Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » месть порождает месть


месть порождает месть

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Grace Whitmore & Mark Gallagher
Место:
адвокатская контора в Сакраменто, далее: тюрьма.
Время:
середина декабря 2013
Время суток:
обычный зимний день
Погодные условия:
пасмурное декабрьское утро сменилось точно таким же днем - солнце уже не выглядывает, но и облака не спешат расходиться. резкий ветер, который напоминает о себе каждую секунду, заставляет прохожих кутаться в теплые шарфы.
О флештайме:
до чего может довести ненависть, спровоцированная материнской привязанностью? к сожалению, именно Марку, не прошло и двух недель его работы в конторе, пришлось узнать об этом с лихвой. контора, которая обещала Грейс выплату денег на лечение ее ребенка, отправила мужчину оповестить женщину о том, что проект был переизбран, и нужной суммы на руках у нее не будет.
бесконечно жаль, что так происходит, но это всего лишь часть той истории, которая затем полностью повернулась против Марка.
тюрьма и "убийство", в котором его обвиняют, оказались Грейс - начинающей журналистке - очень на руку, чтобы начать свой план мести.

+1

2

Жестокость порождает жестокость, так вроде бы говорят, оправдывая зверя, нападающего на якобы беззащитного человека, который в разы слабее и не может на равных ответить тому, кто всю свою жизнь посвящает охоте. Однако эта истина соотносима не только в отношениях человек-зверь, но и в обычных взаимоотношениях, когда один человек противостоит другому и получает ровно так, как того заслужил сам. К чему это все? Просто глядя на мужчину, сидящего передо мной на стуле, которого собственно заказали, а я выполняю заказ, меня не покидала мысль, как бы я поступила, если бы все сложилось по-другому?
Вообще, стоит начать с того, что несколько месяцев назад, когда я только узнала, что Алекс серьезно болен, я предприняла попытки обратиться в благотворительные фонды, найти спонсоров, которые будут готовы оказать помощь малышу, который еще не прожил яркую и запоминающуюся жизнь, и если ему не помогут, то никогда не проживет. К сожалению, те средства, что я успела накопить за время работы в Италии, я вложила в нашу жизнь с Алексом, в нашу беззаботную обычную жизнь, где главным смыслом было благополучие Алекса, его здоровье, обеспеченность всем, что необходимо для нормального роста мальчика, которого я любила сильней, чем кого-либо. Наверное, эта любовь сильнейшее, что может переживать женщина, она во сто крат сильней любой другой, именно с появлением своего ребенка ты начинаешь понимать своих родителей, которых раньше не слушала, которые столько раз пытались защитить тебя, а ты и не понимала, что движет ими, когда они тебя ограничивают во многом… Но как бы я не старалась найти средства и тех, кто будет готов помочь мне, как бы ни искала больницы, способные обеспечить хотя бы первоначальное лечение с умеренной платой, у меня ничего не выходило. И вот, в один из прекрасных дней, мне пришло письмо о том, что один благотворительный фонд готов рассмотреть нашу ситуацию и помочь. Представляете, насколько я была рада и как хотела скорее решить все и увидеть здорового малыша? Наверное, это мало кто может представить, если только этот кто-то не находится в подобной ситуации. Но каково было мое разочарование, когда представитель того фонда через несколько дней сообщил мне весть о том, что деньги, обещанные нам, были перенаправлены на другое дело. Мои надежды были разрушены, как карточный домик, отчаяние, которое из-за затуманенного переживаниями ума, заполняло сердце. Все снова вернулось к точке начала, когда ты не знаешь что делать, когда ты обессилен одной новостью, и ничего не может украсить твой день. Я была растеряна, разбита и снова наедине со своим горем. Но нужно было брать себя в руки, и я взяла. Работа, непрекращающиеся поиски врачей и денег. Один из таких поисков привел меня к работе, которая обещала достаточное количество денег и отличный материал на одного весьма нечестного и опасного адвоката, у которого был секрет, вытащи на свет который, и вся его карьера полетит к чертям. Получив всю необходимую информацию, я решила перепроверить это все у первоисточника. Судьба часто играет с нами, не так ли? Так вот этот случай, который мне необходимо было осветить, рассказать людям о правде, привел меня к тому, кто несколько недель назад лишил меня шанса на счастливое детство сына. Я была потрясена, но сдерживала все свои эмоции, которые волной накрыли мое сознание. Я выслушала его, я услышала его просьбу. И даже бы помогла, будь у нас другая предыстория, но обида была сильней разума. Я сделала все не так, как того хотел заключенный и якобы невинно подозреваемый. Та правда, которая была вскрыта, была сомнительной. Его доверие, оказанное мне, было использовано против него же самого. Моя работа была в поиске материала, и он был весьма интересным. Мистер Галлахер, который якобы был чист как стеклышко, оказывается был уже несколько лет женат, и весьма удивительным фактом было то, что его нынешняя супруга не знала об этом маленьком секрете, который я открыла для нее. Да уж, нельзя хранить секреты в шкафу, который так легко открыть, тем более тем людям, которые явно имеют больше оснований для их вскрытия, нежели у кого-то другого. Было забавно наблюдать за девушкой, которая была шокирована этой новостью, но всеми силами старалась скрыть это, быстро завершив беседу и выпроводив меня из дома. И вот я снова перед Галлахером, смотрю на него, еще не вскрыв карты, наблюдая надежду в его глазах.
-Та работа, которую ты попросил сделать, была весьма интересной, и легкой, - говорю я, смотря на мужчину, - Я сделала все, что нужно, что теперь? Ты уверен, что это все, что мне нужно знать? Ты ничего не скрыл? – стараюсь я выведать последнюю информацию, прежде чем за него возьмутся те, ко меня нанял.

+1

3

внешний вид
  Когда человека ставят перед фактом, ему обычно предлагают одну-единственную альтернативу: в моем же случае этих альтернатив не было. Прошел всего день с момента, как я оказался в тюрьме, и уже за это время я передумал столько всего, что просто не могло не сказаться на будущем. Сейчас я - обычный человек, который дожидается расследования, однако все заключалось в том, что это расследование было спровоцировано простой инсценировкой. Прокуратуре было необходимо только действие, чтобы подставить меня, и я гадал, кому это все было выгодно. Наклевывался только один ответ, который меня устраивал, если бы не - подстрекателем был как раз тот, кого я и "убил". И сейчас, находясь в комнате для свиданий, я чувствую полную обреченность, обещанную мне этими стенами - после того, как меня забрал патруль, я не видел Анну - она не пришла даже в назначенное для свиданий время, но я точно знал, что она должна была прийти.
  Именно поэтому я попросил Грейс о помощи. С нашей последней встречи прошло много времени и я не знал, смогу ли я ее отблагодарить ее, если она все это сделает, о чем я просил. И первой же моей просьбой было - оказаться у Анны. Убедить ее любыми путями, что я ни в чем не виноват и что вскоре окажусь дома.
  - Ничего. Помоги ей, Грейс, прошу, она все - что у меня есть, - складываю руки вместе, чувствуя резкую боль от наручников - здесь с ними вообще не церемонятся, ровно как и с людьми, которые заключены. За пару дней я уже успел освоить несколько самых простых правил - и эти правила помогали мне выжить, - только не говори ничего о следствии. Там сейчас все настолько запутано, что даже я едва разбираюсь. Скажи, что все хорошо. Что я скоро выйду отсюда и ошибку устранят.
  Я жаждал только этого. Эта мысль грела меня, и я не раз уже появлялся в собственных мыслях, потирая руки из-за неудобных наручников, оказывался на свободе, предоставив все, чтобы усадить Дерека за решетку надолго - по крайне мере, хотя бы немного дольше, чем мой срок.
  - Барнс жив, я клянусь, я в этом уверен на сто процентов. Найди его, он может оказаться где угодно: у меня в кабинете есть номера кредиток всех сотрудников, проследи, пользовался ли он ей и где. Его нужно найти, иначе это все, - опускаю голову, прищуриваясь и, склонив ее, смотрю на Грейс. Она - единственная, кто может мне помочь - адвокатская контора, в которой я работал прежде, открестилась от меня сразу же, как узнала о "смерти" своего сотрудника, а от государственного адвоката отказался я сам, потому что терпеть не мог, когда в деле разбирается непрофессионал. Поэтому единственное, что мне оставалось - это рассчитывать на помощь Уитмор, - мне вменяют десять лет, и это полный крах и для моей жизни и для карьеры! - в порыве эмоций я даже подскочил, резко стукнув по столу и уже не обращая внимания на то, что наручники причиняли неудобства.
  Приподнявшись, я заметил, как среагировала охрана на меня, и опустился обратно на стул, понимая, что сейчас они прекратят эту встречу - им ведь ничего не стоило это сделать. Именно поэтому я не был готов распрощаться с такой долгожданной свободой. Честно говоря, в Грейс я видел союзника, которому приходилось доверять - когда-то давно мне пришлось испортить с ней отношения полностью, и, кажется, именно это мы всеми силами старались забыть - я больше не видел ненависти в ее глазах, а она, кажется, поверила в то, что я искренне обо всем сожалею.
Мысль о том, что Дерек всего лишь меня подставил, до ужаса меня жгла. Я не мог смириться с тем, что ему удалось это так легко - меня, человека, который всегда держит все под контролем: мне не удавалось даже на секунду позволить себе расслабиться. Тогда, когда мы собирались на отдых, я даже помыслить не мог о том, что случится что-то подобное. Сейчас, когда я проводил целый день в камере, просто пялясь в потолок, у меня было очень много возможностей подумать о том, что произошло в тот день. Я не узнавал себя - всегда будучи спокойным и сдержанным, в тот момент я почувствовал, что если сейчас не смогу высвободить злость и ненависть, которая единым комом собралась во мне, то я просто-напросто взорвусь. Именно тогда я начал угрожать ему оружием.
  - Да, Грейс, есть еще кое-что, - вспомнив одну немаловажную деталь, я хмурюсь, пытаясь восстановить картину прошлых дней, - в бардачке моей машины лежит пистолет. От него нужно избавиться как можно скорее - ключи возьми у Анны, а машину я оставил на перекрестке 2nd Street, чтобы до нее добрались не так скоро. Ты узнаешь черный автомобиль - он припаркован около магазина с детскими вещами.
  Думал ли я в тот момент об опасности? Нет, я волновался только за то, что Анна окажется заложницей этих обстоятельств - это было дело, в которое ее я никак не хотел и не мог вмешать. Это стоило больших усилий и я никак не мог позволить, чтобы моя жена оказалась в курсе всего того, что происходит вокруг меня - по крайней мере, сейчас, потому что это время никак нельзя было охарактеризовать как лучшее в моей жизни.

0

4

Сколько раз я наблюдала подобную картину, когда я держала в своих руках чью-то жизнь и одним нажатием на курок, уничтожала ее? Множество раз. Когда я переехала в Сакраменто, когда родился Алекс, я думала, что никогда не вернусь к той работе, что несла за собой десятки смертей, лжи и фальши. Я погибла для той жизни, я умерла для всех тех, кто знал Каталею Морено, прекрасную контрабандистку и наемницу, выполнявшую практически всю работу. Я была уверена, что от той девушки не осталось и следа, она исчезла и никогда уже больше не вернется, но у судьбы были другие планы на мою жизнь. Она постоянно испытывала меня, сначала там, в Италии, потом здесь в Сакраменто, когда бросила меня в обычную жизнь, наполненную мелкими бытовыми моментами, на которых держались семьи. Я не привыкла останавливаться в одном месте, но с грудным ребенком не уедешь, да и место было вполне подходящим для того, чтобы залечь на дно.
Но вот прошло пять лет. Пять долгих лет, пять счастливых лет, когда мое прошлое действительно осталось на другом континенте, похороненное не пойми где вместе с тем, что осталось от якобы моего трупа. Я была счастливой матерью, я была счастливой девушкой, которой ничего для жизни было не нужно кроме улыбки ребенка, ставшего всем. Но все вновь переменилось, когда диагноз поставил жирный крест на нормальном существовании Алекса, заставил нуждаться в деньгах и искать не самый законный заработок, приведший меня в комнату для свиданий, где сидел мистер Галлахер – человек, лишивший меня и Алекса шанса на нормальное детство, на обычную детскую радость, обрекший моего мальчика на уйму ограничений и правил. Марк был разбит, весь его вид говорил о том, что это слишком для него. Каждая фраза, сказанная мужчиной как ранее, так и сейчас, была преисполнена мольбы о помощи, которую я не очень-то спешила оказывать, наоборот растягивая процесс на как можно дольше, дабы он посидел в этих гнилых камерах, ощутил все то, что ощущают те, кто попадают в подобного рода заведения по его воле. Да уж, не лучшее времяпрепровождение.
-Тише, успокойся. Я постараюсь сделать все, чтобы Анна не узнала ничего лишнего, ей не нужно вникать во все эти проблемы, - изображая волнение и сочувствие говорю я, подходя ближе к адвокату и присаживаясь напротив него, кладя свои руки поверх его, закованные в наручники и мешающих совершать все движения легко. Я должна была показать то, что он так желал увидеть, что вызывало хоть какую-то надежду на то, что ему удастся выбраться из-за решетки и вернуться к своей обыденной жизни, ему нужно было прощение, и я играла его бесподобно. Думаю, Оскар был бы мой, если бы это снимали десятки камер и вокруг бегало множество ассистентов, делающих свою работу, создавая абсолютно иной мир.
-Мне потребовалось прибегнуть к некоторым своим связям, дабы узнать, что против тебя сочиняют, в чем хотят обвинить и насколько упечь, и знаешь, прогноз весьма неутешительный, - добавляю тихо я, смотря на мужчину. Я чувствовала себя полнейшей лицемеркой, ведь изображая жалость и сопереживание, я мысленно думала, что это он получает строго по заслугам. Может быть здесь дело не столько в Алексе и нашей проблеме, сколько в том, что люди, получившие состояние, абсолютно не замечают, насколько мелочными и гадкими они становятся. А может и вовсе во мне просыпалась та прошлая натура, о которой я уже позабыла.
Галлахер продолжил свой рассказ и, когда речь зашла об оружии, из которого он якобы убил человека, этот простофиля выложил все как на духу о том, где оно спрятано, как дотуда добраться, и откуда взять ключи. Мне даже на секунду стало его жаль, ведь мужчина не понимал, что сам топит себя, дает орудие пыток в руки палачу, который в итоге может лишить его жизни, как в прямом, так и в переносном смысле. Как только я получила всю необходимую информацию, я поднялась с металлической табуретки и отошла немного в сторону, доставая из кармана диктофон и ставя его на паузу.
-Спасибо мистер Галлахер, что так любезно поведали мне и моим друзьям всю историю, - улыбаюсь я. – И, кстати, я, наверное, лишила вас радости сообщить Анне, что вы уже женаты, признаться честно, я была очень удивлена, что ваша красотка не в курсе того, что вы уже окольцованы, ох, надо было видеть ее лицо…
В этот момент в помещение зашли двое мужчин, довольные и хлопающие в ладоши. Мои заказчики были довольны, а я уж тем более, сегодня завтра на мой счет прилетит круглая сумма, которая поможет пройти Алексу лечение в ближайшие недели.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » месть порождает месть