В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Возвращается муж из командировки домой


Возвращается муж из командировки домой

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Гвидо недовольно сжал челюсть - вот так и знал, что в итоге этим и кончится: придётся подставлять тело под фотокамеру уже на самом деле. И ведь действительного, не отвертишься - отказаться, пойдя на принцип, было бы абсолютной глупостью, да ещё и давал бы Маргарите отличный повод обвинить его в том, что на фотографиях запечатлена абсолютная правда... Впрочем, и стесняться тут было некого - не Марго же, которая там всё видела, и не Эдуардо и Освальдо? Ничего в его теле необычного не было, никаких хвостов или шестых пальцев - несколько родинок, ну и остатки "вмешательства" Триад, которые не могли скрыть даже пластические хирурги. С недовольным видом, но Монтанелли начал расстёгивать рубашку, демонстрируя свой торс. Если кто-то надумает музыку включить - на месте убью...
Видимо, это была расплата за то, что он делал, когда подстраивал смерть Джованни - в той ситуации он сам выступал в роли этого Эдуардо, фотографируя татуировки на теле капитана на камеру своего мобильника, чтобы потом татуировщик мог бы перенести их на кожу подставного человека - которому, естественно, пришлось умереть вместо Риккарди тогда. Целую схему придумал, чтобы их личности для тату-мастера остались загадкой... до поры, конечно, до времени; когда машина Рика взорвалась - тот многое мог бы понять. Если смотрел, конечно, криминальные новости. Смелый был парнишка, кстати... хотя, трус своё тело ведь так и не изукрасит, как этот Алан Барнз.
- Да откуда мне знать...
- у него даже идей не было. И врага, который способен на такое, он придумать не мог - вернее, мог, почерк был прямо как у Шляйхера - но тот был давно уже мёртв. А из друзей, которые могли бы стать врагами, кажется, ни у кого не было достаточно хорошей камеры... то есть, попадали под подозрение вообще все. Именно это и означает, что подозреваемых нет. - Бассейн у нашего дома. Душ... И спальня. Нигде больше. И это уже точно. - не считая, конечно, их сгоревшей квартиры; но кто мог добраться до туда с такой целью? Места просчитать было намного проще. И Гвидо начинал уже думать, не сама ли Маргарита это затеяла - ей было сделать такие снимки проще всех. Ну не Дольфо же это делал? А поводом для того, чтобы выступить против него, это было бы вполне логичным. - Хочу. Но когда закончим... - буркнул Монтанелли. Позировать и есть одновременно - вот это уже было бы совсем ни к чему; не говоря о том, что этот процесс ему кажется крайне унизительным и отбивает весь аппетит, особенно - к той еде, что приготовил не тот, кто живёт в этом доме. Но перекусить всё-таки надо - просто впрок: вчера он питался не то, чтобы хорошо, а сегодня - кто знает, что их там ждёт в этой автомастерской? Могут понадобиться силы. Независимо от того, будут ли они черпаться из рыбы на завтрак или из более традиционной утренней пищи...
- Агата?.. - Гвидо даже приостановился, чем заставил Эдуардо нахмуриться, опустив камеру. Может, Маргарита каким-то образом и смогла выяснить, что он летал к ней в Мексику, но вот что между ними там происходило, о чём они говорили - едва ли могла бы узнать. И значит, в курсе того, что они с Агатой рассорились, тоже не была... если Тарантино ей не сказала, конечно. Возможно, Монтанелли потому и не подумал о ней сейчас... да и вообще, странно, они с Марго не были в таких уж и хороших отношениях. - Хорошо... - он не понимал обиды сестры, и чем её заслужил, примчавшись первым рейсом на её выручку с чемоданом денег, не понимал тоже. И было обидно самому - за те слова, которые она сказала ему. О доверии... звучало так, словно он дал повод себе недоверять. И ещё - обидно было, помирив, наконец, Фрэнка и Маргариту, самому поругаться с сестрой. Получалось, что чиня одно - разрушал другое. Но всё-таки он хотел бы позвонить Агате - чтобы она сопроводила его в поездке к этому Гонсалу. Теперь же, когда выяснилось, что она занята присмотром Дольфо, её кандидатура отпадала - нечего её срывать, она и так немало уже делает. Тогда стоило позвонить хотя бы Кристине... тем более, что она по-испански тоже говорила, а это на территории Лучей могло бы быть очень даже полезным свойством.
- Закончили? - недовольно переспросил Гвидо после "фотосессии" и снова надел рубашку. Потратили почти час... Надо позавтракать, наконец, и выдвигаться. - Где там ваша рыба? - вытащил мобильник, набрав Кристину, уже на полпути к комнате, служившей в доме арсеналом: - Салют, Крис! Можешь забрать меня через полчаса у моего дома? - бронежилет для себя, и женский - для Кристины; пара стволов, запас патронов... как бы хотелось, чтобы всё это не понадобилось. Снарядив сумку, Монтанелли спустился вниз, садясь за стол. - Эдуардо, я надеюсь, тут не останется один, когда мы все трое отсюда разъедемся? - учитывая, какого рода материал находится у него в руках - его вообще опасно оставлять без внимания. Как по той причине, что его могут, как Доминику, запихнуть в холодильник - так и по той, что он вполне может переметнуться или что-нибудь ещё сделать с полученными материалами... Ну и кому на этот раз звонить, чтобы приглядели теперь уже за ним?

0

22

Можно ли смириться с тем, что у твоего мужа, возможно, есть любовница, возможно даже не одна, и играть роль идеальной супруги, не видящей ничего дальше своего носа? Можно и яркий пример тому – Джулиет, терпевшая загулы Фрэнка до тех пор, пока ее не ткнули в них носом, кстати, говорят, что она тоже получила «веселые картинки», так возможно все началось не с Гвидо, и я пытаюсь рыть не в том направлении? Задумчиво вожу пальцем  по планшету, где в разных ракурсах – увеличенные до максимума шрамы мужа – эти фотографии мне не особо нужны, я и без того помню каждую черточку, в которую порой шаловливо запускала ногти в порыве страсти, но все равно что-то не укладывается, что-то не так. Может дело в родинках или количестве шрамов? Не знаю. Когда дело касается мужа, я порой совершенно не о том думаю, и совсем не то делаю, что нужно.
- Если бы готовила я, этим можно было бы отравиться. – Что может сделать ведьма на кухне? Только отраву. А только с ведьмой – злой, растрепанной и почти неадекватной можно было меня сравнить этой ночью, когда отвезя сына Агате, я позволила наконец эмоциям совладать с собой. И не стоило об этом говорить мужу – потому что заворачивал в плед и успокаивал меня не он. Не он закрывал двери в спальню, что бы Эдуардо на первом этаже не слышал моих истеричных рыданий, не он в три часа ночи варил шоколад, и не его я облила им в четыре часа утра, вновь свалившись в истерику, как в грязную реку. И не Освальдо должен был это делать, мы были уже не в Риме, но так замысловато снова складывалась судьба. – Тебе стоит поговорить с Агатой… – Не хочу лезть в их отношения, но девушка явно выглядела подавленной, а мне нужно срочно сменить тему, чтобы снова не навалиться на Гвидо с обвинениями. Впрочем, зачем указывать мужу как ему вести себя с названной сестрой? Нам бы в наших отношениях разобраться, суметь вернуть ту крупицу взаимного доверия, окончательно потерянную вчера вечером.
- Береги Крис, ей еще малыша крестить. – Ухмыляюсь, зная, что ему не слишком нужно мое напутствие, но потерять все сразу я не готова, слишком дорого мне обходиться каждая секунда счастья. Слишком хрупкое оно у меня.

+1

23

Как справедливо заметил Фрэнк вчера - если бы Джульетт прислали "весёлую картинку" подобного же содержания, только про её мужа, развода избежать бы точно не удалось; нет, если верить его словам, миссис Альтиери получила лишь записку - с соответственным содержанием, Гвидо уж не стал вникать, были там конкретные адреса и фамилии или не было. Потому сейчас оба они могли быть заинтересованны в том, чтобы история с фотографиями Гвидо до ушей Джулс не дошла бы: это может вызвать и такой резонанс, при котором документы до суда всё-таки дойдут, а Фрэнку и визит Монтанелли к нему домой припомнится - раз уж даже Маргарита умудрилась додуматься, что один другого покрывает, то Джульетт, у которой нету Эдуардо, способного добраться до настоящей правды, сделает это ещё быстрее... Как ни странно, но Монтанелли готов был поверить в то, что их с Марго отношения вот эту подделку выдержат - они вместе через что только не проходили. А вот за брак андербосса начал всерьёз волноваться. Тем более, что Джульетт родинки Гвидо считать уж точно не пойдёт - правильнее всего с её стороны было бы вообще с этими делами не связываться.
Монтанелли только неопределённо хрюкнул, услышав самокритику Маргариты, но нисколько не показывая того, что у него есть хоть одна причина в это не верить. Да и жене было, чем заняться, помимо готовки, раз материала насобиралось на целый мусорный мешок... странно только, что вообще пришлось готовить что-то - где это такое было видано, чтобы в доме Монтанелли вдруг иссяк запас продуктов. Явно Маргарита не стрескала всё от нервов - а вот то, что разметала по всей кухне, с посудой вместе, было бы больше правдоподобно. Следы, впрочем, Освальдо, видимо, тоже сумел замести...
- Стоит... но со мной говорить она явно желанием не горит.
- настолько, что даже объяснить не хочет, в чём у её обиды причина; и это не только Гвидо обижает - но даже и злит немного. Агата ведёт себя, как надувшаяся маленькая девочка, а он не особенно хочет потакать её капризам; уже с трудом отделяя, где действительно остались капризы, а где - реальная боль. Ну нельзя всё время оставаться в коконе...
- Да. А ещё одного малыша - кормить. И об этом я тоже не забываю... - Сэму всего два месяца. Ему сейчас необходимо гораздо больше внимания Крис, чем могут потребовать у Гвидо Маргарита, Агата и Фрэнк все трое, вместе взятые - и он чувствует себя виноватым за то, что срывает её сейчас, да ещё и с риском для собственной жизни... А потому и не позаботиться о ней не может - второй бронежилет, вторая пушка, это всё для неё. Монтанелли верных себе людей терять тоже не собирается. Ни Агату, ни Маргариту, ни Крис...
Рыба оказалась действительно вкусной, хотя в таком состоянии Гвидо было явно не до того, чтобы строить из себя гурмана - надо было просто поесть, чтобы хотя бы голод не мучил; кто знает, что они с Кристиной обнаружат в этой чёртовой мастерской? И как этот Гонсал отреагирует на их появление - тоже нельзя предугадать. Не говоря уже об остальных Солнечных Лучах, которым Торелли подгадили очень даже здорово. Сколько там их будет?
Кстати, Маргариты и Освальдо это тоже касалось - адвокат или "покровитель" тоже могли оказаться кем угодно, и не факт, что опасность была бы для них меньшая, нежели та, которую могла бы предоставить кучка вооружённых чем попало уличных бандитов...
- Ты тоже будет осторожна... - Гвидо приобнимает жену, осторожно касаясь рукой животика, и целуя её в висок на прощание. Если что-то случится там - Санчес вообще просто некого будет крестить. Потерять Маргариту только из-за её желания влезть в подноготную к этому Гонсалу - это вообще была бы катастрофа. На самом деле, Гвидо вообще не хочется её отпускать - но раз уж они работают теперь в команде, проверяя каждый свою зацепку, было бы несправедливо оставить её не у дел сейчас - тем более, что он до этого сам хотел, чтобы она выяснила как можно больше, что дало бы ему возможность вступить в игру, не нервируя её лишний раз своим присутствием - если бы он не ушёл из дома, они наверняка бы орали друг на друга и до сих пор, вместо того, чтобы заниматься поисками правды. А так... хоть кто-то из них занимался бы делом. Монтанелли оказался прав - нельзя выяснить ту правду, которой не существует; он налево от жены не ходил, доказательств того, что было по-другому, она просто не могла бы найти - потому что их просто не существовало. Иначе их нашли бы задолго до неё, кто-то другой; задолго до того, как фотографии эти вообще были бы присланы - ну если только от жены от как-то смог бы утаить свои походы, или только от банды, то и от той, и от других, не смог бы точно. А о перемещениях Гвидо всегда хоть кто-нибудь, но знал - невозможно перемещаться, не оставляя следов. - Позвони мне, как встреча закончится. Или звони Фрэнку, если что-то пойдёт не так... - Фрэнк и Агата - помимо Осо, единственные, кто вообще в курсе ситуации с фотографиями. К ним скоро прибавится Кристина, но ей Гвидо показывать их не собирался - хватит и рассказа на словах... - До встречи. - Монтанелли поднимает сумку с пола и следует к выходу из дома.

+1

24

Можно безумно любить мужа, и изменять ему, просто потому, что не совпадают темпераменты, и скрывать это и мучиться, осознавая глубину собственного падения. Можно просто «подгонять» мужа под свой темперамент и похоронить его раньше, чем думала, можно подстраиваться под темперамент мужа и получить мигрени, озлобение, потерю интереса к жизни, из-за физиологической неудовлетворенности. Но на это всем и всегда будет наплевать, будут видеть только измену, вопреки любым возможным ее причинам. Мужчинам легче в этом плане – женщины куда как более склонны оправдывать их, искать причины измены в себе, а не в изменнике, который самоуверенно будет заявлять, что жена сама виновата, потому что: … и дальше будет следовать список прегрешений женщины, где самым невинным будут не поданный тапочки. И точка, и не оспаривается. И если женщина изменила – мужчина никогда не будет искать причины в себе – только в ней, окружающей среде, или положении Сатурна относительно Луны в данную фазу лунного месяца. Именно поэтому так тяжело поверить в то, что присланные фотографии – подделка, даже сейчас, кажется, я должна быть пострадавшей стороной – но у меня стойкое ощущение, что я – враг народа, обидевший ни в чем не повинного мужа, которому сейчас разве что только нимба не хватает. Одновременно хочется и стукнуть и поцеловать его и не отпускать, что бы никому больше не давал повода для подобных подстав.
- Может потому что ты не пробовал? – Как бы я не относилась к Агате лично, их отношения с Гвидо напоминают мне мои с Освальдо, и мне бы все таки хотелось, чтобы они помирились. Мимолетом думаю о том, что за годы общения, у нас с Осо не было ни одной мало-мальски серьезной ссоры, выливавшейся в напряженные обиды или взаимное молчание.
- Tornare ame conuno scudo, carino… – Тихо, емувспину. Не хочу оставаться вдовой, не хочу оставлять сына без отца, даже если его отец оступился и не видит пропасти за своей спиной, или эта пропасть - за моей спиной и я ее просто не вижу?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Возвращается муж из командировки домой