Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тройка, семерка... дуст.


Тройка, семерка... дуст.

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

- Амадея, Елена
- 2 июля 2014 года, вечер-ночь
- Leonie-plaza, Long-Island
- несмотря на явно ухудшевшееся и моральное и физическое состояние, Амадея устраивает вечеринку, но кажется ей больше нужны не люди, а кто-то один, кто выслушает ее, а может - и утешит. Или просто сыграет с ней в карты.

0

2

Прислоняюсь виском к подлокотнику кресла, обнимаю себя руками, пытаясь согреться, но кажется, словно в комнате не жара, а мороз не меньше двадцати градусов, и изо рта вырывается пар. А слезы превращаются в льдинки, со звоном падающие к босым ногам. В квартире постепенно воцаряется тишина, только говор людей внизу еще слегка раздражает слух. Слез уже нет, они рассыпались морозной пылью по сжатым пальцам, прижимающих к груди дрожащие колени. Кажется, в медицине это называется незавершенным гештальтом, или нервным срывом… не знаю. Сейчас хочется думать о чем угодно, кроме произошедшего, которое кажется маленьким, не значительным, хоть и смертельно болезненным. Я устала. Я смертельно устала от этой безудержной чехарды масок, которые с таким трудом лепятся на лицо. Утыкаюсь лбом в колени. За окном, кажется, темнеет. Сколько я так сижу на полу, глядя в тонкие полосы дерева? Между ними, кажется еще остались частички крови, кого убил год назад в этой спальне Айсберг. Но кровоточит сейчас не плоть, а душа, и куда страшнее то, что происходит в ней. Нужно вставать. Преодолеть слабость, одеть на лицо роскошную маску и идти вперед, демонстрируя разбалованную, богатую и всемогущую женщину, лишенную слабостей и моральных принципов. Три хаха.
Внешний вид
Не сказала бы, что вечеринка получилась слишком шумной. Знавала Леони-Плаза и более шумные гулянки, и большее количество гостей. Но всем весело, приглашенные музыканты отрабатывают свой гонорар, и вечеринка уже достигает той стадии, когда парочки гостей вскоре рассредоточатся по первому этажу, и займутся развратом. Вздыхаю, чувствуя как пульсирует жилка на виске - небывалое дело, Амадея Леони уже третий месяц не имеет любовника, да и любовницу тоже. Что-то сломалось во мне после того кошмара в аэропорту, что-то изменилось, увеличив и без того большую черную дыру в душе. Холодно...
- Какого черта? - Холодный коктейль, расплескавшийся по коленям, заставляет вернуться в реальный мир. Поднимаю глаза на покрасневшую официантку, и брань замирает в горле - ух ты, у нее фиолетовые глаза, и такой милый, почти кукольный вид.
- Идешь за мной. - Коротким жестом стряхиваю с колен кубики льда, и покидаю гостей, которые даже не заметили отсутствия хозяйки, направляясь в кабинет.  - Итак мисс, стоимость этого платья, равна вашему годовому заработку. Что будем делать? - Сажусь в глубокое кресло, не предлагая девушке присесть,  и закидываю ногу на ногу, чувствуя как испорченная алкоголем ткань холодит влагой кожу. И пока девушка раздумывает, с интересом изучаю ее.

+1

3

Вечерняя тень боязливо вступила в широкий зал, искрящийся изысканным убранством в свете массивной люстры, величественно свисающей с потолка. Поземкой, прохлада наступающей ночи, скользнула по мраморному полу, коснувшись оголенных щиколоток дам в коктейльных нарядах. Марево спертого воздуха, пропитавшегося запахами изысканной парфюмерии, табачным дымом сигарет и испарениями от алкоголя, постепенно развеивалось свежестью — я распахнула створки зеркальной двери, ведущие к бассейну за домом.
Моя первая вечеринка в Сакраменто. Немного жаль, что тут я в качестве обслуживающего персонала, но деньги платят неплохие: за одну ночь, разнося поднос с шампанским, мне обещали двести долларов, поэтому стараюсь улыбаться, демонстрируя впалые ямочки на разрумянившихся щеках. Только работа позволяет мне забыться, вымарывая из памяти все ужасы, что выпали на долю изломленной души.
— Освежить Ваш бокал, сэр? — порхающей, невесомой походкой приближаюсь к утонченно-изысканному джентльмену, стоящему в окружение друзей. Бросаю кроткий взгляд снизу-вверх, следуя негласному этикету официантов. Он улыбается в ответ, нескромно созерцая черно-белую униформу, обтянувшую моё миниатюрное тельце: шифоновая блузка с рукавом три четверти, слегка просвечивается, делая заметными очертания кружевного белья, коротенькие шорты из плотного материала, подчеркивают округлые бедра и ягодицы, а удушливый длинный галстук с шляпой «Котелок», иронично дополняют образ — интересно, кто составил такую композицию наряда при планировании торжества?! Я чувствую себя неловко. Особенно, когда подавшись чуточку вперед, молодой человек подцепляет указательным пальцем узелок, игриво ослабляя мне шейный аксессуар.
— Какая милашка. — Гость уже пьян, и потому я отстраняюсь, терзаясь дурным чувством: — Может, ты освежишь мне кое-что другое, а?! — Он иронично усмехается протягивая руку, чтобы положить мне на плечо, но я бунтую — дергаюсь спиной назад, будто все естество поразил удар молнии. Сегодня не мой день: стан врезается в высокую блондинку, опрокидывая на подол её платья янтарную жидкость шампанского.
— Простите, ради Бога. — Тихий, но музыкально звонкий голос, звучащий чистым хрусталем, улетает в никуда. Она даже не слушает, призывая следовать за ней по пятам.
Оставляя поднос на столе, я иду чуть позади, стараясь выглядеть виноватой. Воображение рисует как меня вышвыривает охрана, но женщина сворачивает в кабинет, моментально оглушая меня своим вопросам. Растерянно пряча глаза, заставляю себя сохранять рассудительность, чтобы не ляпнуть какую-нибудь чушь, но срываюсь, немного дрожащей от волнения интонацией:
— Боюсь, что и за год столько не зарабатываю … — выдавливаю из себя неуместный, немного горький смешок, оседающий привкусом вязкой слюны на кончике языка. — Это же — Луи́ Витто́н, коллекция сего года, если не ошибаюсь. Моего жалования не хватит даже на ремешок. — Постепенно, мой тон расцветет непринужденной уверенностью. Несмотря на властную манеру речи, девушка, сидящая передо мной, ни выглядит высокомерной стервой. Её глаза искрятся неуловимой грустью, а тонки черты лица таят усталость. Не знаю почему, но сердце сопереживает …
— Сомневаюсь, что смогу уплатить за ущерб, но … может Вы хотите сыграть в карты?! Если выиграю я, то роковая неуклюжесть прощена, а если победа будет за Вами — исполню один “каприз”. — Выжидающе сдерживая паузу, я ловлю себя на том, что ляпнула какую-то вздорную чепуху, но слово не воробей!

Отредактировано Elena Smirnova (2014-06-15 16:23:33)

+1

4

Фыркаю. Луи Вуттон. Еще бы сказала - Роберто Ковалли. В кругу таких как я мало кто носит массмаркет, пусть даже и слишком дорогой.  Это моветон. Только русские нувориши могут себе позволить появиться в приличном богемном обществе, сверкая нарядами от Кавалли, Валентино или Лагерфельда, и этимвыделяться, из внешне ни чем не привлекательной компании людей, привыкших передавать имена своих портных полушепотом, и только знаток отличит шикарные наряды от недорогих вещей. 
- Ошибаешься, милочка. - Не спеша повожу головой, чувствуя как ноют уставшие мышцы, как слегка дрожат пальцы, когда я беру сигарету из серебрянного портсигара со своего стола. Прикуриваю не спешно, и слегка приподнимаю бровь, когда девочка выдает следующую сентенцию. Это же надо, предложила поиграть  в карты. Жаль,  я совершенно не азартный человек. Мой азарт - это адреналин, скорость, страсть, боль, безумие, все смешанное в один совершенно невменяемый наркотический коктейль, от которого я ловлю нереальный кайф и немного схожу с ума. Впрочем,  я ведь уже давно сумасшедшая.
- Оригинальный подход, нечего сказать. А если я не играю в карты? Мне ведь ничего не стоит позвать охрану и отдать тебя им, не получу деньги, так хоть посмотрю на то, что они с тобой сделают... - Или даже приму участие. Охрана тоже искренне не понимает, почему прервался конвеер моих любовников, которые традиционно были моими охранниками и менялись  периодичностью раз  в пару месяцев и чаще. Им развлечение тоже не помешает. - Они как раз очень любят таких куколок. - Каприз. Интересно, она вообще понимает, какой может быть каприз у такой искушенной как я?
Мне ведь ничего не стоит устроить ей в качестве каприза групповое изнасилование той же охраной. Она их хоть видела? Там один бычок порвет ее к черту, как тряпочную куклу, а уж если несколько... вздыхаю, и ловлю себяна мысли, что хоть это и слегка возбуждает, но точно не будет воплощено в жизнь. - Ты хорошо подумала, Ясмин? - Прочитать ее имя на бейдже не составляет труда.

Отредактировано Amadei Leoni (2014-06-15 16:54:16)

+1

5

Молча стою, выпрямив спину так, что лопатки сходятся впритык, натягивая белоснежную шифоновую ткань на аккуратном бюсте. Я стараясь выглядеть спокойной, но от каждой новой ноты в голосе хозяйки поместья, сердце судорожно учащает бег. Становится невообразимо душно. На небольшом лбу поблескивает хладная испарина, выдающая легкий испуг от её пристального взгляда.
— Вы не позовете их, — шумно выдохнув, немного приближаюсь: буквально на несколько шагов, чтобы разглядеть перелив её серо-голубых глаз. — иначе бы сразу поступили так. Вероятно, Вам просто нужен был предлог, чтобы сбежать от своих напыщенных гостей. Поэтому я здесь, предлагаю игрой развеять Вашу скуку. — Мои музыкально-длинные пальцы, подушечками прикасаются к лакированной поверхности стола из красного дерева. Шляпа залихватски съезжает набок, но я не тороплюсь её поправить, даже когда темный локон волос непослушным завитком падает на правый глаз.
«Что я себе позволяю?! Чувствую, зарплаты не видать.» — Задумчиво прикусываю нижнею  губу, забывая о том, где нахожусь в данный момент. Я уже сотню раз пожалела, что подошла к тому пьяному парню, мысленно посылая мириады проклятий в его адрес. Если бы мне так отчаянно не требовались деньги, никогда бы не пришла в схожее место, где избалованность и надменность светских особ правит бал. Привилегированные компании для подобных мне — капкан, защелкивающийся на гортани. Заглядывая в бездонные очи женщины перед собой, сверкающие блеском кованного серебра, я вдруг отчетливо осознаю, что ошибалась в первом впечатление.
— Но, коли Вам действительно не интересно моё предложение, я в состоянии откланявшись покинуть  дом. Платить мне нечем, разве что могу станцевать. — Сдержав смешок, я отшатнулась, любознательным взором осмотрев книжный шкаф. — Решать Вам. Как говорится: всё или ничего. — Вести себя столь дерзко, удавалось мне с трудном, но упускать возможность ускользнуть не заплатив, являлось несусветной глупостью, потому, я решила рискнуть.

Отредактировано Elena Smirnova (2014-06-15 17:29:46)

+1

6

Она боится, хоть  и храбрится, и это очень хорошо по ней заметно, хотя девушка и пытается держать себя в руках. Но все же страх читается в глазах как открытая книга, и в напряженной позе , и в выровнявшейся спине, и даже в движениях тонких пальцев. В какой-то момент представила себе ее на пуантах, и чуть ухмыльнулась - похоже, девушка о танцах не по наслышке знает. Это уже интересно. Исследую ее тело взглядом, и ловлю себя на мысли, что не отказалась бы посмотреть на не без всего этого тряпья, которое ей уж слишком не идет.  Чуть морщусь, когда ощущаю, что собственная кожа стала липкой от сладкого напитка, подсыхающего на ней. Платье можно выбросить - такие ткани не переживают столкновения с суровой алкогольной реальностью - а жаль, оно мне нравилось.
- Не зарекайся, я люблю неожиданные поступки. - Ухмыляюсь. Ну не ужели она думает, что сумеет меня обыграть в карты? Нажимаю кнопку на селекторе - Эван, зайди. - В конце-концов отчего бы не сыграть, но с другой стороны, соглашаться сразу, и сидеть в кабинете в отвратительно испорченном платье - то же далеко не вариант. - Да и уйти ты отсюда сама не сумеешь, разве что вплавь. - Фыркаю. Гости часто забывают, что находятся на насыпном острове и до ближайшего берега почти полкилометра. Интересно, она способна столько проплыть?
- Эван, проследи за мисс Ясмин, пока меня не будет. Ей не разрешено покидать кабинет. А вы, мисс, порадуйте моего телохранителя своим танцем - и старайтесь сделать все красиво, он должен быть доволен вами. - Уходя, нажимаю на кнопку на пульте и библиотека заполняется первыми аккордами Лунной сонаты - банальной, и такой успокаивающей.

+1

7

Прозвучавшая в интонации блондинки угроза, заставила меня содрогнутся всем естеством, невесомо прикоснувшись мягкими подушечками пальцев к бледному зарубцевавшемуся шраму на тонкой коже запястья. Дурные воспоминания нахлынули зелёным омутом тревоги, но я лишь криво усмехнулась, приподняв один уголок пухлых губ.
По ровному стану пробежал морозный паукообразный холодок, туго стиснув позвонки блестящей леской паутины.
— Вы странная женщина … — возвращая к ней свой фиалковый взгляд, я заинтриговано склонила голову к хрупкому плечу; шляпа, сию минуту, воздушно слетела с макушки, растрепав длинные смольные кудри забитые под неё.
Волнительно наблюдая за тем, как хозяйка поместья поднимается из-за своего рабочего стола, мне довелось отметить грацию и легкость её плавных движений.
«Словно пантера» — пронеслась мимолетная ассоциация в моей голове, когда она прошествовала мимо, явно вознамерившись переодеться.
Дыхание перехватило едва за ней прикрылась дверь, но музыка наполнившая комнату вернула реальность событий. Появившийся в проходе мужчина, — рослый, широкоплечий охранник в строгом костюме — скользнул по мне оценивающим взглядом, издав приглушенный смешок от которого всё внутри сжалось до размера молекулы.
— Ты слышала мадам Леони, танцуй. — Его бесцветный ровный голос, вызвал во мне горделивый бунт.
Демонстративно опустившись в гостевое кресло, одним резким движением я развязала надоевший галстук, стянув его с длинной шеи. Пренебрежительное поведение “мадам” задевало за живое:
— Я не рабыня, чтобы скакать перед тобой слушаясь чужой команды! — Оскорбленно вздернув кончик носа, скрестила руки на груди, мысленно готовясь к худшему исходу. Однако, задумчиво поглядывая на меня, мужчина рассмеялся; заливистый баритон удивлял своим добродушием.
— Откуда в таком крохотном создании, столько самообладания?! Другие на твоём месте, давно бы пятки целовали Амадеи — она опасна, если разозлить. — Понизив голос, охранник заговорщически осмотрел помещение. Естественно, он знал, что кабинет напичкан камерами наблюдения, но сильно из-за этого не переживал. Со стороны казалось, будто больше всего его волнует появление хозяйки, которая может нагрянуть в любой момент.
— Нет ничего страшнее самого страха. — Многозначительно процитировав Фрэ́нсиса Бэ́кона, я откинула голову на спинку, устремив взгляд в потолок. Если бы мужчина знал, через что мне уже довелось пройти, он бы понял, что предостережения зря сотрясают воздух.

+1

8

Не спеша снимаю с себя испорченное платье, и становлюсь под струи воды, смывая с кожи остатки алкоголя, и слегка освежая ее. Задумчиво веду губкой по своим плечам, и расслабленно улыбаюсь своему отражению в запотевшем до крайности зеркале.  Чуть наклоняю голову, но светлые пряди заколоты наверх, и оттого на влажную от воды кожу ничего не падает. Забавно, несколько минут назад такой же жест сделала девушка, испортившая мое платье, и предложившая оригинальный выход, чтобы его оплатить. Вопрос в том, знает ли она, что сядет за карточный стол с каталой? Фыркаю, расплескивая воду, и, запрокидывая голову, долго и с наслаждением подставляю лицо прохладным струям. Мои родители прокляли бы меня, если бы знали, сколько криминальных талантов собрала в себе их дочь на пути к независимости и самостоятельности.
- Как тебя вообще угораздило, храбрый воробей? – Теплый голос начальника моей охраны тихо звучит из колонок. Он ведь сам разрабатывал схему записывающих устройств по дому, и глупо думать, что оставив их в кабинете, я не включу технику. Не люблю лишние сюрпризы. В его голосе нет и капли металла, с которым он обычно общается со мной. У нас с ним далеко не лучшие отношения, хотя бы потому что он не захотел быть очередной игрушкой в моей постели, и продолжает удерживать статус кво уже достаточно долгое время.  – Танец, еще не самое худшее, что может придумать Амадея.  – Надо же, оказывается, в личных разговорах он меня по имени называет, а при личном общении упорно держится на расстоянии и иначе чем мисс Леони не называет. – И так просто она тебя не отпустит.
Поправляю прическу, снимаю остатки макияжа, и закутываю еще слегка влажное тело в тонкий шелковых халат. Несколько секунд смотрю на свое отражение, и все-таки одеваю под него кружевной лоскуток – вовсе не стоит совершенно шокировать охрану и гостей. Впрочем, к гостям я уже сегодня не выйду. На мгновение закрываю глаза, ощущая резкую и неприятную слабость и горьковатый привкус во рту – словно ложку стальную облизала. 
- Микель, обеспечь, чтобы гости не ломились в мое крыло, и проследи, что бы все убрались довольные. На сегодня все. – Через час-полтора, охрана соберет гостей по всем тайным закоулкам и перевезет на катерах на «материк», где их уже будут ждать такси и личные шоферы. И Леони-Плаза замрет в молчании, хотя одна гостья точно останется.
- Я смотрю, инстинкт самосохранения у вас отсутствует, Ясмин. – Вхожу в кабинет, краем глаза отмечая, что и девушка и беседовавший с ней отеческим тоном начальник охраны, остаются сидеть  в креслах. – А ты забыл, кто тебе платит. И сколько. – Подхожу к девушке, и бесцеремонно беру ее за подбородок, заставляя поднять роскошные фиалковые глаза к свету. – Интересный экземпляр. – Не отпуская подбородок  девушки, поворачиваю через плечо ко все-таки вставшему мужчине. – Скажи, чтобы принесли колоду карт, и никто нас не беспокоил. – Теряю к нему интерес, и снова смотрю в глаза девушке. – Если проиграешь, я возьму с тебя сполна, и чем пожелаю. – Отпускаю ее подбородок и отхожу к столу, наливая себе текилы на пару пальцев, и опираясь на стол, наблюдаю, что же будет делать девушка.

+1

9

Непринужденная беседа делала кабинет уютней и свежей, словно с появлением в нём начальника охраны стало намного легче дышать. Его снисходительный тон убаюкивал тревогу в моей груди, затмевая дурные мысли радужными бликами дружественного настроения. Тепло улыбаясь его словам, я часто отшучивалась, старательно избегая перехода на серьезные темы, но от моих глаз неутаилось, что мужчина заметил шрамы. Испытывая двойственную неловкость, я поспешила  спрятать руки, не желая оживлять чудовищные воспоминания, разговор о которых неизбежно бы вспыхнул, однако в помещение вошла Амадея Леони, единолично завладевшая всем вниманием.
Вздохнув с облегчением, я приподнялась в кресле вознамериваясь встать на ноги, но женщина оборвала этот порыв, нависнув в нескольких сантиметров от моего лица. Её утонченные пальчики грубо впились в мой подбородок, оставив на коже следы полумесяцев от длинных ногтей. Пристально смотря глаза в глаза, я украдкой наслаждалась ароматом исходящим от влажного теплого тела блондинки: она пахла мимолетным, почти неуловимо-тонким жасмином, впитавшем остаток кисло-сладкого шампанского, некогда делавшего её загорелую плоть липкой и блестящей. 
— Спасибо за компанию, дорогой Микель. — Откровенно игнорируя властную особу, миловидно проговорила я, бросив взгляд через плечо на удаляющегося мужчину. — Вы хороший человек. — Моё поведение, скорее всего, могло показаться Амадеи вызывающим, но, на самом деле, продиктовано оно было лишь смущением.
Шелковый халат женщины, пропитываясь капельками влаги, делался практически прозрачным, явственно вычерчивая соблазнительные изгибы и формы хозяйки поместья.
— Для столь уверенной в себе особы, Вы слишком много говорите. — Слащавая интонация моего голоса оттеняла сарказм, когда поднявшись на ноги я мягко забрала из её рук маленький высокий стаканчик, наполненный прозрачной жидкостью крепкого алкоголя.
— Складывается такое впечатление, что Вы хотите меня … — издевательски сдержав паузу, взболтала текилу, сделав маленький глоток, оставивший след бледно-розового блеска на каемке: — … отговорить. —  Облизнув кончиком языка губы, собрав остаток слегка горчащего напитка, я отошла на несколько шагов от Леони, повернувшись к ней спиной.
Сердце бешено трепыхалось в груди, отбивая рваный ритм в хитросплетениях кровотока. Щеки зарумянились, сделав веснушки на переносице заметнее. Гортань и грудь обдало огнём — текила спускалась по пищеводу, уподобляясь вулканизированной лаве. Никогда не умела пить! Даже маленькие дозы довольно пагубно влияли на сознание. Вот и сейчас, всего один глоток, добавил храбрости немного опьянив:
— Скажите честно, почему Вы приняли моё предложение сыграть? — Я смотрела в сторону входной двери, ожидая возвращение Микеля с игральными картами, но появился совершенно иной молодой человек — коренастый блондин, явно лебезил угождая хозяйке. От его возбужденного взора, бесстыдно шествующего по фигуре Амадеи, за версту веяло интимной связью.
— Как Вы и просили, мисс Леони. — Он протянул колоду, обдав меня холодной ревностью посредством молчаливого укора, поспешно возвестив: — Гости и слуги начали постепенно отбывать, может стоить отпустить и эту … — кивнув в мою сторону, он тихим шепотом добавил: — коротышку?!
«Кастинг в телохранители осуществляется через постель.» — Едва сдержав смешок, так-как ситуация меня изрядно забавляла, я показала парню средний палец в ответ на оскорбление.

Отредактировано Elena Smirnova (2014-06-19 14:30:33)

+1

10

C полу ухмылкой наблюдаю за тем, как спокойно реагирует на не свое имя Эван. Он -сама вежливость по отношению к девушке, хотя в глубине серых глаз играет легкая насмешка, потому что он уже прекрасно понимает к чему осталась гостья, и даже если она сама еще этого не поняла, то тот, кто наблюдает за мной уже не первый год, слишком  хорошо все это знает. Он уходит молча, ничего не комментируя. Ему не привыкать. Куда сложнее ему было привыкнуть, к тому что любой, кто попадал в мою охрану, рано или поздно оказывался в моей постели, и только Эван держался до сих пор, словно был из стали, а не человеческой плоти. И меня это откровенно злило.
А ты слишком самоуверенна, для того, кто находится в крайне невыгодном положении... Гости уедут и покинуть мой дом возможно будет только вплавь. Осилишь полкилометра водной глади? - Отдаю ей стакан, и снова опираюсь на стол, глядя как она пьет, а когда она отворачивается, с интересом любуюсь на изящную пятую точку, обтянутую тонкой тканью шорт. Нужно сменить распорядителя - для вечеринок в Леони-Плаза наряды официанток слишком скромные. Или этой девочке никто не сказал, зачем привозят официанток на мой остров? Ухмыляюсь, когда она задает очередной вопрос. - Возможно и хочу... - забираю обратно стакан. - … отговорить. Ты же не знаешь, с кем садишься играть... - Косо ухмыляюсь, сверкнув глазами и допивая алкоголь.  - Спасибо, Микель. - Вот уж не думала, что Эван пришлет того, чьим именем его назвала девушка.  Микель выходил из фавора, хотя продержался дольше всех, но скоро его ожидало увольнение, и я ухмыльнулась, заметив ревность  в его взгляде. Бесплодная попытка.
-   Я сама решу, кому оставаться, Микель. Спасибо, можешь быть свободен.  - Распечатываю колоду, чувствуя прохладные рубашки под внезапно ставшими горячими пальцами. Подхожу ближе, и провожу веером карт по линии ее блузки, глядя в зачаровывающие фиолетовые глаза. Позволяю себе быть по мужски самоуверенной и грубой, отчасти, но это так забавляет... и возбуждает. -  На мне только два предмета одежды,. а играть мы будем на равных... Даю ей самой выбрать, какие две вещи останутся одетыми на ней перед началом партии.

0

11

«Нравится же узколобым богатеем, принимать рабочий класс за дураков» — Сопровождаю мысленной насмешкой очередного “Микеля”, иронично припоминая старый советский мультик: замок лгунов. Судя по поведению обитателей поместья, именно его героиней я и оказалась.
Саркастически закатываю глаза к натяжному потолку, боковым зрением подмечая несколько видеокамер внутреннего наблюдения — ни дом, а Форт-Нокс настоящий. Держу пари, при тщательном обыске, можно найти парочку потайных комнат, включая оружейную.
Женщина с необыкновенным именем Амадея, начинает интриговать всё больше!
— О, поверьте, я далеко не самоуверенна, просто пьяна.— Делаю ещё один глоток, внимательно следя за многозначными движениями очаровательной, но чересчур распущенной собеседницы. — Скажу Вам даже больше: карточные игры знакомы мне теоретически, играть я буду в первый раз. Но, кто не рискует, тот не пьет шампанского. — Заправляю локон за ухо, говоря абсолютную правду. Не вижу смысла врать, да и не люблю подобные инсинуации. К тому же, после выходок Софи, меня уже ничем не удивить.
За год проживания в Сакраменто, мне довелось познакомиться со многими людьми, побывать в разных переделках намного страшнее этой — нервы окрепли, больше я не являюсь той беспомощной девчонкой, которая робеет при малейшем намеке на опасность. Жизнь научила, что подобные не выживают, но тем не менее, возвышенные принципы остались при мне.
— Если я захочу уйти, то уйду. У меня есть мозги, есть ноги и руки, которые не скованны цепями, так почему бы и не переплыть?! — Улыбаюсь, вежливо-мягким касанием руки, отводя запястье блондинки в сторону так, чтобы веер игральных карт не скользил по моей груди. — На худой конец, угоню один из Ваших катеров. — Киваю головой, молчаливо прося  начать партию, цена которой обусловлена лишь воображением. По намекам Леони вполне понятно, чего ей не хватает, потому я мысленно надеюсь на победу, вознося мольбы всем известным богам. Становится чьим-то развлечением на одну ночь, однозначно не входит в мои планы.
«Надеюсь, поговорка правдива, и новичкам действительно везет» - Покусываю нижнею губу, слегка оттягивая тоненькую кожицу. Тревога возвращается, но я заглушаю её очередным глотком текилы.
— Простите, если прозвучит немного грубо, но я не раздеваюсь перед кем попало. Для подобный “забав” Вам стоило оставить кого-то из эскорт.услуг. — Присаживаюсь, пододвигаясь ближе к её рабочему столу, демонстрируя интонацией непоколебимость сего заявления. Воспитанная строгими рамками приличия, я никогда не опускалась до обесценивания собственной личности, тем более чтобы угодить кому-то. Теперь не собираюсь и подавно.
— Наш внешний вид, ни сколь не повлияет на исход партии. К тому же, щеголять своими прелестями пред объективами камер, удел порнографических актрис. — Посмотрев снизу-вверх на Амадею, сдержала паузу, позволив той осознать, что мой характер по силе ей не уступает. 
— Может быть начнём игру?

Отредактировано Elena Smirnova (2014-06-19 22:57:57)

+1

12

Ну что ж, если юная птичка хочет сыграть по своим правилам, почему нет? Я вообще не равнодушна к юным и трепетным, у которых гонор выше крыши. Был в моем палисаднике и кролик, у которого я оказалась первой женщиной, и ледяной кот, убийственный и безумный, и сумасшедший шакал, и рыжик кабан, а теперь вот, настало время птички-невелички, очень сильно уверенной, что она умнее и сильнее характером. Ну пусть думает. улыбаюсь своим мыслям,  и слегка откидывая полу халата, подхожу к столу.
- Никто не говорил, что мы будем играть здесь, liten fågel. - Подхожу к панорамному окну, и открываю его, выходя в небольшой сад, на крытой террасе.  Настоящий зимний сад с ошеломляющим видом на ночной город, и два кресла и столик, практически у самого края. - Выбирай себе место. - Пальцы профессионально тасуют колоду, даже не глядя.  Перетасовать, снять, перетасовать, разложить, снова перетасовать, и снять. Эта игра будет очень странной, девушка призналась, что она совершенно не умеет играть - у меня за спиной студенческие тренировки, и опыт игры с большими дядями на большие деньги. И шесть тузов в колоде с тремя джокерами - это далеко не предел.  Ухмыляюсь.
- Покер? Двадцать одно? - Сажусь  в кресло, продолжая тасовать колоду. Легкий морской бриз шевелит волосы, наполняя террасу ароматом цветов и моря, дом постепенно затихает вместе с последними гостями, которых уносит легкокрылый катер, который останется этой ночью на берегу, как и всегда - на территории виллы - только мой личный катер, запертый в ангаре с другой стороны дома. Правила безопасности. - Катеров не осталось... только что последний ушел на материк. -  Поправляю сбитые ветром волосы и откидываюсь на спинку кресла. - Ну так во что?

+1

13

В голове слишком много вопросов и мыслей, чтобы обращать внимание на откровенные провокации соблазнительницы, демонстрирующей свой бронзовый загар на стройных ножках. Я думаю о том, что до утра придется оставаться в Leoni-plaza, коротая ночь с женщиной, которую совсем не знаю: раз последний катер отбыл, иного варианта просто нет. Исход карточной партии ни на что не повлияет, каким бы интригующим он не был!
Усмехаюсь собственной наивности, только мне могло прийти на ум соревнование, заведомо проигранное.
— Да Вы полны сюрпризов. — Смотря как панорамное окно превращается в проход к чудеснейшему саду, я допиваю свой напиток успокаивая разбушевавшиеся нервы. — Прекрасный вид … волшебный. — Неторопливым шагом иду чуть позади мисс Амадеи, восторженно разглядывая многообразие цветов: многие из них уже уснули, — свернули лепестки бутонов, но не утратили чарующею красоту радующею глаз.
«Хотела бы я иметь подобный сад в своём доме.» — Будто ребёнок я верчу головой, вдыхая сладкий запах свежего прибоя, шумящего внизу. «Но, для начала, не мешало бы домом обзавестись.» — Вспоминая о съемной квартире в трущобах города, заставили меня одёрнуться, немного исказив черты миловидного лица.
Конечно, место моего нынешнего обитания, нельзя было сравнивать с этим шикарным поместьем, но, тем не менее, я постаралась не унывать, прогоняя скверный настрой: какая ни какая, а крыша над головой!
— В двадцать одно, пожалуй. — Ответ получается тихим, словно звучащим сквозь вату, и я в смущенности опускаюсь в кресло напротив Леони, пристально следя за движением её умелых рук.
В глаза сразу бросается, что женщина профессионал. То, как она ловко тасует колоду, говорит само за себя. Плавные, но в тоже время быстрые движения запястий и пальцев, буквально гипнотизируют мастерским обращением, заставляя уверенность улетучится:
— Вижу, что опыт обращения с картами у Вас большой. — Из груди вырывается сдавленный, слегка судорожный смешок — перевозу взор к горизонту, пытаясь вернуть самообладание.
Красно-розовая линия заката разливается по небосводу, будто дорогое вино, пролитое на скатерть. Полыхающий шар солнца опускаясь в лазурный прибой, играет бликами на светлых волосах Амадеи, отражаясь от стеклянных поверхностей оранжереи. Алкоголь подогревающий кровь, подсказывает мне таинственные образы и я жалею, что мой дешевенький фотоаппарат сейчас покоится на дне вещевой сумки в комнате обслуживающего персонала. Столько упущенных кадров …
— Вы очень красивая … — Невольно вздрагиваю от звуков собственного шепчущего голоса, совсем не ожидая, что произношу мысль вслух. Чувствую себя неуютно, скованно и глупо, словно в мышцы залили бетон — даже движения становятся неловкими, когда тянусь за картами едва не опрокидывая их. 
— Извините, спиртное в голову дало. Я редко выпиваю, а если точнее, то только по праздникам бокал вина. — Сама не отдаю себе отчет зачем оправдаюсь, ведь глубоко в душе уверенна, что мадам Леони наплевать. Какое ей дело до моих "тараканов"?! Правильно — ни-ка-ко-го, только зря сотрясаю воздух, лишний раз показывая свою неопытность и волнение.

+1

14

- Неожиданность - это моя работа с некоторых пор. - Ухмыляюсь завершая тасовку карт, наблюдая за тем, как девушка с восхищением рассматривает вид, открывающийся с террасы. Я люблю красивые места, и именно поэтому Леони-плаза построена на насыпном острове вдалеке от города, и с роскошным видом на него. Теплый воздух мягко скользит по террасе, раздувая волосы девушки, и прохладный свет луны сплетается в томном танце с волосами девушки, застывше соляной статуей у перил.
- Присаживайся, Ясмин, мы можем начать игру. - Раздаю карты, задумчиво скользя пальцами по шикарным рубашкам. В моем доме даже карты игровые из лимитированной серии, и в этом даже нет понтов - просто привычка, которая вросла в кожу вместе с золотыми ложками в старом швейцарском доме, улыбкой матери незадолго до ее гибели, и трех языков на которых я до сих пор говорю достаточно свободно. И вольные нравы в отношениях с мужчинами и женщинами, свобода которая кому-то могла стоить слишком дорого, мне же - лишь моего извечного одиночества, которое порой сжирало меня как огромное морское чудовище, поселившееся в воде рядом с моим домом, и невозможно от него избавиться. Прикрываю на миг глаза, и открываю, чтобы открыть карты. Никаких неожиданностей - у меня двадцать одно.
- Спиртное - опасная вещь, liten fågel... - Задумчиво перегибаю карты. Даже не пришлось использовать запасные карты, раздала так, что выложила то, что себе хотела.  Интересно, что смогла взять себе девушка? - Взаимно... вы очень красивая девушка, но только это не отменяет необходимости открыть наши карты. - Выкладываю по одной свои карты, ожидая, чем удивит меня птичка, которая по своей воле попала в закрытую клетку откуда нет выхода. - Двадцать одно.

+1

15

«Нужно собраться!» — Разум отдает приказ, мысленно встряхивает подсознание, усилием воли собирая рассеянное внимание пораженное местными красотами. Тяжело дается отвлечься от вида, но когда собеседница начинает раздавать карты, я мгновенно переключаюсь на неё. Если чему-то меня и научили годы самостоятельной жизни, так это тому, что ни стоит полагаться на счастливый случай.
— Работа?! Хм … Вы меня заинтриговали. — Не поднимая взгляда на Леони, произношу вежливым тоном, немного нахмурив лоб и сведя к переносице чёрные брови. «Что-то ни так ...» — Обескураживающие чувство подвоха крепко укоренилось в районе правого предсердия, сжав плотные тиски подозрений от которых дыхание стало медленным и беззвучным.
— Колода сделана по личному заказу?! — Ровная интонация моего голоса, несет сакральный смысл — вопрос риторический и не нуждается в ответе, ведь он и так очевиден.
Задумчиво покусываю нижнею губу жемчужно-белыми зубами, бережно касаясь выданных мне карт: три пиковые шестерки, червовая двойка и трефовая пятерка … перебор! Фортуна решила на мне отдохнуть. Шум вздыхаю, опуская веер ничком на ровную поверхность стола, прислушиваясь к ликующим ноткам мелодичной речи блондинки. Она выиграла, но мне уже известно почему …
— Félicitations, — заглядываю в серые глаза Амадеи сдерживая легкую паузу, прежде чем неловкую тишину разрывают на куски ироничные хлопки аплодисментов: — Ваше мастерство заслуживает преклонения. — Лукаво улыбнувшись слабо поднятыми уголками губ, я ложу ладонь на рубашки своих карт, демонстрируя безмолвны жестом, что переворачивать их нет никакого смысла. 
— Вы просто гениальный шулер. — В моих словах звучит симфония смешанных эмоций. Легкое напыление обиды, придает особый оттенок сарказму: меня унижает ни столько то, что женщина виртуозно пошла на обман, сколько её уверенность, что фокус останется незамеченным. — Коцка … — Называю мошенническую уловку беря одну из карт Леони, наглядно убеждаясь в том, что колода профессионально крапленая — мне не показалось.
— Договор расторгнут! — Порывисто встаю со своего места, моментально ощущая слабость в коленях. Голова идет кругом, а щеки горят пунцом, но это не имеет никакого значения: хочу домой, в свою жесткую, неудобную постель, под любимый лоскутный плед — туда, где меня некому держать за идиотку. Алкоголь уже настолько затуманил мозг, что я готова вплавь отправится до города, наплевав на меры безопасности.
— Вы … Вы … ты … — Пошатываясь из стороны в сторону, указываю на хозяйку дома трясущейся рукой, вытягивая указательный палец: — … ик … плохая. Обманывать не хорошо. — Не понимая, что звучит по-детски, разворачиваюсь на пятках, горделиво удаляясь в сторону коридора. 
«Надо вещи забрать … интересно, водичка холодная?! Пить хочется.» — Запутанный поток несвязной ахинеи, под действием выпитого спиртного, казался совершенно обдуманным, четким и взвешенным. Он вызывал уверенность, что выбраться из поместья ночью вплавь,  совершенно не ведая особенностей местности, вполне логичное решение оскорбленного до глубины души человека.
— Прощайте, кро … кра … коварная красавица! — Заплетающийся язык, плохо поддавался контролю, зато затворить за собой входную дверь кабинета, получилось эффектно. От силы хлопка несколько книги слетело со своих стеллажей, а хрустальная люстра заходила ходуном.
Сбежав по лестнице, пару раз запнувшись об ковер носками туфель, я направилась вперед по коридору в неизвестном для меня направлении …

+1

16

Чертова девчонка! Ну неужели она сразу не понимала в какой капкан засовывает свою очаровательную голову? Неужели она не осознавала, что я гораздо сильнее и опытнее, и мне куда легче превратить нашу игру в фарс. Или ей нравится казаться малодушной идиоткой? Или возможно ее это заводит, как и алкоголь, который явно сводит ее с ума своим действием, заставляя совершенно не контролировать своих поступков?
- Естественно на заказ, как впрочем и все в этом доме. Не люблю массовое производство. - Пожимаю плечами. Неужели она думала, что имея мой доход я буду покупать вещи в обычных магазинах? Так обычно живут те, кто сам заработал свое богатство, или получил его с возрастом,хлебнув нищеты или среднего достатка сполна. Но я несмотря на то, что поднимала свой банк практически без помощи, деньги имела с раннего детства и мои родители мне ни в чем не отказывали, кроме разве что, родительской любви. Но это уже совершенно иной вопрос, совершенно не касающийся сейчас происходящего на террасе.
- А ты думала я позволю какой-то официантке обыграть себя? Странная ты девочка. Наивная и кажется совершенно не понимающая, куда она попала. - Складываю карты, наблюдая за качающейся девушкой. - Пальмирование, милая, всего лишь пальмирование. - Нехрен мне делать еще крапировать карты. Правильная тасовка и раздача - это тоже искусство. Угораздило меня на заре своей жизни в Америке завести длительные любовные отношение с опытным каталой, который увлеченно учил сво подружку своим приемчикам. И девушка сильно мне польстила, назвав гениальным шулером - мелкая сошка, не более, для профессионалов, но для таких как она, вполне  сильный противник.
- Ну и куда ты... - Хлопок двери не дает мне договорить фразу. - Идиотка юная... - Вздыхаю и поднимаюсь, поправляя халат вслед за девушкой. Еще не хватало, что бы охрана ее разделила на всех - они могут. Снова вздыхаю и попадаю в коридор как раз  в тот момент, когда с безсознательного тела, уже стягивают шортики, обнажив беззащитную грудь, а на ковре в коридоре уже валяется бюстик и полупрозрачная блузочка, порванная в лохмотья. - Прекратите немедленно. Микель, какого черта? - Мужчина словно куклу роняет полуобнаженную девушку на пол, и мельком замечаю что  у нее красивая грудь, не удивительно что мужики слюной ее закапали. - Отнесите в мою спальню. Немедленно!

+1

17

Блуждая замутненным взглядом по стенам извилистого коридора, украшенного дорогими картинами, я взволнованно ускорила шаг заплетающихся ног. Казалось, будто в спину сморит дюжина глаз, но всякий раз нервозно оборачиваясь назад, мне доводилось утвердиться лишь в собственном одиночестве, наползающем из всех щелей длинными щупальцами причудливых теней. Калейдоскопом обрывочных измышлений периодически замыкался, опустошая разум неизбежной очевидностью того, что выйдя из кабинета мне сомнительно посчастливилось заблудится в частном поместье мисс Амадеи Леони. 
— Чёрт. — Негромко выругавшись, притормаживаю свой неудавшийся оскорбленный побег, пытливо оглядевшись по сторонам: неподалеку выситься эркерное окно, плотно задернутое шторами.
Приблизившись к нему, я выглядываю наружу, бесцеремонно распахнув стеклянные створки. Прохладный ночной бриз ударяете в лицо, развивая непослушные локоны, но удовольствие длится недолго; тяжелые шаги за спиной принуждают меня обернутся.
— А ты шустрая, коротышка. — Насмешливая интонация уже знакомого молодого охранника, пробуждает спутанное ощущение тревоги.
Стремительно сокращая расстояние между нами, Микель иронично усмехается, блуждая пошлым взглядом по моей миниатюрной фигуре.
— Не называй меня так! — Возмущенно повышаю голос, непроизвольно топая ногой, будто капризный ребёнок у прилавка с игрушками. Это движение не остается без внимания вызывая приступ гортанного хохота у мужчины, что подойдя почти вплотную, нахально дернул меня на себя, опоясав руками тонкую талию. Даже пьяный разум понимает, что препирания бессмысленны. Микель вряд ли настроен на дружескую беседу.
Опираясь ладонями в его раскидистую мускулистую грудь, я выпрямляю локти силясь оттолкнуть нахала, но силы однозначно неравны. Страх разгоняет кровь по венам, щедро напитывая её адреналином; колено сгибается бездумно, рефлекторно ударяя костлявой чашечкой юношу в пах.
— Сука. — Болезненно шипя выплевывает он, неистово швыряя меня в сторону.
Я ощущаю как земля уходит из под ног. Свободное падение, сопровождается хлесткой пощечиной, окончательно лишающей всякого равновесия. Сильная резкая боль пронзает мой висок и затемняющееся пространство расплывается рябью. Веки вздрогнув наползают на глаза … пол такой холодный …

Громкий пульс становится физически реальным, расползаясь хаотичной белой линией в непроницаемой тьме, окутывающей хрупкий силуэт обнаженной девушки.
Она стоит неподвижно, плотно сомкнув глаза. Тихая плавная симфония Ферруччо Бузони начинает заполнять тишину, материализуясь блестящей тонкой леской, впивающейся в нежную кожу — марионетка оживает, начиная невесомо танцевать. Тысячи руки тянутся к беспомощной балерине, но лишь одна пугает её до истомного крика, вырывающегося из вздымающейся груди; окропленная кровью мужская ладонь сжимается на лебединой шее.
Елена чувствует как начинает задыхаться, и судорожно дергается вперед …

— Отпусти! — Собственный сорвавшийся голос звучит абсолютно чуждо. Тело лихорадочно  знобит — дрожу, не в силах осознать, что происходит и как я оказалась в спальне.
Кошмар уходит неохотно.
Музыкально-длинные пальцы сминают помятое покрывало, соскальзывающее с голой груди покрытой холодной испариной. Напугано оборачивая голову, я наблюдаю Амадею, находящеюся поблизости со мной. Мигрень пронзая каждую клетку ошарашенного организма, мешает сфокусироваться на произошедшем. Прикрываясь правой рукой, облизываю пересохшие губы, сверля хозяйку особняка затравленным взглядом:
— П...почему я в таком виде? — Нерешительный тембр произношения, целиком выдавал мои пугающие предположения, которые всем сердцем хотелось опровергнуть: — Меня … я … он … что он со мной сделал?! — Заикаясь я пыталась дождаться ответа, боясь услышать, что стала жертвой изнасилования.

+1

18

- Да я и не держу. - Устало потираю совсем не сонные глаза, и откладываю на тумбочку документы, которые изучала, пока обнаженная спящая красавица пребывала в своем полузабытье. Микеля отправили в дальнее крыло, под замок, мой врач осмотрел девчонку, но ничего дурного не нашел, лишь посоветовал переодеть, и отправился дальше спать. В принципе, можно было положить ее в какой-нибудь гостевой комнате, и забыть про нее до утра, но это ведь так скучно. Ухмыляюсь, и слегка наклоняюсь к девушке, глядя в ее испуганные глаза. Ты смотри, официанткой на вечеринке-оргии она может работать, а тут даже честь свою старается сберечь. Умыляюсь. Протягиваю руку и провожу тыльной стороной ладони по  щеке девушки.
- Не волнуйся, он ничего не сделал. Не успел. Разве что разорвал твою блузочку и бюстгалтер... но это даже положительно, это позволило увидеть твою красивую грудь... - снова ухмыляюсь, и едва ощутимым жестом опускаю ладонь по ее шее, ключице, к груди, едва цепляя пальчиками чуть отвердевший сосок, и почти сразу убираю руку, выравниваясь на своей половине постели - в принципе мы могли спать на ней не пересекаясь - этот траходром еще минимум троих мог принять - люблю спать свободно  и с комфортом. - Ну что смотришь, птичка? Или думаешь, что  я тебя насиловать стану? Расслабься, я люблю когда все жестко, но по согласию. - Поправляю волосы, и встаю с кровати. - Если хочешь освежиться, ванна вот там. - Царственным жестом указываю на гостевую ванную комнату, с интересом наблюдая за девушкой.

+1

19

Усталый голос Амадеи, уютно устроившейся рядом на широкой постели, электрическим разрядом проходится под тонкой кожей цвета слоновой кости — я робко трепещу, моментально отодвигаясь назад от прохладного прикосновения её нежных пальцев. Рывок получается слишком резким, опрокидывая меня на пол вместе с одеялом.
Запутавшись в нём, я судорожно ворчу, пытаясь подняться на твердые ноги:
— Как Вы можете быть так спокойны, находясь в одном доме с потенциальным насильником?! — Повышенные ноты моего нестабильного голоса, то взволнованно взлетают вверх, то асматически стихают, выдавая искренний испуг и удивление.
По насмешливо-умиротворенным чертам лица мисс Леони, становится очевидно её пренебрежительное равнодушие: похоже, подобные происшествия в поместье не редкость. Как меня угораздило влипнуть в такую историю?! Генри сказал, что это очень важный клиент, что ничего дурного не случится, но, по всей видимости, он умолчал о многих  “особенностях” обитателей Leoni-plaza. Если бы ни поддельные документы, я бы неприменимо написала заявление в полицию, однако разум назидательно не советовал прибегать к подобным мерам. Чувство собственной беспомощности, давила на ребра тяжелой бетонной плитой:
— Amentia, — раздраженно всплескиваю руками, но тут же опоминаюсь, подхватывая кончиками пальцев соскальзывающее с обнаженного тела покрывало.  — Несмотря на всю надменность, мне кажется, что Вы — глубоко несчастный человек, мисс Амадея. — Оборачиваюсь в сторону ванны, слегка приподнимая полу одеяла, чтобы не споткнутся. Уже у самой двери, бросаю сочувствующий взгляд на женщину, тихо говоря:
— Никакие беспорядочные связи не смогут затушить пожар одиночества Вашей души. — В тоне моего голоса проскакивает искреннее сочувствия. Я не знаю, почему говорю всё это, может оттого, что алкоголь ещё не до конца выветрился из одурманенного организма, а может потому, что понимаю какого это, когда рядом нет человека способного заполнить всепоглощающею пустоту внутри.

+1

20

- Потенциальный насильник он для тебя, моя милая. Для меня он - любовник, который скоро отправится в отставку и покинет мой дом. - Пожимаю плечами, совершенно не скрывая окрасившей мое лицо улыбки, когда девушка опрокидывается с кровати на пол, не забыв прихватить простынь. Но все равно успеваю отметить, что у нее красивая фигура, не смотря на малый рост. Разваливаюсь  как ленивая пантера на постели, наблюдая за разворачивающимся театром у моей кровати. - Если уж на то пошло, то главный насильник в этом доме - я. - Вытягиваю длинную ногу, и слегка потягиваюсь, как ленивая кошка, совершенно бесстыдная и довольная собой, и едва не теряю равновесие, когда начинает кружится голова. Этого еще не хватало. Крайне не вовремя наваливается слабость и усталость. Удерживаю на лице улыбку, глядя как девушка удаляется в сторону ванной.
- Возможно, возможно... Деньги не всегда приносят счастье, чаще скуку... - Склоняю голову к плечу. Америку мне открыла - несчастная я и связи не помогают. А то цепь любовников, как будто делает меня счастливой. Вздыхаю, и откидываюсь на подушку. Счастье не в том, со сколькими ты спишь, а в том,  с кем ты просыпаешься, а я всегда просыпаюсь одна.- Ты давно работаешь официантой, Ясмин?
Поворачиваю голову, наблюдая за тем, как она выходит из ванной. Все таки у нее ошеломляющий цвет глаз. С таким не официанткой работать надо, а покорять подиумы и играть в фильмах. Маленький рост тоже не проблема, он не так важен для фотомодели.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тройка, семерка... дуст.