vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Il buon giorno si vede dal mattino


Il buon giorno si vede dal mattino

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Почему нет? Потому что, как минимум, это не по понятиям, а как максимум закончится в итоге провалом. Фрэнк был почти уверен в том, что полиция ничем помочь им не сумеет. Не привык он доверять легавым и удивлялся, с чего вдруг Монтанелли стал в них верить. - И как ты это себе представляешь? - решил, впрочем, уточнить. Фрэнк и в самом деле не понимал, что именно задумал Гвидо - как он собирался предоставлять улики легавым? На взгляд андербосса их дон переобщался с женщинами и стал перенимать их методы ведения войны. Вместо того, чтобы по-мужски решить проблему самому, заодно упрочив свой авторитет и преподав урок остальным, он предлагал заняться подковерными играми и стравливанием.
И идею с наркотиками Гвидо (как и предполагалось) не оценил, точнее, отнесся к ней с большой осторожностью, тут же припомнив Нью-Йорк и то, чем все там закончилось. Фрэнк, в общем-то, и сам понимал, что кокс - это не продукты, и наркотики в целом - не азартные игры и не проституция, на которые власти могли глаза закрыть. За наркоторговлю давали лет по двадцать, а то и больше, и омерта, на которой держалась их организация, становилась пустым звуком. Попавшиеся парни предпочитали с властями сотрудничать, нежели садиться в тюрьму на столь долгий срок. Собственно это и было основным аргументом тех донов, которые выступали против - дона Фьорделиси в том числе. Однако реалии были такие, что тебя скорее завалят, как поступили с ним, чем откажутся от возможности легко и быстро рубить на улицах бабло. И их с Гвидо могли завалить тоже, если они станут мешать – тем же колумбийцам. Они в Калифорнии жили. Здесь огромный рынок сбыта, и предложение также ввиду близости мексиканской границы огромно. Тот, кто займет эту нишу, будет держать в руках весь город. Потому что наркотики - это деньги. А деньги - это сила и власть.
- Не продукты, - кивая, соглашался Фрэнк. - Но в стороне мы оставаться в любом случае не сможем... - Это было объективной реальностью, которую можно было наблюдать прямо сейчас. Наверное, перед каждым доном, чья Семья пока еще не замешана в наркоторговле встает этот вопрос. Вот и перед Гвидо он поднимался. Пускай думает.
А на улице тем временем уже заметно стемнело, и за окном замелькали разноцветные огни рекламных вывесок. Они проезжали центр города, где людей в деловых костюмах начала сменять разодетая молодежь. Мимо них на скорости в миль сто, не меньше, промчался красный феррари, почти такой же, какой был у Винцензо. Фрэнк в очередной раз вспомнил о мазератти, которую Гвидо получил в подарок на свадьбу - были бы они сейчас на ней, те длинноногие девушки, которые на светофоре переходили перед их стареньким лэнд ровером дорогу, наверное, обратили бы на них внимание.
Впрочем, Альтиери засмотрелся на них совсем ненадолго, все-таки в машине разговор у них был важнее двух цыпачек.
- О, только не надо опять про мой шовинизм, - поспешил прервать Монтанелли, чувствуя, что тот опять упрет все в него. - Это тут не причем. Проблема с Ливией лишь в том, что она не хочет делиться. - И это на самом деле было так. Цепляться к Андреоли лишь за то, что та отказалась с ним переспать, Фрэнк никогда бы не стал. За то, что женщина? Да, но лишь с той стороны, что женщину обобрать проще. - Кроме нас за ней сейчас никого не стоит, это будет проще простого, - продолжал убеждать Гвидо. - Как гребаную конфету у ребенка отобрать. - Фрэнк, конечно, утрировал, придется на нее надавить посильнее, чем на ребенка, но все равно, пресануть Ливию или, к примеру, Куинтона - вещи совершенно разные. Последний был опаснее. А Андреоли... сегодня Фрэнк с одного не самого сильного удара итак ее чуть не убил, а после этого чуть не похоронил, и он знал, что это могло сойти ему с рук - девушку никто бы не нашел просто напросто. И Ливия, если не дура, должна это понимать. В свою очередь сама она вряд ли пойдет против андербосса. Она и мужа своего убивала, получив на это разрешение главы Семьи. Гвидо, если будет в доле, разрешения этого не даст, и вообще у нее тогда выбора не останется.

Отредактировано Frank Altieri (2014-07-19 22:20:16)

+1

22

Гвидо себе это пока вообще никак не представлял. Да и должен ли был представлять? Это была проблема Ливии - в конечном счёте, правильнее было бы предоставить ей право самой решать её, а не думать за неё - что Монтанелли и хотел бы сделать, так что и весь разговор об этом пока что можно было отнести в разряд пустых. Понятиями же прикрывались все, кому не лень, когда им что-то угрожало, и напрочь забывали о них тогда, когда это было выгодно - Гвидо сам не мог бы сказать, что идеально соблюдал их всегда и всюду, главным, впрочем, было - не нанести организации вред. В общем-то, об этом он и размышлял сейчас - как не навредить их общему делу вмешательством властей, когда проблема уже разгуливает на их территории с гордым видом, прикрываясь положением и связями своего родственника. Вот такая вот загадка - как коснуться неприкасаемого.
- Ну точно уж не анонимки писать. - и конечно, не приходить писать заявление лично - это и впрямь было бы ниже их достоинства, да и куда менее действенно, только бюрократии добавит; чтобы полицейские действительно зачесались - нужно было, чтобы улики на глаза им попались сами, чтобы произошло что-то внеплановое, из-за чего могла бы пострадать репутация самих копов и властей - чтобы они сами захотели бы прикрыть себе зад. Нет, не так, чтобы просто стало явно, что у сенатора сын торгует наркотиками - в этом случае они и ему зад прикроют... Вот если бы нарколаборатория рванула и начался бы пожар - это уже другое дело. Проблема в том, что, во-первых, Района работает с поставщиками, а не производит, а во-вторых - при пожаре могут и гражданские пострадать.
В случае с наркотиками, вообще сложно остаться в стороне - либо ты занимаешься этим, либо нет; во втором случае - те, кто тоже отказывается иметь с наркотой дело, обратят на тебя внимание и пойдут на сотрудничество охотнее, да и простые жители гораздо лучше относятся к тем, кто держит свою территорию в чистоте - мало находится тех горожан, кто поддерживает наркомафию. Иногда лучше уж оставаться в меньшинстве, но в покое - всю нишу им точно не занять; даже если удастся выбить колумбийцев из дела - сюда, как тараканы, приползут новые бандиты, начнётся передел власти, и не факт, что удастся в итоге хоть какое-то место себе занять... Деньги, которые им наркотики могут принести, таким образом ещё и наперёд отрабатывать придётся потом, и что самое главное, кровью. Антонио ведь был прав - в то время, как у Нью-Йорка начались из-за наркотиков проблемы, и он угостил и всю страну тоже, включая Калифорнию, в Сакраменто они как раз оставались на плаву почти без потерь - и пока ближайшие к ним боссы мафии паковали вещички, кто в тюрьму, кто в бега, дон Фьёрделиси продолжал спокойно править и стареть - до тех пор, пока не был убит Витторе Донато.
Про шовинизм Фрэнк сейчас сам сказал - Гвидо, не делавший особого упора на пол, старался каждую ситуацию воспринимать отдельно, как и сейчас - не видеть ни его отношения к женщинам-солдатам, ни, собственно, того, что Ливия - женщина: всё, что ему необходимо было видеть, это что между андербоссом и владелицей борделя были какие-то проблемы - финансовые или личные, тут уже предстояло разобраться. И пока что Монтанелли позицию Фрэнка не очень понимал - Андреоли пришла к нему за разрешением на действия, вроде как, пытаясь проявить уважение, хотя вполне могла бы и прыгнуть через его голову, учитывая не только их дружбу с Гвидо, но и то, что когда-то именно он и рекомендовал её верхушке, он же опять чем-то был недоволен.
- Точно? - переспросил Монтанелли. И лучше бы, чтобы когда он задаст Ливии такой же вопрос, их показания сходились... неясно пока, для кого лучше. Но то, что Альтиери предлагал, ему уже не нравилось - в западной команде и так сейчас крайне неспокойно, так он ещё и хотел начать отбирать у своих же, оказывать давление ещё и сверху; это даже воровством нельзя назвать - уже откровенный разбой.
- Так это что теперь - ты собираешься у всех, за кем никого, кроме нас, не стоит, отнять их точки?
- сначала склад Агаты, теперь вот у Ливии отобрать бордель, закономерность Монтанелли понял. Дальше, видимо, у Дока Винса захотел бы отобрать его медицинский бизнес, если бы хоть немного в нём понимал; но скорее вместо этого предпочтёт на подручных Куинтона наехать... - Так дело тоже не пойдёт. - это несправедливо, и Андреоли огрызнётся в ответ - любой бы огрызнулся. И те ребята, которые кормятся с Парадиза, недовольство своё тоже выразят. В отличие от дипломатичной Лив - могут и не словами, кулаки там сейчас у многих уже чешутся, особенно учитывая ситуацию с Районом. - Давай так поступим - пусть Лив разберётся с Мак-Эду, тем методом, которым сочтёт нужным. - она всегда была смышлёной, в конце концов, и сможет что-нибудь придумать; к тому же, сейчас, в нынешней ситуации, ей полезно будет проявить себя - вот и пусть проявляет. - А мы посмотрим на это со стороны и решим, отрабатывает ли она свой большой дом или нет. - если уж Ливия забирает себе больше - то значит, заслуживать это должна. Новый капитан, кто бы им ни стал, порядок всё равно установит свой - потому в том, чтобы переделить бизнес, Гвидо не видел почти ничего, кроме траты сил и нервов, особенно нервов Андреоли - ситуация ещё изменится.

+1

23

Сделать чистильщика доном было дерьмовой идеей, Фрэнк все больше убеждался в этом, но на тот момент других желающих не нашлось просто, кто бы мог в борьбе за власть прострелить Монтанелли голову и сам встать у руля. В результате во главе они имели человека далекого от тех, кто делал деньги в Семье. Он что думал, те, кого они крышевали, сами с улыбкой на лице несли им деньги? Зачастую все и было именно разбоем. И если свой же отказывался делиться, к нему применялись те же методы. Гвидо, занимавшийся уборкой трупов, вероятно (и даже скорее всего) через это не проходил. Он был в стороне от "основного производства". Вспомогательный персонал. Обслуга.
- Я не собираюсь отнимать целиком, - начиная злиться, пояснил Фрэнк. - Где я это сказал? Я говорил о причитающейся нам доле. - Монтанелли сам наехал на него, когда андербосс сказал, что хочет съездить с женой отдохнуть. Велел ему заплатить больше, иди, ищи, мол, новые возможности для заработка. Вот Фрэнк и нашел. Или Гвидо думал, что его подручный на работу пойдет устроится? - Марчелло поставили во главе этого бизнеса, чтобы он зарабатывал деньги для боссов. - Напомнил о покойном муже Андреоли. Он же не за свой счет "Парадиз" открывал? Фрэнк бы сильно удивился, если бы у того хватило денег и если бы не нашлось желающих примазаться к теме. Свой бизнес Альтиери также не в одиночку начинал и до сих пор он не был единоличным владельцем всех своих складов и грузовиков. - Потом, решив, что он не справляется, - и вероятно не только по этой причине, - его решили заменить Ливией, полагая, что она сумеет зарабатывать больше. - Для боссов зарабатывать, а не для себя. Благополучие Ливии не сдалось никому, каждый в их организации думает о своем собственном. - В итоге Витторе больше нет, а она теперь считает "Парадиз" своим. Это нормально? - остановившись возле пристани, Фрэнк в ожидании ответа, прояснения "что за херня" повернулся к Гвидо. - Когда я назвал стройку своей, вы с Марго мне чуть мозги не вышибли, - вновь припомнил "Бурлеск", - а то, что Ливия считает себя хозяйкой "Парадиза" и никому туда лезть не позволяет, с твоей точки зрения в порядке вещей. Проясни мне этот момент, - потребовал от Гвидо.
Ссориться с Монтанелли он не хотел, но разобраться следовало. Фрэнка злило, что у Монтанелли было особое отношение к тем, кто носил в их Семье юбку, и совершенно не понимал, чем оно вызвано. К Марго ясно - она с ним спала. А остальные? Защищая Ливию или Агату, он портил отношения с Фрэнком, считавшим, что Гвидо мешает ему зарабатывать. Неужели женщины в их Семье виделись дону более выгодными партнерами? За ними не было столько людей, сколько было за Фрэнком, и деньгами, как можно было судить, они его также не заваливали.
- Мак-Эду ее уже нахер послал, и она за помощью приходила. Боится сенатора доусрачки. - Устало пояснил Альтиери и еще раз напомнил, - Куинтон в коме, там сейчас бардак полнейший. - Не за разрешением она приходила, как понял Фрэнк, хотя и не договорил с ней. Не нужно оно, чтобы переломать кости нескольким дилерам. Ей защита нужна была, которую раньше предоставлял Гуидони, расправляясь с такими гандонами, как Район. Сейчас в его команде было много других забот, помимо "Парадиза". Ну, а Ливия.. сама она не пойдет избивать барыг, у нее это вряд ли получится. Да и вообще в больнице она. Ее люди? А кто они вообще? Несколько костоломов, не имевших авторитета на улицах? Те, кто имели авторитет, были людьми Куинтона, а не ее. Ну и сам Куинтон. Вот его имя могло вразумить сенаторского сыночка. И имя Гвидо с именем Фрэнка могли. Этим надо было пользоваться, а не смотреть со стороны. – Мы просрем «Парадиз». Она вообще откажется нам платить, - подытожил Альтиери, доставая ключи от яхты и бросая их Гвидо.

Отредактировано Frank Altieri (2014-07-20 13:01:29)

+1

24

Чтобы понять, через что проходил Гвидо, достаточно просто вспомнить, откуда трупы берутся - просто с неба они тоже не падают, и каждое мёртвое тело, которое ему приходилось расчленять, сжигать, растворять в кислоте и так далее - тоже когда-то носили имена, что-то делали и говорили, чем-то занимались; каждый покойник имел свою историю - и если Фрэнк считал, что Монтанелли их не слышал, то ошибался - чистильщик не был глухим. Не из болтливых - это уже само собой, иначе он давно сам отправился бы в небо чёрным дымом. Видел и слышал он достаточно - потому что взаимодействовал со всеми капитанами и большинством солдат... возможно, потому Данте и оставил ему контроль над Семьёй, когда всё пошло под откос. Возможно, и нет - Гвидо до сих пор не был уверен в его мотивах, как и в чистоте и честности его мотивов тоже; очень вероятно, что боссы поставили его в качестве действующего босса как раз по той причине, что подвинуть его было бы проще, когда проблемы закончатся... В том числе - и наиболее действенным методом тоже. Однако же Альваро казнили, Джованни и Анна - погибли, Романо - ему надо думать об авторитете в тюрьме, а не на улицах... От Гвидо уже некому избавляться - исключая тех, кого он сам продвинул. Винцензо уже попытался...
- Судя по тому, что я слышу - как раз-таких собираешься.
- отобрать половину - это всё равно, что отобрать всё. Если Куинтон не проснётся - а Гвидо сомневался, что это возможно - у западной команды вскоре появится новый капитан, который потребует от Ливии свою долю, и вряд ли озаботится вопросом, каким налогом её обложила администрация ранее. Альтиери, наверное, считал, что содержание борделя Ливии обходится легко - забывая о том, люди какой величины туда приходят, о том, что и тем "костоломам", которые несут там охрану, нужно заплатить - и не обделить, нужды девочек, и подкуп тех же копов - а их услуги с тех пор, как там убили кандидата в мэры, наверняка тоже подорожали... влетало всё это в копеечку. Монтанелли не так плохо понимал в бизнесе, как считал Фрэнк - с тех пор, как он унаследовал мясную "тему" Бруно де Гранде, комбинат так и работал на Семью под его негласным руководством. Не так много, возможно, как бордель или азартные игры, но зато и прикрыть его было куда труднее.
Гвидо бы начал злиться в ответ, но у него на это уже не было сил - учитывая, какого рода штуку он таскал с собой в нагрудном кармане сейчас. Не Ливией, не западом, не сенаторами и не деньгами голова была занята, кто-то нагадил лично под его дверь, да так, что с женой чуть не рассорил (а может и рассорил - пойди скажи тут что-нибудь с уверенностью) а это было уже большим, чем просто чья-либо недоплата. Сколько бы Андреоли не приносила им - пока её гостиница была прикрыта из-за расследования, не приносила ничего вообще - она не никогда не планировала чего-то, что сыграло бы против Торелли, в неверности Семье её точно нельзя было бы обвинить - как и в неверности Гвидо; пожалуй, его она уважала даже больше, нежели Куина.
- В стройку мы вложились сообща. А "Парадиз"... - кстати, на какие средства Марчелло вообще поднялся от сутенёра до владельца отеля? Нельзя сказать, что его просто взяли и поставили куда-то - в их организации ничего не происходит просто так, каждый получает что-то, заслуживая - доверием, или действием, той же Лив от мужа предложено было избавиться самостоятельно или не избавляться вовсе - посылать убийц к Марчелло Витторе не спешил. - Сколько она платила Куинтону? - наконец, перешёл Гвидо к самой сути вопроса - цифре. Спорить можно было до осени, пока не была названа конкретная сумма - пока что он слышал только то, что Лив недоплачивает, а это могло бы означать и то, что Андреоли попросту не понимала, кому теперь нести долю, ожидая решения верхушки о новом капо - Фрэнк и сам признавал, что там бардак. Только вместо того, чтобы попытаться навести порядок, устроить бардак ещё больший, ограбив Ливию - ну и чем бы тогда они с Гвидо были бы лучше этого же Мак-Эду, тоже воспользовавшегося ситуацией?
- Ты её, судя по всему, с этой помощью послал туда же. Чего же удивительного в том, что она не хочет тебе платить? - усмехнулся Гвидо. Странно было бы просить защиты для человека, который уже больше года как носил статус одного из них - не менее странно, что ей потребовалась и помощь, хотя тех, кто работал в "Парадизе", вполне должно было бы хватить для того, чтобы разобраться с небольшой молодёжной шайкой, Монтанелли многих из них лично знал - кое-кого и со времён того же Марчелло. И под их охраной находился в те пару ночей, которые скрывался в одном из номеров "Парадиза", когда Семья противостояла группировке, собранной Анной. Так что и происходило что-то... странное. Явно между Фрэнком и Ливией был разговор не о защите или помощи, что, в конечном счёте, одно и то же. Чего-то Альтиери не договаривал... и даже шовинизм в этом свете им использовался, как защитный приём. Очень уж как-то легко и быстро он признал его существование, когда речь зашла...
- Откажется засылать вовсе - мы оба знаем, что произойдёт. Но я в это не верю...
- Гвидо поймал ключи. У Ливии ни смелости, ни глупости, ни сил не хватит, чтобы отказаться платить Семье - Торелли с самого начала были тем, о чего она и зависела: с того самого момента, как подсыпала яд в еду своего мужа. Даже раньше - когда выходила за него замуж... без Семьи - какие у неё варианты, к тем же колумбийцам за поддержкой идти? Они её едва знают, если знают вовсе.

+1

25

Фрэнк хотел посоветовать Гвидо уши прочистить или слуховой аппарат купить, но сдержался, вспомнив вовремя, что тот не чистильщик больше, а босс.
Вместо этого еще раз произнес:
- Не всё, а половину. Можно оставить ей 51%. Формально она и дальше будет там главной. - Разъяснял уже на пальцах, а точнее, на руле, руками показав его половину и на сантиметр сдвинув, демонстрируя тот самый 1% оставленного Ливии преимущества. - Ты ее боишься что ли, я не пойму?
Фрэнк и впрямь не понимал. Руки замарать, разделывая покойников, Монтанелли, значит, не боялся, а вот совесть испачкать, наехав на Андреоли, трясся так, будто за это ему в аду дополнительных дровишек в котел подкинут. Может, конечно, и подкинут, но разницы он уже вряд ли почувствует, там итак их будет хватать. Бояться нового капо, который также может захотеть получать с "Парадиза" долю, Фрэнк и вовсе считал глупым. Андербосс сам готов был разъяснить, куда ему следует пойти в случае несогласия, и при надобности выписать билет в одну сторону, если уж совсем непонятно будет. У западной (как и у любой другой) команды не было понятия "баланс", на котором бы числились те или иные точки. То, насколько прочно они закреплены за определенными территориями, зависело от людей их контролировавших. И первое время новому капо, конечно, будет не просто. Фрэнк это знал на личном опыте. Придется и силу демонстрировать не раз, пока не станет ясно, кто здесь хозяин. Опять-таки не только Альтиери тут самый умный, решивший под шумок урвать себе "Парадиз". Таких умников среди них навалом было. И если с андербоссом и доном новый капо тягаться вряд ли решит, то вот с чуть менее авторитетными разборки будут повсеместны. И ведь не обязательно даже, что кто-то из Семьи уведет точку, могли объявиться запросто и такие, как Мак-Эду. В общем, время предстояло неспокойное.
- "Парадиз" тоже не на одни его сбережения работать начинал, - уверил Фрэнк. Вероятно, у Марчелло были свои партнеры - те же Донато получали долю. Но сейчас, как известно, гостиница принадлежала только Ливии, и на взгляд Фрэнка, владеть ей в одиночку, было для женщины как-то жирновато. Слишком уж большой подарок судьбы. - Десять процентов. - Вообще она сказала пятнадцать, что тоже на взгляд андербосса было смешным, но поскольку гарантий никаких, что это правда не было, Фрэнк уменьшил цифру. Ему в конце концов это и на руку было, Куинтон все равно не подтвердит, а Андреоли пускай докажет, что не "переобулась". - Круто да? Ни государству не платит, ни нам. - Со шлюх, понятное дело, налоги в казну не платились, да и с гостиничным бизнесом Андреоли мутила, а это порядка 30-40% доходов. Их организация была своеобразным государством в государстве, где также взымались свои "налоги", и Фрэнк не считал, ято должен был получать меньше. У них вообще-то тут риски высокие.
- Я ее не посылал, - не подтвердил догадки дона. - Я сказал, что помогу ей, но озвучил за это свою цену. Ей показалось дорого, - пожал плечами. Конечно, никто не любит отдавать деньги, но Фрэнк тем и зарабатывал, что принуждал к этому. И зарабатывать не членах Семьи он чем-то неправильным или «несправедливым» не считал. Учитывая его положение, как раз таки на них зарабатывать он и должен был, а точнее они должны были зарабатывать для него. - Если ты скажешь платить также, ей деваться будет некуда.
Засылать вовсе Ливия не откажется, это понятно. Фрэнк это так, для окраски сказал. Те подаяния, которые она носит сейчас, напрягают ее не сильно, и женщина будет продолжать их носить. Для галочки. Довольная тем, что разводит их как лохов.
За разговором гангстеры покинули машину, и Альтиери проводил босса до лодки, чтобы на пристани предупредить охрану. Там дежурил пожилой мужчина, который кивнул головой, даже толком не взглянув на Монтанелли.
- Что найдешь в холодильнике, можешь съесть. Вроде пиво оставалось, - инструктировал напоследок. - Кабельного на телеке нет, но есть несколько "дивидишек", - сын приносил какие-то. - В общем, не скучай тут. Если нужен буду, звони.

Отредактировано Frank Altieri (2014-07-22 20:10:11)

+1

26

Навязчивая идея Фрэнка располовинить отель начинала уже утомлять, всё сильнее по мере того, как больше красок он добавлял на палитру, чтобы обрисовать картину этой их "половины", тем паче, что обрисовывал, естественно, ту часть пейзажа, что смотрелась выгодно, и забывая обо всём остальном, и так и не привёл иных аргументов, по которым Гвидо стоит так поступить с Ливией, кроме денег. Всё выглядело так, словно Альтиери либо просто хотел подправить своё собственное материальное положение, неважно, за чей счёт, либо же - поставил перед собой цель навредить Ливии как можно сильнее, и стремился к этой цели с упорством и неумолимостью бронепоезда; но не как желание наказать за то, что женщина им якобы недоплачивает. И вот как раз этого Монтанелли и не понимал - чего Фрэнк вцепился, как клещ, и именно тогда, когда у Ливии, как и у любого солдата западной стороны, впрочем, проблем хватает и помимо давления сверху?
- Я не боюсь никого. Просто не вижу пока хороших причин так поступать. - и дело не только в деньгах, заработала Андреоли вполне достаточно - её такое решение деморализует, о нём станет известно и остальным тоже, и в конце концов, оскудеет не только её карман, но и тем, кто работает в Парадизе вместе с ней - не шлюхи, разумеется - пояса придётся затянуть гораздо туже. А когда за своей долей придёт новый капитан, всего Ливии останется уже не 51 процент, а где-то около четверти от всего, не из доли же босса и андербосса капо будет получать? Едва ли Альтиери отдаст ему свою часть вот так просто. Монтанелли был готов пересмотреть выплаты, если уж его внимание уже обратили на них, но отщипывать сразу половину - это тоже не вариант. Ливия была верна ему и никогда не отворачивалась, когда он просил о помощи, поступить так с ней, сходу, не разобравшись, было бы тоже несправедливо.
- Десять процентов от чего? - теперь Гвидо и самому захотелось прочистить себе уши - он думал, что ослышался сейчас. Вернее, хотел бы думать, но нет, со слухом-то у него проблем пока не возникало, не настолько он ещё был стар. - Нет, это неприемлемо. - если Куин забирал себе, ну, пусть пять - им с Фрэнком и Маргаритой, говоря грубо, оставалось по чуть больше, чем полтора процента, что ли? От всей империи Парадиза они получали меньше, чем нигер из гетто, снявший квартиру и превративший её в ночлежку с парой страшных девочек - хотя и её можно было бы назвать громким словом "бордель". Впрочем, даже без ночлежек - даже с панелей приходило больше...
- Половину? - хмыкнул Монтанелли на сообщение Фрэнка о цене. Действительно, бардак какой-то происходил, тяжело было без капитана - некому было сдерживать солдат западной стороны, некому было взаимодействовать с верхушкой, и каждый в итоге защищал только свои точки, боясь потерять вообще всё, что у них было - а "Парадиз" был одним из самых лакомых кусочков там. - В задницу это. Как я сказал - пусть Ливия разбирается со своими барыгами сама. - а если уж те парни, с которыми она делится доходами "Парадиза", стали слишком ленивы, чтобы отрабатывать такие деньги, которые даже до боссов, похоже, не доходят - пусть наймёт на них того, кто не поленится оторваться от покерного стола, даже профессионального киллера можно нанять дешевле, чем за половину доходов борделя ежемесячно. Если же она и от них скрывает доходы - скорее всего, они и сами её вздёрнут, если узнают. Но ограбить Ливию столь откровенно Гвидо Фрэнку тоже позволить не может - во-первых, это приведёт ко вниманию всех остальных солдат западной команды, и каждый вцепится в свои заработки ещё крепче, ожидая, что они - следующие; во-вторых - это всю дружбу Монтанелли и Андреоли сведёт к нулю - то, что произойдут такие перемены с разрешения Гвидо, станет понятно очень быстро. - Позже встречусь с ней сам... - справедливости ради - стоило услышать и её версию тоже. На западе вообще сейчас тяжело - и без наркобарыг, которые решили сделать одну из территорий плацдармом для своей деятельности. - Но ты пока не трогай её. - на всякий случай решил обговорить и этот момент Гвидо, следуя по пристани. - Ливия - мой личный друг, не только наш общий. К тому же, ты знаешь - я был одним из тех, кто её рекомендовал. - так что, может, отчасти, это и его вина тоже, что Ливия сейчас борзеет; потому что ни о каких проблемах с деньгами не было слышно раньше, и не было слышно, когда она не была "в статусе". Возможно, она решила, что раз её поручитель стал боссом, это даст ей право оставлять себе так много, или что Монтанелли "по дружбе" не заметит - что и вышло, в общем-то, он не заметил, но более странно - что не заметил Куин. Или же Ливия считала, что такова цена за ту помощь, что она оказывала во время войны с Анной? Ну, даже в этом случае - Гвидо ренту за ту комнату, в которой переждал пару ночей в неспокойное для себя время, отдал уже сполна.
- Ладно... Спасибо, Фрэнк. - Гвидо остановился у пришвартованной яхты, слушая наставления Альтиери. Вряд ли он будет пить пиво или смотреть телевизор, но всё равно, забота андербосса не была безразличной. Фактически, он сделал то же самое, что сделала и Андероли тогда - предоставила крышу над головой в неспокойное время. - Увидимся... ключ я верну потом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Il buon giorno si vede dal mattino