Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Summer wind 2


Summer wind 2

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Участники:  Marguerita di Verdi, Juliette Altieri, Frank Altieri, Guido Montanelli
Место: Дом четы Альтиери
Погодные условия: жарко
Время: 7 июня
О флештайме: Продолжение Summer wind, вечер того же дня. Марго, Гвидо и Дольфо приходят домой к Алтиери на обещанную рыбу на гриле.

+1

2

Деньги легко даются в их деле не всем, особенно если речь идёт о крупных суммах. Вся трудность в том, что основные источники дохода для людей того круга, где находились Фрэнк, Гвидо и Маргарита, приносили лишь теневую прибыль, грязные деньги - если говорить проще, вся сложность как раз и была в том, как удержать эти деньги у себя, не привлекая при этом к себе внимание властей. Человека, живущего не по средствам, легче вычислить, чем человека, который не по средствам развлекается - это ещё одна из причин, почему гангстеры живут на широкую ногу, оставляя столько кровью и потом заработанной налички в трусиках стриптизёрш и на столах ресторанов - это не всегда лучше хорошей квартиры или заоблачно дорогой машины, но уж точно приятнее, чем отвечать на неудобные вопросы налоговым инспекторам. Мафиози не могут декларировать львиную долю своих доходов, а потому никто из них, как бы высоко не поднялся, не сможет стать по-настоящему богатым - и к накопительству людям их сорта стоит вообще относиться с особой осторожностью. Именно потому Гвидо до сих пор, не рискует лишний раз, предпочитая излюбленную Тахо более дорогим и современным автомобилям, отказался от легального заведения в своей собственности в пользу доли в тридцать процентов от его дохода - иногда лучше взять меньше, но без осложнений, нежели забирать всё, рискуя не получить в итоге ничего совершенно; жадности должно быть в меру. Маргарите легализовать свои доходы удавалось лучше, чем Патологоанатому, и потому в своей деятельности он предпочитал использовать другие инструменты, чтобы обезопасить себя и людей вокруг себя - ведь, справедливости ради, стоит отметить, что деньги тоже далеко не всё, как бы много их не было, это и действительно всего лишь инструмент для достижения определённых целей. И то, что абсолютно всех дверей банкнотами не откроешь, так же очевидно, как и то, что унитаз не починить молотком. Гвидо не зарабатывал так уж много, будучи "чистильщиком" организации, но ему оттого не было менее комфортно, чем сейчас, когда он поднимал больше только из-за своего статуса - скорее, даже наоборот. Однако же, барбекю в доме Фрэнка он мог наслаждаться с одинаковым удовольствием как в качестве босса Семьи, так и в качестве патологоанатома. Особенно осознавая то, что рыба, которую там готовят, была выловлена самостоятельно - вернее, на его глазах; Гвидо не был таким уж успешным рыбаком, как Альтиери, и в основном только орудовал сачком, когда андербосс подсекал.
В любом случае, они собрались здесь вместе - одновременно и своего рода "проводы" Фрэнка и Джульетт на отдых, и праздник семейного воссоединения супругов Альтиери, и знак примирения между Франческо и Маргаритой - Гвидо этого ведь и хотел от них обоих. И повод сообщить ещё кое-что, о чём было решено ещё вчера, чтобы андербоссу в отпуск летелось ещё приятнее. Ну, и был хороший повод вернуться, разумеется... Монтанелли вышел из автомобиля, прихватывая блюдо с салатом, который успел быстро смешать дома, пока Марго и Дольфо собирались - основные его ингредиенты, кстати, Фрэнку были хороши знакомы: они-то как раз и начали приходить из Сицилии немногим меньше месяца назад, продаваясь на полках в сети продуктовых магазинов IFS. И, пожалуй, каждый, кто был в это дело вовлечён, теперь перебивался такими вот подарками от дона Кампанелли. Пропустив жену и сына вперёд, Гвидо закрыл машину, догоняя их у крыльца. Время было около семи часов вечера. И, пожалуй, хватит уже о бизнесе, о деньгах, о том, кто кому и что должен - они с Фрэнком вдоволь наговорились об этом уже на яхте, снимая форель с крючка; с ними были ещё, как минимум, двое людей которые на этом языке не разговаривали - Джульетт и Дольфо... это при условии, что Алессия и Фрэнки-младший не присоединятся к ним за общим столом - с ними уже четверо. 
- Здравствуй, тётя Джульетт! - поздоровался Дольфо. - Привет, дядя Фрэнк! - Гвидо с дружелюбной улыбкой вручил "тёте Джульетт" блюдо с салатом. Приятно было видеть чету Альтиери снова вместе; хотя и свой собственный вклад в это, откровенно говоря, ощущать тоже было приятно, было бы ошибкой считать, что у Монтанелли отсутствует такой пункт, как самолюбие. На самом деле, Гвидо в чём-то даже завидовал своему андербоссу - и впрямь, ему было бы куда спокойней встречать старость, если бы рядом была такая женщина, как Джульетт, а не Маргарита; семья Альтиери на самом деле была крепче, чем семья Монтанелли, где жена даже не стала брать фамилию мужа, даже когда они находились на грани развода - уже потому, что обоим Альтиери хватало смелости смотреть друг другу в глаза, переходя рубикон. А не делать дела за спинами друг у друга, как это частенько случалось у Гвидо и Маргариты - обвинять одну Марго было бы несправедливо, Монтанелли в этом плане был тоже далеко не свят; даже Фрэнк видел примеры с обеих сторон. Как случай на похоронах дона Риккарди, например. Но сейчас Гвидо и Марго хотя бы делали вид, что это ничего не значит, довольно успешно. И каждый зарыл свои собственные тайны достаточно глубоко... не в последнюю очередь потому, что Дольфо уже больше не является самым младшим из Монтанелли.

Внешний вид

+3

3

- Милый, может Боппо стоит оставить дома? Ты привезешь ему кусочек рыбы. У Фрэнка и Джулс нет собаки, ты же знаешь, Боппо там будет скучно. – Адольфо смотрит на меня расстроенными глазами, и кажется, уже сам готов остаться дома, хотя я искренне подозреваю, что последний приглашенный в нашей семье – я, вряд ли меня слишком сильно хочет видеть Фрэнк, хотя Джулс возможно, повлияла на это решение. Впрочем, отказаться я не тоже не могу – нужно поговорить с Фрэнком, да и мужа это не слишком обрадует. Вот только какого черта я торчу в детской за пять минут до выезда, в халате, без прически и макияжа? А все потому что уговариваю сына не брать пса на вечер с грилем.
- Ну мама… Я тоже тогда дома останусь. -  Твердо заявляет в результате разговора сын. Ребенку хочется взять  с собой собаку, но это ведь неправильно - тащить пса в чужой дом.
- Спроси у папы, милый, если он разрешит. - Сдаюсь наконец на милость сына, чувствуя, что  если сейчас не пойду одеваться, муж меня просто прибьет. Вздыхаю, и лишь поглаживаю животик, когда ребенок в очередной раз пинается, он с каждым месяцем становится все упорнее и упорнее, и иногда мне кажется что в животе не ребенок, а надувной мячик, который скачет от каждого движения. Лидия тщательно следит за изменениями в активности ребенка, но пока ничего не прописывала, видимо количество пинков не превысило еще норму.
Период "мне нечего надеть" для меня закончился. И начался еще куда более не любимый мужем период "мне все равно что одевать", когда я готова выйти из дому в халатике и домашних тапочках, просто потому что мне действительно все равно, что на себя одевать.  Подхожу к зеркалу, которое слишком охотно отражает слегка отекшее лицо, округлившуюся фигуру, и усталый взгляд. Спать, когда пару раз за ночь тебя пинают - далеко не самое простое дело. И муж чуть не прибил, когда измученная недосыпом, я заикнулась о том, что мне бы временно перебраться в другую спальню, что бы дать ему высыпаться, я ведь понимаю, что мои телодвижения он чувствует и тоже просыпается. Блин, а я ведь прежде всего о нем думала. Устало провожу рукой по волосам, и завершаю свой внешний вид. Та еще красавица... ну и черт с ним.  Оранжевое свободное платье в пол, позволяющее лишь угадывать контуры живота, собранные в пучок волосы, едва заметный макияж, и отсутствие украшений, кроме разве что обручального кольца, и статусного кольца. Гвидо, если хочет, может плевать на традиции, не носить свой перстень и ходить в бермудах, я все же предпочитаю носить символы власти, да и красивое оно - второе кольцо Саурона.
Спускаюсь  к машине, возле которой меня с нетерпением ждут уже муж и сын. Как Гвидо уговорил Адольфо не брать  с собой собаку, не знаю, но эти двое без меня явно договорились.
- Salve Фрэнк, Джулиетт, замечательно выглядишь... - Улыбаюсь,  и касаюсь  в церемониальном приветствии щеки Фрэнка и обнимаю Джулс. На самом деле,  я рада что они помирились - каким бы ни был Фрэнк, любовь Джулиет к нему прошла испытание годами  и бытом, и она была достойна тихого семейного счастья.  - Гвидо сказал, вы с ним сами рыбу поймали? - Со стороны, наверное, кажется, что это обычная встреча двух дружащих между собой обычных семей, и только мы сами знаем какие тайны скрываются под этими, казалось бы простыми личинами. Сжимаю на мгновения пальцы мужа, и заставляю себя чуть побледнеть, впрочем много усилий прилагать не надо, запах бензина в машине, а теперь и запах жаренной рыбы не слишком радует мой желудок. Да и юный Монтанелли напоминает о себе крепким пинком. - Прошу прощения, Джулиет, ты не проводишь меня в уборную? - Чуть освежиться не помешает, да и поговорить без мужчин пару минут, тоже. Пусть пока покажут Дольфо как надо готовить рыбу.

+3

4

Внешний вид

красная гавайка, шорты оливкового цвета с накладными карманами

Сегодня Фрэнк снова устроил всей своей семье сюрприз, но на этот раз не такой, когда заявил им собирать вещи и уезжать из города, как было несколько месяцев назад. Вещи они сегодня собирали планово: взрослые для путешествия в отпуск, дети для путешествия к бабушке. Сутью "сюрприза" было то, что вечером к ним придут гости, а значит чемоданы, напротив, придется отложить в сторону, по крайней мере, до утра.
- Рейс вечером, - пояснял жене, что волноваться не о чем. - Встанем пораньше, соберем вещи, отвезем детей к маме и оттуда поедем сразу в аэропорт. - Завтрашний день предстоял быть сумасшедшим, но у них ведь будет впереди целая неделя, даже больше, чтобы расслабиться и отдохнуть. Поставив пакет с фруктами на кухонный столик, Фрэнк приобнял жену и коротко поцеловав, добавил, - все будет хорошо.
Джульетт должна понимать, что Монтанелли, помимо прочего, был боссом ее супруга, и от их отношений зависит благополучие всей их семьи. В последнее время они сильно сблизились с Гвидо, в результате чего Альтиери могли позволить себе лететь в отпуск первым классом, остановиться в лучшем отеле и ни в чем себе не отказывать. Пренебрегать этим было бы глупо. Для многих парней из организации согласие босса прийти с семьей к тебе в дом на ужин дорогого стоит. Это значит, что тебя ценят и тебе доверяют. И сам лишний раз имеешь возможность продемонстрировать дружбу и верность дону. Сегодня, правда, от Альтиери ожидалось, что дружбу он будет демонстрировать консильери, но ведь одно другому не мешает? То, что Фрэнк пригласил ее в свой дом - уже о чем-то говорило. По меньшей мере, о готовности сделать шаг к примирению. Многое, конечно, зависело еще от Марго, захочет ли она сама прекратить их холодную войну и не будет ли в дальнейшем провоцировать ее продолжение; так что и свой шаг навстречу она также должна будет сделать. А вместе с этим шагом придется ей осознать, что играть по своим правилам и навязывать их остальным, у нее больше не выйдет. Если своим мужем худо-бедно она могла еще манипулировать, то подручным точно не выйдет.
- У меня в машине рыба, сбегай, принеси, - заметив спустившегося сына, послал разгрузить внедорожник. - Дядя Гвидо придет на ужин со своей семьей, устроим пикник у бассейна.
Ужинать вместе было хорошей семейной традицией, к которой Фрэнка приучили еще его родители. Собравшись вместе можно было обсудить, как у кого прошел день. И если среди недели ужины ограничивались тесным семейным кругом, то по субботам часто собирались уже в расширенном варианте, вместе с бабушками, дедушками и другими близкими родственниками. Для итальянцев семья всегда была превыше всего. Почтение к старшим, в частности к родителям и было причиной того, почему их матери то и дело появлялись за общим столом, и они сами с детьми ездили к ним на праздники. В последние несколько лет их стол заметно опустел: отец Джульетт был мертв уже достаточно давно, а вот Фрэнка отец умер недавно. Сменивший его во главе стола дядя Джо (брат матери) загремел в прошлом году в тюрьму. Учитывая, что со своей сестрой Джулс почти не общалась, а сестра Фрэнка жила в другом городе, из родственников у них остались только матери. Забыть о них было бы свинством, у них ведь также кроме детей и внуков никого больше не было. Но поскольку завтра им всем предстояло уезжать, ужин изначально планировался скромным и только ближе к вечеру Альтиери огорошил супругу новостью о гостях.
Когда Гвидо с Марго приехали, Фрэнк уже начал разделывать на заднем дворе у гриля форель. Заметив гостей, он доверил нож и рыбу, вертевшемуся рядом сыну, и пошел поприветствовать их.
- Привет, Дольфо, - улыбнулся мальчугану, вручившему жене блюдо с салатом, и обменялся приветственными поцелуями с Гвидо и Марго, стараясь при этом не заляпать их грязными руками.
- Вот такущую вытянули, - ответил Марго, руками показывая, не стесняясь преувеличить результат их с Гвидо достижений. Рыбак из Монтанелли, как выяснилось, был так себе, поэтому настаивать на том, чтобы тот взял вместо сачка спиннинг, Фрэнк из опасения утопить последний не стал. Стоило чаще выбираться с ним в прогулки на катере, чтобы освоил уже это нехитрое ремесло. Все-таки жили у реки, куда на рыбалку со всей страны рыболовы съезжались. - Пошли, посмотришь, - позвал Дольфо на задний двор, где Фрэнки-младший с ножом в руках примерялся к рыбине.
- Ну, как там вскрытие? - судя по тому, что увидел старший - никак. Пришлось подсказывать этой жертве современного образования (и чему их только в школе учат?), как разделывается рыба, - брюхо ей вспори, кишки надо вытащить. Да не бойся, она дохлая, не укусит, - усмехнулся, наблюдая за мучениями сына.
- Привет, дядя Гвидо, - обернувшись, парень заметил Монтанелли и поздоровался с ним. – Привет, - поприветствовал и Дольфо.
Еще два свидетеля, похоже, прибавили ему решимости и младший начал следовать указаниям отца, сперва полоснув ножом по пузу, а затем начав руками извлекать рыбьи внутренности. Фрэнк забрал у него нож, намереваясь закончить самостоятельно - как удалять жабры лучше наглядно демонстрировать, а не на словах.
- Итак, смерть жертвы наступила с двух до трех после полудня, - придуриваясь, продолжил вскрытие вместо сына, - причина - обильная кровопотеря и обезвоживание организма.
Младшего все это, надо полагать, забавляло. Пока отец вытаскивал жабры, четырнадцатилетний увалень предлагал пятилетнему ребятенку слопать вытащенную из брюха рыбы селезенку - а может это и печень была, Фрэнк сам с рыбьей биологией не очень дружил.
- А ты правда патологоанатомом работал? - отстав от младшего Монтанелли, парень переключился на Гвидо. Черт его знает, где он успел услышать эту кликуху и в каком контексте. Альтиери даже от рыбы отвлекся и, приподняв бровь, взглянул на сына.
- Может, напитков гостям предложишь? - Самое время было озвучить свои пожелания.

п.с. Джулс, возьми плиз на себя Алессию неписью (поделим детей)

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-14 02:18:33)

+3

5

внешний вид

- Успокаиваешь меня? - с усмешкой поинтересовалась Джульетт, заглянув в пакет, принесенный супругом. Мыслями она уже была далеко отсюда, ее нисколько не пугали последние штрихи, которые надо было сделать. Тем более, в отличие от Фрэнка, успела собрать большую часть вещей, в том числе - его собственные. А вот предстоящий визит гостей несколько удивил. В общем-то, между Монтанелли и Альтиери дружеские отношения - нормальное и привычное явление, но она никак не ожидала, что посиделки произойдут в последний момент. Возможно, Франческо так страдает из-за отъезда, что решил поднять себе настроение, кто знает? Или Гвидо не может отпустить андербосса.
- Что за рыба? - Полюбопытствовала Алессия, вовремя появившись на кухне. Джулс пожала плечами и проводила глазами сына, который нехотя поплелся к машине. Ему уж точно никакого удовольствия предстоящий пикник не приносил, ведь оставались считанные часы домашнего уединения, прежде чем придется отчалить к бабушке в гости. Наверное, для Фрэнки-младшего такие поездки стали слишком частыми: еще недавно против воли увозили за город и вот опять.
- Вымой фрукты, ладно? Сейчас приду, - Велела дочери, прежде чем выйти на улицу. Видимо, не показалось и гости все-таки прибыли. - Привет, - Воскликнула с улыбкой Джулс, склонившись вперед и рассматривая Адольфо, - Ну как дела? - Спросила у мальчишки, поднимая глаза на протягивающего салат Гвидо. - Рада видеть вас, - Обняла в ответ Маргариту, - Спасибо, ты тоже. Проходите.. По-моему, приготовление знаменитой рыбы даже еще толком не началось, так что придется подождать. - Джульетт обернулась, высматривая сына и подозревая, как нелегко тому приходится. Что поделать, рано или поздно надо учиться и такому ремеслу, как разделывание рыбы. Сама женщина терпеть не могла возиться с этим - за это отвечал муж.
- А? - Ее отвлек голос ди Верди, которая как-то резко изменилась в лице и стала другого цвета. Немудрено, когда беременность готовит ежедневные и ежеминутные сюрпризы. - Конечно, зачем спрашиваешь? Пойдем, - Джулс коснулась ладонью плеча Марго и они зашли внутрь дома. На встречу шла Алессия, которая с улыбкой поздоровалась с гостьей. - Детка, иди во двор.. И да, прихвати с собой салаты. - Когда дочь отвлеклась, Джульетт завела жену Гвидо в гостевую уборную на первом этаже. - Как себя чувствуешь? Могу попросить Алессию налить воды. И как ты собралась рыбу есть? Помню, во время и первой и второй беременности несколько месяцев к ряду была готова задохнуться только от одного запаха. Казалось, морепродукты больше никогда не начну есть.. Ан-нет, все проходит, - Альтиери усмехнулась, повернувшись лицом к зеркалу.
- Напитки на кухне. Здравствуйте, дядя Гвидо, - Встряла Алессия, останавливаясь рядом с отцом и с минуту наблюдая, как тот расправляется с рыбой. - Пойди, принеси, - Обратилась уже к брату, который протестующе нахмурился. Правильно, он же не какой-то там мальчик на побегушках, ему впору стоять с остальными мужчинами, а не выполнять женскую работу. - Эй, Дольфо, - Девушка улыбнулась, сжав ладошку мальчугана и вопросительно уставилась на Фрэнки. Подрывать его священный авторитет особого желания нет, но уже начиная с завтрашнего дня она вообще его не тронет, а он окунется в волшебный мир, состоящий из любимого хобби, игр, комнатного беспорядка и одиночества.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-06-15 00:50:07)

+3

6

...с периодом "мне все равно что одевать" и Гвидо, и Фрэнк, да и все остальные успели хорошо познакомиться те самые несколько месяцев назад, когда семейство Альтиери в срочном порядке переехало к бабушке - и беременность тогда была не при чём; впрочем, на том злополучном собрании верхушки Семьи уже вскоре было чем заняться, помимо обсуждения мотокостюма, в котором в ресторан прибыла консильери организации... Теперь же удивляться было вообще глупо. Хотя Монтанелли не видел ничего предосудительного в том наряде, которое Маргарита выбрала для визита в гости к семье Альтиери - что плохого в лёгком летнее платье, не кричащем о статусе владелицы, не подчёркивающим беременность - однако и не скрывавшем её тоже; самое то для того, чтобы приехать в гости к друзьям, забыв о том, кто какие там положения занимал в их обществе. Насколько Гвидо видел - его супруге в последнее время вообще не помешало бы развеяться; недостаток деятельности она восполняла не отдыхом, а попытками найти обходные пути для того, чтобы заниматься делами, несмотря на беременность - что раздражало Монтанелли, в свою очередь, приводя его в полнейшее недоумение; и переключить жену на что-то другое, можно сказать, было сейчас приоритетной задачей. Немного больше общения с Джульет ей явно не повредит. На самом деле, оба Альтиери их многому могут научить - даже несмотря на то, что Гвидо старше Фрэнка на десяток лет; они состоят в браке уже очень много времени, вырастили двоих детей, по сравнению с ними Марго и Гвидо - вообще не намного более, чем просто молодожёны. Довольно проблемные, надо сказать, молодожёны... у которых практически не было родственников - отца Монтанелли приговорили к казни, когда Гвидо было двенадцать, мать его умерла несколько лет назад; Маргарита, как известно, вообще с трёх лет была сиротой, а человека, который заменил ей отца, "подвинули" Донато десять лет назад. Были, конечно, Фортуно - и троюродные племянницы, видимо, окончательно перебрались в Сакраменто; но с ними всегда выходило, как в старой итальянской поговорке - сначала семья, потом уже родня. Был и Винцензо, о котором теперь вспоминать вообще было не принято. Была Агата, "кровавая сестра" Гвидо, но всё чаще так складывалось, что ей самой нужен был больше отец, чем брат... Хотя это и не удивительно, учитывая, что она действительно годилась ему в дочери.
- Я вчера научил Боппо новому трюку. Только папа не разрешил взять его с собой...
- с готовностью отозвался Дольфо на вопрос Джульетт. Судя по тому, что видел и слышал Монтанелли, у них с Джулс вообще сложились своего рода доверительные отношения, что было тоже неплохо... Боппо - это так звали того щенка, который был преподнесён Маргарите вместе с кольцом, как подарок (Гвидо помнил, что в Риме она держала дома догов) - правда, теперь этот щенок был уже больше самого Дольфо размером... С тех пор, как погибла Алекса, в доме Монтанелли прибавилось четвероногих жителей ещё на два - хаски покойной, Луи и Тереза, переехали к ним; и сын возился с собаками почти всё свободное время напролёт. 
Гвидо лишь улыбнулся, глядя на то, как Фрэнк хвастает перед женщинами и детьми сегодняшними достижениями на рыбалке - рыбак из Монатенлли уже потому никакой, что он не очень любил приукрашивать вещи, но обрывать мужчину было бы просто грубо, особенно если принять во внимание, что он пытался развлечь Дольфо. А вообще - когда несколько мужчин собираются вокруг одного гриля, неважно, кто из них какого возраста, это само по себе плавно превратится в развлечение.
- Привет! - у Гвидо пока не было тех же проблем с жирными руками, как у Франческо, так что он, не боясь оставить жирных следов, слегка въезоршил пацану волосы. Дольфо поздоровался менее сдержанно, протянув ладошку для рукопожатия - к церемониальным объятиям он пока не привык, но важность и серьёзность свою маленький Монтанелли никогда не стеснялся сдержанно демонстрировать, стараясь вести себя взрослее, когда не находился наедине с родителями - наверное, потому, что большую часть своей жизни жил с матерью. Маленький мужчина в доме...
- Позволю себе не согласиться с вами, коллега - здесь ведь налицо признаки удушья. Вы забываете об асфиксии...
- с интересом наблюдая за действиями сначала младшего, а затем и старшего Фрэнка, Гвидо решил подыграть второму, застыв с задумчивым видом - и видимо, этим и дал возможность себя вычислить; может быть, рыбаком он и был неважным, но в разделке хорошо понимал - как касательно кулинарии, так и... того, чего не стоит знать ни Дольфо, ни Фрэнки, ни Джульетт, да и остальным лишний раз слышать не стоит тоже, в особенности за столом. И в рыбьей биологии тоже понимал кое-что... достаточно, чтобы тихо покачать головой, увидев вопрошающий и любопытный взгляд сына - не стоит есть сырое...
- Нет, я на мясокомбинате работаю. Раньше в разделочном цеху работал - вот друзья и придумали прозвище. - ответил Монтанелли на вопрос Фрэнки, смутившись лишь на пару секунд - просто оттого, что отвык от этой легенды за этот год, который занимал совсем другую "должность"; раньше она была в его обиходе всегда под рукой. Впрочем, это и легендой назвать сложно - более правильно сказать, полуправда. - О, привет, Алессия! - Гвидо слегка приобнял дочь Фрэнка в знак приветствия. Дольфо улыбнулся, слегка сжав её ладошку своими пальчиками.

+3

7

Спрашиваю потому что так полагается, банальные правила этикета, хотя в принципе, учитывая мое желание пообщаться с Джулс наедине, любой подход бы меня устроил. Немного устала, но в принципе прохладная вода быстро приводит меня в чувство, придавая лицу куда более идущий  к оранжевому платью цвет. Согласитесь - зеленый и оранжевый смотрятся вместе очень некрасиво. Куда как лучше чуть розоватый и оранжевый - все же платье очень освежает. Да и движений совершенно не стесняет.
- Сама не знаю. Не могу сказать, что мне плохо от запаха, но как подумаю, что ее придется есть, становится плохо. - Отвечаю на вопрос чуть ухмыляясь. На самом деле все я ем, токсикоз прошел также внезапно как и начался, всего неделю назад, хотя уничтожать яблоки килограммами я не перестала. Учитывая вчерашний спор об именах, удивительно, что не пришло в голову назвать девочку Евой, а если будет мальчик - Адамом. Хотя вчера мы вроде все же договорились хотя бы за девчоночье имя - Виттория, и звучит хорошо, и у меня не вызывает стойких ассоциаций, и даже Адольфо вроде понравилось, хотя он почти сразу переделал его в Тори.  - Как у вас с Фрэнком? Все в порядке? –  Мы не виделись с ней после ее примирения с мужем, и в этом больше моя вина – у меня просто не было сил выбираться из дома, в последнее время. Я нашла себе изматывающее занятие, которое приходилось скрывать от мужа, но зато он был доволен тем, что я практически не покидаю дом, и как ему кажется, не занимаюсь делами.
- Гвидо говорил, что вы с Фрэнком едете куда-то вдвоем? – Я поражаюсь терпению и внутренней силе Джулиет, и восхищаюсь ею одновременно – простить мужу все его загулы, выбрыки и измены, и попробовать вновь начать сначала. После двадцати лет жизни.  Жаль, мы с Гвидо живем вместе чуть больше года, полгода всего женаты, но уже несколько раз наш брак становился на грань развода, а еще более вероятно – летального исхода одного из нас или даже обоих.  И мне бы, наверное не помешало бы поучиться терпимости и терпению у Джулс, умению создавать отстраненность от дел в доме, возможность просто расслабиться. Я не умею этого, да и Гвидо тоже, дела превращают наш дом в маленький фронт, уничтожая то тепло, которое так манит обоих. – Это отличная идея. Я надеюсь,  у вас все будет хорошо. – Улыбаюсь, невольно кладя руки на живот, потому что похоже запах рыбы не нравится юному отпрыску Монтанелли. – Знаешь, мы до сих пор не знаем, кто  у нас будет…
Разговор не слишком ладится. Кажется Джулс вся поглощена предстоящей поездкой, и беседуя ни о чем, возвращаемся во двор, где наступила уже активная фаза разделки рыбы.
- Caro, ты оставил в машине сабайон? – Удивленно приподнимаю бровь, в полголоса интересуясь у мужа. Салат который он готовил я видела, сабайон я же делала накануне, когда он что-то делал в библиотеке, но не увидеть сумку-холодильник, которую я положила в машину, было трудно. – Дольфо, принесешь? Лесс поможешь ему? – Улыбаюсь Алессии и сыну, предлагая им помочь принести десерт, который прежде всего предназначен младшему поколению. И старательно отворачиваюсь, потому что меня начинает подташнивать от разложенных на доске запчастей рыбы.

+3

8

Об асфиксии Фрэнк не забыл, просто такое слово вместе со значение в его лексиконе отсутствовало напрочь. В отличие от Монтанелли он на медика не учился и знанием таких терминов блеснуть не мог, но, тем не менее, сделал вид, что понял, о чем речь.
- Налицо? - Альтиери повернул голову рыбы сперва к себе, а потом к Дольфо, давая и тому поучаствовать в составлении медицинского заключения, и с умным видом глядя на нее, констатировал, - глазные яблоки выпучены. И впрямь удушье? - спросил мнение у маленького Монтанелли и, когда тот кивнул, продолжил разделывать рыбу дальше, слушая параллельно старую сказку Гвидо о том, почему его называют патологоанатомом. Сын в последнее время все больше и больше доставал своими вопросами, и если каких-то пару лет назад он верил всему, что скажет отец, безоговорочно, то теперь Фрэнку казалось, что его отпрыск знает сам уже обо всем заранее и только проверяет их своими вопросами. А иначе как объяснить тот молчаливый взгляд, как будто бы он обдумывает сказанное ему и с чем-то у себя в голове соотносит? Так и на этот раз вышло, и Фрэнк был искренне рад тому, что подошедшая Алессия помогла его выпроводить, пока еще чего-нибудь не выспросил.
- Мне пива возьми, - сделал заказ сыну. Травить себя в жару газировкой он не хотел, а коктейли планировал приготовить позже, когда с рыбой разберутся. Все-таки мохито к рыбе не подают.
- Достал меня уже своими расспросами, - пожаловался Монтанелли, когда сын двинулся, наконец, за напитками, а дочь отвернулась в сторону. В их семьях эта тема была поделикатнее той, откуда берутся дети. И если вопросы сексуального воспитания Фрэнк еще мог доверить школе, телевизору и интернету, то игнорировать любопытство детей касательно деятельности отца было себе дороже, ведь мнение они могли сформировать совсем не то, какое нужно. В том, что Алессия знала, кем на самом деле являлись ее отец и дядя Гвидо, он не сомневался, но что она думала на этот счет, понятия не имел, откладывая неудобный для него разговор на неопределенный срок.
Закончив чистить и потрошить рыбу, Фрэнк принялся обмазывать ее растительным маслом, солить и посыпать травами. Масло, Гвидо также мог заметить, было из той партии, что пришла к ним с Сицилии. Мелочиться Альтиери не стал и забрал себе домой целый ящик, чтобы было про запас. Лимоны, которыми фаршировал форель, тоже буквально вчера приволок из их магазинов.
- Подождать придется, - крикнул показавшимся во дворе женщинам. Не успел Фрэнк заранее все приготовить, но ведь форель и должна быть только с огня. Он включил гриль, чтобы тот разогрелся и принялся резать заранее помытые и почищенные им овощи - тоже пожарит их на гриле, будут на гарнир. - Накрывайте пока на стол и рассаживайтесь. Джулс, ты вино будешь? Гвидо? - да, и вино тоже с Сицилии. Хорошее, между прочим, Фрэнку понравилось, домой он принес лучшего. Надо было еще за ним в подвал сходить. И посуду на столе расставить. А еще сына отыскать - ушел за пивом и с концами, хотя до кухни было два шага сделать.
- Закинь рыбу на гриль, - заметив, что решетка нагрелась, попросил Гвидо помочь, пока сам продолжал кромсать овощи и раздавать указания.

+2

9

Слушая ди Верди, женщина вспомнила их последнюю встречу, когда та сообщила о беременности. Радостные и приятные новости были разбавлены предстоящим разводом четы Альтиери, и самое интересное, что прошло не так уж и много времени, но вроде все вернулось на круги своя. Взаимоотношения с Маргаритой имели место быть, их по сути даже нечем омрачить, если только не на пустом месте. Джульетт прекрасно знала, что с Фрэнком дела обстоят иначе, но кому какая разница? Пока обеим женам нечего делить между собой, конфликт исключается. Хотя, находясь наедине, Джулс заметила некоторую скованность в Марго, мысленно объяснив это неважным самочувствием на фоне беременности.
- В порядке, - усмехнулась она, повернувшись к гостье, - Настолько, насколько возможно после всего случившегося. - Что удивительного в том, что люди способны простить друг друга спустя почти двадцать лет? Время всегда расставляет все по своим местам, а те вещи, которые еще десять лет казались невозможными и шокирующими, сегодня ничем не отличаются от повседневных забор и бытовых мелочей. Джулс отчаянно не желала принимать супруга обратно и в душе она по-прежнему боится, что он снова подведет и предаст ее доверие, но пока есть хоть что-то, ради чего стоит бороться, то почему бы и не попробовать? - Верно, завтра вечером рейс. Долго уговаривать не пришлось, поэтому дождались только окончания учебы детей и сразу забронировали билеты. Поскорее бы покинуть Сакраменто, город чертовски надоел. - Как жаль, что Франческо не разделял ее радости, наверняка ощущая себя комфортно там, на заднем дворе, потроша форель. - Не знаете? - Обращает внимание на живот Марго и усмехается. - А сама кого ждешь? Гвидо, судя по всему, все равно, в большой семье неважно, кто - мальчик или девочка.
На заднем дворе работа шла полным ходом: Фрэнк демонстрировал любопытному Дольфо свои таланты, мимо пронесся недовольный Фрэнки-младший, а Гвидо выглядел ответственным надзирателем, готовый в любой момент помочь. Джульетт скрещивает руки на груди и без интереса наблюдает эту семейную картину. Ей не впервой видеть супруга за готовкой, это дело он любил, если настроение позволяло.
- Конечно, - Отозвалась Алессия, подхватывая ладошку младшего Монтанелли и покидая компанию взрослых. Сабайон интересовал куда больше, чем вино и пока что еще сырая рыба.
- А я что говорила? Поздно спохватились, - Ухмыльнулась брюнетка, - Вино? Не знаю, может быть. Под форель в самый раз будет, думаю. Куда сына отправил? Сейчас свернет не туда и еще не скоро дозовемся. И да, что-то мало указаний.. Еще будут? - Иронично добавила она, глянув на Фрэнка. Да, в их доме всегда был один хозяин, и Джулс нисколько не противилась такой политике в семье, просто вовремя умела приостановить самодовольного супруга. - Марго, отойди от доски, присядь, - Джулс подошла к ди Верди и придвинула ближе к краю бассейна два плетеных кресла. А потом обернулась, дабы удостовериться, что дочь и Дольфо никуда не делись: те находились совсем близко, Алессия слушала какую-то занимательную историю о псе Боппо. - Что пить будешь? Может, гранатового сока? Увидишь, тебе станет легче, взбодришься, мм? - Спросила Джулс, накрывая на стол и расставляя в удобном порядке пиалы с салатами, овощами и фруктами. - Фрэнк, позови сына. Или Алессию за ним отправь. - Окликнула мужа, присаживаясь в кресло рядом с Маргаритой.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-06-15 22:24:34)

+2

10

У всех или почти всех детей членов Коза Ностры наступает такой период, когда они начинают задавать подобные вопросы, начиная понимать, что к чему сводится в их семейном бюджете и семейной жизни, почему для отца так важны его друзья (и почему некоторые из них иногда вдруг меняются без видимых на это причин - не без этого тоже). Хуже всего, что чаще всего этот период совпадает с переходным возрастом, когда у их детей проблем и без этого вполне хватает, и они, помимо всего прочего, становятся ещё неуправляемей, чем были в детстве... Гвидо знал, как это происходило, и на собственном опыте тоже - хотя ему, в какой-то степени, было проще; он был в разъезде с матерью Лео и Сабрины, ни жил с ними постоянно, лишь встречаясь, когда время находил, поэтому его старшие дети имели возможность не видеть ещё больших вещей, что происходили в жизни отца. Хотя, возможно, что именно это в итоге и являлось причиной того, что они сформировали своё мнение самостоятельно. Или же Барбара им помогла его сформировать... Но Лео довольно быстро освоился, узнав о своём статусе сына небезызвестного бандита, научившись использовать его в свою пользу; очень скоро и сестру научил тоже. Так что расспросов было немного. Монтанелли вообще быстро понимали цену молчания... даже Дольфо не был исключением, хотя не понимал и половины того, что происходило вокруг него; но глядя на то, что происходило, у Фрэнка, у других парней, Гвидо уже боялся того дня, когда его сын станет настолько взрослым, что начнёт задавать подобные вопросы. Это не тот случай, когда правильные ответы вообще есть...
- А ты себя в его возрасте вспомни. Он хотя бы спрашивает... - Фрэнку бы радоваться, что сыну вообще есть у кого спрашивать - Гвидо лишился отца, когда был моложе, чем Фрэнки-младший; моложе Лео, когда тот попался за рулём угнанной машины. Он был ровесником как раз Фрэнки-старшего - в тот момент, когда тот сумел увести из супермаркета миксер... Хотя сам на тот момент предпочитал заниматься совсем другими вещами. Ему незачем было подворовывать - семья Монтанелли жила в достатке; у них был дом с бассейном - прямо как у Альтиери сейчас. Затем всё исчезло... и они с матерью пришли в себя в Сакраменто, с размаху коснувшись социального дна. Наверное, примерно так чувствовали себя эмигранты с Сицилии около ста лет назад; что ж, у Монтанелли хотя бы английский был на вооружении.
-Забыл. Извини... - испуганно выдохнул Гвидо, услышав вопрос от жены; коснулся её виска губами, и уже хотел было вызваться пойти к машине, чтобы исправить собственную ошибку, но Маргарита уже решила вопрос по-другому, и Алессия вместе с Дольфо пошли к Тахо в поисках позабытого Гвидо сабайона. - Не откажусь от бокальчика, пожалуй. - кивнул он затем на вопрос. На спиртное налегать тоже не следует, особенно Фрэнку, начавшему уже на катере - обоим взрослым Альтиери завтра в дорогу, а со стороны Гвидо, в один прекрасный момент дома попрятавшего от беременной жены всё, что содержало в себе спирт, напиваться было бы вообще последним скотством. - Слушаюсь, капитан! - усмехнулся затем Гвидо, осторожно устраивая подготовленную форель на гриле. Эта рыба сама по себе была олицетворением того, чем они с Альтиери занимались в течение последнего месяца - словно эта форель для того и появилась на свет, чтобы, вынырнув из реки Сакраменто, встретиться с продуктами, которые они возили из Палермо, на одном гриле. Одно из тех традиционных предприятий, что ещё полвека или чуть более назад и являлось основой такой структуры, как "Мафия" - продукты потребления это не наркотики, не оружие, не контрабанда или что-то преступное; даже не сигареты, которые, как известно, на пользу здоровью не идут - Фрэнку и Гвидо нечего стыдиться... разве что того, что они налогов не платят с этого дела в полном объёме - и тем не менее, во вред городу пополнение на продуктовых прилавках точно не пойдёт. Вот о чём стоит рассказывать детям, если уж любопытство и заходит слишком далеко... Уж точно не о том, каким там патологоанатомом дядя Гвидо раньше работал.
В воздухе всё ощутимее слышался запах жареного, их сегодняшний улов постепенно начал запекаться. Джульетт ухаживала за Маргаритой, уведя её ближе к бассейну, и Гвидо решил не мешать женщинам общаться; дышать рыбой для беременной - не лучший вариант, и он об этом сказал ещё на катере, но, по счастью, жизнь даёт им альтернативы... ничего не стоит тех же яблок достать. Или любимой Маргаритиной айвы. Даже если в доме Альтиери ни одного яблока не найдётся, возможность съездить за ними от этого не исчезнет - уложатся в десять-пятнадцать минут.
- Может, я за ним схожу? А то я, похоже, единственный, кто ничего не делает. - добровольно вызвался Гвидо. Все остальные, вроде бы, при деле - Фрэнк чистит овощи, Джулс накрывает на стол, Маргарита - беременна, этим уже всё сказано, а Алессию общается с Дольфо - да и вообще за последние десять минут девушку послали за чем-нибудь, кажется, уже трижды. А рыба - она и без непосредственного участия Гвидо может жариться какое-то время...

+3

11

Непривычно, когда все о тебе заботятся, оберегают, стараются, что бы тебе было комфортно, и не требуют ничего взамен. Когда-то чувствовала себя дикой кошкой, отчаянно отбивающейся от любой заботы, когда Гвидо впервые поделился своим теплом, и еще хуже было, когда мы «сорвались» второй раз и привычное ожидание резкости и грубости, вдруг сменилось совершенно незаслуженным, на мой взгляд, теплом.
Сажусь  в предложенное кресло, и улыбаюсь расслаблено Джулиет. Если не чувствовать запаха рыбы, в принципе, можно спокойно дышать свежим воздухом, и вдыхать аромат воды, плещущейся почти у ног, и отцветающих декоративных роз.
- У тебя очень красивые розы, Джули. – касаюсь кончиками пальцев ее руки, с благодарностью улыбаясь. К черту барьер иерархии сегодня – я ведь могу побыть не консильери, а просто женщиной в компании любимых и друзей? - Не беспокойся, я в порядке, и пить пока не хочу. Все просто замечательно, милая…
Оборачиваюсь через плечо, когда Фрэнк предлагает алкоголь и молча, изучаю то, что делает мой муж. После известия о беременности, он не оставил в доме даже молочных продуктов, градус которых был пол процента. И хотя я умудрялась иногда насладиться вкусом вина в маленьких кафе со сговорчивыми официантами, но официально в доме царил не только цалибат, но и сухой закон. Именно поэтому я слегка приподняла бровь, когда Гвидо взял бокал с вином. А плевать мне на то, что он в компании друга – не пьешь из солидарности, будь добр – не пей. Но говорить ничего ему не буду – зачем ставить под сомнение его авторитет в семье? Снова поворачиваюсь к Джулиет, с облегчением отмечая, что она пьет сок,  а не алкоголь – быть единственной не пьющей в компании это было бы выше моих сил.
- Я девочку хочу, чтобы она была продолжением меня… Дольфо конечно наш сын, но он все, же больше пошел в Гвидо, такой же задумчивый, обстоятельный и неторопливый. Он достойный наследник своего отца. – Улыбаюсь, глядя как сын строит глазки куда как более старшей Алессии. Это у него точно от меня – он даже не понимает, что делает, но пользуется своим очарованием напропалую. – Слушай, ты когда детей носила, тебя на что тянуло? – Мне уже если честно, смертельно надоела вся эта айвово-яблочная канитель, но организму и ребенку было плевать что думает о них мозг, они требовали свои фрукты.

+3

12

- Так я не знаю, что ему отвечать. - В том и беда, что правильного ответа не существовало. Ответ зависит от того, какого конечного результата ты хочешь добиться. Фрэнк хотел, чтобы сын его бандитом не считал, и в то же время окутывать свой образ жизни ореолом романтики не считал правильным. Не хватало еще, чтобы тот вдохновился и решил пойти по стопам отца. Джульетт его убьет, если с Фрэнки-младшим что-нибудь случится. Нет, чем меньше он лезет в эти дела и меньше задает вопросов - тем лучше. Его сын изначально рос в совершенно иных условиях, ему просто незачем воровать в магазинах миксеры, у них в доме итак всего навалом. И угонять автомобили, Фрэнк надеялся, сын также не додумается. Зачем? У него отец есть, у которого ее можно выпросить. Надо было только хорошо учиться, и тогда родители обеспечат его всем сами без вопросов.
- На кухню я его отправил, - ответил жене касательно сына. - Думал, он найдет дорогу. - Как отец, Фрэнк, конечно, мечтал, что его сын получит диплом, добьется успеха в жизни, однако порой, вот, к примеру, сейчас, видел в нем такую бестолочь, что, наверное, бы даже к себе работать не взял.
- Да иди ты, - усмехнулся в ответ на шутливую реплику Гвидо, который разве что каблуками не щелкнул и по стойке смирно не вытянулся, и перевел взгляд на Джульетт, также выразившую недовольство чрезмерно раскомандовавшимся супругом, - отставить разговорчики! - шутливо сделал ей замечание. Хватит с нее зеленолицей Ди Верди, вокруг которой жена разве что с опахалом не бегала.
Да где этот оболтус пропадает? Фрэнк слышал, как Джульетт предлагала гранатовый сок Маргарите, и все шло к тому, что за напитками придется идти кому-то из них.
- Джулс, позови его сама, я занят, - обернувшись, ответил супруге. Алессию попросить она также сама могла, ни к чему вовсе было дергать мужа, который мало того, что резал овощи, так еще за рыбой смотрел. На гриле ее нужно было переворачивать чаще, чем в духовке, чтобы прожарилась равномерно со всех сторон.
В итоге вызвался за ним сходить Монтанелли - наверно из опасения, что супруги сейчас поссорятся, решая, кто пойдет искать сына.
- Хорошо, - согласился Фрэнк, вываливая овощи на гриль рядом с рыбой и принимаясь помешивать их. - Спустись еще в подвал - за лестницей дверь, возьми бутылку вина, - вновь в отсутствие сына, который должен был помогать, пришлось просить гостя суетиться. Оставить Гвидо вместо себя у гриля было бы еще не правильнее, и пришлось выбирать из двух зол. Фрэнк не сильно переживал по поводу того, что сегодня выпьет лишнего. Все равно договаривался с Марти, что тот их отвезет, не желая оставлять свою машину в аэропорту с их кабальными расценками на парковку. А Марго, он считал, не следовало так строго относиться к мужу, от соблюдения им сухого закона здоровье их ребенка не зависело (на стадии, когда уже зачат), и шантаж ее был не уместен. Она не Гвидо сделает хуже, если глядя на него, возьмется за алкоголь, а ребенку в первую очередь. Удивительно, что Дольфо рос здоровым и даже умным ребенком – кто же бил Марго по рукам в период ее первой беременности?
- Две тебя - это совсем перебор, - не сдержавшись, подколол Маргариту, когда услышал ее рассуждения касательно пола будущего ребенка. Не позавидуешь Монтанелли, если еще и к дочери охранника придется приставлять, чтобы в школе она не дай бог не пристрелила никого из подаренного мамой на десятилетие пистолета. - А что УЗИ? Уже должен быть пол известен. - Чего гадать? Сходили бы в больницу да узнали. - Альтиери перевернул рыбу и окликнул бегавшего здесь же Дольфо, - а ты кого больше хочешь, братика или сестренку?
В детстве Фрэнк всегда хотел брата и, помнится, сильно расстроился, когда узнал, что будет сестра. Он иногда до сих пор по этому поводу расстраивался. Брат - это круто, на него всегда можно положиться, а сестра... со своей Альтиери и не общался почти. Марго, наверное, и не знала о ее существовании.

+3

13

Опахало, к счастью, в доме отсутствует, но мужчины совершенно не знают, что такое токсикоз. Вернее, в их головах минимум информации, а единственное их желание - держаться от женщины подальше, или дать ей то, что она хочет и убраться восвояси. По сути, это самое практичное решение, но кроме спасительных продуктов питания и женских секретов, необходимо окружить беременную заботой, которую она прочувствует извне. Отказ Маргариты от сока нисколько не удивил Джульетт, но она лишь мысленно посочувствовала гостье, так как гранаты во время беременности - отличный выход из ситуации; от них проходит тошнота, слабость, появляется энергия.
- Да, красивые, - С легкой улыбкой согласилась брюнетка, рассматривая аккуратные кусты, - Мне кажется, все девочки хотят девочку, рано или поздно. Я хотела и.. Получила, - Она махнула в сторону Алессии и по-настоящему прониклась всей этой актуальной для ди Верди, темой. - Что правда, то правда, Дольфо напоминает Гвидо. А внешне похож на тебя, кстати, - Джулс усмехнулась, глянув на Марго, - Посмотрим, каким станет, когда вырастет. Мне нравятся эти метаморфозы с детьми: по мере взросления и формирования могут измениться несколько раз, причем кардинально. Алессия до четырех-пяти лет, казалось, была точной копией Фрэнка.. Острый взгляд и густые брови моментально выдавали. Потом стала вытягиваться, была похожа только на саму себя. А теперь на меня. - Джулс и представить не могла, что по итогу ощутит даже мимолетную, но грусть. На какой-то миг ей снова захотелось ходить беременной, даже изнывая от токсикоза. - Ну.. С Алессией я практически ничего не ела, аппетит отсутствовал. Единственное - клубника. Ее я съела столько, сколько не съела за всю жизнь, кроме тех девяти месяцев. А она заработала аллергию на клубнику.. Моя вина, - Джулс коротко рассмеялась и краем уха слушая шуточки супруга. - С Фрэнки было проще. Ела нормально, относительно разнообразно. Выпила много гранатового сока, - Подмигнула, - И налегала на острые блюда. Так.. Я сейчас приду, - Со вздохом добавила женщина, проходя мимо мужчин. - Фрэнк, это уже не смешно! Гвидо, не волнуйся, я сама все принесу.. Кстати, пока рыба готовится, на столе закуски и фрукты, в конце-концов. - Дочку трогать желания не было, та и так много чего успевает делать, при том, что учится на отлично и осенью отбывает в хороший университет. К ней у Джульетт ноль претензий, а вот к Фрэнки-младшему вагон и маленькая тележка; другое дело, что сына любила без памяти, приходилось включать объективность и нарочитую настойчивость, когда дело касалось вопросов воспитания.
Застав парня в гостиной, Джулс закатила глаза. Мог спрятаться у себя в комнате за компьютером, но внезапно испытал ностальгию и решил поиграть в приставку. И все это тогда, когда уже завтра родители улетят, а сегодня семейный ужин на свежем воздухе. Вот уедет Алессия, что тогда делать без дополнительного надзора?
- Неси, давай, - Велела Джулс, вручив сыну поднос с разнообразием напитков. Тут и пиво для Фрэнка (весьма запоздавшее, конечно), стаканы с соком, - Ой.. Чуть не забыла. - Спустившись в подвал, Альтиери достала бутылку вина и поспешила обратно, догоняя сына уже во дворе. Обхватив ладонью локоть весьма "занятого" мужа, Джулс с усмешкой чмокнула его в плечо и отпила сок, присаживаясь обратно рядом с Маргаритой. - А может они не хотят делать УЗИ? Я вот не смогла бы так.. Сразу бы пошла узнавать. Гвидо, тебе не интересно? - Джулс обернулась, прикрывшись от солнца ладонью, чтобы четче видеть Монтанелли.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-06-16 22:35:06)

+2

14

Беседуя с Фрэнком, Гвидо краем уха слышал разговор Маргариты и Джульетт у бассейна; Марго сравнивала Дольфо с ним, и Монтанелли не мог не улыбнуться, тоже скосив взгляд на сына на пару секунд... и не вспомнить о том, что своего сына он знает всего полтора года; даже чуть меньше - если разграничить знакомство с ним, как с сыном Маргариты, и как с сыном собственным. Альтиери - сами не понимают, насколько они счастливые люди. Уже потому, что им не приходится вспоминать вот таких вещей каждый раз, когда заходит разговор о ребёнке и статусе отца. Окружающим наверняка даже представить тяжело, что Монтанелли должен был почувствовать в тот момент, когда Марго открыла ему эту правду... чем-то похоже было на то, что стёрли ту часть памяти, где он должен был в третий раз в своей жизни метаться вокруг родильного отделения, менять ребёнку пелёнки, когда приходила его очередь это делать, учить его ходить и говорить - всё исчезло; взамен этого он обнаруживал период с 2008 по 2013 - как второстепенный, большую часть времени, член команды Донато; можно сказать даже, вполне беззаботный период... За который его теперь мучает совесть. Он должен был быть отцом, а не чистильщиком, всё это время. Настоящих воспоминаний он никогда и не получил... и уже не получит, как бы не заботился о том, кто скоро пополнит ряды семьи Монтанелли.
- Когда-нибудь он всё равно поймёт, что к чему... - Гвидо приглушил голос, чтобы Джульетт или дети его не услышали. Почти все всё понимают; нет, бывают, конечно, исключения - даже в их криминальном мире иногда бывают люди, которые умудрились не делать из тайны полутайн, прожив целую жизнь, но таких - крайне мало. Вернон... вероятно, его можно было бы назвать одним из таких людей; хотя он не был итальянцем и приказов Коза Ностры тоже не выполнял - семьянином не был тоже. Скрыть же род своей деятельности от собственной семьи так, чтобы никто и подумать не мог - это билет уже в ЦРУ, или что-то подобное, а не в ряды Мафии. - Лучше поздно, чем рано, конечно. - хотя тут тоже однозначного ответа быть не может, учитывая все риски. Но Фрэнки-младший всё равно узнает однажды - внимательнее обратив внимание на слухи и газетные заголовки, или, чего хуже, встретив на своём пути в один прекрасный день такого же "дядю Джо", как его отец - а в этом случае потенциальную опасность представляют как раз самые близкие друзья. Так же, как в случае с Лео... Он сын Гвидо, но формально - выполняет приказы Фрэнка, а не подчиняется своему отцу напрямую. Иметь брата - это здорово; но в Семье всегда есть две параллельные линии - одна из них по крови, а другая - по бизнесу. Одна из них всегда сильнее другой; но не постоянно, время от времени - они меняются между собой.
- Уверена? Мне не сложно... - отбирать у Фрэнка гриль было бы и с его стороны неправильно - это было бы близком к тому, чтобы обобрать хозяина дома, сместив его с позиции... Но Джульетт уже направилась в дом, и Гвидо ничего не оставалось, как только продолжать наслаждаться своим вынужденным бездельем, и он, повинуясь рекомендации Джулс, стянул со стола кусок сыра. Освальдо... вот она - "параллельная линия" Маргариты, и тот человек, который огораживал её во время первой беременности. Испанец - вот в этом они с Марго уж точно одинаковы, оба побратались с испанцами - на самом деле был тем, благодаря кому Дольфо вообще появился на свет; в том плане, что именно он отговорил убийцу от аборта. Крёстный отец Дольфо и вообще человек, который заменил ему отца в первые пять лет жизни абсолютно во всём... и Гвидо был благодарен ему за это - и одновременно не мог отделаться от понимания того, что Гарриду он тихо ненавидит, ревнуя к воспоминаниям, которые должны были бы стать его...
- Нет, как мне может быть всё равно - это ведь мой ребёнок. - улыбнувшись, покачал головой Гвидо на вопрос Джульетт. Он... не был из числа "обычных" мужчин, и пусть свою давнюю мечту стать доктором - хоть патологоанатомом, хоть хирургом, да хоть дерматологом, неважно - так и не осуществил, но по роду своей деятельности медицинскими книгами всё-таки обложился в достаточной степени, чтобы кое-что понимать и о беременности тоже. Только если Джульетт думала, что Маргарите в этом плане повезло - ей стоило бы прислушаться к самой Маргарите; мужчины ведь боятся беременности даже больше женщин, а с тем, чего боятся - либо пытаются справиться, либо же бегут. И Гвидо, обладающий определёнными знаниями, уже не бежал... - На самом деле, мы были на УЗИ, но пола определить так и не удалось. Но самое главное, что я там узнал - что ребёнок здоров. - и мальчик там будет или девочка, или двойня, от этого дети не станут в большей или меньшей степени "его". - И не хочу делать его менее здоровым, подвергая облучению лишний раз только из-за своего любопытства. - объяснил Монтанелли свою позицию. Плод ведь испытывает перегрузки во время процесса - это для родителей всё выглядит чинно-невинно. А один выкидыш они с Маргаритой уже пережили... этот факт ещё более обострил щепетильное отношение Гвидо к беременности и родительской ответственности в целом.


офф: Марго, ответь за Дольфо на вопрос, пожалуйста, ты его мнение лучше знаешь O=)

+2

15

- Ох, я клубнику видеть не могу. И к мясу резко стала равнодушна. Ем в огромных количествах яблоки и айву. - Улыбаюсь, глядя на Джулиет. Я очень люблю розы, темные, с их тягучим ароматом и одурманивающей красотой. В саду нашего дома растут розы, множество сортов, которые я выбирала куда дольше, чем обстановку в дом, все же от мужа цветов не дождешься, так почему бы не побаловать себя новыми сортами. - Поделишься саженцами? - Улыбаюсь, понимая, что  у меня кажется скачут мысли, Гвидо уже в принципе привык, к этому феномену моей беременности. Я итак в принципе достаточно часто меняю тему разговора без предупреждения, но беременность обострила эту способность, сделав ее практически неуправляемой. Вздыхаю, и пока говорит Гвидо, заставляю свои мысли снова встать по полочкам.
О том, что Гвидо ревнует Освалдо за то, что тот был рядом,когда я была беременна Дольфо, не стоит даже говорить - не сложно догадаться - слишком уж явным оскорблением было то, что испанец исправно исполнял все отцовские обязанности на протяжение пяти лет, разве что не спал  с его матерью, хотя иногда ловя на испанце странный взгляд мужа, я начинаю подозревать, что Гвидо уверен, что не так все просто было эти пять лет в Риме.  Ухмыляюсь, глядя на мужа, который отпивает вино, и думаю, что когда наконец можно будет алкоголь, запрусь в библиотеке и уйду в трехдневный запой, уничтожая запасы вина, текилы и виски, хотя последнее терпеть не могу. И поэтому его выпью больше всего.  Затем надену майку-алкоголичку, хлопковые трусы, и пойду донимать Гвидо выдачей супружеского долга за семь месяцев. Вот как то так.
- Главное, что не три меня... - Подмигиваю Фрэнку, даже не думая делать вид, что не услышала его подколки. Лидия не могла сказать не только пол плода, но и количество. Конечно,  в моей семье никогда не было близнецов, но черт его знает, чем шутит судьба. А она очень большая шутница. - Буду едина в трех лицах. - Перевожу взгляд на мужа - интересно, он задумывался о том, что может быть не один ребенок? Или это только у меня такая каша в голове, что уже всякое чудиться?
- Гвидо, дай мне пожалуйста яблоко. - Я уже видеть их не могу, но стоит взять в руки, как рот сам наполняется слюной. Это уже просто из серии, ежики плакали, но доедали кактус.
- Братика хочу... и сестричку... и много. - Дольфо ненадолго отвлекается от Алессии, недовольный тем, что его отвлекли от его дамы сердца. - Мне скучно одному дома. - Посчитав, что выполнил свой долг, он снова возвращается к общению с девушкой, глядя на нее светящимися глазами.

+2

16

- Лишь бы не на соседа, - усмехнулся Фрэнк, слушая краем уха размышления жены. Хотя и сходства с собой он дочери не желал. Его черты лица были заметно грубее, чем у Джульетт - не лучшее наследство для девочки, хватит с Алессии и его густых, как считала супруга, бровей, в остальном пускай лучше походит на мать.
Ну, и разговоры тут велись, однако. Беременность, саженцы, токсикоз... У Джулс сейчас было куда больше общего с Марго, чем у Фрэнка. Если у того вообще с ней было что-то общее когда-либо. Каким образом он должен был подружиться с ней, Альтиери не представлял. Беременным он никогда не был, и воспитанием детей по большей части занималась жена. Даже гребаные розы его не интересовали. Так какие у них могли быть общее интересы? Или в планируемый запой трехдневный вместе с ней уйти по случаю рождения ребенка? Они ведь даже дела всегда порознь вели, и их представления об устройстве организации сильно разнились. Честнее было бы послать Гвидо в задницу, чем пытаться стать подружкой его жене. В следующий раз наверно так и сделает. Может это подтолкнет Монтанелли к решению сменить консильери. Он ведь и сам видел, что советник из нее никакой. Пускай себе в декрете сидит и розы выращивает. А то пока все ее потуги игры в консильери выглядели попыткой прыгнуть выше головы. Когда-нибудь она башку себе расшибет, если не остановится - столько усердия прилагала.
Впрочем, порой с ней было весело. Главное не перегнуть со своими шутками в ее адрес.
- Бог Мать, Бог Дочь и Бог Святая Душа? - пытался понять, что имела виду Маргарита. Фрэнк хоть и был крещеным и как большинство католиков носил на шее крестик с образом Святого Франциска, но набожным не был. Поэтому легко позволял себе подобные шутки. - Твою мать, вот это замашки. - И, кажется, смеясь, он забыл опять о присутствии детей, в частности Дольфо. А точнее внимания не обратил, имея привычку общаться больше с мужчинами, притом отнюдь не интеллигентными, для которых такие речевые обороты были нормой и употреблялись практически в каждом предложение и не по разу. - Строительство храма и ритуальные жертвоприношения спасут нас? - полюбопытствовал у триединой Маргариты.
Со всеми этими разговорами Фрэнк чуть было не забыл про рыбу. Пришлось отвлечься и вновь перевернуть ее. Он помешал еще какое-то время овощи и, сочтя, что они готовы переложил их в большое блюдо. Совсем скоро и форель подоспеет. Ее запах и соседи должны были уже унюхать. А Марго в пору подальше от бассейна пересаживать - не хватало еще, чтобы ее прямо в воду стошнило.
- Придется тебе попотеть, - услышав ответ Дольфо, похлопал Гвидо по плечу - руки к тому моменту он давно уже вытер полотенцем, и опасности одежде не представлял. Ну, и Марго придется постараться, раз сыну подавай много братиков и сестричек. Максимализмом юный Монтанелли в маму пошел определенно.
Фрэнк приобнял подошедшую жену и коснулся в ответ губами ее волос.
- Насколько я помню, Джульетт УЗИ делали раз пять, если не больше. Так ведь? - обратился к супруге за подтверждением. - Врачи, просвечивая живот, за здоровьем ребенка следят, как беременность протекает и все такое. - И обследования эти плановые, пол ребенка уже между делом узнаётся. А про "облучение" это и вовсе что-то новенькое. Когда его жена была беременна, он про такое и не слышал ни разу. Может поэтому Фрэнки-младший такой дурной? Последствия УЗИ…
Фрэнк тем временем снял форель с гриля и, отнеся ее на стол, принялся резать и украшать зеленью и оставшимися кусками лимона с оливками.
- Откройте вино кто-нибудь, - заметил, что Джулс принесла бутылку. Тут же и пиво его было, которое и впрямь теперь уже лишнее. - И рассаживайтесь все. Дольфо! Алессия! - крикнул детей. Фрэнки был рядом и уже сидел за столом. - Руки помыл?
- Они чистые.
- Быстро. У тебя две минуты, - Альтиери-старший и в самом деле засек, взглянув на часы. - Бегом! Так, а вы двое? - тормознул "сладкую парочку" с тем же вопросом.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-18 19:34:30)

+3

17

- Поделюсь, не проблема, - кивнула брюнетка, искренне не понимая, на кой Маргарите сдались саженцы декоративных роз. Нет, цветы, безусловно, красивые, служат достойным украшением небольшого садика, разведенного на заднем дворе дома, но насколько известно Джульетт, ди Верди не тратит свободное время на такие вещи. Ей даже внезапно стало интересно мнение Фрэнка, поэтому женщина обернулась, всматриваясь в лицо супруга. Он редко мог скрывать свои эмоции, особенно отрицательные. Хотя, как оказалось, его волновало кое-что другое, чем он не ленился лишний раз кольнуть Марго. Джулс давно заметила, что их отношения далеки даже от приятельских, Франческо был недоволен консильери и смело это демонстрировал даже на таких вот семейных обедах. С другой стороны, пока его шутки выглядели весьма безобидно, что не могло не радовать хозяйку, которая в любой момент была готова остановить обсуждение ненужной темы. Смутила только неудачная постановка фразы, на что Джульетт недовольно цыкнула, глянув на супруга. Тот вроде и сам осознал, что сказал лишнего. Может, бутылка вина лишняя на столе?
- И много? - усмехнулась, качая головой и наблюдая за Дольфо и Алессией. - Жаль, Лео и Сабрина взрослые уже. А так, я с ним полностью согласна, - Джульетт рассмеялась, пожав плечами. А вот ненаглядный муж, видимо, хочет доиграться. - Нет, Фрэнк, так много раз УЗИ мне не делали, ты путаешь. Частыми должны быть визиты к врачу, а не УЗИ. Его делают буквально несколько раз, не больше.
Фрэнки-младший выглядел угрюмее, чем еще несколько часов назад. Обмануть отца у него не получилось, из-за чего парень насупился сильнее и побрел в дом. Алессия, услышав вопрос, закатила глаза и с каким-то немым упреком уставилась на Фрэнка.
- Мы только сейчас пойдем, когда бы успели помыть руки, если играли здесь? Дольфо, пойдем, - Зыркнув на отца умными глазами, девушка развернулась, потянув за собой мальчика.
- Алессия, проконтролируй, чтобы Фрэнки не завис за игрушкой, пожалуйста! - Крикнула Джульетт вслед дочери и протянула бутылку с вином и штопором Монтанелли. - Я бы и сама открыла, но.. Гвидо, раз уж не трудно, - Альтиери усмехнулась, решив, что одно дело все-таки можно поручить дону, даже если рук и так хватает. А сама присела за стол, спокойно выдыхая. Сегодня был отличный день, а завтра будет еще лучше, ведь они с Фрэнком наконец-то уедут из Сакраменто. Признаться, для Джульетт неделя - ничтожно малый срок для полного релакса, но что поделать, если на более долгий срок они остаться не могут. Нет, могли бы, но супруг и так, вроде как, был не в восторге.
- Ну что, угощай форелью, раз уж поехал и поймал, - Иронично произнесла женщина, улыбнувшись мужу и краем глаза заметив, как за стол присаживаются дети. - Надеюсь, она очень вкусная и стоит того, чтобы терпеть твои указания. И да, я все-таки выпью немного вина под рыбу, - Добавила Джулс, подумывая взять пример с Маргариты и тоже недовольно коситься на пьющего мужа. А что, на рыбалке он явно стартовал, а теперь продолжает. Хотя, Джульетт так бы вела себя скорее от вредности, чем серьезно; у нее никогда не возникало серьезных претензий к Фрэнку касаемо спиртного.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-06-19 00:47:22)

+2

18

Розы... для Маргариты и Гвидо - это вообще знаковые цветы, хотя Монтанелли уже и сам с трудом помнил - почему. Когда-то давно, в Риме, он впервые назвал её "своей розой" - "salito mio"; кажется, Дольфо появился через девять месяцев, только вот его рядом давно уже не было. Или он уже путает, и прозвище было дано гораздо раньше, ещё в первый его приезд в Рим? Цветок белой розы был и в его петлице, когда отец Николас венчал их на их свадьбе - последний зимний цветок, каким-то чудом удержавшийся на одном из розовых кустов, что росли в их саду... прекрасный цветок с острыми шипами, плотной оболочкой на стебле, и сильными корнями - таковой всегда и была Маргарита. Вот только с трёхдневным запоем она явно торопится - майка-алкоголичка ещё не помешает кормить ребёнка, а вот мешать алкоголь и грудное молоко - дело самое последнее. Или кто-то из присутствующих с этим не согласится?.. А переводить сына или дочь на баночные смеси Гвидо уж точно не собирался. Впрочем, в их-то возрасте, природа уже может попросту выбора не оставить. Но в любом случае - маленький ребёнок попросту не даст этих трёх дней им обоим, ни на запой, ни на отсутствие вовсе. Они требуют даже больше внимания, чем когда сидят внутри. Это Гвидо неплохо помнил по своим старшим, раз уж к младшему ему не дали шансов подойти в том возрасте. И на самом деле, это даже важнее, чем то, спали ли Освальдо и Маргарита на тот момент... потому что измену проще забыть. А это - даже изменой нельзя было бы считать, потому Гвидо не было рядом. Гвидо был тогда никем... даже хуже, чем сосед - раз уж на барбекю все вдруг взяли привычку сравнивать его сыновей с соседями, то старшего, то младшего.
- Держи, милая. - улыбнулся он жене, протягивая яблоко - хотя больше сейчас захотелось запустить его в главу семьи Альтиери, хорошенько прицелившись в голову; он, кажется, забыл не только о том, что среди них есть дети, но и о том, что набожные тоже присутствуют, надавив на ещё одну больную мозоль Монтанелли - дон Торелли хоть и примерным верующим себя тоже не считал, но при этом не позволял себе настолько откровенного богохульства, и в церковь старался захаживать хотя бы раз в месяц - считая, что этого достаточно, чтобы замолить те из своих грехов, которые вообще возможно. - По поводу строительства - это уже скорее к тебе вопрос. - только вряд ли они спасутся, если вместо жилого комплекса соорудят церковный - людям надо в первую очередь где-то жить, и только потом уже - молиться. В общем-то, у них с Фрэнком и их друзей это работает так же - в первую очередь "наше дело", Семья, потом уже - остальное, как что касается тела, так - и то, что касается души. - А ты считаешь, я развалюсь? - Гвидо и не был против того, чтобы иметь большую семью - может, кто-то и считал, что он выглядел старше, чем был на самом деле, силы у него в запасе ещё вполне имелись. Вот со временем на реализацию такого глобального плана было уже гораздо хуже - он ведь уже почти совсем стариком будет, когда Дольфо стукнет хотя бы двадцать лет; про его младших сестру или брата - и говорить нечего. Да и Маргарита тоже не молодеет, если говорить откровенно до конца. Так что тут и впрямь, двойня или тройня - неплохой вариант. Но это уже вряд ли... К тому же, у многих их друзей были двойни: у Флетчера и Джейн - два мальчика, даже Анна Донато родила в своё время двоих, и в том, чтобы уподобиться последней, Монтанелли вообще не видел хороших знаков. Правда, как бы Анна не поступила с Семьёй - это было уже достаточно давно; а Фрэнк продолжал напрашиваться и показывать себя самого во всей красе прямо сейчас, и солидарный Гвидо начал ещё лучше понимать былое желание Джульетт - но ладно, об этом не стоит говорить, особенно непосредственно перед отъездом...
- Ты сам-то руки мыл, командор Пять-раз-УЗИ? - или считает, что вытер полотенцем - и так сойдёт? Приняв бутылку из рук Джульетт, но не став торопиться работать штопором - явно же, что ещё не все собрались за столом, и потребуется ещё какое-то время. - И не смотри так на меня - я тоже иду. - вся деятельность Гвидо была связана непосредственно с чистотой, если не сказать, со стерильностью, в течение минувших тридцати лет; она связана с ней и сейчас, впрочем - безопасность пищевой продукции это в первую очередь её чистота, а официально Монтанелли занимался именно этим и на мясокомбинате, и касательно той партии продуктов, небольшая часть которой осела на их столе сегодня. Так что вымыть руки - это становится уже почти делом принципа... это ведь неправильно - проделать такой путь из Палермо в состоянии кристальной чистоты, чтобы перед употреблением непосредственно собрать на себя всю грязь с рук потребляющих их сакраментян. Вернувшись, Гвидо, наконец взялся за бутылку, начав вкручивать в пробку штопор, пока все остальные рассаживались за столом. Но на долю секунды прервался, чтобы молчаливо пододвинуть ближе к Альтиери-старшему коробку с соком - раз уж он сам ухаживает за "пьющими", "непьющая" часть присутствующих пусть подставляет стаканы ему.

+2

19

Ну, кто бы сомневался, что Фрэнк не откажет себе в удовольствии продолжить подкол, явно думая, что оскорбляет, или подшучивает надо мной. О, святая мужская самоуверенность! Вздыхаю, замечая слегка растерянный взгляд мужа, явно не слишком хорошо понимающего, какого черта мне понадобились розы, и почему я не взрываюсь на шутки Фрэнка. И мысленно обещаю себе прекратить изображать итальянскую жену на подобных сборищах, потому что все начинают терять нить понимания.
Да ни к черту мне лично эти розы, с ними прекрасно справится садовник, а розарий – под окнами Адольфо, и всем нравится, какой аромат стоит поздней весной, особенно перед грозой. Это грех?  И ерничанья Фрэнка меня мало трогают, потому что я сама прекрасно понимаю, что настоящего консильери из меня бы не вышло никогда – Гвидо прислушивается к кому угодно, кроме меня, и это было так изначально – ему в принципе не нужны были никогда ни чьи советы, он всегда был вещью в себе. Я не зря в свое время просила сделать меня капореджиме. Понятно, что возможно в таком случае я бы давно была мертва, но хотя бы не видела бы скепсиса на лице Фрэнка, самоуверенно полагающего, что от меня легко избавиться. С таким мнением нам будет сложно наладить отношения. Впрочем, судя по происходящему, больше всего это нужно Гвидо, а никак ни Фрэнку, ни мне. Я в его дела после стройки не лезу, и к своим не подпускаю – просто идиллия. А декрет никогда не был помехой для активных действий.
- Очень лестно, но в Сакраменто семь конфесий, боюсь, я не выдержу конкуренции. – Можно, конечно, выйти из образа примерной женщины, старательно ожидающей ребенка, и схлестнуться в словесной баталии с Альтиери, но смысл? Испортить себе и другим томный вечер, ради того, что бы Фрэнк в очередной раз себе что-то насочинял. Не comme il faut. К тому же Фрэнк уже слегка подшофе.  – Поэтому обойдемся семейным приходом. – Улыбаюсь, сдерживая рвотный позыв, ловлю заинтересованный взгляд Фрэнка и мысленно ухмыляюсь – он, наверное, просто уверен, что рано или поздно я испорчу или его бассейн, или его сад рвотными массами. Не дождется.   Ненавижу ментол и имбирь, но как оказалось столь гадостное сочетание хорошо успокаивает позывы. Достаю из сумочки пластину и отправляю под язык, сдержав желание скривиться и загрызаю яблоком. Мы сегодня ехали сюда есть рыбу, а значит будем ее есть.

+2

20

На рыбалке Фрэнк выпил по его меркам не так уж и много - три или четыре... ну, может пять банок пива; и это учитывая, что на лодке они с Гвидо провели практически весь день. Пьяным итальянец не был, просто слегка подвыпившим, и настроение соответственно было у него приподнятое.
Он сделал вид, что ему интересно было узнать количество религиозных конфессий в Сакраменто, хотя на самом деле в отличие от Марго никогда ими не интересовался. Зачем ей, любопытно знать, понадобилась эта информация? Обчистить церковь хотела, утянув ящик с пожертвованиями? Или очередную мошенническую схему разрабатывала, войдя в долю с каким-нибудь священником или шаманом?
Фрэнк, щелкнул пальцами, родив очередную мысль, как им возвести Маргариту в ранг божества:
- У мексикашек Санта Муэрте, а у нас Санта Омбра будет. На церемонии вместо Святого Франциска ее фотографию сжигать будем, - переглянулся с Гвидо, мол, как тебе идея? Альтиери, понятное дело шутил, дон должен быть в курсе, что его подручный на самом деле один из немногих, кто, наоборот, за сохранение традиций ратует.
То, как именно проходил ритуал принятия в Семью, секретом уже давно не было; члены Коза Ностра описывали сие таинство на судебных слушаниях не раз и не два, можно было и в фильмах увидеть. Поэтому Джульетт, хоть и не проходила через это, все равно должна была понять, что имел в виду ее муж, тем более он сам ей в общих чертах рассказывал, что и как было, когда его принимали, и Джулс вполне могла попытаться вспомнить тот давний разговор, если вдруг внимательно его слушала. Хотя должна была. Это ведь и для нее было важно, что муж стал посвященным.
Сейчас тема может, и не была к столу, но балансируя на грани, Фрэнк продолжал подшучивать, уже, по сути, не только над Марго, а над ними всеми, - а по поводу жертвоприношений к кому? - поинтересовался как бы невзначай. А с этим, должно быть, к Агате, как к человеку, ответственному за вооружение и собравшему вокруг себя группу называемую ударной. Впрочем, от последних Торелли, как раз на днях наконец-то решили избавиться. Гвидо как обычно в спорах со своим подручным упрямо шел в отказ, а спустя какое-то время как бы сам принимал такую же точку зрения. Могло сложиться впечатление, что до него просто дольше доходило то, что Фрэнку казалось очевидным. Либо же Монтанелли сознательно закрывал глаза, и только когда упирался лбом в стену, открывал их и видел чуть в стороне дверь, в которую сразу следовало бы войти. Вопрос его был риторическим и ответа Фрэнк не ждал, пора было уже и впрямь заканчивать, тем более что дети подтянулись к столу. При них "профессиональный" юмор отца точно будет неуместен.
- Нет, почему, я верю в тебя, - усмехнулся, воодушевляя Монтанелли на новые подвиги в постели с Маргаритой. Фрэнк и сам не возражал против большой семьи, когда-то у итальянцев это было нормой, он бы тоже не прочь завести еще одного с женой, но учитывая ее возраст, настаивать на этом не хотел. Это должно быть решение Джульетт, а не его. Его дело не хитрое, а вот ей вынашивать придется и рожать. Многие в ее возрасте побаивались, хотя Фрэнк считал, что с современной медициной проблем быть не должно. Она ведь не случайно такая нынче дорогая?
- Ну, а как они без УЗИ узнают состояние дел там? - обращаясь к супруге, показал на живот Марго. Не любил Фрэнк, когда ему говорили, что он в чем-то не прав или что-то забыл/не понимает, даже если тема касалась беременности, о которой в порядке вещей не должен был знать больше, чем его жена. - Несколько, вот именно. Пускай не пять, ладно, но не один точно, - повернулся уже к Гвидо, которому придется все же облучить своего ребенка еще один раз, как минимум. И можно вновь попытаться узнать пол.
- А я, по-твоему, ужин грязными руками готовил? - Фрэнк смотрел на Гвидо "так" по другой причине. Если бы он действительно не мыл руки перед тем, как начать готовить, остальным можно было бы уже не напрягаться и есть рыбу хоть с земли. - Ладно, черт с тобой, пошли, - кухня с раковиной была совсем рядом.
Наконец, когда они все собрались за столом, мужчины принялись разливать напитки. И кажется этот жест Монтанелли с пододвинутым ему соком, а также строгий взгляд жены, как только Фрэнк потянулся за бокалом, говорили о том, что выпить ему больше не дадут. Ну, или дадут, но будут смотреть волком. Идти на принцип из-за гостей Альтиери не стал, и также недовольно покосившись на жену, налил себе сока. Завтра в самолете выпьет чего-нибудь покрепче - трезвым он летать боялся.
- Как рыба? - заинтересовано спросил, когда все наложили себе по куску и начали пробовать. Даже зеленая Маргарита протянула свою тарелку. Не сказать по ее виду, что соблазнилась ароматом... - Если не хочешь - не ешь. - Зачем себя мучить? - У меня самого, глядя на тебя, аппетит пропадает.
Сын своим смешком, похоже, поддержал его, взглянув следом на Ди Верди. - Соли маловато, - поступил от него же первый отзыв. - Мам, передай, пожалуйста, - потянулся за солонкой.
Как и большинство детей, любителем рыбы и тем более овощей Фрэнки-младший не был, ему чипсы и пиццу подавай, поэтому другого комментария от него услышать было сложно. Фрэнк в первую очередь ждал ответ Монтанелли и жены.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-19 20:42:30)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Summer wind 2