Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » summer holidays: our adventures


summer holidays: our adventures

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Ashley Norton & Elsa Riley


Городской парк.


Середина июля, 2014 г.
Вторая половина дня.


Солнечно, +20 С, легкий теплый ветерок.


Что может быть лучше каникул?
Только летние каникулы!
Но бывают такие дни, когда становится скучно или просто грустно, бывает, не сидится на месте... Вот и сегодняшний день не стал исключением. Представляем вашему вниманию занимательную историю встречи двух девушек-школьниц: одна в хорошем настроении отправилась гулять в парк с собакой, другая отправляется туда же (кто бы мог подумать?), вот только настроение её оставляет желать лучше. Что будет, если они встретятся? Это мы скоро узнаем.

Отредактировано Ashley Norton (2014-06-19 15:15:49)

+1

2

Время летит слишком быстро и я не успеваю оглядываться назад, чтобы вспомнить то, что было раньше. Казалось что какая-то часть меня осталась там, в далеком Нью-Йорке вместе со своими родителями, которых кстати...больше нет. Потихоньку я начинаю забывать свою жизнь там, всё больше уделяя времени новой жизнью, вместе с сестрами. Нельзя сказать, что я была несчастна. Все что было мне необходимо - находилось рядом, на расстоянии руки. Я была таким же человеком, таким же подростком как и миллионы других, и несмотря на вполне счастливую жизнь, как и у всех у меня бывают такие дни, когда мир кажется серым и скучным, а люди - озлобленными и через чур жадными.
Мне практически всегда казалось, что я сильная. Не в физическом смысле, а в моральном. Что я сильнее, чем некоторые. А  сегодня, что-то случилось со мной и я заплакала. Быть может, это типичный переходный возраст, которые переживают большинство из людей. Или вовсе это значит то, что я слишком многое испытала. Наверное, на моем месте кто-то да сошел бы с ума. Наверняка я дала некую слабину в этом барьере, который огорождал меня от всего, но сейчас поток негативных мыслей все же проник ко мне в голову, делая тем самым меня слабой. Буквально за пару минут, хорошее настроение сменилось плохим; более угрюмым и мрачным.
Слеза покатилась вниз по щеке и тут же остановилась, засыхая на ветру. Я шла по улице, пряча опухшее и покрасневшее от слез лицо. Мне было плевать, что подумают прохожие. Я не хотела, чтобы на меня смотрели, как на жалкого человека. Я просто не люблю внимание к себе, вот и всё. Хотелось уйти, скрыться от этого быта и побыть одной, в одиночестве, чтобы никто меня не трогал, не задавал лишних вопросов и не давил на больное. Парк - пожалуй то место, где мысли по настоящему очищаются, как только ты вдыхаешь этот чистый воздух вокруг тебя. Мне нравилось это место, народу тут не всегда много, не так жарко и не так шумно, нежели чем на улицах Сакраменто, где на вечно поселилась суета. Сидя на траве или на лавочке, я словно рассматривала ауры людей, тщательно их разглядывая, как-будто смотря им прямо в душу. Но они этого не видели, я вообще делаю практически всё незаметно, делаю так, чтобы пара чужих глаз не смогли меня обнаружить. Я успею скрыться до того, пока иной сможет проявить ко мне интерес.
Обычно, я начинаю мечтать и погружаться в "легкий сон", когда у меня имеется опора; будь то земля, которую я ощупываю своими руками или обычная деревянная скамья, на которой я сижу. Я не такой человек, который может часами стоять на ногах, при этом не жалуясь. Я люблю сидеть, чувствовать то, на чем сижу я. Не смотря на то, что я много хожу и меня это вполне устраивает, все же садясь на скамью я ощущаю некую теплоту, которая медленно расползается по моему телу и уводит в полусонное состояние. Сейчас, это самое чувство настигло меня. Такое приятное, расслабляющее. Я смогла найти ту самую опору, в виде деревянной скамьи, прямо такую о какой предполагала.
Было нагло с моей стороны сесть на лавку рядом с другим человеком, так и не спросив занята ли она. Но сейчас мое пофигистическое отношение ко всему достигло высшей точки, меня не волновало ничего и даже если девушка, сидящая в паре сантиметров от меня захочет чтобы я ушла, то я не уйду, скорее отправлю ее куда подальше. Вы не подумайте, что я грубая. Я таковой никогда не являлась и являться не буду. Просто депрессия накатила меня с головы до ног, словно огромная волна в бушующем океане. Некая раздражительность всегда присутствовала во мне, особенно на этой неделе, когда неописуемая жара добралась до меня, хотя показывало всего двадцать градусов, но ощущалось как двадцать пять и практически все время, коль выходила я на улицу - немедленно выискивала глазами тенек, чтобы спрятаться от этого солнцепека.
Знаете, наверное у каждого есть некое чутье, которое помогает вам замечать кто же на вас все таки устремил свой взор. Будь это в толпе или в театре, ты чувствуешь как чужие глаза прожигают тебя и поворачиваясь, ты ищешь виновника; вот и сейчас, почувствовав на себе косой взгляд пары глаз, я обернулась:
- Привет, - как можно мягко сказала я, хотя на самом деле вообще говорить ничего не хотелось, - ты чего-то хотела? Я посмотрела на свою "соседку" с некой долей интереса. Странно, мне казалось что я подсела ко взрослому человеку, но не как к девочке, которая кстати выглядела младше меня. Она напоминала мне ангела, такого милого и одновременно невинного и непокорного. Я не знала как описать ее словами, эта наивность словно читалась в ее глазах, выдавало ее всю. Девчонка не представляла никакой опасности для меня, почему то я была уверена в том, что она не станет задавать мне тысячу и один вопрос, не станет "давить" на мозг, она просто казалась такой легкой и воздушно, всего-то.

+1

3

Это лето казалось мне особенным. А может, не казалось, может, так оно и было…
   Каждое утро Сакраменто встречало меня в спальне нашего с папой дома, где роль будильника играл ни кто иной, как Гизмо. Как? Вы не знаете кто это? Тогда вы точно не были у нас в гостях, потому что в нашем доме Гизмо – самый заметный, самый шумный, самый неугомонный член семьи. И вот этот вот член семьи сейчас стоит на мне и старательно вылизывает лицо теплым языком – да, это наш рыжий пёс, шумный английский сеттер, который почему-то решил, что в мои прямые обязанности входит возиться с ним целыми днями. Впрочем, тут стоит заметить, что я была совершенно не против такого расклада событий – я люблю животных, а Гизмо ещё и чертовски обаятельный и жутко ко мне привязан. Я шутливо отпихиваю его от себя, пытаюсь зарыться носом обратно в подушку, но сия наглая морда, вцепившись в мои пижамные штаны, шустро стягивает меня с постели – мне остаётся только нелепо брякнуться на пол и «продрать глаза».
   В доме тишина – так всегда по утрам, Хью, наверное, даже не возвращался сегодня, снова кого-то привезли на операцию. Я не могу требовать, чтобы он постоянно проводил время со мной, у него есть работа, другие нуждаются в его помощи… Я всё понимаю и не обижаюсь, наоборот, горжусь, что он может помочь другим. Я плетусь сначала в ванную комнату, чтобы придать себе хоть немного более человеческий вид, прямо перед носом Гизмо захлопываю дверь ванной (чего удумал, в душ со мной ходить, как же), а после, освежившись и причесав немного волосы, тащусь в сторону кухни, прихватив с собой Гизмо. Мы чуть не кубарем скатываемся по лестнице, минуем столовую, и я могу убедиться в своей правоте: Хью ещё сегодня не приходил, когда он вернётся мне неизвестно. В таком случае, можно заняться чем-нибудь полезным, интересным или… Мой взгляд падает на окно, за которым светит солнце. Кажется, на улице хорошая погода, и я думаю, что неплохо бы сходить прогуляться. Пусть Гизмо побегает, а я посижу почитаю или просто полюбуюсь природой.
   Я не стала готовить себе завтрак, только накормила Гизмо, этот наглец налетел на меня, что я чуть не уронила его миску из рук, и упаковала с собой пару сандвичей и яблоко, налила воду в небольшую бутылочку, скорее всего, жажда меня нагонит где-нибудь по дороге. Всё сложено в небольшой джинсовый рюкзак, куда я закидываю ещё пару игрушек для пса. Мне не нужно много времени на переодевание: всего-то натянуть свою любимую белую футболку (правда, она давно уже не белая, я разрисовала её яркими кляксами, чтобы хоть как-то «оживить» и удобные шорты. Волосы распустить, на голову – шляпу с неширокими полями, чтобы не схлопотать солнечный удар. Я спешно ищу свои солнечные очки, у меня слабые глаза и я тяжело переношу прямой яркий свет, рулетку и ошейник Гизмо – всё это обнаруживается в коридоре, как и мой пёс, собственно. Мне приходится немного повозиться, чтобы нацепить на него «амуницию», но с этим делом я успешно справляюсь. На столике я оставляю записку, что пошла проветриться и проветрить пса, чтобы меня не теряли и, если случится что важное, телефон у меня с собой. Из тумбочки я выхватываю небольшую книжку со сценарием какой-то сказки, не успеваю прочесть названия, машинально засовываю её в рюкзак и выхожу, запирая дверь дома.
   До парка я иду легко и быстро, грациозной походкой… Да как же! Меня Гизмо вперёд тащит так, что я едва не валюсь с ног. Остаётся только носом пропахать мощеную дорожку, скрытую тенистыми деревьями. Этот парк – чудесное место, словно попадаешь в сказку, в другой мир. Люди здесь не такие уж частые гости, а те, кто обычно приходит сюда – сидят на траве, устраивают пикники или, как, например, я, читают, сидя на скамейке, подставляя лицо теплому ветерку. Даже Гиз притихает немного и я решаюсь отцепить его, чтобы он чуть порезвился на лужайке, а я спокойно почитала под тенью раскидистых деревьев. Английский сеттер тут же уносится прочь, я плюхаю свой рюкзак на скамейку, сажусь рядом, снимаю очки и шляпу, сейчас они мне ни к чему, и кладу их поверх джинсовой ткани. Какое-то время я ещё вожусь, оттягивая сладостный момент чтения, собираю свои светлые волосы – моя настоящая гордость – в высокий хвост, чтобы они мне не мешали читать и не лезли в лицо, а потом… Потом полностью отдаюсь буквам и словам, витиеватым описаниям и необычным сравнениям, я представляю, как можно сыграть того или иного персонажа, иногда отвлекаюсь и делаю пометки на полях, чтобы не забыть, какие мысли посетили меня во время прочтения.
   Проходит немного времени и я почти кожей чувствую, что кто-то направляется сюда, к моей скамейке. Я пока не поднимаю глаз, думаю, что могла ошибиться, но нет, некто присаживается со мной рядом, я слышу человеческое дыхание. Странно. Нет, не подумайте, что я против того, чтобы моё пространство нарушалось – я, в принципе, люблю находиться среди людей, мне нравится разговаривать с ними, наблюдать за их мимикой, жестами, но… Чем-то внутри я чувствовала, что человек, сидящий сейчас рядом со мной, опечален и опечален довольно сильно. Я ещё делала вид, что увлечена чтением, хотя на самом деле мой взгляд то и дело соскальзывал с ровного строя букв на сидящую рядом девушку. Вскоре я и вовсе забыла о книге и из-под опущенных ресниц разглядывала её. Явно старше меня, хотя я не сильно ниже ростом, а вот лицо куда взрослее выглядит. Я замечаю на её щеках слёзы, и меня почему-то прожигает сочувствием к этой незнакомке.
- Привет, ты чего-то хотела?
   Меня словно прошибает током, кажется, я слишком увлеклась своими мыслями и выдала свою заинтересованность. Что же, если я раскрыта, то не имеет смысла играть комедию, я думаю. Легко киваю головой, стараюсь сделать это как можно более непринужденно, и улыбаюсь, мягко и открыто, как привыкла улыбаться незнакомым, но приятным с виду людям. Что сказать – не знаю, потому что не в моих правилах лезть в чужие дела без спроса. Я усвоила хороший урок: люди не рассказывают, если их спросить, но если не спросить, охотно делятся многим.
- Привет.
   Мне надо было срочно придумать, что сказать. Наверное, я выглядела для неё странно, но в такой ситуации сложно предугадать, как стоит себя повести. Одно я знаю точно – не стану расспрашивать и допытываться, если ей надо выговорится, она сама решит, когда будет лучше это сделать, а сейчас, кажется, ей просто надо быть не одной.
- Да, пожалуй да…
   Я отвечаю задумчиво, медленно, ещё не решив, что последует дальше. Впрочем, я хорошо умею одно – играть роли. Почему бы не сделать этого и сейчас, коли пойдёт на благо другому человеку? Видишь, пап, я тоже могу помочь кому-то, по крайней мере, я на это надеюсь, как и ты, просто способ у меня другой, совсем другой. Ты лечишь болезни, а я постараюсь вылечить сегодня плохо настроение.
- Просто как-то не очень весело проводить время в одиночестве, когда на улице такая чудесная погода и неплохо бы выбраться куда-нибудь с друзьями… А мне вот этого не надо, так что не будешь против, если я посижу немного с тобой? Обещаю, буду тихой, как мышка.
   Я улыбаюсь ей виновато, быть может, я просто нарушила её покой и лезу не в своё дело, хотя, впрочем, это не я подсела к ней, всё было наоборот. Только разве меня смутишь такой мелочью?

+2

4

На дворе стоял всё тот же июль, слегка жаркий, а временами и вовсе прохладный. Погоду здесь предугадать некому не удастся, ведь сегодня ты уже ходишь в шортах, а спустя пару часов накидываешь на себя кожаную куртку. Но несмотря на такую непредсказуемую погоду люди всё так же ходят по улицам, вдыхая этот пропитанной пылью воздух. Когда я шла сюда, то ощущала прохладный ветерок, который пробегал по моей чувствительной коже и оставлял некий осадок. А сейчас - с каждой минутой мне становилось все жарче, и даже приходилось махать своей собственной ладонью перед лицом, чтобы создать дополнительную прохладу.
Почему-то, когда люди сочиняют "поэму" на ходу, я сразу чувствую это. Что-то подсказывает мне, что человек пытается ловко вывернутся, чтобы выйти из воды сухим. Такое бывает, чего скрывать - я сама такая же. Когда находишься в неподходящей кампании, надо же что-то сказать чтобы человек от тебя попросту отвязался и выкинул из головы. Сейчас, такое поведение я наблюдала у одной девушки, такой молодой и красивой. Она что-то сочиняла на ходу, но признаться - я не слушала ее. Если быть точнее, то я слышала лишь некоторые слова, вроде "буду тихой" и так далее. На самом деле, мой взор был устремлен в небо; думая о какой-нибудь сказке, я все глубже погружалась в себя, в свой таинственный мир, полон волшебства и любви.
- А? - только и всего ответила я девушке, которая только-только закончила свою недлинный монолог. Повернув свою голову, я увидела как она невинно мне улыбается. Я улыбнулась ей в ответ, как мне кажется, придурковатой улыбкой. Эта улыбка была неискренняя, ибо мое настроение с каждой секундой падало всё нижу и ниже, пока не остановилось на одной точке.
- Не хочешь прогуляться? Я конечно понимаю, что мы не знакомы и что ты возможно относишься ко мне настороженно, я сама такая же , но на улице такая погода, хотелось бы размяться, как думаешь?
Мое стеснение выдало меня, когда я так по-детски покраснела. Хотелось отвлечься, занять свои мысли чем-нибудь другим, лишь бы снова не думать о грустном, не давить на больное чтобы не сделать еще хуже. В таких случаях я опускаю глаза вниз, когда в чем-то неуверенна. Сейчас я сделала точно так же, боясь услышать отказ. Тогда получится весьма неловко, и мне придется встать с места, чтобы уйти и не чувствовать себя отвергнутой. Но случается в жизни такое, когда чувствуешь что твои молитвы услышаны и это некое счастье наполняет тебя изнутри, согревая снаружи и даря тепло.
Я услышала короткое -конечно, которое было наполнено искренней радостью, исходящая от девочки.
- Кстати, я Эльза.
Не успела я встать со скамейки, как на меня налетел чей-то песик. Он сбил меня с ног и я неуклюжа упала на землю, потирая ушибленное место. Создавалось впечатление, что эта злая собака собирается меня укусить, но она превзошла мои ожидания, радостно лизнув в щеку. Я задорно хихикнула, закрывая ладонью свое лицо, чтобы спастись от назойливого языка собаки. Честно, я уже не помню чтобы я вот так искренне хихикала, получая удовольствие от того, что хоть кто-то во мне заинтересован. И этот кто-то оказался пес по кличке Гизмо, хозяйка которого пыталась его от меня оттащить.
Посмотрев на этого пса, я поняла что хочу точно такое же существо, которое будет любить меня и защищать. Быть может, Гизмо намного помягче чем другие собаки, но он мне нравился, несмотря на то что я осторожно стараюсь относится к незнакомым собакам, да и к животным вообще. Но этот пес...этот пес был таким же прекрасным, как и его хозяйка от которой исходили некие лучи добра.
- Это было неожиданно! - я поднялась с земли, отряхивая свой зад от пыли. - И немного больно.
Почему-то, я не воспринимаю боль в любых ее проявлениях, будь то она физическая или моральная. Всем известно, что испытать моральную боль намного тяжелее, нежели физическую. Но по мне — это не так. Я сильная и я знаю что справлюсь с этой моральной болью, о которой всё говорят несчастные девчонки, которых бросил парень. Физическая боль- вот что испытывать действительно тяжело. И пускай возможно на моем бедре останется синяк, к которому мне по случаю будет больно прикасаться, но все же лучше бы я страдала морально, как пару минут назад.
В какой-то момент, моя слабость всегда проявлялась, как например сегодня. Депрессии и возможные апатии подступали ко мне незаметно, и каждый раз я говорила себе что могу с этим справиться сама, без посторонней помощи. Да и откуда этой помощи взяться? Следы от слез исчезли с моего лица, как только мои ноги оказались снова на земле. И кажется я поняла откуда пришла моя помощь.

***

- Забавно вот так знакомится в парке с незнакомцем, когда кажется что твое настроение ниже плинтуса.
Я шагала по дорожке, вприпрыжку смотря на землю. Как позже выяснилось, девочка по имени Эшли оказалась такой же, какой она мне показалась в самом начале: светлой, доброй и веселой. Мне правда удалось с ней посмеяться, как только она рассказывала мне какую-нибудь историю про своего пса и что он натворил до нашего с ним знакомства.  Я была удивлена ее искренностью и честностью, она не была похожа на других пятнадцатилетних подростков, которых заботят совершенно другие проблемы, наподоби тех, как заставить парня ревновать. Мы с ней чем-то отличались от остальных и наверное, в чем-то были похожи, за исключением цвета волос. Наши взгляды на мир практически совпадали, а разве такое бывает в первый день встречи? Мне хотелось сделать ей какой-нибудь комплимент, мол она как человек очень интересная, но почему-то я зажалась в себе, промолчав.
- О, ты тоже не отсюда? А откуда приехала? - я не выдержала и спросила. Порой моему любопытству нет конца и края.
- Я жила в Нью-Йорке, но мне пришлось покинуть свой родной дом, чтобы приехать сюда, к родственникам.
Последние предложение я сказала как-то скомкано. Тема дома yfвсегда стала для меня больной, сразу набегают теплые воспоминания и не очень. Ностальгия заставляет меня забыться, и снова уйти в себя вместе со своими немного грустными мыслями о доме.
- Скучаешь по дому?
Как-то осторожно прозвучал мой вопрос в ее адрес. Вот я да, я скучаю безумно. Но всё что было в Нью-Йорке — остается в Нью-Йорке. Пускай я не озвучила свои мысли, предпочла промолчать о своем родном доме, чтобы не давить на больное. Да, прошло как по мне много времени с того момента как я здесь, но воспоминания...Воспоминания никуда не исчезли. Признаться, я бы вновь вернулась туда, чтобы одним глазком взглянуть на дом, взглянуть на родную школу и площадку. Я сама не заметила как призадумалась, проигнорировав вопрос Эш.
- Прости, я прослушала. Так что ты сказала? 

+1

5

По скверу прошелестел легкий теплый ветерок и тут же скрылся за поворотом, оставляя после себя лишь июльский день и жаркое солнце. Самый настоящий летний день, думаю, никто не станет с этим спорить, и от возможности сгореть меня спасали только тени раскидистых ветвей деревьев, скрывавших лавочку, на которой сидели мы с ней: две чем-то похожие девушки, которых судьба свела этим днём я парке. Я всё так же с искренним интересом разглядыю сидящую рядом из-под ресниц, немного смущаясь, поскольку я понимаю, что не совсем правильно так смотреть на людей, вот только заставить себя перестать не могу, и, успокаивая свою совесть, отмечаю, что та не остаётся в долгу и тоже оценивающе глядит на меня. Что же, это вполне нормально, контакт есть. Говоря по правде, мне нужно обязательно чувствовать отдачу от другого человека, чтобы продолжить вести с ним разговор, а в противном случае я не просто теряюсь, нет, с этим я научилась уже справляться, я просто не вижу смысла продолжать: и разговор, и отношения. Я бы просто опустила глаза и продолжила читать книгу. Да, меня бы съедало любопытство изнутри, но я бы не предприняла ничего больше, это точно. Вы можете назвать это привычкой или принципом – всё равно, сути дела это не меняет, ведь так оно и есть.
- А?
   Да, весь мой монолог, похоже, улетел в молоко, хотя так чаще с улыбками бывает. И всё же это отвлеченное «А?»  было более искренним, чем торопливая улыбка незнакомки. Глядя на неё, я разрывалась от двух противоречивых желаний: одно – широко и весело улыбаться, в конце концов, моя неподготовленная и импровизированная речь оказалась вовсе не нужна, зря я волновалась, второе – желание обнять, погладить по голове, утешить, такой растерянной и потерянной выглядит эта девушка. Но могу ли я позволить повести себя так с человеком, которого не знаю, которому, возможно, и вовсе претит моё общество? К сожалению, всё, на что я сейчас способна – это невинно улыбаться и хлопать глазами. Вот ведь ситуация.
- Не хочешь прогуляться? Я конечно понимаю, что мы не знакомы и что ты возможно относишься ко мне настороженно, я сама такая же , но на улице такая погода, хотелось бы размяться, как думаешь?
   Я моргнула. Раз, другой. Я моргнула с непониманием. Я еле сдержалась, чтобы не распахнуть глаза и рот в подлинном удивлении. Да, меня, кажется, не просто не услышали, меня как будто только что заметили, хотя я отчетливо помню, что эта незнакомка сама начала разговор. «А я старалась, значит, волновалась, значит, а она даже не слушала меня,» - шутливая обида мелькнула в моей голове этой странноватой мыслью.  Я улыбнулась, широко и искренне, как улыбаются настоящим друзья, живо кивнула головой так, что хвостик на затылке весело подпрыгнул за спиной, сложно было это не почувствовать, и словно со стороны услышала свой голос, звонкий и радостный:
- Конечно.
   До этого незнакомка, чьё имя я узнала скорее, чем ожидала того, казалась замешкавшейся и смущенной, но мой ответ (да, я сама это заметила!) приободрил её. По крайней мере, мне так кажется. Мы синхронно поднялись со скамейки, словно сговорившись, и оттого я звонко рассмеялась, так, что самой показалось, будто бы зазвенели маленькие серебряные колокольчики. Так смеялись дети, искренне радующиеся каждому маленькому чуду и новому дню, солнцу, жизни, любой мелочи, так смеялась и я. Я потянулась за солнечными очками и шляпой, без которых не могла бы никуда пойти без опасности обгореть до состояния «курочки гриль» или красного рака. Моя кожа, неестественно-бледного оттенка, была очень восприимчива к ультрафиолету, и за это я её недолюбливала: вечно приходилось испытывать вот такие неудобства.
- Кстати, я Эльза.
   Наконец, мне стало известно и имя уже не незнакомки, а новой знакомой и, возможно, будущей подруги: да, я считаю, что мы вполне могли бы подружиться. Так бывает, неожиданные знакомства на улице внезапно становятся долгим общением. Это жизнь, так действительно бывает –и я никогда не отвергала эту мысль.
- Очень приятно, а я…
   Я не смогла договорить, поскольку стоило мне обернуться, и Эльзы уже не обнаружилось на месте. Всё произошло так быстро, что мне подумалось, не галлюцинации преследуют ли меня, но мысль эта быстро была развеяна шумом и возьнёй. Ошарашенная происходящим, я медленно опустила глаза и – ну кто бы мог подумать! – увидела и валяющуюся на траве девушку, и своего чертовски неугомонного пса.  Этот рыжий комок шерсти (ага, довольно приличных размеров комок, это вам не соседская болонка, визгливо тявкающая на каждый шорох) не просто сбил с ног Эльзу, он ещё и лицо принялся ей облизывать. «А мимо меня ты, значит, пролетел… Предатель ты, Гиз, фиг тебе, а не косточка на ужин,» - я испытала укол ревности, но не злой, а какой-то доброй и умиротворенной, спокойной. Не знаю, может, я действительно собственница, но он мог бы и на меня внимание обратить. Впрочем, он сумел развеселить Эльзу, а значит, я не сильно против и, конечно, совсем злиться на него не буду. Я буквально на секунду позволила себе довольно улыбаться, глядя на кучу-малу, так забавно выглядела со стороны ситуация, а потом с воплем кинулась на шею Гизмо, сжимая в руке рулетку.
- Ну, попался, негодяй! Удрал – и без меня!
   Я повалилась рядом с Эльзой, ногами и руками прижимая к себе весело тявкающего Гизмо  – валяться, так уж не в одиночку, а всем вместе. Пёс извернулся и радостно лизнул меня, хозяйку, в нос, получив наигранно неодобрительный вопль и крепкие объятия. Обнимала и радовалась я, может, и искренне, но всё же не без умысла. Рулетка защелкнулась на ошейнике, и рыжий сеттер, недавно ухоженный и причесанный, а ныне весь растрепанный и местами грязный (все мои старания, конечно, как обычно насмарку, и после прогулки я его в ванной, наверное, утоплю, ведь каждый раз одно и то же), не мог никуда сбежать от нас.
- Это было неожиданно!  И немного больно.
   Мы поднялись с земли и обменялись улыбками. Я с облегчением заметила, что с лица новой знакомой наконец пропала тоска и печаль. Впрочем, тут был шумный пёс, рядом с ним трудно было грустить, я знала это не понаслышке, а по своему собственному, временами горькому опыту.
- Ещё бы! Это же Гизмо. Любое его появление неожиданно, хотя он бывает очень вовремя. Не сильно ушиблась?
   Участливо поинтересовалась я, параллельно занимаясь тремя делами, не Юлий Цезарь, но всё же: обеспокоенно разглядывала Эльзу, нет ли на той серьёзных повреждений от проявлений радости Гизмо, он-то уж не скупился на чувства и эмоции, удерживала самого Гиза, тому уже не терпелось погулять троицей, и шарила рукой по скамейке, чтобы прикрыть голову от палящего солнца. В Сакраменто летом жарко, хотя погода переменчивая и непредсказуемая, но куда лучше, чем во Флориде, где почти всё лето идут проливные дожди. Я тут подумала, что лето здесь, куда лучше, чем в Джексонвилле: и погодой, и людьми. Ладно, на нос – солнцезащитные очки, на голову – шляпу. Всё, можем идти.

   Наконец, мы сменили дисклокацию: теперь Гизмо гордо шагал впереди, работая для нас своего рода навигатором (только вот кто знает, куда он нас заведёт), а рядом вприпрыжку вышагивала Эльза, я сама же маршировала с гордо поднятой головой и рассказывала всякие истории, связанные с проделками Гизмо: пару раз он гонялся за мальчишками, пытался забраться с ними на дерево, а в итоге только испачкался и усталый вернулся домой, перевернул вазу с цветами и мне пришлось срочно её прятать – это был чей-то подарок. Однажды он засунул голову в аквариум и застрял… Кажется, я рассказала ей всё, что произошло со мной и Гизмо за это время, не могла остановиться почему-то. Рядом с Эльзой я чувствовала себя легко и совершенно непринужденно, разве так бывает, когда идёшь с человеком, чьё имя узнал от силы пять или, может, десять минут назад? Но в ней чувствовалось что-то, похожее на меня саму, откликающееся на мои слова. Кажется, где-то в разговоре я обмолвилась, что здесь куда как лучше проводить лето, потому что последовал логичный вопрос от Эльзы:
- О, ты тоже не отсюда? А откуда приехала?
   Откуда? Конечно, я тебе расскажу, но ты всё же первая поведала мне, что приехала из Нью-Йорка. Твои слова «пришлось покинуть родной дом» показались мне не совсем понятными, но резанули по душе, словно скальпель по белой коже. Чёрт, умею же я сравнения подбирать!
- Я? По дому?
   Я рассмеялась, но смех мой сложно было назвать весёлым, я это понимаю. Скорее, это было что-то нервное и неестественное. Следом я почувствовала, как уголки губ расползаются в грустной улыбке, нехорошее предзнаменование, и поэтому я поспешила заговорить, и, когда слова полились из моих уст, я почувствовала облегчение, каждый звук собственного голоса приносил радость, ведь я всё больше осознавала, что здесь, в Сакраменто, у меня есть всё, о чём только можно мечтать.
- Нет, ничуть не скучаю. Там, в Джексонвилле, довольно скучно, не сказать, что у меня там друзей особенно много. Да и маме с отчимом пора бы уже о втором ребёнке подумать. Здесь же у меня дом и семья: папа и Гизмо. Я их очень люблю. И лето тут куда как лучше, чем во Флориде, уж поверь мне на слово!
   Я заметила, что Эльза опять задумалась о своём, и говорила так, чтобы она точно слышала и не могла погрузиться в свои мысли, я не хотела, чтобы она снова грустила. Это неловко и неприятно, когда у тебя счастье, а других гложет их собственная беда, гложат сомнения и боль. Мне хочется поделиться с ней своей радостью, она кажется мне такой… Она кажется человеком, который действительно красив душой, но то, что съедает её… Ей просто нельзя дать померкнуть.
- Ты задумалась… Скажи, что-то случилось? Ты скучаешь по дому?
   Ненавижу вопросы напрямую, но… Эльза, прости за бестактность, но не спросить я всё же не могла. Притих даже Гизмо.

+2

6

Солнце ласково светило, в листве деревьев был тот особенный трепет июля, который исходит, казалось, не столько от ветра, сколько от палящего солнца. Несколько минут назад я укутывалась в свою легкую летнюю кофточку, как тут сразу возникает ощущение поскорее ее снять. Наше трио весело шагало по тропинке; Эшли вежливо отвечала на мои вопросы, а Гизмо шел где-то впереди нас, словно охраняя. Мы были звездочками этого парка, а Гизмо - наш телехранитель. Это была так забавно, представлять все это. На секунду я отвлеклась и даже заулыбалась, так по-детски, прослушав фразу Эшли. Я не стала ее переспрашивать, ибо смысл ее предложения мне был понятен. Она говорила внятно, непринужденно, как будто сама хотела поведать мне маленькую историю. Тем более, второй раз переспрашивать ее было бы невоспитанно, меня не так воспитали, нет. Когда ее вопрос наконец дошел до моих ушей, я оцепенела. Не знаю почему, но что-то внутри меня словно пошатнулось. Да. Да я скучаю по своему дому, я хочу быть вместе с родными, не смотря на то, какие вещи творились в моей семье. Без родных людей под боком - мы ничто. У нас нет опоры, нет ничего. Это очень тяжко знать, что твоей семьи больше не существует. Но я знаю точно, теперь вся моя семья - это сестры. Ну каково бы не было мое настоящее, я в целом им довольна. Жить прошлым не есть хорошо, ты теряешь себя в настоящем, так было со мной. Этот горький опыт оставил отпечаток на моей душе, и я многому научилась на своих ошибках, но чтобы я не размышляла в своих мыслях, в своей голове или даже в личном дневнике - все это я не вынесу наружу.
- Да не особо...
Буквально выдавив из себя эти три слова, я опустила глаза вниз, продолжая бубнить себе под нос о том, что в моей жизни все хорошо, но как и у всех наступают моменты, когда хочется сдаться и выплакаться. Эшли слушала меня с понимаем, по крайне мере мне так казалось. Наша удивительная встреча теперь останется в моей памяти, это я знала наверняка. Такая добрая и понимающая Эшли и сразу можно предположить, что она не из этих мест. В Сакраменто, в этом временами прекрасном городе, люди отнюдь не всегда приветливы с тобою. Будь ты потерянной девочкой или беспомощным стариком, мало кто откликнется и предложит помощь. Почему то все всё время проходят стороной, стараясь избегать проблем и случая, где надо кому-то что-то делать, будь эта обычная помощь старушке чтобы перейти дорогу и заканчивая инвалидом, которому надо помочь пересечь высокий порог магазина. Конечно не все люди такие, всегда найдется по-настоящему хороший человек, который всегда откликнется на чью-то помощь, не требуя чего то взамен. Именно на такого человека похожа Эшли. Рядом идущая со мною девочка, с блондинистыми волосами, которые сверкают на солнце. Когда она что-то говорит, то высказывает это практически всегда с улыбкой и опущенными глазами. Она смотрит куда-угодно, но только не переводит взгляд на меня, когда рассказывает свою историю. Мне это нравилось, нравилось ее внутреннее свечение, ее искренность и доброта. Признаться, я не жалела что подсела к ней тогда на лавочку, пускай в скверном настроении и с нежелание общаться, но наше пускай еще недолгое знакомство вызывало во мне кучу приятных эмоций, несмотря на то, что грустные мыслишки все таки врывались в мою голову, подобно двухметровой морской волне.
- На самом деле, ничего такого не случилось, чтобы кто-то начал за меня волноваться. - с некой утайкой произнесла я, дождавшись нужного момента. Не дождавшись ее ответа, мне пришлось выкрикнуть:
- Эй! Эшли, скорее за псом, он убежал!
Мой радостный голос пронесся по территории парка и я тут же с шага перешла на быстрый бег.
- Не отставай Эш! - крикнула я на бегу, поварачивая голову назад чтобы посмотреть куда делась моя новая знакомая, но как только моя голова очутилась сзади, малышка Эш уже перегнала меня, задорно смеясь и показывая на меня пальцем.
- Так нечестно!
Я вновь выкрикнула ей, прибавляя скорости. Тем временем, пес по кличке Гизмо несся куда-то вдаль, словно его позвал сам хозяин. Но хозяин был рядом со мной, бежал, а точнее бежала вслед за этим псом, одновременно соревнуясь со мной в беге. Если задать вопрос, что же встревожило этого жизнерадостного пса так, что он убежал от своей хозяйки, то я бы лишь пожала плечами. Меня бы жутко интересовал этот вопрос, если бы его хозяйкой была я. Но почему то, я была уверенна что Эшли так же задается этим вопросом, только с большим интересом, нежели моя персона.
Мы все так же играли в эти догонялки, только параллельно преследовали Гизмо. Эта детская игра, в которую наверняка играл каждый ребенок, доставляла радость и положительные эмоции. Было плевать на боль в легких, боль в ногах и даже сухость во рту, хотелось достигнуть своей цели - запинать Эшли и стать убегающей жертвой в этой же игре.
В голову врезалось воспоминание о детстве, когда мне было от силы лет семь-восемь. Я так же преследовала одного мальчишку на площадке. Моя мама стояла неподалеку от меня, улыбаясь и глядя на свою девочку. Тогда я была так счастлива. Известно, что мальчишки зачастую быстрее нас, но иногда случаются случаи, когда девочки могут догнать  перегнать тех самых будущих мужчин. Это случилось со мной, я зациклилась на нем, на своей цели и преследовала его пока не настигла. Помню как этот хлопок по его плечу принес мне огромную радость, я все так же смеясь, неслась к своей маме, а он пытался меня догнать. Все это напоминало игру, забаву которая снова воплотилась в реальность, как только я дотронулась до плеча Эшли и собрав силы в кулак, побежала еще быстрее. Я уже смогла догнать этого неуловимого пса и бежать с ним наравне. Пытавшись зацепить его руками, я неудачно споткнулась. Эта грубая ошибка стоила мне временной победы, ибо Эш уже смогла меня обогнать, по дороге хлопнув своей ладошкой по моей спине. Я осталась на том же самом месте, где и споткнулась, наблюдая за тем, как счастливая девочка бежит за своим псом и наконец ловит его. Издалека это событие напоминало какой-то кадр из фильма, где все кажется идеально. Это яркое солнце, освещающая дорогу, легкий ветерок, который дотрагивается до ее белоснежных волос, даже сочетание цветов и расположение кустиков - всё сочиталось гармонично.
Я любовалась этой картиной издалека, замерев на месте. Когда Гизмо прекратил лизать Эшли, девушка поднялась на ноги и махнула мне рукой, продолжая улыбаться до самых ушей. Меня что-то словно толкнуло изнутри и я очнулась в настоящем, поняв что смотрела я в течении минуты только в одну точку. Мне сразу стало как-то неловко от того, что сегодня практически весь день я веду себя странновато. Наверняка Эшли заметила мое поведение, но спросить меня так и не решилась, быть может из за воспитания.

Иногда мы, люди, порой совершаем необдуманные поступки, после которых долго приходится сожалеть. Ругая себя, нам не становится лучше, ведь что сделано, то сделано и этого мы изменить не сможем. К нам не прибудет джин из волшебной лампы и по одному желанию не вернет нас в прошлое, чтобы мы были внимательнее и кое чего не натворили. После сегодняшнего дня, я поняла что не стоило тогда срезать по газону, чтобы добраться до своих новых друзей: пес по кличке Гизмо и маленькой девочки Эшли, предположительно вместе со мной одного возраста. Сейчас, находясь полностью в воде, я осознала две вещи:
первое: смотри под ноги
и второе: вначале думай, а потом уже делай.

0

7

- Да не особо...
Знаете, её голос был далёк от весёлого, и дураку стало бы понятно, что что-то всё же не так. Я же себя дурой не считаю. Мне казалось бестактным продолжать задавать вопросы дальше, если эта тема так щепетильна для Эльзы, не хотелось портить хорошее настроение и расстраивать её. Интересно, а я всегда была такой… Трусливой, что ли? Нет, не то, что я боюсь всего и всюду, на самом деле человек я довольно храбрый и решительный, но именно в вопросах того, как отреагирует другой человек я труслива. Особенно если этот человек мне более или менее близок. Страх расстроить его или оскорбить буквально преследует меня. Эх, кажется, надо всё же с этим завязывать, так и до паранойи недалеко, а некоторые меня и без того странной считают. Иногда. Впрочем, у всех свои тараканы, у меня тоже они есть. Молчание становилось неловким, я чувствовала это чуть ли не каждой клеточкой своего тела, и от этого становилось как-то… Неуютно, думаю. Неловкость з отвратительное чувство. Вот и что мне теперь делать? Что сказать? Неэтично же дальше будем смеяться и рассказывать весёлые байки из своей жизни, как будто я совсем и не слышала её слов и не заметила, каким тоном она их произнесла.
- На самом деле, ничего такого не случилось, чтобы кто-то начал за меня волноваться.
Начал? Да я уже волнуюсь… И не могу понять, что же случилось такого в твоей жизни, Эльза, что ты не хочешь об этом говорить со мной? Когда-нибудь я обязательно узнаю, что же произошло в твоей жизни, надеюсь, что ты даже сама об этом мне расскажешь (да, настолько я самоуверенный человек, прости), поэтому сейчас не буду расспрашивать дальше, чтобы не бередить раны. Но я всё ещё не знаю, как выйти из этой ситуации. Неужели будем молчать и ждать? Помощь пришла с совершенно неожиданной стороны. Гизмо взлаял и сорвался с месте так быстро, что я даже глазом моргнуть не успела, не то что подумать о том, чтобы покрепче сжать в руках поводок. Он просто вырвался и, сверкая подушечками лап, теперь уносился в совершенно неизвестном мне направлении. Вот гад! Впрочем, сейчас эта наглость Гиза была мне на руку.
- Не отставай Эш!
Серьёзно? Вы на пару с этим псом решили бросить меня тут в гордом одиночестве? Ну нет, так не пойдёт. Раз уж и ты, Эльзы, сорвалась с места и со смехом кинулась следом за псом, моим псом, то и я отставать не буду. Не люблю проигрывать. Тело само потянулось вперёд, словно изнутри меня что-то толкнуло, и я побежала. Легко, быстро, догоняя, обгоняя. Сильные ноги, легкое тело и разум, весёлый смех – это выбило все воспоминания о недавней заминке. Я легко обогнала Эльзу и обернулась на бегу, задорно смеясь. «Да, я быстрее бегаю, попробуй догони меня» - словно кричало всё тело.
Это было сродни фразе «детсов заиграло…» в причинном месте, скажем так. Сколько ярких воспоминаний связаны для меня с этой игрой в догонялки, всего не пересказать и за целый день. Я прекрасно помню хлопки по плечам и задорный, детский, искренний смех, на который не любят размениваться взрослые. Я помню пляшущие за спиной кудри девчонок и горящие восторгом глаза мальчишек. Кажется, из моей памяти даже не выветрилось ни одно движение лопаток под легкой футболкой, когда я цепким взглядом провожала спину убегающего. Я помнила всё. Сейчас вернулось то самое ощущение из детства, пьянящая радость «охоты». Она настигла меня внезапно, накрыла с головой, что я, несколько опешив, сбавила скорость и зря. Тут же на моём остался хлопок. Эльза. Догнала всё же.
- Ну, заяц, ну, погоди!
Весело завопила я, припоминая фразу из советского мультика. Бег легче, быстрее, я вижу её приближающуюся спину, руки, вытянутые в попытке схватить Гизмо, и падение на землю. Эх, споткнулась, как неаккуратно! Но это на руку мне, я хлопаю Эльзу ладошкой по спине, несильно, дразняще, и кидаюсь дальше, следом за тем, в чьей рыжей шерсти так весело играет солнце. Ярко, слепящее, вспышками, бликами – какое только не бывает солнце, какие только солнечные лучи не бросает на землю.  Я сделала последний рывок, оттолкнулась от земли ногами и… Прыгнула. Прыжок пантеры или лосося – оставим это экспертам, пусть сами разбираются. Я ожидала встретить воздух, землю, но всё же в моих руках оказался Гизмо. Я вцепилась в него со всей силой, и мы вместе повалились на землю. Я уж не буду говорить, в какой раз за этот день мне вылизывают лицо, не меньше чем как в сотый, но на ноги мне подняться было уже не так легко. Эта туша меня сверху придавила, так ещё и мышцы на ногах ощутимо тянуло, давненько я всё же в таких марафонах не участвовала. Чуть пошатываясь, я всё же поднялась и усиленно замахала рукой Эльзы.
- Э-э-эй, я его поймала!
Эльза улыбнулась. Я увидела, как она поднимается и направляется к нам, но внезапно её движение прекратилось.
- Ты чего застряла там?
Легкий бег – и я оказалась в зоне слышимости и видимости. И тут же меня охватил смех. Эльза стояла чуть ли не по колено в воде и выражение её лица… Не знаю, в общем, как это можно описать, но досмеялась я до коликов в животе.
- Ну здравствуй, победитель по жизни.

+1

8

Как говорится: "случайности неслучайны" и поэтому, мы встретились не просто так. Для каждого в этом мире есть пара, но Эшли таковой не являлась, пока. Так почему же наши пути пересеклись? Обе ровесницы, а ведь ровесникам всегда проще разговаривать, но наш разговор постепенно сводился в тупик, до тех пор пока ее пес не решил объединить нас "под общим делом". В голове мельком пронеслись слова Антона Чехова, что мол, не существует добрых, плохих, хороших; не существует милый, прекрасный злой; есть только два типа людей, не больше: твой человек и человек не твой. Эти строки пришли ко мне в голову не просто так. Да, Эшли выглядела доброй и такой хорошей, что казалось мы сможем найти с ней общий язык, но видимо она " не мой человек" и поэтому разговор не может развязываться дальше. Было обидно знать, что в этом мире нету того самого "моего человека", разве что только моя сестра. Поглядев на меня, взрослый человек бы ухмыльнулся, назвал бы дурочкой и сказал что у меня все еще впереди. Что я еще наивный и глупый ребенок, который на самом деле повзрослел слишком рано и успел вкусить всю горечь этой бренной жизни. Возможно, Эшли и хотела узнать что таиться у меня в душе, в темных уголках моего сознания, но пока я не буду открываться ей. Никому не удавалось прочитать меня как открытую книгу и разве удаться ли вообще кому нибудь это? Сомневаюсь.

- Представляешь, это спонтанно вышло! - выкрикиваю девушке, пытаясь выбраться их холодной воды. Мурашки вмиг поползи по телу, по сторонам люди смотрели на меня непонимающе, дескать "какая глупая девчонка, здесь же нельзя купаться". Сама себе улыбаюсь, постепенно выходя на берег и отряхиваю ноги от прилипшего песка. Одежда хорошенько намокла, скрещиваю руки на груди и подбегаю к Эшли, которая все таки успела поймать Гизмо!
- Какая ты шустрая! - стою над ними и улыбаюсь улыбкой до ушей; они лежат на траве, словно разглядывая солнце и сейчас, Эшли была похоже на солнышко, самое настоящее. Золотистые волосы переливались на лучах горящего солнца, а ее кожа будто блестела, отражая солнечный свет. Как же мне хотелось прилечь рядом с ними, на зеленую траву, только подальше от Гизмо. Его собачья шерсть быстро прилипнет к моему мокрому телу и тогда мне придется еще убирать волосинки со своей одежды по дороге. Но я не могла так же упасть к ним, принять их объятия, и все только потому, что земля была холодной, а трава покрыта пылью и тогда я была бы не только мокрой, но и грязной. Девушка открыла один глаз, приглашая меня рукой прилечь вместе с ними, но я лишь отмахиваюсь, обнимая себя за плечи руками. Солнечные лучи, которые касались моей спины не помогали, я уже начала тихонько дрожать и шмыгать носом, бубня под нос что могу простудиться, но была уверена что дело уже сделано.  Эшли...такая заботливая, таких незнакомцев я еще не встречала. Она мило спрашивала меня о самочувствии предлагая свою одежду, но мне было неудобно брать у нее ее же вещи.
- Спасибо, но нет. У меня есть своя одежда дома, мне бы только дойти...
Смотрю куда то вперед, вглядываясь в силуэты высоких зданий и людей, проходящих мимо. Все они были не похожи друг на друга, разной расы, с разными глазами и строением тела, все они проходили мимо, с сумочками, с книгами, собачками и просто держась за руки. Я смотрела на этих людей так, словно наблюдаю за ними в первый раз. Я уже забыла о том, что мне холодно и что я вся дрожу. Гизмо прервал мои размышления и повалил на траву, нагло облизывая мне лицо. Я пытаюсь прикрыть руками, оттолкнуть его, но этот язык словно сквозь ладно мог добраться до моего лица.
- Эш, Эш! Убери его! - сквозь смех пытаюсь докричаться до девушки, но она реагирует не сразу и прибегает на помощь немного запоздало. 
Эшли оттаскивает своего пса и помогает мне встать на ноги. Когда наши глаза встретились, она засмеялась своим звонким голосом, а я последовала ее же примеру. Дело в том, что мое лицо было покрыто собачьими слюнями и прикасаться к ним мне было неохотно.
- Фуу что теперь делать? - гляжу на Эшли как на спасителя, в надежде что она придумает выход. - Я просто глядела на прлхожих, а твоему псу видимо это не понравилось. - пытаюсь изобразить что-то вроде грустного личка, надеясь что у меня получилось.
Я никогда не была такой брезгливой, сколько себя помню. Я выразила свое недовольство специально для Эшли, тем самым хитро поглядывая на ее пса, который сразу поднял уши, как только наши взгляды пересеклись. Пока блондинка смотрела по сторонам, наверняка ища где можно умыться, я быстро провела ладонью по своей мокрой от слюней щеке и дотронулась той самой ладонью до ее носа.
- Оп, и тебе тоже достанется! - гордо говорю я и заливаюсь смехом.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » summer holidays: our adventures