внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Guitar, coffee and popcorn


Guitar, coffee and popcorn

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sf.uploads.ru/viPRj.gif http://se.uploads.ru/pdXmA.gif


В главных ролях:
Эрик Бергманн и Отэм Гайер.
Произошло это:
3 ноября 2011 г.
О том, что:
иногда нужно сначала поссориться, чтобы потом стать хорошими друзьями.

0

2

I don't know what's worth fighting for
Or why I have to scream
I don't know why I instigate
And say what I don't mean


Новая работа, и кажется, что это именно то, что я всегда хотела. Новые города, новые люди. Я еще не совсем привыкла ко всему этому, но по моему мне нужно для этого еще чуть чуть времени, и я с этим со всем свыкнусь.
Меня никогда не привлекала работа в офисах, потому что я не люблю сидеть на одном месте и выполнять одну и ту же монотонную работу. Меня всегда манили подвижные виды работ, где нужно встречаться с новыми людьми, общаться, заводить полезные и не очень знакомства. Это же гораздо веселее. Еще лучше, если все это происходит в неофициальной обстановке. Никогда не любила официоз, все эти зажравшиеся бизнесмены в дорогих костюмах, с часами за миллионы долларов, вся эта напускная вежливость в глаза, а потом за глаза обсуждения того, какая ты сука и как легко тебя развезти на деньги. Фу.
Родители никогда не одобряли моего мнения, и упорно намекали мне на то, что я могла бы стать адвокатом, или менеджером. Или еще кем то там. Ведь, чтобы чего то добиться в жизни, нужно идти именно в сферу бизнеса. Ибо там можно пробиться. Ну а меня всегда манила музыка и все творческое. Какое то время я даже хотела преподавать танцы или учить детей петь, а может даже играть на гитаре. Правда для этого сначала самой нужно научиться, а то я так и не довела своем мастерство до идеала. Но в итоге пошла учиться на звукорежиссера, а затем стала работать помощником действующего звукорежиссера, где и познакомилась с Карстеном и его группой, которой предложил мне работу, а я просто не смогла отказаться от такого предложения, не смотря на неодобрение отца и настороженность матери.
В общем, я уже несколько месяцев работаю с Шаттеншпиль, и еще ни разу об этом не пожалела, и даже успела наладить со всеми дружеские отношения. Кроме Эрика. Не знаю почему, но мне было сложно найти с ним общий язык. Из них из всех, мне он казался серьезнее, рассудительнее, и может именно эти качества  на тот момент меня пугали, поскольку даже их менеджер был не так серьезен, как Эрик. И, должна честно признаться, он меня пугал. Да, я боялась Бергманна, боялась сделать при нем что то не так, потому что мне казалось, что тогда он сожрет меня на месте, наорет, прикончит, уволит, не знаю. Короче, сделает что то, что мне не понравится. И я очень надеялась, что со временем этой пройдет.
Звонок телефона. Звонят из звукозаписывающий студии, говорят мне какую то информацию и просят, чтобы Карстен или кто то другой перезвонили им в ближайшее время. Все внимательно записываю, переспрашиваю то, что мне не понятно, ибо английский я, конечно, знаю в совершенстве, но иногда американцы говорят так быстро, что мой мозг просто не успевает уловить мысль, кладу трубку. Встаю с кресла, откладываю планшет на столик и иду в номер ребят.
- Карстен? Ульрик? – в ответ тишина. Такое ощущение, что в номере вообще никого нет. Осматриваю все комнаты, и правда никого. Потом вспоминаю, что Карст говорил что то о том, что вечером они уходят на какую «встречу». Вздыхаю. Ладно, потом передам.
Взгляд падает на стол, там лежит гитара Эрика. Я всегда питала слабость к гитарам, практически ничего в них не понимаю, но они все равно меня привлекали. Подхожу ближе, буре ее в руки и молюсь, чтобы Эрик не застукал меня за этим занятием, мне кажется, он не одобрит. Сажусь на стул и начинаю перебирать аккорды, что то из времен, когда я еще училась играть на этом инструменте.
Слышу шаги, и решаю не палиться, поэтому кладу гитару обратно на стол и при этом задеваю кружку с кофе, которая на нем стояла. Наблюдая за тем, как содержимое выливается на какие то записи, судя по всему песни. Вот дерьмо. Начинаю протирать это своей кофтой, но это явно не поможет. Все размазывается и я чувствую, что я труп. В номер входит Эрик. Смотрю на него глазами побитого спаниеля.
- Я… прости, я не хотела, я все исправлю… Как нибудь… – все, Отем, скоро тебе споют похоронный марш.

Отредактировано Autumn Geier (2014-07-02 22:16:54)

+2

3

Последнее время замечаю за собой странное настроение. А именно – хочется что-то написать. Песню, музыку. Что-то. Никогда не считал себя да и не был поэтом, но порой строчки приходят в голову сами собой. Наверно, это всё сказывается многолетнее общение с Карстеном, который то и дело в приступе очередного вдохновения подходил ко мне со своими набросками песен и спрашивал мнения – как звучит, какую можно ещё рифму, ляжет ли текст на быструю мелодию или нет, хороша ли тут будет гитара. В общем, мне кажется, что я «заразился». Я никогда не сочинял ничего для наших альбомов, только лишь принимал посильное участие в общем деле. А то, что я делаю сейчас – всё «в стол», не более. Для себя. Или как там любят говорить – для души. Не думаю, что хоть что-то из этого когда-нибудь увидит свет. Да и не нужно это.
Ребята ушли на очередную «встречу», с которой явно вернутся под утро, а я решил остаться в номере. Они странно на меня посмотрели, но я открестился отсутствием настроения. Почему-то именно сегодня у меня было острое желание посидеть с гитарой и блокнотом с ручкой. И я решил ему повиноваться. Отем весь вечер не высовывалась из своего номера, что давало надежду, что никто мне не помешает. Вообще, если честно, не знаю для чего Карст всё это заварил. Ассистентка. По мне так очередная блажь. Таскать с собой эту девчонку не самое разумное, что приходило в голову Келлеру. Да, возможно, она вносила определённый вклад в существование нашей группы – следила за твиттерами и сайтом, проверяла электронку на предмет интересных предложений, иногда принимала звонки, когда наш менеджер был недоступен. Но я бы не сказал, что это было так уж необходимо и незаменимо. Честно, я не имею ничего против Гайер, она вроде даже милая и довольно ответственная, но всё-таки – вы думаете разумно брать в помощницы девушку группе рокеров с не особо серьёзным поведением? Про примерность я вообще умолчу. Я Карсту сразу сказал, что хоть один прецедент на эту тему с участием Отем – я её уволю в ту же минуту и его мнения не спрошу. Просто посажу её с вещами на самолёт в Германию, сам лично. Нет, он конечно поклялся, что ничего такого не будет, но всё же. Я прослежу за этим делом.
В очередной раз завис с ручкой над блокнотом. Что-то мне не нравилось в строчке, но я не мог понять, что именно меня смущало. Не знаю сколько времени прошло, но мой кофе был уже настолько холодным, что пить было противно. Подогревать было не вариант, поэтому я решил спуститься вниз, в ресторан при отеле и взять там кофе на вынос. Нет, я конечно мог заказать в номер и мне бы принесли. Но мне просто необходимо было проветриться немного. Всё же номера отелей, при всей из роскоши, меня немного угнетали. Потерев глаза, которые уже устали пялиться на белую бумагу с моими хаотичными записями, я встал и вышел из номера. Пока я спустился на лифте, пока добыл себе свежий, вкусно пахнущий кофе и вернулся обратно на этаж, в голове уже крутилась очередная строчка. И почему озарение не приходит когда под рукой есть куда записать? Не терпелось дойти до блокнота и ручки. Дверь в наш номер была приоткрыта и это меня насторожило – я же вроде закрыл её, или нет? Чёрт, эти ключ-карты от номеров всегда сбивают меня с толку – я совершенно не запоминаю провожу ли ими по замку на двери.
Но больше всего меня настораживает то, что я слышу звуки гитары. Какое-то неуверенное бренчание. Из нашего номера. Что за фигня? Захожу внутрь и вижу то, что не ожидал. Точнее кого не ожидал – Отем Гайер. Которая крутится вокруг журнального столика, за которым я сидел минут 15 назад.
- Что ты здесь… - хочу спросить, что девушка тут делает, но осекаюсь на половине вопроса, замечая, что она делает.
- Я… прости, я не хотела, я все исправлю… Как-нибудь… - Гайер быстро и неразборчиво мямлит, смотря на меня глазами нашкодившего щенка.
- Твою ж мать… - против воли вырывается, когда мой взгляд падает на поверхность стола и блокнот с записями, залитые кофе.
В три больших шага подлетаю к месту происшествия, чудом не расплескав горячий кофе из кружки, которая у меня в руке. Отем испуганно отскакивает в сторону. Беру свою гитару за гриф и поднимаю её в воздух, наблюдая как с неё капает на стол коричневая жидкость. На стол, на котором лежит испорченный блокнот с записями песен. Единственный блокнот с единственными записями. В голове кружится уйма немецких ругательств, но я делаю глубокий вдох и перевожу взгляд на Отем.
- Исправишь? Каким образом ты это хочешь исправить, позволь узнать?!  – я не кричу, но голос готов вот-вот сорваться. – Какого чёрта ты тут вообще забыла, Гайер?!
По хорошему, мне бы надо было держать себя в руках, но при мысли, что она уничтожила труды ни одного и даже не двух вечеров, я просто не могу остановиться, и зародившийся гнев стремительно набирает обороты. И то, что Отем что-то мямлит в ответ, пытаясь что-то объяснить или как-то ответить на поставленные вопросы, совсем не помогает мне взять себя в руки:
- Спасибо, твои услуги больше не требуются, - перебиваю её резким тоном, от чего Гайер вздрагивает и опускает глаза, замолчав. – Свободна!
Просить её уйти мне не пришлось – она несколько секунд мнёт в руках испачканную в кофе кофту, уставившись в пол, потом неожиданно срывается с места и исчезает в дверях номера.

Отредактировано Erik Bergmann (2014-07-10 01:00:15)

0

4

That it's too late to apologize, it's too late
I said it's too late to apologize, it's too late


Я не привыкла косячить, на самом деле. В каком то смысле, я гребанный перфекционист, который всегда старается сделать все идеально не только для себя, но и для окружающих. И поэтому каждая моя ошибка была в первую очередь неприятна для меня же самой. Иногда, так хотелось забить на это, просто забыть и оставить как есть, но мой внутренний голос, который, наверное, называется совестью, не позволял мне этого  сделать, и поэтому я все равно доделывала, переделывала и так далее.
И сейчас мне было очень не удобнее перед Эриком. Я уже мысленно отругала себя 100500 раз, и пожалела о том, что вообще решила взять его гитару. Ну вот какой черт меня дергал? Теперь стою и ловлю на себе его недовольный взгляд. Я работаю  ними всего пару месяцев, а уже проштрафилась. Да, мне было очень не удобно.
- Я…я не знаю, расшифрую ноты по очертаниям того, что осталось…. Не знаю.. – опускаю взгляд в пол. Почему то у меня складывается такое впечатление, что Бергманн сейчас мне съездит своей же гитарой по башке.
- Мне нужен был Карстен… Вот и пришла. – вот если честно, не люблю когда со мной разговаривают в таком тоне. Вроде бы он не кричит, но по тону можно понять, что он очень зол. Да оно и понятно,  бы тоже злилась, если бы кто нибудь так безбожно. Мой организм включает защитную реакцию. И вот я уже чувствую ком, который подступает к горлу. Так, только не реветь, не сейчас.
- Прости, я правда не хотела… я случайно.. – господи, оправдываюсь хуже школьницы. Он перебивает меня и резко говорит, что я могу  идти. Снова опускаю взгляд в пол. Какое то время стою и не решаюсь пошевелиться. Теперь уже злюсь на него. Как он вообще смеет разговаривать со мной в таком тоне? Я не к нему на работу нанималась. Делаю пару стремительных шагов к выходу из номера, останавливаюсь в дверях и поворачиваюсь к мужчине.
- Еще раз примите мои глубочайшие извинения, мистер Бергманн. Теперь удаляюсь с ваших глаз. – выхожу из номера и хлопаю дверью. Скорее всего, я не права. Но я девушка, и мне простительны перепады настроения.
Захожу в свой номер и еще раз хлопаю дверью. Вот напыщенный индюк, кем он вообще себя возомнил? «Спасибо, твои услуги больше не требуются» - мысленно передразниваю его я. Какого вообще хрена? Нет, он же не может меня уволить, меня же Келлер нанимал. Или может? Черт.
По щеке катиться слеза. Как же девушки любят плакать. Никогда не любил таких, но мне сейчас реально было обидно, неудобно и все остальные не самые приятные чувства. Стираю слезу со щеки, но на смену приходят все новые.
А что если… Даже если Эрик не может меня уволить, он может пожаловаться Карстену, рассказать о том, какая я плохая, неуклюжая и зачем я вообще им нужна, от меня только проблемы. Кто знает, что он еще может сказать Келлеру, и естественно он поверит ему, а не мне, потому что знает его гораздо дольше. Черт. Кажется, пора прощаться с работой.
Сажусь на кресло и обхватываю голову руками. Какого черта я вообще поперлась в их номер. Люди ведь придумали телефон, и я просто могла позвонить и сказать все, что хотела. Какого черта я вообще решила взять его гитару? Тупая ностальгия по школьным годам. И какого черта он оставил чашку с кофе рядом со своими записями, другого места не нашел? Гребанная судьба. Ладно, то, что случилось, уже не исправишь, поэтому придется просто ждать своей участи и надеется на то, что Эрик отходчивый, и не совсем уж козел.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Guitar, coffee and popcorn