Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » за красным городом ‡случаеться всякое


за красным городом ‡случаеться всякое

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Yamin al-Mahdi & Ygritte Avery McFly

Марокко, Марракеш, июль 2012 года
средняя температура в этом месяце +29, вероятность осадков минимальная


Жажда приключений имеет один недостаток: рано или поздно придется напиться ими сполна.

http://inotur.com/images/marrakesh1.jpg

0

2

ВВ+ рюкзак
Марракеш – красный город-мечта. Ещё одно исключение Африки, которое Игритт давно отметила у себя в дневнике путешественника жирным кружком. И наконец-то удалось добраться до «Города Бога». Жаль, что Африка далёкий континент, иначе бы девушка старалась  бывать тут чаще. Ещё находясь в салоне самолета, канадка поняла, что город превзойдёт ожидания подобно другим его Африканским соседям. Каждая из стран и любой из городов жаркой земли всегда покорял её до самых глубин души, возможности, которые тут открывались, захватывали ровно так же, как и опасности, которые несли за собой обедневшие жители, дикая природа и особенности расположения. Например, именно во время путешествий по Африке девушке приходилось частенько бороться со страхом ядовитых насекомых и змей. Но в этот раз можно было немного забыть о фобиях. Улицы незнакомого города не несли собой особой опасности для туриста: море торговцев, терракотовые шелушащиеся стены и роскошь, спрятанная изнутри по восточным традициям, наоборот вызывали ощущение полной безопасности. Тем более, что в этот раз модель не чувствовала себя слишком усталой от городской жизни и решила, что отдых в хорошем отеле со всеми благами цивилизации будет подходящим вариантом. Но лишить себя хотя бы доли диких впечатлений, когда ты так близко к пустыне Сахара, не возможно. Долгая, но очень простая дорога ведет к одному из самых уникальных мест мира, по этой дороге пускают туристические джипики, которые привозят из отеля прямо к знаменитым пескам и верблюдам, там местные за умеренную плату проводят сафари. Вариант посветить один день знакомству с пустыней казался Игритт слишком уж заманчивым, именно поэтому она оплатила поездку в первый же день пребывания в городе. Вот, только, в назначенную дату девушка в лишний раз убедилась, что не стоило предавать привычки и переставать, как и раньше избегать сотрудничества с ними. Путешествия, поставленные на конвейер настолько же лишены вкуса и души, как и чай в пакетиках, люди которые гонятся за деньгами не думают о человеческом.
В отличие от кульминации происходящего начало было не предвещающим ничего из равновесия выбивающего. Утро как всегда настало рано, жаворонок внутри Иги проснулся незадолго после рассвета. Пробуждающая зарядка, фруктовый завтрак и вот уже пора отправляться в путь. Администратор позвонил по внутреннему телефону и сообщил, что автомобиль с водителем уже ждут гостью. Закинув на плече увесистый, но не слишком большой туристический рюкзак МакФлай вышла из номера во внутренний дворик отеля. Здесь, как всегда, ощущалась прохлада: тень, падающая от деревьев и стен, не давала солнцу раскалять пространство. Наслаждаясь этим, несколько сонных туристов и чей-то пес нежились на шезлонгах у бассейна. Сладкая лень и осознание беззаботности окутывали их настолько плотно, что, даже случайно проходя мимо ставало ясно, что людей не беспокоят планы на день и необходимость куда-то спешить. И, хоть, Игритт не могла себе сегодня позволить потратить день на безделье, она не жалела. Во-первых, поездка была её личным решением, а во-вторых, возможность увидеть что-то новое – это одна из немногих вещей, которая действительно превосходит возможность ничего не делать. Предвкушая маленькое, почти камерное приключение девушка вышла на улицу и выхватила взглядом на парковке джип похожий на тот, что красовался на её буклете. Ни одна другая машина не подходила и под описание администратора, а значит, именно эта должна отвезти её к пескам. Водитель подтвердил, что он направляется по нужному маршруту и девушка села на заднее сидение. Мужчина хриплым голосом сообщил, что нужно немного подождать и продолжил молча сверлить взглядом лобовое стекло. Спустя минут пять ожидания, пока Игритт думала, зачем это нужно, дверь машины снова открылась и внутрь заскочила светловолосая девочка лет десяти. Малышка смущенно поздоровалась на французском и уселась у противоположного окна. Именно в этот момент канадка собралась задать водителю несколько вопросов, например, откуда у неё взялись попутчики, если она заказывала индивидуальный тур, но озвучить удивление не удалось. Вслед за девочкой к машине подошли и её родители. К сожалению точно такие же светловолосые люди оказались не столь же спокойными, как их дочь. В сторону путешественницы мгновенно полетела масса обвинений и возмущений, она стала одновременно похитительницей чужих автомобилей и чуть ли не детей. При этом Иги даже не села в их личный автомобиль. Джип действительно принадлежал отелю и был предназначен для поездок в Сахару, но выяснилось, что заказан он был не для неё. Выбираясь обратно на улицу под изящные проклятья модель уже начала искать взглядом другой такой же автомобиль, но ни одного не обнаружила. Пришлось возвращаться в отел, общаться с администратором, который с ленцой выяснил, что тур-оператор что-то напутал и теперь МакФлай не увидит чуть ли не самую главную достопримечательность Африки.
«Извините, но у нас не будет возможности доставить Вас на место в течении недели, все автомобили заказаны заранее. Мы уверяем Вас, что подобное происходит впервые. Примите в качестве морального возмещения бесплатную экскурсию по любому понравившемуся вам маршруту, кроме данного. А деньги за несостоявшуюся поезду вернут Вам в течении завтрашнего дня,» - наверное эти слова должны были приободрить и вернуть настроение в норму, но как-то легче от них не ставало. Времени на пребывание в Марракеше было очень мало, а хотелось увидеть именно самые яркие места в городе и его окрестностях. Девушка немногословно и сухо поблагодарила работника и вышла наружу. Дворик продолжил быть прохладным, а вот улицы за стенами отеля уже начали раскаляться, активное африканское солнце поднималось все выше и грело все сильнее, утренняя прохлада куда-то исчезла и начало появляться ощущение, что скоро станет слишком много даже самой тонкой и короткой одежды. Прежде чем на улице станет действительно дискомфортно, у Игритт была ещё возможность найти способ добраться до нужного ей места самостоятельно. В конец-концов нужно было сразу поступать именно так. Вернувшись на парковку, она обнаружила, что там появилось ещё несколько туристических машин, но попытки напроситься к кому-то в попутчики оказалась бесполезной. В этот раз люди хотя бы не смотрели на неё, как на вора и угонщика, но все как один деликатно отправляли куда подальше. Практически тоже произошло и с частными автомобилями, кто-то из водителей мягко отказывал, а кто-то говорил, что едет совсем в другом направлении.
- Отлично! – после очередного провала девушка вспылила и, грохнув дверью, выпустила отчаянный рык. Надежда поехать по нужному маршруту таяла буквально поминутно. Она уже собралась уходить с парковки, на которой обошла все автомобили, как на нее подъехал ещё один - хозяину, которого она надоесть, пока не успела. Последняя попытка позволить себе немного наглости и попытать удачу. МакФлай постучала в тонированное стекло и, как только оно стало снисходительно опускаться, затараторила о просьбе подвести хотя бы до окраины города. И в этот раз в поддержку полосе неудач стекло мгновенно поднялось обратно вверх. Игритт была возмущена и удивлена одновременно, обычно автостоп не вызывал у неё таких трудностей, девушка почувствовала себя совершенно беспомощной и обессиленной, бурча под нос слова недовольства, она уселась на бордюр и подперла рукой щеку. Отчаяние и остатки надежды ещё боролись, хоть силы их были не равны, но это заставляло задержаться её не месте не на долго и подождать чуда, которое по сценарию должно бы был услышать просьбы и посочувствовать разочарованному виду.

+1

3

Танец золотого песка неуловим и загадочен: сколько не смотри на него, сколько не пытайся ухватить тончайшие па, никогда не сможешь стать к нему ближе, чем захочет сама молодка пустыня. В вихревом танце беззвучном рождается ее неповторимая мелодия, услышать которую дозволено лишь ее детям: вот янтарный рукав скользнул по окнам домов ослепительным солнечным бликом, вмиг побежала искристая поземка - это струящийся подол, мерцая, заиграл на раскаленном асфальте дорог. Изящный пляс в невесомой вуали теплого воздуха и тончайшего покрова пустынного ветра, вглядись - и лишь на мгновение сможешь увидеть лучистую улыбку в ее добрых глазах. Пустыня-невеста, заигрывая, приподнимает край своего богатого платья. Пустыня-мать, опекая, обнимает нежными сухими руками усталое чело заплутавшего сына. Пустыня-гнев, взмывает до небес пожаром человеческих душ, но горячо радеет за каждого потерянного странника. Для всякого человека Пустыня - своя, и для каждого она совершенна, и вот основная причина того, что пустынные дети так одиноки и несчастны вдали от той, что их породила и воспитала. Не зная ее, не понять, как прекрасно возвратиться домой, прижимаясь щекой к бархату ее одежд, и коснуться губами медной расслабленной ладони - она коснется пальцами склоненной головы, и начнется день, и закончится день.
В этот раз, с самого утра, Пустыня праздновала: обрядилась в камни и шелка, встречая верного своего воспитанника, и от того с самого раннего рассвета по городу разливался горьковато-сладкий, терпкий запах шафрана. Задорно и весело ей было смотреть, как выросло ее дитя, и золотить бережливо песками его чело. Однако что-то ее все же заставляло беспокоиться...
- Раух, не веди себя, как избалованный мальчишка!
Внутренний двор отеля словно вздрагивает, побеспокоенный непривычно-громкой для него речью, и опасливо озирается, как живое существо, стараясь понять, что же случилось. Задрожала листва на молодых гибких деревьях, зашепталась, прислушалась. Услышала, как чей-то мужской, приятный мягкий голос на секунду искажается раздраженными нотками, слишком легкомысленно и просто звучащими для того, чтобы в них можно было поверить, и вновь возвращается в привычное русло: он принадлежит юноше в свободных белых одеждах, который стоит у самых дверей главного здания и машет рукой вслед быстро уходящему от него мужчине. Несмотря на весь распаленный, гневный вид, едва ли этот молодой человек был также раздражен, как пытался это показать: от резкого движения платок на его голове слегка съехал, сбился под черным обручем, что вовсе придало его молодому лицу потешный вид. Он поджал полные губы и, помедлив несколько секунд, практически бегом направился за тем, к кому обращался, и кто вовсе его не слушал.
Полы его белоснежных одежд, ослепительно ярких на солнечном свету, развевались, подхваченные обманчиво-безобидным ветром, словно крыльями хлопали по воздуху, однако не прибавляли скорости - тот, кто шел первым, все равно двигался быстрее и словно бы легче. В какой-то момент юноша замедлил свой шаг, после - остановился совсем и еще раз крикнул в равнодушную спину. В горячем воздухе почти осязаемо повисла причудливая вязь арабских слов:
- Откуда в тебе столько легкомысленности сегодня?!
И вновь устремился за тем, кто так спешил через весь внутренний двор отеля, в парковочную зону, пышущую асфальтовым жаром и дыханием десятка работающих двигателей.
- Сколько тебе лет? Давно пора перестать вести себя, как ребенок!
Только после этих слов идущий впереди мужчина остановился, но лишь затем, чтобы развернуться на месте, смеясь:
- А ты, видно, уже старик, а, Раджи? - он широко взмахнул руками: взметнулась черная ткань, на мгновение по-сказочному трагично скрыв всю его фигуру, в и следующую секунду расшитое серебром покрывало перелетело в руки юноши; мужчина остался в легкой светлой одежде, состоящей из брюк да удлиненной рубахи, и только платок на его голове еще принадлежал к старому наряду. Его собеседник вспыхнул, смуглые щеки залил яркий румянец, а руки сами собой накрепко вцепились в покрывало. Они были такими разными людьми, несмотря на то, что были кровными братьями. Однако главнее было то, что этих двоих знал не только весь отель, но и практически весь город. Старшего брата, одетого традиционно в темное и столь же сумрачно смотрящегося даже несмотря на улыбку, Пустыня окрестила королевским именем Ямин, младшего же одарила тигриным подношением - Раджи, но едва ли хоть кто-то из всей страны мог позволить себе столь формальное к ним обращение без их разрешения, - ну, что с тобой сделали эти французы...
Мужчина наигранно тяжело вздохнул, обнимая ладонями лицо насупившегося юноши, и, под аккомпанемент его напряженного сопения, наклонился и легко боднул лоб в лоб. Негромко вскрикнув, младший брат извернулся, вырвался из крепких рук и топнул ногой об каменные плиты дорожки, однако разойтись негодованием ему не дали. Старший брат вновь тихо, красиво рассмеялся, чуть прикрывая рот тыльной стороной ладони:
- До чего же смешно ты сейчас выглядишь. Успокоился? Тогда пойдем, проводишь, - закидывая на плечо накидку брата, молодой Раджи еще хотел ему что-то возразить, однако быстро передумал даже подавать голос - ему не впервой встречаться с сумасбродством наследного принца и кто, как не он, действительно знает простую истину: перетерпеть гораздо легче, чем пытаться переменить его.
- Мне не нравится, что ты едешь один, - поравнявшись с братом, юноша заговорил тихо и ровно, вернув былое, приличествующие спокойствие, но Ямин слушал его в пол-уха. На все воля Аллаха и не стоит гадать, когда мать-Пустыня решит вернуть его в свое лоно во веки веков. Он всегда искренне считал, с самого детства будучи уверенным, что если волноваться о неизбежном, то лишь испортишь себе жизнь земную, и без того краткую, как мимолетный взгляд пустынной любви, а своего последнего дня все равно избежать не сможешь. Такой взгляд на жизнь был тем немногим, одним из пятерки зерен, которые никогда не совпадали у него и младшего брата, но со временем оба перестали терзать друг друга, смирившись с непреложной истиной, для каждого из них свою. Раджи не всегда был доволен подобным раскладом, однако в последнее время все реже вступал со старшим братом в бестолковые споры.
- Insha Allah.
Парковочная зона, примыкающая к территории отеля, встретила двоих людей равнодушием старой торговки: несколько смуглокожих мужчин, сидевших в тени рассаженных вдоль ограды деревьев, обернулось, самый старший из них коснулся пальцами губ и поднял вверх раскрытую ладонь, выказывая свое почтение, но и только. Одежда двух братьев практически не отличалась от той, которую носили жители солнечного Марракеша, и только полоса расшитой цветными нитями ткани, идущая по краю головного платка старшего, выделяла его среди прочих - признак состоятельности, божественного рода, тонко гармонирующий с блеском изумруда, который мужчина носил в серьге, не снимая.
- Смотри, - рука Раджи тронула старшего брата за рукав рубахи и тот, словно очнувшись от какой-то своей, глубокой задумчивости, проследил взглядом указанное направление. Действительно. То, что поездка в пустыню запланирована в традиционном стиле, верхом на верблюде через широкий песчаный перевал, вовсе не отменяло того, что расстояние величиной в половину города придется преодолевать в автомобиле. Но не только полированные бока ожидающей машины привлекли внимание Ямина и его спутника - вежливый по отношениям к туристам и, в особенности, к женщинам, водитель опустил тонированное стекло, когда к нему подошла незнакомая белая женщина, однако, лишь справившись о ее вопросе, поднял его обратно. Раздосадованная, иностранка, по всей видимости, осталась ни с чем, и Ямин было собрался прочитать младшему брату короткую поучительную притчу о необходимости вежливости даже к белокожим гостьям, но не успел. Издав громкий смешок, Раджи самодовольно скрестил руки на груди, - что позволяет себе, да?..
Пустыня добра к тем, кто стремится сродниться с ее богатством без жажды наживы, с челом, не омраченным черными мыслями, и сердцем, открытым для любви древнейшей, мудрейшей песчаной стихии. Похвально стремление человека в ее бескрайнее золотое море, и все те люди, что прибывают в жаркие города с желание взглянуть на ее прекрасный лик хоть раз, достойны лучшего к себе обращения.
- Раджи, когда-нибудь придет час и ты научишься относиться к женщине, как наставляет нам высшее слово, - когда Ямин заговорил, в его голосе послышалась легкая печаль, и младший брат сразу понял, какое воспоминание кольнуло сильное сердце наследного принца. Он, разом потеряв весь свой гонор, робко коснулся запястья Ямина, однако тот легко освободился от прикосновения и направился к девушке, в полном расстройстве севшей на пыльные дорожные камни. Шаг арабского принца был легким, мягким, словно под его ногами уже извивались хребты барханов, а в уличном шуме стал и вовсе неразличим. Остановившись за спиной незнакомки, Ямин раздумывал несколько секунд, а после раскинул над ее головой свой богато украшенный платок, как шатром накрыв ее от все распаляющегося с каждым часом солнца:
- Вам напечет голову, если будете здесь сидеть, - наклонившись чуть ниже, шиит без какой-либо трудности перешел на английский язык, обращаясь к сидящей тихим, вежливым тоном, - вы кого-то ждете, но так расстроены?
Оставшийся в отдалении, Раджа обомлел и, практически задохнувшись вернувшимся негодованием, всплеснул руками - только чудом он успел подхватить накидку брата, которую так неловко выпустил. По его мнению старшему брату вовсе не пристало якшаться с кем-то не их крови, да тем более с беспутной западной женщиной. Между тем Ямин, заметив на запястье девушки браслет с названием отеля, чуть улыбнулся в угоду собственной догадливости и продолжил, все не убирая от нее своего платка, за ночь сильно пропахшего курительными благовониями:
- Сегодня день экскурсий в сторону Хрустального источника, - он знал, что эти поездки бронировали заранее, за несколько месяцев, в разгар зимы, в безденежье и стужу, лишь бы осуществить свою мечту посмотреть не настоящее чудо природы, не запятнанное человеческими следами. Машина, которая ждала неподалеку, тоже должна была отвезти шейха Ямина к одному из выходов в пустыню, откуда пролегал путь до одного из самых красивых оазисов, не включенных, однако, в туристическую программу. Их посещали еще реже, порой - только те, кто заранее знал или, заплутав, находил случайно, - но все группы уже уехали. Вы отстали?
Последняя фраза, сказанная Ямином, прозвучала с искренней обеспокоенностью: той самой, в которую давно уже не верят люди, проклятые страхами огромных городов. Оберегаемый с рождения пустыней, этот человек не поддался бетонной клети даже несмотря на то, что так долго в ней прожил, и потому общался всегда так, как считал верным сам, а не как диктовала правильность молодящейся европейской моды. Он отпустил края платка, чтобы тот мягко лег на голову девушки, и выпрямился во весь свой рост, не обращая внимания на юркнувшее по непокрытым волосам горячее солнце - к его прикосновениям легко привыкнуть. И их же невозможно забыть.
- Я могу вам помочь?

+2

4

Солнце ещё только поднималось в верхнюю точку небесного купола, но уже было активным и жарким. Утренний воздух не давал свежести, не было в нем и малейшего ветерка, облегчающего дыхание; улицы наполняло стойкое марево, предвещающее, что день будет куда более невыносимым для человека, не привыкшего к Африканскому климату. Северянка сидела на бордюре и ощущала, как ранняя жара давит, будто бы пытается сравнять её с асфальтом, местные же выглядели так будто палящее солнце их совсем не беспокоит. Они шагали, гордо держа спины, с ног до головы закутанные в традиционные одежды, прятались в тканях от солнечных ожогов и чужих взглядом, а туристы на их фоне выглядели прибитыми мухами, жалкими, обливающимися потом. Разве, что теплолюбие ещё хоть как-то выручало Игритт, но она уже начала задумываться, что европейский принцип «чем меньше одежды, тем прохладнее» не настолько уж верный. Отвлекаясь на пустые мысли не приходилось забывать о поисках какого-ни-будь туристического джипика, что должен отправится в сторону пустыни, но к которому ещё не приходилось подходить. Поглядывая с места было видно, что таких по сути не осталось, это понемногу начинало угнетать. Жаль, что пустынное дружелюбие не распространялось ни на гостей Марракеша, ни на суровых мусульман-водителей; каждый из них в лучшем случае глядя исподлобья просил удалиться, но опыт вперемешку с интуицией подсказывал, что не стоит уходить прямо сейчас заменяя грандиозную поездку слабоватой альтернативой лишний раз прогуляться по городу. Едва ли что-то может заменить пустынную мощь, песчаные волны и закат над сухим океаном, особенно когда ты оказался в Африке ради этого. Все, что было нужно – это добраться до небольшого поселения местных, которые во всю промышляют туристическими услугами, и дать одному из них денег, он бы обеспечил верблюдом, одеждой, спасающей от песков и жары, а также историями преисполненными этники. Ментальное соприкосновение, которое кается делает тебя полнее, преисполняет энергией.
В каждом путешествии девушка чувствовала, что её наполняет оптимизм и эмоциональный подъем. Эти ощущения вообще одна из основных причин почему хотелось снова и снова искать время для того чтобы сесть в автомобиль, самолет или даже на велосипед и укатить подальше. Они мгновенно замещали собой стресс. Не редко поездки совершались только ради того чтоб почувствовать себя другим человеком: на время стать бездомной или никому ничем не обязанной. Но любая из них так или иначе меняла былую личность хотя бы на маленькую долю, особенно сильно, когда что-то шло не так гладко, как задумывалось. Переживания, которые испытывались в путешествиях не ощущались разрушающими, но проходили особенно тонким режущим ощущением. Понемногу внутри что-то резало и сейчас, пока машины продолжали разъезжаться, и парковка пустеть.
- Чертова случайность, - обмахивая себя самодельным веером из схваченного на пути рекламного буклета девушка кинула ругательство в горячий воздух. Жара проглотила его равнодушно, продолжила безотрывно преследовать тех, кто бродил по улицам и заставлять их двигаться по городу неспешно, экономя силы. Вот только что-то все-же изменилось: на волосы канадки упала тень. Закинув голову назад девушка увидела, что позади нее появился человек, но увидеть лица не удалось. Платок, который раскрыли над её головой, закрыл вид и в поле зрения попали только ноги мужчины. На лице Игритт нарисовался вопрос, который она собралась задать, но незнакомец успел опередить её с ответом, следом передав очередь отвечать ей самой.
Сидя с запрокинутой назад головой девушка медленно проговорила два слова, делая между ними секундную паузу:
- Жду, - толика недоумения и легкого облегчения, - Чуда.
Авери МакФлай слушала слова загадочного мужчины и все яснее осознавала, что он понимает, что происходит. Быть отторгнутой, а потом все-таки кем-то понятой, это даже приятнее чем почувствовать облегчение толком не почувствовав комфорта. И в внезапном разговоре путешественница видела новую надежду, воспринимая следующий вопрос про причину пребывания на парковке риторическим.
- Помочь мне? – заговорила она без лишнего удивления в голосе, но с нотками признательности и придержала руками платок, что секунду назад мягко опустился на нагретые темные волосы, - Если вы вдруг едите в сторону пустыни, то я бы была счастлива чтоб меня подвезли хоть на половину пути.
Последнюю фразу канадка проговорила вставая на ноги и оборачиваясь лицом к незнакомцу, её взгляд внимательно скользнул по мужчине от ног до головы и остановился на уровне его глаз. Перед ней стоял статный араб, теперь стало ясно откуда у мужчины под рукой платок для головы, не найти даже в округе европейца, который начнет прятаться под традиционными одеждами. Авери придержала рукой ткань, соскальзывающую с волос и легкими движениями завязала.
Незнакомец выглядел аристократично, сдержанная улыбка, властный взгляд, раскрепощенные движения, пышная шевелюра и ровная осанка делали его походящим минимум на арабского шейха, и если бы Игритт могла догадаться о том, что её ощущения в очередной раз не лгут, то наверняка бы обомлела.
Поправляя спавшую лямку рюкзака девушка продолжила говорить:
- Администрация отеля что-то напутала, а в итоге мой джип увез к источнику совсем других людей. Смешно будет если я побываю в Марракеше, а так и не увижу Сахару. Пыталась что-то с этим сделать, но люди не оценили моих стараний. Ну, кажется, вы видели мои попытки, раз заметили вообще.
Девушка развела руками, подчеркивая искренность слов и безысходность положения.
За время не долгого разговора все оставшиеся туристический автомобили успели разъехаться по своим маршрутам, парковка опустела толсто намекая на то, что если чудо и случится, то будет оно выглядеть, как смуглый кудрявый мужчина средних лет. Других же способов добраться не так много. Они, конечно, есть, ведь, не одна тур фирма организовывает поездки к Сахаре.  И приплатив сверх нормы какому-то туроператору можно договориться на поездку в ближайшие дни, но никак не сегодня, а самолет домой улетает через два дня. Элементарная математика говорит о том, что успеть все в другой день практически не возможно.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » за красным городом ‡случаеться всякое