В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » how I met my death


how I met my death

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

R I V E R   R U T H E R F O R D   &    E M I L I A   K E E L E Yдалекий 2007 год, сентябрь

https://31.media.tumblr.com/57612daf029e9f83b96ab43f0fe60a85/tumblr_mg8y8wHFHZ1rqhgiwo1_500.gif

http://media.tumblr.com/tumblr_lyll8vT61a1qb4mxmo1_500.gif

Яркая и пафосная тусовщица Эмилия, серая мышь с большими амбициями Ривер. Что у них может быть общего? Факультет журналистики, комната, знак зодиака и желание "взбудоражить мир". Разве этого мало?

Отредактировано River Rutherford (2014-05-27 14:22:02)

+1

2

внешний вид

It's a new dawn,
It's a new day,
It's a new life,
For me...
And I'm feeling good...(c)

- Sweet child in time, - тихо напевает под нос, раскладывая вещи в новый шкаф. На ближайшие пять лет, эта комната станет ее убежищем. Кто знает, как получится в жизни? Главное, что не будет лиц ненавистных одноклассников, прибитого из-за угла мешком папаши и натянутой улыбки. Теперь Ривер Рэзерфорд сама решает, кому улыбаться, а кому нет. Довольно. Лос-Анджелес встретил дочь священника приветливо - солнечная погода, температура примерно двадцать пять градусов и чудесное время, чтобы совершить прогулку и осмотреть окрестности. Телефон в беззвучном режиме и так не хочется смотреть список пропущенных. Там уж точно есть парочка вызовов от сердобольной мамаши и "святого отца". Брат обещал заехать на днях и прошвырнуться с ней по магазинам. Все-таки, он в городе Ангелов уже давненько и хорошо все знает; а Ривер срочно нужен новый гардероб. В юбках до колена и джинсах с высокой посадкой далеко не уйдешь.
И вроде бы все хорошо, и как-то все равно грустно. Рэзерфорд бежала. Без оглядки. В туман. За несколько сотен километров. Лишь бы там не знали ее имени и воспринимали, как нового человека. Здесь отправная точка, и пусть начнется новая жизнь. Она заулыбалась, бросая непринужденный взор на соседнюю кровать. Интересно, кто будет ее соседкой? Знойная городская красотка или заучка из глубинки, а может быть обычная нормальная девчонка; давайте, обойдемся без стереотипов из молодежных комедий. Все равно. Главное, чтобы не хуже тех, кто пытался играть в дружбу в старшей школе. Дети через чур жестокие - знаете такую фразу? Если бы не способность бить сходу и давать отпор всем своим обидчикам, Ривер, наверняка, до сих пор бы сидела в родном Сакраменто и жевала сопли. Ей не повезло единожды в жизни. Родится в семье священника. Всё. На этом точка. Благо на примере поступков родного брата, ЭрДжей сообразила, что выход из ситуации есть всегда. Сидеть сложа руки - не комильфо. Характер - дай Боже, и вроде как симпатичная и при  фигуре. В голове сразу же зазвучала песня Тома Джонса: "wowowow, she's a lady". Да, ладно, блондинка расслабься. Где наша не пропадала?
Так быстро. Так сильно. Так отчаянно. Она бежала от самой себя, в первую очередь. Помнишь, как сегодня села в самолет, а в горле стал предательский ком и слезы подступали... но сжав волю в кулак, ты стерпела и проглотила его. Помнишь, как попросила у стюардессы двойной виски, а она отказала тебе со словами: "Девочка, тебе сколько лет?" Ты же никогда ничего не пила, какой к чертям Джек Дэниелс? Руки перестали трястись только тогда, когда ты зашла в комнату общежития. Отлегло. Но тебе страшно. Господи, Ривер, как же тебе страшно. Вдруг дверь заскрипела, и на пороге появилась красивая девушка с огромным чемоданом на колесикам. Show must go on, baby.

+1

3

Nirvana - Smells Like Teen Spirit


Свобода. Всего семь букв, а это такое значимое слово для нее.  Она так долго ждала этого момента, десять лет, не меньше. И нет, я сейчас говорю не о колледже, а о том вожделенном моменте уезда от своей семьи; от отца деспота и идиотки мачехи. Наконец, это свершилось. Этот момент, что у всех подростков переломный, в ее жизни был таким же. Эмилию опьяняла мысль о долгожданной свободе. Как и у всех подростков, в глазах блестели огоньки, от одного лишь только представления о том что сейчас перед ней целая жизнь, которая находится полностью в ее руках. Детские игры закончены, больше нет гувернанток, что вечно стоят за спиной и заставляют зубрить философию Гегеля и латынь, больше нет отца, что постоянно ругает ее по утрам за позднее возвращение домой, больше нет мачехи что то и дело пыталась вмешиваться в ее жизнь, то и дело заглядывала к ней в комнату с проверками насчет алкоголя, перебирала гардероб и выкидывала ее любимые вещи. Или, еще хуже, она и вовсе в тот момент мнила себе ее родной матерью, когда дело касалось ее школьных отметок. Эмилия училась хорошо, стоит признать, пусть школа была на самых низких положениях в чарте ее интересов, но она знала что учится нужно. Но она никогда не посвящала особого внимания школе, ей просто везло, как вообще везло во многом. Она знала что является баловницей судьбы, и само осознание этого невероятно льстило. Она это знала но никогда не ценила а лишь всегда при каждой удобной попытке набивала всем на нос. И пофиг что большинство тех что с ней дружат, ее ненавидят, ведь им никогда не стать как она.
В главе зависимости от других в ее жизни наконец поставлена жирная точка. Сегодня, она открыла новую страницу, начала полностью новую главу, что совершенно не будет похожа на предыдущею. По крайней мере, так она себе поклялась. Теперь, она будет полностью сама распоряжатся своей жизнью, единственным участием отца будут деньги, что он будет ставить каждую неделю на личную кредитку, что появилась у нее почти пару лет назад. Коннор Кили, достаточно грозный человек, которого невероятного боялись подчиненные, несмотря на абсолютно невзрачный вид обычного семьянина, вчера наорал на свою дочь хорошенько. Но она знала в глубине души, что она одна из тех немногих личностей перед которыми его сердце не выдерживает и топиться как мороженое на летнем солнце, Эмилия знала и не ошибалась что спустя всего пару дней, неделю максимум, поостыв, отец сам позвонит ей и будет расспрашивать как она. Это было полнейшей правдой, можно забежать немного вперед и сказать что так именно оно и случилось. Нечестно? Возможно. Но она была любимицей судьбы.
Самолет. Эмилия недовольно морщится, пытаясь в очередной раз устроится в кресле, поправляет огромные наушники. Перелет совсем нелегкий - около шести часов, Лос-Анжелес - другой край страны. У девушки раскалывается голова от всего, это было похоже на ад, все шумело. Конечно, здесь и не только самолет, в таком состоянии она находится и по своей вине - последствия прощальной вечеринки устроенные в ее честь. Если честно, она до сих пор была немного в чувствах но и под влиянием вечера, который вовсе не дался легко - клуб, травка, реки алкоголя, все было как положено, но дело в том что среди ночи она улетела. Грустила ли Эми? Возможно немного, но мечты и мысли о новой жизни полностью поглотили ее и она старалась не думать о старой. Это прошлое, это забыто, забудь, и не парься - повторяет она себе едва слышно вслух, пока все нормальные люди в салоне спят. Но есть персона что так и не выйдет из ее головы. Ее младший брат, Шон. Девушка его очень любила, возможно жалеть его не надо было, но все же... В семье к парню относились лучше чем к ней, наверное из за того что он единственный и родной ребенок мачехи. Можно сказать что Эмилия не утрировала - в их семье давно был конфликт на эту тему, и стоит признать что ее мачеха никогда бы не признала ее до конца. Все бы было по другому, если бы ее мать не умерла родами. Возможно, она бы сейчас не летела в Лос-Анджелес, но ее отец бы точно не стал одной из вершин криминального нью-йорского мира. Эмилия была очень похожа на свою покойную мать, она была ее копией по внешности и по характеру. Только была разница в одном - ее мать была счастливой а Эмилия лишь жила мнимым счастьем. Она думала что счастлива, но на самом деле, почти всю жизнь, в сердце росла дыра что расширялась все больше. Какие дыры и пропасти души в восемнадцать лет, спросите, вы, но ей иногда было очень плохо. Пусть она и убеждала других что  довольна своей жизнью, а ее девизом было - быть Эмилией Кили это круто.
Наконец прилетели. Полчаса возни в аэропорту, в поиске багажа, лихая поездка в такси, и спустя час после прилета она оказывается в  общежитии. Время раннее, по логике вещей она бы сейчас спала, если не целый день. Улыбчивая женщина встречает ее, предлагает чай или кофе, отказываюсь. Девушка тащит за собой чемодан, достаточно тяжелый, но даже в него не уместились все вещи, остаток пришлют из дому на следующей неделе. Сейчас, ей пожалуй хотелось бы оказаться одной в этой каморке что будет называться ее домом. Эх, не видать ей больше ее самой крутой комнате на свете, с двухместной кроватью. Но, если подумать, она сама этого хотела.
Эмилия открывает дверь и с удивлением обнаруживает в комнате девушку. Небольшая, почти миниатюрная, миловидная и очень даже симпатичная блондинка, с зелеными глазами. Эми внимательно оглядывает ее, с ухмылкой. Да, это была ее манера общения, ну что тут поделать. Девушка приподнимает бровь.
- Хм... полагаю ты моя соседка?, - немного холодно, поставленным тоном спрашивает она. И не дождавшись ответа, продолжает.
- Эмилия. Тон не очень дружелюбный, но это пожалуй максимум что от нее получит эта девочка, что выглядит немного запуганной.

+1

4

А, давайте, на секунду отвлечемся и представим, что Ривер Рэзерфорд - на самом деле не дочь священника и не посмешище всея старшей школы. Поменяем их ролями. Как бы сложилась ее жизнь будь она на месте этой... кхм... Эмилии? Возможно, в таком случае ее каблуки рассекали бы по коридорам, как минимум, Гарварда. Первые курсовые работы печатались в знаменитых журналах, типа "Esquire"; старые кеды "Найк" давным давно валяются на помойке, уступив дорогу фешенебельным "Louboutin", а в числе поклонников - молодой Брэд Питт. Так она себе представляла родится в нужное время в нужном месте. Хотя, если смотреть правде в глаза, Ривер через чур поддатливая внешним раздражителям и вполне могла тупо спиться, скуриться и подохнуть в ближайшей канаве. Но рассуждать об "если бы да кабы" можно бесконечно и утомительно. На деле, она сидела на своей кровати и пялилась на красивую шатенку в дверном проеме, которая со всей присущей ей надменностью представилась. С первого взгляда, она была даже хуже девчонок из школы. Вспомнить только старосту их класса, язву по имени Кэндис Майлз... брюнетка, из семьи со средним достатком; кажется, ее родители были штатными бухгалтерами в большой корпорации; не сочтите ЭрДжей сукой, но она была бы в разы страшнее, если смыть нанесенные килограммы грима... да, и вообще мисс Майлз - не фонтан, но почему-то очень нравилась парням. Как вариант из-за своего строптивого характера - мужчины выбирают дерзких. Так вот - украденное у Ривер полотенце в спортивной раздевался; приклеенные к стулу жвачки; разрисованные тетради и обидные прозвища - это было дело рук Кэндис Майлз. Скучала ли она по ней? Черт. На лице появилась странноватая усмешка, а в голове мысли о том, как Рэзерфорд размажет неприятельницу по стенке, вернувшись в Сакраменто абсолютно успешной особой.
- Да, именно. Я Ривер, - вскочила с места, наверное, через чур резко. Главное, с ней подружиться, чтобы последующие пять лет тоже не показались адом. Она просто устала давать всем окружающим отпор, огрызаться и слыть по жизни одиночкой. Ей нужна подруга. Прямо сегодня, сейчас... а остальные - bridges burning. Больше, ведь, нет школы. Она осталась где-то там за спиной. Эра новой Ривер Рэзерфорд - здесь не надо боятся. Ты сама пишешь свою особенную легенду и не обязана рассказывать всю правду окружающим, - Не сочти меня наглой, но я бы не отказалась от твоей помощи с выбором гардероба. Мой отец священник, и я сбежала из дому в поисках приключений, - хотя, плевать на все прелюдии; лучше расставить все точки над "И" в этот момент. Если начнет высмеивать - пошлет на три веселых буквы. Значит, эта девчонка ничем не отличается от той же Кэндис, мать ее, Майлз. А если соболезнующе кивнет - значит не перевелись хорошие люди на нашей планете. ЭрДжей интересовал итог беседы в общем. Будучи максималисткой по жизни, ей необходимо высосать зерно истины из пальца.
- Надеюсь, ты не против, что я УЖЕ заняла кровать возле окна, - делает ударение на слове "уже". Благо немного раскрепостилась и чувствует себя гораздо увереннее. Главное, начать говорить. Далее все пойдет, как по накатанной. Только бы не переборщить с напором. Ведь, чувство меры у Ривер так себе. Она не обладала врожденной сдержанностью и часто несла всю ту чушь, что вертелась на языке. Привыкла отвечать тем, кого что-то не устраивает - "детство в моей заднице бессмертно". Но поверь, милая, оно сдохнет даже раньше, чем ты можешь себе представить. Падет смертью храбрых. Посмотри в окно, там твой кампус и радужные перспективы. Эра, где закончилась закомплексованная плакса Ривер и выросла циничная ЭрДжей. Жизнь, в которой больше нет места прошлому. Ты строишь новую историю, закрываешь ветхую книгу в эпистолярном стиле, убираешь на полку... или еще лучше сожги! Мосты принято жечь. Ведь, чем ярче они горят, тем виднее дорога в будущее.

Отредактировано River Rutherford (2014-05-28 12:16:57)

+1

5

Какой бы она там не была, а воспитанием и хорошими человеческими качествами, мисс Кили не особо отличалась, она не была уж такой сволочью, какой пыталась казаться. Зачастую, она намеренно вела себя худшим образом, чтобы именно отпечататься в сознании других злой сучкой. Но невозможно скрыть свою настоящую сущность, каким бы образом не пыталась. Она была добрым и милым человеком, в глубине своей души, человеком что была невероятно потеряна в этом мире. В ее жизни невозможно было жить жизнью обычного нормального человека, невозможно было просто жить и наслаждаться, не особо задумываясь о последствиях чего либо. Эмилия жила на постоянных нервах, каждый Божий день, был лишь сплошной нервотрепкой. Будь то из за семьи, так как в доме постоянно царила неспокойная атмосфера, и отчасти это была вина Эмилии, будь то из за школы, так как там было не лучше. Нервотрепки, не только выматывают человека - со временем это лишь укрепляет нервы, делая их почти что стальными. Но и меняет тебя, делая тебя еще жестче чем ты являешься. Душу и нутро невозможно изменить - с этим мы рождаемся, но все же, она далеко не позитивная героиня. Она была одной из тех что умела очень хорошо притворятся ангелом, когда ей это было нужно, по необходимости Эми так мило хлопала своими зелеными глазками, что создавалось впечатление, что наверное лучше и мягче персоны просто не существует в данном измерении. Казалось бы, еще немного, и на спине прорежутся крылья. Однако, стоило ее только разозлить и милый вид исчезал, словно и следа не было. Невозможно передать всю метаморфозу ее состояния - стоит лишь увидеть ее глаза, что так злобно блестели, а к щекам девушки приливала кровь, словно отражая все ее состояние. А дальше можно было ожидать чего угодно - удары, крики, да все зависело от программы на данный день. И она не собиралась себя контролировать, отнюдь, более того, она вполне думала что все делает правильно, как и надо.
Она ожидала много от этого своего решения. Как бы там не было, это было первым серьезным решением, что она приняла полностью самостоятельно. Теперь ее жизнь была только в ее руках и это невероятно радовало. Она сбежала наконец из этой золотой клетки, в которой ее так долго держали. Отныне, все будет по другому. Никто не будет сметь унижать ее, как это делала все годы мачеха и говорить как жить, как это делал отец. Вся ее компания, с которой она дружила (хотя хороший вопрос, было ли это дружбой или просто очередной попыткой скрыться от себя), осталась в Нью-Йорке. Она начинает полностью с нуля. У нее есть выбор, продолжит ли она свою дальнейшую дороги, плохой девчонки, что не знает никаких преград, и что откровенно плевала и плюет на все принципы или же станет более человечной. Это был решающий момент, ведь перед всеми людьми надо быть одинаковой. И это, возможно, первое правило школьной иерархии - играть перед всеми лишь только одну роль. Только ее. И не менять ее...пока это не будет нужно.
Эмилия стояла и внимательно разглядывала эту девочку. Ей было всегда наблюдать за незнакомыми ей людьми, разглядывать их поведение, как они ведут себя в различных ситуациях. А ведь и правда, ситуация была специфичной, не каждый день, уезжаешь в колледж и знакомишься с соседкой по комнате. В данный момент, Эми очень мало говорила, что было совсем не типично для нее, она больше слушала. Выслушав блондинку, девушка усмехнулась, приподняв бровь - это была ее абсолютная нормальная реакция на абсолютно любое происходящее, будь то позитив или негатив, она всегда так реагировала...это было ее фирменным знаком, что ли.
- Интересное имя, - задумчиво заключила девушка, смотря ей прямо в глаза. И нет, тут она абсолютно не лукавила. Насколько она помнила, река да и вообще вода, всегда символически означала смерть и ненастье. А тут такое имя, что красиво звучало и подходило девушки. Эми задумалась об этом ненадолго, но не настолько долго, чтобы этим заморачиватся.
Дочь священника? Да уж, видимо судьба сегодня эдакая шутница. Дочь мафиози и дочь священника в одной комнате, как мило. Вот вам демократия в полной мере. Это была забавной мыслью, на губах проскользнула улыбка.
- Приключения, дочь священника, - задумчиво повторила про себя Эмилия, но это было все таки слышно. -Мда. А точно план как стать плохой девочкой у тебя есть? Идеи, задумки? С чего ты начнешь?, - продолжила она. Нет, это вовсе не было желанием помочь или еще такое, но просто ей было интересно. О чем думает эта девушка. Все таки, как оно пошло, ей же жить с ней, а живущего поблизости тебя надо узнать как можно лучше. Но опять таки, никогда особо не подпускать.
- Вот если я сейчас тебе скажу что это мое место, пусть ты и первое его заняла, что ты сделаешь чтобы доказать свою правоту? Как ты поступишь если хочешь измениться?, - сказала Эмилия, попадая прямо в цель. Но ведь это действительно виделось что Ривер хотела измениться. Она видела в глазах блондинки некую неуверенность и страх, но зачем, к чему это?
- Давай, будь собой, постарайся. Постарайся у меня отобрать ТВОЮ кровать. А потом могу и с гардеробом помочь,
- оставив чемодан у стены, прошла девушка, усаживаясь на кровать у окна, на которой блондинка, судя по всему, разложила свои вещи. Да, место конечно было лучше чем просто у стены, но ей было плевать где она будет спать. Ее обожаемую кровать это все равно не заменит. Ей просто было интересно как покажет себя девушка да и на что Ривер способна ради своего.

+1

6

Интересное имя? Серьезно!? И это говорит ей девушка с именем Эмилия. По всей видимости, в Лос-Анджелесе каждую вторую так зовут. Сейчас Рэзерфорд выйдет на территорию кампуса и встретит сборище Андромед, Персефон, Эйфорий и Медей. Налетайте, меня зовут Ривер и у меня интересное имя. Она подняла глаза на собеседницу; вспоминался сразу же персонаж из мультфильма "Приключения муравья Флика", руководитель цирка жуков - клоп Эмиль Блох. Стоит ли ей об этом говорить? Думается, нет. Мало ли, вдруг эта самоуверенность напускная, а на деле девочка обидится и будет всю ночь плакать в подушку. В школе было много таких. И даже сама Ривер была из их числа. Девчонкам не ее круга просто-навсего хотелось сломать ее внутренний стержень; заставить истерить на публику; высмеять. А стержня-то и в помине не было, он образовался за долгие годы издевательств и научил разбираться в окружающих людях. По соседству с семейством Рэзерфорд был дом Хартли. Их дочь ходила в один класс с нашей героиней. Отношения с девочкой сложились еще давненько, во времена детского сада. Но существенно испортились, так как отпрыск Хартли ни в какую не хотела жертвовать своим статусом среди "подруг" ради милой соседки. Злые девчонки пускали различные сплетни. Например, о том, что Ривер только притворяется няшей-монахиней, а на самом деле является первоклассной шлюхой; дома у нее коллекция фаллоимитаторов и блокнот с номерами футбольной команды. Или что там еще могут придумать малолетние сучки? Хартли, кажется ее звали Пейтон, смеялась вместе с ними и радостно подгавкивала. Хотя, и каждый день возвращалась со школы вместе с Ривер и не по наслышке знала о благочестивости соседки. Но сплетни - такие сплетни. Люди привыкли принимать все на веру. И чаще всего слухи воспринимаются, как подлинная новость. Если бы в нашем мире подобная система не работала - профессия репортера или журналиста была бы ни к чему. А так, Рэзерфорд даже собирается изучать это в университете.
- Я не собираюсь становится плохой девочкой. Я собираюсь становится личностью, неподвластной чьим-то указам, - в частности, папы-священника. По-моему довольно достойный ответ. Она внимательно наблюдала за своей новой знакомой, и понимала - деньги правят балом, без них бы эта девочка загнулась. Разодетая по первой моде; в туфлях, которые, пожалуй, стоят дороже машины Ривер... она напоминала печальную фарфоровую куклу с одной единственной эмоцией-реакцией на все раздражители - изогнутая бровь. Интересно, а у нее есть кнопки, вызывающие смех, плач или даже просто улыбку? Она живая? Настоящая?
- У меня сейчас начнется истерика, - Рэзерфорд расхохоталась, закрывая лицо руками; к горлу подступал ком, сейчас бы не помешал стакан воды. Неужели, она решила, что блондинка в самом деле такая беспомощная? Значит, этим можно пользоваться в дальнейшей жизни. И, возможно, она даже найдет себе парочку поклонников, которые будут повсеместно ее жалеть и делать ей курсовые проекты, - Дорогая, ты, по-моему, ошиблась дверью. Общежитие психологов дальше по улице. Здесь живут журналисты, - нет, серьезно? Эмилия подумала, что Ривер у нее, якобы, должна что-то отбирать. Немного успокоившись, она села рядом с ней. Между только выложенные из чемодана блондинки вещи. Вопросительный згляд из-под светлых бровей - "ты видимо не шутишь?"
- Я пришла сюда первая. И я, кажется, сделала ударение на словосочетании "УЖЕ заняла". Если в твоем мозге есть капелька серого вещества, то мне не придется ничего доказывать, - сделай мне услугу, ладно? Она наигранно захлопала ресницами и стала похожа на живую куклу Барби. Кстати, когда Ривер распускала волосы - сходство было очевидным. Благо, голова была не резиновой и пустой.

+1

7

Но даже несмотря на всю свою популярность, весь пафос, всю показуху, она часто не могла решить какой же ей все таки быть. В школе у Кили была репутация бешеной оторвы, с ненормальным нравом и распущенными взглядами на жизнь. Однако, такая картина стояла в глазах лишь у сверстников - перед учителями, да и отцом, она старалась себя показать как идеальную ученицу, идеальную дочь. Вот такая двойственность, что была абсолютно не свойственна всем. Но она старалась. Возможно, даже можно сказать что у нее получалось. Все ее учителя лишь удивленно размахивали глазами, стоило услышать о Эмилии хоть что-то плохое. И нет, никто упорно не верил в это, ведь это же невозможно. Такая красивая а главное умная девушка, с такими манерами, наверняка постигнет свои высокие цели, - сразу вспомнилась речь ее классной руководительницы, пожилой преподавательницы миссис Фостер, вроде бы педагога со стажем. Но нет, даже она ничего не понимала. Кили действительно обладала выдающимся даром пускать пыль в глаза.
А вот кем она была на самом деле? Ведь у каждого есть сущность, от которой не сбежать. Я знаю о чем вы подумали и нет, скажу сразу, пусть и думается что это именно так, она не была плохой. Эмилия не была причиной всех проблем этого мира и исконным злом. Скорее всего...девчонкой которая просто терялась и утопала в грязи все больше, закапывая себя туда собственноручно. Возможно, все бы было по другому, если не семья, если не деньги, если не влияние отца. Когда она жила в Нью-Йорке, она пыталась сбежать от громкого имени своей семьи, сбегала к своим итальянцам родственникам, что жили в Маленькой Италии, достаточно сплоченно и дружно. Но, даже там надолго ее не хватало. Она была слишком сложной личностью для того чтобы просто наслаждаться обычной жизнью, носить обычные вещи, сопровождать каждую трапезу молитвой, просто радоваться летнему дождю или чупа-чупсу. Хотела бы но не могла. Ей было всего восемнадцать, но ее жизнь была еще той дырой, если так разобраться. Только безумие, только хардкор. Ночь вне дома, как классика, день начинается всегда с банки энергетика или аспирина. Неудивительно, как она никогда не толстела и как она постоянно ходила с кругами под глазами, в своем возрасте, что так хорошо умела скрывать косметикой...
Эмилия смотрела на Ривер. И не могла понять. Чего же ей больше хочется? Подружиться с ней или нет? Показать всю гадость своего характера, о которой даже она подозревала или просто быть обычной? Нет, нейтральность не ее конек. Итальянка внимательно слушала Ривер, возможно в глубине ее души, ей было ее жаль. Но сегодня видимо, у Эмилии совсем нет настроения и поэтому... Эта жалость, что все таки иногда да помогала тому что ситуация наладится, сегодня не поможет.
- Личностью?,
- рассмеялась теперь уже девушка. Было как-то смешно слышать такие серьезные слова из ее уст, она была слишком серьезна, и черт, это напрягало. - Чтобы стать личностью, надо просто проходить через какие-то трудности. Они у тебя были? Или ты всю жизнь просидела дома... - уже по женски начав наезжать,спросила Эмилия и ухмылка из какой-то ироничной приобрела очертания уже раздражительной. Эта девочка как-то действовала ей на нервы. Впрочем, думается, это наверняка взаимно, так как лица у обеих были одинаковые. И они совсем не были рады обществу друг-друга.
Эмилия проигнорировала ее сарказм, что же, пусть тешится девочка. Она лишь смотрела на нее внимательно, с ухмылкой. Те кто ее знали, знали что такой пристальный взгляд со стороны Кили, вовсе не означает добро. Впрочем, Ривер наверное тоже скоро узнает.
- Смейся, может и смешно,
- пожала плечами Эмилия. - Однако, если бы ты действительно была будущим, прошу заметить, СТОЯЩИМ журналистом, то знала бы что профессия журналиста очень сложна и трудна. Понимаю что тебе скорее всего придется составлять гороскопы и статьи на тему любви полов, но... На самом деле, это симбиоз всех возможных профессий, надо быть и репортером, и философом, и литератором, ну и конечно, психологом. Жаль что ты это не понимаешь, очень жаль, - намеренно скорчила "грустную" мордочку Эми, покачав головкой, и взмахнув волосами. Так она делала всегда когда едва сдерживала себя.
Она встала с постели, отряхнула руки и подошла к этой девочке. Девушка была выше ее, почти на голову, поэтому это выглядело забавно, стоит признать.
- Если бы у тебя было хоть немного серого вещества, или cerebrī, в голове, то ты бы знала что лучше со мной не связываться. Надеюсь...понятно?, - почти шепотом произносит девушка, вставляя латинское слово. Этот мертвый язык она учила с детства, и она даже могла бегло говорить на нем. Впрочем, не суть. Предложение Эмилии которое она на самом деле сказала было очень правдивым. Наверное, когда нибудь Рэзерфорд вспомнит эту едкую фразу, понимая что брюнетка была права и предупреждала ее. А может и нет, кто знает.

Cerebrum - мозг (на лат.)

off

извини за задержку и за латынь, но мне понравилось ее вставлять))

+1

8

Сегодня Ривер могла начать новую жизнь, оставив все незавершенные планы в прошлом; могла забыть старые обиды, просто прогуливаясь по помещению, которое на пять лет станет ее новым домом; могла растоптать в прах старую Рэзерфорд и воскреснуть из пепла, как феникс. Обновленной. Сильной. Уверенной в себе. Но судьба подкинула ей внеочередное испытании по имени Эмилия. Нормальный порядок вещей. У нее, ведь, не бывает, как у людей.
- Оставь свой дерьмовый анализ при себе, - блондинка фыркнула, недовольно выслушивая эту околесицу, - я не обязана отчитываться, - характер в ней был, оставалось только выполнить некоторую ретушь и можно получить вполне сносное, образованное существо женского пола с задатками лидера.
С каждой новой минутой, она все чаще возвращалась в хаос собственных переживаний. А что если все будет также? А что если ничего не изменится? А будут ли силы? Хватит. Точка. Здесь никто не должен увидеть ее слабости. Она понятия не имела, что "профурсетка" имела в виду под словом "трудности". Ривер удалось пройти сквозь вселенскую ненависть, сохранив настоящую себя - это ли не испытание? А что может знать о "трудностях" - девушка в туфлях фирмы "Louboutin"? Как это - пить до потери пульса всю ночь и явиться в восемь утра в школу?
- Это говорит мне девушка, для которой потолок - это колонка с погодой? Слушай, литератор-психолог-философ, может спустишься с небес и включишь чайник? - она еле сдерживала себя, чтобы сочно послать соседку к чертовой матери. Рэзерфорд была напрочь лишена внутренней дисциплины, которую папаша-тиран так уверенно в ней воспитывал. Но некоторое чувство такта все же присутствовало. Сейчас она напоминала заряженный для русской рулетки револьвер. Готовность выстрелить в любую минуту, но вдруг девчонке повезет. Закидывает ноги сверху на кровать и слышит неприятный скрип. По всей видимости, в этих комнатах резвилась не одна студентка; и не две - ставит галочку где-то внутри себя о том, что стоит постирать матрац. Ну так... на всякий случай.
- Если бы ты не была так занята самолюбованием, то, наверняка бы знала, что серое вещество находится, непосредственно, в твоем cerebri и отдельно от него существовать не может, - снова ухмылка и издевательский взгляд из-под бровей, - Хотя, ты последние полчаса упорно оспариваешь эту теорию, - остается только ждать - кто сорвется в первую очередь. Да, Рэзерфорд с удовольствием бы уступила свою очередь, совершенно не пренебрегая мерами приличия. Но, может, стоит подождать, когда соседка сама попросится в другую комнату и "надуманная" война за кровать будет окончена без жертв. Она не сразу поняла, что подобное хамство с быдло-окончанием "...понятно?" будет обращено к ней. Да, ладно? Неужели, девушки, зацикленные на длине собственных ногтей могут так разговаривать. По всей видимости, родители забыли дать ей должное воспитание, перед тем как набивать кошельки "капустой" и платиновыми кредитками. Глаза медленно скользили по унылым бежевым стенам и представляли, как на них появятся картины/фотографии/да, что угодно. Лишь бы разбавить болезненный вид жизненными красками. Естественно, уверенная в собственной правоте; уже где-то внутри себя заключила "девочка, твое место в цирковом училище", но чувство такта запрещает сказать подобное вслух; желание быть рациональной не позволяло покинуть занятые территории, а задница желала продолжения банкета. Сарказм в ответ на едкость; равнодушие в ответ на поучения. Не стоит ругаться с человеком, который всю жизнь только и делал, что давал отпор.

+1

9

Характер подобен дереву а репутация его тени. Так часто мы заботимся именно об этой тени, забывая о том самом дереве, что нуждается в поливке и уходе. Всю жизнь, она старалась произвести впечатление, понравиться всем и быть любимой со стороны каждого - будь то преподавателей, семьи или друзей. И стоит признать, за столько лет мастерства этого лицедейства, этого упорного снятия масок, у нее это получалось. Эмилия точно знала как и перед кем надо себя показать. В данный момент, она лишь не давала себя в обиду, так как случилась ее встреча с девушкой что повела почти же как она, немного агрессивно и нагло. А она как самый настоящий лидер всегда пресекала попытки чтобы кто-то забрал у нее ее место. И в каждой девушке, что вела себя так же, видела соперницу, что могла в любой момент напасть. Это ненормально так думать и жить в таком напряжении постоянно, но что же поделать. Жизнь ее хорошо научила, бороться и не сдаваться. Изначально ей повезло в жизни, ну если не считать смерть матери, она родилась в более чем благополучной семье, отец из всех сил старался дать ей все, чтобы она ни в чем не нуждалась. И правда, с самого начала, у нее было все, что может пожелать любой ребенок. Она уже где-то слышала в доме ту мысль что ее отец бы не стал тем кем является, если бы не она. Другое дело, кем же он стал. Ее семью уважают в Нью-Йорке, в глазах обычных людей, это бизнесмен эмигрант, что добился своими руками всего. А в глазах криминального круга, это семья Коннора Кили, человека что всего за четыре года пребывания в Америке, смог достичь своего, так как убил своего босса, у которого начинал. Убил собственными руками, которые даже не дрогнули, когда он нажимал на курок. У нее было почти все, а не было лишь одного, пожалуй, самого важного. Эмилии не посвящалось настоящее, искреннее внимание. Отец был всегда занят, если сосчитать, то он был всего на двух или трех ее днях рождения. Мачеха и подавно не обращала на нее внимание, к тому времени родился Шон, ее первенец, которого она любила, в отличии от нее. Были еще старые гувернантки, что учили ее манерам, поведению, да классическим наукам, но чувства тех к ней заканчивались как только заканчивался урок. Да, можно сравнить ее в те моменты с крокодилом Геной из советского мультфильма, может ей тогда стоило развешивать объявления о поиске друзей? В любом случае, глубокое одиночество, что словно дыра, зияла в ее сердце, началось именно тогда. Со стороны казалось что у нее нет абсолютно никаких проблем, а она просто, с жиру бесится, на самом деле, ей действительно было очень плохо внутри. Есть хотя бы одна положительная сторона всей этой истории, Эми поняла что не в деньгах счастье. Вовсе не в них. Богатые же, на самом деле, намного больше плачут.  А счастье, оно глубоко в нас, и его так тяжело вытащить. Можно конечно и попробовать купить счастье, каким нибудь неординарным способом, но оно скорее всего окажется гнилым на ощупь.
В школе ничего не изменилось, она так и не нашла тех самых лучших друзей, которые упоминаются в каждом дурацком тесте из подростковых журналов, каждом фильме, многих песнях. Все это и сделало ее такой какая она есть, и вряд ли девушка когда либо измениться. Вот именно поэтому, сейчас с Ривер, она и вела себя данным образом. Потому что никто не имел права трогать ее и оспаривать авторитет. А самое что ужасное, она и сама понимала, что возможно девушка тоже права и ее идеальное видение мира, вовсе не настолько идеальное как ей кажется. Ведь невозможно чтобы они обе были правы. И это злило Эмилию дополнительно.
- Вижу ты прямо как гадалка, пришла тут и знаешь уже все обо мне?,
- с усмешкой продолжила девушка. - Жаль, возможно я бы действительно могла тебе помочь. Впрочем, не суть, абсолютно плевать то о чем ты думаешь и как смотришь на эту жизнь, извини, у меня есть свои планы. На худой конец, знаешь, если так разобраться, здесь, как и в любой профессии, деньги решают большую часть, - девочка уже начала огрызаться, она говорила эту фразу полностью соответствуя своему образу богатой папиной дочки. Но это не значит что она считала это честным и что она действительно, была такой. Именно поэтому она и сбежала сюда, сбежала от себя, той старой, потому что хотела чтобы все было по другому. Но видимо - не выходит.
Эмилия была на грани чтобы сорваться и наговорить много неприятных слов. Но выдержка и какая-то внутренняя скала, что как в мультиках, уже заполнилась почти до верху, видимо, сдерживали ее. Брюнетка громко выдохнула и нацепила на лицо милую такую улыбку, что появлялась на ее лице всегда, а в таких ситуациях особенно.
- Ах дорогая, - начала она, даже не думая что будет дальше. - Если бы ты знала что то что я сказала и означает непосредственно, мозг, только на великой и могущественной латыни, - она всегда так делала, когда хотела удивить или вогнать в краску кого либо, не подумаете что Кили уж настолько чокнутая чтобы действительно говорить на мертвом языке в реальной жизни. - Что же, не каждому дано, - она закончила свою мысль и направилась к двери.
- Всего хорошего. Наслаждайся моей, упс, то есть своей кроватью, ну пока меня нет, - сказала Эмилия и вышла. Вышла и глубоко выдохнула. Почему ей всегда попадаются такие идиоты, почему никогда нету нормальных людей рядом?
Эту ночь она разумеется не провела в комнате, а нашла себе компанию. Таких же, с виду как она, богатых и крутых девчонок, с которыми провела почти целую ночь в баре. Когда пришла в общагу, блондинки в тот момент не было. Пожалуй, это и было началом, той самой запутанной истории.

Прошла неделя. Эмилия и Ривер почти не виделись, но когда сталкивались, то невидимые молнии просто метались со стороны каждой. Эми едва себя сдерживала, чтобы не сказать что-то этой самой невинности, девочке-зазнайке, но если честно, получалось...хм...едва. В конце концов нервы начали сдавать и Эми решила наведаться к управляющему. Чтобы ее переселили. По возможности в одиночную комнату. Но тут ее резко поставили на место, сказали что пока ничего пока сделать не могут. Вот и пришлось ей проглотить это, хотя терпение ее было совсем на пределе. Не хотелось подключать к этому отца - а то как же она докажет свою независимость? Внутреннее терпение постепенно давало сбой, но пока у нее не было выбора.
Перипетия наступила в один прекрасный понедельник, когда рано утром, на одной из пар, их решили отправить на задания на телевидение. Преподаватель, старый, интересный человек, распределял пары сам.
- Ривер Рэзерфорд и...Эмилия Кили. Здесь?, - услышала она голос и удивленная, даже с физиономией неприятности, Эмилия повернула голову на Ривер. Она не ослышалась? Видимо...нет.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-06-08 10:49:58)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » how I met my death