vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Быть собой перестать и дома спать


Быть собой перестать и дома спать

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ДЕКСТЕР и АГАТА
25 июня, возвращение домой

Попробуем всё подшить, не ворошить,
Мобильные номера постирать.
А уходить не спросив нету сил,
Давай попробуем заново всё собрать.

+2

2

Две недели назад я опять облажалась. Конечно, у меня было оправдание, что это не по моей вине, что я не могу контролировать все происходящее вокруг и углядеть проблемы извне. В Мексике меня похитили. Аарон и Яннике остались на два дня одни. Самое логичное, что предпринял сын, это позвонил отцу и сказал, что мама исчезла. Боги, я представляю какой у Кортеса был шок. Сначала удивление со страхом, затем, когда через несколько часов ему перезвонила Яннике и сказала, что я нашлась, то уже гнев.
После моего чудесного освобождения и возвращение к ребенку, я перезвонила Декстеру. Мы опять ругались. Мужчина требовал нашего возвращения, а я не хотела заканчивать отпуск на этом. Снова пойдя наперекор ему, сделала все по своему.
Сказать по правде, я считала свое решение верным, ведь следующие две недели после похищения, прошли замечательно. И ситуация, которая так расстроила моего сына, постепенно забылась в его короткой детской памяти, на нее наложились более чудесные воспоминания, например, бассейн, в котором можно купаться днями и ночами, море в нескольких метрах, акулы, которых мы кормили, мягкий песок и атмосфера настоящего курорта. Но все хорошее заканчивается.
В Сакраменто мы приехали вечером. Я, предчувствуя, нехороший разговор с Декстером, не желала заходить в дом. Но не сидеть же все оставшееся время в машине? Или не сбегать в свою старую квартиру. Настал тот случай, когда бежать от проблем просто некуда. Только я правда не хочу ругаться! Всю дорогу от Мексики до Штатов, сидя за рулем, только и думала о предстоящем разговоре. В моем сознании несколько раз проносился диалог, я думала что говорить и что отвечать. Эта "репетиция" меня так вымотала. Ожидание непогоды в доме нависло надо мной тяжелым грузом.
Аарон резво выскочил из джипа, мчась навстречу Декстеру, который встречал нас у дома. Вместе с ним во двор выполз и пес по имени Ронни (аллилуйя, я запомнила кличку нашей живности!).
- ПРИВЕЕЕЕТАААААА - мальчик с радостным криком побежал к Кортесу, его возглас поддержал лаем пес. Я же оставалась в стороне этой семейной идиллии. Странно так все у нас... Не получается быть вместе, хоть я и убеждала себя, что семья - то, что мне нужно. Наверно, я впала тогда в заблуждение. Быть может это был страх остаться одной? Ведь решение жить вместе ко мне пришло сразу после того как я подверглась нападению психа, что оставил меня без глаза.
Пока отец и сын радовались долгожданной встрече, я открыла багажник и ждала, когда испанец поможет вытащить чемодан и другие вещи. Он перевел взгляд на меня, а я молила его не начинать сейчас. Пусть ребенок ляжет спать, тогда поговорим. А может поговорим через пару дней?
- Ой, он тяжелый - предупредила Декса, прежде чем он схватился за ручку чемодана. - Как там у нас с ужином? - мы шесть часов перебивались гамбургерами да чипсами с заправках, поэтмоу поужинать надо было по-человечески.

+1

3

Двадцать пятое июня. День недели - среда. Погода - хреновая. Время - двенадцать часов дня. Ближе к полудню приезжает мой сын, мелкий и шустрый Аарон, чья улыбка и веселый говор так веселилили меня, этого хмурого и вечно занятного Декстера Кортес. А ведь раньше я даже не догадывался о существовании своего сына, и вроде бы умудрялся жить полной красок жизнью, а сейчас представить не мог жизнь без него. Все таки, с сыновьями интересней и как бы я не гневался на Агату, она подарила мне самый большой и ценный подарок - ребенка, которого в тайне от меня вынашивала девять месяцев под сердцем. Потом, после наших ссор, я, напиваясь в очередной раз в хлам, уже не в состоянии думать, вспоминал нас, таких счастливых, юных и веселых. Кто мог знать, что по нашей с ней глупости появится плод, который в будущем сплотит нас обоих, таких разных и одинаково не похожих друг на людей. Ссор между нами можно было избежать, если не привычка моей жены вечно вляпываться в какие-нибудь неприятности. Хотя, по сравнению с её проблемами, мои, мягко говоря, стояли где-то в сторонке. Что, блять, за женщина эта Тарантино? Умудряется же она так глупо оказываться в этом дерьме! Я морщусь, но вытаскиваю пачку сигарет и пепельницу, чтобы прикурить. Из-за этой испанской задницы я даже курить стал! И, надо же, эта несчастная потерялась! Мне успел позвонить Аарон, начал лепетать о том, что его непутевая мамка пропала. Конечно, я начал переживать: во-первых, за сына, во-вторых, за эту чертову испанку, и в-третьих, я начал звонить на телефон на авиалинию, решив заказать билет на самолет. Только вот хорошо, что Агата во время позвонила, ведь я уже начал закидывать вещи в дорогу и набирать номер такси. Она говорила спокойным, размеренныи тоном, но мне не было смысла поддерживать с ней мир и я сразу же выпалил первое, что о ней думаю, как о своей жене и матери моего ребенка. Та легко парировала, заспешив по каким-то "делам", - в прочем, ничего необычного. Та улизнула так же, как и в другой раз, то есть сделала это удачно и быстро.
Мне не хотелось вылезать из кровати. Развалившись на двуспальной, я прикуривал сигару и задумчиво смотрел в потолок. Из кухни доносился приятный запах, который щекотал нос, я улыбнулся. Молодая и весьма аппетитная хозяйка лет двадцати пяти удачно справлялась со своими обязанностями. Приходила она под утро и уходила ближе к вечеру. Она была немногословна, но по акценту смог распознать, что та итальянка. И звать её Софи. Конечно, кобелем я не был, и потому не хотел спать с этой девицей, решив отблагодарить её по-иному - немного повысил заработную плату. Симпатия была, но а на большее я не рассчитывал. У меня есть жена... Пускай она не хочет готовить, гладить мне рубашки и от её проделок у меня седели волосы, но, какой-никакой, а женой Тарантино мне оставалась до последнего.
Оставив пепельницу на тумбочке, я принял душ и оделся в деловой костюм, чтобы заехать на работу и забрать несколько нужных документов. В последнее время мне удалось взять все дела на дом, в котором я удачно мог переговаривать с нужными мне людьми и разбираться в бумагах.

Когда дела были проделаны и на улице вечерело, я приметил, наконец, во дворе подъезжающий автомобиль ближе к дому. Джип Агаты.
- Софи, все готово к приезду хозяйки?
- Си, си. - заговарила девушка на итальянском и начала наливать в большие чашки чечевичный суп.
- Ну, си, так си.

Вышел из дома, чтобы встретить Кортеса-младшего. Тот, в свою очередь, подбежал к отцу и начал крепко обнимать его, и получил порцию несколько крепких поцелуев в свои две щеки и легкий поджопник.
Подошла Тарантино, можно даже сказать, что нерешительно, с улыбкой на губах передала багаж в мои руки. Пацан уже успел забежать домой и первым делом он закрылся в ванной, чтобы помыть руки. Я все еще злился на Агату и злость мою было не передать.
- Я вроде бы настаивал на том, чтобы вы приехали двумя неделями раньше. Мое слово не имеет значения? Ты понимаешь, что я пережил?
Тон у меня был спокойным, словно я разговаривал с ней на тему погоды, посчитав, что лучше сохранить самообладание, ведь сын может услышать или Софи, которая вежливо поздоровалась с Тарантино.
- Знакомься, теперь это наша новая домохозяйка. Софи. Софи, знакомся, - хозяйка особняка.
- Папа, а мы магниты привезли с собой! Чтобы тебе не было обидно, что тебя не было рядом!
Я хмыкнул, прекрасно понимая, что если был в тот момент рядом с Агатой, то первым же делом придушил её или грохнул, не пожалев, что могу сесть за убийство. Мои руки сейчас чесались, так сильно хотелось стукнуть ей тяжелым по голове. Это даже хорошо, что он не поехал с ними, - это уберегло испанку.

Отредактировано Dexter Cortes (2014-06-30 18:54:28)

+1

4

Я заметила как поменялось выражение лица Кортеса, когда он перевел взгляд от Аарона ко мне. Его негатив был обоснован, даже глупо это отрицать или сопротивляться. Да и не желала я оправдываться или вставать в позу. Было ли мне совестно? По правде, то да. Я готова была смело признать, что в этот раз Декстер всецело прав: мне следовало уехать домой, - это было бы по правилам. Но я осталась и это тоже не прошло зря.
- Я вроде бы настаивал на том, чтобы вы приехали двумя неделями раньше. Мое слово не имеет значения? Ты понимаешь, что я пережил?
- Имеет, но... - смотрю на мужчину безоружным взглядом - Я не могла закончить отпуск на этом. - эти бы воспоминания подбили Рон, а так ребенок в целом остался доволен. Ему будет хотя бы что рассказать в школе. А если за оставшиеся два месяца лета мы еще куда-нибудь выедем, будет совсем замечательно. И я уже не собираюсь лететь одна, нет, это вполне может быть семейный отпуск, пусть даже уикенд. Если ,конечно ,у нас получится снова стать семьей.
- Знакомься, теперь это наша новая домохозяйка. Софи. - Софи? Хм. Я недовольно глянула на обоих. Это сейчас испанец пытается со мной поквитаться? Отомстить? Мол, раз я не слушаю его указаний, то и моих он слушать не будет?
Я кривлю губы, проявляя во всей красе все свое недружелюбие. Чем вообще эта молодая девица так отличилась, что именно она будет нам готовить и убирать? А мне вот нравилось как готовила мексиканка Паула! И даже несмотря на то, что после путешествие к мексикашкам я стала относится хуже, но не ко всем же... далеко не ко всем.
Выдыхаю.
- А Паулу ты куда дел? Я ее три года знаю - я готова была продолжить протест, но тут вмешался Аарон, желая подарить отцу несколько магнитиков (один домой, второй на работу). Ладно, про Паулу значит поговорим потом. Или также молчком уволить Софи и вернуть мексиканку? Эта Софи вообще кто? Судя по морде лица, итальянка. А с итальянцами я и так плотно взаимодействию, скоро аллергия на них начнется. Куда приятней свой, родной язык. Да и Аарону полезно, - Паула часто с ним разговаривает на испанском, учит.
Пока новая домработница накрывала на стол, я дала указания сыну отнести свои вещи в комнату, начать их пока разбирать, да и переодеться. С первыми двумя мальчик справлялся, но только с той оговоркой, что разбирал он свои игрушки и новые покупки, демонстрируя их перед отцом.
- А еще мы купили кроссы. Если прыгнуть, они светятся! - говорил Аарон, напяливая кроссовки посреди комнаты.
- Это китайская хрень, но он так просил - пожала я плечами, поясняя ситуацию для Декстера. Ничего примечательного ни в кроссовках, ни в новых игрушках, не было, они просто были новыми и скорее всего быстро сломаются.
- Внизу уже все накрыто - сообщила я, отлипая от косяка, который подпирала плечом.
Аарон пошел за ужин в новых кроссовках, которыми все время шлепал по полу и смотрел как они светятся, - не наигрался в Мексике, там для этой обуви было слишком жарко.
За столом я пыталась казать непринужденной, избегая "острых" тем. Спросила про работу, про ежика и бабочек. Поговорили про ураган, который бушевал в Калифорнии, и в который мы попали:
- Мы ураган под мостом пережидали! А нашу машину чуть не унесло! Потом к нам под мост спряталась еще одна машина. И мы все ждали, когда ураган пройдет. Пап, а у вас был ураган? Такой же сильный, да? Нас чуть деревом не сбило! - мальчик говорил взахлеб, забывая даже кушать.
- Аарон не забывай кушать. И не преувеличивай. Не дерево это было, а рекламный щит - не сильно большая разница, если взять в расчет то, что мы опять угодили не в самую приятную и опасную ситуацию.

После ужина Аарон отправился гулять с Ронни, - по собаке он тоже скучал, а я молча убирала посуду со стола. Я все искала подходящий момент для того, чтобы завести разговор с Декстером. Но вряд ли нам удастся выяснить отношения раньше, чем Аарон вернется с прогулки.
- Хочешь уложить Аарона спать? - я понимала, что Кортес соскучился по сыну, так что ему несколько минут перед сном с ребенком нужнее, чем мне.

+1

5

С весьма самодовольной ухмылкой, как только произошла встреча Агаты с домработницей Софи, я прошел на кухню, мысленно поставив галочку в колонке под названием "мелкие шалости". Да, я знал, что Паула нравилась Тарантино и между ними, женщинами, даже некая привязанность установилась, и Аарон был далеко непротив этой мексиканки в роли няньки, но мне хотелось как-нибудь подсолить испанке и вот, принял я весьма необычный способ мелкой расплаты. Если уж моя жена распоряжалась со всеми делами сама и не вмешивала меня в них, то тогда я устрою некий бунт в виде этой симпатичной длинноногой итальянки. Догадываюсь, что итальянские рожи и их язык могли поднадоесть Агате, ну а тем же и лучше. Что говорить о собеседовании с домохозяйками, то они проводили несложный отбор. Один вопрос: "Вы итальянка?", буквально все и решал. Ну и еще несколько критерий: блондинистая, длиноногая, симпатичная и статная девушка с отличным владением кулинарной техникой, должна уметь находить контакт с детьми. Судя по взгляду, которым она оценила или, может быть, наоборот, не оценила Агата домработницу, разговор между нами должен быть горячим. Ровно, как и всегда. Честно? Я уже чертовски устал от наших с ней разговоров на повышенных тонах, но мне ничего не оставалось, кроме как продолжать выяснять с ней отношения. Иногда хотел плюнуть на все, сказать: делай, как знаешь нужным, но с другой стороны, если он не будет на нее давить, то еще не ясно куда она вляпается в очередной раз и в какую трясину занесет с собой нашего с нею сына. С такой матерью запить можно. Я бы, будь на месте Аарона, начал пить прямо с этого самого возраста, ушел в темень и не возвращался. Если она, будучи в здравом уме, как-то умудрялась потеряться, и еще не ясно, что там с ней произошло с ней за то время и не забывала ли она кормить ребенка.
- А Паулу ты куда дел? Я ее три года знаю.
- Не переживай за нее. Её уже успешно взял на работу один мой хороший друг. Теперь ты с ней не увидишься.
Когда вся семья села за стол, Аарон подарил мне два цветных, замечательных магнитиков, я повесил один на холодильник, а другой пообещал оставить на работе. Мальчуган начал активно запихивать в рот ложку с супом и заодно лепетать про отдых, я улыбался. Он уже успел передо мной покрасоваться в новых обновках и этих необычных, как выразилась Агата, китайской хренью. - А они не издают музыку? Наверняка, китайцы, когда посмотрели, как задорно прыгает Билан, решили изотовить эти кроссы.
Да, Аарон загорел, немного набрал вес и стал более раскрепощенее, чем обычно. Видимо, винить Агату в этом не за что. С малышом ничего не случилось, и я был несказанно этому рад, потому как в мыслях витало всякое. В особенности, из-за чертового урагана волновался, про который сейчас так активно убалтывался мелкий. Где вероятность того, что машину не снесет по дороге, выбросив в кювет или куда-угодно? Еще не ясен был исход с их отдыхом. И сейчас, рассказывая об этой ситуации, где Агата мягко поправляет Аарона, напоминая, что не дерево упало, а щит, я ловлю себя на мысли, как все таки хорошо, что все заканчилось на доброй ноте.
- Разницы, на самом деле, нет. У нас тоже было штормовое предупреждение, даже ураган. Но я удачно пережил его дома. Славу богу, крышу не снесло под таким ветром. Даже взглянуть в окно было страшно. У моего автомобиля сигнализация сработала, и звучала очень долго. Работу я перенес на дом. Не сидеть же сложа руки?   

Когда с ужином было покончено и Софи прибралась дома, я встретился наконец взглядом с Тарантино, которую все это время нарочито не замечал. Аарон пошел умываться и ложиться спать, а я решил поговорить с испанкой с глаз на глаз.
- Неужели так хочешь избавиться от меня? Я поговорю с Аароном завтра. Спать его уложит наша домработница. К слову, сегодняшней ночью она останется на ночь в комнате для гостей. Вижу, с нашим сыном она наладила контакт. - Пауза. Через несколько секунд Тарантино должна уже брюзжать слюной и возмщенно припоминать мне, кто в доме хозяин, а кто здесь на испытательном сроке. - Знаешь, я устал выяснять отношения. Если ты, пообещав мне полную сохранность самой себя, а значит, Аарона, на самом деле блуждаешь непонятно где и непонятно с кем или, не знаю, что там с тобой происходит, то у меня нет смысла повторять свои слова вновь! Ты даже не представляешь, что здесь происходило: я места себе не находил, только когда узнал, что Аарон там один, в Мексике, и с ним не пойми что может случиться. Но ты непробиваемая. То ли у тебя шило в заднице, то ли тебя так нравится изводить меня и мучить, но ты можешь прекратить это делать? Каждый раз одно и то же. Я не понимаю, почему у тебя вечно какие-то проблемы. Твое "не волнуйся, моя Семья позаботиться обо мне и о нас, ничего ни с кем не случится" заставляет меня сомневаться. Где они были в тот момент?
Я не выдержал. Да, черт возьми, я не выдержал. Говорил я размеренно, каждое слово она могла отчетливо услышать и теперь уже ей не отвертется такими фразами, как "ой, я ничего не услышала, что ты сказал?" или "давай завтра, у меня голова так разболелась". Сейчас он мечтал услышать правду от нее, ведь она все время врала да уходила от ответов.

Отредактировано Dexter Cortes (2014-06-30 22:52:20)

+1

6

Чтобы какая-то домработница укладывала моего сына спать? Я смотрю на Декстера и в моих глазах можно прочесть "ты сейчас серьезно".
- Ты сейчас серьезно? - не смогла я смолчать - Какая работа у этой Софи? Готовить жрать и полы мыть или моего сына на ночь целовать? - я была изумлена и возмущена. Аарон мальчик уже самостоятельный, мог спокойно сам лечь в постель и уснуть, а все наши "уложи спать", это чтобы лишний раз перед сном побыть с ребенком, да обсудить как прошел день. Не думаю, что всем этим захочет делиться Рон с незнакомой женщиной.
- Оставить ее на ночь? Она ночью будет контакты, мать его, налаживать? - в какой-то степени я догадывалась, что Кортес играет на моих нервах, и уговаривала себя замолчать. Замолчать, подняться наверх, схватить крашенную итальянку за ухо и вытолкнуть из окна. Черта с два она тут останется!
Пока я тяжело дыша, пыталась успокоиться и объяснить Кортесу всю абсурдность его поведения, он завел уже сам свою шарманку. И с одной стороны я хотела его успокоить, мужчина ведь сам только что признался, что волновался за сына, за меня, - это дорогого было слышать, но с другой... он опять начинал меня заводить кучей обвинений. И хорошо еще, что Семью не назвал мафией, в присутствии то постороннего человека в доме.
- Замолчи! В этом доме мы не будем говорить про мою семью - прожужжала я сквозь зубы - Ни тебе, ни Аарону, ни кому бы то ни было еще, совсем не нужно это знать. Хорошо? - возможно испанец сам не понимает какой опасности себя подвергает, когда поднимает тему обсуждения про Торелли; если бы в нашем доме стоял жучок... а вообще я ведь никогда не задумывалась напихан ли бывший дом Джованни устройствами слежения или нет.
Я не желала превращать свой дом в поле для битвы, каким сделали его чета Монтанелли. Нет, пусть все дела остаются за стенами Зеленой Мили.
- В Мексике Аарон был не один, с ним была Яннике - Декстер знал про Яннике из газет - дочь моего погибшего любовника - похоже, не самая хорошая компания, да? Но девочкой она была доброй, когда-то была еще и веселой и общительной...
- Проклятье! Не могу с тобой разговаривать - повысила я тон настолько, что, наверно, ребенок наверху вздрогнул. А все дело в том, что ощущение чужого человека в доме меня тяготило настолько, что вставал вопрос: либо я уйду, либо она. Мне и так трудно мириться с тем, что живу под одной крышей с Кортесом, деля свою свободу, так еще и эта странная Софи.
- Софиии! - крикнула я, призывая девушку спуститься. Та то ли стояла у лестницы и выжидала подходящего момента, чтобы спуститься, то ли была настолько шустрой, что тут же застучала башмачками по ступенькам. - Софи, ты уволена - вух, отлегло. Только девушка эта покосилась на Кортеса, ожидая его слов.
Пауле я могла доверить и кухню, и ребенка, - ее муж был солдатом, и мексиканка хотя бы имела представление о возможной угрозе, а еще у нее был редкий навык молчать. Вряд ли длинноногая девица, которая от чего-то решила податься в домработницы, а не в порнушку, могла похвастаться тем же. Нет, это не ревность и не мои комплексы. Можно считать, что Паула - моя страховка, еще один человек, к которому я могла повернуться спиной и на которого могла рассчитывать.
- Ты хочешь нормальных, здоровых отношений? Хочешь, чтобы мы перестали ругаться? Но я не успокоюсь, пока в моем доме присутствует чужой человек! Поговорим, когда она получит свое выходное пособие и уберется - я не стеснялась высказывать все это прямо при итальянке, прямолинейность - черта моего характера. Оставив Декстера разбираться с новой работницей, надеюсь, вскоре бывшей работницей, я прошла через гостиную, схватила с кресла сумку, в которой была пачка сигарет и вышла на задний двор.
Проклятый испанец снова вынудил меня закурить!
Я присела на корточки и затянулась. Рядом завозюкался Таракан.
- Привет, Таракашка. Как тебе тут без меня было? Не обижали? - я с радостью променяла бы разговор с мужем на монолог с ежиком - тот молчал, делал вид, что понимал и продолжал шевелить усами. Все ждал, что я ему дам вкусняшку, а я считала его шушуканье вокруг себя верхом преданности.

+1

7

Агата могла взрываться по сто раз на дню и ее уже ничем не возьмешь, чтобы успокоить. Ей не идет роль виноватой, да и когда она признала свою вину? Никогда она не попросит прощения или, хотя бы, не выйдет на разговор, но зато удачно прикрывалась головной болью или всячески пропадала не пойми где, потому что, как считала испанка, исходя строго из моих догадок, - она считала слабостью признавать собственные ошибки. Ей легче было признать вину другого, но никак не свою. И сейчас, когда она повысила свой голос, я только и делал, что диву давался. Ахринеть, да у Тарантино дар, - выставлять меня дураком, плюс ко всему делала она это с явным удовольствием.
- В этом доме мы не будем говорить про мою семью.
О, как прекрасно! Давайте еще им в ноги кланяться будем, потому что Агата, видите ли, этого захотела. Она ставила мне каждый раз условия, и я уже чертовски устал на сегодняшний день от ее голоса и готов признать себя кем угодно, да хоть овощем. И вновь я слушаю её, слушаю. Не перебиваю - нет, но хочу закрыть ей рот скотчетчем, из которого иногда лились потоки ненависти ко мне.
- С ним была Яннике.
А, этого подростка она решила взять вместе с сыном? Чему та девчонка могла научить моего сына, кроме как резать вены или страдать по какой-нибудь хуйне? Судя по тому, что этот Вернон связался с испанкой, то у него не было мозгов и времени на свою дочь, а, как говорили в газетах, мать не жила рядом со своим ребенком. Ужасная картина, конечно, но с Аароном я выйду на серьезный разговор, выяснив, как за отпуск повлияла эта Яннике на мальчишку.
- Не могу с тобой разговаривать!
- Тогда рот закрой. Я тут по-поему делаю великое одолжение, выслушивая тебя, хотя мог приклеить рот скотчем или закрыть в кладовке. - выплюнул с ненавистью и поднялся со стола, чтобы взять из холодильника банку пива, - осталось бы что-нибудь покрепче, выдул бы целую бутылку, но нет, блять, в такие моменты алкоголь почему-то куда чудесным способом испаряется.
- Софиии! - на голос хозяйки подошла домработница и уже после этого Агата, видимо, решив слить оставшееся дерьмо на нее, уволила её безо всяких разговоров. Бедная девушка удостоила взглядом меня уже после того, как своенравная хозяйка вышла во двор вместе с сумкой. Я только пожал плечами. Делать и в правду больше нечего, кроме как подтвердить слова Тарантино. Что ж, Софи проговорила что-то на итальянском, надеюсь, не послала меня на три веселых буквы, и удалилась так же гордо, как и пришла в этот дом.
Хорошо, еще посмотрим, как Агата будет мне жрать готовить, полы драить и рубашки гладить. Я оставил холодное пиво на столе, так и не прикоснувшись к нему, и вышел на задний двор. Там сидела Тарантино, гладила своего глупого зверька и что-то шептала ему. Мне было плевать, что она обо мне подумает и скажет, поэтому я подошел к ней и вытащил сигарету из рук, выкинул её на землю и растоптал подошвой.
- Теперь я хочу знать, что за хрен с тобой произошел и где эти чертовы собаки были? Думаешь, такая умная, можешь так запросто хвост поджать и бежать? Нет, милочка, ты все еще моя жена и я должен знать, какого хрена происходит с моей супругой и как долго это будет продолжаться!
Я стиснул её запястья с болью и посмотрел в карие глаза со всей злостью. Черта с два ей сейчас поможет её ловкость и изобретательность.
- Я итак достаточно натерпелся твоих капризов и истерик. Все, родная, бежать поздно.

+1

8

Похоже, что мы только и могли, что затыкать друг друга. Я предполагала, что меня ждет грандиозный скандал, но уговаривала себя молчать... не получилось. Умел Декстер выводить меня на крики, другая ему противоположность - Гвидо, с которым я больше молчала, замыкалась и уходила. Может все дело в том, что идти мне от Кортеса некуда? Нет, не так, идти-то есть куда, было к кому. Вот только сын... Надо с этим что-то решать. У меня не так много времени, чтобы разрулить ситуацию моей катастрофической семейной жизни. С миром разбежаться с у нас не получится, кому-то из нас придется идти на компромисс и решить с кем будет жить Аарон. И, судя по всему, испанец на принципы пойдет, но ребенка мне не оставит. Я же теперь, прознав про его азартные игры, тоже не могла доверить сына.
Софи уходит - слышу как хлопает главная дверь. Вот и отлично. Хоть чего-то я добилась. Теперь осталось еще извиниться перед Паулой за Декстера и вернуть ее обратно.
Провожу рукой по волосам, дыхание выравнивается, пульс замедляется. Открывается дверь, и ко мне присоединяется мужчина. Сигарета в моих пальцах ему явно не нравится, и он отнимает никотин, бросая на землю и накрывая сверху ботинком.
- Теперь я хочу знать, что за хрен с тобой произошел и где эти чертовы собаки были? Думаешь, такая умная, можешь так запросто хвост поджать и бежать? Нет, милочка, ты все еще моя жена и я должен знать, какого хрена происходит с моей супругой и как долго это будет продолжаться! - он держит меня за руку довольно крепко, но я пытаюсь игнорировать его давящую и болезненную хватку. Хмурюсь.
- Я не твоя жена - ставлю на место Декстера. То, что мы живем на правах супругов, и то, избегая понятие супружеского долга, еще не делает меня обязанной ему что-то. Мой паспорт и палец были свободны от таких тягостей, как брак. Поэтому мне не нравилось, когда мне тыкали "женой". Одно дело быть ею на словах, другое, когда мне это ставят в обязательства.
- Что ты хочешь знать? Вот что? - я не понимала что от меня требовал испанец. Неужели ему нужны подробности тех дней моего отпуска, когда я пропала из поля зрения сына и заставила всех вокруг волноваться? Я не желала об этом вспоминать, это было неприятно и унизительно.
- Почему ты не мог просто встретить нас? Без всяких вопросов и недовольств? Знаю, тебе нужны ответы, но у меня их нет. - я не могу  сказать почему если молния бьет, то бьет в меня.
Мы провели вместе около трех часов, а я уже устала от его присутствия. Я пуста. Все эмоции превратились в негатив, а затем выплеснулись в виде крика. И сейчас ничего не осталось. Желание уйти... Опять.
- Я только приехала, а уже жалею. Ты делаешь мое пребывание в этом доме невыносимым. - я медленно высвобождаю руку от его крепких пальцев.
Нужно ли терпеть войну ради сына? Вряд ли это делает ребенка счастливым. И хоть мы с Кортесом стараемся ругаться, закрыв дверь, дети все равно все чувствуют.
- Думал ли ты о том, что Аарону лучше, когда мы жили порознь, чем то, что происходит сейчас? - если Декстеру все равно на свои нервы, на мои, то может счастье сына его озаботит?
Делаю пару коротких шагов назад, даю понять, что желаю разорвать эту нить. Нет, не нить, а спутанный клубок. И в моих глазах видна та пропасть, что возросла между нами.

+1

9

Я ждал. Все эти месяцы, которые я провел под крышей ее дома, я ждал, когда же между нами станет хоть что-нибудь понятно, кроме этих ссор и таких же бесполезных выяснений отношений. Ждал долго и со всем своим терпением, но, конечно же, не прекращал распрашивать её, кем она являлась и что у нее за работа такая гребенная, кто ее друзья и как долго это будет продолжаться. У меня было множество причин, из-за которых я изводил ее и самого себя прежде всего.
Да, я с юности думал прежде всего о сохраннности своей семьи, и поэтому прежде чем пойти на какое-нибудь рискованное дело я долго размышлял, не понесут ли родные за совершённую мною ошибку неприятности и беды? И когда я стал старше, меня ни что не связывало с близкими людьми, я буквально спустил с себя все тормоза и вляпался в свою главную проблему - стал шулером, подрабатывал самому себе в казино. Если бы я только знал, что у меня есть сын, то ни за что, даже по пьяни, не раскрыл бы в себе талант лихо обводить вокруг пальца игроков и ни за что бы не вляпался в недавнишнюю историю. Но никогда не говори "никогда". Я тоже виноват, но я не против рассказать испанке, как это случилось и по какой причине я вынужден находиться в казино. Огромный долг я покрываю игрой в карты и уверяю, что ничего такого больше не приключиться, что могло навредить мне, Агате и Аарону.
- Я не твоя жена.
- Я знаю. Не нужно попрекать меня этим. - отпускаю её запястья и отхожу на шаг, чтобы сесть перед ней на корточки. И я знаю, что она меня начинает все больше ненавидеть за эти притензии. Я все прекрасно знаю. - Я тоже не твой муж, между прочим, и в мои проблемы тебе совать свой нос и нос тех дядек было не обязательно. Да и ко всему прочему, почему-то звонят меня, если ты вдруг вплявываешься в очередное дерьмо. И почему-то именно мне приходится впихивать в сумку вещи и кричать в телефон, чтобы ко мне немедленно выделили пассажирское сидение в самолете. 
- Что ты хочешь узнать? Вот что?
- Ладно, если опустить тот факт, что меня интересуется, как ты до такой жизни докатилась и почему связалась со своей семьей, то я отвечу. Помимо сына, за которого я волнуюсь, я волнуюсь и за тебя тоже. Да, моя дорогая испанская задница, ищущая приключений, я думаю о тебе. Я не понимаю, почему меня волнует вся та часть, с которой ты параллельно связана, помимо меня с Аароном. Если ты хочешь найти у них защиты, то это бестолку, - они даже рядом не были, когда ты, как выразился Аарон, "потеялась". Я хочу знать хоть что-нибудь о тебе, потому что ты мне далеко не безразлична, как мать моего ребенка и как... Женщина. Не знаю, конечно, что это за чувства такие, но я переживаю и одновременно ненавижу тебя. Все, теперь ты успокилась? Почему в ссорах обычно я сдаюсь первым? Почему я говорю больше, чем ты? Ты же знаешь, как я не люблю быть многословным.
Надо сказать, Тарантино вывела меня на этот разговор. Я не очень хотел говорить о том, что она далеко не последняя женщина на земле, которая имеет для меня какое-то значение. От нее я вряд ли услышу подобные слова, потому что... Все, что было между нами когда-то - это было по юности, а сейчас мы стали взрослее, наловили много шишек на свою голову, и теперь нам кажется, что все, что было в прошлом - это только ошибки молодости. Но Агата все же оставила для меня какой-то вес в жизни, как бы я не скрывал, и это вовсе не любовь. Своеобразная ненависть, пускай легкая и не такая серьезная, - она имела место быть.

Отредактировано Dexter Cortes (2014-07-01 14:02:07)

+1

10

Декстер знал обо мне не много, лишь самую кроху. Да и что он знал? Что я каким-то образом повязана с мафией. А каким? Что я делаю? С кем делаю? За сколько делаю? Почему? Когда? Когда все это кончится? Это не кончится...
Я не хотела обо всем ему рассказывать, чувствовала, что мужчина еще не готов к тому, чтобы узнать, что я способна убить. Но вот рассказать про ту часть жизни, с которой повязан он, про Аарона... Может сегодня как раз такой день?
- ...Все, теперь ты успокилась? Почему в ссорах обычно я сдаюсь первым? Почему я говорю больше, чем ты? Ты же знаешь, как я не люблю быть многословным. - я заулыбалась. Не хотела улыбаться, ведь диалог был серьезным, но Кортес вывел меня на улыбку. Он забавный и добрый, хотя мне не всегда удается это увидеть. Но сейчас, когда мужчина пошел против себя и пытался договориться, я могла почувствовать, что мы не чужие. Далекие уже, но не чужие.
Жаль, что я не могу подарить Декстеру достойную семью. Мне не справиться с ролью его жены и женщины. Я и не хочу..., но...
- Прости - сказала я и, сократив расстояние между нами, вернувшись на пару шагов вперед, обняла испанца за шею. - Мне жаль, что так получилось. - жаль, что заставила волноваться, злиться, терзаться вопросами. Жаль, что мучаю его своими отлучками и возвращением. Декстер хотел семью, а из-за моего странного поведения семья не случалось. Ни со мной, ни с какой-то другой женщиной.
- Ну что ты хочешь обо мне знать? - мой голос усталый и нежный. Я коснулась ладонью его волос и отпустила объятия. - Какой мой любимый цвет, где я мечтаю отдохнуть или за какую команду болею? - нет, конечно, не это, но надо ведь было как-то разрядить обстановку? - Я все также люблю виниловые пластинки - это Кортес и так знал, сам на новый год от "Деда Мороза" подарил мне коллекцию пластинок. - Я плохо плаваю, не умею готовить - и это мужчина знает. Эх, его ведь любопытство заключается в совсем ином, да?
- Если считаешь, что сейчас самое время для откровений, то окей - вроде оба успокоились, можно и о серьезных вещах. - Я тут тебе привезла... Щас - отлучаюсь обратно в дом, чтобы сбегать к сумке и вернуться с подарком. - Думал, что отделаешься магнитиками? - усмехаюсь и передаю испанцу бутылку текилы, украшенная красным бантом. Дорогой алкоголь, выдержанный более трех лет, имеет особо тонкий вкус, и я планирую сегодня этот напиток испробовать. К тому же как-то сложно мне начать говорить без градуса. Боюсь? Черт возьми я столько лет боялась...
Мы садимся у борта бассейна, я спускаю ноги в воду, а Декстер наполняет два квадратных стакана напитком. Надеюсь меня не разведет с него, а тов прошлый раз совместные попития закончились любовью в этом самом бассейне.
- Я тогда убежала от тебя, потому что не хотела портить твою жизнь ребенком и женитьбой. Ты не хотел этого, ты был молод - какой парень в 21 год захочет жениться и завести детей? - Я добралась до Барселоны и устроилась работать в кафе официанткой. Когда родился Аарон... - я замолчала. Язык не поворачивался сказать самое важное. А вдруг он не поймет меня? Осудит? После этого разговора ничего уже не повернуть назад, ничего не скрыть. И я даже не знаю что останется от нас после этих откровений...
Не хочу выдерживать паузу, но время само собой повисло - Аарона выкрали из роддома. Это была дешевая клиника и врач продал ребенка какой-то семье в Штатах. Поэтому я и поехала в Америку, - пыталась найти этих людей - я упущу момент про то, что меня чуть не осудили и про то, что я стала одной из волков в Стае - Я была эмигранткой без документов, денег. Связалась с плохими людьми. - приходиться фильтровать информацию, не всю свою жизнь следует рассказывать Декстеру. Ему хватит и того, что наш сын до 6 лет рос с чужими людьми.
- Аарона я искала шесть лет. В его поисках помог Гвидо. - если Кортес не доверял Монтанелли после знакомства, после барбекю с его сыном, после того, как Гвидо заходил подкармливать бабочек, пока я была в отпуске, то может эта информация будет ему полезной - мне и ребенку Гвидо зла не желает.
- Пожалуй, это весь рассказ - коротенькая притча - И то, что Рон мог тебе рассказывать, то, что ты считал игрой его воображения, про перестрелки, погони, незнакомых людей, это правда. Только может преувеличена в его устах.

+1

11

После того, как Агата в конце моего длинного монолога начала улыбаться, я поднял бровь в недоумении и хмыкнул. Ну да, еще посмейся. Тебе ведь лучше всего вывести меня сейчас, и именно это ты и делаешь каждый раз, вот и сейчас не осталась равнодушной. Чувствуя, что зря выговорился, я поднялся на ноги и хотел было развернуться, чтобы ути, но голос Тарантино останавливает меня и я встал, как вкопанный, когда услышал, сото она хотела мне донести
- Прости. Мне жаль, что так получилось.
И это я услышал от нее! От женщины, которая за свою жизнь не попросила прощения передо мной, хотя обвиняла несказанное количество раз. Удивление, на смену которому приходит недоверие. Кто передо мной сидит, неужто испанка? Или так повлиял на нее своими словами? Это как стучаться в запертую глухую дверь, через усилия, старания. Но до двери с именем "Агата", я достучался. Меня можно даже считать героем за это.
Всю информацию, коей она награждала меня за несказанное терпение и потерянные нервные клетки, я знал, но меня радовало даже не то, что она делилась со мной своими привычками, рассказывала о любимом цвете и о том, что любит слушать ваниловые пластинки, а то, что мы могли впервые за все свое знакомство спокойно говорить. Наконец, вместо разговоров на повышенных тонах, мы могли спокойно высказаться на любую тему, и не важно, какой она была.
- Я тут тебе привезла... Щас. Думал, что отделаешься магнитиками?
На ее губах хитрая улыбка и вот, через несколько секунд она появляется в дверном проеме с бутылкой такилы, к нему была привязанна красная ленточка, как подарочная колекция. Он любил текилу. У нее был тонкий вкус, который нужно было прочувствовать и понять.
- Чувствую, разговор будет серьезным.
Я засмеялся. Засунув ноги в воду, я налил в наши квадратные стаканы алкогольный напиток и с наслаждением пригубил его губами. Вкус что надо. Испанка плохого не выберет, на нее можно было в этом положиться.
Она начинает болезненную мною тему, вспоминает прошлое и вновь касается тех ран, которые у меня еще не зажили. Да, я считал себя виноватым, когда в ту ночь не остановил Агату, не сказал ей, что влюблен в нее и готов согласиться с ребенком. Что я, в самом деле? Родители могли купить дом, я устроился бы на работу, заочно ходил в университет и так зарабатывал на жизнь нам троим. Но может она сама не хотела всего этого? Семьи, детей, и поэтому бежала так далеко, что ее не могли найти? Наверное.
- У меня была хватка. Я зарабатывал бы деньги, трудился не покладая рук. Мы жили бы в доме, который купили бы нам мои родители, но это начальный капитал. Мы зажили бы. И не было тех развезденных между нами лет, через которые нам пришлось пройти друг без друга. Кто знает, может я был бы сейчас миллионером в Испании, а ты моей шикарной спутницей? Ты просто сбежала, потому что боялась семьи и обязательств, верно?
- Я добралась до Барселоны...
Барселона... Мне всегда казалось, что Тарантино уехала намного дальше, и вообще покинула Испанию. Но нет. Она была рядом. Я не искал ее, даже не потрудился найти. Ждал, что она сама вернется, или позвонит по телефону, скажет, что не обиделась и готова принять его, как отца своего ребенка и мужа.
- Аарона выкрали из роддома.
Единственная фраза, которая сейчас оглушительным эхом стояла в моей голове. Что он пережил? Кто выкрал Рона, с какой целью и зачем это сделали, мне было все равно. Мой сын рос с чужими людьми, которые еще не ясно, как ухаживали за ребенком и в какой семье он рос. Обижали ли его?
- Я была эмигранткой без документов, денег. Связалась с плохими людьми.
Я знал, что Агата оставила все свои документы дома и уехала без них и без денег, не взяв и монеты из кошелька отца. Да даже одежду толком не забрала с собой. Ей было трудно. Какого было мне? Я же получал удовольствие от своей молодости и не был обделен вниманием женщин, пока она пыталась все эти шесть долгих лет искать нашего с ней сына.
- В поисках помог Гвидо.
Да, я относился к этому человеку настороженно, без доверия. Ну откуда мне знать, что Гвидо выполнил то, что я должен был сделать? Найти сына и вернуть в семью? Теперь мне стало не по душе. Принял бы я эту правду годом раньше? Смог поверить в правду? Наверное, нет, ведь я со всей своей ненавистью относилсяк Тарантино. Она была врагом номер один. Женщиной, которая отняла у меня сына. Моего сына. Теперь, когда правда, как пазл, встала на свои места, я в который раз обжегся. Виноват я. Да, черт возьми, именно я! И все, что пережил Рон, из его разговоров, - было правда. Наверняка, он тысячи раз задавался вопросом, где его отец и когда он их защитит.
- А потом появился я и отобрал у тебя Аарона.
Добавляю я, чувствуя, как вновь подступает прилив ненависти. К самому себе.
- Была бы возможность переписать все с нового листа, я возратился к тому моменту, в котором ты призналась, что беременна. И пройдя через все, ты простила меня? Моей вины намного больше, чем я могу предположить. Пока я наслаждался молодостью, ты боролась за жизнь своего сына.

+1

12

Когда-то я с такой же тяжестью, но одновременно невозможностью больше молчать и желанием рассказать правду, говорила с Джоном. Это помогло нам друг друга понять. Правда, от понимания мы вскоре скатились к полному непониманию и нежеланию друг друга слышать. Но я не стану проводить аналогию от Данте к Декстеру, так как эти два человека совершенно разные. У нас с Кортесом было много общего, - то, от чего не убежать и не избавится, по крайней мере до тех пор, пока мы живем в одном городе.
- А потом появился я и отобрал у тебя Аарона. - закончил испанец, и я не нашлась что еще сказать. Но мне было приятно, что он наконец то понял меня. Или сделал вид, что понял. Во всяком случае я вроде уже перестала быть в его глазах безответственной матерью. А если и была, то у меня имелось хорошее оправдание. Только пора бы перестать за него прятаться... пора бы, да никак. Мне не откинуть от себя мысль и ощущение, что матерью я стала слишком рано. Рано для того, чтобы во мне зародилась ответственность и материнский инстинкт. Наверно, этого не исправить. Декстеру в этом плане было легче, для него сын появился в 29 лет, пусть и взрослый сын, но испанец к этом готов. Хотя, он утверждает, что и 9 лет назад был готов к отцовству. Я не верю в этом.
- Была бы возможность переписать все с нового листа, я возратился к тому моменту, в котором ты призналась, что беременна.
- Я совершала много ошибок. Но знаешь о чем я не жалею? - я поднимаю глаза на второй этаж, на окна комнаты Аарона - О нем я не жалею. - да и что поделать? Можео всю оставшуюся жизнь думать "а если бы", а можно принять и идти дальше.
- Давай пойдем дальше - простила ли я? Мне легче простить человека, чем многие думают. Только так ли нужно это прощение? Ведь я все равно сделаю свои выводы: прощу и попытаюсь забыть, оградиться. От Декстера я тоже пыталась оградиться, читая его перевернутой страницей моей книги, но... Впрочем, эта страница, видимо, и правда осталась позади, только имя мужчины мелькает где-то в колонтитулах, неотделимо от имени сына.
Я делаю глоток из своего стакана, слегка морщусь от крепости напитка и перевожу взгляд на бутылку, чтоб понять действительно ли текила должна быть такой? Затем беглый взгляд на Кортеса. Он пьет и, вроде нравится, значит не прогадала.
А еще он красивый, и это не алкоголь, просто за вечными спорами и криками, я не обращаю на это внимание. Но сейчас было объявлено мирное положение. Надеюсь, что дольше, чем на пару дней.
- Значит ты больше не будешь ставить мне условия и попрекать за отлучки? - я улыбнулась. Возможно, следующие вопросы, которые в скором времени, а может через пару месяцев, озаботят ум Декстера, станет то, почему, раз нашла сына, я не бросаю свой мир. Тот самый мир, где пули, деньги и кровь. И на это будет сложнее ответить, хотя в чем-то испанец должен понять меня, он ведь и сам не бросает свое карточное дело.
Мы - мотыльки, и нас манит на огонь. Как бы хотелось, чтобы Аарон не унаследовал эту тягу.
Я начала медленно болтать ногами под водой, наблюдая как все выше и выше мокнут джинсы, которые не удосужилась закатать как следует.

+1

13

У меня не было друзей и верной мне женщины. У меня в жизни даже людей не оказалось, на которых я мог бы опереться и подняться на ноги. Все, что я заработал, - это все мое. Я не требовательный, мне не нужно забирать чужое. Я не скупой. Могу запросто отдать деньги в долг, если кому-нибудь из моих друзей понадобиться. Я не злой: никогда не держал ни на кого зла. Я не был глуп по молодости, - никогда не совершал глобальных ошибок. Но сейчас я понял одно: лучше не переживать о мнениях, которые сложаться у других людей, что те скажут и какие слухи окольцуют тебя плотным кольцом. Главное жить. Если бы я не побоялся, а остановил Тарантино от опрометчивого шага, сказал ей, что приму нашего с ней ребенка, но не буду намекать на аборт или показывать, что расстроен, когда за нашими спинами шептали бы проходившие мимо люди. Моей вины не мало. Но отказываться ей от своей - тоже было бы глупо. Оставшись в Испании со своими родственниками, закрыв глаза на свой протест, она не вляпалась в это дерьмо и возможно прожила спокойно, пускай ее донимали мать и отец. Когда она пропала, не оставив и записки своим родителям, я приходил к ним домой и слушал, как они, готовые принять свою родную дочь любой, даже наркоманкой или лесбиянкой, верили и надеялись: с их ребенком ничего не случится, она стойкая и сильная, ее ничего не сломит. И когда, через десять лет после всего приключившегося, после смерти четы Тарантино, я наконец встречаю испанку, здоровую, все такую же красивую и яркую девушку, узнаю, что она живет в Сакраменто, и у меня буквально все переворачивается с ног на голову. Я задавался вопросом, скучала ли она по своей семье, жалела ли о совершённом проступке и через что ей пришлось пройти, чтобы остаться самой собой. И сегодняшним днем я узнал многое, что еще долго не сможет уложиться в моем мозгу. Детский лепет моего сына, так увлеченно рассказывающего о перестрелках, погонях и машинах иногда веселил меня, ведь я считал, что у мальчишки прекрасная фантазия и в нее он пошел в свою мать, которая так часто врала мне, придумывая новые отмазки, чтобы уйти от разговора. Представляю, что он увидел, какие разговоры слышал и что через свою детсткую, еще чистую и неизранненую душу пропустил. И он не стал мрачнее и не перестал верить в Деда Мороза, а, наоборот, остался таким же открытым, как и любой другой ребенок, для самого себя и для нас. Я не хочу, чтобы он становился старше, разлчаровывался, терял надежду и веру в лучшее. Он - мой ребенок, и я не хочу, чтобы он проходил через мой тернистый путь или через путь Агаты. Наша дорога - испорчена, на ней много камней, непроходимых сорняков и темно, каждый шаг делается с трудом. Но, одно "но", ребенок всегда повторяет судьбы своих родителей.
- Никогда, слышишь, никогда не говори при нем о своей Семье! Он не должен знать об этом. Я не хочу, чтобы он становился таким, как я или связывался с твоими же людьми через несколько лет. Он не должен связываться с криминалом. И лучше огородить его от общения с Гвидо или другими дядями. Понимаешь меня? Мои опасения не напрасные.
- Значит, ты больше не будешь ставить мне условия и попрекать меня за отлучки?
- Если эти отлучки не повлияют на время, которое ты будешь отделять на нас, на Аарона и на меня, то... постараюсь, по-крайне мере, не заводиться.
Так мы сидели еще долго. До тех самых пор, пока я не пригласил испанку в дом и мы не попращались каждый у своих дверей. Я еще долго буду думать обо всем, о чем поведала мне испанка, а расссказала она многое, что вряд ли касалось моих ушей. Она не стала вдаваться в подробности, да и нужны они мне были? Конечно, вопросы оставались, я хотел задать их, но потом подумал, что если она их не озвучила, то, значит, ответов на них не найдется, и не стал ничего ворошить. Перед тем, как уйти в спальню, я зашел к сыну и посмотрел на него, такого спокойного и умиротворенного. Он спал крепко. Правда, ворочился без конца и расскрывался. Я укрыл его лежавшим на полу одеялом (которое, к слову, он спихнул с кровати) и коснулся губами до его лба. Многое я потерял по собственной глупости. Была бы у меня машина времени, я вернулся в прошлое и изменил один только момент в своей жизни, от которого пошла-поехала череда неудач. Хотя, нужно довольствоваться тем, что мы имеем и не смотреть назад. И я все равно был счастлив. За то, что встретился с Агатой, за встречу с сыном и тем, что он принял меня, далеко неидеального отца в свой собственный мир, который так по детстки чист и безгрешен.

Отредактировано Dexter Cortes (2014-07-04 16:24:01)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Быть собой перестать и дома спать