В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тройка, семерка... дуст.


Тройка, семерка... дуст.

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Зеркало — бросаю на него усталый взгляд, почти не узнавая измученное отражение, взирающие на меня с той стороны стеклянной ловушки.
«Кто ты, девочка с фиалковой бездной в глазах?»  — Провожу ладонями по пухлым щекам, немного оттягивая кончиками пальцев нижние веки: красная сетка лопнувших капилляров, разукрасила чистые белки глаз. Томно вздыхаю. После случившегося, мне ещё сильней хочется покинуть этот чертов особняк, наплевав заработную плату, спор, банальную вежливость, которая тут совершенно неуместна.
— Психи, — взволнованно шепчу, порывисто ополаскивая лицо холодной водой из под крана. Продолговатые капли серебрятся на бледной коже, медленно стекая по изгибу шеи на выступающие ключицы. Меня знобит: то ли от призрачного холода, то ли от осознания того, что я совершенно обнажена и беспомощна. Тут хоть кричи, хоть рычи — выхода нет! До утра  мне отсюда никак не выбраться.
Беру под контроль эмоции. Делаю несколько коротких вдохов через ноздри, а выдыхаю приоткрытым ртом. Ощущаю себя Шехерезадой, которой предстоит провести ночь с избалованным султаном, заговаривая тому зубы сказками. Хотелось бы мне просидеть в ванной комнате до наступления рассвета, но нужно выйти. Мне совершенно претит мысль, что сюда может ворваться очередной телохранитель Амадеи и, грубо схватив, выволочь против воли. Лучше своим ходом.
— Я бы так не гордилась тем, что являюсь нимфоманкой. — Крепко удерживая покрывало на груди, прохожу в дальнею часть спальни, присаживаясь в удобное кресло у зашторенного окна. Подтягивая худые ноги с пола укутываюсь так, что из импровизированного убежища торчит только растрепанная макушка и лицо, выражающее гримасой недоверие. — Обычно не работаю официанткой. Мне предложили халтуру на стороне, поэтому оказалась тут. Я — танцовщица Go-Go. — Зарываюсь вздернутым кончиком носа в складки одеяла. Наконец-то начинаю согреваться. Даже дышится спокойней. Что-то поменялось в атмосфере? А может мне трудно учиться на собственных ошибках.
— Скажите, а Вы … Вы действительно счастливы, когда всё вот так?

+1

22

Ухмыляюсь. Глупая девочка. Когда постоянно гонишься за деньгами, либидо угасает, оставляя силы разве что на стандартный секс раз в неделю, и то если сил хватит. Когда же нет необходимости рвать себя за кусок хлеба, некуда девать сексуальную энергию.
- Назвать мое увлечение красивыми мужчинами нимфоманией сложно, это скорее коллекционирование. Я просто их коллекционирую. Нимфоманки бросаются на всех без разбора, мне же нравится определенный тип мужчин, и определенны тип женщин. Я их коллекционирую, как редкие цветы или марки... - Встаю с постели и подхожу к Ясмин, слегка нависая над ней. Касаюсь ладонью ее лица, убирая влажные пряди, и засматриваюсь  в необыкновенно фиолетовые глаза - словно смотришь в ночное небо, которое вот-вот разразиться жестокой грозой, с тонкими нитями молний, которые совершенно непредсказуемы. - Я люблю все оригинальное и редкое. Этот дом, мои машины, мой банк, мои вечеринки, мои любовники... - Отхожу к окну, и приоткрываю штору - из окна виден великолепный вид на ночной Сакраменто, залитый сотнями огней. - У меня был любовник киллер, называл себя Айсберг  - он приходил просто потреблять... но более страстного любовника я не смогла найти. Был мальчишка, студент, кролик - я была у него первой, и он едва не сошел с ума... Был любовник художник, была любовница настоящая нимфоманка - она любила всех и все, вне зависимости от возраста и внешности... Они остались зарубками на моей памяти и теле, прекрасные картины, обрамленные в роскошные рамы памяти. - Улыбаюсь, думая о том, что стоит узнать как поживает кролик, сбежавший домой, после того как перестал быть моим протеже. - Счастлива? Девочка, как ты себе представляешь счастье? Что по твоему "счастлива"?

+1

23

Хочется спать, но здесь везде витает ареал опасности. Может я просто накручиваю себя, но в грациозной пластики Амадеи, есть что-то от дикого хищника. Когда она поднимается из постели, внутри меня всё сжимается до размера атома, заставляя судорожно сглатывать избыток нервной слюны. Она говорит, приближает ближе, касается нежной ладонью моей щеки и тело пробивает дрожь, как после удара сильнейшей молнии.
— Не люблю, когда меня трогают, — клочками выдыхаю собравшийся в груди воздух, смешивая его с приторно-сухими словами. От речей этой дамочки, мне становится не по себе. — Вы относитесь к людям, словно они какие-то вещи. Так не должно быть. Это не правильно. — Хочется укрыться покрывалом с головой от неловкости и противоречий. Мы слишком разные, но что-то в интонация голоса хозяйки особняка, принуждает задуматься, проникнуться, прочувствовать всю никчемность человеческих взаимоотношений.
Нет. Она не распутная, просто рядом нет того, кто смог бы единолично завладеть и телом и душой, заполнив её до краев.
— Я не сильна в любви и страсти, поэтому мне тяжело понять Вас, мисс Леони, — откидываю голову назад, вознося взор к натяжному потолку. Вздыхаю, опуская потяжелевшие веки, начиная обдумывать ответ на прогремевший вопрос о значение и смысле счастья. Требуется всего несколько секунд, чтобы мой истощенный голос ропотно произнес: — Танцы — моё счастье, то, что делает меня-мной: живой, сильной, целостной. Мне не нужны деньги, слава, поклонники … ничто мирское не властно над моей душой, пока я могу танцевать и музыка течет по венам. — Улыбаюсь, самозабвенно обнажая своё романтично-ранимое естество, прекрасно осознавая, что в него могут плюнуть.
— Счастье и у каждого своё. Лишь когда человек находит то, что заставляет его чувствовать мир вокруг более ярко и остро, он начинает понимать значение этого термина. — Пристально слежу за Амадеей, созерцая выражением ухоженного лица, показывающего её сакральные переживания. 
— Вы когда-нибудь любили по настоящему?

+1

24

- Никто не любит чужих прикосновений. Хотя, смотря каких... Ты сейчас совершенно стандартно отреагировала на мою ласку, хотя возможно, и с женщиной никогда не была. Или была? - Интересный,на самом деле вопрос. Говорят, настоящие искусители способны затащить в свою постель даже самого Иисуса. Впрочем, именно это индивидуум мне бы и не был интересен. - Я могу тебе многое дать, ничего не прося взамен. Тело  - гибкий инструмент, и каждый играет на нем, как может. - Улыбаюсь, слушая ее речи о танцах. У каждого сумасшедшего свой маленький садик, с его цветами, его мышами и тараканами. Кто-то сходит с ума от своих картин, и ему кажется, что мир должен ими восхищаться, кто-то живет чужими смертями, и его кровь наполняется теплом, когда он отнимает чужую жизнь. Кто-то любит просто быть эдаким мягким, пушистым кроликом, прекрасно зная,что мягких и пушистых растаптывают первым. А кто-то становится восславителем муз, и оживает лишь тогда, как говорит прекрасная девушка в тонком покрывале "когда музыка течет по венам". - Сыграть ту мелодию, которая будет звенеть и греметь, заставляя раз за разом вспоминать каждую ноту, исполнить тот танец, в котором каждое па - бессмертное творение. - Снова касаюсь ее - едва ощутимо, словно перышком, касаясь вьющихся волос, чуть порозовевшей щеки, краем пальцев цепляю приоткрытые губки, и замираю на шее, не убирая руку, и остро чувствуя как ее начинает бить крупная дрожь. Сложно сдержаться, когда когда рука проследовала по дорожке чувствительных нервных окончаний, как струны, реагирующих даже на малейшее прикосновение. Любимое искусство востока и серцееда Казановы - "полет бабочки". Исполняется на бис, с самой темной целью.
Игнорирую ее слова о людях и моих целях, сейчас идет иная игра, и если она захочет, после я отвечу на ее вопрос. Наклоняюсь над ней, и светлые пряди падают на плед, смотрю в глаза, не отводя свой взгляд.
-Нет, не любила... Покажи мне как это... - Едва ощутимо касаюсь губами ее виска, опираясь руками на подлокотники кресла, словно запирая ее своим телом в маленькой клетке кресла.

+1

25

— Вас нисколько не касается моя сексуальная жизнь! — Набравшись храбрости резко отозвалась я, старательно ускользая от проницательного взора хозяйки поместья. Мне неуютно от затронутой темы, которая так смущает каждый нерв растревоженное самосознания. Она слишком близко: настолько рядом, что сладкий запах её тело лукаво дразнит обоняние, целиком наполняя мои легкие — я словно вдыхаю самое естество Амадеи Леони, мнящей себя суккубом обернутым в тончайший шелк человеческой кожи. Происходящее напоминает сон навеянный дурманном алкоголя, но горячее дыхание женщины согревающее мою плоть, ускоряющее аритмичное сердцебиение, полностью опровергает желанную иллюзорность. Возбужденный вдох рвется из трепещущей груди, слетая беспомощным мотыльком с полуоткрытых уст. Нерешительно прикрываю глаза, пытаясь скрыть обуявший плоть внутренний жар. Она без сомнения прекрасна как небесная звезда, заливающая космическую черноту золотистым сиянием, но перед внутренним взором предстает эфемерный ареал Софи, полностью владеющий моим полуразрушенным разумом. 
— Любовь нельзя показать, её можно лишь прочувствовать, и пропустив через мельчайшие нейроны выплеснуть в окружающий мир калейдоскопом ярчайших эмоций. — Осторожно опускаю прохладные ладони на нежные плечи женщины, стараясь сохранить невозмутимое лицо сияющей улыбкой на губах. Мне хочется понять её и в тоже время объяснить, что  сохранились ещё люди превозносящие душевные уклады выше примитивного инстинкта, пробуждающегося при соприкосновении возбужденных тел. Я — сентиментальный романтик, быть может считающийся пережитком минувших эпох, но всё-таки верный себе до последнего вздоха. Меня не изменить, не подкупить, не сломить колкими фразами и ложной идеологией современного времени. 
— Вы несказанно прекрасны, но я не тот человек, который сможет дать Вам нечто, что алчно желает Ваша опустошенная душа. — Надеясь на понимание со стороны Амадии, бережно отстраняю её от своего вжатого в капкан кресла тела. — Искренне надеюсь, что, когда-нибудь, Вам удастся найти такого того, кто дополнит пожар Ваших чувств. — Приосаниваясь плотно свожу крылья-лопаток вместе, торопливо подхватывая пальцами края соскальзывающего с миниатюрной груди пледа. Приподнимаясь на поджатых под  обнаженные ягодицы коленях, едва весомо целую женщину в лоб, словно заботливая мать своего невинного младенца. Я больше не испытываю страха, но мутный осадок, на подобии битого стекла, всё ещё скрежещет и царапается на закоулках растревоженного ума.

0

26

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тройка, семерка... дуст.