Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Rain, rain, go away. ‡and never come back...


Rain, rain, go away. ‡and never come back...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Roy Enger & Marla Tabitha Holy-Dead
Место: квартира Роя
Погодные условия: пасмурно, но тихо. Пока ничего не предвещает беды, но скоро начнется буря.
О флештайме: Марле нужно срочно найти Роя, потому она приезжает к нему домой. После длительного или не очень разговора, женщина собирается уезжать, но тут внезапно начинается гроза. У Табиты начинается паника, ведь ей так и не удалось перебороть страх перед стихийным бедствием. Что же будет дальше и как будут развиваться события?

+1

2

     Я размахивал руками, как школьница на концерте своего кумира, пытаясь поймать ее, но тарелка все равно с грохотом и лязгом обрушилась на кухонную тумбу. Осколки посыпались в раковину, падали на пол, разлетаясь почти равномерно по всему периметру скромной кухни. Я шумно выдохнул, осмотрел масштабы побоища равнодушным взглядом и только лениво прикрыл дверцу шкафчика с посудой, чтобы та не шаталась около головы. Перешагнув через осколки, я вернулся в коридор, чтобы подобрать свои тапки.Цбирать стекло сейчас было лень. Сегодня вообще весь день не располагал к какой-то активной деятельности.
     Проходя мимо запотевшего ¬¬от духоты окна, я высунул в него руку с раскрытой ладонью. Это какая-то очень странная привычка. Я не доверяю метеорологам, убеждая всех окружающих, что они врут, но верю своей руке. И если руке холодно, то на улице прохладно. Если руке мокро, то там, вероятно, идет дождь. Я шарю в погоде намного лучше ваших метеорологов, bitches, потому что сейчас руке душно, а это значит, что на улицу я сегодня не иду.
     Моя квартира расположена на седьмом этаже. Это не пентхауз, чему я очень рад: к концу дня здесь все еще можно будет вздохнуть, даже если температура за окном перевалит за отметку в сорок по Цельсию. Но это и не первый этаж, где можно целый день слышать гудение машин, лай собак и ворчание людей. Хотя слышимость в нашем доме очень хорошая. Я уверен, что когда та тарелка разбилась о полку, соседка тут же прильнула к глазку или прислонилась ухом к двери. Может, однажды ей посчастливится, и я действительно когда-нибудь буду именно в этот момент вытаскивать за ноги труп.
     Однако сегодня ее ожиданиям не суждено было сбыться. Вчера Бритт забрала от меня Ханну, и я вздохнул с облегчением. Это, кстати, была еще одна причина, по которой я не стал убирать осколки сейчас же. Когда в доме нет непоседливого ребенка, тебе не нужно вообще ни о чем париться. Не надо вставать до полудня, чтобы приготовить кому-то завтрак. Не надо думать, чем занять ее снова, как провести день. Не надо спорить с десятилетней упрямой девочкой о том, почему просмотр марвеловского фильма понравится ей больше, чем гребаное колесо обозрения в парке.
     За неделю ее каникул я, честно сказать, устал. И сейчас даже не было сил радоваться освобождению. Я только собрал остатки еды из холодильника, хотя едой это сложно было назвать, переместил стратегические запасы провизии на стол около дивана в гостиной, и завалился на диван. По привычке с утра я начал убирать простыни и подушку с него, но потом вспомнил, что Ханна же уехала. И потому теперь груда этих вещей белым комом лежала рядом с диваном на полу.
     Я не хотел никуда идти, не хотел что-то делать. Сакраменто повернулся ко мне не самой лучшей свой стороной, так что я не спешил его разворачивать. На работу мне выходить нужно было только завтра. А до тех пор я умирал от безделия. Когда я проснулся, мобильник оповестил меня о трех пропущенных. Один от Бритт, другие с неизвестных мне номеров. Все дальнейшее время телефон упорно молчал.
     Между делом заглянул и в соседнюю комнату. Морис что-то тоже приуныл. Он практически перестал покидать мою квартиру, опасаясь, что я не впущу его обратно. К слову сказать, жил он здесь и всю предыдущую неделю. Предположу, что Бритт подожжет эту квартиру, когда узнает об этом.
     От вяло развивающихся мыслей меня отвлек звонок. Чтобы взять в руки телефон, мне нужно было подняться и протянуть руку к дальнему краю стола. И я не смог этого сделать. Я слушал и слушал стандартный рингтон, пока он не начал действовать мне на нервы. Я подорвался с дивана, случайно сбив на пол и подушку, которого до этого, как культурный человек, я аккуратно водрузил на спинку дивана. Потому что ее некуда было больше деть. К тому же, я раньше видел, как так ее ставила хозяйка квартиры, явно не догадывающаяся, что этот ценный предмет интерьера был мною заброшен в недры квартиры, а после выловлен оттуда в комьях пыли и паутины.
     Но я не услышал знакомого голоса по ту сторону, поэтому даже не придал значения звонившему. Отвечал односложно, часто поддакивал и даже не вникал в суть текста. Это был женский голос, который я не мог вспомнить. Но я точно где-то слышал его раньше. Помнить бы еще где.
     Она говорила долго, хотя все больше заполняла эти минуты огромными паузами, и я начал терять суть беседы еще с первой секунды. Слышал слова о парке, возможном визите. Наверное, это была та светловолосая девушка, с которой я познакомился недели две назад. Она настойчиво не хотела давать мне свой номер телефона. Вообще мне показалось, что в первые минуты нашего общения она готова была схватить камень с земли, разбить его о мою голову и дать драпака. Пришлось оставить свой.
     Естественно, я уже забыл не только ее имя, но и лицо. Девушки становятся очень похожи друг на друга, когда пытаются следовать моде. Впрочем, нет ничего плохого, когда все одинаково привлекательны. Спустя несколько минут громкий сигнал о завершении разговора ударил мне в ухо. Она положила трубку. Очевидно потому, что под конец я и вовсе замолчал. Если полифония так себе, она могла разве что мое дыхание послушать.
     Раз я уже одержал победу, прямо даже принял сидячее положение, грех было останавливаться на полпути к вершине. Я оторвал зад от дивана, подобрал с поля измятые джинсы и майку, не поленился натянуть их и вернуться в кухню. Там я по-хозяйски ногой смел стекло в кучку, а кучку под тумбу. Чувствуя себя теперь в безопасности, принялся кипятить воду. Минут пять, которые ушли на это дело, я не отрываясь гипнотизировал чайник. Не знаю зачем. Мне было скучно.
     Как говорили все мои друзья, я пил самый дерьмовый растворимый кофе, который только можно было отыскать в Сакраменто. Ну а почему бы и да, собственно. Взяв кружку, я зачем-то мельком глянул в окно. Улицы у нас узкие, два ряда машин почти не двигаются, если где-то образовалась пробка, либо же их здесь не бывает вообще. И вот в этом сером пятне я без труда разглядел синее пятно.
       ОНО.
     Оно приближалось к моему дому необычайно резвым шагом. Я грохнул кружку на стол, от чего буроватая жижа в нем булькнула и чудом не расплескалась, а сам, чуть не сломав жалюзи, опустил их рукой вниз, вылупившись на прохожую. Я был уверен, что это она. Не знаю, сколько в Сакраменто синеволосых, но это точно была она. Какого черта?
     - Да ла-адно, - обреченно протянул себе под нос, отыскивая на ощупь чашку, на которой, кстати, было написано "Джиму". И хотя мне хотелось не верить в происходящее, я не мог не видеть, что она уверенно подходит к моему дому. Может, здесь живет кто-то из ее знакомых? Ну пожалуйста.

Отредактировано Roy Enger (2014-06-11 03:17:08)

+1

3

Your words hit me like a wrecking ball
Tears through establishments
I've been through so much suffering
My patience is running thin

Она не искала себе оправдания, она просто хотела извиниться. Найти хоть какую-нибудь долю понимания в серых глазах, ударивших её током несколько дней назад. Или это было чуть больше, чем неделю назад. А, может, прошел уже целый месяц. Она не знала, ибо вовсе потеряла ощущение времени. День сменялся ночью, раз за разом солнце обессилено падало за горизонт, уступая место луне. Сколько попыток выспаться, не видя раз за разом лицо то ли мертвой дочери, то ли незнакомой девочки, обвенчалось неудачей, сказать сложно. Но одно было известно наверняка - случайная встреча в парке надолго заняла ум Марлы. Понятное дело, ведь тогда её будто бы ударила молния в самое нутро. Подожгла изнутри, испепелила все струпы, заставив старые раны вновь кровоточить. Сколько понадобиться времени для того, чтобы залатать эту течь и выплескать литры кровавых слёз - неизвестно. Время не излечит, но время покажет...
И вот, в который раз, ночь сдала свои позиции и уползла вдаль. Видимо, раны залечивать. Да, в бессонные ночи от тоски можно было придумать сотни аналогий, касающихся периодичности замены дня ночью и наоборот. Литературно, красиво, глубоко... А по сути это были обыкновенные законы физики в космических масштабах. То, что проходят в любой школе, что включено в обязательную программу. Но всё-таки, как ни крути, а оправдывать всё вокруг физикой и подкреплять логикой, порой, было поистине скучно. Да и всякого рода фантастика занимала мозги получше формул, задач, численных значений и прочей дряни из разряда точных наук. То ли дело философия! Хотя, скорее просто бред укуренного наркомана, но это не важно! Главное - идея!
И вот, забив свою голову разнообразнейшими размышлениями, наглотавшаяся под утро снотворного мадам, наконец-то уснула. Проспала, правда, недолго, часов шесть или семь. Видать, у снотворного срок годности истек. В любом случае, этого хватило, дабы зарядить Марлу хоть какими-то жалкими крохами энергии, которых должно было хватить до ночи. Но, учитывая колебания подбитого сознания, эти предположения были крайне неточны и, в принципе, редко соответствовали действительности. Оставалось только надеяться...
Встав с помятой агонией кровати, синеволосая барышня подплыла к зеркалу и привела себя в порядок. На сегодня у неё были довольно масштабные планы. Ну, на сколько позволяла ситуация. Она медленно поднялась, нашла телефон и проверила оный на наличие смски от подопечного, которому была поставлена непростая задача - найти человека, о котором было известно практически ничего. Но, кажется, миссия была выполнена. Удалось получить имя, телефон и примерный адрес. Таби, сжимая смартфон в руках так, будто его мог кто-то вырвать из рук, отправилась на кухню. На столе валялся почти полностью исписанный дневник. Открыв его на странице заметок, девушка записала, что надо бы не забыть выдать ответственному работнику премию в конце месяца.
Полдела сделано, но самое трудное еще впереди. Включив чайник, Марла набрала номер. Прислонившись к стене, она ждала, не замечая, что её руки слегка подрагивают. Раздражающие гудки с каждым разом сильнее вгрызались в мозг. Он молчал. Язык заходил ходуном, скользя то вверх, то вниз по пирсингу в губе. С каждым гудком уверенность девушка слабла. И вот, когда она хотела положить трубку, раздался мужской голос. Вместе со щелчком чайника прозвучало неоднозначное «Да
Разговор оказался крайней короткий - если судить по его содержанию - и потрепал больше нервов, чем подготовка к нему. Чем же? Диким ощущением отсутствия собеседника в разговоре. Ближе к концу звонка диалог и вовсе превратился в тягомотный монолог одинокой души томно бубнящей куда-то в пустоту. Это немного разозлило Марлу, и телефон улетел на диван, хотя был близок к тому, чтобы покрыться тысяча и одной трещиной, не долетев или наоборот - перелетев желаемый пункт назначения. Даже кипяток успел превратиться в просто горячую воду, что привело к лишним пяти минутам заваривания мятного чая, коим Табита хотела хоть немного сгладить бугорки своей нервной системы.
Поднявшись в спальню, Марла приоделась, найдя уже не раз залитую слезами футболку, чудом отстиранные от крови штаны и кеды, с которыми не связано ни одной интересной истории. Совершенно позабыв о том, что людям, в принципе, свойственно хоть иногда питаться, девушка допила свой чай, подобрала с диванчика телефон и нашла даже ключи от машины, отправилась на улицу. Внешний вид, более подходящий для какой-нибудь двадцатилетней бунтарки, не очень хорошо сочетался с отцовским выбором автомобиля, но то всё мелочи-формальности, до которых никому не было дела.
Дорога была неимоверно длинная. Ну, по крайней мере Марле так казалось. Отрадой была разве что нереально бьющая по ушам музыка, раздражающая отпетых любителей попсы и хип-хопа, по стечению обстоятельств оказавшихся на том же пешеходном переходе, где Таби не успела проскочить на желтый свет и была вынуждена ждать зеленого, по пути показывая всякие непристойные жесты тем, кто слишком много возмущался.
Припарковалась Синяя Мамаша недалеко от дома, указанного верным помощником. Еще раз перечитала сообщение. Рой... Рой... Главное не забыть. Марла вышла из машины, окинув взглядом высотку, в которой ей предстояло найти того самого парня. Казалось бы - делов-то, есть же адрес. И проблемой было как раз то, что у неё не было ни квартиры, ни примерного этажа, один только номер парадного. К нему девушка и пошла. Двигалась быстро, уверенно, стараясь ни о чем не думать. Одна неверная мысль и она развернется, и уедет к чертям собачьим в закат, в меру неплохой перспективы забить и всю жизнь нажираться снотворным.
На первых этажах нашлось несколько людей, выходящих из или направляющихся в свою квартиру. Спросив у них, ответа Марли не получила. Звонить и тревожить людей в квартирах ей не хотелось. Поднимаясь всё выше и выше, девушка наткнулась на странную мадам, шастающую в одном халате да тапках по коридору. Табита поинтересовалась и у неё, ни знает ли она некого Роя Энгера. Ответ был более детальный, чем хотелось.
- Рой? Конечно знаю, шалопая проклятого! С самого утра посуду бьет, а у нас тут, знаете ли, стены звукоизоляционным материалом не обшиты, всё слышно. Вы с ним поаккуратней, а то я его знаю, оболтуса. Вот увидите, когда-нибудь он этот дом подожжет! Как еще дочь к нему пускают, разгильдяю?
Поблагодарив тётеньку за такое щедрое разъяснение и предостережение, Марла позвонила в дверной звонок. Подбирая наиболее подходящие слова, она теребила браслеты, стараясь особо не нервничать. В конце концов, что могло пойти не так?

Отредактировано Marla Tabitha Holy-Dead (2014-06-11 06:57:44)

+1

4

     Я не заметил, как уже почти коснулся лбом стеклам в попытках проследить взглядом за синеволосой барышней. Единственной преградой были жалюзи, которые я почти сломал, убирая их от своего лица. Но как я ни пытался, а разглядеть вход в наш подъезд с такого ракурса, со своего этажа я не смог.
     Тем не менее, я уже убедил себя в том, что мне предстоит пережить эту встречу. Ох, как я не любил спорить с женщинами и тем более с ними ругаться. Выходило, как правило, себе дороже, безрезультатно, да еще и прибавлялось чувство того, что какая бы ситуация ни сложилось, сволотой останешься ты. Но я понимал, что и оставлять эту ситуацию без решения нельзя. Ханна не тот человек, на безопасность которого я готово положить шары.
     Я сделал звук телевизора тише, метнулся в комнату к Морису. Тот блаженно спал. Сомневаюсь, что он не услышит того, что будет тут происходить. Так что… Громко захлопнулась дверь в комнату с этим деятелем культуры, я галопом, захватив кружку Джима с кухни, вернулся в прихожую.
     Не знаю точно, но наверное так же себя ведет моя соседка, когда я ее не вижу. Согнувшись в коленях, я приложился глазом к дверному глазку. Сложилось впечатление, что до сегодняшнего дня я вообще не знал о его существовании. И потому едва ли не впечатался глазом в выпуклую линзу.
     Мне открылся вид нашего небольшого коридора, который объединял горячей и стойкой соседской нелюбовью жителей трех квартир. Семейная пара, живущая через стенку со мной, не любила меня только за шум по ночам, но поскольку к себе домой я редко кого водил табунами, наш конфликт был на стадии холодной войны. А вот с дамой напротив разразилась ливийская бойня, прямо иракская война за коврик под дверью.
     И потому я напрягся, услышав ее голос за стеной. Я сам обошью тебе квартиру звукоизоляционным материалом, неугомонная ты пенсионерка. Стены мягкой тканью покрою, а дверь в желтый выкрашу. Или какой цвет тебе роднее?
     Я выпрямился, не мигающим взглядом уставился на кожаную обивку двери. Каждое слово, каждый шорох за дверью я слышал так хорошо, словно вся эта возня происходила у меня под ногами. Слышал знакомый голос, который говорил мне что-то несколько десятков минут назад. Это действительно была она?
     Можно было остаться внутри своей квартиры, ввести незнакомку в заблуждение, мол, ошиблась этажом, домом, квартирой. Но как бы не так. Пентагон дал моей соседке миссию последнего уровня: портить мне планы настолько, насколько это было ей под силу. Не прошло и минуты, как она выдала женскому голосу, обладательницу которого я не разглядел за те короткие секунды подглядывания в глазок, весь перечень моих славных дел за сегодня.
     Почти в одну секунду щелкнул замок, дверь распахнулась, а на пороге появился я, свесившийся немного вперед и упирающийся на дверную ручку, которую я отпустил только после необычайно бодрого знакомства с гостями на лестничной клетке.
     - Драсти, - отрывисто рявкнул бас, пролетев над синей головой. Соседка дернулась от неожиданности, но уже в следующий момент, увидев меня, показывающего зубы в улыбке, которая, должно быть, казалась ей такой же нежной и приятной, как ряд кривых желтых зубов аллигатора, между которыми еще застряли клочья вчерашней антилопы, лицо ее помрачнело. Женщина нахмурилась, недовольно и строго осмотрела меня и гостью, и только потом, по-женски прицокнув языком, направилась по своим делам. В этом цоканье я слышал всегда всю ненависть, складывающуюся веками, поколениями, в отношении мужской части населения.
     Я опустил взгляд на девушку перед собой, и улыбка сползла с моей физиономии. Я смотрел на нее молча, с нетипичной для меня остротой во взгляде. Зачем она пришла сюда? Даже нет. Какого черта она забыла у порога моего дома? Мой дом был для меня далеко не крепостью, в которой я чувствовал себя в безопасности. Здесь могли шляться толпы народа, но только в том случае, если я звал их сам. В противном случае это была попытка незаконно проникнуть на лежбище тюленя.
     Тем паче я не был рад встречи с этой странной женщиной. Кто она, откуда вообще взялась и почему с таким неподдельным фанатизмом лезет в мою жизнь? Но что меня волновало куда больше, так это то, зачем ей сдалась моя дочь.
     Я уперся свободной рукой о дверной косяк так, что тыльная сторона моего локтя оказалась на одном уровне с лицом гостьи. В другой руке я все еще держал кружку с порядком остывшим кофе. Похоже, эта бурая жижа мне уже не нужна была. Такие визиты ободряют, хорошенько встряхивают.
     Как только шаги соседки стихли, я помолчал еще несколько секунд. Впрочем, если эта старушка захочет подслушать, то ничто:  ни слуховой аппарат, ни три пролета, ни мое желание скрыть информацию - ее в этом не остановит. Так что сочтя эти меры предосторожности лишними, я заговорил, обращаясь к визитеру:
     - Зачем ты здесь?
     Я говорил сухо, но не злобно. Конечно, это был первостепенный вопрос, который меня сейчас волновал, но было одно "но"... Синеволосая стоит на пороге моей квартиры. В нужном подъезде, на нужном этаже, прямо передо мной. Вот теперь мой тон был несколько дальше от спокойного.
     - Кто дал тебе мой адрес? - словно нож к горлу приставил. Я быстро перенес этот вопрос по степени важности на первую строчку, хотя задан он был последним. Я мог задать ей не меньше дюжины вопросов, ответы на которые меня действительно волновали. Впрочем, я был уверен, что скоро сам все услышу из первых уст.

+1

5

Ожидание показалось Марле неприлично долгим и куда более неприятным какой-нибудь блаженной посмертной вечности, которой награждают за заслуги при жизни. На деле и пяти секунд не прошло, как двери распахнулись, и перед глазами предстало знакомое лицо, располагающееся где-то до неприличия высоко, даже несмотря на позу, которая, по идее, должна была способствовать явному снижению высоты. Серые глаза всё равно находились выше того уровня, к которому привыкла относительно высокая – для женских габаритов, конечно, - синеволосая барышня. Но разница в росте сейчас была наименьшей проблемой Мамки. Если быть точным, то по важности она была где-то аж за глобальным потеплением, проблемами с голодом в Африке и тем, что Марле попался уж очень дерьмовый лак для ногтей.
Стоило достопочтенному Рою взглянуть в глаза Марле, как она мгновенно пожалела о том, что не осталась дома, не напилась в стельку и не уснула на коврике под ванной. Ох, это было бы явно приятнее разговора, надвигающегося на хрупкую и подбитую суровой жизнью мадам, точно как тайфун. Торнадо из акул, шторм из крокодилов, буря из кобр… В общем, это было страшнее всех накуренных фильмов Голливуда, когда-либо отснятых или планирующихся к выходу. Это вам не дешевые корейские хорроры смотреть, тут выдержку иметь надо. И даже, несмотря на то, что Таби жила и дышала правилом «потеряешь терпение – потеряешь клиента», когда дело касалось чего-то помимо работы и торговли телами, ей становилось не по себе. А тут еще и такой случай, от которого любые нервы, пусть даже стальные или железобетонные, концентрировались где-то в районе пяток и до вечера на исходные позиции не возвращались.
Слова свистели, точно как пули над головой, чудом не попав Марле в глаз. Создалось ощущение, будто она сейчас на передовой, пытается обойти противника и ударить в тыл, хотя на самом деле её скорее снесут пулеметной очередью, чем она сумеет обойти все ловушки и отбить атаки врага. А даже если удастся спрятаться в окопе, вражеская авиация все равно из-под земли достанет…
По сути вопросов было два, но второй казался куда проще и, судя по тону, с которым был произнесен, казался самую малость важней первого. И если о причинах появления на пороге этого зеленоглазого урагана можно было бы прочитать двухчасовую лекцию, то объяснить появление адреса в цепких ручонках, обвешенных всякого рода колючей бижутерией, можно было в двух словах.
- Связи и немного магии, – слишком скупо, конечно, но и сама Табита не обладала достаточным обилием информации, так что по существу сказать ей было нечего. - Я не могу сдать тебе кого-нибудь за полбатона, ибо мне известно лишь то, насколько хорошо работают доверенные мне люди.
Затем девица бросила взгляд на дверь соседки, вспоминая её слова об откровенно дерьмовой звукоизоляции. В связи со сложившимися обстоятельствами, было бы глупо напрашиваться в гости, ибо, как подсказывала пятая точка, толку было бы крайне мало. Звук разбивающегося стекла или фарфора, керамики или даже запеченной глины, по природе своей был относительно тихий, чего бы там обладатели последней модели слухового аппарата «Ухотрон 5000» не говорили, но раз уж этот треск было слышно в квартире напротив... Плохи ваши дела, товарищ призывник.
- Мистер Энгер… Я хотела извиниться, – хорошо стартовала, начало похоже на сопли в кабинете директора в самые юные школьные годы. - По Вашему тону смею предположить, что Вы мне не рады, да и самой было бы куда легче больше никогда не появляться в Вашей жизни, но, в меру сложившихся обстоятельств, я не могла не попросить у Вас прощения, – не двигаясь, и, словно бы опасаясь ляпнуть чего-нибудь лишнего, на мгновение вовсе забыла, как моргать. - Я, как мать, пойму, если Вы захлопните дверь перед моим носом.
В горле, кажется, застопорилась вся слюна, выработанная слюнными железами, за последние пять минут. Этот жидкий ком будто бы затвердел и, назло врагам мирового пролетариата, мешал дышать. Марла не подала виду, всё еще глядя на собеседника, перед которым провинилась, как собака, разорвавшая в клочья любимую надувную женщину своего хозяина.
- Позвольте мне всё Вам рассказать.

+1

6

Ее люди нашли мой адрес. Синеголовая женщина-мафиози на моем пороге. Могло быть и хуже.
Хах. Я облокотился о дверной косяк, капитально и бесповоротно загромоздив проход в квартиру. У меня дома живет бомж, но подъезд, несмотря на ухоженность, высетленные стены и блестящую плитку, все равно источает гораздо больше запахов, чем их наберется в моей квартире. И кстати, замечаешь, как тут дует?
Вместе с ее голосом я слышу, как обсыпается старый потрепанный принт с майки. Такие носят темнокожие в своих гетто. Наверное. Дело не в том, что я не хочу видеть эту женщину, кем бы она ни была. Я где-то даже стремаюсь ее. Она угрожает не мне, а Ханне, что подстегивает меня вдвойне. Я пристально смотрю на нее, на ее сумку. Да, особенно на ее сумку. Я бы поставил пять баксов на то, что она таскает в ней дохлую ворону. Или летучую мышь. Или амулеты из козьей шерсти.
А вообще я слушаю ее. Вот только молчу. Извинения - это все понятно. Она еще в парке успела что-то сказать. Я не запоминаю комбинации слов, сложенные в таком ключе. Разве что сейчас она снова столкнулась со мной. Уже намеренно. За каким хреном?
- Заходи. Че здесь стоять? - я только сейчас сфокусировался на фигуре женщины, ее взгляде. И вместо ожидаемой агрессии или готовности устраивать разбор полетов, я все же увидел смятение. Может быть, даже отголоски искреннего извинения. Я люблю, когда люди признают свои ошибки, но не когда перегибают палку. Потому что от лишних извинений  становится неловко уже мне. Я, вроде как, должен говорить сейчас, что все ок, что она не виновата и все дела. Это сбивает меня с толку, так что я просто высвобождаю косяк от своего груза и делаю шаг назад, в свою квартиру, кивком головы приглашая гостью зайти.
Размеры коридора не слишком превосходят типичный шкаф. Отсюда частично видна гостиная, где я устроил лежбище. Инстинкты хозяина квартиры велят мне прибраться. Я подошел к дивану и закинул на место диванную подушку. Которую, кстати, я скинул именно во время ее звонка. Я жестом указал девушке, чтобы она прикрыла входную дверь за собой. Не то чтобы диванная подушка на своем месте добавляла комнате ухоженности. Молекула стабильности в океане хаоса.
Я забыл кружку. Кружку Джима, который съехал отсюда где-то месяц назад и чьей кружкой я пользовался и по сей день. Раньше я списывал это на то, что не успел ничего перевезти из своих вещей или купить новые. Теперь был убежден в том, что чужие вещи могут служить не хуже собственных. Так что я не мог оставить чашку в коридоре и захватил с собой, хотя судя по тому, что я тут же не ебнул ее на плитку, как это бывало всякий раз, стоило только взяться за горячий предмет не подумав, кофе уже совсем остыл.
- Мистер Энгер мой отец, - во всяком случае, я так думаю. - Я Рой.
Сделав первый глоток, я понял, что в моих руках уже та вещь, которую опрокидывают залпом. Нерастворившиеся кофейные зерна - вернее то, что должно их замещать в растворимом кофе - позастревали между зубов. Везвращаясь в зал, я на ходу заливал в себя почти пол-литра чего-то, что в прошлой жизни было в кофе. Потом кружка звякнула дном о столик, стоящий рядом, а сам я грохнулся на диван.
- Так о чем говорить будем?
На экране почти беззвучно фонил высокобюджетный Новый человек-паук. Электро как раз ходил по улицам Нью-Йорка и терроризировал мирных жителей. В какой-то момент я подумал, что они бы с этой мадам могли бы подружиться. Если я продолжу в том же духе, то со мной тоже.
За стеной резко и громко, как пушечный выстрел, кашлянул Морис. Я сам еще не привык к его привычкам. Машинально вздернул бровями, как будто этот факт не перестал меня удивлять несколько недель назад. Хотя здесь любой шум можно спихнуть на соседей. Если только это не происходит почти у твоего левого уха на расстоянии в полметра, не считая тонкой стенки между комнатами.
Я махнул рукой гостье, чтобы не брала в голову, и закинул локоть на спинку дивана. Если она не хотела говорить по телефону, если вообще хотела прямо личную встречу организовать, то вряд ли разговор будет коротким. Но меня отвлекла вспышка, которую мне удалось заметить только краем глаза. И почти сразу, в эту же минуту, прогремел раскат грома.
Обернувшись в сторону огромного окна гостиной, я посмотрел на город. Его тут же начало заливать водой. Тяжелые капли загремели по стеклу, и очень скоро очертания улиц стали размытыми. Проблема была в том, что я не закрыл окно.
- Бля-я, - закрывать окно было уже поздно. Вода полилась на пол, собралась лужа. Помимо всего прочего заливать начало ближайшее к окну кресло. На его подлокотнике темнело влажное пятно, которое, я смел надеяться, потом все-таки исчезнет. Иначе придется обегать весь город в поисках такого же кресла. Разговаривать с хозяйкой квартиры я не слишком хочу. Еще меньше хочу жить на улице. Но хотя бы перестало так парить, как с утра. Можно было вздохнуть свободнее.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Rain, rain, go away. ‡and never come back...