Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The first beauty


The first beauty

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://i893.photobucket.com/albums/ac140/iserly/tumblr_n6o0jngXhJ1saq3w2o1_500_zpsacf77a0e.gif

Участники: Pite Wittel, Meiling Jyao;
Место: гостиница в Лонгьире, затем фьорд на острове Шпицберген;
Время: что-то около пяти лет назад, декабрь;
Время суток: большой временной охват, включающий утро - отправление на снегоходах, день - прибытие на судно во фьорде, вечер - всеобщее собрание на судне и отдых, а там посмотрим;
Погодные условия: для  городского человека - просто отвратительные: буран, температура явно ниже ста градусов по Фаренгейту, на улице не дают замерзнуть краткое пребывание и двойной слой специальной одежды;
О флештайме: когда жизнь богемы, людей с явно выдающимися способностями в той или иной социальной области, приходит к беспросветной скуке, приходит и время что-либо менять. Вполне возможно, что в этот раз Норвегию посетили вовсе не ученые, следившие за изменениями температуры матушки-природы, не те, что действительно отвечали и наблюдали за развитием мифа о Глобальном Потеплении, но люди с тонкой душевной организацией, не ведавшие, как можно допустить и остаться равнодушным к проблеме мирового масштаба. Происходящее - в лучших из своих моментах - напоминало корпоративное мероприятие, только публика попалась на диво разношерстная. Иных привело в севернейший из городов желание обзавестись ценными знакомствами, иных привезли насильно, другие же, как и было задумано, хотели посмотреть на действие мифа и заразиться надиктованной филантропией. Людей собрали буквально за день до того, как комфортабельное судно, оснащенное всем необходимым, начало стремительно вмерзать во фьорд. Зато какие виды, какие впечатления!

0

2

Мэйлин выглянула в окно из своего номера и тяжело вздохнула. В Пекине такой погоды никогда не бывало. Белоснежный буран скрывающий все красоты северного города и небывалый холод. В Китае такого не увидишь. Вздыхай не вздыхай, а никуда не деться, это уж точно. Так как отец занят, да и мероприятие для него казалось не слишком важным, но присутствовать всё же нужно было. Поэтому решено было отправить дочь. Заодно и попрактиковаться в языке. Перечить младшая Яо не любила, поэтому безропотно смирилась и отправилось в долгое путешествие. Но всё же, как печально и хлопотно всё не было, приключение оказалось забавным. Новый город, климат, люди. Всё необыкновенное и любопытное. Проблема глобального потепления, тема актуальная в любой момент, в любое время. Мэй понятия не имела, есть ли кто-то ещё из Китайской Республики в этом городе или же она единственный представитель. Девушка тешила себя лишь тем, что это очередная возможность изучить язык и узнать нечто новое. Учиться китаянка любила и не упускала возможность.
После ночёвки в гостинице предполагалось краткое путешествие в специальном снаряжении на судно, которое начало вмерзать во фьорд, на котором и будет собственно происходить само мероприятие. Наскоро позавтракав на первом этаже небольшой, но уютной гостинице, Мэй вышла в холл, где предполагался небольшой сбор и раздача специального снаряжения, и тёплой одежды для небольшого путешествия. Двойной слой одежды, множество непонятных ремешков, дополнительных слоёв ткани, что-то ещё....
Лин в отчаянии села на диван, разглядывая всё это оборудование. Она была лицом нескольких компаний, изучала английский язык на высшем уровне, управляла собственным клубом и вот-вот получит во владение свой первый ювелирный магазин. Она превосходно стреляет из много вида оружия, но вот одеть всё это громоздкое снаряжение, явно не сможет без чьей-либо помощи. Это было унизительно и непривычно, обращаться за помощью к совершенно посторонним людям. Отчаянно ища глазами людей, что смогут ей помочь, снова тяжело вздохнула.
- Ну почему, почему здесь не стоят специальные люди, которые могут помочь в подобной ситуации?  - тихий вопрос заданный самой себе недовольным тоном был потерян в разговорах тех, кто с улыбкой на лице здоровался со знакомыми. Китаянка была совершенно одна.

+1

3

«Гарольд трибьюн» был проглочен с описанной кем-то сухой сосредоточенностью. Не то чтобы кто-то вообще мог любить  печатные периодические издания плохого качества, с мажущей  карту жизни на ладонях краской, однако иногда просто нет другого выбора. За окном нарастала злоба стихии. Хотя Пайт прикинул малодушно, что жители Лонгьира вообще не видели ничего иного. Белая точка на карте, бережок в небольшой стране, которая известна многим отличной селедкой, но для последователя темных искусств и мнений таких же темных личностей она приобретала свое мрачное очарование. Оно проскальзывало почти незаметно в заснеженных фьордах, в белых пейзажах и темных, тесных домиках, в подобии голландского благополучия и шведской фундаментальности. Страна — отпечаток беспросветной тоски по Средним Векам. По диким пустошам, Северному Морю, вознесению древним богам подобающей жертвы. Пожалуй, Пайт знал он Норвегии слишком много.
Однако он не торопился покидать нагретый до максимальной своей степени номер, который приходилось делить с Мари, поддавшейся несколько недель назад на приглашение от своего друга, кстати, тоже художника. Сейчас она напрасно тщилась вытащить из кровати некогда любимое тело, прилагая к попыткам красочные уговоры, а порой и ругательства. Ее не смущала ни начавшаяся еще затемно метель, ни компания из разношерстных гедонистов, видевших в предстоящем путешествии лишь неосязаемый приход к сверхновому состоянию. Вряд ли кто-то, кто уже посещал корабль во фьорде, старался вернуться к «пункту А» в следующем году, потому "бывалых" в нынешнем сборище не наблюдалось. Даже Виттелю, любителю всего потрясающе неправильного и непривлекательного, поездка казалась пустой тратой времени и сил. К тому же он слишком много выпил накануне, чтобы не чувствовать густого похмелья и легкого озноба.
Сквозь сон он слышал уговоры Мари, а потом не сразу сообразил, в какой момент благоверная, груженная тяжелым, в десять кило, снаряжением покинула номер, потеряв всякий интерес к пробуждению мужа. Он, как полагается, вскочил и опрометью кинулся к ватерклозету, тут же продрогнув. Тонкие стены позволяли слышать неоправданно много из того, что происходило по другую сторону. В коридоре шло возбужденное обсуждение предстоящего путешествия, что порождало в Пайте определенную долю раздражения. Что же, выходит, кто-то поднял всю группу в такую рань — на часах было восемь  — а специального предупреждения не последовало? Или сладкие попытки Мари и являлись дополнительной информацией?
Виттель наскоро умылся. В те славные времена волосы у него были стрижены, не приходилось обращаться к таким махинациям, как расчесывание или, упаси боже, укладка. Однако любой смелый желающий теперь располагал возможностью почувствовать дивное амбре, исходившее от голландца, сообщавшее о том, что источник расстояние от аэропорта в Осло до номера в гостинице Лонгьира преодолевал не без помощи содержимого мини-бара. И хуже всего то, что нестерпимо хотелось есть. Крутило живот, в голове пульсировала нарастающая боль — отличное время для поездки на снегоходах, черт возьми. Небрежно нацепив на себя половину из предложенного организаторами снаряжения, включавшего пару лыжных ботинок, несколько слоев специальной одежды для царивших за пределами гостиницы природных условий, Пайт обнаружил, что ни шлема, о котором ему рассказывал хмельной прошлой ночью один из организаторов, ни второй пары обуви, а также комбинезона, очков и перчаток поблизости нет.
Обалделый от недосыпа и похмелья, раскрасневшийся, как разъяренный бык, Виттель помчался вниз, чтобы поскорее разделаться с детским ощущением, которое охватывает большинство школьников, опоздавших на первый урок. Ощущение полной ненужности и потерянности.
Внизу правили балом англичане, уже подкрепившиеся кофе и блинами с овсянкой, издающие очереди смеха из разных углов вестибюля. В этой аморфной, окказиональной толпе нельзя было узнать людей искусства, богему. Просто группа, закованных в современные доспехи из пластика и тепловых мембран, текстиля и много чего еще людей, безустанно обсуждающих что-то на своем гнусавом языке. Мари среди них не было, ко всему прочему, спутники, не успев вдоволь наговориться, начали высыпать на улицу. Пайт был в ужасе! Он еще не завтракал, даже не знал, с кем поедет и какой набор снаряжение щедрые организаторы оставили для нерадивого голландца, который к своим тридцати вымахал под шесть с лишним футов.
У шведского стола преспокойно остывал пустой бачок, еще пахнущий кофе, а девушка из местных уныло убирала тарелки. Наскоро оглядевшись, Пайт отметил, что не один оказался в щекотливой ситуации. Внутри все еще было шумно, однако энтропия мерно убывала, заставляя мужчину нервничать больше обычного. И несмотря на гул голосов, он все же расслышал скромную жалобу, поданную с нездешним акцентом.
— Потому что эти люди даже не говорят по-английски, — буднично подметил голландец, приблизившись к дивану с разложенным поблизости снаряжением. Комплектов оставалось пять, однако Виттель счел, что предусмотрительные организаторы озаботились оставить несколько штук про запас, если что-то пойдет не так.
— Никогда не катались на снегоходах? — бездумно поинтересовался он, потирая опухшие от обильного возлияния и нехватки сна веки. — Тогда я к вашим услугам. Этот швед, наш проводник Ян, ухитрился опоить меня до бесчувствия. Я бы пришел в себя к часикам двенадцати, да чего уже поделаешь… - лицо у него было как у Иисуса и Сатира одновременно. Возможно, все решала аккуратно подстриженная колышком борода.
Виттель развел руками, шмыгнул носом и выразительно оглядел подобранные в пылу объяснений пары перчаток.
—  Глядите, — он присел на корточки, почувствовав, как ломит спину, и выбрал из оставленных пар те, что поменьше. — Это внутренние перчатки. Можете надеть их сейчас. На вас должны быть термобелье и лыжный костюм, ну, что-то теплое. И обязательно ботинки. Их, — Виттель подтянул к себе тяжеленные сапоги, и впрямь похожие на составную часть скафандра, — вы должны закрепить в этих ботинках. Они для защиты. Но сначала надо надеть комбинезон.
Отсутствие системы Пайта никогда не смущало, однако он был не уверен, что его поняла сидящая на диване азиатка.
— Я понятно говорю?

Отредактировано Pite Wittel (2014-06-10 17:38:20)

+1

4

— Потому что эти люди даже не говорят по-английски, - послышался мужской голос со стороны.
Китаянка обернулась и увидела высокого мужчину, приблизившегося с к дивану со снаряжением. Девушка удивлённо распахнула тёмные глаза, глядя на него. Незнакомый мужчина был столь высок и странно выглядел, что не заглядеться, просто не было возможности. "О, Боги, это какой же у него рост? Наверное, около двух метров." Больше всего Лин поразил именно рост, против скромных её 165см., этот человек казался просто великаном. Взяв себя в руки, Мэй жалобно улыбнулась и разведя руками, ответила:
- Увы, в подобных условиях я впервые и поэтому, столь жалобно выгляжу, копаясь в этих странных предметах. К тому же, не могу найти даже что-то близкое к своему размеру.
И правда, Яо выглядела столь хрупкой на фоне остальных присутствующих, что казалась маленьким потерянным ребёнком в чужой стране. но уж никак не участником столь глобального проекта. Хоть мужчина и смущал её несколько своим внешним видом, в том числе бородой, но в принципе, она его поняла.
— Я понятно говорю? - поинтересовался он.
- О, всё в порядке, вы объясняете намного понятней, чем многие из них, - Мэйлин окинула взглядом холл гостиницы, в котором уже собирались люди, одетые явно по погоде. - Я всё одела, но у меня проблема с комбинезоном, он в два раза больше меня. А помочь никто не торопиться, кроме вас, за что я вам очень благодарна.
Девушка посмотрела на чудо-скафандр, предполагающий спасти нежную кожу от морозов и усмехнулась.
- Мне кажется, что я даже не смогу в этом потом передвигаться, не говоря уже о том, чтобы забраться на снегоход.
В этот момент китаянка представила, что будет очень похожа на пингвина и засмеялась. картинка была очень живой и роль пингвина её ничуть не смущала. В конце концов, отец будет сам виноват, если она так и не попадёт на корабль. Но всё же, подводить отца в подобном случае, смерти подобно. С дисциплиной в доме Яо всё было чётко, если не сказать, что жёстко. И Мэй никогда не смела её нарушать. Вот и сейчас, она очень надеялась на помощь мужчины, чтобы хоть как-то подготовить её к переходу.
- Я очень прошу вас, помогите мне пожалуйста.

+1

5

Конечно, стоило ожидать, что незнакомке вряд ли придется по вкусу подобное неожиданное появление очередного страждущего в нынешней мизансцене, клейменной потерянностью и непониманием ситуации. Однако иных  сердобольных лиц Пайт поблизости так и не увидел. Последователи напускного альтруиста, небезразличные к проблемам мира,  спокойно покидали помещение. Вот уже пропала и девушка с кофе. Несколько местных работников начали шумно сворачивать столы. Видимо, на сегодня оные никому не понадобятся. Да и интересно вообще, был ли в гостинице хоть кто-то, помимо голосящих творцов и богачей?
— Это хорошо, — немного подумав, отозвался Виттель, — хорошо, что хотя бы немного велико, иначе бы с этим возникли проблемы.
Мужчина улыбнулся, обнажив крупные зубы. Он нарочно не использовал вспомогательное и куда более привычное «у нас бы с этим возникли проблемы». Но таким образом и проявлялась в то время своеобразная тяга голландца перечить всем устоям без исключения. Разве что пять лет назад она походила на кокетство.
Выслушав истинную причину задержки гостьи из Поднебесной — как-то Хейзел учила своего супруга, еще находясь в добром здравии,  определять национальность азиатов по глазам, японцы, в сравнении с китайцами тогда казались абсолютно непривлекательными, — мужчина понимающе кивнул.
— А мне бы вообще не хотелось вылезать в такую-то рань из номера, — пожав плечами, коротко признался. — Но передвигаться в комбинезоне проще, чем вы думаете. Надо только правильно его закрепить. Как и все остальное… — он наскоро оглядел незнакомку, которой вызвался помочь, да, все же будничная непосредственность Виттеля нисколько не отменяла его выдающихся габаритов, к которым люди нескоро привыкали. В сравнении с ним азиатка и впрямь выглядела хрупкой и крохотной, поэтому стоило приложить все усилия на концентрацию обычно спящего в недрах сознания благодушия, чтобы помочь девушке выбраться из щекотливой ситуации, а также наспех вылезти самому. Странно, но ситуация эту путешественницу нисколько не пугала, что несколько расслабило нерадивого «помощника». Он тоже хмыкнул, подумав, что незнакомка выбрала абсолютно правильный метод встречи с непредвиденными обстоятельствами.
— Конечно! — снова с небольшой задержкой объявил голландец и поднялся с кортов. Ему понадобилось еще несколько мгновений, чтобы деланно потянуться и недобро оглядеть тех, кто издалека наблюдал за престранной картиной триумфа обоих опоздавших. В итоге Пайт только хмыкнул и снова переключил все внимание на девушку.
— Вот этот вполне подойдет, — сообщил он, выбрав из оставшейся пятерки наименее устрашающий костюм. С материи в воздух взметнулся негустой клубок пыли, и Виттель с прискорбием подумал, что такими темпами альтруисты, проводящие столь экстремальные собрания во фьордах, вскоре канут в Лету…Вместе со своим абсолютно не дамским снаряжением. — Все в порядке! — это он пока еще не взял в руки оба шлема и очки и искренне надеялся, что их хотя бы протерли салфеткой. Расправив комбинезон несколькими сильными встряхиваниями, голландец пришел к выводу, что теперь наконец имеется возможность доподлинно понять, из чего состоит тот монстр, что мужчина держал в руках.
— Прошу, — деланно улыбаясь, сообщил Виттель. — Вот, сначала лучше просовывайте ноги, потом рукава, а дальше останется только застегнуть молнию спереди и липучки. Перчатки нижние уже надели? Я сам не то чтобы часто занимался ездой на снегоходах, но все специальные, утепленные костюмы между собой отдаленно схожи. Я много путешествовал.
Непонятно, стоило ли вообще рассказывать что-либо о себе, однако едва отошедший от тягучего похмелья Пайт казался куда благодушнее себя настоящего, а потому решил наскоро разбить психологический барьер:
— Глупый вопрос, наверно, но вы кто будете? Обычно всякие художники, директора и писаки, которых я выслушивал весь перелет из Лондона в Осло, выглядят несколько иначе.
Виттель дождался, пока девушка выполнит все выданные указания и поставил перед ней, уже закованной в броню нового века, пару устрашающих внешних сапог. Сам он будто и не торопился облачаться в снаряжение и седлать снегоход.

+1

6

Мэйлин с интересом слушала мужчину и с таким же любопытством его разглядывала, стараясь делать последнее более скрытно. Неизвестно было, что же в первую очередь так к нему привлекает? Нестандартная для девушки внешность или же не совсем привычная речь? Вроде и говорил он просто и предельно понятно, но было что-то в его речи, что притягивало и будто слышалось совершенно иное. Яо внимательно наблюдала за новым знакомым, правда, чьё имя ещё так и не узнала. Не смотря на "тяжёлый" вечер, мужчина бодро разбирал оставшуюся одежду, подбирая китаянке что-нибудь подходящее. Пришла в немой ужас, увидев кучу пыли, что поднялась от одного из костюмов и с улыбкой заметила, что придётся одеть именно его. "Вот незадача, буду похожа на пыльного пингвина."
— Вот, сначала лучше просовывайте ноги, потом рукава, а дальше останется только застегнуть молнию спереди и липучки. Перчатки нижние уже надели? Я сам не то чтобы часто занимался ездой на снегоходах, но все специальные, утепленные костюмы между собой отдаленно схожи. Я много путешествовал.
Девушка улыбалась, кивала головой, полностью раскрывая образ "китайского болванчика" во всех смыслах. И смешно и ... очень смешно. Неловкости не было, когда незнакомец предложил ей влезть в один из "скафандров", помогая, с чего лучше начать. Мэй послушно взяла комбинезон, быстро справилась с первостепенной задачей и тяжело вздохнула, увидев такие же по весу, как и её вздох, ботинки. Пододвинув их ближе к себе, уселась на диван и принялась застёгивать, завязывать. И только потом поняла, что к ней обратились с вопросом.
— Глупый вопрос, наверно, но вы кто будете? Обычно всякие художники, директора и писаки, которых я выслушивал весь перелет из Лондона в Осло, выглядят несколько иначе.
- М, спасибо. Я даже рада, что не похожа на этих зазнавшихся снобов, возомнивших себя спасителями планеты от глобального потепления. Я представитель сети ювелирных магазинов отца Китайской Народной Республики, по совместительству владелец собственного магазина, ночного клуба и официальное лицо некоторых компаний.
Китаянка закончила с ботинками, поднялась с дивана и чуть не упала вперёд, потому что не смогла даже по началу сдвинуть ноги, но еле удержалась на месте.
- Мэйлин Яо. А по специальности, я оценщик ювелирных украшений. Позвольте узнать имя моего бравого спасителя?
Брюнетка улыбнулась.

+1

7

Когда она приблизилась и позволила помочь одеться, Пайт  все же обнаружил разницу. Разницу с Мари. Мари на фоне этой незнакомой, только что встреченной девушки казалась защищенной.  Мадам Корше не требовалось чужих рук, чтобы соорудить из себя подобие астронавта и тут же явиться в безвоздушное пространство. Но странно, что при этом Мари так и осталась бы идеалом, который диктовали тенденции: накрашенная, с потрясающими волосами, наманикюренными пальцами и хищным, как у пантеры, взглядом. Возможно, все дело в том, что Мари к своим двадцати семи вымахала под метр восемьдесят, имела сороковой размер ноги и, если пьянела, смеялась как оперный баритон.
«Подумай только…» — Пайт поджал губы.
— Не стесняйтесь, на улице всю пыль как ветром сдует! — хоть Виттель и говорил ровным тоном, в постановке фразы он каждый раз позволял себе что-то желчное. В данном случае сообщалось, что на улице еще попробуй побудь, не воспользовавшись этим раритетным снаряжением. Нет, никто из организаторов не предупреждал о том, что может понадобиться свое собственное, но и не сообщил об обратном. Пайт скорбно вспомнил о таком же пылящемся наборе, оставшемся со времен лыжных прогулок на Шамони.
— Поверьте, потом вы будете думать только том, как побыстрее закутаться в еще один такой же...Может, сразу запастись? — Виттель с деланным интересом посмотрел на оставшиеся четыре комплекта и вздохнул. Избавление от действия алкоголя проходило как нельзя мягко, почти безболезненно, если не считать какого-то искусственного благодушия, что было в общем-то не присуще писателю. Обычно он рвался вперед планеты всей и, возможно, давно бы седлал машину, но на пару с Мари.
Вопрос не привел азиатку, в которой Пайт заподозрил китаянку, к очередному приступу застенчивости, как определенно случилось бы, будь она на социальной ступени пониже. Голландец присвистнул и сложил на диване отобранные для девушки шлемы (внутренний и защитный) и очки.
— Целой сети!  Значит, родитель вам доверят. Это похвально, когда проблема Отцов и Детей стоит в наш век особенно остро, — он кивнул, примеряя мысль о том, что говорит сейчас не с молодой пассией очередного непонятого последователя Пикассо или Дали, но с самостоятельной личностью, которую в неказистую ситуацию одиночества в толпе загнали какие-то неясные факторы. Одновременно мужчина вспомнил, что его интерес подстрекало еще одно обстоятельство — национальность девушки. Мысленно голландец похвалил себя и подумал, что не все уроки Хейзел еще выветрились из головы. Но следом, как это обычно бывает, подкралось еще кое-что. В ходе рассуждения Пайт не заметил, чтобы новая знакомая  не заявила, что как-то связана именно с семейным бизнесом.
— Я ведь правильно предположил, что все это неслыханное богатство не расцвело в чистом поле? По-моему, в Китае, как и везде, проблема с развитием частного бизнеса…Если не так, примите мои поздравления — вы действительно уникум.
Тем временем мужчина принялся примеривать оставшиеся «скафандры». Ему подошел второй, первый даже отказался пропускать ноги страждущего в штанины. Что ж, видимо, кто-то предполагал наличие и очень тонкокостных, но высоких гостей.
— Пайт Виттель, — сдавленно произнес «помощник», прижав подбородок к груди, чтобы справиться с молнией. — Историк по образованию, космополит по призванию.
Он усмехнулся и принялся вставлять подошвы в заранее пододвинутые ботинки для улицы. Подумать только, нужно столько всего учесть, чтобы не обморозиться! И если развивать подобную тему, стоит тоже учитывать, что большая часть так называемых снобов не пренебрегла помощью организаторов и друг друга, и большая же часть уже лихо укатила к фьорду.
— Они не снобы. — Зачем-то фыркнул мужчина, натягивая перчатки, — просто эти одиночные проявления повышающейся энтропии если и могут кого уберечь, привести к порядку, то не самих себя. Это художники и творцы. А вы «снобы»! Да нет, тут дело в чем-то противоположном…Я пока еще не понял в чем! Только собирался, но Ян, шведская зараза, опоил меня.
Слова лились непринужденно, и Пайт даже ухитрился забыть, о чем они начинали беседовать.
— Помочь надеть очки?

+1

8

"Пайт Виттель, историк. Хорошо." Мужчина почему-то фыркнул, когда Мэйлин позволила себе некорректно отозваться об участниках съезда. "Что ж, приму к сведению."
- Да, бизнес начинал с нуля, поднимал на ноги мой отец. На данном этапе я помогаю в силу своих возможностей. Конечно, его помощь мне ни с чем не сравнима, но я стараюсь на благо наших традиций и бизнеса. Возможно вы посчитаете, что моё здесь присутствие ошибочно, не посмею вас в этом переубедить.
Яо наблюдала, как Пайт влезает в один из костюмов, который всё же ему подошёл. Всё же некоторую желчь в его предложениях китаянка не могла не заметить, отчего стало несколько неприятно. Но к этому человеку стоило отнестись с благодарность, ведь никто, собственно, не торопился помочь одинокой девушке. "Пора бы уже задействовать жизненный девиз: вытри сопли и помоги себе сама."
Бросив взгляд на оставшиеся "скафандры " для выхода в ледяной "космос" девушка отказалась от дополнительного снаряжения. Взяла с дивана подготовленные мужчиной шлемы, поочередно одела их.
- Большое вам спасибо, Пайт. Вы очень помогли мне сегодня. Я ценю вашу помощь, и по возможности, готова помочь вам. Жаль только, что мои услуги вам вряд ли пригодятся, - поблагодарила она, надевая защитный шлем и потянулась за очками.
— Помочь надеть очки?
- Думаю, что справлюсь сама, огромное спасибо. Вам нужно ещё самому одеться, а вы столько времени потратили на меня. Вам наверное нужно торопиться, чтобы успеть на снегоход, чтобы снова не попасть в мою компанию,- Мэйлин улыбнулась, сжимая ладони в кулаки и примеряясь к перчаткам.
В голове было пусто, мысли отсутствовали, настроение, тоже. Никуда не хотелось ехать, слушать что-то о потеплении, смотреть на этих творцов и чувствовать себя ужасно глупой. Ведь она была достаточно далека от всего этого, но отец не считал это причиной, чтобы отсутствовать на этой встрече. Но сейчас она отбросит все сомнения, возьмёт себя в руки и поедет на снегоходе вслед за остальными. Будет улыбаться и делать вид, что всё прекрасно понимает и разделяет взгляды окружающих.

+1

9

— Вовсе не считаю, — с усмешкой отозвался тот-самый-историк и пожал плечами, уже закованными в защитный комбинезон.  — И в  среде известных денежных воротил встречаются увлеченные люди. Ваш отец, видимо, как раз из таких.
Высказав догадку, мужчина принялся за шлем: первый напрочь скрыл неопрятную со сна стрижку и весомую часть аккуратно постриженной бороды, а второй сделал голос глухим и почти неслышным. К своему удивлению, когда со снаряжением было покончено и оставались одни лишь перчатки и очки, Пайт обнаружил неподалеку ровно такое же, но значительно уменьшенное существо, а потому усмехнулся повторно. Мари уже давно привыкла к подобной его манере — немного нервной, немного издевательской, поскольку хохотать в трезвом состоянии Виттель не любил, а если и делал это, ты выходило жутко неестественно, посему женщине приходилось терпеть бесчисленные ухмылки, фырканье и прочие мелкие радости, свидетельствующие о перепадах настроения супруга: «Лучше бы ты храпел, mon cher!»  — сообщала она, вздыхая.
Пайт справился с перчатками и взглянул свысока на новую знакомую. Показалось или нет, но, похоже, Мэйлин задели его слова, а он не привык, чтобы люди относились к едва заметным насмешкам всерьез. К тому же многие знакомые были осведомлены о беспощадном поведении горе-писателя лучшим образом, но Пайт в последнее время настолько привык к Америке, что не знал, как общаются люди за рубежом. Поездка в Припять его ничуть не остудила, наоборот… Он стал думать, что является на ступень выше каждого смертного. Вот если бы встретился достойный конкурент.
— Я не хотел вас обидеть, Мэйлин! — поспешно произнес голландец, когда девушка закончила отказ от последующей помощи. Все же не стоило подкидывать Мари занимательную картину одинокого ездока на снегоходе и возможность сказать «Я же тебе говорила!». Виттель взял с дивана свои очки и только теперь понял, что не сможет надеть их в перчатках. Он тяжело вздохнул и едва подавил приступ красочной ругани, глянув мутным глазами на китаянку.
— Знаете, иногда мне кажется, что я умственно отсталый. Кажется, что это чья-то злая шутка: напичкать мужика сложной терминологией и лишить мозгов, — обреченно выдал Пайт, снимая защитную пару перчаток и беря в руки пыльные очки. — А потом пустить в свободное плаванье. Такие дела.
Отвратная методика, если говорить начистоту. Если бы этот больной по случай похмелья гость Норвегии решил организовать с кем-то тандем, то не стал бы обращаться за помощью к растерянной, по причине языкового, психологического и социального барьеров, китаянке, кем бы она ни была. 
— Вы не торопитесь с отказом, — теперь голландец нацепил очки, и лицо его стало полностью недоступно чужому взгляду, но голос так же глухо выходил из-под защитного шлема. — Еще придется добираться. И если вы не знаете, как справиться со снаряжением, то я, раз уж назвали спасителем, обязан проследить за дальнейшим.
Людей в холле убыло. Пропала даже местная девушка, убиравшая тарелки, а также немногочисленные служки — с ними исчез стол и несколько складных стульев. Помещение опустело, и приезжие авантюристы остались вдвоем. Виттель развел руками и хотел уж было предложить по такому поводу никуда не торопиться, наведаться в гостиничный бар, чтобы скоротать время, пока организаторы найдут пропажу, как входная дверь распахнулась. На пороге появился человек, которого голландец уде не разглядел, так как очки начали стремительно запотевать. Он узнал мужчину по голосу — это был организатор Ян.
— Вы как, собираетесь хоть или будете весь день топтаться здесь? — процедил он, стряхивая с губ прилипшую и мокрую сигарету. В новом Яне Пайт не сразу узнал своего вчерашнего собутыльника.
— Готовы! — сказал голландец за обоих. В шлеме было почти ничего не слышно, а потому немудрено, что Ян каждое слово произносил не только с приличным акцентом, но и так, будто говорил с тугими на ухо стариками или же абсолютно не знающими английского иностранцами.

+1

10

— Знаете, иногда мне кажется, что я умственно отсталый. Кажется, что это чья-то злая шутка: напичкать мужика сложной терминологией и лишить мозгов. А потом пустить в свободное плаванье. Такие дела. -Вздох мужчины показался несколько обречённым.
Но Мэй никак не стала комментировать данное высказывание, возможно её слова здесь и не были нужны. По крайней мере ей самой не хотелось что-либо говорить на это. На извинения китаянка тоже никак не отреагировала, лишь сделала пару шагов, чтобы привыкнуть к необъятному костюму. Получалось вполне сносно, но вот сможет ли хрупкая девушка справиться ещё и со снегоходом в такой дикий холод, и в такой одежде? Над этим стоило задуматься. "Возможно, я слишком рано отказалась от мужской помощи. Но увы не смогла стерпеть, когда в словах сквозит лёгкая издевка. Возможно, мне следует куда лучше изучить тонкий юмор некоторых стран. Или же, научиться наконец-то понимать мужчин. Всё-таки наверное мой баланс инь и ян сместился в одну лишь сторону. Жаль, надо привести будет это всё в порядок, как только представиться возможность."
— Вы не торопитесь с отказом. — Еще придется добираться. И если вы не знаете, как справиться со снаряжением, то я, раз уж назвали спасителем, обязан проследить за дальнейшим.
- Благодарю за проявленное терпение и помощь.
Глухо сквозь шлем произнесла девушка, рассматривая уже пустое помещение. Кажется, они слишком долго задержались здесь, и всё из-за Мэйлин. Пока что толку от неё не было абсолютно никакого и она чувствовала себя крайне неловко в данной ситуации. Если бы не Пайт, пришлось бы торчать в номере, придумывая себе занятия. Но дверь распахнулась и в холле появился организатор, явно недовольный отсутствием ещё двух гостей. Виттель тут же бодрым голосом ответил за двоих, что они готовы. И Яо ничего не оставалось, как выйти за мужчинами на улицу, к снегоходам.
- Я просто какая-то глупая курица, беспомощная и ненужная на этом съезде,- бормотала девушка, ее передвигаясь по снегу, надеясь, что её слова не услышат. Она достаточно уже выставила себя в невыгодном свете, не хватало ещё как-нибудь опозорить себя перед незнакомыми людьми, умными и богатыми.

Отредактировано Meiling Jyao (2014-06-27 06:47:05)

+1

11

Пайт понял, что уже потерял ее и прикусил губу, что осталось без внимания девушки и внезапно появившегося в дверях Яна.
— Да не за что, — отмахнулся Виттель и упер руки в боки, глядя сквозь плотный пластиковый слой пыльных очков на организатора, который, не досчитавшись парочки так быстро, явился на порог гостиницы в клубах морозного воздуха. За шведом до сих пор проникали внутрь порывы зимнего великолепия. Пайт глянул недавнему собутыльнику за спину и чуть было не поперхнулся, но рассчитал, что подобные погодные условия непременно лишат  заезжего американца паскудной тяжести в голове. Протрезвят, приведут в чувства, а избавляться от излишков холода можно будет уже в большой компании, а может просто с бутылкой вина и в объятиях жены. Но чего же не сделаешь, чтобы заслужить свой кусочек счастья — если это, конечно, оно.
Ян принялся проверять, правильно ли опоздавшие закрепили все компоненты защитных костюмов, впрочем, осмотр мог затянуться, а швед взволнованно стал объяснять, что вскоре начнется буря, и лучше бы всем до этого оказаться на корабле. Так все трое оказались на улице. Ветер ударил в крупное тело голландца, точно перед носом выстроили невидимую стену. То, что удавалось разглядеть сквозь плотный пластик, походило на помехи в телевизоре, только наяву казалось, что контрастных черных пятен куда меньше, чем всепоглощающих белых. Выйдя за околицу, Пайт обнаружил, что не помнит, видел ли раньше, например, после прилета, равнину, которую теперь так густо укрыл снежный туман.
Ветер дул настолько сильный, что перспектива ехать ему навстречу — а именно это сообщил Ян, когда все трое добрались до двух монстров с яркими полосами на занесенных снегом корпусах, — казалась настолько непривлекательной, что Виттеля сильно повело.
— Вы когда-нибудь ездили на нем? — сквозь шум проорал швед. Его голос тонул в воздушном потоке.
— А то! — соврал голландец. — Сколько ехать, Ян, родное сердце?
— Сто пятнадцать километров.
В эту минуту мужчина хотел, чтобы девушка решила, что ничто ее не должно смущать: так все будто и надо, и она не виновата и не должна корить себя за проступки иностранцев совершенно иного склада ума — тем более мужчин. Он даже подмигнул, но значительно позже понял, что Мэйлин не могла этого видеть.
— Тогда садитесь на этот, — Ян махнул рукой, указав на самый крупный снегоход, а сам направился к маленькому. — Я поеду вперед. Расчищу, так сказать, вам обоим путь.
Тут Пайт знатно заволновался. Горький комок, блуждавший в горле, ухнул к сердцу, а затем застрял под печенью. Теперь придется объяснить присутствующим, что этот конкретный космополит ничего не смыслит в поездках на снегоходах. Но было уже поздно: Ян лихо забрался на свою машину и завел двигатель.
— Как скажешь, дружок, — обреченно пробубнил голландец, но голос его утонул в очередном порыве ветра, а единственный пластиковый окуляр сочувствующе направился на тот, что принадлежал  девушке. — Похоже, Ян не хочет разлучать наш славный тандем! — объявил недавний спаситель, разведя руками. — Устраивайтесь поудобнее.

+1

12

Дойдя до транспорта сквозь метель, которая расходилась не на шутку всё сильнее, девушка остановилась возле снегоходов, пытаясь разглядеть их через пластиковые очки. Ещё немного и ветер уже снёс бы хрупкую китаянку к ледяным чертям, но тяжёлая экипировка в данный момент была полезна тем, что из-за своего веса намертво держала девушку на месте. Иначе лежать ей в ближайшем сугробе, если не ещё дальше.
Организатор "весёлой" прогулки поинтересовался у Пайта, умеет ли он обращаться с тем монстром, на котором предстояло ехать.
— Сколько ехать, Ян, родное сердце? - мужчина пытался перекричать буран.
"Сто пятнадцать километров? С ума сойти, это же сколько мы будем добираться через такой снег?! Мне кажется, что я останусь замерзать во льду и плакали мои родственники." Мэй ничего не оставалось, как наблюдать за разговором двух мужчин. Но на минуту ей показалось, что Виттель немного заволновался, когда Ян указал на снегоход большего размера, явного предназначенного для двоих. Лица конечно же китаянка не видела и не могла распознать тех эмоций, что сейчас испытывал новый знакомый. Но даже думать не хотелось о том, что Пайт соврал о том, что умеет управляться с этой машиной.
— Похоже, Ян не хочет разлучать наш славный тандем!Устраивайтесь поудобнее. - Пайт развёл руками и Мэйлин ничего не оставалось, как устроиться первой.
Яо села вперёд, ближе к рулю. Так она наверняка не свалиться, если вдруг что случиться, да и уверенности в душе будет чуть больше, чем сейчас, когда она будет видеть дорогу перед собой. "Дорогу, ага, какую только? Воображаемую?" Брюнетка постаралась как можно быстрее проделать эту процедуру, чтобы Ян не смог далеко уехать и направиться следом за ним, тем самые сто пятнадцать километров.
- Что ж, по крайней мере я уверена, что я точно доеду до места!! - прокричала в ответ Мэй, когда уселась наконец-то и подняла большой палец левой руки вверх, показывая напарнику, что она готова. "Я очень на тебя надеюсь, Пайт Виттель, ты даже не представляешь, насколько."
Тем временем ветер усиливался, видимость уменьшалась, да и температура всё опускалась ниже, не зная совести и сочувствия к людям. Холод, словно иголочками начинал покалывать тело, нагло пробираясь под несколько слоёв тёплой одежды. "Скоро всё закончится и мы будет в тепле."

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The first beauty