио говорили, что ураган будет бушевать 5 суток, но ураган имеет свойство перемещаться, и направлялся он на запад, от куда мы как раз уехали - Лоса-Анджелес, Сан-Франциско, Сакраменто... Учитывая с какой скоростью буря набрала обороты, думаю, к утру спокойно можно будет дальше продолжить путь. Хотя я, конечно, экспертом в этих делах не была.
- А ты прямо здесь собралась её лечить? Может, всё-таки пригласим гостей в наш лагерь сперва? Паркуй автомобиль позади нашего, вплотную к стене. - от одного выражения "пригласить гостей" меня едва не передернуло, учитывая, что ту стену, у которой стоит мой автомобиль я родной не считала, да и задерживаться не хотела настолько, чтобы она стала родной... Но вслух я ничего не сказала, только указала мужчине куда передвинуть автомобиль.
Патрик достает аптечку и я успеваю перекинуть парой слов с ним.
- А я на доктора сильно похож? Держи. - не всегда то, что мы видим, в действительности является тем самым. Например, не знаю кем там считает меня Пэри, но вряд ли он видит в девушке, разводящей бабочек, ухаживающей за ежиком и растившей сына, террористку. Поэтому я надеялась в небольшое чудо, и в то, что байкер может оказаться и врачом. Типа списвшегося хирурга, у которого отобрали лицензию н-лет назад, - это бы и объясняло его род деятельности и активности.
- Рана не сквозная, хотя бы?
- Нет. Но без инструментов, кабинета и врача ничего не сделать - я хотела об этом кричать, хотела предупредить заранее, что в смерти женщины никто не будет виноват. Выезжать на дорогу в поисках ближайшей больницы? Нет, они на своем седане не доедут.
Мы вернулись обратно к пострадавшей и Патрик осветил лежащую девушку. Я попросила ее убрать руки с живота, чтобы посмотреть насколько все серьезно. Чтобы еще раз убедиться, что, дела ее плохи.
Из бока женщины все еще торчал кусок металла, который словно наконечник копья вонзился в тело. И сложно было понять насколько глубока ее рана, но сейчас этот осколок служил некой "затычкой", которая не позволяет начаться обильному кровотечению.
- Как тебя зовут? - спрашиваю у мужчины, что пытался не смотреть на то, что творится с его спутницей.
- Стивен. А ее Лора.
- Хорошо, Стивен, дай Лоре две таблетки антибиотиков и обезболивающее. Желательно, чтобы проглотила без воды. И надо промыть рану перекисью. - только вот что дальше? Я до сих пор не знала стоит ли вынимать "наконечник", чтобы попытаться спасти Лору или приблизить смерть. Или просто стоять и ждать? Бездействовать.
Пока Стивен был занят, я отвела Патрика чуть в сторону, чтобы рассказать о своих переживаниях.
- Когда живот станет твердым, значит кровь заполнила брюшную полость - смерть от внутреннего кровотечения болезненная, хотя, наверно, Лоре сейчас сложно представить что-то еще больнее. - У нас нет инструментов, чтобы зашить рану, чтобы высосать кровь. Если вытащить осколок, она умрет еще быстрее... Что делать, Патрик?

+1

32

Как полученный результат его трудов не называй - здесь, под защитой моста сверху и баннера сбоку, было на его взгляд всё равно в разы уютнее, нежели снаружи; на воздухе, конечно, всё равно было противно, холодно и неприятно, но при большом желании, если и впрямь придётся находиться здесь долгое время, здесь и костёр можно попробовать сообразить. Если, конечно, стихия допрёт до них хотя бы одно дерево - так, чтобы не убить никого при этом, потому что баннер от древесного ствола вряд ли их спасёт. И то, что Агата не просто разводит бабочек, Патрик прекрасно понимал - в конце концов, он работал в одном из магазинов под её контролем, продавая далеко не детские конфетки; шрамы - они тоже достаточно говорил о её роде деятельности, но не ему её осуждать - Пропащие сами торговали и оружием, и наркотиками, и в роли сутенёров тоже выступали. При активном же образе жизни медицинские навыки не могут не понадобиться... Патрик переживал аварии, и перестрелки тоже, был знаком с повреждениями различного рода, но нет, доктором это его не делало. Он, впрочем, знал одного, хорошо подходившего под описание Агаты - сейчас этот человек возглавил отделение клуба в Сент-Луисе, после того, как оттуда уехал Пэт; но даже связаться с ним не было возможности из-за нарушенной связи. Как и 911 набрать.
- Хреново. - а что ещё мог он ответить? До больницы, хоть на седане, хоть на внедорожнике, хоть на его байке не доберёшься, дорогу что-то там завалило - парень об этом с самого начала сообщил; разве что пешком попытаться долететь - при таком-то ветре, именно долететь, а не дойти, но даже и в этом случае - доктора помочь ничем не смогут, скорая не доедет через те же завалы, для вертолёта погода тоже не лётная, он даже не взлетит, не то, что не сядет. Кричать об этом нет смысла - только силы терять... криком не поможешь. Сочувствием, впрочем, тоже. Даже и рану промывать, по хорошему счёту, бессмысленно - там и промывать особо нечего, разве что на осколок выливать перекись, но ему-то не больно и заражение не грозит. Если он принёс с собой инфекцию - то она уже внутри... и таблетка от этого не поможет. Парень начал колдовать над своей подругой, а Пэт последовал за Агатой, потащившей его в сторону.
- Это я и так знаю. - перспектива сидеть без дела, когда рядом умирает человек, Патрику тоже совсем не нравилась, но это не причина прямо сейчас идти и вырывать из девушки этот шмоток металла бездумно, просто ради того, чтобы успокоить жажду деятельности. Именуется такое дело не иначе, как паника. И она сейчас худший враг для всех, в первую очередь - для самой пострадавшей. Только вот чего Тарантино ждёт от него - О'Перри тоже не понимал; не добивать же ему эту девушку пулей? Однако, она невольно подкинула ему одну идею - рискованную, странную, даже сумасшедшую, быть может, но это было хоть чем-то.
- У меня есть моток капроновых ниток в сумке. - с иглой... это далеко от хирургического набора, но всё же - уже что-то. - И шланг... - шланг - для топлива. И от идеи запихнуть его в раскуроченную брюшную полость, чтобы отсасывать кровь оттуда - при помощи только собственных лёгких, словно бензин сливая из бака, даже Патрику становится немного дико - дезинфицировать эту гадость нечем... Но не автомобильным насосом же кровь откачивать? Хотя, с другой стороны, там ведь тоже есть шланг, даже ещё более тонкий, чем топливный... - У тебя в машине есть насос? - для Пэта - такая вещь настоящая роскошь, если уж ему и приходится подкачивать - он пользуется услугами ближайшего автосервиса. А вот в багажнике Чероки места для насоса достаточно, да и в автомобиле этих ребят тоже хватит. Может, хотя бы у них есть, раз уж на аптечку они поскупились? И бутылка чего-нибудь алкогольного. В идеале - вообще просто спирта, но таковой кто-то вряд ли будет с собой таскать...
- Слушай, дружище, я не доктор, и никаких тебе бумажек с разрешением на подпись давать не буду. Но девушка твоя умирает - я попытаюсь ей помочь, но обещать ничего не буду. Сразу говорю - мужайся.
- взяв нитки и получив в распоряжение насос, Патрик снова достал нож, перерезав воздушный шланг с обеих сторон - получилась короткая и тонкая трубка. Иглу и нитки он вручил Агате, поручив заодно и вдеть одно в другое, пока будет заниматься другим делом... Осколок в животе Лоры и впрямь напоминал наконечник копья - по крайней мере, по входной ране не было похоже, что на нём есть какие-либо зазубрины, на смятый кусок какого покрытия было похоже. Не должно быть проблем с тем, чтобы вытащить...
- Держите её. Это будет болезненно. Будёт дёргаться - вообще всё разворошим. Ты умеешь шить, Агата?
- Патрик развернул чехол для инструментов и вынул оттуда плоскогубцы. Самодельный отсос зажал в зубах, на манер сигареты. - Начинай зашивать сразу же, как я вытащу осколок. Можешь приготовить иглу уже сейчас... только не сломай. Я попытаюсь отсосать кровь. - главное, чтобы не хлынуло сразу фонтаном - вот тогда-то девушка определённо умрёт у них на руках, оставив их с грузом ответственности за свою смерть. А ведь действовать приходится вслепую, несмотря даже на то, что её бойфренд держит всученный ему фонарь... О'Перри обложил рану вокруг ватой и бинтами. - Три, два, один... - Пэт сжал плоскогубцы и потянул осколок на себя, перехватил удобнее, потащил дальше. И когда осколок покинул тело девушки, сунул в рану трубку, начав втягивать кровь в и сплёвывать её на грязную землю... хотелось бы надеяться, попал в брюшную полость, а не в печень.

+1

33

Именно от того, что не имеешь уверенности в своих действиях или бездействиях, и следовало все продумать и обсудить. Возможно, нужно поговорить со Стивеном, чтоб рассказать ему все угрозы дилетантского лечения. Но, Патрик, похоже, ни со мной, ни с мужем (или кем тот тип приходится Лоре), не хотел ничего обсуждать. Поставив перед фактом, байкер пошел собирать нужные материалы для операции.
Я проводила операцию, вернее, нет, не так, я присутствовала при операции, помогая держать больного, подавая инструменты или бинты. Но я не разбиралась в каком порядке надо что шить, как надо шить, на что обратить внимание при таких страшных ранениях. Сейчас эта темная дыра в медицине заставляет меня задуматься в дальнейшем углубить свои знания, но а пока деваться некуда...
- Держите её. Это будет болезненно. Будёт дёргаться - вообще всё разворошим. Ты умеешь шить, Агата?
- Я-то шить умею, но, боги, Патрик! Что ты делаешь? - может только я не вижу гениальность его идеи? Пока я искала другие пути решения, замершие пальцы в судорожном танце вдевали нитку в иголку. С первого раза попасть не удалось, и я начинала злиться. Злиться на то, что эти двое некогда выбрали именно эту дорогу, именно на их пути упало дерево и они стали пытаться разобрать завал. На то, что девушка оказалась неосторожной или просто невезучей, раз не смогла избежать встречи с металлическим осколком. И то, что они приехали именно к нам...
- Начинай зашивать сразу же, как я вытащу осколок. Можешь приготовить иглу уже сейчас... только не сломай. Я попытаюсь отсосать кровь.
- Нельзя взять и зашить ее, как разорванную игрушку - попыталась объяснить я мужчине - У нее могут быть повреждены внутренние органы, и если мы зашьем ее, это ничего не изменит - вот что я говорила про внутреннее кровотечение: когда поврежден один из органов. И с этим мало что можно сделать в полевых условиях.
Но Пэрри все-таки дергает осколок, тут же меняя его на шланг, что вызывал у меня еще больше возмущений. Антибиотики, которые призваны бороться с бактериями, попадающими в кровь и с воспалением, справились бы с заражением, полученным от "наконечника" - на то они и антибиотики, просто пить их пришлось бы два раза в день. А вот добивать женщину новым инородным организмом, который не был должным образом обработан... Я не считала, что раз уж у Лоры в брюхе торчит металлический стержень, то ей терять уже нечего. Есть чего! И это она теряла сейчас, когда Пэт словно дикарь пытался высосать кровь через шланг. Он ведь запросто мог повредить ей внутренние органы.
- Патрик! - едва чуть ли не на взрыве молю я, вытаскивая шланг. - Это безумие! Таким способом не откачать кровь, кровопотери сильнее, чем твои легкие.
- Сделайте что-нибудь! - закричал Стивен, перебивая стоны и крики мучившейся от боли женщины.
Волнение, паника, страх, отчаяние, полное незнание охватывали нас. Я надеялась, что Аарон и Яннике не слышат и не видят всего того, что происходило возле седана.
- Заткнись - рявкнула я на мужчину - Мы сейчас зашьем рану и будем надеяться, что ураган утихнет довольно быстро - я приготовила иголку. Шить живого человека это отвратительно, неприятно и ужасающе. Я чувствовала как из-за холода и тревоги меня всю передергивает, - мне не хватало хладнокровия, хотя это было очень странно, учитывая что несколько лет назад меня даже не заботило сколько людей за единицу секунды погибнет.
- Держи иголку. Я буду убирать кровь - отдав Пэту нитку с иголкой, я пыталась остановить кровь чистым полотенцем и сподручными тряпками, чтобы Патрик видел где штопать.
Несмотря на все наши старания, или из-за наших стараний, крови было много. Все сиденья, пол в машине были заляпаны. Кровь была на нашей одежде, руках, лице. В воздухе, несмотря на ветер и продуваемость, стоял этот омерзительный запах железа - запах крови. Меня от него подташнивало, но я каждую минуту напоминала себе, что кому-то хуже. Например Лоре, что перестала подавать признаки жизни, - отключилась из-за сильной боли.
Когда рана была зашита, мы перевязали девушку, закончив на этом. Не знаю как насчет Пэта и Стивена, а мне казалось, что девушка не выживет.
- Когда она очнется, надо дать ей еще таблетку антибиотиков. Можно и обезболивающее. Не давать ей есть. Воды только совсем чуть-чуть. - я боялась, что если у женщины повреждены желудок или печень, при попадании пиши и воды в организм, положение может усугубиться. Хотя я и не имела понятия насколько мои доводы были правыми и от куда вообще я взяла факт того, что пострадавшей нельзя ничего потреблять.
Я отхожу на несколько метров, там, где было еще безопасно, чтобы попытаться оттереть и отмыть руки от бардовых следов. Меня опять начало тошнить и я развернулась в сторону ветра, чтобы сделать большой вдох.

+1

34

В гениальности своей идеи Патрик не был уверен и сам, и на премию в области экстренной, хирургической или какой-либо вообще медицины сейчас не претендовал; но всё гениальное, говорят, просто - и изобретать сейчас что-то сложное он и не собирался. Самодельная трубка, нитки... собственный нож, который достаточно острый, чтобы сойти на роль импровизированного скальпеля, дорожный набор инструментов.. Пэт не боялся подобных вещей и не паниковал - на войне, на гражданке, в клубе, он видел много похожих вещей, из чего крепко уяснил, что человеческий организм - вещь далеко не такая хрупкая, какой кажется, или человеческий род попросту вымер бы давным давно - уже потому, что теми же татуировками себя украшали задолго до того, как придумали специальную машинку для них, это если не вспоминать, что африканские племена делают со своими телами и лицами и по сей день. Да и сами Пропащие сами порой вытворяют с собой интересные вещи - просто развлечения ради. Впрочем, и дети в детском саду, как и школьники, тоже ставят порой над собой эксперименты - Аарон просто вряд ли об этом будет рассказывать дома... так что человеческое тело - материал прочный. Прочнее бетона и железа. Уже потому, что способно выиграть с ними схватку...
И Патрик не злился - нету смысла в злобе. Да и вообще, злиться на тех, кто попал в беду - было не в его правилах; он и сам не раз вгонял себя в такую жопу, из которой не мог потом вылезти без посторонней помощи; оставшись посреди пустыни без колёс, когда его пред-предыдущий байк умер, например, или свалившись в колодец однажды с перепоя. Оказавшись у Агаты на дворе, в голом виде, тоже. На месте этих двоих вполне могли бы оказаться и они с ней и детьми - вот если бы Пэта приложило бы этим баннером, к примеру, и переломало три-четыре кости.
- Могут быть. - кивнул байкер в ответ. С этим не поспоришь, и он не хуже Агаты понимал, чего могут стоить такие действия - потому сразу и предупредил, что не даёт никаких гарантий; девчонка либо выживет, либо нет - пятьдесят на пятьдесят. Единственное, что его раздражало, так это паника - которую поднимал Стивен, и которой уже начала заражаться и Тарантино. Шунтирование тут капроновой нитью он не сделает при любом раскладе, но если бы органы были повреждены достаточно серьёзно - они думали бы, как Лору хоронить, а не лечить; был шанс - а Пэт в своих действиях тоже опирался на какие-то элементарные анатомические знания. Где находится желудок, где - печень, а где - почки, точно знал, во всяком случае... И не похоже, чтобы последние два могли бы быть задеты; что и неплохо, учитывая, сколько крови скапливается там. В печени вообще находится литра полтора - стратегический запас там у организма. - Изменит кое-что... - в худшую или лучшую сторону - не было уверенности. Однако вот продемонстрировать то, что он уверен в своих действиях, было необходимо хотя бы для того, чтобы попытаться прервать назревающую панику - отступать было уже некуда, а если начать дёргать вырубившуюся девушку, пытаться вытащить из плохо импровизированной операционной, это определённо её добьёт окончательно, кровь польётся, и впрямь как опилки из порванной игрушки. Патрик вдруг перехватил руку Таты, чуть приглушенно, но очень жёстко произнеся: - Иди отсюда. Успокой сына. - идея его, отвечать за свои действия - тоже придётся ему. Агата тут была не причём, потому лучше даже свидетелем её не делать - особенно свидетелем такого рода, как Стивен... не просил он её ему помогать. Так и мешать тоже не следовало... начав высасывать кровь, Пэт чуть не захлебнулся, когда парень получил следующий уровень паники, начав голосить. И если Агата, так и не ушедшая обратно в автомобиль, пыталась успокоить его словами, у Патрика был в запасе один более надёжный способ.
Сплюнув, он попросту стащил с головы свою каску и заехал Стивену по черепушке, и тот молча упал на спину, вырубившись вслед за потерявшей сознание подругой. В "лагере" моментом стало на порядок тише, и Патрик, блеснув на испанку взглядом, тут же вернулся к своему занятию, и не пытаясь скрывать, что и её мог бы точно таким же способом "отключить", если бы понадобилось.
- Хорошо, давай... - они поменялись ролями - Пэт начал орудовать иголкой, постепенно закрывая открытую рану, а Агата убирала кровь, поток которой и впрямь стал меньше с тех пор, как байкер отсосал кровь - не факт, что брюшное кровотечение остановилось, но вот до того, как затвердеет живот, у них ещё есть немного времени... Патрик поминутно сплёвывал; вся пасть, вся рыжая трёхдневная щетина, были в крови, и он ощущал её тошнотворный вкус - ощущая себя не то вампиром каким-то, не то и вовсе людоедом. Аппетит, надо сказать, пропал... Когда рана была окончательно зашита, Патрик воткнул иглу прямо в воротник своей жилетки, перерезав нить ножом, и помог Агате перебинтовать пострадавшую, смерив её пульс попутно... пока ещё жива. Будет ли жить - как и раньше: только чёрту и богу ведомо.
- Оставь таблетки здесь. Я всё сделаю... иди отдохни. - байкер поднял бесчувственного Стивена за шкирку, запихнув в автомобиль, на переднее сидение, лицом вниз. Если повреждён желудок - то и таблетки вкладывать туда бессмысленно; а для того, чтобы вколоть их внутривенно, даже шприца нет. Устроив Лору, Патрик отошёл к баннеру, сунув два пальца в рот, насильно опорожняя желудок от сегодняшнего недопереваренного обеда, соломки Аарона, и чужой крови...

+1

35

Мне не нравилось, что Патрик в который раз пытается прогнать меня, отправить куда подальше и вообще отгородить от всего. Я считала себя достаточно стойким человеком, который не упадет при виде крови, и хоть капельку знающим что делает. Не знаю чем там мог похвастаться байкер в области медицины, но и я что-то да знала. Например то, что фокус с отсасыванием крови нифига не выигрывал, потому что крови было больше, чем помещалось в его рте за один плевок. Это омерзительное на вид занятие я и попыталась закончить, предложив зашить девушку. Кровь удавалось уменьшить сподручными тряпками и полотенцем. Что будет происходить дальше - не известно. Но бинты под зашитой раной быстро побагровели на там месте, пришлось затягивать повязку туже.
- Оставь таблетки здесь. Я всё сделаю... иди отдохни. - может это называлось заботой, но я опять поймала себя на мысли, что байкер желает меня куда-нибудь отослать. Спорить сн им я не стала, тем более желание уйти у меня все-таки имелось, хоть и пространство для путешествия было теперь ограничено.
То, что Пэрри не дал девушке таблетки, я заметила, и не считала это правильным решением. Таблетка рассасывается еще до попадания в желудок, поэтому действие от нее в любом случае хоть какое-то было бы. Но чтож, подожду когда Лора придет в себя и сама дам ей наставления. Ну, или когда придет в себя Стивен. Его паника и крики не мешали мне, поэтому столь грубые методы по отношению к невиноватому мужчине, я не оценила. Он имел право знать что делают с его попутчицей, чтоб потом рассказать об этом в больнице, если та доживет до оказания помощи врачей. Не говоря уже о том, что Стив мог посодействовать в перевязке или кормлении таблеток.
Я ощущала себя усталой и измученной. День, что начался вполне хорошо, заканчивался бурей, что крушила все на своем пути, и несчастными попутчиками, встретиться с которыми я не желала. Это всего лишь желание оградить себя от неприятностей, что и без того липнут ко мне, как банные листы к коже. Хотя, может кому-то это было и развлечение, тот, кто постоянно ищет чем занять свой мозг и свое тело. Я же, да, злилась, что мое путешествие было подпорчено. Ну, и я, конечно, не желала, чтобы всего этого застал Аарон. А вот Патрику переживать за чью-то психику не надо было, поэтому в любой опасности он видел развлечение. Думаю, это глупо. Еще глупее и безрассуднее, чем бегать по стройке с автоматом.
Вижу как возле баннера корчится Пэрри и я, закончив вытирать руки, предпочла вернуться к машинам. Как раз и неповинный пострадавший Стивен очнулся.
- Черт подери - проворчал он, трогая свою голову.
- Все в порядке, ты просто упал в обморок - не хватало здесь еще и мужской драки, поэтому я поспешила загладить ситуацию.
- Как она? - мужчина развернулся назад, глянув на "спящую" Лору.
- Не знаю - честно ответила я. Не хочу, чтобы на меня или Пэта возлагали лишние надежды. Мы, вернее я, не тот человек, кто умеет спасать. Ни человеческие жизни, ни... души.
Отмыв руки и лицо водой, и кое-как приведя себя в порядок, я возвращаюсь в салон Чероки. Дети смотрели фильм про великана, спустившегося с огромного бобового стебля с небес, но отвлеклись когда я забралась на свое место.
- Агата... - Мышка хотела то ли что-то спросить, то ли сказать, но я остановила ее небрежным жестом поднятой руки.
- Надеюсь, что буря скоро утихнет. Продолжайте смотреть фильм, а я немного отдохну - откинув сиденье назад, я закрыла глаза. Попыталась уснуть, но сделать это было сложно из-за различных шумов, из-за переживаний, связанных с нашим положением, да и даже из-за Лоры, хотя я и пыталась оградиться от нее как можно сильнее.

Мы просидели еще пару часов, я успела час отдохнуть, затем переодеться в чистое. Отрыла в багажнике, в сумке чем можно покормить сына - недоеденные фрукты, хлеб с сыром, банка чипсов "Принглс".
А еще через час в окно постучался Стивен, сказав, что Лора умерла.
Сначала мы все наблюдали ее лихорадку, девушка так и не приходила в себя. А потом она просто уснула. Уснула навсегда.
Я вышла из автомобиля, закуривая сигарету и косясь на Шевроле, в котором лежала женщина.
- Можно? - Стивен "стрельнул" у меня сигарету и мы снова замолчали.

+1

36

Таблетку недостаточно просто запихнуть в рот - её нужно сглотнуть, а без сознания Лора этого сделать не могла, так что и Пэт не стал ей ничего давать. На самом деле, он не слишком-то верил и в то, что нехитрые лекарства из дорожной аптечки ей могут помочь - Агата была права, они не смогут сделать многого вне стен госпиталя, без помощи настоящих врачей; он и так сделал больше, чем было бы ему позволено... откачать кровь, с грехом пополам, всё-таки удалось; перетянуть рану - возможно, это помогло бы и внутренним органам, если бы они были повреждены, возможно и нет... кто знает? Из фонарика не сделать ни рентгеновского аппарата, ни хирургической лампы, как из автомеханика невозможно сделать хирурга, да и поставить человека обратно на ноги далеко не так просто, как починить мотоцикл, и уж точно не соберёшь заново - просто прикрутив новые запчасти взамен изношенных... Патрика мутило. Содержимое желудка уже закончилось, и казалось, что уже вот-вот пойдёт содержимое кишечника, но рвотные позывы всё не прекращались, и пищевод обжигала чужая кровь - а наглотался Пэт порядком. Проблевавшись, он просто сел на грязную землю, рядом с коричневато-кровавой лужей, и закурил, глядя в спину Агате, пытавшейся привести себя, а затем и Стивена, в порядок. Хотелось... выпить. Как и у границ Сакраменто прошлой осенью, он ощущал желание просто открыть бутылку с виски, водкой или коньяком - и залпом... к счастью или сожалению, не было ничего подобного под рукой - а если бы и было, всё ушло бы на дезинфекцию "инструментов".
И ещё хотелось уехать. Просто усевшись на мотоцикл, и сорвавшись прямо в бурю, оставив позади и этот мост, и умирающую Лору, и котёнка, смотревшего что-то в компании Яннике и Аарона, и Агату... но этого он не сделает. Это будет уже настоящей трусостью - сбросить всю ответственность на плечи Агаты и Стивена, если Лора умрёт. А она, скорее всего, умрёт... этот ураган уже унёс её душу, оставив только тело. И последнее, что она увидела перед собой - это как бритоголовый парень в каске в стиле фашистского солдата запихнул трубку в её рану... Далеко не самая лучшая смерть. И, наверное, не единственная, на пути этого урагана. Виноват ли в этом Патрик, или мать-природа, или дерево, свалившееся под колёса, или они сами, выехавшие в шторм и попытавшиеся убрать преграду?..
- Плохо. - более конкретно ответил подошедший Патрик И в этом развлечения уже не видел. Смерть могла быть весёлой только в одном случае - если умирают твои враги... Впрочем, даже в этом случае - веселье не в смерти, в чувстве победы; здесь же - кого они победили? Природу точно не смогли. Победили смерть?.. Если и так - только время время покажет. Ему и впрямь хотелось бы прогнать отсюда Агату, сделав всё самому, какой бы сильной и стойкой она не была - это не на её плечи должен был возлагаться груз ответственности, у неё уже два таких груза сидело в автомобиле, а с Живчиком - уже целых три. И ему как-то действительно стало легче, когда Тарантино вернулась в салон своего Чероки...
Хорошо, что хотя бы Стивену голову не проломил шлемом. Всё-таки была одна вещь, которую Патрик умел делать хорошо - это бить.
- Побудь с ней. Другого шанса тебе может уже не представиться. - Пэт отошёл к бурлящему потоку, чтобы умыть своё лицо, руки, попытаться оттереть кровь с жилетки и куртки, попытался прополоскать рот - хотя ощущал больше вкус песка, чем воды; а ветер, тем временем, дул всё сильнее, и прилаженный баннер дрожал, наполняя лагерь тревожным звуком. Похожим на сердечную аритмию, но с каким металлическим акцентом... тук-тук-тук-тук. Затем он просто вернулся к Шевроле, усевшись на переднее сидение, и просто глядя на воду. Продолжая наслаждаться "зрелищем" урагана, позволяя шумевшему ветру заглушить свои мысли...

Он наблюдал за лихорадкой Лоры. Его "пациентка" так и не пришла в сознание. Это был тот вид смерти, который Патрик не привык наблюдать: за те годы, что он состоял в клубе, он привык к тому, что жизни обрываются резко и неожиданно, что люди получают пули, взрываются, разбиваются на полном ходу - но не умирают вот так, тихо, почти беззвучно. Когда заранее понятно, что тот, кто находится перед тобой - не жилец.
Пэт так и продолжал сидеть на переднем сидении Шевроле, сжимая тлеющую сигарету в зубах, но уже забывая затягиваться. Лишь перевёл взгляд на Агату, и еле заметно покачал головой - хотя Стивен ей и так уже всё рассказал. Ничего не вышло. Они никому не помогли своими действиями. А помогли бы бездействием? Время вот только назад уже не отмотаешь... за Лору уже не страшно. Стивен - он вот потерял свою подругу. У Агаты в машине сидели двое перепуганных детей. За себя же Патрик переживал ещё меньше, чем за Лору - и в этом они были похожи с ней, за них бессмысленно было переживать. Оба были... Потеряны.
Мобильник неожиданно издал трель, и Патрик вытащил его из кармана, чтобы прочитать пришедшее сообщение, хотя его смысл даже не дошёл до него. Смысл был в другом... ветер затихал, и связь вернулась. И Пэт набрал номер, который хотел набрать ещё до того, как ураган начался.
- Привет, брат. - он сам удивился, как устало и безжизненно звучал его голос... - К вам движется ураган. Лучше закройтесь в клубе и уберите байки с парковки.

+1

37

Лора умерла, и... должно стать легче? Не правильно так думать и это ощущать, но вместе с горечью, осадком печали пришло и облегчение. Теперь не надо было переживать выживет ли Лора, с которой я даже не успела перекинуться парой слов. Не надо было пытаться ее спасти, придумывая изощренные способы, занимаясь поиском таблеток. Не надо было уже молиться за то, чтобы ураган скорее кончился. Все уже произошло. К остальному мы не сильно спешили.
Я стояла со Стивеном и курила. Переглянулась с Патриком, который за все время после операции, если ее так можно назвать, не сказал ни слова мне. Впрочем, меня тоже не очень тянуло на разговор, и дело не в Пэрри, а вообще. Я никогда не была особо болтливой, а уж копаться в своих чувствах, разгребать эмоции, подавно не любила, - все переваривала сама. Если не можешь изменить тишину к лучшему - просто молчи.
- Через сколько километров от сюда завал? - спрашиваю у Стивена, обнимая себя за плечи. Трясло от холода.
- Километров пять, не более - к слову сказать, мужчина держался неплохо. Или это было, пока были вопросы? Пока были другие темы, кроме как обсуждать и думать о смерти Лоры?
- Я плохо знаю эти дороги, есть возможность объехать? Ну, или разобрать тот завал? - если дерево, что упало на дорогу не толстое, то Гранд Чероки мог бы спокойно его переползти, вот только Стивена придется оставить здесь. А я еще не знала на каком этапе мы с ним попрощаемся. И когда... Ветер стихал, но ночь все же придется провести под мостом. Это будет длинная ночь и, полагаю, в джип мы забьемся все впятером.
Отправив Стивена в свою машину, я пошла к седану. Кажется, Патрик только закончил разговор по телефону.
- Появилась связь? Хороший признак - прокомментировал я, считая, что тоже надо будет позвонить в Сакраменто. Сначала Декстеру дать указания, чтобы не отпускал на эти дни Аарона никуда. Затем Гвидо передать новость, да и просто сделать контрольный звонок, который обещала.
Собственно, зачем я пришла сюда? Первым делом, чтобы проверить накрыто ли тело бедняги Лоры. Действительно ужасная смерть. Хотя смерть сама по себе была ужасна. Вот я, когда особо близко сталкиваюсь к ней нос к носу постоянно задаюсь мыслью "Боги, если я умру, это будет столь нелепо и некрасиво". Но кто умирает красиво? Умирают по-геройски, умирают как крысы, умирают быстро или медленно, умирают бесследно или шумно. Но красиво... Я не была представителем той культуры, что ценила разрушения и погибель.
- Ты тут всю ночь просидишь? - спросила я, намекая, что в машине есть еще место и не дело делить ночлег с трупом. Я вновь начала сердиться на Стивена и этот треклятый ураган, который принес мне, а мужчине особенно, столько несчастий. Очень надеюсь, что до Сакраменто непогода еще не добралась и у Кортеса хватит разума последовать моим предупреждениям, несмотря на нашу ссору и разлад. Если не ради себя, то ради сына.

+1

38

Пэт отправил телефон в карман, и обнял пассажирское сидение, прижавшись к нему виском, глядя на приближающуюся к залитому кровью Шевроле Агату. Изуродованное медицинским вмешательством О'Перри, со сведёнными болью, закоченевшими мышцами лица, с прикрытыми глазами, тело Лоры было накрыто скатертью из багажника автомобиля Стивена - наверное, пара ехала на пикник, или скорее с пикника, потому что запасов еды Пэт уже не обнаружил; наверное, это глупость - собираться на такие семейные мероприятия в штормовое предупреждение, но... идиллия Стивена и Лоры оказалась нарушена вот таким жестоким образом. Даже у него не мог не остаться осадок от этой ситуации, уж насколько Патрик, вроде бы, был хладнокровным, когда дело касалось смерти. Да что там, он на глазах Агаты застрелил двоих человек (или даже больше, учитывая, что один автомобиль всё-таки уехал) и готов был размазать ещё одного по всему переулку, но здесь ведь была совершенно другая ситуация. Пара ни в чём не повинных людей просто... ехала по дороге, никого не тревожила, и бац... Он же колесит уже шестой год, бухает напропалую, ловит телом пули - но остаётся живым. Убивает. Грабит. Торгует наркотиками, оружием. Показывает и жизни, и смерти средний палец - но почему-то до сих пор жив. Сколько было Лоре? Она ненамного старше Агаты. Может быть, даже моложе.
Патрик слышал обрывок разговора краем уха. Смысл, теперь-то, преодолевать эту преграду на дороге? Угробиться всем остальным? Лоре уже поздно в больницу. Раньше надо было пытаться. Они уже пытались, к тому же, что и привело к тому, что они имели сейчас - залитую кровью машину, труп на заднем сидении, убитого горем парня, двоих усталых людей, и перепуганную Яннике, старавшейся изо всех сил, чтобы не перепугать до такой же степени и Аарона.
- Я позвонил 911. Сообщил о случившемся... - устало ответил Патрик, посмотрев на Агату. Её здоровый зрачок блестел в темноте, но это лишь сильнее напоминало о человеческой боли - в том проявлении, в которой Пэт, своих мазохистских наклонностей никогда не стеснявшийся, не любил совершенно. И он отвёл взгляд, коснувшись своей лысой головы ладонью, переведя глаза на шлем, валявшийся на земле, в грязи. Возможно, он сядет в тюрьму за то, что совершил, пытаясь помочь Лоре - это вполне могут счесть непреднамеренным убийством... но почему-то это не очень страшило сейчас. Было вообще уже ничего не страшно... даже этот ураган не был помехой для "лагеря", который он устроил. Превратившегося в лагерь смерти - какое-то дурное поминальное паломничество. Душу Лоры, с которой даже и познакомиться не успели, уже уносил ветер... по его вине - возможно. Может быть, и нет. Ответа нету - их, в лучшем случае, даст патологоанатом, который напишет заключение, представит документ, ну и прочую бюрократическую волокиту устроит, которая ничем не поможет ни Лоре, ни её парню.
- Возможно. Тебя это смущает? - Патрик попытался снова закурить, но сквозняк затушил пламя зажигалки. Попытался снова - безрезультатно. Выругался, прикрыв пламя ладонью - наконец-то получилось. Тогда он с удовольствием затянулся, откинув голову назад, выпустив в воздух струю дыма, тут же развеянную ветром... - Попытайся поспать... я буду в порядке. Это не первый раз, когда кто-то умирает у меня на руках... - усмешка. Иногда кажется, что ему проще сосчитать мёртвых братьев, чем живых; особенно в последний год, который унёс лучших из них - тех, на кого он мог бы и хотел бы ровняться. Кроудог, например. Обидно, наверное, дотянуть до шестидесяти, и затем умереть в обычной перестрелке? Вряд ли Патрик доживёт до такого возраста когда-нибудь...
- Как там Мышка и Аарон? - спрашивает Пэт. Агата не уходит, и он просто сдвигается в сторону, садясь за руль чужой машины, освобождая для неё пассажирское место. Внутри теплее, чем снаружи. Особенно если закрыть дверь... Сын и подруга Агаты стали вроде как важны для него, ровно как и сама испанка - они проделали вместе хороший путь. Жаль, что короткий, и особенно - что он привёл их к таким вещам... очень похоже на то, что дальше к границам Мексики они поедут уже без него - если в больнице придётся давать показания, если его арестуют, не стоит их задерживать.
- Знаешь, я потерял очень многих людей. Моих друзей, моих братьев по клубу... но вот это, с Лорой, это... другое. - Пропащие знали, за что умирали. Порой даже вполне готовы были идти на смерть - и хотя окружающим эти причины казались глупыми, у них хотя бы были причины; та же, что лежала на заднем сидении, под клетчатой скатертью, умерла абсолютно ни за что. Это другое. Он и слов не мог других подобрать - просто другое. - Тот парень, чью одежду ты дала мне тогда... он был отцом Аарона? - неожиданно спросил Патрик, переводя разговор на другую тему. Не самую приятную, но всё уже отличную от той, на которую легче всего было говорить на эту тему. Говорят, нельзя резко останавливаться, так и поворачивать резко тоже не стоит, в разговорах, пожалуй, в том числе... Слово за слово, может быть, и беседа завяжется.

+1

39

- Я позвонил 911. Сообщил о случившемся...
- Хорошо - согласилась я. Только не была уверена, что мы дождемся службу спасения, учитывая какого масштаба была стихия, полагаю, мы не единственные пострадавшие. Да и стоило ли ее ждать? Помочь уже нам никак не смогут, - едва ветер стихнет, поедем дальше. Стивен тоже, наверно, поспешит доехать до ближайшей больницы, чтобы... отдать тело Лоры.
- Возможно. Тебя это смущает? - смущало ли меня, что Патрик будет спать в машине с остывшим телом? Нет, ни капельки. Может кто-то бы этого не понял, а, учитываю специфику моей жизни, я была привычна к подобного рода явлениям. Ну, я имею в виду к смерти. Как говорят, не мертвых надо бояться, а живых.
На вопрос Пэрри я ответила молчаливым пожиманием плечей, что означало скорее не мое незнание, а просто безразличие. Байкер был человеком взрослым, а значит сам мог рассчитать нужен ли ему сон, и если нужен, то где.
- Попытайся поспать... я буду в порядке. Это не первый раз, когда кто-то умирает у меня на руках...
- Да, я собиралась... - собиралась идти спать - Хотела только узнать как мы разместимся. Но теперь вижу, что проблем нет - дети лягут на заднем сиденье, расстелив их, а мы со Стивеном сложимся на переднем. Неудобно, но хоть что-то. Стерпеть можно было, учитывая всеобщую усталость.
- Как там Мышка и Аарон?
- Лучше, чем я думала - Аарон, кажется, так и не просек что случилось, а Яннике... может ей и правда стоило переключить внимание со своей беды на другую? У Стивена умерла его любимая, и это был пример для Мышки, что смерть не щадит никого. Что смерть - это то, на что нельзя рассчитывать. Я хотела, чтобы Яннике перестала искать справедливость в этом мире, и в гибели своего отца.
- Знаешь, я потерял очень многих людей. Моих друзей, моих братьев по клубу... но вот это, с Лорой, это... другое. - кажется, я чувствовала тоже самое. Все кого я знала, осознавали на какой риск идут, они сами ставили на кон свою жизнь. А Лора... она погибла случайно, просто по воли природы, не сумев выиграть эту схватку.
Я замолчала, не зная чем поддержать разговор, да и надо было ли? Оба понимали всю трагичность ситуации. И вместе с тем, я была рада, что на месте Лоры не оказалась я или кто-то из моих близких. Может, в данной ситуации мои чувства выглядели некрасиво.
- Тот парень, чью одежду ты дала мне тогда... он был отцом Аарона?
- М? - я отвлеклась от своих мыслей, поворачивая голову к Патрику - Нет, не отец Аарона - мотанула головой, отрицая это предположение Пэта - Одежда эта принадлежала моему хорошему другу. Мы вместе работали - если наше общее дело можно было назвать "работой" - Его убили. А я теперь живу в его доме и владею частью его компании. - и мне кажется, что дух Джованни из-за этого всегда висит надо мной. Что кто-то неволей, все равно сравнивает меня с прежним владельцем. Его брат, например... Мы со Стефано никогда не говорили о Риккарди.
- Надо идти спать, ты прав - замяла я тему о Джованни. Не стоит говорить об умерших - это их не вернет, только лишний раз напомнит тебе о потери, а их в нашей жизни не счесть, поэтому... просто не надо об этом думать. Не думай о прошлом, не живи им, - я пытаюсь следовать этому правилу, поэтому сейчас здесь, а не осталась в Сакраменто.

+1

40

Помочь им и вправду уже ничем не смогут, но всё-таки это не повод оставлять врачей в неведении - да и Стивену, возможно, от этого будет хоть сколько-нибудь легче. Оставлять его в одиночестве, кстати, тоже не повод, учитывая всё то, что Патрик проделал с Лорой - так что дальнейший путь, до больницы, по крайней мере, он проделает вместе с ним, а не с Агатой и ребятами - лишь затем, чтобы взять на себя всю вину за случившееся и ответственность вместе с ней. В зависимости от того, какими сочтутся их экстренные действия, это может вполне сойти за статью - и повесят её на Стивена, если рядом никого не будет. Нельзя его так подставлять. И Агату с детьми впутывать в это и тем более не нужно - у них, судя по всему, и своих переживаний достаточно. Пусть всё выглядит так, будто пытался помочь только он... всё равно не получилось. Нельзя быть героем всё время. Патрик молча затянулся, уловив молчаливый жест Агаты... она и половины всего не знала - тот, кто знал бы больше, кто знал бы значение нашивки в виде фиолетовых крыльев на правом плече его жилетки, ближе к воротнику, наедине с покойником такой элемент оставлять бы постеснялся; видимо, Тарантино и Стивен такими сведущими не были - да и хорошо, иначе бы ему было бы и вряд ли позволено сопровождать машину испанки столь долгое время. К тому же, с телом Лоры ничего такого Пэт позволять себе не собирался... Пожалуй, тут любой согласится, что случай совершенно не тот. Да и в нашивке этой, честно говоря, больше понтов, чем какого-то подвига. Правильно, не мёртвых надо бояться, а живых...
- Если Стивен не возражает, что я буду спать в его машине... - по-хорошему-то нечего Патрику там делать, но даже в большом Чероки в компании ещё одного мужика станет тесно. Пэт, впрочем, не был уверен, что будет именно спать в машине - быть может, и вправду, не особо-то нужен ему сон; зато он первым увидит, когда ветер стихнет, и можно будет отправляться в дорогу. Или скорую помощь встретит - если она подъедет за Лорой, а он не решится будить остальных...
- Это хорошо. - сигарета дотлела до фильтра, и Патрик, затушив окурок пальцами, отправил его в нагрудный карман своей жилетки, не найдя пепельницы в салоне автомобиля. - Отдай спальник пацану. Хотя там места даже для вас обоих хватит, или для него и Яннике. Он тёплый... меня не раз выручал в холодные ночи, вроде этой. - когда посещаешь штат, где мото-сезон не длится круглогодично, в самом начале этого сезона - или же в самом его конце, когда уже холодно - в седле не шибко-то выспишься. Замёрзнешь... а спать иногда приходится и в дороге тоже, не всегда попадается попутно место, где можно кинуть вещи - либо же просто не имеется денег на это место, зелёные бумажки всё-таки не на деревьях растут. - Соболезную. При работе с пушками такое дерьмо случается... да ведь? - просто чтобы уточнить - этот оружейный бизнес тоже ведь не во всём легален? А значит, они с Агатой, можно сказать, в одной сфере "работают". - Если однажды вздумаешь расширяться - позвони мне... у меня есть много друзей, заинтересованных в оружии. - могло бы получиться довольно неплохое сотрудничество. Если Тарантино этого сама захочет - Пропащие, Патрик уверен, не умрут и без неё, дело лишь во взаимной выгоде. Либо он сам однажды сможет сделать звонок - если, конечно, в ближайшее время не променяет мотоцикл на тюремную нару, потому что есть и такая перспектива, просто вслух он об этом говорить не хочет.
- Мне не стоит спрашивать, кто отец Аарона, да? - горькая усмешка. Тоже погиб, может быть? Либо его просто нет... бывает ведь и такое. Патрику и самому иногда кажется, что у него просто нет родителей - сами воспоминания о них кажутся какими-то блеклыми; однако же это не так... на самом деле - это его у родителей уже много лет, как нет. Точнее, у отца - мать уже более десяти лет, как умерла. - Подожди немного... - Патрик вдруг встрепенулся, поняв, что Агата собирается уйти, и резво скинул свою жилетку. Цвета для байкера - это высшая святыня. Если просрёт жилетку со своим именем, сев в тюрьму, отныне он в этом мире, как и для своего клуба, будет никем... ну или как там уже по его поводу решат - приятного точно не будет. Потёртая кожа с запыленными нашивками. Своего рода знамя, но для одного человека, а не для отряда... - Прошу, сохрани её. Я поеду со Стивеном утром в больницу... если не догоню вас - в Сан-Диего у нас есть чаптер, передай мои цвета тамошним ребятам. Сделай одолжение... Я предупрежу их. - пусть лучше его жилетка будет ждать его у братьев, чем будет просто выброшена... это не просто одежда. Патрик начал вытаскивать из карманов жилета содержимое, и наткнулся на увесистую связку ключей, издав неоднозначное "О!". И отцепил самый большой из ключей.
- Недалеко от Сакраменто есть трейлерный парк "Уайтвилль" - это ключ от пятнадцатого трейлера. Он мой, но я туда вряд ли скоро вернусь... так что можешь им пользоваться.
- ключ лёг поверх аккуратно сложенной жилетки, вся конструкция переместилась на колени Агаты.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свободы хватит на всех