Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Summer wind


Summer wind

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Guido Montanelli & Frank Altieri
Место: Сакраменто-ривер, где-то за городом, на борту яхты
http://www.chernomor.su/products/1700/thumb/37/motornaya-yahta-marex-350-cabriolet-cruiser_37241_1024_768_0_100.jpg
*Вместо норвежского флага дружно представим американский.
Погодные условия: жарко
Время: 7 июня
О флештайме: в город вновь вернулись жаркие дни, и администрация Семьи, собрав удочки, решает выбраться на природу. Тем боле, что клев после прошедшего в начале недели шторма, по словам опытных рыбаков, обещает быть хорошим. Загрузившись на катер с романтичным названием "Summer wind", Фрэнк с Гвидо отправляются вниз по реке, где помимо самой рыбалки они смогут в тишине и спокойствии пообщаться, как о личном, так и о делах.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-02 19:15:01)

+1

2

Внешний вид

серые купальные шорты в крупную клетку, расстегнутая гавайка красного цвета, бейсболка, солнечные очки, шлепанцы.

Минул целый месяц, с тех пор как Фрэнк отпраздновал свое сорока трехлетие. Никогда прежде ему не дарили такое огромное количество подарков. Всего лишь за какой-то один вечер друзьям удалось заставить Фрэнка почувствовать себя, если не королем мира, то королем Сакраменто точно. В такие моменты начинаешь понимать, что жизнь прожита не зря, и осознание этого как-то особенно греет душу. Это психологически важно к сорока годам обзавестись хорошим домом, дорогой машиной или вот яхтой. А лучше всем сразу, чтобы уж точно не считать себя неудачником. Ведь каждый мальчишка в детстве мечтает о том, что у него будет куча денег, и о красивой девушке под боком тоже мечтает. Фрэнк исключением не был, именно к этому он сознательно двигался все свои годы, и сейчас, стоя на борту собственного катера, подаренного ему теми, кому отдал более двадцати лет своей жизни, он чувствовал, что все складывается именно так, как нужно. Хотелось задержаться на этой вершине подольше. Фрэнк считал, что заслужил это. И то, что с женой спустя два месяца размолвки вновь стал жить вместе, тоже можно было считать заслуженной победой. Альтиери ведь не считал себя человеком, недостойным женской любви. Черт возьми, а кто тогда достоин?
Отплыв достаточно далеко от города, где бы их отдыху и рыбалке не мешали назойливые лодки, Фрэнк поставил катер на якорь и спустился с капитанского мостика на палубу, по пути захватив из холодильника банку холодного пива. Где брать напитки он инструктировал Монтанелли, находясь еще на берегу. Там было и пиво и газировка, и обычная вода. В общем-то, у Фрэнка и коньяк припрятан был, но он не думал, что дело до него дойдет. Час был еще довольно ранний и поскольку жаркие дни начинали уже сильно изматывать, администрация Семьи приняла решение, перенести офис из душного города на свежую речку. Погоду сегодня обещали отличную, никакого урагана на горизонте не было. Что касалось дел, по большому счету им не было разницы, где именно их обсуждать, в кабинете или на лодке. Последнее даже несколько предпочтительнее, потому что прослушивать их тут на корме, где гулял ветер, точно не могли. Совместят приятное с полезным: поговорят о делах и наловят рыбы на ужин. Здесь, на Сак-ривер можно было выловить довольно крупные экземпляры, что и Фрэнку уже удавалось, когда неделю назад он ходил в плаванье с сыном. Довольный подарком, Альтиери в этой лодке буквально жил. Несколько ночей и впрямь ночевал, когда еще не вернулся домой к жене. Сейчас вот устроил здесь офис.
- Сам не думал лодкой обзавестись? – поинтересовался Фрэнки, ставя на столик открытую банку с пивом и принимаясь разматывать снасти. – Дольфо был бы в восторге. Я своего управлять катером сейчас учу, настолько счастливым мне его видеть еще не приходилось, - усмехнулся, вспоминая реакцию сына, когда ему впервые была продемонстрирована эта красавица. С младшим они стали значительно больше проводить времени – та же рыбалка, а на прошлых выходных вместе с ним улов жарили на гриле. Да и старший сын Монтанелли наверняка бы оценил покупку – любая девчонка была бы его после такого свидания.
- Кстати, как там Лео? – поинтересовался касательно его здоровья. Попал в аварию Монтанелли-младший как раз накануне дня рождения Фрэнка, и так как числился в команде андербосса, тот его пару раз навещал. Угрозы для жизни, как утверждали врачи, не было, но все равно приятного оказаться посреди лета на больничной койке, мало. И дались ему эти гонки? Фрэнк хоть и любил автомобили, но всю эту стритрейсерскую тусовку терпеть не мог. Шума от них было слишком много, и от двигателей их тачек и от самих гонщиков. Он все надеялся, что сын у Гвидо поумнеет и перестанет проводить все свое время с этой шайкой, но пока изменений не наблюдалось. Наверно следовало уже занять его чем-то более полезным. Мог бы помочь с реализацией продовольственных товаров, которые Торелли начали активно завозить с Сицилии. Собственно еще по этой причине он и интересовался его самочувствием. Толковый парень, которому можно доверять, в их бизнесе никогда лишним не был. – Не хочешь его к нашим делам с Кампанелли подтянуть?

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-02 21:20:48)

+1

3

Внешний вид

Влияние мафиози зависит вовсе не от денег (или скажем так - большинства мафиози) - их деньги обычно находятся в обороте, и влияние их зависит больше от этого оборота, чем от их количества. Куда важнее в их мире умение правильно вложить сумму, нежели её увеличить - впрочем, это не только о деньгах, в роли ресурсов может выступать всё, что угодно, и грубая сила - в том числе. От этого "оборота" во многом и зависит положение мафиозо в обществе - и в том, тайном сообществе, членом которого он является, и в обществе гражданском, среди его соседей, над которыми он поднялся. Влияние Фрэнка значительно приподнялось в последнее время - как следствие, каждый сам был рад сделать ему подарок; и Гвидо, хоть и стоял выше его на иерархической лестнице Семьи, исключением не был тоже - хоть у него были для этого немного другие причины. Впрочем, во центре такого рода отношений в любом случае стоит одна и та же вещь - тщеславие. Или гордость, если кому-то больше нравится называть это таким словом. На самом деле, всё состояние донов мафии может оцениваться подарками, если в обществе их настолько уважают - либо же боятся... Монтанелли это впервые как следует прочувствовал на своей свадьбе. Так что Фрэнк делал правильно - просто наслаждался этой ярмаркой тщеславия, пока она крутилась вокруг него: они оба знали реальную цену такому положению вещей - так что наслаждаться им стоило до тех пор, пока вообще есть такая возможность. Жизнь в любую минуту может загнать обратно на тюфяки... либо же вогнать нож в спину по самую рукоятку.
Гвидо с сочным пшиком отвернул крышку от бутылки с колой, и отпил немного, наслаждаясь вкусом прохладного напитка. Сонный Сакраменто простирался перед ними чуть вдалеке - хотя казалось, будто он лежит прямо на ладони, вот только протяни руку и возьми; и в этой безмятежности и впрямь казалось, что город принадлежал им двоим целиком и полностью, со всеми зданиями, машинами и людьми; и лучи взошедшего несколько часов назад Солнца были как отблески короны... В Семье - в кои-то веки! - не велось войн, не возникало никаких конфликтов, у Гвидо постепенно начали налаживаться отношения с женой - а Фрэнк опять сошёлся со своей, никого не убивали и не нужно было никуда лететь или ехать; даже ситуация вокруг убийства Вернона начала как-то сглаживаться, на что повлиял и "отпуск" Агаты (хотя Гвидо изначально предполагал в связи с этим несколько иной вариант развития событий) - это было неплохим поводом даже для праздника, а не просто возможностью расслабиться. Кто знает, сколько эта идиллия может ещё продлиться?..
- На самом деле, я купил Маргарите яхту... с год назад, примерно. - договорился прямо из палаты, в которой лежал, когда его покромсали члены Триады - и передал Марго документы на право владения плавсредством, когда она приехала забирать его домой. Это было скорее проявлением того же самого тщеславия; Гвидо на тот момент всего четыре месяца, как был исполняющим обязанности босса, но к нему уже поступала приличная доля - и он хотел показать, что и тратиться может тоже пристойно. К тому же, просто хотелось порадовать любимую и вознаградить за то, что она заботилась о нём, пока он был на больничном. Заботилась и готова была защищать... всё-таки это тоже дорого стоит. - Только она пришвартована в Сан-Франциско. Не уверен даже, что Марго поднималась на неё хоть раз... - уж тем более, вместе с Дольфо. Там уже гнить всё начало, поди... Хотя это было и не так уж важно, чёткой цели плавать на этой яхте всё равно не было поставлено. Для Сакраменто же Гвидо счёл судно великоватым - кораблю нужно море, это лодки созданы для рек; Монтанелли до двенадцати лет жил в Майами - так что знал и мог бы почувствовать разницу... он скучал по морю. И пожалуй, не нужна была ему лодка - ему-то не нужно было цеплять девочек; к тому же, у Фрэнка уже был катер - а заводить флотилию для Семьи Торелли, у которых в распоряжении была всего одна река, смысла особого не было. По крайней мере, на данный момент... - Так у тебя с твоими всё налаживается? - не мог не поинтересоваться Монтанелли. Гвидо не знал, сообщала ли Фрэнку Джульетт о том, что он приходил... однако же понимал, что его визит не мог не оказать какое-то влияние на её решение - будь оно позитивным или негативным, но такие вещи не проходят бесследно. Патологоанатому, может, и не слишком нравилось, что его решения оказывают влияние на чужие судьбы, но отказываться от этого уже было поздно... да и невозможно. На самом деле, неважно, насколько ты влиятелен - твои поступки, даже незначительные, всегда имеют последствия.
- Скоро совсем поправится. - от разговоров о младших детях, они постепенно переходили к старшим - а сыновья всегда являются гордостью своих отцов... Уж в чём Гвидо был солидарен с Фрэнком, так это во взглядах на уличные гонки - нет, конечно, нельзя было сказать, что он их на дух не переносит, но при этом - Монтанелли просто не понимал, к чему всё это ведёт. Немногие из команды стрит-рейсеров в Сакраменто были старше тридцати-тридцати пяти лет - либо вовремя меняя свои увлечения, либо же просто не выживая. И такой участи Гвидо уж точно не хотел ни для Лео, ни для Сабрины... Хотя и недооценивать полезность гонщиков для Семьи тоже не стоило - многие соучастники и солдаты были связаны с командой, либо даже являлись её частью (как Крис и покойная Алекса, к примеру), да и всегда пригодились бы пара-тройка человек, способных хорошо управляться с автомобилем. Включая и их новый продуктовый бизнес...
- Ты знаешь, а это идея... - Гвидо задумался, отхлебнув немного колы. Для Лео - это был бы хороший шанс заняться чем-то серьёзным (он и сам этого хотел); а если через него в это окажется втянута ещё большая часть тюнингованной банды - это сделает его если и не лидером, то своего рода центровым...

+1

4

- В Сан-Франциско? - Фрэнк взглянул на Гвидо. - Не близко... - Из рассказа выглядело все так, будто бы Монтанелли выкинул деньги на ветер. И притом даже не сильно жалел об этом, а ведь стоила яхта наверняка не мало, раз не поместилась на причале Сакраменто. Стоило, наверное, подарить Маргарите бриллианты - такие подарки женщины ценят больше, и они всегда им к лицу. Яхтой же еще управлять надо уметь, а Гвидо, как было видно, ни помогать, ни составлять компанию жене в морских прогулках желанием не горел. Собственно ничего удивительного в том, что Марго за целый год так ни разу на борт своего подарка не поднялась. Не махнет же она одна в Сан-Франциско? И друзей на рыбалку позвать - тоже не ее вариант. Разве что деловые встречи там проводить, но пока в ближайший к ним прибрежный мегаполис Торелли лезли не активно, пользуясь только услугами порта, и вряд ли туда полезут, ибо там им придется играть по чужим правилам, а не устанавливать свои, как они привыкли, работая в Сакраменто.
- А сам-то поднимался? Составь компанию Маргарите. Она гальюн от камбуза не отличит. И в первый же день потопит лодку, - усмехнулся андербосс, не представляя, чтобы женщина, никогда не ходившая под парусами, сумела сама во всем разобраться. Фрэнк, конечно, и сам с этими знаниями не родился, но у него имелись приятели, вместе с кем ходил в плавания. Во время них он интересовался многими техническими аспектами и получал кое-какие практические навыки. Сейчас же, владея собственным катером, закреплял все то, что когда-то узнал.
- Стараюсь, чтобы наладилось, - кивнул головой Фрэнк, когда речь зашла о его семье. С Джулс их отношения складывались не просто, и хотя они вновь сошлись, все запросто могло повториться. Все-таки образ хорошего семьянина давался ему с трудом. Сейчас, когда в делах все более или менее выровнялось, стало чуть проще... но надолго ли это? В их бизнесе сложно предугадать, что будет завтра, не говоря уже про месяц или год. - Джулс говорила, ты к ней заходил. - Один из подготовленных спиннингов Фрэнк вручил Гвидо, второй же, прислонив пока к борту лодки, оставил и вернулся к пиву. О том, что Монтанелли помимо прочего ей еще и угрожал, супруга рассказывать не стала. Наверное, это было наиболее правильным решением, а иначе бы Фрэнк не беседовал сейчас с Гвидо столь непринужденно. Их разговор напоминал бы скорее встречу в «Бурлеске», но только бы они поменялись местами. Монтанелли ведь тоже в тот раз заступался за свою жену, а Джулс требовалось куда больше защиты. Фрэнк  ведь сознательно держал ее в стороне от своих дел, чтобы оградить не только от бандитов, но и от федералов, дабы попав, не дай бог, конечно, к ним в лапы, не ставить перед выбором, стать соучастницей преступлений, скрыв факты, или уничтожить мужа, напротив, открыв их.
Оставаясь в неведении, Фрэнк поблагодарил за участие друга, полагая, что тот нашел правильные слова, - спасибо, - и, коротко отсалютовав, сделал глоток пива за его здоровье.
- Я завтра вечером уезжаю на десять дней. Как вернусь, найду твоему сыну занятие. Надеюсь, к тому времени он уже твердо будет стоять на ногах. - Сообщить об отпуске, в который он собрался уехать на десять дней, у Фрэнка получилось как бы, между прочим. Он вообще не так планировал поставить в известность Монтанелли, но раз уж к слову пришлось... - С женой в отпуск, - добавил, поймав взгляд Гвидо. - Нам надо побыть вдвоем.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-04 17:53:32)

+2

5

Монтанелли слегка пожал плечами - всё-таки ближе, чем Лос-Анджелес; в ноябре, вместе со своим племянником и Санчес они преодолели это расстояние меньше, чем за четыре часа, на колёсах Хаммера. С Фриско у Торелли вообще были не самые плохие отношения, многое, что они имели, приходило к ним именно из его порта - включая и те автомобили из Японии, вопрос о которых Гвидо с Агатой ездили решать в Токио, параллельно с переправкой тела (вернее того, что осталось) Ричардс домой; потому-то Монтанелли выбрал именно этот город, чтобы пришвартовать свой подарок - боссы доков Сан-Франциско с операций Торелли получают хорошую долю, и за одной яхтой уж как-нибудь для них присмотрят. Бриллианты же... учитывая, как плотно в этом бизнесе была завязана Семья, да и сама Маргарита в частности - особенно на тот период - ему показалось, что дарить жене какие-либо украшения - это просто скучно. Впрочем, Фрэнк прекрасно знал прагматика Гвидо - он не слишком-то хорошо относился к бесполезным вещам, даже если они были красивыми: в его предыдущей деятельности это был самый худший из грузов, который вообще можно было бы придумать... Яхта же была штукой куда более полезной, ей можно было пользоваться, и не только для развлечений, кстати - как и в случае с катаной Альтиери, оружие было вполне готовым к бою, хоть в настоящей боевой ситуации в руках Фрэнка едва ли отличалось бы по своим данным от более грубого и обычного инструмента, мачете, например. К тому же, у Маргариты и не было ничего подобного никогда, зато всё остальное - было; лёжа на больничной койке, едва избежав кровавой и болезненной смерти, Гвидо попросту удивить свою жену хотел чем-нибудь, чем-то скрасив её тревогу за себя самого. Делать подарки людям, у которых есть всё, всегда тяжелее.
- Меня она и не звала. - улыбнулся Монтанелли. Когда-то он показал ей купчую, сказав примерно следующее - остались пустыми только две графы, название судна и имя владельца. Яхта была собственностью Маргариты, за ней и было право распоряжаться ею. Если бы захотела, справилась бы с парусом - наняв себе на яхту команду, например, это себе она вполне могла позволить... или даже и действительно потопить судно, если бы этого захотела. Или устроить из него гигантский китайский фонарик, разведя на палубе гигантский костёр и пустив в море, пусть распоряжается, как хочет - в любом случае, это будет менее пустой тратой денег, чем все те деньги, что сгорели вместе с их квартирой, которую сжёг верный телохранитель Анны. Гвидо немало потерял тогда - но никогда об этом не сожалел. Так и пресловутая яхта - своего рода и она могла бы считаться ценой за жизнь, тоже.
- Да не за что. - Гвидо отсалютовал в ответ, отхлебнул колы. Угрожать Джульетт на полном серьёзе Монтанелли, естественно, не собирался - а смысл в угрозах, что он сам смог бы сделать по этому поводу, устроить её убийство сразу по выхода из зала суда? Так вещи ведь тоже не делаются. Джулс, бросив Фрэнка, наказала бы себя сама страшнее, чем он смог бы придумать совместно с Гвидо и своими друзьями; то, что пытался сделать тогда Монтанелли - просто открыть ей на это глаза. Обстоятельства хуже решений, решения можно держать под контролем, а обстоятельства - как раз то, что и заставляет принимать те или иные решения.
Затем Монтанелли поперхнулся своей колой, когда услышал новость, и слегка закашлялся, пытаясь что-то ответить, и удержать спиннинг в руках одновременно; посмотрев на Фрэнка так, словно желал бы, чтобы это ему послышалось. Хотелось бы и впрямь ослышаться - потому что подобные новости ему не нравились. Сначала Агата, теперь Фрэнк - его команда начала разбегаться по "отпускам", а у него складывалось ощущение, что все бросают его самого. И как и Агата, Фрэнк решил сначала купить себе билет, а потом уже об этом сообщить. По крайней мере, ему не пришло в голову устроить аналогичный спектакль с заявлением... Гвидо откашлялся, но что ответить - нашёлся уже не сразу. Им с Джульетт ведь и впрямь неплохо было бы побыть вдвоём - восполнить время той "передышки", которую они друг другу дали.
- А детей с кем оставите? - с Донной, что ли?.. Костнер такое доверие едва ли не оценит. Впрочем, Алессия и Фрэнки-младший уже ведь достаточно взрослые, чтобы прожить без родителей неделю - да что там, Сабрина в возрасте дочери Альтиери уже жила в комнате студенческого общежития - опыт, надо сказать, был неважный; но про это Гвидо своему андербоссу как-нибудь в другой раз расскажет. Если он и сам не слышал по новостям о том, как мужик отделал пятерых студентов за один раз - с пару лет назад, примерно. - Madonn'... лучшего времени ты просто не мог найти. - с грустным сарказмом вздохнул Гвидо, опираясь локтем на бортик лодки, удерживая бутылку на весу в одной руке и придерживая спиннинг другой. - Сначала Тарантино срывается, теперь ты. - Фрэнк мог бы его понять без слов - с кем останется тогда Гвидо? С беременной Маргаритой, с Куинтоном, которому не окончательно остыли ещё более горячие чувства (не говоря уже об уголовном деле об убийстве, зависшем над его головой); и с сыном, который переломался месяц назад. Невольно начинаешь думать о заговоре... в отсутствие подручного, в отсутствие "пушки номер один" - лучшего времени для того, чтобы ударить по Монтанелли, просто не может быть.

+1

6

Фрэнк не часто брал отпуск. Последние несколько лет ограничиваясь периодическими двух- максимум трехдневными вылазками за город с друзьями. Вообще он подумывал прикупить домик где-нибудь недалеко на побережье, чтобы выбираться туда с семьей или с парнями в жаркие дни и там расслабляться. Вроде и смена обстановки, и в город вернуться не долго, если что-нибудь случится. Ну, уж точно быстрее, чем с Муджереса (Фрэнк сам удивлялся, как запомнил это название), на который его тащила жена. До всех красот, которыми якобы славился остров, мужчине не было ни малейшего дела. Единственное, чего он хотел, это побыть вместе с Джульетт и отвлечься немного от дел, а для этого подошло бы и не столь далекое и экзотичное место. Вот только попробуй жену убеди...
- Теща согласилась за ними присмотреть, - ответил Фрэнк, когда Монтанелли прокашлялся. Оставлять детей одних Альтиери ни за что бы не решился. Не детей, так дома лишишься - еще вечеринок в его доме не хватало, а уж подростки вряд ли упустят шанса оторваться, пока родители где-то в тысячах километрах. Фрэнк даже дочери не доверял в полной мере, зная, что та не всегда способна думать собственной головой и может идти на поводу у своих подружек. Про сына и говорить нечего. Фрэнки-младший был далеко не так послушен, как его сестра и проблем мог создать еще больше. Вообще андербосс и с тещей, оставляя их, переживал, но другой альтернативы не было, мать Джульетт была наиболее близка внукам, они жили у нее, когда Фрэнк в марте всю семью увез из города. Да и в гостях у них частенько бывала. Хотелось верить, что одна она с двумя подростками управится. Для большей гарантии Фрэнк строго наказал сыну во всем слушаться бабушку.
С детьми Альтиери все более и менее решил, а что касалось Гвидо... За ним "присмотрят" его парни. Фрэнк не думал, что кто-нибудь за неделю успеет развязать войну и перебить половину Семьи. Врагов у них сейчас не было, в связи с чем и можно было смотаться в отпуск - использовать редкий шанс.
- Я не могу сейчас отказать Джульетт, - Фрэнк полагал, что Гвидо его понимает. - Она ведь считает, что я слишком мало времени с ней провожу. И мне сложно это отрицать. Я еле выпросил у нее еще один шанс, и не хочу его просрать.
В кои то веке, делая выбор между женой и кем-то из своих друзей, Фрэнк выбирал жену. И его не сильно заботило отсутствие Тарантино, в особенности как причина, по которой он должен был остаться. Конечно, отсутствие Агаты было хорошей возможностью избавить Дона от привязанности к ее юбке - та же рыбалка на катере или посиделки в баре способствовали этому. Фрэнк ведь был твердо уверен в том, что дон Семьи должен держаться ближе тех, кто имел с ним общих предков, общую культуру и историю. Это опасное заблуждение, что испанцы, мексиканцы, ирландцы и прочие, кого в ущерб итальянцам, Монтанелли к себе приближал, представляли меньше угрозы. Со стороны Фрэнка все было как раз наоборот - для них Семья не значила вообще ничего. Тарантино хоть и входила в нее, но представление о том, что это такое до сих пор имела слабое. У нее другое мировоззрение, она чужая, у нее нет ни одного настоящего родственника в Семье или к ней приближённого. Ей ничего не стоит бросить все и уехать. Или связаться с еще какой-нибудь бандой и предать их. Наверное так бы она давно и сделала, если бы Гвидо не трясся над ней, а относился как к прочим солдатам. Торелли - не ее жизнь, это лишь маленькая частичка ее жизни, очередной этап, если можно так сказать. И Санчес, и Рут были того же поля ягодками. В общем возможность была неплохая, чтобы вернуть Дона в общество тех, кто ни год, ни два связан с Семьей, а десятилетия и поколения, но... Но  сейчас Фрэнку было важнее провести время с женой, чем плести интриги.
- Пока меня не будет, за делами присмотрят Майк с Мэнни, - правой рукой Гвидо они стать, конечно, не успеют, но что касалось бизнеса - пострадать в отсутствие андербосса он не должен. - Я же не надолго.
Допив пиво, Фрэнк взялся наконец за спиннинг. В Сакраменто-ривер было очень много радужной форели, недавно с сыном они выловили особь почти на 9 кило, о чем Фрэнк не раз успел похвастался, в том числе и Монтанелли. Зазывая босса на рыбалку, он обещал тому не худший улов. Хотя, конечно, не рыба была главным на рыбалке...
- А у тебя то с Марго все в порядке? Почти не видно вас вместе в последнее время. - Поинтересовался, закидывая удочку в реку. Каким образом ему удалось вообще посадить ее на привязь? И да, Фрэнк замечал, что не все у них в семье гладко.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-07 19:02:35)

+1

7

Видимо, в этом все дело. Фрэнк считал, что неитальянцев Гвидо приближает к себе в ущерб итальянцам, юбки - в ущерб брюкам, и если в целом... то нельзя сказать, что он был во всём неправ; внимание босса Семьи, как любого человека или существа на планете, не может быть безграничным, его статус даёт ему некоторые привилегии, власть, и деньги тоже - но уж точно не даёт ему времени. Просто тратить его теперь приходится на немного другие вещи. Впрочем, не совсем было справедливо и сказать, что он как-то ущемляет в правах солдат Торелли - Рут и Санчес были теми же соучастницами, каким, например, для Фрэнка являлся Рэй; Агата же был принята в Семью задолго до того, как её возглавил Гвидо, и не ему решение предыдущих боссов отменять, кем бы там они не были... Хотя - кто мог бы сказать, что Донато были сами по себе плохими людьми? Или необходимо было бы устранить Агату только за то, что они взяли её?.. Санчес же может быть как угодно близка Гвидо, ей его места никогда не занять, ровно как и статуса Альтиери в организации; именно это и есть та причина, по которой Монтанелли так удобно опираться на них в некоторых случаях. Формальное право на власть имеет в своём статусе Тарантино, но едва ли и она сможет возглавить Семью однажды. С другой стороны... у неё есть её верные люди, есть хорошо отлаженный бизнес - может стоит уже перестать скрывать очевидное, признав, что у неё власти уже давно сопоставимо со статусом капитана? Во многом - благодаря Гвидо самому; но он не видел в этом какой-то несправедливости. Кто ещё должен был унаследовать бизнес Джованни, как ни ближайший из его друзей?
Ладно, в сторону бизнес, как он есть - речь сейчас о другом; Фрэнк говорил, а Гвидо отчего-то начинал тихо слиться, хотя заметно это было разве что только по побелевшим фалангам его пальцев, сжавших вдруг горлышко бутылки с такой силой, словно он собрался его раздавить с их помощью; бутылка, впрочем, пока ещё выдерживала.
- Значит, это идея Джульетт? - неопределённо хмыкнул Монтанелли сквозь зубы. Захотелось сплюнуть за борт с досады, привитые же когда-то зачатки маминого воспитания этого сделать не позволяли. И чувствовал он себя так, словно ему опять не оставляют выбора - он ведь не пойдёт к Джульетт с разговором на эту тему, понимая, что это не только разрушит их еле окрепшие отношения, он и его собственное положение сольёт в трубу, не говоря уже об авторитете Фрэнка, как отца и мужа. С Альтиери не поспоришь - получив шанс, было бы глупо его потерять. А вот у его сестры этого шанса не было, и больше уже не будет... но это было чем-то другим. Основанным на её переживаниях даже больше, чем на обстоятельствах. Гвидо сочувствовал ей, разумеется, ему искренне было жаль Тату, но поступок её он всё равно не оценивал, считая его эгоизмом на почве ненависти к Гуидони... так что перед отъездом они не только поссорились друг с другом, но и Агате был выдвинут затем ряд условий - она лишилась ещё и ударной группы, которую рекрутировала, и обязана была отзваниваться каждые три дня Гвидо лично, либо Фрэнку и Марго, если он не был доступен (если Фрэнк уедет - то "запасным вариантом" останется вообще только Маргарита). И вот сейчас, оставшись в Сакраменто один на один с теми, на кого "должен был" опираться, дон Торелли всерьёз задавался вопросом - а не делает ли он для сестры слишком много, или, наоборот, слишком мало? Но, как он и боялся, отпуск, даже такой ценой, подал остальным дурной пример... Франческо был в курсе дел. И если рассчитывал, что ему достаточно просто заявить о том, что он завтра улетает - то это было глупо. Не только потому, что это ущемит Тарантино в правах (или сыграет на чувствах - в большей степени скорее это), но и потому, что может нанести ещё один удар по дисциплине их солдат, только пойдут они уже к капитанам, а не к Гвидо - но не суть.
- Ненадолго... - эхом отозвался Гвидо. Агата получила целый месяц... испугавшись просить больше - да и правильно испугавшись. По ней же самой такой способ держать траур по погибшему любимому ударит больнее, чем по нему или всей Семье - это он ей тоже пытался объяснить. Месяц - это больше, чем в четыре раза больше недели, достаточно, чтобы уже начать вспоминать о том, что незаменимых людей не бывает, и достаточно, чтобы думать о том, что делать, когда этот месяц всё же истечёт. Месяц - это был срок для Винцензо... Фрэнк знал, как такие дела делаются - сестра Гвидо же просто сорвалась, и очень похоже на то, что необходимость звонить её расстроила даже больше, чем потеря ударной группы... После всех попыток защищать её, поддерживать - Монтанелли это было обидно.
- Не соскакивай с темы. Я ещё не дал тебе разрешения. - пальцы разжимаются, и бутылка летит вниз, попутно расплескивая оставшийся напиток; и скрывается затем под водой. Атьиери и Тарантино подкинули боссу замечательный ребус для решения, и решить его теперь было важнее рассказа о том, как у них с Маргаритой на личном фронте... - "Я же ненадолго" - успокоить меня, что ли, пытаешься? - передразнил Гвидо. Он не ребёнок, не надо его успокаивать - он способен протянуть без андербосса и без Агаты обоих какое-то время... Но не таким образом, чтобы позволить другим играть на этом. - Майк и Мэнни - это две головы, так? А значит, за эту неделю смогут и заслать мне вдвойне. - и если на его крючке сейчас окажется здоровенный хрен, а не рыба, так вот этот хрен ему вместо отпускных. Агата их не получила - и никто не получит, ни Фрэнк, ни кто там ещё задумает съездить отдохнуть после него... тем более, что Мэнни и Майк теперь воочию убедятся, чего такие вещи стоят - и могут поблагодарить своего шкипера за шикарный подарок на прощание. - И помиришься с Марго перед отъездом. - это в довесок... и после этого в их доме, конечно, может и не всё придёт в порядок - но шаг к порядку будет сделан точно.

+1

8

Было сложно не заметить недовольство Монтанелли, то, как он сквозь зубы разговаривал со своим подручным. Не хватало еще, чтобы к жене его начал ревновать. Все-таки с Джульетт у Фрэнка были совершенно иного рода отношения, нежели с Гвидо. Нельзя сказать, что на делах они совсем не сказывались – на их бизнесе все, что угодно сказывается – но все же это другое, это то, что называется личной жизнью, и ее Фрэнк, как бы трудно не было, старался отделять от работы, а иначе бы свихнулся уже давно.
- Это наша с ней общая идея. – Пускай, предложила Джульетт, но ведь он поддержал ее. Фрэнк не хотел говорить, что жена его вынудила или заставила, это было не совсем так. Он и сам хотел провести с ней время, и Монтанелли следовало бы проявить поменьше эгоизма. Итак ясно, что Альтиери с вероятностью в 99% лишится скорее жены, чем перестанет быть членом Коза Ностры – так стоит ли давить на него, подталкивая к этому? Джульетт, понимая это, не мешала супругу проводить время с тем же Гвидо. Не желая терять мужа, она мирилась. Наверно и Монтанелли следовало примириться, если хотел сохранить андербосса. Держать же его меж двух наковален было не лучшей идеей.
Фрэнк взглянул на Гвидо, не ожидав всех этих нападок. Опять включил босса? Порыбачить спокойно, похоже, сегодня не получится.
- В чем проблема? – не понимая причины, развел руками подручный. Он не думал, что своим решением смотаться с женой в отпуск подкосит дисциплину всей Семьи. У них не было регламентов когда и как им ходить в отпуск, с каждым членом вопрос решался индивидуально и исходя из обстановки в Семье в целом. Да и даже если пойдут солдаты к своим капитанам с такой просьбой – какое дело до этого Монтанелли? Фрэнку вот было абсолютно плевать на то, где сейчас солдаты Куинтона, лишь бы на территориях его все было спокойно, и толщина конверта бы не уменьшилась. – Пытаюсь, раз ты так реагируешь, - кивнул Альтиери и принялся наматывать леску на катушку. – Ты Тарантино на месяц отпустил, а я всего на десять дней уезжаю. И что я, черт возьми, так часто Сакраменто покидаю? – в сравнении с той же Агатой, которая только и делает, что колесит по миру. Братом Фрэнка, конечно, никто не называл, но все же формально он имел гораздо более высокое положение в организации. Признавать же Тарантино кем-то вроде капитана Альтиери не собирался. У нее хоть и была своя команда, но в команде этой не было ни одного солдата. Фактически ей не подчинялся ни один член Семьи, поэтому сравнить ее можно было с парнями, работавшими на Фрэнка, каждый из которых за что-то отвечал или имел свой бизнес, но капитаном вовсе не числился. Альтиери не мешал им зарабатывать, а напротив, всегда бы готов помочь, беря за это определенную «комиссию», разумеется. Он и с Тарантино брал, с тех пор как помог ее оружейному бизнесу выйти на серьезный уровень. Так что не была она никаким капитаном, до тех пор, пока ей не засылали другие солдаты.
- Гвидо, не борзей, - услышав требование, Фрэнк прекратил крутить катушку и поставил удочку на упор, полагая, что рыбалка их пошла в задницу. - Какие вдвойне? Я тебе мало каждую неделю засылаю? Каким образом они заработают в два раза больше? Банк ограбят? – Отдавать свою долю Монтанелли, как и кормить жену и детей хреном, подручный не собирался. Это был явный перегиб. Причем жадностью Гвидо никогда не отличался, он именно шел на принципы, наказывая долларом. И не только… В пору было рассмеяться, услышав следующее требование.
- Ты серьезно? – напоминало больше шутку, если честно. Как-то слишком уж дорого ему начинал обходиться этот отпуск. Гвидо этими шагами хотел заставить андербосса передумать? Он, конечно, мог передумать, но вряд ли на их отношениях такой шантаж скажется лучшим образом. – Мы нормально с ней общаемся. Разве нет? – Это цирк какой-то. Уперев руки в бока, Альтиери покачал головой, соображая над тем, чего от него хотел Гвидо, и как ему следовало поступать. – Бери сегодня вечером Марго с Дольфо и приезжайте к нам, я пожарю рыбу на гриле. – Черт с ним. - Так что давай с этим дерьмом завязывать, и ты поможешь мне наловить гребаной форели к ужину, - кивнул на удочки. А то ведь хреном здоровенным накормит. Хрен вместо двойной доли и хрен вместо попытки наладить отношения с Марго.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-08 19:27:22)

+1

9

А довольным-то Гвидо становиться было и не с чего - как ни рад он был тому, что отношения Фрэнка с супругой пошли на лад, такого заявления он не ожидал; фактически, это действительно оставляло Монтанелли без тылов - с Лео, который ещё не полностью поправился, с беременной Маргаритой, Крис, кормящей матерью, родившей всего месяц назад, и без Агаты вовсе - то есть, из ближайших его людей в свободном доступе не окажется никого, на какое-то время исчезнет подчистую целая "прослойка" между ним и капитанами, с которыми он редко виделся лично, вместе с солдатами - это ли не должно сказаться на дисциплине? Гвидо сам был словно между молотом и наковальней, вернее даже получал сразу несколькими "молотами", поскольку всё в Семье и замыкалось в итоге на нём; в связи с ситуацией Маргариты и отъездом Агаты, Фрэнк вообще остался единственным, кто его сколько-нибудь разгружал. Нет, конечно, он не собирался настолько давить на него, чтобы заставить его выбирать между Коза Нострой и своей семьёй, иначе бы вообще не пришёл бы к Джульетт в попытке спасти брак Альтиери - и в своих мыслях был только однажды настолько далёк, именно в тот самый день. Мысли же - это только полпути к действию, не так много, но и не сказать, чтобы мало. В их бизнесе и впрямь сказывается всё. Семья - в первую очередь... потому что называть то, что они делают, работой - всё равно, что обозвать этим названием свою вторую семью, и речь не обязательно о любовнице - родителей, например, или братьев и сестёр, не назовёшь работой уж точно. В Семье всё сложнее, чем в родстве кровном, но это даже подчёркивает её важность в жизни любого, кто стал одним из её членов, или стремился им стать. Нельзя быть чьим-то сыном или братом в первой половине дня, и чьим-то мужем - во второй; всё равно как-то где-то свои люди в жизни будут пересекаться. Но что им показать - это уже личное решение каждого... Не секрет - не все солдаты скрывают свои занятия от своих жён. Тут ведь как... либо всё - либо ничего вовсе.
- Вот.
- Гвидо приподнял указательный палец. - Я знал, что в итоге всё опять упрётся в Тарантино. - и что её пример будет заразительным, не принеся за собой ничего хорошего. Нельзя недооценивать её важность - даже Фрэнк, недолюбливающий его испанскую "сестру", смотрел в её сторону; не говоря уже о других солдатах - а место Таты наверняка хотели бы занять многие. Будет не сильным преувеличением сказать, что на неё ровнялись остальные, списывать со счетов её точно не стоило. Монтанелли не горел желанием поднимать эту тему в очередной раз, и просто махнул рукой. Если уж запрещать или разрешать отпуск - то обоим, не думая над тем, кому из них это больше надо - Фрэнку, у которого всё пошло на лад, или Агате, у которой всё развалилось... И на равных же условиях - равных хотя бы примерно.
- Не льсти себе.
- гадко улыбнулся Гвидо в ответ. Одна неделя, не месяц. За одну неделю его ребята поднимали не так уж и много, чтобы нельзя было купить себе отпуск, не грабя банков... хватило бы и ларька. Ну или кредита - Монтанелли ведь не сказал, что хочет видеть всю сумму за один приём? Профессиональные убийцы, вышедшие из-под контроля Агаты, были куда большей ценой вопроса, на взгляд дона. Дело и впрямь было не в жадности. Но у каждой вещи, особенно в их бизнесе, существует своя цена. Да и... ничего плохого в том, что ребята Фрэнка поднапрягутся немного, Монтанелли тоже не видел - им повышение их босса и так пошло на пользу, не всё коту масленица. Не перетрудятся. Вопрос Гвидо оставил без ответа - не будет же давать Фрэнку советов о том, как вести дела?
- Абсолютно. - ему взаимная неприязнь Фрэнка и Маргариты Гвидо давно уже поперёк горла стоит; как, впрочем, и неприязнь Фрэнка вообще ко всем, что его окружают - и на эту тему они уже пытались как-то поговорить, и, словно зеркальное отражение отношения андербосса, холодное недоверие Маргариты - к тем же самым людям. Что семья Гвидо, что его команда, были похожи чёрт знает на что с того самого момента, как племянник отправился в Колумбию посылкой с горячим приветом, и пора бы уже было навести порядок. И начать хотя бы с того, чтобы заставить консильери и андербосса пожать друг другу руки, признав, что делить им нечего... Судя по тому разговору, что произошёл между Гвидо и Маргаритой вчера - она вполне готова была к такому шагу.
- Ну так тем более. Продемонстрируйте друг другу, что старые обиды забыты. - глядишь, они и действительно забудутся. Для обид причин было достаточно, с обеих сторон, этого Гвидо не отрицал, но притом - им всем ещё долго предстсоит существовать вместе, как она семья; и прежде, чем укреплять эту семью - нужно научиться хотя существовать вместе. Предложение Фрэнка Монтанелли понравилось. Андербосс, похоже, наконец-то начал понимать его точку зрения...
- Договорились... - заодно - пожалуй, это лучший из поводов сообщить Фрэнку о другом их с Маргаритой решении... Гвидо взялся за спиннинг, насаживая наживку, и закинул крючок в реку. - Только не удивляйся, если рыбу она не оценит. У неё гормональный фон всё ещё шалит... всё больше фруктами питается последний месяц. - в какой-то степени, это и ответ на вопрос, который Фрэнк задавал ранее - о положении дел в доме Монтанелли.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-06-09 10:23:47)

+1

10

- Ну, а кто в этом виноват? Не с твоей ли подачи у нас все в нее упирается? - Фрэнк бы и рад не смотреть в сторону Тарантино, но для этого ослепнуть придется, потому, как в последнее время она была всюду, куда не глянь. Одни ее любовники чего стоили, терки с которыми Альтиери уже задолбался разруливать, и ведь не соскочишь, будучи правой рукой человека, который считает ее своей сестрой. И любопытно, что бы значили эти слова, произнесенные Гвидо? Что, не отправься Агата в отпуск, он бы и подручного своего не отпустил? Фрэнк сомневался, что Монтанелли нашел бы аргументы. Его страх остаться с неприкрытой задницей, казался ничем иным как паранойей, ведь предпосылок к очередной войне сейчас никаких не было. Они ведь не думали об этом, собираясь на рыбалку, а это такой отменный шанс для их врагов, разом устранить двух первых лиц клана Торелли - охраны с ними не было, оружие также никто не взял; и вряд ли в случае нападения они сумеют отбиться подаренной Гвидо катаной, которая висела в каюте. Реши от них кто-то избавиться, босс с подручным, скорее всего и не добежали бы до нее, в их деле такие вещи делаются очень быстро, может, они бы и понять ничего не успели, прежде чем отправиться на корм рыбам.
Ни банк, ни ларек Фрэнк не собирался посылать своих людей грабить, только лишь за тем, чтобы помочь Монтанелли самоутвердиться. Его "санкции" не имели под собой никаких оснований, он даже убытка никакого не терпел от недельного отсутствия андербосса. И то, что Гвидо оставил его вопрос без ответа, Альтиери решил расценивать в свою пользу. Будет столько же, сколько Фрэнк приносил на этой неделе. А то странно, что его люди, получив самостоятельность, начнут вдруг зарабатывать больше. Во-первых, Гвидо может надумать и дальше получать удвоенную долю, раз поймет, что это реально, во-вторых, опять же, поняв, что это реально, продолжит помыкать своим андербоссом, и, в-третьих, задумается, а нужен ли вообще такой шкипер, без которого его люди начинают больше приносить денег. В общем, ни к чему хорошему на взгляд Фрэнка это не вело, и платить больше он отказывался, надеясь, что у Монтанелли хватит совести не требовать этого дальше и не ставить на счетчик потом.
Альтиери вновь взялся за удочку, крючок которой все это время находился в воде и, проверив целость наживки, перезакинул подальше.
- Мою рыбу оценит, - усмехнулся самоуверенно. - У меня газовый гриль новый, по телеку недавно видел, точно на таком же готовили. Большой, можно на всех парней нажарить! На следующий день рождения так и сделаю, - посмеиваясь, принялся строить планы на будущее в надежде, что жена опять его из дома не выгонит. - Хочу еще коптильню купить, присмотрел в интернете - профессиональная из Германии. Так глядишь, и ресторан открою. - А что? Продуктами они теперь обеспечены. Помещение найти тоже не проблема. Вот только деньги свободные появятся...
Что же касалось Марго и взаимоотношений с ней - в последнее время они как-то сами по себе выровнялись. Не исключено, впрочем, что по причине ее меньшего вовлечения в дела, которыми занимался Фрэнк. Может и растущее влияние подручного сказывалось, что она сама старалась куда реже перебегать ему дорожку. – Каких фруктов Маргарите куу… - Пока они разговаривали, Альтиери почувствовал, как спиннинг в его руках потащило. - О-па, зацепил! - он начал наматывать катушку, борясь с рыбой, которая тащила в противоположную сторону. - Сачок хватай! - Форель в реке водилась не маленькая - поможет затащить в лодку.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-09 21:39:01)

+1

11

Ровно год назад его собирались порубить на куски под шум бутафорского гребного колеса и оставить в таком виде валяться на набережной, пока кто-то из посетителей ресторана не спустится к воде покурить или её что-нибудь - и уже начали было это делать, успев нанести семь ударов тесаками; притом в зале кафешки, на несколько ступеней выше, за десяток метров, сидели полицейские в штатском, державшие босса мафии (на тот момент - "предполагаемого" босса мафии) под наблюдением - но и они бы не сделали ничего. Станешь тут параноиком... А спасла его никто иная, как Тарантино, вернувшаяся домой, уже одно это было бы хорошей причиной того, почему в неё всё упирается теперь - Монтанелли уже год лежал бы в могиле, разобранный на запчасти, если бы ей не хватило сил отбиться и дотащить его до ближайшей лодки на набережной. А вот его жены в городе тогда не было по причине, которую он не считал достаточно хорошей (да и Фрэнк едва ли оценивал, что консильери их организации берёт заказы на убийство в других частях мира)... может быть, потому ему и так тяжело отпускать теперь людей за его пределы? Гвидо не может назвать себя абсолютно бесстрашным. Хотя больше он не сколько своей смерти боится, сколько того, что смерть человека, на котором столько завязано, понесёт за собой; того, к примеру, что Маргарита и Фрэнк сцепятся между собой, а капитанам и центровым Гвидо придётся либо выбирать стороны, либо открывать ещё и другие фронты на этой войне. Монтанелли не хотел бы быть причиной того, что Семья Торелли перестанет существовать на нём - он с таким трудом собирал её вместе прошлой весной...
Однако и не терпеть убытка от отсутствия андербосса ему было мало - Гвидо увидел возможность сделать так, чтобы это ещё и обернулось на пользу, хотя бы и в денежном эквиваленте... Впрочем, деньги всегда тянут за собой и всё остальное - и Мэнни и Майка с остальными ребятами подобный запрос может вдруг подстегнуть на открытие каких-то новых перспектив, более долгосрочных, нежели разовый налёт. Плюс Фрэнк, как и Гвидо, могли бы убедиться, на что их люди реально способны - чего уж таить, исчезнуть любой из них однажды может вовсе не на неделю, оставив за собой такие долги, которые просто двойной неделей не покроешь. Переживания Альтиери вполне понятны, но поднимать цену и дальше Монтанелли на самом деле не собирался - во-первых, и действительно не был настолько жаден, а во-вторых, глупо было бы давить на парней так сильно, иначе они могли бы подумать, а нужен ли их шкиперу такой босс, при котором приходится пахать, не разгибая спины? Гвидо не сделает вид, что забыл об этом разговоре, и совести поставить Франческо на счётчик у него вполне хватит, как хватило накрутить счетов Куинтону (куда более существенных счетов) - бесценного ничего не бывает; и за всё приходится либо платить, либо расплачиваться. И молчание Фрэнка было, в свою очередь, расценено им, как знак согласия. Тем более, что деньги - это всего лишь деньги, они приходят и уходят; то, что с Маргаритой, это серьёзнее.
- Из телемагазина? Я тоже видел. Хорошая, должно быть, штука.
- вот почему Марго не могла заниматься тем же самым от вынужденного бездействия - сидела бы, щёлкала пультом и набирала бы номер другой рукой; но нет, ей обязательно было заниматься чем-то... чем-то из того, что было "общим делом", в общем - сунуться туда, где ей, с ребёнком в утробе, будут не рады и будет опасно. В этом она имела сходство и с Винцензо, и с Анной Донато одновременно, и это было слишком очевидно. А если вспомнить, каким образом закончили и первый, и вторая - Гвидо не нравилось ещё сильнее. - Почему нет? - помещение ещё и выстроить не проблема, с их-то ресурсами; а вокруг Фрэнка столько людей из ресторанного бизнеса, что и от советов отбою не будет. Да и к старости, лет через двадцать, будет, где спокойно посидеть... значит, денег на двойную выплату у него нет - а на гриль и коптильню достаточно. Ладно, Гвидо это запомнил - хотя и сделал вид, что дважды два не связал.
В их деле всё имеет значение - не исключено, что и они с Фрэнком сейчас так здорово сблизились как раз потому, что ни Маргариты нету в последнее время поблизости, ни Агаты, и им попросту ссориться не из-за кого; хотя причины, пожалуй, просто не стоит искать иногда - а наслаждаться тем, что есть. В данный момент - рыбалкой. Занятием, которые многие их сицилийские предки (их с Фрэнком предки ведь из одной и той же части Италии приехали?), живущие вдоль океанских берегов, зарабатывали себе на жизнь в течение многих лет. Только превратив его в развлечение, а не в ремесло...
Мыслями Гвидо ещё находился на рынке, прикидывая, каких фруктов нужно купить для жены, но рука уже поставило свою удочку на упор, потянувшись за сачком, наблюдая, как Фрэнк пытается скрутить леску. Опытным рыбаком - чего уж там, рыбаком вообще - Монтанелли не был, но краем уха как-то раз услышал, что мелкие рыбины тянут даже сильнее, нежели большие экземпляры, потому что вертлявы и начинают метаться из стороны в сторону; живой вес же под водой такого большого значения не имеет. В чём-то это напоминает и их мир... от действий мальков ряби по воде бывает больше. Особенно, от самостоятельных, и больше всего - когда маленькая рыбка находится на крючке или чувствует, что вот-вот на него сядет...

+1

12

К деньгам у Фрэнка всегда было особое трепетное отношение, обусловленное не только родом его деятельности, но и складом темперамента. Будет не совсем правильно сказать, что гангстерам легко даются эти зеленые бумажки с изображениями мертвых президентов. Как и везде, все зависит от человека, от его способности крутиться и зарабатывать. Пускай в их среде и обращается огромное количество налички, но ведь надо еще уметь сделать так, чтобы она осела у тебя в кармане, а не в трусиках у стриптизерши, куда за вечер могло сливаться по несколько сотен баксов.
Далеко не у каждого из друзей Фрэнка была в гараже дорогущая феррари - по правде таких друзей у него и не было вовсе, разве что Гвидо, если не продал еще подаренный ему на свадьбу мазератти - даже на дом приличный не каждый успевал скопить, живя с женой и детьми в квартире по соседству с каким-нибудь работягой. А все от того, что пришедшие легким путем деньги, также легко ими просаживались: на азартные игры, проституток или никчемные траты вроде покупки яхты для жены, которая последней не сдалась совершенно. В их деле быть жадным неплохо и зачастую даже полезно. В умеренных конечно масштабах. Редко кто, не обладая этим (жадностью) качеством, добивался успеха. Исключением были, пожалуй, только те, кто пробились к вершинам по чьей-то протекции. Фрэнк же, по его собственному мнению, всего добился сам. Его дядя был ему лишь входным билетом, и в свои сорок три он переплюнул его во всем. Помогло подручному в этом и его внимательное отношение к деньгам. Вряд ли кто-то будет иметь с тобой серьезные дела, зная, что деньги ты не уважаешь. На Фрэнка же в этом плане можно было положиться. Не отличаясь мягкотелостью и великодушием, он никогда не прощал людям долги, и умел выжимать из каждого вложенного доллара максимум. Что же касалось дани, которую на протяжении всей своей сознательной деятельности ему приходилось выплачивать наверх, тут он тоже старался не обманывать, и дел на стороне никаких не имел – по крайней мере, в последнее время. С Монтанелли он старался быть предельно честным, хотя, признаться, имел неплохие возможности обчистить его по полной - взять ту же стойку. И сам бы Гвидо с его отношением к деньгам вряд ли разглядел это. Скорее бы Марго заметила неладное, она ведь любит всюду совать свой нос. Однако, несмотря на эти огромные возможности, Альтиери не злоупотреблял доверием к себе. Его жадность была направлена не на то, чтобы обворовать своих друзей, а на то, чтобы не позволить кому-то еще обворовать себя. Требование Гвидо о двойной выплате именно на это и походило - на попытку обворовать своего подручного. Фрэнк не знал, какие там перспективы развития подразумевал Монтанелли; со стороны казалось, что он просто карманы ему выворачивал. И забыл должно быть о том, что Альтиери больше не капитан. Поставив на счетчик его, он ставил на счетчик всю Семью. Может и в самом деле тряхнуть Тарантино? С продажи оружия она имела стопроцентные прибыли, а ему засылала каких-то жалких пятнадцать процентов. Не захочет платить - грохнуть и поставить у руля того, кто будет более сговорчив. Джозефа, к примеру… Да много желающих найдется, даже двадцать пять процентов себе оставляя!
Тем временем, при помощи Гвидо, орудовавшего сачком, Фрэнк вытащил таки рыбину из реки. Весила она килограмм пять, не меньше, и отчаянно била хвостом, пытаясь вырваться и спастись. Разок хлестанула по рукам Монтанелли - наверно чувствовала, что к вечеру ее зажарят и так легко сдаваться не хотела. Они выловили из реки еще парочку в перерывах между загоранием под солнцем и распитием прохладительных напитков, прежде чем решили сворачивать удочки. К вечеру они ведь планировали устроить барбекю у Фрэнка. Надо было заехать еще в супермаркет и жену предупредить, было бы не плохо. Впрочем, этим Фрэнк занялся по пути на берег - набрал ее номер и сообщил о гостях, которых пригласил.
- Если что-то важное - звони, я телефон отключать не буду, - спускаясь на пристань добавил Альтиери касательно все того же отпуска. Конечно их "важное" зачастую не было телефонными разговорами, но за неимением других вариантов и этот годился. У них было несколько проверенных способов, как обезопасить подобные контакты. Начиная с левых трубок, заканчивая поверенными телефонными автоматами, которые кое-где еще стояли.
Поскольку ужин планировался у Фрэнка, то и улов загрузили в его машину.
- Я еще в пару магазинов заеду, а ты езжай за своими. Буду ждать вас в семь вечера у себя, - захлопнув дверцу багажника, распрощался с Монтанелли совсем ненадолго.

п.с. девочек сюда позовем или отдельный эпизод зафигачим?

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-11 20:37:53)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Summer wind