Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Summer wind 2


Summer wind 2

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

Фрэнк Альтиери - известный провокатор, к нему нужен особый подход или отсутствие подхода вовсе. Приятели супруга или "старые псы", как мысленно их называла Джульетт, умели просто и без лишней мишуры тормознуть друга, пуская в ход добродушные шуточки, плавно перетекающие в черный юмор. Со стороны это выглядело действительно забавно, но иногда, как сейчас, женщине хотелось шлепнуть мужа тряпкой по голове. Ясное дело, что они с Маргаритой уже никогда не найдут общий язык; тут не помогут даже принудительные меры со стороны Гвидо, коими он наверняка пользовался, потому что Фрэнк довольно непростой человек и ему не много надо, чтобы составить собственное авторитетное мнение, практически не поддающееся редактированию; но зачем продолжать словесные баталии, когда за стол вот-вот сядут дети, а повод, по которому все сегодня собрались, близко не напоминает профессиональный?
- А по поводу жертвоприношений ко мне, Франческо, - фыркнула брюнетка, смерив супруга внимательным и довольно информационным взглядом. На минуту ей показалось, что он решил отыграться на всех разом, потому что его, бедного и несчастного, отправляют завтра в отпуск, далеко и относительно надолго. Джульетт пообещала себе, что не станет слушать бубню, касаемо самолета и не останется равнодушна, когда он решит сгладить впечатление от перелета еще в аэропорту. А она прекрасно знала, какой способ у мужчины на уме.
- Тебя вообще не должно волновать, как они без УЗИ узнают состояние там, - состроила гримасу, разводя руками. - У меня же узнали все, что надо, так чего переживаешь? - Нисколько он не переживал, просто поспорить - святое дело и Джульетт отлично это понимала, сама такая. Да и затяжные разговоры о беременности/детях начинали утомлять; появлялось сильное желание родить еще ребенка, а это проблема на сегодняшний день. Признаться, Джулс нисколько не жалела, что у них с Фрэнком только двое детей - хватало с головой, но когда оба уже выросли и вот-вот разъедутся по университетам, выйдут замуж/женятся, в общем, начнут отдельный жизненный виток, - становилось не по себе. Кроме грядущего одиночества, тоски и пустоты в огромном доме, присутствовало желание создать что-то новое, хотя бы опираясь на последние неприятные события, которые удалось вовремя остановить или хотя бы прилично притормозить. Стало интересно, что на сей счет думает Альтиери, смело сыплющий шутками в адрес беременной Марго.
- Может, не стоит рисковать? - рассмеялась Джульетт, наблюдая за ди Верди и стараясь ее кое-как поддержать в борьбе с рыбой. Главное, чтобы Марго не старалась попробовать насильно, это же издевательство над отторгающим пищу организмом. Хотя, если она все-таки решилась, то не зря: форель была сочная и пришлась по вкусу Джулс, которая вообще на самом деле любила, когда Фрэнк готовил; у него это получалось незатейливо, в отличие от нее. - Держи, милый, - протянула сыну требуемую солонку. Алессия оказалась более самостоятельной, помогая Дольфо накладывать в тарелку желаемый салат. - Нравится, - с нарочито ироничной улыбкой вынесла вердикт Джулс, глядя на насупившегося супруга, которому отказали в бокале красного, - И соли, лично мне, достаточно. Вкусно. - Даже обилие лимонного сока - все, как Джулс любила. - О! Мы даже не выпили ни за что. А стоило бы, наверное. Например, за будущего Монтанелли и возможно, маленькую девочку, как ты и хочешь, Марго. Хотя, главное, чтобы ребенок родился здоровым и не ходил хмурым, как его отец, - Усмехнулась, качнув бокалом в сторону Гвидо. По сути, странно такое говорить, когда речь идет о доне Семьи Торелли, но черт с ними, подумала брюнетка и сделала глоток вина. Все мы люди.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-06-20 02:51:16)

+2

22

Повод собраться был более "профессиональным", чем считала Джульетт (если к тому, чем они с Фрэнком занимались, вообще можно применять термин "профессионализм"), просто миссис Альтиери и детей, как и чаще всего происходило, отгородили от видения общей картины, позволив видеть только самую красивую и примечательную её часть, позволив тем самым искренне наслаждаться неожиданным семейным праздником. Впрочем, именно то, что главы семей Альтиери и Монтанелли решили устроить барбекю столь неожиданно, уже могло бы сказать о многом - в их жизни почти все самые знаковые и важные вещи случаются неожиданно и без предупреждения. Как в случае с их внезапным отъездом со спешным сбором чемоданов, опять же. И чередой похорон позже - если Джульетт присутствовала хоть на одной из церемоний, конечно; взрывы на стройке практически совпали с разрывом в их отношениях.
Правда вот с той целью встречи, о которой Гвидо договорился с Фрэнком на катере, что-то не вязалось, как и с той, о которой Гвидо договаривался вчера с Маргаритой - первый продолжал себя вести так, словно не сам предложил собраться сегодня у себя на заднем дворе, а оба Монтанелли привязали его к стулу, выбив это приглашение дубинкой; вторая же его в этом поддерживала, хоть и более спокойно и тихо, хотя, казалось бы, обоим "деловым людям" уже просто и нечего было уже делить между собой. Вопрос стоял уже именно на упрямстве и нежелании протянуть друг другу руки; естественно, главу Семьи это не могло не расстраивать.
Вообще, как у взрослых Альтиери к своим детям - так и у Гвидо ко взрослым Альтиери: к девочке претензий - ноль, мальчику же хотелось влепить подзатыльник последние полчаса, и уже казалось, что ладно, бог с ним, пусть повар догоняется своим пивом или выпьет всю бутылку вина и завалиться спать; а завтра встанет с головной болью и будет бороться с ней в аэропорту любимым действенным способом - там Монтанелли уже не будет; Джулс только жаль, терпеть его придётся ей. Слов о церемонии, как и криминальную кличку Маргариты, за столом произносить уж точно не стоило, неважно, что он там рассказывал жене когда-то - они сейчас не на суде, слава Богу, и не на съёмочной площадке, есть вещи, о которых говорить просто не следует в присутствии жён и детей... впрочем, нет, когда они наедине - пусть говорит, о чём хочет, но при них с Маргаритой мог бы и сделать вид, что всё чинно и благородно. В общем, не удивительно, что Монтанелли постоянно ходит мрачный...
Хорошо, хотя бы не рассказывал о том, что происходило, настолько детально, чтобы не пришлось поминать Иосифа Обручника (видимо, рассказывал о до церемонии всё-таки, а не после) - именно его, покровителя сирот, изображение и сжигали на церемонии принятия в Семье Торелли - традиция, видимо, существовала в память о "сиротской банде", как называли их в первой половине прошлого века - когда ещё группировка не была частью Коза Ностры. Впрочем, и сейчас её называют точно так же; и так уж как-то сложилось - в Семье Торелли и по сей день действительно много тех, кто родился сиротой или рано потерял родителей. Маргарита вот... жизнь покойного Джованни строилась вокруг вендетты за своих родителей; и Витторе, кажется, тоже рано осиротел. И Альваро-Уэйт... и несколько личных знакомых Гвидо, с которыми Фрэнк, возможно, даже не был знаком - Дольфо Бардомиано, к примеру, который тоже уже больше года как погиб. Да и сам Монтанелли был сиротой наполовину, потеряв отца в двенадцать...  Вот такой вот "сиротский дом"... раз уж по выбору предыдущих Монтанелли теперь находился в кресле его "коменданта", являясь старшим не только по статусу, но даже и по возрасту - приходится строить своих "детей". Воспитывать, делить между ними пищу, пресекать склоки, и всё остальное - их организация, с какими бы священными или низменными вещами её не связывали, это, в первую очередь, коллектив; такой же, как любой другой, по ту сторону закона или по эту.
- То есть, ты считаешь, что перед готовкой рыбы руки помыл, и нормально? - Гвидо стало даже смешно; андербосс и действительно сам рассуждал иногда, как подросток, что ж удивительного - младший в старшего явно и идёт, пусть даже миксеры не ворует, не в этом дело - Фрэнки это и впрямь попросту незачем.
Да... потому что и действительно, детский дом - если не сказать, детский сад: теперь веселила Марго, устроив целый ритуал для того, чтобы попробовать рыбу - чисто даже из упрямства, похоже, а не из любопытства; оба супруга её дружно отговаривают - а Гвидо даже не пытается: знает, что бессмысленно. На самом деле, ему уж не так важно, вырвет Маргариту или нет после приёма пищи - брезгливость у него давно уж атрофировалось, как чувство, в её положении и вовсе дело житейское, да и лужайка, кстати, не его.
- Отличная рыба! - стоило признать, сочетание жителя Сакраменто-ривер и гостей из Палермо вышло действительно прекрасным - не шикарным, как в дорогих ресторанах, куда Гвидо иногда захаживал, но простым домашним, уютным, если правильно будет так сказать о еде. Без каких-то канонов, когда можно даже смело забыть о том, что к рыбе, вроде бы, белое вино, а не красное. Улыбнувшись подколу Джулс, Монтанелли приобнял Маргариту, поцеловав её в висок, и поднял свой бокал, решив продолжить тост:
- И за путешествие, которое вам предстоит начать уже завтра.

+2

23

Вздыхаю, чувствуя, как рассасывается постепенно пластинка под языком, оставляя странный, горьковатый привкус имбиря и свежесть ментола. Все еще зеленею,  но тошнота уже отходит. Не самый лучший способ конечно чтобы пробовать рыбу, но с другой стороны, если бы не эта дрянь, я бы всю беременность сидела исключительно на кашах и фруктах, потому что даже на овощи токсикоз был жутчайший. Наверное, стоит поблагодарить лишний раз Лидию, за то, что подогнала такое лекарство.
- Ну да, мы ведь не мексиканцы. Хотя у итальянцев хватает своих приятных традиций. И своих святых хватает, и без Святой Омбры. У них есть Святая Маргарита, мне это больше нравится. – Если кто-то думал, что его шутки будут сильно меня цеплять, то сильно ошибался. Я позволила себе расслабиться и пропускать мимо ушей все то, что может причинить мне неприятные ощущения – хватает все время пинающегося ребенка, который словно озверел в последнее время. Глядя на перекидывающихся словами мужчин, мучительно думаю, что нужно съездить завтра к Лидии и сделать то самое проклятое УЗИ, и совсем не для того, что бы определить пол, а для того, чтобы понять какого черта дитя так пинается. Иногда у меня складывается ощущение, что у меня уже весь желудок в синяках изнутри. И мне еще это три месяца терпеть. Снова вздыхаю, и протягиваю тарелку за своим куском рыбы. Блаженство без тошноты продлится недолго, и надо наверстать упущенное за последние месяцы.
- Все в порядке, я могу спокойно есть. – Надо же, все заботятся, думают, что  я собираюсь есть через силу. Отламываю кусочек, и отправляю в рот нежное мясо, чувствуя что вот-вот просто позорно начну стонать от удовольствия, которое доставило моим вкусовым рецепторам творение Альтиери. – К черту жертвоприношения, заменим их чревоугодием… И о каких жертвоприношениях может идти речь, когда на столе такая шикарная рыба.
Беру свой бокал с соком, тоскливо думая, что к рыбе подошло бы белое вино из подвалов Сент-Дени, с легкой кислинкой и яблочным послевкусием. На языке появляется легкая горчинка от таких мыслей, и приходится отвлечься на сок, чтобы не потребовать и мне налить вина.
- И за будущего крестного отца юного Монтанелли, который я надеюсь, будет девочкой, не такой хмурой как ее отец, и не такой неусидчивой, как мать… Ты ведь не откажешь нам, Фрэнк? – Улыбаюсь, поднимая бокал, и глядя прямым и абсолютно холодным взглядом в глаза Альтиери.

+3

24

На самом деле Фрэнк вполне был способен изменить свое мнение, но, как жена верно отмечала, не по чьей-то указке или под давлением, а только на основании собственных выводов. Его поведение мало отличалось сейчас от того, как он вел себя обычно в компании друзей, и то, что Марго не злилась на его шутки и не огрызалась, как это делала бы Агата на ее месте, мужчине нравилось. Недовольные взгляды он до сих пор ловил только лишь со стороны жены и Гвидо, опасавшихся видимо того, что их половинки разругаются друг с другом и подерутся тут прямо при них и при детях. Но пока Ди Верди держалась стойко и на все провокации со стороны подручного реагировала спокойно. А он ведь и впрямь ни разу ее за вечер не оскорбил, скорее уж развлекал, и Марго, и остальных присутствующих.
- Понятное дело, что есть, - усмехнулся Альтиери, подкладывая себе салата, принесенного гостями, - нам при крещении имена святых дают. - Было бы странно, если бы Святой Маргариты не существовало. Принято считать, что этот Святой будет твоим покровителем в течение всей жизни, и поэтому Фрэнк, крестили которого как Франческо, носил на шее образ Святого Франциска. И сидевший рядом сын, также носивший это имя, знал, что зовут его именем самого почитаемого итальянцами Святого, считавшегося покровителем страны, откуда приехали их предки. И "свои" Святые были у каждого из сидевших здесь за столом. У всех итальянцев, пожалуй, были. Только у какого-нибудь Рекстона Тирелла, вспомнившегося вдруг по случаю, такового наверняка не было. Но тот не итальянец, а американец, у этих в порядке вещей детей, собачьими кличками называть, и крестинами они не загружаются.
Отзывы касаемо приготовленной Фрэнком рыбы поступили все, как на подбор, хвалебные, что сильно польстило самолюбию итальянца, встававшего у плиты редко, но, как говорится, метко. Альтиери довольно заулыбался, слушая комплименты в адрес своих кулинарных способностей. Даже Маргарита не поскупилась на лестные слова. Настолько лестные, что ему даже показалось, будто бы она прикалывается, или же не нарочно переигрывает, не желая обидеть хозяина дома, по совместительству шеф-повара и рыбака-добытчика. Но в любом случае приятно. От Марго, как выяснилось, особенно. Просто потому что не ждал, что беременной придется по вкусу то, что не нравилось по запаху.
- Я же говорил, - разве что в грудь себя не ударил, обращаясь к Монтанелли. Он сказал еще на катере, что его форель Марго оценит. И как всегда оказался прав, хоть ему и не верили. - Будем ходить на рыбалку чаще, - смеясь, подмигнул Гвидо. - И гриль тебе придется прикупить. Ну, или к нам ходите, - теперь уж точно сам их пригласил, а вот на лодке дон именно руки выкручивал своему подручному, заставляя помириться с Марго, забыв при этом о старой мудрости "насильно мил не будешь". - Мы с Джульетт будем рады, так ведь? - переглянулся с женой, не сомневаясь в том, что та его поддержит. Куда она денется при гостях? Впрочем, ему и так казалось, что к чете Монтанелли супруга относилась достаточно тепло, и принуждать ее, как принуждал Фрэнка Гвидо вовсе не требовалось.
Все взялись за бокалы и стаканы, чтобы выпить за произнесенный тост, в который чуть ли не каждый добавил что-то свое. Наверно и Фрэнк должен был что-то сказать по кругу, ну, там "сто лет" хотя бы, но как-то вылетело все это из головы после сказанного Марго. Он также посмотрел ей в глаза, в которых реального желания сделать его крестным ребенка вовсе не увидел. Уж точно не ее это идея была. Но тема слишком серьезная, чтобы ерничать на этот счет. Фрэнк чувствовал, что все взгляды за столом прикованы сейчас к нему. Отказывать в таких просьбах просто не принято. Какая бы вражда не существовала между людьми, предложение стать крестным отцом моментально закапывало топор войны, это значило, что тебя уважают и тебе доверяют, и ты в свою очередь брал перед Богом обязанность, заботиться о ребенке и помогать его родителям – они становились полноправными родственниками. Наверное, непросто Маргарите было согласиться, чтобы именно Альтиери стал крестным. Фрэнк взглянул на Гвидо - безусловно, это его идея. Небось долго уговаривать пришлось…
- Будет честью для меня, - отсалютовал стаканом и, улыбнувшись, сделал глоток. Как-то он разом протрезвел от такой новости. Фрэнк вообще-то являлся уже крестным для нескольких детей его многочисленных друзей, но стать крестным ребенка дона казалось чем-то в высшей степени ответственным. - А с крестной матерью определились? - Фрэнк взглянул на жену, вовсе не возражая, чтобы Джульетт составила ему компанию. Если у них родится девочка, как хотела Марго, без крестной матери им точно не обойтись.

+2

25

Можно только представить степень удовлетворения Франческо, когда со всех сторон посыпались комплименты и похвала за вкусный ужин. Скрывать свои эмоции он не умел, поэтому Джульетт с довольной усмешкой наблюдала за улыбающимся супругом, полностью поддерживая мнение гостей. Если Маргарита сдалась после полушутливых подколов - не может остаться никаких сомнений, что все это искренне.
Продолжение тоста порадовало итальянку, все-таки она не просто так предложила съездить отдохнуть, отвлечься от тяжелых событий, череды конфликтов и подсознательно доказать неизвестно кому, что все не так уж плохо, и брак с Фрэнком еще возможно залатать, если очень захотеть. Де факто, занималась чистым самообманом, грубо говоря. Ни условия, ни угрозы, ни оскорбления и правда в лицо, по итогу не сыграли никакой роли. Все, на что давила, о чем просила - так и осталось серой пылью еще на старте своеобразного сражения. Зачем Фрэнк ищет подтверждение своим словам, задавая такой, казалось бы, простейший вопрос? Словно сейчас жизненно-важен ее утвердительный ответ. Безусловно, она будет рада гостям, почему нет? Разве раньше было иначе? Или хоть раз позволила себе показаться грубой или негостеприимной? Даже несмотря на то, что Монтанелли с женой являлись членами другой семьи, в которой состоял Франческо, и о которой Джулс не хотела ничего слышать, у нее и мысли не возникало предъявлять какие-либо претензии первым двум. Ей богу, делать вид, что все хорошо - немудрено, особенно в случае, когда профессиональный повод замаскирован под нейтральный. К слову, о поводах.
Внезапное объявление из уст Маргариты прозвучало неожиданно и огорошило обоих Альтиери разом. Джульетт поначалу даже не поверила ушам, непонимающе уставившись на беременную женщину, которая явно не питала симпатии к андербоссу, но по каким-то неизвестным причинам приняла такое серьезное решение (как минимум - посодействовала в принятии) и самостоятельно о нем сообщила. Тем не менее, если отложить в сторонку все эти мелочи, вспомнить, с чего все начиналось, сразу становится понятно, что ничего удивительного в предложении стать крестным отцом нет. Вроде бы, куда еще больше родства? Ан-нет, есть, куда расти. Фрэнк обрадуется - в этом нет никаких сомнений. Ему всегда хотелось больше, чем есть, ему всегда мало. Жаль, Джульетт не может разделить с ним эту радость. И не потому, что имеет что-то против Гвидо и Маргариты и тем более - их будущего ребенка, а потому, что ей чертовски надоело видеть успехи супруга вне кровной семьи. Он словно отдаляется с каждым днем все дальше и дальше.
- Поздравляю, - Губами произнесла брюнетка, глядя мужчине в глаза и качнув бокалом в его сторону. Как ни крути, не могла не поздравить, ибо быть крестным отцом - большая ответственность и честь для любого итальянца. Родственные связи крепче любого металла. Джульетт не сомневалась, что место крестной матери предназначено для кого-то другого. Наверное, это здраво и логично, учитывая ее неучастие в делах Торелли. Она почувствовала взгляд супруга, в свою очередь обратив внимание на ковыряющегося вилкой в тарелке Дольфо, вызвавший этим нехитрым занятием добродушную усмешку.

+2

26

Всё-таки у Гвидо есть одно свойство - окружать себя эгоистами. Всех касается, не только Фрэнка - жену, которая была ничуть не в меньшей степени самолюбива, и ту, которая уехала за пару недель до того, как Альтиери изъявил такое же желание, тоже; про покойного племянника, ни к столу будет помянут, и говорить нечего - ну да ладно, о мёртвых либо хорошо, либо вообще ничего; и лучше уж ничего тогда. Впрочем, без изрядной доли гордости - едва ли можно в их бизнесе настолько далеко зайти; это уже и по отношению к миссис Альтиери было справедливо - в том мире, где её муж был королём, она не была быть кем-то иной, кроме как королевой - и отношение его подданных к ней было всегда соответствующим; потому что каждый из них знал, что будет в обратном случае. И Джулс умела быть гордой королевой - точно так же, как и старательной домохозяйкой. Гвидо однажды пытался это сказать - её статус всегда будет неразрывно связан со статусом её мужа в организации; хотя тот факт, что статус Фрэнка зависит в довольно большой степени от Монтанелли самого, вниманием тогда как-то обошёл. А постоянные ёрничания Альтиери за столом тоже многое могли бы сказать дону Семьи; Гвидо молчал по большей части, но это не означало, что наблюдал менее внимательно. Но всё же... в их маленьком эгоистичном мирке, кажется, чуть ли не в первые за полтора прошедших года, начал наступать покой. Раньше Донато, Уэйт и Риккарди ходили друг ко друг в гости, и Анна готовила ужин на всех присутствующих, вот так вот, запросто, не кичась статусами - теперь и его команда начинала, наконец-то, напоминать всё больше настоящую Семью, а не террариум с враждебными друг ко другу тарантулами; как же долго Гвидо к этому шёл... И то, что Фрэнк и Маргарита не сцепились на его глазах - это тоже было небольшой победой. Только злоупотреблять гостеприимством Джульетт, впрочем, не стоит - хотя бы потому, что без неё этой идиллии могло бы просто не получиться; ещё недавно от её решения зависело намного большее, чем то, будет ли у Фрэнка в ближайшее время куда приглашать гостей. 
- А приходите как-нибудь к нам на ужин - после того, как вернётесь. На паэлью... да, Мэг?
- неитальянское блюдо, бывшее одной из очень давних традиций Гвидо и Маргариты - из разряда настолько давних, что на тему "когда на лице Патологоанатома было втрое меньше морщин", а Марго ещё была приёмной дочерью дона Фьёрделиси (то есть, о совместных детях и браке и речи тогда не шло (и о пятнадцати лет в Риме, кстати, тоже)) - так вот это блюдо могло бы отлично поспособствовать тому, чтобы Монтанелли и Альтиери стали ещё ближе, или по меньшей мере - закрепив, так сказать, результат, который был намечен благодаря рыбе на гриле. - Я и своих старших позвал бы. - добавил Гвидо, на этом моменте оживился Дольфо, скучавший по старшим брату и сестре. У Лео и Сабрины тоже было бы, о чём пообщаться с младшим поколением Альтиери - в плане, не только о том, чего Джульетт боялась, естественно: Рина, например, не так уж давно прошла через то же самое, через что Алессии предстоит в ближайшее время. Неплохие бы получились посиделки... особенно учитывая, что последняя такая попытка - у Гвидо, Лео, Агаты и её мужа и пацана - закончилась на стройке, и пришлось потом выдумывать вымышленный "несчастный случай" для газет, закона и вкладчиков.
- И это взаимно.
- Гвидо тоже эгоист. И как любой эгоист - по-своему. Но это не означало, что сейчас он был неискренним, что статусы свой и Фрэнка ценил превыше их дружбы; Фрэнк, в конце концов, его действительно заработал - это на Монтанелли такое "счастье" попросту с неба грохнулось. В этом они с Маргаритой были солидарны - их ребёнку нужен будет сильный крёстный отец. Такой, каким был Альтиери. И для него тоже будет честью, что ребёнка окрестит такой важный человек - для "своих", для общества, для него лично. - Определились. Ты знаком с ней, но не очень хорошо знаешь, наверное... - и крестины, кстати, тоже хороший повод сблизиться; да у Фрэнка и выбора особого не будет - либо отказаться, либо встать у купели рядом с Санчес (при условии, что она согласится, конечно - хотя причин для отказа Гвидо не видел; не помнил, во всяком случае, чтобы чем-то так сильно обидел Крис в последнее время, чтобы она могла отказаться стать крёстной). Крёстную мать выбирала Маргарита - а она изначально почему-то не хотела, чтобы крёстными были супруги; наверное, по той же самой причине, что Гвидо - не хотел, чтобы ребёнка крестил Освальдо: потому что это не давало бы возможности расширить семью? Как она выразилась - Крис была бы "противовесом"; грубо, наверное, но метко.
Как-то так всё и происходило в их жизни - оказавшись у власти, Гвидо "подтянул" за собой тех, кто был к нему ближе всех; теперь же узы Торелли становились ещё теснее - Маргарита была его женой, Агату он провозгласил своей сестрой, Фрэнк и Кристина готовились стать крёстными его ребёнка; он сам, с Агатой - являлись крёстными сыну Рут и Лиама... Семья. Мафия. Итальянцы придумали несколько интересных манёвров на тот случай, когда не хватает кровных уз...
- Салют!

+2

27

Я ничуть не шучу, когда озвучиваю наше совместное решение с Гвидо. Мы договорились насчет того кто будет крестным отцом куда как менее кроваво, чем потом – об возможных именах ребенка. И сказать, что муж меня заставил согласиться на Фрэнка – нельзя, что бы он там себе не напридумывал. Это совместное, согласованное решение, и я действительно думаю, что он будет хорошим крестным нашему ребенку, таким же хорошим, каким является Освальдо для Адольфо. Плечом, которое подставят, когда будет необходимость, и разделять радость, когда она действительно искренняя. И Кристина будет великолепным противовесом Франческо, гораздо более подходящем, нежели может показаться со стороны, потому что они куда более разные люди, чем можно подумать, глядя на них.
Делаю глоток сока, глядя на то, как переваривает информацию Фрэнк, и на удивление его детей и жены.
Скрещиваю с Фрэнком взгляды на мгновение, и позволяю своему взгляду постепенно потеплеть. Чего бы ни стоило Гвидо уговорить меня именно на Фрэнка, в качестве крестного отца нашего ребенка, это уже не имеет никакого значения. Решение уже принято – и изменить его могут только форс-мажорные обстоятельства. А мне бы не хотелось снова пережить такой форс-мажор, который не позволил стать крестным тому, кого я искренне хотела видеть в этой роли. Три месяца… всего три месяца назад. Грустно. Как бы ни изменились наши отношения с Фрэнком в связи с предложенной ему честью, стать таким же близким и родным, каким был для меня Энзо, он вряд ли сможет. Перевожу взгляд на Джулиет и ободряюще улыбаюсь. Она  - хорошая подруга и верная жена, но она слишком сильно зависит от своих чувств к мужу. Так что крестной будет – Крис.
- Можно и на паэлью, можно и на тирамису,  я думаю оно понравится детям… - С трудом скрываю легкое недовольство – паэлья была не просто знаковым блюдом в семье, оно было частью интимного ритуала, оставшегося все с тех же лет, когда все в Риме только начиналось, и звать гостей именно на это блюдо, было равносильно разве что тому, чтобы позвать их в собственную спальню. Странно, что Гвидо не предложил свою коронную щуку с розмарином или тальятелли с телятиной. Или это показатель степени доверия?  Поднимаю бокал, отпивая из него вслед за завершившим тост Гвидо.

+2

28

- Обязательно придем, - смело ответил за всю семью на приглашение. О том, что значила для четы Ди Верди-Монтанелли паэлья, Фрэнк понятия не имел - ему-то без разницы чем их собирались кормить - он все равно за редким исключением считает вкусным только то, что готовит его мать или жена - не это главное, Гвидо мог хоть пиццу заказать, главное сам контакт. Ну, и в гости сходят, Джулс ведь твердит про смену обстановки, про то, что они нигде не бывают.
Он взглянул на супругу, улыбнувшись, вовсе не подозревая, что та могла его сейчас ревновать. Фрэнк ведь считал успехом не только его рост в организации, но и то, что с Джульетт они сумели сохранить семью, несмотря на трудный период в их отношениях. Пока, как ему казалось, все у них было хорошо. Пускай прошло с момента их примирения совсем немного времени, но все эти дни Фрэнк исправно старался быть хорошим семьянином и однозначно уделял жене и детям больше внимания, нежели раньше, когда мог сутки или двое вообще не появляться дома, либо появляться, но посреди ночи и не совсем трезвый или сильно не в духе. Джульетт бы радоваться, что ее муж с Монтанелли сблизился, который в отличие от большинства его друзей не пил и жене изменять не практиковал. Занимая свое время им, Фрэнк вряд ли загуляет на несколько дней, как бывало в компании Майка, когда сказав жене, что уезжает на несколько дней по рабочим делам, смотался вместе с друзьями в Вегас. Сейчас, когда он стал вторым человеком в организации, смотаться куда-либо или загулять ему уже не так просто; и даже не потому что Гвидо без крайне уважительной причины не отпускает, а потому что Фрэнк сам чувствует большую ответственность; он в администрации Семьи совсем не долго, и их общее дело четко отлаженный механизм пока еще собой не представляет; выравниваться все начало вот буквально только сейчас, но еще закрепить эти результаты следовало... Альтиери старался, чтобы в Семье наступило, наконец, спокойное время, он сам чертовски устал воевать и хотел просто заниматься бизнесом. И Монтанелли его в этом поддерживал, свидетельством чему была и стройка, и их совместное дело с продуктами питания. Фрэнк на самом деле меру знал, и старался не ввязываться в действительно опасные мероприятия и не ввязывать в них Семью. Можно заметить, что самым прибыльным бизнесом в Калифорнии, а именно наркоторговлей, Торелли не занимались; Фрэнк никогда не поддержит эту идею, зная насколько велики там риски. И роспуск, так называемой, ударной группы, которую подручный считал, чуть ли не террористической ячейкой, также могло ознаменовать собой переход к мирной жизни. Джульетт конечно со стороны кухни этого всего не видно, но это были и шаги к тому, что в их собственной семье также все наладится. Не придется больше спешно собирать чемоданы и уезжать к бабушке, возрастет вероятность того, что Фрэнк доживет до рождения внуков и, чем черт не шутит, правнуков; ну, и крестника своего (или крестницы) взросление увидит.
- Нет, знаете, это какое-то кощунство, пить по такому поводу сок, - вернул стакан на стол и сходил за еще тремя бокалами. Дольфо точно рано пить, а вот Фрэнки с Алессией уже достаточно взрослые. - Нормально все, с одного бокала не захмелеют, на причастии им тоже вино дают, - ответил, поймав взгляд жены. Отец разрешает - значит можно. Да и будем реалистами, им и без причастия уже приходилось употреблять, Фрэнк никогда не поверит, что его дети к своим годам не пробовали с друзьями то же пиво. Вон как у младшего загорелись глаза - почувствовал себя взрослым, небось, что наравне со всеми будет пить алкоголь. Итальянец налил им вина и сам взял в руки бокал, - салют! - а вот теперь и подхватить можно.
- Хорошее вино, - как заправский сомелье ответил сынишка, поймав на себе вопросительный взгляд отца.
- Разбирается, смотрите-ка, - усмехнулся ему в ответ. - Так, все, хватит с тебя, а то во вкус входишь, - забрал у него все, что тот не допил.
- Так не честно!
И чего, спрашивается, Маргарите обижаться, когда Фрэнк собственного сына всегда подкалывал? Но бокал ему все-таки вернул, а то эти подростки обидчивые такие…
- Так кто крестной будет? - спросил у Гвидо (или у Марго). - Вы мне угадывать предлагаете? - Не очень бы хотелось викторины тут устраивать. Но как успел понять Фрэнк, крестной матерью решили сделать кого-то другого, а не его жену, хоть она и казалась самым правильным кандидатом, учитывая, что Джулс была в хороших отношениях с Ди Верди и что в отличие от большинства их друзей не лезла в криминальные дела. Марго ведь пошутила, говоря, что хочет продолжение себя?
Альтиери надеялся, что пару ему не Агата составит, впрочем, это сильно вряд ли, со стороны Гвидо будет наглостью протолкнуть двух своих ближайших людей, в обход друзей матери ребенка. Ну, и формулировка "не очень хорошо знаешь" к Тарантино не подходила, ее Фрэнк знал достаточно. В общем, ему любопытно стало. Уж не та ли наркоманка, чьего ребенка Монтанелли сам недавно крестил? Вспомнить подруг Маргариты как-то не получалось. У ее мужа, как ни странно, подружек водилось больше.

+3

29

Предложение Гвидо оказалось весьма кстати; всего один ответный жест, а уже обстановка, не успевшая толком накалиться, вновь течет в правильном направлении. Эти немые взгляды сбивали Джульетт с толку, она жутко не любила, когда люди вешали ярлыки на что-либо или кого-либо. Каждый принимает то решение, которое считает оправданным и на перспективу. Глупо строить различные догадки, искать мнение в противовес и заниматься бессмысленными расследованиями. Франческо, без сомнений, станет прекрасным крестным отцом, потому что способен обеспечить безопасность не только самому себе, но и близким. По сути, Джулс никогда не сомневалась в его талантах, просто зная супруга, предпочитала не сильно нахваливать, амбиций в нем и так выше крыши. Другое дело, если его всерьез интересует, что она думает на сей счет - Джулс обязательно скажет, а бежать впереди паровоза не для нее.
Наблюдая за оживившимся Альтиери, женщина усмехнулась, ни в коем разе не выступая против того, чтобы дети выпили вина, поэтому его спешное оправдание пропустила мимо ушей. Надо непременно дать ему отметить такое лестное предложение, так как роль досталась действительно ответственная, тут не прогуляешь. Подхватив бокал, убрала свободной рукой волосы с лица и поддержала Монтанелли, отсалютовав в ответ. В самом деле, надо не забыть и обязательно прийти на паэлью; а еще лучше, если и Лео с Сабриной будут, но все это потом, успеется. В последнее время события как-то быстро сменяли друг дружку, Джульетт уже не до конца знала, что будет завтра. А раньше жизнь была более предсказуемой.
- Милый, ешь рыбу, - настоятельно порекомендовала Джулс сыну, который совсем уж переключился на недопитый бокал вина.
- По-моему, папа очень зря дал ему такую святую возможность, у нас же не причастие сегодня, - усмехнулась Алессия, получив от брата в ответ недовольную гримасу. - И не надо так на меня смотреть, завтра бабушке скажу, чтобы она контролировала тебя вместо мамы, вот будет потеха.. У бабушки съешь всю рыбу, - подмигнула она с самоуверенной улыбкой. А то, госпожа Росси - приятная во всех отношениях, но когда дело доходит до воспитания, тут надо либо выполнять, либо.. Выполнять.
- И ты в том числе, - убедительно добавила Джульетт, пробуя принесенный гостями салат. Очень вкусно, с учетом еще прошлого пирога, который приносил Гвидо и который понравился детям, как и было задумано.

+2

30

Есть мнение, что термин "крёстный отец" вошёл в мафию от одной негласной сицилийской традиции - крестьяне, или горожане, не имевшие достаточного количества связей, или просто незажиточные, или не чувствующие себя защищёнными в достаточной степени, просили местного криминального авторитета стать крёстным отцом их новорожденного ребёнка, таким образом, становясь ему роднёй, получая некую степень защиты. Довольно умный ход, учитывая, что отказываться от таких предложений - чуть ли не один из самых страшных грехов, мафиозо просто некуда было деваться. При этом к своему крестнику и его родителям он и действительно был близок - и при этом, не слишком, не настолько, чтобы "запятнать" их перед законом или общиной; впрочем, в конечном итоге это было уже и сделать не так-то просто - проходили годы, дети вырастали, и уже вся деревня, или весь район города почтительно называл одного человека "крёстным отцом". А многие "крестники", которые не смогли или не захотели реализовать себя в чём-то другом, даже находились под его началом. Религия со временем перестала оказывать на мировоззрение такое колоссальное влияние, а вот термин остался, даже распространившись, вместе с многими другими понятиями и терминами Коза Ностры, на весь мир, далеко за пределы Италии...
Нет, Гвидо не хотел сделать Агату крёстной матерью - уже потому, что она была его названной сестрой; а делать крёстными родителями кровных родственников - просто как-то и не принято, да и не слишком справедливо будет приближать к себе Тату ещё сильнее, нет? Именно потому Монтанелли не предложил быть Винцензо свидетелем на своей свадьбе, и не стал бы предлагать ему быть крёстным отцом его ребёнка - он уже был его племянником, причём не провозглашённым, а настоящим, по крови, сыном покойного старшего брата Гвидо. И именно поэтому его до сих пор слегка шокировало то, что Дольфо называет Освальдо крёстным, а его мать - братом. Монтанелли это не нравилось. Но сделать тут он уже ничего не мог, приходилось просто мириться.
И насколько он помнил - интимным и знаковым для них с Маргаритой был ритуал приготовления паэльи, а не процесс её поглощения - вкушали её, кстати, и тогда все вместе: и сам дон Фьёрделиси иногда, и его консильери, и капитаны, и их верные телохранители тоже (из тех, кто не брезговал касаться того, что готовил "чистильщик" - мол, теми же руками, которыми... работал). И их жёны часто тоже присутствовали за общим столом (дядя Джо, кажется, мог подтвердить). И в том, чтобы в какой-то степени возродить старую традицию, даже и не объясняя её значимость, Гвидо видел только хороший знак. Естественно, это и показатель степени доверия тоже. Доверие - у них это всегда было определяющей чертой; доверие - и деньги. И чаще всего, тот, кто не умел зарабатывать - втирался к старшим в доверие, а кто умел - пытался выстроить себе щит из ценных бумаг... и то, и другое, бывает просто разрушить.
Да уж, а Фрэнка стоило бы попросить выступить в роли крёстного уже только для того, чтобы посмотреть, как тот надуется от гордости и сообразит за столом мини-праздник, налив своим детям вина в бокалы - непонятно только, с чего самому Монтанелли-то это было так приятно? Но на самом деле, было. Он ценил, что Альтиери было важно его мнение, и что его решения не проходят для его внимания бесследно, что ему не всё равно - если по-простому. Гвидо деликатно сделал вид, что не обратил внимание на короткие семейные разговоры Альтери за столом, наслаждаясь вкусом вина - которое, и впрямь, было прекрасным. Как и всё, или почти всё, что приходило с исторической родины. На самом деле, Монтанелли было не так уж сложно впечатлить - достаточно было показать что-то итальянское. Тем более, в Калифорнии этого было не так уж и много... хотя, наверное, для кого-то - оно и к лучшему; здесь никогда не вышло бы так, как в Нью-Йорке, из-за географического положения - в первую очередь. Во вторую - итальянцы не так многочисленны и не настолько плодовиты, как китайцы или все те, кто прибывает из Южной Америки. Приходится выживать - и упор делая на качество. Ну и чем-то жертвовать, разумеется - потому здесь вести бизнес с испаноговорящими ребятами было делом куда более распространённым, чем на севере и востоке страны. В том числе, и брать их на работу, доверять свою жизнь, и делать крёстными своих детей тоже...
- Крис Санчес. - Гвидо никогда не назвал бы их с Фрэнком "похожими"; кажется, Санчес воплощала в себе вообще всё, от чего Альтиери должно было бы воротить - женщина, доминиканка, в чьей крови ни грамма Италии, и очередная "подружка" Монтанелли, в довершение ко всему прочему, притом - с темпераментом, который перекрывал даже Агатин. И остротой языка - вкупе со смелостью героя войны на поле боя; Санчес никогда не давала себя в обиду, и... в общем, была вероятность того, что Альтиери с ней не уживётся, если ближе познакомиться, потому что на авторитет его Кристине обязательно будет наплевать - когда Винцензо был в том же самом статусе, ему тоже неоднократно от неё прилетало. Да что там... об этом было известно только ей, её старшему брату и Гвидо - но Крис и Монтанелли самому начистила однажды физиономию; а он Маргарите потом сказал, что губу случайно разбил - потому что и впрямь тогда было, за что.

+2

31

Можно любить или ненавидеть, испытывать страстные чувства, прикрываясь ими, словно щитом, и оставаться всего лишь частью чего-то, что заставляет тебя совершать движение вперед, вопреки любым играм с сознанием. Это какой-то самообман, способность, которая не доставляет удовольствия в жизни, но не отпускает, оставаясь в латентном состоянии долгое время,  а зачастую – всю жизнь.
Из-за книг  и романтического флера фильмов и сериалов, и благодаря ненавистного всей мафии Марио Пьюзо, мафия сейчас не имела влияния на людские умы, вынужденная из-за яркого влиятельного сообщества уйти в тень в начале пятидесятых годов двадцатого столетия. И в принципе,  так это  и продолжается.  Подумать только, еще в сороковые годы арест какого-нибудь не слишком представительного мафиозо вызывал не меньший интерес у газетчиков, чем королевская свадьба или роды Анджелины Джоли.  Забавно,  но у мафии были даже свои фанаты, впрочем, не слишком явные, что бы содействовать и открыто сочувствовать, но все же.
Фрэнк явно доволен предложенной ему ролью, хоть и не ожидал этого тоже очень явно. Настолько доволен, что даже позволяет своему сыну выпить вина, и кажется даже готов предложить алкоголь Дольфо, но взгляда Гвидо хватает, что бы андербосс спохватился. Или может мне просто кажется?
Рыба и правда восхитительна, особенно для той, которая последние полтора месяца питается исключительно овощами и фруктами, не в силах преодолеть свое отвращение к  мясу и прочим продуктам, вызывающие приступы обратной перестальтики.
- Кристина многому может научить своего крестника или крестницу. Я думаю – вы поладите. – Улыбаюсь, отпивая сок, когда тост наконец завершается. Да, это объединение в семью, то, о котором так мечтал Гвидо, медленно, со скрипом, но объединение, превращающее Торелли в действительно крепкую и сильную семью, связанную не только идеалами мафии, но и кровными узами, что вяжет сильнее иных веревок. - Думаю, вам надо будет с ней встретиться после вашего возвращения с Джули.

+2

32

Женщин, как таковых Фрэнк любил, и об этом были в курсе все сидящие за столом (за исключением детей, разумеется), даже жена не так давно устроила ему прессинг на эту тему, собственно с этих обвинений их ссора и началась, едва не вылившаяся в бракоразводный процесс. Фрэнк в изменах ей так и не сознался и продолжал упорно отрицать, быть может, отчасти она поверила ему, раз простила, но все же казалось, что супруга просто решила закрыть на измены глаза. По крайней мере, до тех пор, пока в явную не застукает.
Педиком Альтиери не был, и в женщинах предпочитал видеть именно женщин. И как нормальный мужчина, более того - итальянец, ненавидел, когда женщина пыталась над ним доминировать или лезть в его дела. Именно от этого у Фрэнка было большинство конфликтов с представительницами женского пола, которые как рой саранчи полезли в их мужское общество, наивно полагая, что могут составлять конкуренцию мужчинам. Ни одна из них и недели власти на улицах не удержит, если рядом с ней не будет мужчин. У Марго были братья Вицци, у Агаты - Джозеф... должно быть тот тип извращенцев, которые задницу под страпон подставляют. Кто был у Санчес? На самом деле Фрэнк был свято уверен в нетрадиционности ее ориентации, вплоть до тех пор, пока она не забеременела. А впрочем, и это еще не показатель... С Катчером вроде они и женаты до сих пор.
Спрашивалось, и чему Крис (она даже называла себя мужским именем) - могла научить крестницу? А вдруг у них родится девочка? Тому, как за двадцать секунд разобрать и собрать автомат? Фрэнк, конечно, из вежливости не стал ничего говорить, но по лицу его можно было прочитать разочарование и несогласие. И да, черт возьми, она не итальянка. Здесь, в Калифорнии, где не так много потомков итальянских эмигрантов они наоборот должны держаться друг за друга еще крепче. Евреи тысячу лет, не имевшие своего государства, разбросанные по всему миру, сумели сохранить свою культуру, язык, чистоту крови. А они, чьи предки были основателями величайшей империи, роднились с латиносами, которые класть хотели на их историю, культуру, традиции. Все это сильно расстраивало.
Ребенок, конечно, был не его и не ему решать, кому быть крестными, поэтому андербосс в споры вступать за столом не стал. Гвидо с Марго и без него, должно быть, наспорились...
- Дождитесь рождения ребенка, - обратился больше к Монтанелли, который на его взгляд был куда рассудительнее, чем Маргарита, - вдруг девочка будет. Девочек другим вещам учат, - улыбнулся уже в сторону Марго. Хотя от той понимания ждать, конечно, не следовало. Ди Верди сама не имела представления о том, что такое женская модель поведения. И у Альтиери волосы на руках начинали шевелиться от представления того, что могли воспитать Маргарита на пару с Крис.
Насчет же встречи с Санчес, Фрэнк ничего отвечать не стал, предпочтя отвлечься на жену.
- Еще вина принести? - а то с увеличением числа бокалов бутылка разом опустела. - Или кофе кто будет? - обратился уже ко всем. Из угощений у них оставался неприконченный тирамису.
- А к себе пойти можно? - спросил давно уже ерзавший по стулу Фрэнки-младший. - Оставите мне десерта, хорошо?
Фрэнк-старший кивнул и пошел помогать жене убирать со стола. К этому времени на улице уже начинало темнеть, и Альтиери включил освещение в саду. Заодно похвастался перед Монтанелли неоновой подсветкой, которую установил в бассейне - неделю провозился, но зато теперь совсем красота и романтика. Наверняка не хуже чем на Муджересе, куда тащила его жена. Разве что пальм не хватает.
- Фрэнки с Алессией по колледжам разъедутся, будем каждый вечер голышом в бассейне плавать, - ухмыльнувшись, обнял супругу и прошептал на ухо.

+2

33

В данном случае, опровергать решение родителей, касаемо крестных для своего ребенка - бесполезное занятие. Это сугубо личное дело каждого, вряд ли Альтиери спрашивал чужое мнение, когда делал выбор в пользу собственных детей. Джульетт видела его немое несогласие, трудно не заметить. Хорошо, что знающие люди привыкли к неоднозначной реакции своенравного итальянца, с незнакомцами были бы проблемы. Что касается Джулс - она никогда не лезла туда, о чем знает недостаточно, чтобы вступать в дебаты, что-либо доказывать и отстаивать свою точку зрения. Ей не знакомо имя предполагаемой крестной матери, но раз Маргарита выбрала именно ее, значит не зря. Как-нибудь потом женщина поинтересуется у супруга, что за Крис Санчес, что из себя представляет и действительно ли есть все шансы, но уж точно не сейчас, когда он сам явно негодует. Сто против одного, что ничего положительного он не расскажет. Все-таки, каждый имеет право на субъективное мнение.
- Маргарита права, вам обязательно надо встретиться при первой возможности до момента икс, раз вы еще не знакомы, - обратилась Джульетт к мужу, пожав плечами. Наверное, Крис со стороны самой ди Верди, раз потенциальные крестные знакомы лишь заочно. Можно, конечно, проигнорировать, увидеть друг друга в день крещения, только какой тогда смысл? Отныне они будут иметь своеобразный статус, так или иначе, связующее звено. Это негласная и духовная взаимопомощь.
- Понятия не имею, но я больше не буду, - ответила на счет вина и вопросительно посмотрела на Гвидо. За ним и будет решающее слово. - Надо убрать все лишнее. Ну, как на счет десерта? - Обратилась уже к Алессии и Дольфо, которые вновь о чем-то там переговаривались. В самом деле, сладкая парочка. Джульетт усмехнулась и подхватила несколько ненужных пустых блюд, направляясь в дом. Уже на пороге она подумала, что надо бы включить уличное освещение, как будто по щелчку пальцев, двор осветился. А потом еще кто-то сомневается в двадцати совместно прожитых годах, пожалуйста. Телепатия идет в подарок. Вернувшись, она раздала молодой и прекрасной паре порции сабайона, и обратила внимание на недавно установленную световую красоту для бассейна. Небось, уже успел продемонстрировать Монтанелли.
- До этого момента еще есть время, Фрэнк, - лукаво улыбнулась Джулс, приобняв в ответ мужа за пояс одной рукой и целуя в подбородок. Привыкшая к бассейну в доме, она чаще игнорировала его. Зато, для детей самое то - им не надоедает.

+2

34

То, чему Крис могла бы научить их будущего ребёнка... пожалуй, это зависело в первую очередь от того, что она могла бы дать своему собственному - Сэм будет старше их сына или дочери всего на четыре месяца; воспитывать же будущего Монтанелли, по счастью, будут сами будущие Монтанелли, а не их крёстные родители (или едва ли перспектива быть крёстным Фрэнка так сильно обрадовала бы). Дольфо вот не был каким-то ненормальным ребёнком, что было даже странно, учитывая, при каких обстоятельствах ему приходилось жить буквально всю свою жизнь, хотя и родителей за это он вряд ли поблагодарит в будущем, впрочем, но... Гвидо делал, что мог. Изначально Дольфо тоже был против кандидатуры Кристины, пусть и не проводя такие же сложные логические цепочки о происхождении и тому, чему она может научить его брата или сестрёнку, а просто сказав, что "она шумная". И вообще-то, ребёнок был прав, тихой Санчес точно никогда не слыла. Не была и итальянкой тоже, хотя оставалась верна именно итальянской Семье столь долгое время - видимо, перспективы её устраивали. А с другой стороны - они и так уже достаточно объединились с итальянцами, и какой бы малый процент их не проживал в Калифорнии, закрываться от множества всех остальных национальностей, словно в крепости от врагов, тоже было бы не очень правильно - община попросту никакого натиска не выдержит; чистота крови - это другое дело, в конце концов, на Кристине они не сына своего женили. К тому же, она была католичкой... по происхождению, по крайней мере, потому что на религию ей было, на самом деле, наверняка параллельно; хотя кто из присутствующих хотя бы за этим столом мог бы назвать себя примерным христианином? Крис была представительницей другой культуры, имела другие взгляды, могла бы научить будущего Монтанелли другим вещам - в общем, да, была хорошим "противовесом". За кем же потянуться - это уже будет выбор самого ребёнка, когда он подрастёт...
- А тебе-то откуда знать, каким вещам их учат? - усмехнулся Гвидо в ответ. Маргарита могла бы быть куда более женственной, когда хотела этого - неудивительно, что Фрэнк этого не знал, но ему это знать было и незачем. На самом деле, и Крис тоже была способна не вести себя, как парень, всё своё время, только времени у них с Фрэнком не так и много было, чтобы это оценить, уже у обоих. Монтанелли едва заметно кивнул, подтверждая словам женщин - а встретиться им наверняка придётся уже в скором будущем; Альтиери уедут - а Гвидо эти десять дней должен будет приглядывать за их продуктовым бизнесом самостоятельно, и уже думал над тем, что можно подключить не только Лео, но и Кристину. Она только-только возвращается в дело с полной отдачей, и дополнительный заработок точно не помешает...
На самом деле, Монтанелли уже втайне мечтал о том, чтобы Фрэнк и Крис встретились лицом к лицу как-нибудь - может, хотя бы ей удастся поставить этот сексиста на место, раз уж даже Гвидо для него в этом не авторитет; прогнётся Санчес едва ли - и уже не потому, что знает, что Гвидо её будет защищать. Энзо она тоже немало нервов потратила в своё время... Хотя в целом, ладили они довольно неплохо. С Альтиери так вряд ли получится - не подрались бы... потому что если уж дойдёт до драки - то Монтанелли, при всём уважении, поставил бы тоже на воевавшую Санчес.
- Я тоже. - согласился он с Джульетт, отказываясь от предложения выпить ещё; во всём надо знать меру, да и собрались они за одним столом не для того, чтобы напиться. Гвидо, ко всему прочему, ещё за руль садиться - просто свинством было бы заставлять вести беременную женщину вести машину. Несмотря даже на то, что Марго, вероятно, и рада была бы такой возможности - но нет уж, перебьётся. - Да и для кофе уже поздновато... - начинало темнеть; за беседой они и не заметили, как вечер прошёл - пожалуй, пора было уже и честь знать, всё-таки всем Альтиери завтра в дорогу, старшим в одну сторону, младшим - в другую. Неудивительно, что Фрэнки-младший ёрзал - и ему тоже надо было выкроить время, чтобы отдохнуть. Дольфо тоже уже носом начинал клевать, с трудом справляясь с сабайоном.
Подсветка бассейна и ночное наружнее освещение, над которыми корпел Фрэнк, особенно здорово смотрелись в сочетании с розовыми кустами, за которыми ухаживала Джулс - так и в остальном, супруги Альтиери прекрасно дополняли друг друга во всём. Гвидо снова поймал себя на мысли, что завидует им - их семейная жизнь с Маргаритой обычно крайне далека от такой же гармонии. Только глупо искать виноватых в этом - они оба виноваты одинаково...
- Доброй ночи, Джулс, Фрэнк... - Монтанелли церемонно расцеловал хозяев дома по очереди, затем обнял и их дочь, благодарный за то, как хорошо она приглядывала за Дольфо в течение всего вечера. - ...Алессия. Пожелай и брату доброй ночи тоже. - Фрэнки, наверное, уже закрылся в комнате, не желая демонстрировать свою радость от того, что все уже расходятся, прилюдно. И вряд ли лёг спать, конечно. - Попрощайся, Дольфо.

+3

35

- Все-то ты знаешь… - Чуть улыбаюсь на достаточно неприятное высказывание Фрэнка. Ну не всегда же реагировать на него так, как он этого ждет. В концеконцов, пока он не говорит ничего достаточно серьезного или обидного, можно расслабиться и не реагировать слишком остро. Улыбаюсь мужу, замечая, что он отказался пить дальше, все таки садиться в машину, где за рулем пьяный муж - это уже реальная заявка на самоубийство и убийство ребенка.  Хотя ждать подобной гадости от Гвидо... невозможно, уж скорее меня саму может угораздить и то вряд ли, слишком уж долгожданный этот внезапный ребенок.  - Все-таки нормальное воспитание должно включать в себя разнообразные аспекты, так что я думаю, что вам с Крис будет чему научить нашего ребенка, девочка будет, или мальчик. - С улыбкой смотрю на нежности Альтиери с женой, и тоже слегка из завидую. Не из-за стабильности их семьи сейчас, нет, а потому что терпение к друг другу у них куда как дольше, чем у нас с мужем. И способность понимать и прощать друг друга. У нас так никогда не было... и если подумать - никогда не будет, наши отношения с мужем, диктуются другими условиями, и уже неоднократно было, что то, что было нормой для меня, он считал неправильным и аморальным. Наверное это отчасти мазохистские отношения - любить друг друга, жить вместе, не принимая до конца убеждений и политики второй половинки.  Вздыхаю, глядя на огни у бассейна. Интересно, есть ли в мире хоть один мужчина, с которым я смогла бы реально поладить, и при этом не ломать ни себя, ни его. С Гвидо мы гнем друг друга, но сказать, что ломаем - невозможно. И может быть потому вместе, и потому любим друг друга вопреки всему.  Задумчиво кручу в руках пустой стакан из-под сока, слишком пристально, пожалуй, изучая яркие лампочки подсветки. Мне порой слишком тяжело держаться того образа, который идеально подходил бы супруге Гвидо. Он слишком узок для меня, и слишком... не мой.  На волне гормонов я внезапно столкнулась с мыслью, что не достойна его - со своей нетерпимостью, вольным толкованием морали, любовью к сумасшедшей игре и страсти к неоправданному риску. Ему ведь совсем не такая жена нужна. Ему была нужна такая как Джулс - идеальная итальянская жена, покорная, не слишком любопытная, посвятившая себя дому и детям, и способная даже простить мужу измену. Куда мне до нее? Мысли упрямо толкают меня к депрессии и тоске - я устала пытаться соответствовать чьим-то представлениям.
- Спасибо большое за вечер... - Натянуто улыбаюсь Фрэнку и Джулиетт, когда прикосновение мужа заставляет меня внырнуть из не слишком веселых размышлений. - Рыба была замечательная... - Касаюсь поцелуем щеки Фрэнка, затем обнимаю его жену, добавляя шепотом. - Береги себя... - И улыбаюсь Алессии. - Попрощайся, милый, нам пора. - Ну хотя бы сын в нашей крайне оригинальной семье кажетсябудет нормальным - интересуется вещами не связанными с мафией, и в шесть лет изображает Казанову. Во всяком случае эффектно-галантно целует Алессию в щечку, и обнимает по очереди супругов Альтиери.
- Спасибо. - Вот только не слишком многословен - весь в отца. Порой мне кажется, что от меня ему достался только цвет глаз, а все остальное - исключительно от Гвидо.  Беру сына за руку, и сплетаю пальцы с пальцами мужа. Ненадолго отпускаю, когда садимся в машину.  Вечер и правда получился насыщенным и достаточно полезным, для всех, но для меня в первую очередь.

+2

36

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Summer wind 2