Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все не могут быть плохими, всё не может быть грехом


Все не могут быть плохими, всё не может быть грехом

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://31.media.tumblr.com/4d8c74b1641e39bafa1e58ff9f0bf929/tumblr_inline_n3vyxqpm5K1sng68l.gif
https://38.media.tumblr.com/f79625414da690cc51d23c6ae0b7fd56/tumblr_n3wfq4rJsG1sj3tlpo3_r1_500.gif

Walter Montgomery - Томми Росс
Julie Pack - Кэрри Уайт

Портленд. Штат Мэн.

Невзрачная старшеклассница по имени Кэрри с рождения обладает способностями телекинеза. Давление со стороны фанатично религиозной мамочки и постоянные издевки сверстников лишь способствует развитию ее сверхъестественных способностей. Близится выпускной, и Кэрри получает приглашение от популярного у девушек Томми Росса. Сначала она не верит в искренность его намерений, но желание быть такой же как все оказывается сильнее. Но на выпускном одноклассники решают жестоко подшутить над ней, что приводит к фатальным последствиям.

Отредактировано Walter Montgomery (2014-06-16 21:15:40)

0

2


        Наверно, никого толком не удивило, что Сью Снелл попросила именно меня пригласить Кэрри на выпускной бал. Но их, однако, удивило, что я всерьёз согласился. Странно, что я осознал всю серьёзность происходящего уже после того, когда сказал "Хорошо, я приглашу её", хотя что ещё можно ждать от парня, которому едва исполнилось восемнадцать. Вечером я остался дома, и вплоть до наступления глубокой ночи равнодушно смотрел в потолок, не в состоянии заснуть. Я прокручивал в мыслях будущий выпускной, представлял себя рядом с Кэрри Уайт, и от осознания безысходности становилось ещё тяжелее на душе. Я уже представлял, что обо мне будут говорить на следующий день, но на чужие разговоры мне уже давно было наплевать, в конце концов, это последний день в школе, и большинство из этих людей я никогда больше не увижу.
        Кэрри Уайт всегда была странно. Признаться честно, за все те годы, что я провёл с ней в одном классе, я так и не узнал, какая она. Да что там говорить, я о неё ничего не знал! Слухи, которые ходили о её чокнутой мамаше, напрочь отбивали желание познакомиться поближе, а если кто-нибудь когда-то и предпринимал попытки, то Кэрри тут же уходила от разговора подальше. Стоит один раз взглянуть на неё, как ставится понятно - слухи вовсе не вымысел, и их семейка действительно очень... странная! Но было в ней что-то особенное, что было неподвластно таким приземлённым людям как я, что-то высокое.
        Я решился на разговор лишь в четверг, после ленча, и обнаружил, что волнуюсь, как маленький мальчишка, которого впервые пригласили в гости, где будет много незнакомых людей. Кэрри сидела на пятом уроке сзади, в четырех рядах от меня, и, когда урок закончился, я двинулся к ней, пробиваясь сквозь поток рвущихся к выходу одноклассников.
Оторвавшись от книги, она испуганно взглянула на меня снизу вверх, словно ожидала удара. День был облачным, и свет флуоресцентных ламп, прилепившихся под потолком, совсем не красил ее и без того бледное лицо. Но я впервые заметил (потому что впервые посмотрел на нее по-настоящему!), что она вовсе не отвратительна, а даже очень мила. Почти в ту же секунду в моих мыслях возник справедливый вопрос - почему же она была предметом насмешек наших одноклассников столько лет подряд? Она вовсе не уродлива, умна, явно отличается от других девчонок в классе хотя бы своей любовью к чтению и стихам.
        Скорее круглое, нежели овальное лицо, и глаза светлые с густыми тёмными ресницами, такими тёмными, что казалось, они отбрасывали вокруг похожие на синяки тени. Волосы, можно сказать, темные, пожалуй, немного жесткие, стянутые в пучок, который ей совсем не шел. Губы полные, сочные. Ровные белые зубы. О фигуре, по большей части, судить было трудно. Мешковатый свитер скрывал грудь, лишь намекая, что она и в самом деле есть. Юбка — цветастая, но все равно ужасная: чуть не до лодыжек, где она заканчивалась грубым неровным рубцом. Сильные, округлые и симпатичные икры — попытка скрыть их грубыми гольфами производила странное впечатление, но себя не оправдывала. Она смотрела на меня чуть испуганно, чуть еще как-то, и я почти не сомневался, что такое это «еще как-то». Сью была права, и у меня промелькнула мысль: хорошо ли я делаю, или наоборот будет только хуже?
        — Если ты еще не приглашена на выпускной бал, можно мне тебя пригласить?
Кэрри заморгала, и тут произошло нечто странное. Заняло это, может быть, долю секунды, но впоследствии я без всякого труда вспомнил свои ощущения, как бывает с яркими снами или накатами дежа вю. Голова поплыла, словно я уже не управлял своим телом - отвратительное чувство беспомощности, напоминающее состояние, когда выпьешь слишком много и тебя вот-вот стошнит. По крайней мере, она не рассердилась. Я ожидал вспышки ярости, за которой последуют слезы и отказ. Но Кэрри не сердилась. Похоже, она просто не поняла еще, о чем я спросил. В аудитории никого, кроме нас, не было: один класс уже ушел, о новый еще не появился.
        — Выпускной бал, - повторил я немного растерянно. — В следующую пятницу. Я понимаю, времени осталось не так много… Но... Пойдёшь со мной?
Глядя на растерянное лицо Кэрри, я вдруг подумал - конечно, для Сью это был жест раскаяния, но лишь через меня. Сама бы она вряд ли осмелилась подойти к ней и поговорить, об извинениях и думать нечего, для Сью слишком много значит мнение других. Вряд ли она думала о том, что я хотел пойти на бал с ней, она просто, руководствуясь своими желаниями, попросила меня о том, что я делаю сейчас.

Отредактировано Walter Montgomery (2014-06-19 05:55:20)

+1

3

Последняя парта. Невзрачная девочка. Нелепая одежда. Ужасная прическа. Здравствуйте, я Кэрри Уайт, и я жду, когда этот день наконец закончится. Сегодня был такой же день, как и все. В меня даже почти никто ничего не бросал, меня не трогал и громко не обзывал. Что ж, это почти удача. Хотя единственное, что мне сейчас дает возможность жить - это то, что я могу делать лишь одной мыслью. Я изучила и продолжаю изучать много книг о все этой паранормальности, и не могу остановиться. Я же получаюсь избранной, впервые в чем-то я преуспела. Эта мысль стучит у меня в голове и дает надежду на жизнь, а не на какое-то ее подобие, которое я изображала до этого.
Правда с какой-то стороны меня это и пугает, сильно пугает. Что будет, если об этом узнают, в школе, или мама! Меня это так пугает, что я продолжаю молча познавать эту силу. Хотя, кому до этого дело, даже если я вдруг засвечусь как новогодняя елка, меня наверное не заметят. Наверное поэтому я вздрагиваю, когда подняв голову, вижу стоящего перед моим столом Томми Росса. Он такой классный, что я даже непроизвольно отодвигаюсь от него, будто боясь запачкать своей юродливостью. Я не могу понять, что он делает рядом с моим столом, тогда как остальные бегут в столовую. Я смотрю на него чуть исподлобья, так, как смотрю на всех. Всех, кто подходил ко мне, чтобы сказать какую-то гадость, ударить, толкнуть... Я никогда не жду ничего хорошего от нахождения людей со мной рядом. Особенно, когда это те, кто главный кандидат на то, чтобы стать королем школы. 
Я жду, какой-то гадости. Может он чем-то меня обольет. Хотя я не хочу в этом верить, он ведь так мило защищал меня тогда на уроке. Да и вообще он настолько красивый, что  я продолжаю на него смотреть и не сводить взгляда. Даже когда понимаю, что похоже умудрилась что-то упустить. Если он сказал в этот момент какую-то гадость, то так будет даже лучше. Я не хочу разочаровываться в нем. Но он все равно повторяет.
- Выпускной? - я не понимаю, что он хочет. Это новый способ выставить меня дурой, но я не хочу, что бы он это делал. Пусть кто-то другой, но не он. Какое-то время я все еще смотрю на него качая головой, это же нелепица какая-то. Я хватаю свои вещи, пытаясь уйти, но эта идея оказывается плохой, так как книги падают на пол, стоит мне сделать лишь шаг. Я опускаю на колени, чтобы их собрать, не смотря на него. Видя лишь его ботинки, которые все также слишком близко ко мне, им я и говорю, точнее почти шепчу, - Пожалуйста, не надо так шутить надо мной. Пожалуйста...
В классе помимо нас никого нет, но мне кажется, будто вот-вот сюда ворвется толпа учеников, чтобы начать громко смеяться или что-то еще, от чего начинаю чувствовать себя еще хуже. Руки плохо слушаются, как и всегда, когда мне надо сделать что-то быстро, и учебники совсем не хотят убираться в портфель, то и дело выпадая из него.

0

4

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все не могут быть плохими, всё не может быть грехом