vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Поговорим о поэзии


Поговорим о поэзии

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Virginia Pryde, Sebastian Underwood
Место: открытая веранда кафе в старом квартале недалеко от центра города
Погодные условия: ясное, солнечное летнее утро
О флештайме: Главный редактор журнала "Миллениум" искал кандидатуру на должность ведущей форума на сайте его издания, Вирджиния выразила заинтересованность. При переписке выяснилось, что им есть и еще о чем поговорить.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-06-13 17:11:50)

0

2

Десять часов утра, я сижу на веранде кафе. Над головой синеет небо в просветах между листвой огромного старого ясеня. По столешнице рядом со стаканом кофе движутся тени и солнечные зайчики. В ящиках на ограде веранды розовеет цветущая герань. Высоко над головой поют птицы. Да, время довольно раннее для человека творческой профессии.
Я так и знал, что моя новая виртуальная знакомая опоздает, мы с ней вчера  в сети допоздна засиделись за нашей сумбурной беседой. А то и вовсе не придет – сеть дело такое. Увлечешься – забудешь, найдешь - потеряешь. Идеальный символ отношений без обязательств. Хотя Вирджиния, кажется, всерьез заинтересовалась тем, что у меня для нее есть работа. Нечасто человек искусства может найти такую работенку, чтобы она не слишком загружала мозги, не требовала физических усилий, и за нее еще что-то платили. Ведение форума – занятие, право же, необременительное. Вчера Вирджиния накатала достаточно сообщений для одного рабочего дня, и совершенно бесплатно. Пишет она легко. Журнал у нас не специализированное техническое издание, а просто городское рекламное. Уж на культурных мероприятиях-то она может потусоваться. Сейчас как раз подходящее время, чтобы ввести ее в курс дела – свежий номер журнала сдан в печать, следующий только начинает готовиться. Если все сложится, то Вирджиния, возможно, и с другой работой поможет. Перед сдачей номера всегда горячая пора – то в последний момент материал надо заменить, то выяснится, что рекламную врезку сделать забыли, то корректор на звонки не отвечает.
На веранде, кроме меня, ни души. Конечно, внутри кафе работает кондиционер, и в Калифорнии это важно. Но зато там нельзя курить – как и в любом американском кафе. Страна, которая в прошлом веке была крупнейшим экспортером табака, бросилась в другую крайность. Я затягиваюсь сигаретой и стряхиваю пепел в жестянку. Никаких ответственных встреч мне сегодня не предстоит, одет я практически по-домашнему, в джинсы и рубашку с закатанными рукавами, из лондонского секонд-хэнда. Не надо вспоминать о Лондоне, не надо вспоминать о голубоглазом шотландском любителе секонд-хэндов. Это, собственно говоря, лейтмотив моего пребывания на американской земле.
Этот новый американский день – который по счету после того, как я покинул Объединенное королевство? -  обещает быть жарким, но утро яркое и свежее. Я записываю в блокнот кое-какие идеи для передовицы. Затем строчки стихов. Дайте мне только карандаш и бумагу – и я до вечера прожду.
Ноутбук я пока не раскрываю – слишком хорошая погода, чтобы уходить в виртуальную реальность. Слишком вдохновляющим мне кажется это состояние ожидания, когда время от времени поднимаешь голову от записей и вглядываешься в прохожих, немногочисленных на этой тихой улице. Вдруг Вирджиния? Интересно, как она одета? Аватарка была довольно привлекательная.

*
Вдруг Вирджиния?
Солнце чей силуэт
Обрисует сверкающей линией?
Контражур. Мелькнул – затерялся след.
А глаза – голубые? Синие?
Рассмотреть? Но цвет, но резкость не та,
Затерялся в утреннем звоне я,
Напрягая глаз: где твой аватар,
Где прохожие постронние?

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-06-19 17:45:36)

+1

3

офф

Не знаю, что это, но это написалось. %-)

Из дома не выхожу - вылетаю едва ли не со свистом, то и дело преодолевая видимые лишь мне одной препятствия, пешеходные переходы, стыки бетонных плиток, идущих впереди людей, велосипедистов, собачников, опутанных паутиной поводков и многих-многих других, высыпавших на улицы Сакраменто к разгару первой половины рабочего дня. Буквально разрезаю собой этот избыток лиц и глаз, изредка поглядывая на дешевые, маленькие наручные часы, ненавязчиво бряцающие на запястье, понимаю что катастрофически опаздываю и стараюсь двигаться еще быстрее, как только могу. За спиной слышатся сбивчивые, монотонные, дежурные извинения, недовольные замечания, а кто-то наверняка просто молча крутит пальцем у виска вслед, принимая меня за очередную полоумную, торопящуюся на крокет к Червонной Королеве или на чаепитие к Шляпнику и Зай Атсу.
   Но мы-то с вами знаем, что на самом деле все куда прозаичнее и проще, чем может показаться со стороны. Если быть откровенной до конца, то стоит признаться, что с дисциплиной мои отношения всегда были не очень-то теплыми, а в иные моменты моей молодости этих отношений не существовало вообще, потому как надобности в организации собственного личного времени у меня не было, и я занималась исключительно тем, чем желала душа, наплевав на время суток, погоду и прочие несущественные мелочи, наподобие мнения окружающих. В школе часто опаздывала, прогуливала, некоторые учителя ждали только лишь последней капли, чтобы сообщить о финальном прогуле моей драгоценной бабушке-опекунше и выгнать меня из школы, подпортив мне не только аттестат, но и характеристику, которая и так была далеко не лестной, но из-за моего почти фантастического везения или проведения Божьего (или кто там есть? Не суть важно.) исключения случались не так часто, как могли бы. Что случилось сегодня ночью и в чем причина моего опоздания, я сейчас точно уже не вспомню - то-ли мой будильник не сработал, то-ли я забыла его завести, но встреча со вчерашним интернет-знакомым, который уже успел представить себя весьма привлекательным во всех отношениях мужчиной, была на грани срыва - женская интуиция в такие моменты работает безотказно. Себастьян, с его слов, являлся главным редактором одного из литературных печатных изданий города, писал он приятно, флиртовал аккуратно и ненавязчиво, а главное - был абсолютно лишен пустого, безосновательного пафоса, присущего всякому дурновкусному представителю литературно-пошлого сообщества, что берет на себя ответственность писать о литературе, но делает это из рук вон плохо и тратит драгоценные глянцевые страницы на рекламу и прочую дребедень, в погоне за золотым тельцом. Поэтому, на его предложение о работе (честно говоря, я до конца так и не поняла какой - но разве в этом суть?) я отозвалась вполне себе дружелюбно, хотя верить до конца не решалась - личная встреча должна все расставить на свои места, и если тот образ, который он разрешил создать мне в переписке соответствует действительности, тогда имеется замечательный шанс обрести мне не только коллегу, но и прекрасного единомышленника, а быть может и друга, что в моем положении будет цениться несомненно выше.
   Но все это в будущем, а пока я останавливаюсь на все таком же людном перекрестке, опершись рукой на ларек с живыми цветами, который только-только открывается и пытаюсь перевести сбившееся дыхание, унимая беспорядочно трепещущее сердце, прикладывая к груди прохладную ладонь. Хватает пары минут, и глядя на указатель следующей улицы, я понимаю, что до кафе, в котором назначена встреча, осталось совсем немного.  Наручные часы предательски сообщают, что я все-таки опоздала, но внутри появляется смутная уверенность, что мистер Андервуд меня все-таки дождется, и я думаю, что это небезосновательно. Из сумочки достаю крохотное зеркальце и наспех привожу себя в порядок, пригладив волосы, и заправив выбившиеся локоны. Продавец цветов - пожилой, седой как лунь мужчина, встречается со мной взглядами, улыбается понимающе и продолжает заниматься своими делами, перекладывая свежие букеты с места на место. Меня настигает внезапное озарение и я подхожу к нему ближе, смотря на прилавок.
- Скажите, тот букет, самый крайний, он продается?
   
   На веранду кафе выхожу как актриса на помост, ни больше - ни меньше и предстаю перед Себастьяном в легком, может немного и старомодном шифоновом платье (шила сама, а швы почти не видны), прикрывающем колени, держа в руках букет слегка увядших цветов, которые продавец собирался выбросить уже второй день, но реанимировал, сбрызнув какой-то неизвестной мне жидкостью и сделал их почти свежими, если не особенно присматриваться, с легким сердцем, свободная от голода (пропустила вчерашний ужин и сегодняшний завтрак, чтобы выглядеть стройнее) и страха. Завидев меня, мужчина встает и я подаю ему руку для приветствия, сдерживаясь от желания начать распинаться, но...
- Здравствуйте, мистер Андервуд. Прошу простить мена за опоздание, вышла совершенно нелепая ситуация и... - я, зардевшись и разволновавшись, отвожу глаза и сдерживаю неуверенный смешок, - я рада встрече, которая все-таки состоялась. Искренне надеюсь, что ожидание было не слишком утомительным.

Отредактировано Virginia Pryde (2014-09-23 03:13:43)

+1

4

В знойном мареве, струящемся над асфальтом, появляется прекрасное видение.  Как иначе назовешь девушку, которая как будто сошла с открытки 1910-х годов? Яркие, но не затасканные сегодняшней модой цвета. Платье диковинного покроя. Растрепанные золотистые кудри и интересная бледность – словно в том времени, из которого она явилась, солярии еще не успели изобрести.
В руках у нее – как же называются эти редкие цветы, от которых так и веет ностальгией? Анемоны. С ума сойти, где она их взяла? На картине Одилона Редона?
Я встаю навстречу этому живому воплощению поэзии. Что бы ни писала Вирджиния, я не сомневаюсь в уникальности ее стиля. Есть женщины, похожие на птиц – яркие и свободно выражающие свою суть.  Как они способны очаровывать.
Я старомодно склоняюсь над ее рукой, чтобы уловить запах то ли духов на запястье, то ли свежести ее загадочных цветов.
- Счастлив знакомству, Вирджиния.
Поэтесса кажется немного смущенной. Как будто она еще не признала свою безоговорочную власть над временем. И вернуться на сто лет вспять для нее в порядке вещей, а вот опоздать на часок - не вполне обычно.
- ...Искренне надеюсь, что ожидание было не слишком утомительным.
- Ну что вы, - улыбаюсь я. - Чтобы увидеть вас воочию, я мог бы прождать целый день.
Надеюсь, что это не прозвучало слишком помпезно. Я и вообще-то спокойно отношусь к ожиданию -а к времени отношусь странно. Вечно оно куда-то девается! Америка никак не приучит меня торопиться. Самое драгоценное приходит к нам само, когда мы не спешим. Попутная машина в моей скитальческой юности, красивая строка...  А вот сейчас - Вирджиния.
Я отодвигаю стул от столика, предлагая Вирджинии место в тени.
- Кофе? – спрашиваю я с некоторым сомнением. Правда, вдруг Вирджиния предпочитает в это время дня розовые бутоны, настоянные на воде, доведенной до жемчужного кипения, или почки белого чая, сорванные на закате последней ноябрьской луны, или еще что-нибудь, о чем в США не имеют ни малейшего понятия. Я бы не удивился.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Поговорим о поэзии