Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Don’t Let Me Die Here


Don’t Let Me Die Here

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sf.uploads.ru/KRg1w.jpg  http://se.uploads.ru/QSWDu.jpg


В главных ролях: Эрик Бергманн и Америка Харрис.
Место действия: мрачный старый особняк, по слухам - населённый призраками.
Наша история о том, что: на первый взгляд безобидный спор обернулся для двух друзей ночью кошмаров, которую если они и переживут, то не забудут никогда.

Отредактировано Erik Bergmann (2014-06-30 23:15:41)

+2

2

Когда стоишь и внимательным взглядом изучаешь старинные, покрытые ржавчиной, в тех местах, что еще видны из под оплетающего их плюща, а в спину тебе светит заходящее солнце, сложно быть не романтичным. Да, сложно, только не в тех случаях, когда впереди ожидает долгая и одна из самых странных и, возможно, страшных ночей в жизни. Вот и моя романтика куда-то испарилась, впрочем я даже догадываюсь куда - определенно в пятки, забрав туда же и мою душу. Но не зависать же вечно перед входом, пора бы уже и внутрь пробираться, а то наблюдающие за нами друзья уже скоро издеваться и улюлюкать начнут, а моя самооценка этого не переживет и я прибью кого-нибудь, и я даже знаю, кто окажется этим "кем-нибудь", конечно Эрик. "Из-за твоей гордости, мы торчим тут и еще и в этот проклятый дом тащиться! Вот не мог смолчать?!" Вредные противные мыслишки, в которые умело вкрадывается внутренний голос, который напоминает о том, что заводилой-то был вовсе не Эрик, а я, что это именно я вспомнила тот чертов ужастик, которого всегда так боялась в детстве и ладно бы этим все закончилось, но нет же... Мы еще долго вспоминали всякую пакость от фильмов, до городских легенд и угораздило же кому-то заговорить именно о доме Блэквудов. "Черт!"

Согласно одной из историй, в конце девятнадцатого века, участок в несколько гектар был выкуплен у города одним очень богатым промышленником - Джонатаном Блэквудом. Очевидно, он хотел осесть здесь и практически сразу принялся за постройку огромного особняка. Но то ли с участком было что-то не так, то ли кто-то ополчился на мужчину, потому что несчастные случаи последовали один за другим, причем практически каждый из них приводил к смертельному исходу. В итоге, постройка и общее обустройство дома и участка заняли около десяти лет, по истечению которых, мистер Блэквуд привез в новый дом свою молодую жену - Изабэль. И девушка тут же принялась за перестройку особняка, коррективы вносились постоянно, а строительные леса просто не убирались, а люди продолжали таинственно гибнуть, но несмотря на все это, в доме Блэквудов проводились частые вечеринки, веселые и шумные. Так бы могло продолжаться и дальше, если бы во время одной вечеринки не пропал один из членов городского совета, и исчез просто выйдя из гостиной в один из коридоров, который впоследствии так и не удалось найти. И тогда же о доме начали ходить слухи, а про Изабель стали говорить, что она ведьма, несмотря на то, что времена инквизиции давно миновали. Девушка между тем не знала куда деваться, после того, как она родила вторую дочь, муж совсем перестал уделять ей внимание, свободное время предпочитая проводить в обществе шлюх или молоденьких служанок, которых миссис Блэквуд только успевала вышвыривать из своего дома. Затем, произошел очередной несчастный случай, в этот раз с самим Джонатаном, строительные леса не выдержали одного из работников и рухнули, как раз в тот момент, когда под ними проходил Блэквуд, потом тяжелая болезнь унесла жизнь старшей дочери Изабэль, а спустя три месяца без вести пропала младшая. И все это произошло не выходя за пределы поместья.  Горожане уже в открытую говорили о проклятье, ведьмовстве и прочих сверхъестественных вещах, и изо всех сил старались не показываться не то что на территории, а даже рядом с особняком. Никто не помнит, когда дом перешел в наследство к кому-то из отдаленных родственников, а сама хозяйка испарилась, но с момента ее исчезновения поместье пустует.

"И мы попремся в этот чертов дом!!!" Делаю несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоится, мне ведь совсем не страшно и тот факт, что я дословно помню все истории о поместье Блэквудов, ничего не меняет, оборачиваюсь к Эрику, внимательно смотрю на него, пытаясь понять, готов он меня прибить, как недавно я его или все-таки обойдется. - Ну что, заходим? Или сбежим по-тихому?

+1

3

Каково чёрта она смотрит на меня как на виноватого во всех смертных грехах?! Не я, между прочим, забавляюсь рассказами о старых особняках с привидениями в компании тех, кто не способен просто послушать, посмеяться и забыть. Нет, я не отрицаю, что должен был прикусить свой язык когда мне приспичило назвать это всё ерундой и дешёвой страшилкой для рассказов у костра. И уж точно не в моих правилах отказываться от своих слов. Именно поэтому мы стоим тут. Америку я не звал с собой – сама вызвалась. А сейчас смотрит на меня будто я её сюда приволок силком. Ну уж нет, ты сама сюда пришла, теперь не надо смотреть на меня как великая мученица.
С Рикой вечно так – как только подвернётся авантюра, она тут как тут. И спорить вообще бесполезно. Если её не в дверь, то она в окно. Серьёзно вам говорю, так оно и есть. Я её помню ещё с тех времён, когда она с мальчишками по деревьям лазила. Да она и сейчас готова это делать. Мне ли это не знать. Вообще сложно не дружить с кем-то, когда он живёт в соседнем доме и его родители дружат с твоими. Она с детства была частой гостьей в нашем доме. И я всегда относился к ней как к несносной младшей сестре. Впрочем, все наши знакомые по-моему уверены, что так оно и есть. Другого объяснения нашей дружбе они не находят.
И сейчас мы стоим перед ржавыми воротами, увитыми плющом, минуты две точно, а позади нас уже начинает раздаваться улюлюканье и издевательские смешки. Я готов был обернуться и показать им средний палец, честное слово, но пока сдерживался.
- Ну что, заходим? Или сбежим по-тихому?
Я? Испугался? Чёрта с два! Никакому старому дому и глупым легендам меня не напугать. Бросьте, да кто верит во всю эту чепуху про проклятья и привидений? Рика не в счёт. Она просто помешана на всех этих жутких историях. Девушки, что с них взять-то.
- Что, неужели ты боишься? – усмехаюсь, глядя на подругу, и с уже серьёзным видом добавляю, – Пошли уже. Иначе мой рейтинг падает на глазах.
Берусь за железные прутья и тяну дверцу ворот на себя. Потребовалось немало усилий, чтобы эта ржавая махина со скрипом поддалась, хоть и совсем немного. Больше и не надо – мы уже вполне можем боком проскользнуть внутрь. Что я и предлагаю жестом руки своей «напарнице по несчастью». Подруга каких-то пару секунд топчется на месте, но под моим гневным взглядом всё же проскальзывает в приоткрытые ворота. Надеюсь мне дальше не придётся подталкивать её в спину до входной двери.
- Не забудьте доказательства, иначе мы не поверим, что вы были там до утра! – кричит нам в след Майкл.
Компания из пяти наших знакомых начинает смеяться.
- Обязательно сделаем сэлфи на фоне рассвета с привидением старика Блэквуда специально для тебя, Гласс, - поворачиваюсь на ходу, чтобы таки показать ему характерный жест (аж с двух рук), сопровождаемый моей гаденькой улыбочкой. Не удержался, да, каюсь. Секунды две каюсь.
- Я когда-нибудь дам ему в рожу, честное слово, - это слышит уже только Рика.
Крыльцо с широкой лестницей встречает нас до ужаса банальным и ожидаемым скрипом гнилых досок, которые кажется вот-вот сломаются под нашим весом. Мне совсем не улыбается провалиться ногой к термитам, поэтому я быстро взбегаю наверх и жестом прошу Америку поторопиться. Чего она там застряла?
- Ну, живее, никто тебя тут не укусит, - ещё раз машу ей рукой, мол «давай же, ну!».
У самого правда мурашки по коже пробежали табуном, но это всё холодный ветер, внезапно откуда-то подувший и разогнавший сухую листву у меня под ногами.

+2

4

- Я? Боюсь? Да ты, верно, шутишь! – стараюсь говорить бодро, но на деле все далеко не так радужно. «А кто виноват? Ну, я в курсе, а потому нужно бодренько так сказать «Привет, прекрасный домик!» и пережить там одну единственную ночь.» - Твой рейтинг? Ой, да куда уж! – улыбаюсь и, вполне справедливо, опасаясь наказания за длинный язык, отхожу чуть в сторону. Слава богу, Эрик решил пропустить мое замечание мимо ушей, отчего я с явным облегчением выдыхаю. Не хватало еще снова от него огребать, как бывает обычно, за мой излишне длинный язык.

Мы с Эриком знакомы столько, сколько я себя помню и столько же времени, я от него получаю. И черт, ведь не всегда ж за дело! Но сколько бы мы не выясняли, кто виноват, чей язык длиннее и тому подобное, подобные разборки не мешают нам дружить. Кто-то скажет, что такого не бывает и вообще, между нами явно что-то было или будет, но эти люди будут архинеправы. Я всегда любила Эрика, с тех времен, как мы вместе воровали только что испеченное моей матерью печенье. С тех самых пор, он мне как старший брат, вредный и надоедливый старший брат, который спасет из самой жуткой передряги и не поленится при этом высказать, какая я идиотина (что правда, то правда). Пару раз, помнится, Эрик даже умудрялся накостылять особо странным или наглым моим кавалерам, отчего те мгновенно решали, что между нами что-то есть, а мы стояли и смеялись, сопровождая ситуацию весьма эпичными фейспалмами. Да, мы всегда были странными, как и наша многолетняя дружба.

Прихожу в себя, когда слышу скрип проржавевших ворот, за которым следует весьма красноречивый взгляд. «Да иду я, иду!» Иду в сторону крыльца, почти не слушая короткую перепалку, да и зачем это слушать, ведь все итак понятно. – Ты все только обещаешь, Эрик! А физиомордия Майкла до сих пор цела, и так и пышет самодовольством. – Замираю, когда слышу громкий скрип каждой из ступенек, по которым легко взбегает мой приятель. «Черт…» Такое ощущение, будто вот-вот они просто развалятся, и Эрик окажется в плену прогнивших досок. Но обошлось и парень уже стоит на самом верху, в очередной раз, подгоняя меня, как будто это его самое любимое занятие. – Да знаю я, ну…
Медленно, взвешивая каждый шаг, поднимаюсь по лестнице. Внезапное ледяное дуновение застает меня на третьей ступени, словно давая последний шанс сделать правильный выбор и сбежать, и бежать так, чтобы только пятки сверкали. Делаю следующий шаг, затем еще и еще, и вот я уже стою рядом с другом, прямо перед дверями в особняк. – Заходим?«Господи, я начинаю повторяться! Это явно стресс, гадский и мерзостный.» Чтобы не дать возможности Эрику устроить очередную серию шоу «Подгони Рику, дабы уже, наконец, не тормозила», толкаю дубовую дверь, особо не надеясь на результат, но к моему огромному удивлению она поддается и, не издавая ни звука, открывается. Тело оказывается быстрее сознания, и я инстинктивно отступаю чуть назад, попутно хватая друга за руку, лишь спустя секунду понимая, что это было неправильно, не стоило показывать страх. Но ведь мышцы быстрее мыслей.

- Я первая! – Отпускаю руку Эрика и, не дожидаясь ответа, прохожу внутрь дома. Он встречает меня запахом плесени и тучей пыли, которая взметнулась со всех поверхностей, стоило только мне сделать несколько шагов. «Давно же здесь никого не было…»

+1

5

Терпеливо жду пока Рика поднимется наконец по этим чёртовым скрипучим ступенькам. Ёжусь и по самое горло застёгиваю толстовку, а руки прячу в карманы. Мне кажется, или температура воздуха упала градусов на пять? И откуда этот ледяной ветер вдруг взялся? Чертовщина какая-то. Мне всё меньше и меньше нравится этот дурацкий спор. И зачем я только повёлся на их тупые провокации? Нет, я не боюсь идти в дом, не подумайте, но на кой чёрт я на это подписался? Иногда сам себе поражаюсь – никогда не думал, что буду вестись на подначивания Майкла Гласса. Надеюсь, что ему этой ночью тоже спаться не будет.
Подруга вновь топчется на пороге, хотя и всем видом старается состроить из себя смелую. Можно подумать я за столько лет не могу по одному вижу понять, что творится в голове у этой девчонки? Неужели думает, что я не вижу, как она нервничает и уже прикидывает в голове план к отступлению? Ну уж фигушки! Сама нас в это ввязала, так что пусть расхлёбывает! Может быть в следующий раз не будет строить из себя знатока городских легенд. Я фыркнул на собственный мысли в тот момент, когда Америка-таки толкнула рукой злосчастную входную дверь, такую же ветхую как и ступеньки крыльца. Мне на одно мгновение показалось, что сейчас эта трухлявая конструкция рухнет вовнутрь, но нет, к моему искреннему удивлению проржавевшие петли выдержали и прогнивающая годами дверь отворилась…нет, не с мерзким скрипом. Напротив – совершенно бесшумно. И медленно. Это очень, очень странно… Но от этой мысли меня отвлекает то, что подруга мёртвой хваткой вцепилась в мою руку. Я перевожу взгляд на её руки, потом на неё саму. Она встречается со мной взглядами, вовремя спохватывается и отпускает меня, а потом поспешно заявляет, что пойдёт первой. Нет, ну я-то не против – девушки вперёд. Усмехаюсь, глядя на то, как она нарочито храбрится. Рика в своём репертуаре.
Мы заходим внутрь и оглядываемся вокруг. Благо свет, проходящий сквозь большие грязные стёкла окон, даёт возможность ориентироваться и разглядывать наше окружение. Всё пространство комнаты покрыто толстым слоем пыли, увито гирляндами паутины и источает запах сырости и плесени. Даже громадная люстра высоко под потолком увита плодами трудов пауков настолько, что представляет из себя белый кокон из паутины. Ну или, во всяком случае, что-то очень приблизительно похожее. На лице подруги появляется выражение крайней брезгливости, и тут я её понимаю, как никогда. Не скажу, что я когда-то был каким-то заядлым чистюлей и педантом по части уборки, но всё же такого запущенного состояния дома я ещё не видел. Не знаю, я просто не представляю, как мы проведём тут ночь. Здесь и присесть негде, не то что прилечь. А как конь в стойле – стоя – я спать не умею, увы. Не то чтобы мне хотелось спать, но до утра ещё очень и очень далеко. И надо себя чем-то занять. Мы подходим к большой широкой лестнице, уходящей на второй этаж. Не решаюсь и шагнуть на неё, уж больно запомнились мне ступеньки снаружи.
- Ну, и что дальше? – я первым нарушаю воцарившееся молчание.
В этот момент входная дверь позади нас с грохотом захлопывается. Мы оба от неожиданности подскакиваем на месте и оборачиваемся. Сквозняк, наверное. Что же ещё? Глупости… Но почему тогда я непроизвольно нервно сглотнул?

Отредактировано Erik Bergmann (2014-07-20 00:02:50)

+1

6

Эрик заходит следом за мной, и я наблюдаю за тем, как он осматривается, даже не глядя в его глаза, я знаю, насколько похоже у нас сейчас выражение лица. Да, в нем примерно одинаковая степень брезгливости, но что поделать, я никогда не любила грязь, особенно столько грязи. «И то, что тут едва ли не сто лет не было ни души, положение не спасает.» Пока мы озираемся, нас словно бы поглощает тишина, настолько глубокая и тяжелая, что в ней разве что купаться нельзя, но Эрик нарушает ее. И тут, как по команде, с громким хлопком закрывается парадная дверь. От неожиданности и шока, я аж подскакиваю. «Черт возьми, какого дьявола? Мы только вошли, а уже начинается какой-то бред!» Но, несмотря на поток мыслей, стараюсь списать произошедшее на сквозняки и хорошо смазанные петли. А это так сложно, ведь дом столько лет заброшен, что вряд ли нашелся желающий придти и по доброте душевной эти самые петли смазать. Надо что-то делать, как-то отвлечься от всех тех ужасов, что уже начали бродить в моей буйной головушке.

Провожу пальчиком по ближайшей горизонтальной поверхности, собирая на него едва ли не сантиметр плотной пыли. Она настолько слежалась, что даже на моей руке напоминает скорее пластинку, нежели скопище мелких частичек. – Что дальше? Не знаю, думаю, стоит осмотреть хотя бы часть дома, ту, что ближе всего сейчас к нам. – Я вспоминаю, что Эрик задавал мне вопрос, до того, как нас решили закрыть, и понимаю, что нам и правда стоит немного пройтись. Это не только даст нам больше информации о том, где мы будем тусить до рассвета, но также избавит от какой-то доли страхов, ну, я на это надеюсь.

Лестница, полувинтовая и настолько широкая, что по ней можно было бы пройти впятером, уходит на второй этаж, это именно с ее резных перил я собирала пыль, и именно перед ней мы остановились, оказавшись в доме. «Интересно, она такая же дряхлая и прогнившая, как ступени крыльца?» На самом деле, мне безумно хочется подняться по ней, посмотреть, что же там, на втором этаже. По идее, там должны быть хозяйские и гостевые спальни, в которых имеются постели, пусть готовые от прикосновения рассыпаться в прах, но все же. – Думаю, что топать по этой убийце нам сейчас не стоит, согласен? – Оглядываюсь на друга и, в ожидании его ответа, начинаю обходить комнату. Она чем-то напоминает гостиную или же холл, правда, закрадывается мысль, что архитектор решил смешать две этих комнаты. На всех стенах висят картины, но среди них нет ни одного пейзажа, только портреты. «Кто эти люди? Чьи лица скрыты под паутиной? Просто неизвестные или же те, кто когда-то жил здесь? А может, на одном из холстов изображен отец или дед Блэквуда?»

Одна из картин заинтересовала меня сильнее всего. На ней, если приглядеться, можно было увидеть совсем молодую, должно быть около двадцати лет, девушку, которая была одета по моде начала двадцатого века. Но не это привлекало внимание, и даже не то, что изображение было не фотографией, а именно портретом, написанным маслом. Нет, дело было в том выражении лица, с которым незнакомка была «запечатлена». Девушка была так печальна и, казалось, что в ее глазах отражается неподдельный страх, а глаза ее были невероятно глубокого синего цвета, который не могла скрыть даже вся та пыль, что годами оседала на каждом из мазков, что так старательно делал художник. – Как думаешь, кто это такая? Она совсем не похожа на те фото, что я видела в архивах библиотеки…«Да-да, я ходила туда, причем очень часто, ради любопытства копаясь в старых бумагах и фотографиях.» Подхожу ближе, мое любопытство снова берет верх и я осторожно стираю ладонью грязь с таблички, что приколочена к стене под рамой. – Джезабэль Рион. Какое странное имя и совсем незнакомое...

0

7

- Согласен, - киваю я в ответ на слова подруги. Нет, ну а собственно, что я мог возразить на это? Ничего. Если эта лестница такая же гнилая как и та, то мне совсем не улыбалось провалиться в неё ногой и застрять. Того хуже – провалиться в неё. Это почти смертный приговор. Ну и деликатес для крыс. Они-то тут точно водятся, не удивлюсь если размером с карликового пинчера. Мне вдруг представилась картина, как эти твари копошатся под лестницей в ожидании, и меня передёргивает. – Пошли дальше.
Мы прошли дальше по гостиной, вдоль стен которой висело множество старинных картин в поблекших золочёных рамах. Я не удивлён, что Рику заинтересовали эти пыльные, заляпанные паутиной портреты. Ей дай волю, она их с собой унесёт на рассвете, чтобы дома поразглядывать и поизучать. Впрочем, всю ночь нам нужно что-то делать, так почему бы не представить, что мы в музее? В отличие от моей подруги меня привлекает портрет пожилого мужчины в старинном сером костюме-тройке. И если у девушки был взгляд полный печали, то его взгляд наводил откровенную жуть. Я даже поёжился. На секунду отрываю взгляд и обращаю его на девушку, что так заинтересовала Рику:
- Понятия не имею, это же ты у нас великий историк, - пожимаю плечами и хмыкаю в ответ на вопрос, снова обращая взор на картину.
И в то же мгновение картина начинает меняться – кожа на лице мужчины начинает сереть, трескаться и облезать клочьями с невероятной скоростью, оголяя кости черепа. Волосы стремительно седеют и выпадают. Всё это кажется происходит за одну секунду, хотя я очень чётко вижу каждую деталь этого процесса. И вот уже на меня смотрит оголённый череп с дикой улыбкой и вспыхнувшими красным глазами.
- Твою мать! – я наконец обретаю способность двигаться и говорить, поэтому в то же мгновение отскакиваю в сторону, чуть не сбив с ног подругу. – Ты это видишь?!
Я могу только догадываться насколько глупо я выглядел и насколько офигевшая у меня рожа была в тот момент, потому что Рика смотрит на меня как на конченного дебила. И всё потому, что картина… была абсолютно нормальной. Что за херня?! На ней был всё тот же пожилой мужчина лет пятидесяти или пятидесяти пяти, в сером костюме.
- Я… Мне… Он… - от шока я не могу совладать с собственным голосом, но потом делаю глубокий вдох и медленный выдох со словами, – Кажется у меня уже начались первые глюки…
И кажется у меня волосы на затылке встали дыбом. Я никогда не был трусом или что-то вроде этого, но… хватаю подругу чуть выше локтя, чтобы увести подальше от этих жутких картин, и в этом момент над нами раздаётся шум – будто что-то падает и катится по полу второго этажа, находящегося над нами. Что-то тяжёлое и предположительно круглое.
- Что за… - наши взгляды синхронно провожают траекторию невидимого неизвестного предмета.
Я и Рика молча переглядываемся. Глаза у неё на пол-лица. Судя по ощущениям – мои тоже. И тут я понимаю, что слишком сильно стиснул её руку и поспешно отпускаю. Если будут синяки – Рика меня прибьёт чем-нибудь тяжёлым. Но сейчас она думает явно не о мести.
- Или крысы здесь играют на досуге в боулинг, или… - я замолкаю, на всякий случай прислушиваясь к тишине, прежде чем продолжить уже вдвое тише, - Или я не хочу знать другого варианта…
Смотрю на подругу и понимаю, что либо она сейчас рванёт к выходу на всех скоростях, либо захочет узнать второй вариант.

Отредактировано Erik Bergmann (2014-08-29 01:40:28)

+1

8

- Да-да, типа того…- Я полностью увлечена изучением портрета, почему-то взгляд девушки не отпускает. Знаете, бывают такие моменты, когда, кажется, что вас гипнотизируют, и хочется смотреть на фото или картину бесконечно. Это как раз тот случай, пока Эрик снова меня не отвлек, точнее не сам Эрик, а сперва испуганное восклицание, а затем колебания воздуха, от резких движений. Какого черта у него там происходит?! Я оглядываюсь на приятеля и вижу абсолютно шокированное выражение лица, в котором читаются еще и явные наброски первого испуга. – Эй, ты чего? – Давно я не видела его таким, должно быть с самого детства, когда моя мать засекла нас, во время ползаний по одной из полузаброшенных и разваливающихся строек. Тогда нам влетело так, что сидеть еще месяц было больно, причем получили мы не только от моей мамы, его отец тоже всыпал по самое нехочу. – Первые глюки? Какие глюки? Ты прикалываешься? Решил напугать меня? – Не успеваю закончить свою возмущенную и явно напрасную речь, ведь он не стал бы издеваться надо мной здесь и сейчас. Только не в заброшенном доме, о котором ходит самая дурная слава в городе. Обычно Эрику доставляло явное удовольствие подкалывать меня или устраивать «жуткие испытания», но не таким образом и не в данном месте. – Мне больно… - Не восклицание, шипение и никто, кроме меня, его похоже не услышал, а мой почти брат, с обычно нахальной ухмылочкой, все также тащил меня прочь от галереи картин. Мы уже почти в центре странной гостиной, когда раздается тихий шум, со второго этажа.

Создается впечатление, будто где-то там, со стола упала ваза, литой подсвечник или что-то еще, способное катиться и издавать этот пугающий глухой звук. Как такое может быть: то, что не должно быть слышно в принципе, раздается эхом по всему дому? Или это только так кажется? Мы надумываем? Я смотрю наверх и слежу за траекторией движения до тех пор, пока неизвестный предмет не ударяется обо что-то там, наверху и останавливается. Перевожу взгляд на Эрика, как-то синхронны мы решили изучить лица друг друга, и они явно выражали одно и то же: ошалевшее удивление, шок, испуг, в конечном счете, это просто целая палитра эмоций и ни одной светлой. Снова чувствую боль, это мой друг по-прежнему сжимает мою руку, чуть повыше локтя. Останутся синяки, причем неслабые такие… он ведь знает, что от любого чуть более агрессивного прикосновения по моей коже растекаются прелестный сине-лиловые узоры. Должно быть, его и правда что-то поразило, раз забыл такой немаловажный нюанс и то, что после этого ждет… - О, моя лапка свободна, благодарю… - После моих слов нас словно проглотила мертвая тишина, она казалась именно мертвой. Даже с улицы не доносилось ни звука, хотя совсем недавно мы могли расслышать, как вдалеке проезжают машины, где-то была вечеринка и была слышна музыка. Все это было ровно до того, как где-то наверху случилось это. И даже комментарии Эрика утонули в этой жуткой тишине…

- Здесь стало слишком тихо, Эрик… слишком… давай уйдем! – Теперь уже я схватила друга за руку и потащила его к выходу. Мне жутко хотелось уйти и плевать я хотела на чертов спор и нашу гребаную репутацию, которая, безусловно, после этого загнется, мне просто жизненно важно было сейчас оказаться в нашем любимом баре и просто чего-нибудь выпить. Дверная ручка встретила меня морозным холодом и отказом повиноваться, сколько бы я не пыталась нажать на нее, повернуть, подергать или толкнуть – бесполезно. Ничего не помогало, дверь оказалась заперта и намертво, хотя я помнила, что после того, как влететь в дом, к ней больше не подходила. – Эрик, это ты запер нас здесь? Эрик? – Я, как большая девочка, пыталась подавить дрожь в голосе, но получалось явно плохо и вопросы мои больше напоминали детский лепет.

+1

9

Никогда не верил в эту чушь про привидений или что-то там сверхъестественное, так что здраво рассудил, что всё это мне примерещилось. Надо завязывать пить энергетики, определённо, иначе ещё не то чудиться будет. Да, вторая банка явно была лишней. Надо мне переходить обратно на чёрный кофе. С него хотя б глюков не бывает. А это было ничто иное как глюк. Не успел я себя в этом убедить, как Рика схватила меня за руку и потащила меня к входной двери. Шанса затормозить у меня не было – во-первых, я этого не ожидал, во-вторых, она тащила с силой, явно не сочетающейся с её комплекцией. Никогда, запомните, никогда не недооценивайте маленьких хрупких девушек – если им надо, они будут тащить вас как трактор!
- Эй-эй-эй, ты мне руку оторвёшь, полегче! – только и смог протестовать я по дороге к двери, что впрочем было дохлым номером.
Я машинально потёр то место, за которое она вцепилась и уже отпустила, достигнув двери. Мелкая, а хватка-то не слабая. Я снова огляделся вокруг, хотя и не надеялся увидеть что-либо необычное. Подруга тем временем переключилась с моей руки на дверную ручку и яростно дёргала дверь на себя.
- Слишком тихо? А ты не находишь, что это нормально, потому что время уже за полночь и все спят? - я перекинул взгляд обратно на Рику и нахмурился. – Не открывается? Ты должно быть шутишь…
Отодвигаю её в сторону и сам дёргаю за ручку. Но и мои попытки не увенчались успехом – ручка даже не проворачивается, как бы сильно я на неё не давил. Я услышал слабый скрип и побоялся нажать ещё сильнее – если сломаю, то мы точно никогда её не откроем.
- Чёрт, кажется её заклинило… Ржавая старая рухлядь.
Ничем другим это просто не объяснялось. Ещё пару раз дёргаю на себя, но безрезультатно – ручка не проворачивается, а значит дверь не откроется. Высадить её плечом у меня тоже не получится – дверь открывается вовнутрь. Так, стоп, о чём это я? Никуда мы отсюда не пойдём – спор есть спор. И никакая старая дверь и падающие предметы меня не напугают! Это всё бред. Это всего лишь старый дом – то, что тут всё разваливается и падает это совершенно естественное явление. А то, что это произошло при нас – это просто глупое совпадение, да. Это всё Рика с её дуростями – старые особняки, приведения, аномальщина… Не верю я во всё это тупое паранормальное дерьмо. И точка!
- Утром разберёмся как выйти, - поворачиваюсь к подруге, которая молча смотрит на меня большими глазами. – Что? Мы сюда пришли не за тем, чтобы сбежать через полчаса, верно? Да брось, это всего лишь старый скрипучий дом, - пихаю подругу локтем в бок и ерошу ей волосы, чтобы хоть как-то её растормошить. – Всё, хватит дурью маяться – пошли посмотрим что тут ещё есть и, может быть, найдём где здесь можно разместиться чтобы просидеть до утра.
Разворачиваю слабо протестующую Рику за плечи и мягко подпихиваю ладонями в спину. Бросаю мимолётный взгляд на лестницу, ведущую на второй этаж – от чего-то идти туда мне не хочется. Не то чтобы меня напугал тот странный звук, но всё же – что-то подсказывало, что Рику туда затащить после случившегося будет невыполнимой задачей. Да и первый этаж мы ещё не полностью осмотрели - вся ночь впереди, торопиться некуда.
Мы проходим в соседнюю от гостиной комнату. В центре её стоит длинный стол из резного дерева, окружённый стульями. Обеденная?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Don’t Let Me Die Here