Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » So fuck you


So fuck you

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

СОННИ и АГАТА
1 июня; типография, улицы
Ты хотел ее изнасиловать, а она взорвала твою машину

http://savepic.net/5914056.gif

http://savepic.net/5947851.gif

+1

2

Сидя за рулем Гранд Чероки и ела пончик с вишневым повидлом и запивала дешевым кофе, купленным на стоянке, - создавала образ человека, занятого своими насущными делами, который не вызовет подозрения тем, что стоит уже почти час в двадцати метрах от входа в типографию.
Два дня назад я чудом спаслась от участи быть изнасилованной озабоченным зэком. Помню как хотела спрятаться и забиться в угол. Домой в тот вечер не поехала, отправилась на Линкольн, где, усевшись посреди коридора, расплакалась. Затем еще час драила себя мочалкой, желая снять слой кожи. Но я далеко не змея, а значит сбросить шкурку, что устарела, не получится. Остается только и правда, отмыться как следует, хотя руки Сонни не были грязны... но ведь душу в хим.чистку не сдать...
На следующий день я взяла себя в руки, у меня было желание расквитаться; разбитые мониторы, раздавленные яйца Сонни, царапины на его лице и шеи, я считала недостаточным, чтобы быть квитами. Я желала его смерти. Думаете, я слишком высоко оценила свою честь? За попытку изнасиловать прошу заплатить жизнью? Странно для девушки, которая прошла через многие унижения. Вот только среди них не было принуждения к сексу. Я боялась, если мужчина оказывался сильнее меня. И еще страшнее, если он показывал эту силу: давил на меня, принуждал к чему-то, заставлял. Чем было вызвано такое недоверие и осторожность к противоположному полу? Я пока не могу понять. Может просто страх за последнее, что осталось нетронутым? Моя гордость и самоуважение.
Приходила еще мысль, что я мужененавистница, которой омерзителен факт, что мужчина может взять меня силой. Но нет, отметем этот вариант. У меня еще не настолько все запущено, как показывает практика отношений.
У меня не было уверенности, что Сонни выйдет через пять минут или через час из типографии, поэтому, когда я устала выжидать, то отправила мальчишку, гонца, чтобы сбегал к итальянцу и сказал, что его автомобиль пытаются угнать. Пульсоне не заставил себя ждать.
Я доела пончик, вытерла рот двумя пальцами, слизывая остатки джема, и приготовилась созерцать концерт: как голова ненавистного мне человека подлетит на несколько футов вверх. Наблюдаю в зеркало заднего вида как Сонни двигается к своему автомобилю, чтоб проверить все ли на месте.
Бомба должна сработать, когда мужчина откроет дверь. Я установила не большой снаряд, чтобы избежать лишних смертей, ведь моей целью был не терроризм, а всего лишь месть. Да, мне многие могли бы сказать, что хочешь убить, сделай это тихо, но... пиротехника была моя стезя, поэтому и погибнуть обидчик должен так, чтобы на душе полегчало. Не хочу тупо пулей в висок.
БАААХ. Машина подлетает вверх, передняя ее часть жутко покорежена и объята пламенем. Но...
- Проклятье - ругаюсь, выкидывая стаканчик кофе из окна. Этот тупой итальяшка не погиб! Бомба взорвалась раньше, чем он добрался до своей тачки. А ко всему прочему он, похоже, меня заметил.
У меня в груди все опустилось, словно дуршлаком по башке ударили, оглушив ненадолго. Отвратительно, когда задуманный тобою план, который ты сочла идеальным, рушится. Я ощутила себя столь же неудовлетворенно как, наверно, Сонни, когда не смог забраться ко мне в трусы. Но сожалеть и гневаться буду после, сейчас надо уматывать. Что-то мне подсказывало, что Пульсоне, охваченный адреналином и злостью, размажет меня по лобовому стеклу, завязав после бантиком на дворниках.

+1

3

Последние два дня боль в паховой области Сонни соседствовала с чувством страха - наехать на ту, кто была "хозяйкой" этой типографии, на которой он был завязан, да ещё и таким образом, да ещё и перепутав её с проституткой; странно, что она ограничилась тем, что просто избила его, а яйца вообще всё ещё были на месте... Именно, что это было странно, и Пульсоне ожидал ответных действий, даже на улицу уже не выходя без того, чтоб не оглядеться по сторонам лишний раз. Этот страх был похож на эти же самые болевые ощущения - неприятные, навязчивые, и избавиться было совершенно невозможно; однако и страх, и боль, со временем имеют свойство ослабевать - и за пару ночей удалось прийти в относительную норму; это было уже не первым разом, когда Пульса кто-то хотел убить. Этот вид страха был ему знаком. Не только он... как это бывает, он тоже знал; его уже пытались убить - и то, что он вынес после первого покушения, так это то, что от судьбы невозможно уйти: нельзя заставить убийцу не нажать на курок, можно лишь найти себе укрытие, которое не пробьёт пуля. Выстрел, если ему суждено случиться, всё равно последует... Перемирие - вот что могло бы быть укрытием. Но вот найти Тарантино оказалось уже сложнее...
Зато поиски привели его в другую точку маршрута - Сонни сумел познакомиться с другими представителями местной Семьи, зайдя в один из баров, где они зависали. Проведя с ними несколько часов, Пульс, впервые за последние две недели, наконец, почувствовал себя по-настоящему живым и нужным. Вчерашняя встреча привела в итоге к тому, что на его парковке красовался новый автомобиль с левыми номерами, в бардачке которого лежала пушка, так же без номеров; с ней рядом соседствовала фотография - при том условии, что человек, изображённый на ней, отправится на тот свет - и автомобиль, и пистолет можно было оставить себе.
Но что ещё более важно, чем автомобиль и оружие - у Сонни появились первые связи, помимо Тарантино и Мори - он переставал быть чужаком в этом городе. Проблему конфликта с Агатой это не решало, конечно - связи эти стоили недорого, его всего лишь подвязали на разовый контракт, который он ещё не выполнил, и с той же лёгкостью могли убрать и его, если он не сделает того, что велено; так что следовало бы что-то сделать и с этим тоже. Причём до того, как он нажмёт на курок, лишив кого-то жизни. Ему давали месяц...

- Как машину угоняют?! - Сонни вскочил с места, заставив стул опрокинуться, и побежал мимо вошедшего пацана к выходу, чтобы проверить - лишиться автомобиля и пистолета, выданных ему под работу, на следующий же день, вот это была бы лажа так лажа. Пронесясь через помещение типографии, мужчина вылетел на парковку, оборачиваясь на ходу на кадиллак белого цвета - и притормозил, сбавив темп: не похоже, что её действительно кто-то пытался вскрыть, как и вообще - любой из автомобилей, на парковке никого не было. Но всё же, чтобы убедиться, что с автомобилем точно всё в порядке, Пульс решил подойти поближе...
Но за несколько метров до автомобиля - земля неожиданно ушла из-под ног, подло ударив в спину, а взрывом заложило уши; последнее, что он успел увидеть - что автомобиль, который он уже считал своим, подпрыгнул на полметра в воздух, выпустив из-под капота столб пламени, и... затем он увидел небо, обраймлённое каркасами соседних зданий, приложившись об асфальт затылком - прямо тем местом, по котором позавчера Агата приложила телефоном, больно до чертей; и не удержавшись от стона, Сонни схватился за ушибленную голову обеими руками... искры, кажется, посыпались из глаз, а не полетели из взорванного автомобиля. А попытавшись затем встать, случайно заметил, как из автомобиля у дороги летит на асфальт кофейный стаканчик. И лицо той, которая его выбросила, он успел разглядеть достаточно хорошо, чтобы инстинктивно полезть за пистолетом... которого не было - который сгорал теперь, вместе с автомобилем, на котором он едва успел пару раз прокатиться... впервые за эти долбанные пятнадцать лет сев за руль.
Вскочить удалось неестественно легко...
  - Стой, сука!!! - и лицо этого хмыря теперь предстоит держать в памяти - хотя куда там, от такого приземления он собственное имя чуть не забыл, не говоря уже о изображении на фотокарточке сомнительного качества. Сонни рванул к Чероки, но, естественно, уже не успел никуда - только бензиновые пары ударили в нос, заставив голову почувствовать ещё один укол тупой боли из-за удара. Мир окрашивался в красные тона; подобно пламени, выбивавшемуся из-под свернувшегося чуть ли не пополам капота, и уже перекидывающемуся на весь остальной кузов машины, плавя лобовое стекло, облизывая зеркала, кусая покрышки, одна из которых от температуры уже лопнула... Огонь жрал область капота - явный признак того, что в автомобиле была бомба. Если бы её просто сожгли, то горел бы бензобак... а сейчас - стоило ожидать ещё одного взрыва, который подбросил автомобиль уже сзади.
Сонни оставил собравшимся зевакам право наслаждаться этим зрелищем, оставив автомобиль гореть позади, вылетев на проезжую часть, где скрывался из глаз Чероки. И запрыгнул на мотоцикл, стоявший рядом, разбив локтем приборную панель и сомкнув провода, чудом избежав того, чтобы и самого током не звездануло; и сорвался с места, быстро набирая обороты - хрена с два ты смоешься, Тарантино... ветер бил в лицо - головная боль ослабевала, но его пыл остудить было труднее. А в паху - давило... тяжело было ехать верхом.
- Убью...

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-07-02 17:40:25)

+1

4

Спланированное покушение сорвалось. Пульсоне этот оказался живучим. Или везучим. Но то и другое я буду упорно проверять, пока где-нибудь не обнаружу трещину и не раздавлю все, что под каркасом. Я еще не наводила справки о мужчине, - разве стоит знать о том, кого скоро не станет? Когда я состояла в "Стае", то одно из того, чему меня научил Билл, было не совать нос туда, куда не надо; не интересоваться тем, что только испортит мой сон; не спрашивать чем живет предполагаемая жертва, есть ли у нее семья, дети, родители. Он учил меня ограждаться от чувства жалости и сострадания. Тогда мне казалось, что у меня получается. Сейчас, спустя годы, я понимаю, что всего лишь хотела понравиться Кэррадайну, а мои человеческие качества, никуда не девались и не делись. И может о смерти Сонни я бы жалела, но ведь собственная гордость превыше?
Я завожу мотор и срываюсь с места. Сантино был в ярости, это чувство противопоставлялось моему спокойствию и легкому разочарованию. Как это называется? Состояние аффекта? По его горящим глазам было видно, что и на убийство он пойдет, если настигнет меня. Да что там убийство, он бы и пешком нагнал мой джип. И я начала переживать о том как бы не было пробок и не горел красный сигнал светофора.
Когда я начала думать, что неприятность позади, то в одном боковом зеркале, то в другом, стал мелькать мотоцикл. Как муха на стекле, которая раздражает своим жужжанием. Кстати, не без этого, - рев от мотоцикла стоял в ушах, его временный хозяин явно выжимал из транспорта все, что можно, и вот уже он поравнялся с моим автомобилем.
- Отвали от меня, кретин! - я опустила окно с правой стороны, чтобы докричаться до Сонни. Хотя вряд ли мои слова повлияют на него, как и его гневные выражения на меня. В ответ мужчина что-то орал, хмуря брови.
- Иди на хрен, я сказала - рявкаю и сдаю руль чуть в право, начиная притеснять мужчину к обочине. Мы уже уехали с узких городских улиц и гнали по окружной дороге, вдоль которой по обе стороны был вырыт небольшой ров, заросший травой, заполненный дождевой водой, которая никогда не просыхала, и деревьями.
- Вот тебе жить надоело - я ворчу себе под нос, сжав руки на руле и стараясь не отвлекаться от дороги, - это давалось сложно, так как Пульсоне никак не желал отлипать от моего автомобиля и мне даже показалось, что он собирался забраться ко мне в салон через окно.
- Твою мать, что ты делаешь?!! - я закричала, когда заметила, что это "показалось" вовсе мне не показалось: Сантино наполовину влез в окно джипа. Я же растерялась и даже не смогла нажать кнопку поднятия стекла. Попыталась сбросить мужчину, вильнув пару раз туда-сюда, но в итоге позади в мой адрес послышались длинные гудки, наверняка, и маты.
- Угробишь нас двоих, чоканутый идиот - уже буквально в лицо "выплюнула" я это опасение. Опасение или угрозу?..

+1

5

У Сонни не было семьи. Не было детей, даже не было родителей... Он вырос в приюте, где родителей не было ни у кого. У него не было босса, которому он был бы чем-то или что-то обязан - последний, к кому он пошёл за поклоном, и отправил его сюда, вежливо намекнув на то, что в его услугах в Нью-Йорке не нуждаются. У него не было дома - последние пятнадцать лет была только кровать в его камере, с матрацем, подушкой и постельным бельём - но и её у него отобрали пару недель назад. А единственная девушка, которую он действительно любил, не выдержала и года отношений через тюремную решётку. У него не было даже имени... в тюрьме - был серийный номер, как на какой-нибудь вещи, в армии - жетон с группой крови, на свободе, среди "своих парней" - погоняло. Пульс. Сонни Морпех. Почти никто не называл его по-другому, но это ведь даже на могильной плите не набьёшь после смерти... У таких, как он, впрочем, вообще не бывает могильных плит. Он был идеальной жертвой. И видимо, потому и не мог просто сдохнуть... Ни раньше, когда ему вогнали пулю в лёгкое, пырнули заточкой или просто пытались забить до смерти, ни сегодня, когда его попытались взорвать. Лишив его и машины, как раз в тот момент, когда, казалось бы, всё только начало налаживаться.
И сейчас... ему было наплевать. Убьют ли его за эту шрамированную? Или она его размажет по асфальту, вильнув своим автомобилем? Может быть, отправят обратно в тюрьму? Его не пугает ни одна из этих перспектив. Сейчас, двигаемный болью в отбитом второй раз за три дня затылке, злобой, и сиплым рёвом мотора, эхом отзывающимся в ушах, он преследовал ту, кто взорвала его автомобиль, собираясь... убить её? Избить? Сказать что-то? Попытаться изнасиловать ещё раз?.. Он толком не знал, что делает - но что оставалось, стоять на парковке, глядя на то, как догадает автомобиль?.. И если бы Агата не опустила стекло сейчас - Пульс разбил бы его. Или хоть попытался бы - руку для удара уже занёс.
- Я на ремни тебя порежу, овца!!! - проорал Сонни в ответ, увидев, что Тарантино что-то кричит ему из салона; но не был уверен, что и она расслышала его речь... и тут же притормозил немного, отстав и перестроившись, чтобы она не ударила его или не оттеснила к кювету. Что ж, если сегодняшний раз - был последним разом, когда он сидел за рулём, или вообще даже видел белый свет, то у него было одно утешение - он хотя бы снова оказался в седле мотоцикла перед смертью. Убедившись, что он ещё не все навыки растерял, просиживая в камере задницу... Это уже стоило многого. У него был мотоцикл - пятнадцать лет назад. Пятнадцать лет назад казалось, что у него было всё...
Сейчас всё, что осталось - это вот эта психопатка с подслеповатым глазом, но и так решила отнять у него всё - проститутку, какое-никакое, но жильё; теперь - и машину тоже. Надоело ли ему жить? Нет. Потому что до этого момента, казалось, он и не жил вовсе. Наоборот... только сейчас, оказавшись на узкой дороге, соревнуясь с мощным джипом, он и чувствовал вкус жизни - за которую боролись сейчас одновременно они оба. Он снова поровнялся с Чероки, отпустив ручку руля и схватившись за дверь пальцами, пытаясь сунуть руку внутрь - открыть дверь изнутри, или залезть самому, тут уже как получится - чёткого плана у него не было. А на юркий спортбайк, который уже послужил ему хорошую службу, было наплевать...
Он не был его.
Машина, которая взорвалась, тоже не была его.
Но вот брюнетка, задавшая ему вполне резонный вопрос, могла бы стать прямо сейчас его... галочкой. В списке тех, кто умер или стал инвалидом благодаря ему. Что он делал? Ломился в салон... мотоцикл, проехав без седока ещё порядка десятка метров, просто упал на бок, прошуршав по асфальту ещё немного, поднимая фонтан из ярко-красных искр, и затем остановился где-то позади, заглохнув. Сонни был уже верхней половиной в салоне, и подтягивал и ноги за собой, глядя на Агату злобным взглядом...
- Да мне уже всё равно!.. - "выплюнул" в ответ. Джип вильнул, и мужчина буквально упал в салон, оказавшись на переднем пассажирском сидении. Но тут же попытался завладеть управлением автомобиля, схватившись одной рукой за руль, а другой - попытавшись поймать шею Агаты, чтобы сдавить её посильнее, только вот действовать из этого положения было совершенно неудобно, и кажется, всё, чего он добился - только царапнул по её плечу. Где-то вдалеке послышалась полицейская сирена, но... лишь разозлила сильнее. - Ты всё у меня отняла!.. - тряхнуло снова - Сонни продолжал сжимать руль, пытаясь найти более устойчивое положение, чтобы дотянуться ногой до педали тормоза и остановить автомобиль - не настолько ему было и всё равно... нет, теперь уже было бы обидно разбиться. Но, похоже, что вместо тормоза удалось нащупать только Агатину туфлю; впрочем, и на неё он надавил сейчас с особым удовольствием. А через секунду оказался прямо на приборной панели, чуть не вывернув себе руку и едва не вылетев через лобовое стекло, подскочив вверх и перелетев через руль... Ударился спиной, о которую Агата разбила монитор. И со злости, в ответ на эту боль - залепил ей по лицу ладонью, пытаясь встать. Он не видел, как сильно пострадал Чероки, но автомобиль явно накренился набок. Открыв дверь и почти выкатившись из салона, Сонни попытался выволочь оттуда и Тату, но ремень безопасности мешал... - А ну вылезай, сволочина!

[mymp3]http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/5da11c3d-262b-4228-949e-be589e3482d3/f1a851e7463820.mp3|...[/mymp3]

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-07-03 16:52:44)

+1

6

- Да мне уже всё равно!..
- А мне нет - кричу в ответ. И в желании закончить эту гонку живой принимаю решение стряхнуть мужчину. Выворачиваю руль в сторону, и джип одним колесом заезжает на обочину, подпрыгивая. Я, оказывается, сделала только хуже, - сумасшедший Сонни уже находился в салоне моего автомобиля.
- Ты всё у меня отняла!..
- Убери руки! - я не слышу, что он орет, не воспринимаю сейчас его слова. Меня больше заботит тот факт, что Чероки пытаются управлять двое: я стараюсь держать руль и не давать ему крутиться в сторону, куда тянет Пульсоне. У меня слабо получается, так как стоит признать, дури у итальянца было больше. Машина виляет, как заправский алкоголик, не в силах и пару метров проехать по прямой. От нас на дороге все шарахаются, желая скорей уехать или пропустить. Только полицейская машина позади проявляет к джипу весь свой интерес.
В следующий момент Пульс, который так и не сумел просунуть свою лапу к педали тормоза, давит кроссовком поверх моей туфли. Педаль тормоза под его натиском уходит в пол и машина резко тормозит, свистя шинами. На асфальте за джипом остается от колес черный след экстренного торможения. Повезло, что я была пристегнута, - меня лишь наклонило вперед и я низом живота ощутила как ремень впился в кожу, но не дал встретиться с рулем. Сантино повезло меньше, он буквально налетел на приборную доску, встречаясь спиной с лобовым стеклом. Черт, лучше бы вылетел! Проблем с копами это бы, может, не поубавило, но наслаждения мне принесло. А так я еще получила от мужчины удар по лицу.
Выбраться из автомобиля мужчине удалось раньше меня, и он опять потянул ко мне свои клешни, от которых я со всей прытью отмахивалась, царапая ему руки по старой схеме.
- Я тебя обратно засажу, безмозглая дубина! - профырчала я, ожидая скорее прибытия полицейской машины, - сирена звучала где-то совсем близко.
Мой ремень наконец выскакивает из зажима, и я вываливаюсь на Сонни. Пользуясь случаем впиваюсь ногтями ему в лицо, проходясь по еще не зажитым царапинам, оставленных на его кожи позавчера.
- ...Держи девушку - на заднем плане слышится незнакомый мужской голос, на который за своей злостью я внимания не обращала. Во мне горела цель как можно скорее и мучительнее лишить Пульсоне жизни или, как минимум, оставить на его теле новые шрамы.
Крепкой и грубой хваткой меня поднимаю под живот и выкидываю в сторону, на капот покореженной красной машины, чтобы тут же сцепить на запястьях наручники.
- С ума сошли! Его арестуйте! - я ведь правда не понимаю за что меня собираются задержать. Это ведь не по моей вине произошла авария, и драку затеяла не я. Я просто ехала себе... Хотя, да, офицеры с этим будут разбираться в участке, - о чем мне поспешили сообщить.
Сонни, перевернув на живот, тоже очень быстро надели наручники и одним рывком подняли на ноги.
- Вот же ты тварь! - несмотря на предъявленное мне обвинение, продолжаю шипеть и пытаться хоть как-то дотянуться до итальянца и стукнуть его.
Строгость полицейских до меня не доходить. И только когда нас сажают по разным машинам, понимаю, что дела мои плохи. Но все же мысль о том, что у бывшего заключенного свобода, с большей вероятностью, закончится раньше, чем у меня, грело душу.

+1

7

[mymp3]http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/88d27de2-499d-4e3a-b0fa-b916a56492b4/38%20-%20Neon%20Horse%20-%20Cuckoo.mp3|...[/mymp3]

Сонни вцепился в Агату хваткой коршуна, пытаясь вытащить из машины, в ответ она - с остервенением царапала ему руки, шипя, как разозлённая змея, чем злила его ещё сильнее; выдернуть ремень безопасности, чтобы выиграть немного времени для возможности поколотить и поцарапать друг друга до прибытия полиции, прекратив эту мышиную возню, не пришло ни одному из них, он лишь тянул сильнее, видимо, подсознательно считая, что девушка держится за что-то, а не что-то держит её. Что лишь прибавляло задору выдернуть её из машины, словно сорняк с грядки, и растоптать подобным же образом... замкнутый круг получался.
- Я тебя придушу раньше!.. - и рука его и впрямь снова потянулась к горлу; только ремень оказался наконец-то выдернутым именно в этот момент, и девушка, наконец-то, покидает пределы автомобиля, плюхаясь прямо на него, впиваясь в его лицо ногтями, прямо по старым царапинам, но уже гораздо сильнее, и кажется, собралась выцарапать глаза... Сонни болезненно морщит физиономию и орёт от боли, пытаясь стряхнуть её с себя, ударить коленом снизу, и вертя головой во все стороны; но в ответ прямо чувствует, как её ноги входят под собственную кожу. И вот... всё лицо теперь в крови, он опять приложился спиной и затылком, только по паху, слава тебе господи, не попали - так что ещё нельзя сказать, что было хуже, чем позавчера... - Слезь с меня, тварь!.. - Сонни молотит кулаками, пытаясь попасть по рёбрам, чтобы сбить её дыхание; хотя уже трудом разбирает, куда вообще попадает... Но Агата вдруг взмывает в воздух, и затем он, сквозь сочащуюся кровь, заливающую глаза, наблюдает, как её заковывают в наручники, бросая на капот; и тут же вскакивает, уже занося кулак, метя ей по лицу, желая изменить - возможно и навсегда - форму её носа (а может, и всего черепа), да только руку останавливает кто-то, кто стоит позади, и снова слышится щелчок стального браслета, а кожу запястья что-то больно стягивает... - Отвали, падла мусорская!.. - Сонни брыкается, но уже понимая, что его положение безнадёжно - вторую руку тут же заламывают, тыкая лицом в землю, а адреналин всё так и бьёт... и он вдруг начинает смеяться во весь голос. Как безумный, аж захлёбываясь, чуть ли не до слёз; над собой, над разозлённой Агатой, закованной в наручники, над этой идиотской ситуацией, над копами, вызывающими подкрепление, и снова над собой, просравшим контракт на убийство, и похоже, готовящийся вернуться в тюрьму, ну или хлебнуть конкретных проблем на свободе - почему-то всё это не вызывает иной реакции, кроме смеха... Его поднимают на ноги, ведут к автомобилю; попутно он ничуть не уступает Агате в попытках пнуть её своей кроссовкой, но их слишком уверенно растаскивают друг от друга, даже по разным автомобилям предусмотрительно рассаживая, а по его лицу, кроме запекающейся уже крови, текут слёзы смеха...
- Пошла ты! Курица одноглазая! - и чем больше он пытается задуматься о том, что только что совершил автоугон, превысил скорость, создал аварийную ситуацию на дороге, разбил мотоцикл, который угнал, и попытался нанести телесные повреждения - тяжкие, кстати, если кому интересно, мелочиться не собирался - тем ему становится смешнее... Последний день на свободе? Будет о чём рассказать новым сокамерникам. Нет, правда... смех.
Сонни замолчал, оказавшись в автомобиле. Чёрт её знает, что она там скажет в полиции, эта Агата - он же не скажет про взорванную машину ничего. Во-первых, стучать - это не по понятиям, даже в подобных случаях, а во-вторых - номера-то липовые, в бардачке - пистолет... хрена с два он всё это свяжет с собой, хватает и того, что ему уже можно прилепить совершенно спокойно.

- Давай-ка этих красавцев по разным камерам, а то опять драку устроят. - обезьянник в полицейском участке - это не камера в тюрьме, где для твоего комфортного прозябания изо дня в день всё подготовлено; здесь - лишь голые нары в два ряда, без матрасов даже, не говоря уже о постельном белье, здесь даже топят так себе, и каменные стены окрашены в серые цвета, а от того кажутся ещё холоднее. Параши - и той нету, приходится позорно звать полицейского, чтобы сопроводил тебя до туалета и обратно, как нянька в детском саду... Сонни забросили в камеру с каким-то пьяным спящим бомжем, от которого смертельно разило, Агате же досталась соседняя клетка - её она заняла в гордом одиночестве. И Сонни, сплюнув с досады на пол, забрался на верхнюю нару, спиной к двери, и заложил руки за голову... Вот блин. Уж точно не думал, что сегодня ему предстоит провести ночь в участке...
На остаток вечера Сонни вздремнул. А когда проснулся и перемотал в голове все сегодняшние события заново - смеяться уже совершенно не захотелось. Даже напротив - положение-то было очень даже гадкое. Не только даже из-за автомобиля, и не только из-за того, что он имеет вероятность отправиться в тюрьму лет на пять, ну, пусть десять - в конце концов, Пульс привык к тамошней жизни - ещё и из-за Агаты, с которой у них назрела настоящая проблема.
- Тарантино! Эй, Тарантино! - Сонни прижался лицом к прутьям решётки, скосив взгляд в сторону камеры Агаты. - Ты не спишь?.. - здесь, похоже, не спал только дежурный. Даже бездомный так и не проснулся... громкий шёпот Пульса с лёгкостью преодолевал пространство коридора.

+1

8

Сонни сложившаяся ситуация рассмешила, я же не видела ничего веселого в своем, а уж тем более в его, положении. Может все потому что ему уже терять было нечего? В типографии я не дам ему спокойно работать, а, как следствие, и жить. Машина, коей Пульс обзавелся, судя по всему, недавно, подлетела в воздух со всем барахлом, что в ней было. Женщину он тоже так и не получил, или получил? Но такие подробности знать я точно не хотела. В общем, для мужчины самое дело было вернуться в тюрьму. Хотя я сомневалась, что ему много могли дать. Да и я вот по дороге катать заявление расхотела. А если и хотела когда-то, то это было сказано в сердцах. Нет, лишаться человека, который из-за своего положения готов пойти ан что угодно, а значит быть крайне полезен в грязных делах, не следовало, - и это я поняла сидя в камере.
Не первый раз, кстати, я оказываюсь задержанной. За прошедший год это третий случай. Недавно сидела с Фрэнком, когда того схавали за хранение оружия. Я подозревала, что у полиции моя личность может вызвать несколько вопросов. Но разговаривать без адвоката я не собиралась, которого, кстати говоря, у меня не имелось. А пора бы обзавестись какой-нибудь юридической поддержкой, ибо мои знания в американских законах были малы. Но нарушаю я их, конечно, не по этой причине.
Время тянулось зыбко и медленно, Джозеф не спешил приезжать и разбираться с моими проблемами. Хотя, чем он мог помочь тут? Посидеть над душой и посмотреть как заполняется протокол?
- Тарантино! Эй, Тарантино! - послышался голос соседа по камере. Треклятый Сонни! От его голоса я насупилась еще больше, обняв себя за плечи и продолжая сидеть на скамейке.
- Ты не спишь?.. - спишь? Данный вопрос меня удивил и вызвал недовольство.
- Уснешь тут! - фыркнула я, разрушая "библиотечную" тишину - Это ты привыкший спать где придется. - но стоило ли в этом винить итальянца? Его судьба сложилась так. Моя когда-то была почти такой же: я была не привередливой, не воротила нос, и каждое предложение воспринимала как шанс, посланный свыше. Я цеплялась за любое занятие, приносящее деньги. Только вот мои занятия были легальны, ну, относительно... оказывается много кто в Нью-Йорке котов взять к себе на склад или мыть посуду без документов. Потом же появился Билл, и я стала уже более избирательной в том, что касается собственного заработка.
- Ну, что, ты доволен итогом вечера? - язвила я, потому как мои планы были далеки от того, что сейчас происходит.
Поднявшись со скамейки я прошла взад-вперед. Эхом по коридорам распространился звук моих каблуков о холодный пол. Замерев на какое-то время ровно по центру, я уставилась в угол камеры. Мне вспомнился сон, точнее сказать кошмар, что я видела недели три назад... может место заточения там было и другое, но стена имела тот же грязно-серый цвет.
Это совсем бредово сравнивать свое положение с тем психоделическим сном. Встряхнув головой, я подошла к прутьям решетку, обхватив их ладонями и громко вздохнув.

+1

9

Её слова уже меньше задевали. Отчасти - из-за того, что она говорила с ним через стенку, а не глядя в глаза; отчасти - из-за того, что уже не злился, потому что в камере с каменными стенами, облупленной штукатуркой и решётчатой дверью, злиться было попросту не на что, даже пьяный бездомный, кажется, так и не проснулся ни разу, хоть от него и смердило на всю камеру. Но... и плевать. Это и для него был уже далеко не первый раз, когда он оказывался в наручниках. Да и на мир настолько привык смотреть сквозь решётку, что долго привыкал к тому, что её нету, когда вышел на свободу. Так что здесь - было в какой-то степени даже привычно. Настолько, чтобы суметь действительно поспать немного... потому что и заняться здесь было больше особенно и нечем; единственный возможный собеседник неизвестно, когда проснётся, да и можно ли вообще с ним будет нормально пообщаться - ещё вопрос. Впечатления адекватного бродяги он не производил...
Он пропустил мимо ушей первый её выпад, не став ничего отвечать - ну всё равно не переубедишь же теперь; хотя даже на той раскладушке, по сравнению с местной мебелью, было воистину царское ложе. Но и в разговор вступать уже передумал было, хотя и у него имелось к Агате несколько вопросов, которые он не считал маловажными, но они могли бы подождать до тех пор, пока она будет вообще готова к диалогу. Однако, затем девушка свою готовность продемонстрировала, решив задать встречный вопрос. Вот так завязывалась беседа.
- А ты довольна? - между прочим, всё началось с того, что она заминировала машину Сонни, а не с того, что он погнался за ней; он-то тоже вечер рассчитывал провести вовсе не таким образом. А каким?.. Сложный вопрос - денег у него больше не было, к новым друзьям без них идти - как-то и неприлично; скорее всего - так и просидел бы в охранке весь вечер, пялясь на мониторы. Нет, ну а что ему ещё нужно было делать - расплакаться, волосы начать на себе драть? Она уничтожила его автомобиль... Кстати, вот как раз об этом он и хотел поговорить.
- Машина - это всего лишь машина, я могу заработать на новую за месяц, если захочу...
- глупо привязываться к вещам в их деле. А если уж поехал на дело на своём любимом автомобиле, или надев свою любимую выходную куртку, а потом жалеешь, что приходится платить за ремонт, штрафстоянку или химчистку - ну... сам дурак. Автомобили, оружие, костюмы - всё это просто расходный материал. Потому и глупо покупать что-то очень дорогое и шикарное - правильнее будет раскошелиться на что-то надёжное. 
- Но почему ты не взорвала меня вместе с ней? - Пульс настолько понимал, что его вполне мог бы ждать такой исход, после того, что он хотел с ней сделать в комнате охраны, на раскладушке, что даже не считал нужным объясняться - тем более, что один раз он попытался это сделать; и ему только царапины на физиономии начало щипать из-за спирта. - Почему дала мне выжить? - оказывается, он понятия не имел, что дело было в случайно сработавшем взрывном устройстве, ему даже в голову почему-то это не пришло; для него всё выглядело так, словно Агата решила отомстить таким способом - забрать его автомобиль в обмен на унижение, которое она испытала (или чуть не испытала ещё большее) и похвастаться этим, заодно, уничтожив машину на его глазах. Вполне... честно? Наверное. Про то, для чего ему этот автомобиль, откуда взялся, зачем - она ведь вполне могла и вообще не знать. А помогать разгребать свои проблемы он звать её не торопился - просто потому, что не касалось её это дело, чем меньше она знает о чужих заказах - тем спокойней и ей, и им, и ему. Всегда легче сказать "Я не знаю", если и действительно не знаешь ничего.
- Знаешь, Тарантино, на меня ведь всем наплевать. Ты могла избавиться от меня, и тебе это легко сошло бы с рук. Мой босс не хотел видеть меня рядом - он отправил меня сюда. Для твоего босса - я тоже ничего не значу, он даже не знает толком, кто я такой.
- Сонни не называл боссов по именам, хотя вот о делах вслух говорить не стеснялся, несмотря на то, что их могли слышать остальные сокамерники и дежурный коп. Пусть слышат... без имён - ничего не докажут. - Мне ведь даже не объяснили толком, кому засылать... - вот такая у него была проблема - он привык, что над ним всегда есть тот, с кем надо делиться, в Нью-Йорке все дела велись именно так - ситуация, при которой он весь свой заработок оставлял себе, у него просто в голове не укладывалась.
- Получается, что ты вообще в этом городе единственная, кому я не параллелен. - это не считая тех, кто выделил ему автомобиль и пушку; но и для них Сонни - всего лишь инструмент, лёгкий способ сделать свою работу чужими руками и не привлекая особого внимания, никакого риска. А вот с ними он дерьма тоже наверняка хлебнёт, если работу завалит... а может, и нет. Может, и им тоже будет всё равно. - А значит, я на тебе завязан. Такие вот дела... шкип. - Сонни пожал плечами и снова попытался просунуть голову сквозь решётку. Естественно, ему не удалось и близко - только физиономию сплющило; а увидел он только пальцы Агаты, обнимающие соседнюю решётку. - Мир? - он вытащил руку, потянувшись до двери камеры Таты. На испанку смотрела ладонь с глубоким шрамом посередине, внутренней стороной вверх, протянутая для рукопожатия.

+1

10

- Но почему ты не взорвала меня вместе с ней? - какой интересный вопрос прозвучал из уст Сонни. И хорошо, что он не видит выражения моего лица, потому что я ухмыльнулась, показывая как же сильно он ошибается в своих доводах.
- Почему дала мне выжить? - я не давала тебе выжить, Пульсоне, ты или случай, все сделали сами. А мне не обломалось, если бы на мой счет приписали еще одно убийство.
- Знаешь, Тарантино, на меня ведь всем наплевать... - признаться, но я не очень желала слышать все то, что рассказывал мужчина. Потому что я не хотела его жалеть и испытывать какие-то эмоции, которые впоследствии заставят мне ему помогать и вытягивать из болота. Спасение утопающих, дело рук самих утопающих... А это значит, что ты должен сам бороться за свое место под солнцем, искать, крутиться, разрываться. Если, конечно, тебе это все нужно.
Что касается меня, то я не столько рвалась к деньгам, сколько к уверенности заявить, что мне не воткнут нож в спину; мне нужны были люди, а точнее их вера в меня. Именно поэтому я не соглашалась на предложение Алонсо играть за спинами у Торелли. Он убеждал меня, что я заработаю миллионы, но не все можно купить. Нельзя заплатить чемодан зеленых и сказать "Хей, друг, это тебе за то, чтобы ты не разочаровывался во мне". А я, как оказалось, боюсь не оправдать чьих-то надежд. Только мои опасения так часто сбываются, что начинаешь к ним привыкать. Я умею разочаровывать людей.
- Получается, что ты вообще в этом городе единственная, кому я не параллелен
- Знаешь, в нашей ситуации, лучше бы ты был мне параллелен, - чем я пыталась тебя со света сжить. Я усмехнулась и задумалась о том, что безнадежную ситуацию Пульсоне можно использовать в своих интересах. Например, стать для него точкой опоры, а он уже будет сворачивать мир. Это, конечно, утрированно, но ведь суть ясна?
- Мир? - в поле моего зрения, через прутья соседней клетки, пролазит крепкая ладонь.
- Мир - киваю и вместе с тем протягиваю свою руку, закрепляя пожатие.
- Раз я единственный человек, которому ты не безразличен, то у меня есть к тебе предложение. Только обговорим его не здесь. - я задумалась о времени, которое будет подходящим, чтобы вести обсуждения об устройстве нового человека в свою сферу. А потом вспомнила, что только вчера Гвидо вручил мне ключи от новой яхты, пришвартованной в порту, - неплохое место, где можно не только обсудить дела насущные, но и расслабиться. Так сказать, совместить приятное с полезным.
- Через неделю, восьмого числа, приходи в западный порт к двум часа дня. Меня найти сможешь возле яхты с красными парусами - Монтанелли не промахнулся, выбрав именно этот цвет для сопровождения меня в море.

+1

11

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Это Сонни пытался сделать в том "аквариуме", в котором находился последние пятнадцать лет жизни, глядя на то, как тонут другие люди вокруг него, а нередко - и помогая им утонуть так или иначе. Это он делал раньше, выживая в теневой жизни Нью-Йорка. И в армии, и в детском доме - ситуация была почти та же самая... он всю жизнь спасал себя от участи быть утопленником. Но в данный момент - он вполне мог бы уплыть совсем, его вряд ли кто-то стал бы искать, что мистер Фортуно, что Агата, что её босс... и не хотел уплывать. Потому что плыть было некуда - везде он был точно таким же чужим, как в Сакраменто, так и в Нью-Йорке, не говоря уже про все остальные города в Америке, и даже не заикаясь - про тот мир, что не скован её границами... так почему он должен уходить куда-то, когда уже начал осваиваться здесь?
- Возможно... - усмехается в ответ, глядя на клетку напротив. Она пустует... это, впрочем, не значит, что никто не подслушивает их разговора - но до этого Сонни нету особого дела. Пусть слушают. Пусть потом докажут, что им не приснилось...
Возможно, и нет. Лучше уж быть у кого-то в чёрном списке, иметь кого-то, кто желает твоей смерти, иметь хоть какую-то точку отсчёта, чем не иметь никакой вообще - отношения, если они имеются, могут переиграться; а если отношений нет вовсе - то ты просто следуешь в никуда. Так что, нет... если бы он был параллелен Агате - его устранили бы ещё быстрее. Ни одному организму не нужны лишние части - от них избавляются раньше, чем они становятся ему вредными. Сонни не хотел быть лишним. Но чтобы не занять такую позицию - нужно было найти кого-то сильного, к которому можно было бы прибиться; отыскать судно, на которое можно было бы войти, чтобы спастись, и плыть дальше, слушаясь капитана... так он жил, сколько себя помнил. В тюрьме, на воле, в армии, в приюте - не умея быть лидером самостоятельно, он распознавал лидеров в других, и прибивался к ним. Прибиться можно было на корабль этой Тарантино. Или - позволить ей продолжить расстреливать его шлюпку из всех своих пушек...
Поэтому известие о том, что у Агаты есть к нему предложение, Сонни воспринял с энтузиазмом, прилипнув к решётке с такой силой, что, наверное, следы от прутьев потом ещё долго оставались на его лице - деловое предложение было уже чем-то большим, нежели просто предложение о мире. Это могло бы доказать желание мира на практике... ну или дать Тарантино возможность его убрать легче в разы, раз он придёт точно в назначенное время в назначенное место.
- Окей. - отозвался Сонни, готовясь слушать. Да, о конкретных делах лучше таким образом не разговаривать - да и вообще, весь их разговор, вернее, весь его монолог о жизни через стенку напоминал уже какое-то зазеркалье; только вот других способов пообщаться у них в данный момент не было - только протянутая через прутья рука и могла бы сказать о том, что собеседник ещё в принципе слушает, а не улёгся обратно на свою нару.
- Яхта с красными парусами... это как в сказке? Я буду там. - кивнул Сонни, усмехнувшись. - Но только если через неделю обратно в тюрьму не поеду. Ты-то с утра заплатишь штраф, и выйдешь свободным человеком; а мне могут добавить автоугон и покушение на здоровье. - мотоцикл-то он определённо угнал... и кстати, полицейские начнут сновать у типографии, если найдут остатки бомбы в автомобиле - что-то и с этим придётся делать, но он не сможет сделать ничего из камеры предварительного заключения или, тем более, из тюрьмы... выходит, что он снова будет просто вне игры. Сколько ему дадут? Ну... пусть пять лет. А может, и десять... Неприятно, но почему-то он не чувствовал особенного страха из-за этого. Хуже было то, что он завалит контракт, который пообещал выполнить, а значит, на хвост сядут уже ему - едва ли кому-то будет не плевать, что взорвали его автомобиль, выданный ему для работы, и отобрали ствол. Хотя, может, узнав про то, что он был осуждён - может, и забьют: снова получится, что он скрылся от проблем за решёткой...
- Держи. Ночью будет прохладно... - а это он уже по себе знает, ночью в участках холодно. Сонни снял с себя спортивную куртку, просунув её через прутья и протянув Агате - это к слову её здоровье, на которое он уже попытался сегодня "покушаться". О её здоровье ему теперь необходимо заботиться сильнее, чем о своём собственном - оно ведь тоже от Агаты зависит...
- Эй! Ну-ка прекратили там болтать. - и без того терпевший слишком долго, дежурный офицер не выдержал, когда заключённые оборзели настолько, что начали передавать друг другу вещи через решётку, и скорым шагом направился к камерам Сонни и Агаты. - Сейчас по разным концам коридора рассажу...
- Спокойной ночи. - поспешил отреагировать Пульс, и шустро запрыгнул на верхнюю нару, отвернувшись от полицейского раньше, чем он успел дойти до них, и притворившись спящим - вроде как, и не было ничего. Тому ничего не оставалось, как смерив взглядом его затылок, а потом - взглянув на Агату, развернуться и уйти обратно на своё место. Расселит он.. тоже выискался школьный учитель.

+1

12

- Яхта с красными парусами... это как в сказке? Я буду там. - я тихо улыбнулась. Да, это как в сказке про Асоль, которая ждала своего возлюбленного у берега. Мне нравилась эта история еще когда я была совсем-совсем юной. А теперь я была сама персонажем, нет, не сказки, а какой-то сумятицей...
- Но только если через неделю обратно в тюрьму не поеду. Ты-то с утра заплатишь штраф, и выйдешь свободным человеком; а мне могут добавить автоугон и покушение на здоровье. - а загреметь обратно за решетку Сонни мог на щелчок. Я не стала ему говорить о том, что не собираюсь его оставлять здесь, пусть понервничает. Хотя кем-кем, а озабоченным этой мыслью, итальянец не выглядел.
- Держи. Ночью будет прохладно...
- Жуть - сказала я, но не в отношении куртки, что протягивал мне мужчина, а по поводу сложившейся ситуации: приехали, ночую в обезьяннике. Хорошо, что еще соседей под боком нет, иначе бы я себе места не находила и не уснула. Правда, даже находясь одна в камере не была уверена в наличии сна.
- Эй! Ну-ка прекратили там болтать. - я скорей забрала куртку и прижала к груди, опасаясь, что строгий полицейский отнимет у меня единственную вещь, которой можно было накрыться и спрятаться от света лампы и серых стен.
- Спокойной ночи. - я хмыкнула. Какое тут! Уснешь тут! Опять пронеслось недовольство в голове.
- Да... спокойной ночи - вяло отреагировала я, но лезть на койку не спешила. Еще час, а то и два ходила по углам. Потом, умаявшись от скуки, пыталась уснуть. Сон давался с трудом, скорее это была дремота, - я то и дел окаждые 15-20 минут просыпалась от чьих-то шагов, доносившихся голосов, хрюканья алкаша, соседа Сонни.
В общем, утром я знала, что проснусь разбитой как хрустальный стакан. Так и случилось. Даже Джозеф, что приехал меня забрать не упустил едкий комментарий. Я попросила его внести залог и за Пульсоне, и на этом, так и не свидевшись с Сантино, я уехала.
Прежде чем возвращаться домой, мы с Клинтоном заехали в кафе, где я с радостью накинулась на запеканку и вкусный кофе, а еще поделилась всей пережитой историей. Несмотря на то, что все осталось позади и из неприятности удалось выбраться более-менее удачно, мне еще было не до смеха, - усталость и чугунная голова брали свое. Хорошо, что хоть для Декстера уже не надо сочинять истории о мое пребывании, достаточно только сказать ему, что я "работала".
На Зеленую Милю я вернулась, когда ни Кортеса, ни Аарона уже не было. На кухне меня ждала записка с нарисованным чудиком (наверняка Кортес рисовал) и сандвич с ветчиной. Я посмеялась про себя и, приняв душ, завалилась спать с мыслью о том, что через неделю у нас с Пульсоне будет третий шанс на здоровое и мирное общение.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » So fuck you