Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » invisible turning the fragile unbreakable


invisible turning the fragile unbreakable

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Антея Лестрейндж и Виктория Блекмор
Место: цветочный салон "Forget-me-not"
Время: 13 мая 2008 года
Время суток: вечер, время закрытия салона
Погодные условия: тепло, и небо безоблачно
О флештайме: обычно в фильмах, подслушивание за дверью и из-за угла не приводит ни к чему хорошему, особенно героев с широким эмоциональным спектром. Но вот есть два человека, что не без холода и в словах отзываются друг о друге, и есть случайно подслушанная одним из них беседа, нарушившая бы законы кинематографа своими последствиями.
О том, как Тея и Тори сменили гнев на милость.

+1

2

«Господи, это же не моя жизнь. Не моя»
Эта фраза – она словно отпечатана на внутренней поверхности век. Первым делом, лишь только сон отступает, она возникает в поле зрения, и не нужно даже открывать глаза, чтобы увидеть.
С неё начинается каждое ненавистное утро Антеи Лестрейндж, с нею же наступает каждая ненавистная ночь. И ничего не меняется, на полке – всё та же фотография любимого сына, за окном – всё та же Америка, чужая и чуждая каждым своим километром.
Женщина глубже зарывается носом в своё воздушное одеяло и крепче обнимает его руками, прижимая к животу в попытках заслонить зияющую в нём дыру. Иногда, если задуматься, ей становится немного неловко –кажется, что каждый прохожий непременно видит эту обугленную чёрную пустоту, проходящую прямо через центр. И каждое божье утро, подтягивая к груди к колени и надеясь, как в детстве, что одеяло сможет укрыть её от неминуемого долгого дня, урождённая Нолан просто лишь об одном – чтобы этот день не стал хуже, чем вчера.
Но Бог перестал слышать её молитвы несколько лет тому назад. Ровно в тот день, когда с гибелью своего юного мальчишки Джейми женщина сняла с шеи подаренный матерью крестик. Разуверилась, но продолжала просить – а что ей ещё остаётся в моменты, когда чувствуешь, что почти добралась до дна, вот-вот коснёшься его и тогда уже точно не сумеешь выплыть.
Признайтесь себе – вы хоть на секунду можете представить, каково это, жить в таком состоянии и пребывать в нём все двадцать четыре часа? Жить, и сомневаться, а жива ли.
И первым человеком в списке тех, кому не понять, совершенным лидером является Виктория Блекмор. Во всяком случаи, по мнению молодой женщины – на дух не переносящая свою начальницу, у которой бралась за всякую работу, лишь бы только зарабатывать на существование, Лестрейндж не могла относиться к ней непредвзято. Успешная и уверенная в себе, не знавшая, казалось бы, тех драм, которые коснулись плеч её сотрудницы, она действовала на англичанку, в самом деле, как самый острый раздражитель. Несчастные не покупают лотерейных билетов, в счастливые – не умеют ненавидеть таких же счастливых.
И их ссоры, каждодневные, стали своеобразным целым ритуалом с той самой поры, как женщина устроилась в цветочный магазин. В иные дни градус повышался до максимальных пределов, повышение голосов достигало своих критических позиций, но никогда прежде – не перевалило отметку. Ведь это могло бы привести к катастрофе.
Никогда, но сегодня. Скандал разразился из-за сущего пустяка, о котором на утро, возможно, ни одна и не вспомнит, а пара неосторожных слов, слетевших с губ с каждой из них – и его развитие стало молниеносным. Едва ли не выпрыснув весь собранный в жилах яд прямо Виктории в лицо, работница вылетела из кабинета начальницы, и не попадалась ей на глаза в течении всего оставшегося дня, не видела, как и та уходила с работы.
Стрелки часов перевалили за семь, когда женщина погасила в холле свет, и достала из кармана сумки дубликат ключа от входной двери, любезно предоставленной в день первого рабочего дня. Телефонный звонок застал её буквально на выходе, чуть подпрыгнув от неожиданности Лестрейндж ловким движением руки достала трубку и приложила её к уху.
- Да? Да, это я. Я слушаю. – На том конце провода не знакомый ей прежде голос, называет имя, которое не оседает в памяти.
– Простите, но, кто Вы и откуда у Вас мой номер?
Звонивший оказался врачом. Кардиолог из местного госпиталя.
- Документы? Нет, ещё не готовы. – Ключ остаётся покоиться в замочной скважине, Тэя не успевает его повернуть, прежде чем по ней шарахает молния. – Всё так серьёзно? Она… ?
Она – хозяйка квартиры, в которой проживает актриса и за которой ухаживает, не без определённой, разумеется, цели. Ещё жива, но в тяжёлом состоянии в реанимации, и эта новость приходится финальным аккордом в череде сегодняшних встрясок. Ударом под дых, если хотите.
Женщина медленно опускается вдоль по стене на пол, в темноте пустого помещения цветочного магазина, и закрывает лицо руками. И скажите ей уже, хоть кто-нибудь, на сей раз – это дно?

Отредактировано Anthea Lestrange (2014-07-08 22:46:00)

+2

3

Бывает так, что вот ты знаешь человека будто бы всю жизнь, из чего, конечно, следует, что мнишь, что знаешь этого человека хорошо. И вот так живешь себе, абсолютно в ком-то уверенный, и вдруг появляется некто, (не важно, кто), кто внезапно и очень уверенно стремится развенчать эту твою нерушимую уверенность, может и сам того не осознавая – просто он считает, что знает этого человека так же хорошо, да вот оказывается, что совсем с иной стороны.
Именно такой диссонанс мнений может с легкостью возникнуть, когда речь зайдет о Виктории Блекмор. Нет человека, который бы больше верил в ее внутренний свет и доброту, способность любить и дарить счастье, чем Роксана, для Шерон Тори уже много лет была и остается надежным и верным другом, поддержкой в нелегких ситуациях и жизненных перипетиях, мистер и миссис Грей любят ее как примерную дочь и гордятся личными и профессиональными достижениями, а младшая мисс Блекмор так и вовсе души не чает в старшей сестре, которую с детства помнит твердой и надежной опорой – это все хорошо, замечательно и непременно зачтется Тори на пути к райским вратам. Но есть и совсем другое о ней мнение, которое так же нередко бывает произнесено вслух, но «за глаза». Рыжая давно перестала обращать на это внимание, и даже когда с ее внезапным появлением в зоне слышимости критические голоса резко умолкают, она ни взглядом, ни жестом не покажет, что это хоть на йоту ей интересно и вообще имеет значение. Подчиненные практически всегда ненавидят босса. В противном случае – он плохой босс или не босс вовсе, а ему просто дозволяют чувствовать иллюзию управления, потому что, вопреки грозным и едким язычкам, все вокруг так же слишком слабы характерами, чтобы стать лидером. Как ни крути. а больше всех подчиняются тем. кого боятся. А кому не нравится работать в «Forget-Me-Not», Виктория и не держит. Не раз Виктория слышала мельком, что они с Роксаной воистину друг друга стоят: одна строка и недостижима, будто окружена кольцами Юпитера, теми самыми, что в сущности состоят из множество глыб льда, а вторая – даже у бездушных стиральным машинок есть «деликатный режим», а у нее – нет.
Бывают дни, (да не так уж они и редки), когда рыжая фурия и сама с трудом помнит себя иной: не строгой, не лицемерно-агрессивной, не… сволочью. Наверно, в том и суть теории о людях, как о двух половинках, что должен быть кто-то, способный в самые черные твои дни показать, что в тебе есть солнце. Вот-вот об этом Виктории и напомнила бы Роксана, но случай распорядился иначе.
- Вот дьявол, - цедит Блекмор сквозь зубы и бьет открытыми ладонями по рулю с силой настигнувшей женщину внезапной досады. Практически весь сегодняшний день был посвящен «полированию» регулярной отчетности, отвезти которую она и собиралась завтра с самого утра, но в лучших традициях тщательной подготовки, все аккуратно сложенные документы так и остались лежать стройной стопочкой в папке на рабочем столе в офисе. Говорят, возвращаться – плохая примета, но Тори послала к тому же дьяволу все предрассудки и снова заглушила мотор. Рассчитав, что ей будет удобнее и спокойнее зайти с черного хода и не сталкиваться в основном зале салона с Антеей Лестрейндж, которую уже не столь хотелось уволить из-за такого катастрофического несовпадения характерами, чем посмотреть, сколько она еще сможет это выдержать, Тори взяла из сумки только связку ключей и, машинально все же поставила авто на сигнализацию, скользнула на узкую дорожку, ведущую к черному ходу в «Forget-Me-Not».
Пройдя практически на носочках, чтобы не обнаруживать своего присутствия перестуком каблучков, Виктория отворила дверь кабинета. Необходимая папка ждала именно там, где ее оставила хозяйка, потому хлопот с этим совершенно не предвиделось. Тори уже собиралась было вздохнуть спокойно и начинать забывать обо всех перипетиях прошедшего дня и мечтать о тихом и уютном вечере дома, как будто бы против ее воли взгляд задержался на зале, просматривающемся через полупрозрачные окна-стены ее кабинета.
Почему она не закрывается? Я же более чем ясно дала понять… О том, что рыжая сегодня не  духе, она более чем ясно дала понять всем еще с самого утра, но как случалось в последнее время часто, основной удар пришелся на Антею. Возможно, в былые времена да былые нравы, где кротость соседствовала с заносчивостью, хозяйка вроде Блекмор оправдывала бы (в своих, прежде всего, глазах) свой дурной нрав и манеру поведения фразочкой типа: «Ты мне еще «спасибо» скажешь». Но не то на радость, не то на беду, Тори была весьма далека от высокосветских манер и манерностей доэлектрической эпохи. (Интересно, а хоть кто-то говорил за подобное «спасибо»?). Итак, не волнуясь особо и об искре оправдания своего поведения, плотно сомкнув губы, словно и не имела намерений через пару скорых секунд разомкнуть их в гневной тираде, рыжая хозяйка цветочного салона покинула свой кабинет и направилась к залу, где, казалось с нетерпением ожидала ее выговора нерадивая подчиненная.
Как? Она не одна, мелькнула мысль, как только Тори услышала голос девушки, явно к кому-то обращенный. Но поскольку скорого ответа собеседника так и не последовало, а девушка продолжала говорить, очевидным стало, что она задержалась, чтобы поговорить по телефону. В иной день Виктория вовсе не обратила бы внимания на подобное, но несчастливое стечение обстоятельств потому и называют несчастливым. Сегодня явно был не день Антеи Лестрейндж. И, судя по нескольким услышанным вскользь обрывкам фраз из телефонного разговора, абонент на том конце «провода» это подтверждал.
Замерев в углу зала, где свет был уже погашен, а потому не спешил выдавать ее присутствия, мисс Блекмор внезапно почувствовала себя совершенно не в своей тарелке, вот так нагло, (пусть и по незнанию), вторгшись в пространство личных проблем человека, к которому не питала абсолютно никаких симпатий и сама могла быть справедливо причислена к списку этих проблем. Но ведь Тори по сути не плохой человек, и правы те, кто в нее верят, вот только, где они сейчас, чтобы напомнить рыжей бестии, что и человеческого в ней присутствует еще с излишком.
Девушка медленно опускается на пол, опираясь спиной на стену и сжимая в руке телефон. Кажется, какую бы глупость, скверность или жестокость не сказала бы сейчас рыжеволосая, ей едва ли станет еще хуже. А Блекмор, вот незадача, еще и едва ли можно причислить к людям, способным утешать и помогать незнакомым. Нет, несколько месяцев работы Теи в ее салоне отнюдь не делают их приятельницами, ничто так не способствует заблуждениям о человеке, как совместная работа.
- Ты не одна, - слегка покачнувшись на пяточках, вдруг произносит Тори, делая шаг из своего «убежища» в тени. Но тут же понимает, что эта ее не слишком внимательно обдуманная фраза звучит уж больно лично. Так говорят родным и дорогим людям, подставляя свое плечо и обещая поддержку. Да, совершенно неуместная в данной ситуации фраза.
- В смысле, здесь. Не специально, но я все же услышала часть твоего разговора. – Рыжая ни капельки не смутилась говоря об этом, поскольку искренне считала, что никакой ее вины здесь нет.

+2

4

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » invisible turning the fragile unbreakable