Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Да любое название бери. ‡мы просто не смогли придумать название


Да любое название бери. ‡мы просто не смогли придумать название

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Eams Fitzgerald; Damian Wolski;
Место: улица, затем дом Демиана;
Время: сентябрь 2013;
Время суток: ночь;
Погодные условия: ясно;
О флештайме: после того, как Имса избили, он направился не в больницу, а просто куда-то на улицу. А мир, как водится, не без добрых людей.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2014-07-01 23:49:51)

+1

2

Внешний вид.

Без куртки, майка в крови.
http://savepic.org/4753600.jpg

Я не чувствую себя униженным.
Пожалуй, это главное, после достаточно мерзкой драки, которая основана на неприкрытой гомофобии. Странно, но меня не особо беспокоит боль во всем теле, что у меня сбиты костяшки и разбито лицо. Я в жутком возмущении из-за того, что существуют такие люди. Хотя, их и людьми назвать нельзя. Мелкие мрази, которые не могут смириться с тем, что существуют разные люди.
Я отхаркиваюсь кровью на асфальт и кладу руку на живот. Отбил мне что-то?
- Да точно мразь, - я его запомнил. Для человека, который так себя повел у того мудака слишком неподходящая внешность. Много татуировок, а значит, его легко найти. Имея сестру-полицейского, мужчину, у которого много связей, да и у меня немало, я смогу наказать его.
Приподнимаю майку. На ребрах медленно расплываются синяки. Завтра я буду отменным красавцем, это я еще лица своего не видел.
На самом деле, я удивительно неплохо отметелил его. Никогда в жизни не занимался каким-нибудь боем, но это лишь доказывает, что я  такой же мужчина, не смотря на то что гей. Геи тоже умеют драться, это доказывают мои окровавленные костяшки и избитый гомофоб в том баре.
Я смог постоять за себя, а значит, у меня действительно нет повода считать себя униженным. Скорее, унижен он. Его мир должно быть рухнул, когда такой ненавистный педик взял и избил его. Какое должно быть мерзкое чувство, а? Кажется, он мне сломал пару ребер или одно, потому что бок болит ужасно, а каждый шаг становится все тяжелее и тяжелее. Еще не хватало упасть где-нибудь в подворотне без сознания.
Достаю телефон. Пальцы деревянные и я с трудом тыкаю кнопку включения. Любимый блекберри говорит, что разрядился и это крайне не вовремя. И что же мне теперь делать? Я буду праздновать победу на улице? Я опираюсь спиной о стену, прикрываю глаза и вытираю ладонью кровь, которая стекает из носа по подбородку, кончиками пальцев ощупываю бровь, которую мне рассекло, там кровь уже запеклась и осталась только корка. На языке и во рту отвратительный металлический привкус. Во-первых, кровь через нос шла и попадала в носоглотку, во вторых, кажется, я во время драки сильно прикусил щеку или язык. Стоять вот так с закрытыми глазами оказалось крайне плохой затеей, потому что я стал медленно терять контроль над своим телом и сползать вниз на землю. Вот так пройдет мимо кто-нибудь и решит, что я просто бомж, а на деле статусный человек, владелец галереи. Но в таком виде.
Я даже не знаю где нахожусь, чтобы отправиться пешком домой. Деньги были в куртке, куртка осталась где-то в баре. Хорошо что кошелек не взял с собой, так что я не могу остановить такси. Я в прекрасной ситуации.
Зато ужасно горд собой. Правда. Я не ожидал от себя такой смелости, такой силы действия. В молодости, когда один раз меня так исколошматили, я не мог ответить сам. Это сделал Тони, который занимался каким-то боевым искусством и разогнал тех двух уебков. Сегодня же я смог постоять за себя сам. Ужасно было то, что никто за меня не заступился. Люди смотрели, бармен тихо ретировался, никто не вызвал полицию. Я искренне считал, что сейчас общество достаточно толерантно, особенно в Америке, что мы можем не скрываться, что можем не бояться за свою безопасность, а что в итоге? Я сижу окровавленный где-то на улице.
- Блять, хоть кто-нибудь мимо бы проехал или прошел, - с каждой минутой мне становится все больнее и больнее. Видимо, адреналин уходит из крови и меня отпускает тот запал, в котором я почти ничего не чувствовал. Но я не силен в биологии, а в моем нынешнем состоянии, кажется, что я не силен вообще ни в чем. Пытаюсь подняться, но в итоге падаю обратно и удар о землю отдается волной по всему телу. Отвратительное чувство, как будто какая-то жизненная энергия буквально вытекает из тебя.

+1

3

внешний вид

http://savepic.ru/5207846.jpg
+ вв автомобиля
http://savepic.ru/5190438.jpg

Я никогда не считал себя излишне сентиментальным, но сегодняшний день я провел, как на иголках. Прошло семь лет. Семь лет с тех пор, как его не стало. Он умер, сыграл в ящик, откинул ласты, вышел из белого тоннеля... черт, называйте это как хотите, но факт остается фактом - его нет. Нет человека, который когда-то стал для меня вторым отцом, наставником и верным другом. И что мне остается делать в этот злополучный день? Пить пока алкоголь не выйдет из меня в рвотных массах? Или вызвать грудастую проститутку, которая будет ублажать меня своими пухлыми губками за пять сотен баксов в час? А может мне обдолбаться порошком, который я припрятал на черный день в железной коробке из под растворимого кофе? Или стоит просто сесть и взрыднуть в обнимку с плюшевым мишкой, когда в колонках будет играть Coldplay? Вы серьезно думаете, что это может сработать? Честно говоря я нет. Наверное, я просто не из тех, кому все это может реально помочь, поэтому я решил прокатиться по ночному Сакраменто. Да, это и правда меня успокаивает. Такой себе легальный наркотик, который проникает в мой разум и тонкими нитями обволакивает мое сознание. И я в тот час забываю обо всем что когда либо меня беспокоило. Остается только пустота, которую вообще сложно чем-то заполнить, но это уже мелочи. Правда.
Я быстро натянул на себя черные брюки и белую рубашку от которой до сих пор слегка разило стиральным порошком. Я тут же попытался приглушить этот противный запах своим любимым одеколоном. Надеюсь, что получилось. Часы, ботинки, пара небрежных поглаживаний расческой по светлым лохматым локонам, которые я тщетно пытался зачесать назад. Кажется, пора постричься, - с этой мыслью я покинул свою пустую квартиру и направился на паркинг, который находился на цокольном этаже моего дома. Я, кстати, живу на четырнадцатом. Поэтому путь на лифте мне предстоял длинный. А чтобы хоть как-то скоротать время я попытался придумать свой будущий маршрут. Честно говоря, я разрывался между двумя заведениями развлекательного характера, но почему-то выбрал местный неказистый паб, который и вовсе не входил в мои планы. Я редко бываю в таких местах, но иногда нужно идти против своих принципов. Это добавляет немного оживленности и красок в серые будни от которых уже хочется вырвать. В последнее время я живу, как в фильме "День сурка". И это ужасно.
Лифт остановился. Я вальяжно поправил манжеты своей рубашки и сделал размашистый шаг вперед, чтобы наконец-то покинуть эту тесную будку. Теперь дело оставалось за малым - найти мою малютку, которая томно стояла где-то под лампой дневного света и ждала пока я приду и выведу ее погулять. Обычная практика для нас двоих, ведь я люблю ночной город, а она любит отсутствие пробок. Замечательный тандем.
Я нажал на брелок и в дальнем северном углу помещения радостно взвизгнул автомобиль.
-Иду дорогая, - как-то слишком по-семейному промолвил я, после чего сорвался с места и быстрым шагом сократил расстояние между нами, - надеюсь, ты не скучала? - тихо прошептал я и тут же сел за руль, где меня встретила божественная прохлада. По моим ушам тут же ударила тяжелая и невыносимая тишина, которую я вмиг прервал темпераментным и страстным рычанием мотора. Теперь я спокоен.
Подъехав к пустому выезду из паркинга, я стал оглядываться в поисках Чарли, который как всегда возник из неоткуда.
- Доброй ночи, мистер Вольский. Опять решили прокатиться по ночным улицам города? - с улыбкой проговорил мужчина и, не дожидаясь ответа, нажал на кнопку, чтобы поднялся шлагбаум.
Я приветливо кивнул и тут же сорвался с места, от чего по всему телу прокатилась приятная волна релакса и удовольствия. На губах заиграла улыбка, а голубые глаза заблестели, как у ребенка в детском магазине игрушек. Вы когда-нибудь видели меня таким счастливым?
Я включил радио и салон автомобиля тут же заполнил знакомый мотив группы The White Stripes. Считайте меня старомодным и отставшим от новинок современной музыкальной индустрии, но что может быть лучше, чем слушать хиты начала  двухтысячных, от которых до сих пор появляется гусиная кожа? Это все же лучше, чем завывания Джастина Бибера и его "Бейби" или невнятный набор слов Псая.
И вот я уже на одной из центральных улиц города, мои длинные пальцы жадно впиваются в руль, а глаза лениво скользят по обочине в поисках чего-нибудь интересного. И это самое "интересное" нашлось очень быстро. Ним оказался молодой человек с кровавыми пятнами на майке. Да, такое часто можно увидеть на ночных улицах Сакраменто. Обычно этими героями боевиков оказываются простые алкоголики или обладатели острого языка, но это ведь не повод оставлять такого человека одного на пустынной улице? Или повод?
Я правда долго не мог решить что мне делать, но в конце концов решил сбросить скорость и остановиться. И будь что будет.
- Хэй, с тобой все в порядке? - выкрикнул я из приоткрытого окна, - тебе нужна помощь?

+1

4

Мир почему-то начинает терять скорость. Хотя, странно, что я это ощущаю, но все же. Мне кажется, что я чувствую, как крутится земной шар и вот он замедляет свое движение. Может быть,меня слишком сильно приложили головой, а может быть у меня потеря крови большая и поэтому я брежу. Сам смеюсь под нос от таким мыслей, но только прикладываю пальцы к земле, пытаясь что-то почувствовать.
На улице глубокая ночь. Небо темное, практически черное, значит, сейчас около часа ночи. Кажется, я пришел в бар в одиннадцать или в пол двенадцатого.
Черт, как же болит голова теперь. Конечно, он неплохо меня приложил к стене. Еще со школы помню это отвратительное чувство. Меня одноклассник случайно толкнул, я ударился скорее позвоночником, чем головой, но голова болела ужасно, при чем, еще потом несколько дней. Ни одного человека на улице. Правильно, все дома сидят, либо в клубе, а может в баре. Мимо только кошка пробегает, я обращаю ее внимание на себя каким-то звуком, но даже она мной не заинтересовалась. Только посмотрела и пошла дальше.
А может быть, я правда никому не нужен? Только своей сестре и то, потому что мы из одной семьи, выросли вместе?
Б-же, какая глупость! Нужно гнать такие мысли подальше. На самом деле, меня все ценят и любят. И Саша, и Себастьян, просто он не может быть рядом. Наверное, и Галлахер когда-то меня любил и ценил, но прошло уже больше двух лет, нужно прекращать о нем думать.
Кажется, нужно собраться с силами и доползти до ближайшей оживленной улицы, чтобы меня там подобрали и довезли до дома, а то вдруг я умираю? Это будет потеря для всех, а еще нельзя допустить, чтобы Мюллеру перешли обе галереи полностью. Он же их угробит! И все мои труды, старания, моя жизнь, в конце концов, которую я посветил M&F, просто коту под хвост. Возможно, тому, который только что пробежал мимо.
Наконец я слышу спасительный рев мотора, осталось только вывалиться на дорогу, чтобы меня заметили, а то я тут сливаюсь со стеной, кажется. Но нет, человек за рулем оказывается куда более внимательным и останавливается передо мной. Это оказывается мужчина, и хочу сказать, что у него чертовски приятный голос.
Я тихо усмехаюсь. Твою же мать, Имс. Ты в таком состоянии, а можешь оценивать голос мужчины? Саша сказала бы, что это очень по-гейски. Какая ирония.
- Д-да, мне нужна помощь, - заикаясь, выдавливаю я, стараясь говорить достаточно громко, чтобы меня услышали. Не дай б-г, он уедет еще. Я пытаюсь подняться, но у меня это совершенно не выходит. Только цепляюсь руками за стену позади себя. Ни ноги, ни руки нормально не слушаются. Вообще-то, то у меня со своим телом всегда была полная гармония, мы дружили, я за ним ухаживал и лечил, как только что-то начинало барахлить. Но сейчас эта машина меня крайне подводила.
- И было бы очень неплохо, если бы вы помогли меня подняться, - я наконец открываю глаза и вижу перед собой явно дорогую машину. Я в машинах плохо разбираюсь (я же гей), просто мне это не особо интересно, но все-таки оценить дорогую от эконом-класса я смогу. В такой ситуации дорогая машина внушает доверия, скорее всего, меня в очередной раз не ударят по голове.
Если только... эта машина... не краденая.
Черт возьми, вот будет смешно, если это действительно так!
Мужчина выходит, подхватывает меня под руки, помогая встать, он ощутимее выше меня, я цепляюсь за его плечи, после чего перекидываю руку через его шею, а он подхватывает меня под бок и так доводит до машины, куда и усаживает.
- Если я запачкаю вам салон, я оплачу чистку, у меня достаточно денег, - поспешно заявляю, действительно боясь испачкать, потому что у меня все еще капает кровь.

+1

5

Когда-то очень давно Джозеф поучал меня относительно того, что творя добро мы лишь размениваемся на мелкую монету. Честно говоря, он был ужасным циником и мизантропом, но почему-то мне это очень нравилось. Ведь не смотря на его странную жизненную позицию, я всегда впитывал его нравоучения, как губка. Мне очень хотелось быть похожим на него и, как мне казалось, он это прекрасно понимал. Наверное, ему чертовски  нравилось осознавать, что мой юный и чистый разум полностью под его контролем, ведь он то и дело принимал на себя роль учителя и умело подпитывал меня новым жизненным и немного безнравственными уроками. И честно признаться, я всегда следовал им. Даже после его смерти я продолжал жить по его принципам, но сейчас почему-то этот "фокус" не сработал. Я остановился. И более того, я решил помочь бедняге, чья майка была испачкана кровью, а лицо превратилось в незамысловатую кашицу. Кажется, он уже терял сознание, так как его слова спутывались в один малоразборчивый комок и застревали где-то по пути. Не долго думая, я решил все-таки выбраться из машины и помочь молодому человеку. Не оставлять же его истекать собственной кровью на грязной обочине, как какого-то бездомного пса после жестокой бойни. Хотя что-то мне подсказывает, что Джожеф так бы и сделал.
- Где же тебя так подрисовали-то? - спросил я, и в попытке подхватить его под руки, закидываю одну из них на свое плече, - давай-ка я тебе помогу,- на этих словах я сделал пару неспешных шагов к своему авто и открыл дверь со стороны пассажира, чтобы усадить незнакомца и отвезти его  в больницу. Надеюсь, что он не отбросит коньки по дороге в госпиталь, - единственная мысль, которая пронеслась у меня в голове, когда я вновь взглянул на окровавленное лицо шатена.
Нет, я бы не выдержал всей этой судебной волокиты. Только не снова и только не сейчас. Ведь если вы когда-нибудь были замешаны в подобном деле, то понимаете сколько сил и нервов уходит на то, чтобы отсиживать свой зад в судебном зале и чувствовать на себе испепеляющий взгляд адвоката, который желает засадить тебя за решетку и заработать на этом бешеные бабки.
Незнакомец сделал замечание относительно того, что его кровь может запачкать мой салон, но я лишь хрипло засмеялся и покачал головой. Нет, я и правда выгляжу как нищий?
- Ты не беспокойся за салон, у меня деньги тоже имеются, поэтому на чистку я все-таки наскребу из свинки-копилки, - усмехнулся я , после чего поспешно захлопнул дверцу и в несколько шагов обогнул машину, дабы занять положенное мне место водителя. Подумать только, когда я успел заделаться матерью Терезой? - мысленно и слегка недовольно пробормотал я и тут же повернул ключ зажигания. Салон заполнил приятный звук урчания мотора и мне вновь стало намного легче. Я наконец-то смог собраться с мыслями и выдал следующее:
- Так, я сейчас отвезу тебя в больницу. Пусть там и разбираются с тобой, хорошо? - зачем я его вообще спрашиваю? Конечно хорошо, иначе и быть не может. А если и может, то только не со мной, потому что я реально не в восторге от мысли, что в моей машине кто-то уйдет на тот свет.
- И это не обсуждается, - твердым и уверенным тоном добавил я, искоса поглядывая на мужчину, который вжался в кожаную оббивку сидения. Да уж, кто-то очень хорошо приложил к нему руку,  - подумал я и нажал на педаль газа, отчего машина плавно тронулась с места и заскользила по пустынной дороге.
Но мужчина все-таки решил противиться моей установке, от чего я медленно но верно стал приходил в ярость.
- Если бы не я, то ты бы до сих пор валялся на грязном асфальте и умывался собственной кровью, поэтому будь мил следовать моим правилам, иначе вновь окажешься на улице, - проговорил я и невозмутимо прибавил немного скорости.

+1

6

Если бы моя сестра меня увидела бы в таком состоянии, ее бы точно хватил шок. Больше чем с разбитым коленом в детстве она меня не видела, а я подозреваю, что сейчас у меня травмы куда более серьезные, чем колено после падения на велосипеде. У меня действительно очень ноют ребра, я даже прикладываю ладонь к правому боку и жмурюсь. Пальцы еле сгибаются из-за ран на костяшках. Я чувствую себя беспомощным и мне это совершенно не нравится.
- Внезапно, процветающая гомофобия, - объясняю я. Мне очень нужно сделать, чтобы этот мужчина не подумал, что я просто пьяный из бара. Это ниже моего достоинства, даже когда я в таком виде. Майка неприятно прилипает к телу, а без куртки немного прохладно.
- Я ничего такого не сделал, просто позвонил своему партнеру, - пожимаю плечами, тихо кряхтя, потому что такое движение тоже отдается болью. Я откидываюсь на мягкую спинку кресла и прикрываю глаза. Сейчас очень хочется оказаться в удобной постели, чтобы мне было тепло и комфортно, а так же, чтобы у меня прекратило все болеть. Б-же, я как маленький ною.
- Незнакомец заляпает салон, а ты сам его почистишь? Ну нет, я в этом виноват, - моя взгляд падает на салфетки, которые торчат из выемки на торпеде автомобиля. - Можно же? - не дожидаясь ответа я беру одну и прикладываю к носу. - Или не виноват. Кажется, я ничего не испачкал и не испачкаю.
Подумать только, действительно существуют люди, которые могут кого-то подобрать на улице. Что же, сегодня я встретился с двумя противоположностями. Украдкой смотрю на своего спасителя. Не очень-то его разглядишь в темноте улицы, но иногда линии света от фонарей все-таки проходятся по его лицу и я могу заметить, что он довольно симпатичный молодой мужчина, примерно моего возраста. Может, чуть старше или младше, блондин, национальность по внешности определить нельзя.
- Какая больница? - вздрагиваю и начинаю вертеть головой по сторонам, как воробей. У меня отторжение больницы в данный момент, я туда не хочу и не собираюсь, мне там делать нечего. Кровью я не плююсь, сознание не теряю, а если ехать в больницу, то там нужно будет давать показания, небось вызовут полицейского и, кажется, сегодня Саша на дежурстве. Еще как она приедет и все, конец.
- Нет, не нужно в больницу, - начинаю горячо протестовать и мотать отрицательно головой. - Мне только нужно промыть все раны, мне нечего делать в больнице, - вроде пытаюсь оправдаться, но мужчина выглядит упорным. - Я тебе очень благодарен, правда. Если бы не ты, я бы не знаю что делал, - перехожу на тихий, вкрадчивый голос, обычно люди на него покупают. - Но мне действительно не стоит сейчас в больницу, - оппонент вздыхает и, кажется, сдается. Думается мне, что он все-таки меня не выкинет снова на улицу. Уже один раз подобрал, значит, что-то екнуло в душе, нельзя же собственноручно снова бросить? Иначе, я совершенно разочаруюсь в людях за один вечер, а для такого человека как я это очень губительно. У нас жизнь построена на доверии, на мысли, что кого-то можно изменить, а кого-то достаточно просто простить.
И тут я понимаю.
Я впервые не могу простить. Этот мудак будет вечно под обстрелом моих проклятий.
Гореть тебе в аду, уебок.
От этих мыслей я даже весь напрягаюсь, у меня злобно ходят желваки, ладонь сжимается в кулак и боль, которую я получаю от этого, приводит меня в чувства. Я шиплю, трясу рукой и ругаюсь под нос.

+1

7

По статистике каждый третий житель Соединенных Штатов считает недопустимым интимные отношения между представителями одного пола, то бишь в той или иной степени являются так называемыми "гомофобами". А вы считаете себя таковым? Лично я нет. Чего греха таить, я и сам не прочь провести ночь другую с мужчиной и не вижу в этом ничего постыдного и отвратительного. Ведь в жизни нужно пробовать абсолютно все. Нужно грешить, идти против правил и самое главное - наслаждаться этим. Ведь иначе вы проживете самую скучную и серую жизнь в мире и после вашей кончины вы оставите лишь бездыханную кучку мяса о подвигах и поступках которой даже и сказать будет нечего. А на надгробии напишут что-то подобное: "Он прожил длинную жизнь, но даже не пытался ничего от нее взять..."
Хотя знаете что приводит меня в недоумение? Это то, что находятся такие люди, которые не прочь разбить лицо незнакомому человеку лишь из-за того, что тот является представителем нетрадиционной ориентации. Откуда взялась эта подсознательна ненависть к тому, чего он даже не пробовал? Для меня это просто неприемлемо и я считаю, что именно таким людям и нужно быть лицо. Хотя постойте-ка, это будет считаться за беспочвенное насилие. Он же не гей. Да уж, как деградирует наш мир.
-  Когда подбираешь на улице окровавленного незнакомца, то автоматически соглашаешься на то, что он может испачкать салон собственной кровью, - я безразлично пожал плечами и  немного повернул голову в сторону мужчины, который взял несколько салфеток из выемки, - бери, конечно. И впредь даже не обязывай себя спрашивать о таких мелочах, - я улыбнулся краем губ и завернул за угол, где нас встретила широкая центральная улица. Она была немного оживленней, нежели та, на которой я подобрал бойца, поэтому изредка к нам навстречу ехали такси и простые частные автомобили.
В салоне ненадолго повисла тишина, поэтому я решил воспользоваться моментом и попытался получше разглядеть незнакомца, который, как мне показалось, занимался тем же. Я неплохо разбирался в людях, более того мне всегда нравилось узнавать человека с нуля, когда он еще кажется мне закрытой книгой и не показывает ничего, кроме своей громогласной обложки. Я люблю заглядывать поглубже, просматривать содержание, прочитывать страницу за страницей и в конце концов решать насколько он мне интересен. Все, как в юности, когда я читал много книг. Только теперь мне приходится ходить не в библиотеку, а на светские приемы, в пабы и всевозможные клубы.
Если упустить тот факт, что обложка была чертовски подпорчена, по краткому пересказу молодой человек показался мне очень приветливым и дружелюбно настроенным. Да, возможно на него повлиял страх оказаться за бортом моего "судна", но все же он мне не грубил, не прыскал сарказмом в мою сторону и не пытался показать себя супер мачо, которого слегка подмяли. Мне это определенно нравилось, поэтому на его попытки отказаться от госпиталя я попытался реагировать как можно более спокойней и уравновешенней. Хотя мне все-таки было трудно понять, что именно его так пугало в том, что я покажу его профессионалу, который сможет привести его в порядок. Ведь выглядел он просто ужасно.
- Что-то мне подсказывает, что ты не только несколько ссадин получил, а еще и хорошенько подмял свои ребра. Я, конечно, не доктор, но могу с уверенностью сказать, что тебе нужна медицинская помощь, - я глубоко вздохнул, - ладно, если ты так яро противишься, то насиловать я тебя не буду. Но и просто отпустить не могу, так как все-таки несу за тебя ответственность с тех пор, как остановился у обочины, - я умолк и попытался что-то придумать. Что-то, что окажется хорошей альтернативой госпиталю и не будет вызывать у незнакомца такую бурю негативных эмоций, - слушай, а как на счет того, чтобы я отвез тебя к себе домой? Знаю, что идея может показаться странной, но я больше ничего не могу придумать, - я перевел взгляд на мужчину, - нет, конечно ты можешь отказаться, но тогда я буду вынужден отправить тебя в больницу. Выбирай лучшее из двух зол.

Отредактировано Damian Wolski (2014-07-03 02:26:37)

+1

8

Мама и папа сделали из меня примерного мальчика. Из Саши девочка получилась менее примерная, но все удивятся, узнав, какой леди она умеет быть. Но частично это и моя заслуга. Я же в принципе был спокойным ребенком и податливым воспитанником. Поэтому я всегда со всеми здоровался, был предельно вежлив, улыбался, благодарил и прощался. Старушки любят таких мальчиков, трепят по голове и за щечки, а молодые мамы завидуют. В общем-то, именно из-за этой воспитанности - врожденной и укрепленной во мне родителями - я спрашиваю о всяких глупостях, хотя сам не терплю. Когда Флор спрашивает у меня, может ли войти в кабинет, я считаю обязательным ответить "конечно нет, уходи". Потому что это абсолютно глупый вопрос. Но люди же не видят бревна у себя в глазу.
Кровь прекращает идти, что радует, но она сковывает кожу неприятной коркой, стягивает и вызывает дискомфорт. Хотя, глупо говорить о дискомфорте в моем состоянии.
- Я выгляжу, пожалуй, ужасающе, - сокрушенно бормочу под нос и вздыхаю. Единственная причина, по которой я мог вести себя очень по-гейски, был внешний вид. Алекс не раз смеялась надо мной, когда я не мог выбрать пиджак, чтобы пойти куда-то, и это были даже не важные встречи, а какие-то развлечения, типа выйти с ней в бар. Но я всегда должен выглядеть, если не идеально, то очень хорошо. А лучше идеально, чтобы ко мне никто не мог придраться. Всегда чистые, выглаженные рубашки и брюки, аккуратно подстриженные волосы, чистые руки, все это неотъемлемая часть меня. Мое лицо и внешность играют важную роль в профессии, потому что, какой человек доверит свои деньги и вообще захочет иметь дело с тем, у кого торчит рубашка из брюк, а на пиджаке двухдневное пятно.
На моих джинсах грязные пятна из-за того что меня валяли сначала на полу в баре, а потом я сидел на земле, некогда белоснежная майка в кошмарном состоянии - ее проще выкинуть, нежели стирать.
- На ребра не накладывают гипс, - в моей голове откуда-то возникает это знание. - Они сами срастутся, просто нужно меньше двигаться. Если бы было внутренне кровотечение, я бы явно не вел с тобой разговор, - вот что значит насмотреться медицинских сериалов. Как там говорили раньше? "Посмотрел все сезоны Доктора Хауса - получил медицинское образование".
- Ты готов взять незнакомца к себе домой? - несколько удивленно смотрю на мужчину. Если бы мог, то выгнул бы бровь, но там рана. Единственное, чем мне могли бы помочь в больнице - наложить швы, если они требуются. Если это действительно так, то завтра сам схожу в приличном виде, сегодня я никуда не собираюсь. - Хотя действительно, право слово... Что может сделать избитый мужчина, который еле двигает пальцами, - горько усмехаюсь и снова откидываюсь на спинку кресла и смотрю в окно. Я перешел в ту фазу, когда одолевает грусть, а из-за моей инфантильности меня наполняет вопрос "почему?" и "где справедливость?".
- Я не понимаю, откуда такая ненависть, - вдруг говорю водителю, не поворачивая к нему голову. - Он был похож на одичавшего зверя, а я ведь всего лишь позвонил и сказал, чтобы Себастьян ложился спать без меня, - все-таки диагноз людей - глупость. Они узко смотрят из-за своей глупости, они не принимают людей, которые хоть как-то отличаются от них. А самое глупое в этом - их уверенность, что избив белую ворону, они искоренят отличие.
Машина плавно свернула на подземную парковку, которая - слава всевышним - не была похожа на больничную. Спаситель послушался и отвез меня все-таки до своего дома.
- Будет неплохо, если ты поможешь мне дойти, - слабо и виновато улыбаюсь ему, открывая дверь и медленно, как могу, свешиваю ноги за порог автомобиля.

+1

9

ВВ квартиры
Впервые я почувствовал всю несправедливость и жестокость этого мира, когда будучи пятилетним мальчиком узнал, что Санта - это ничто иное, как вымысел. Тогда это неплохо ударило по моей детской и неокрепшей психике. Но с возрастом я стал понимать, что изъяны этого мира далеко не ограничиваются лишь тем, что родители пудрят мозги своим детям и заставляют их верить в вымышленного рождественского героя, но и включают в себя то, что каждый день кого-то избивают, кого-то грабят, а кого-то и вовсе убивают. Просто так. Без причины. И именно это я считаю несправедливой жестокостью. И именно за это ненавижу этот бермудный мир.
Я хотел было утешить незнакомца, который сегодня раз и навсегда разочаровался в этом мире, но в голове крутилось лишь сухое: "Не парься, это со всеми может случится". В голос произнести это я так и не решился. Наверное, потому что мне показалось, что это будет слабым утешением для того, кто сидит в машине незнакомца, после того, как его до полусмерти избил какой-то законченный гомофоб и оставил подыхать на грязной улице. Сейчас ему наверняка  нужны другие слова, но я имел очень скудный опыт в утешении.
Вместо этого я лишь глубоко втянул воздух и выдохнут так, как будто мое тело покинул весь кислород.
- Ну если тебе станет легче, то я далеко не всех незнакомцев сразу тащу к себе в квартиру, - из груди вырвался короткий смешок, - можешь считать себя особенным, - я краем глаза посмотрел на мужчину, но быстро перевел сосредоточенный взгляд на дорогу, так как услышал автомобильный гудок таксиста, который возмущался тем, что я немного выехал на встречную полосу. Внимательней, Дамиан, иначе и ты можешь превратиться в груду смачного мясца, - подумал я и краем губ усмехнулся своему замечанию, - тогда бы я точно разочаровался в чувстве юмора Всевышнего.
- Я более чем уверен, что он не только вел себя, как животное, но и выглядел подобающе своему поведению. Знаем таких альфа-самцов, которые не способны на что-то, где не задействованы кулаки, - я немного покачал головой и плавно завернул руль, чтобы остановиться у шлагбаума, который тут же поднялся вверх и пропустил меня на стоянку. Свое место я нашел без лишнего труда, поэтому весь процесс парковки занял у меня не более трех минут.
Я повернул ключ зажигания и в салоне повисла тяжелая и напряженная тишина, которую разбавлял только звук моего дыхания и сопения незнакомца.
- Да, конечно, - тут же встрепенулся я, когда шатен попросил помощи. Я мигом открыл дверцу, плавно обошел капот машины и оказался рядом с мужчиной, которого попытался аккуратно и неспешно вытащить из салона. Для этого мне потребовалось приложить немало усилий, так как совсем не хотелось причинить ему боль. Он ведь говорил о том, что у него сломаны ребра и мне почему-то показалось, что это может быть чрезвычайно болезненным. Я и сам когда-то ногу ломал и знаю, что такое боль при переломе чего либо.
- Заранее прошу прощения за то, если тебе будет больно. Я постараюсь быть аккуратным, - прошипел я сквозь зубы и поставил автомобиль на сигнализацию.
Обрадовало то, что мое парковочное место было не очень недалеко от лифта, поэтому осторожным и неторопливым шагом мы в два счета преодолели расстояние до металлических дверей.
Всю дорогу я то и дело пытался подбадривать мужчину, чтобы тот держался молодцом и немного потерпел. Ведь не смотря на то, что он пытался держать себя в руках, я все-таки изредка видел, как на его лице проскакивала гримаса боли.
Я никогда раньше не замечал, как медленно движется лифт. Казалось, что мы ехали целую вечность, поэтому, когда кабинка все-таки остановилась, я выдохнул изнеможенное "ура" и мы продолжили свой нелегкий путь.
- А вот и моя квартира, - торжественно объявил я, когда одной рукой открыл деревянную дверь, - как говорится, чувствуй себя как дома и не в чем себе не отказывай, - на этих словах я проводил молодого человека к дивану пепельного цвета и решил тут же отправится в ванную комнату, чтобы раздобыть все нужное для оказания первой помощи пострадавшему от кулаков годзиллы.
Поднявшись по винтовой лестнице, я проскользнул в небольшую ванную и взглянул на себя в огромное зеркало, которое дало мне понять, что за сегодняшний день пострадала не только белоснежная майка нового знакомого, но и моя свежевыстиранная рубашка. Я глубоко вздохнул и из моей груди вырвался короткий стон. Ну надо же было так измазаться, - подумал я и принялся расстегивать перламутровые маленькие пуговицы.
Оголив свой торс, я откинул крапленую алыми пятнами рубашку на пол и принялся искать аптечку, после чего намочил несколько белых махровых полотенец и вернулся в гостиную.
-Здравствуйте, меня зовут Дамиан Вольский и сегодня я буду вашим, - я ненадолго запнулся, - доктором. Раздевайтесь.

+1

10

При своем характере я еще не полностью разочаровался в мире. Наверное, именно из-за возраста я могу все уравновешивать. Я вижу добро и зло, которое в равной мере стоят на чашках весов. Я стараюсь забывать зло и концентрироваться на добре. Но в тридцать три года я все так же удивляюсь несправедливости и готов бежать к мамуле, падать ей на грудь и вопрошать «почему все так?». Но моей мамы нет в живых уже почти тринадцать лет, у меня осталась сестра, которая иногда меня выслушивает. Уж она-то, работая в полиции, знает про несправедливость куда больше. Я сижу в своей белой галерее, среди красивых картин и не вижу всего того ужаса, который происходит на улицах, а она наоборот. В этом моя проблема - с настоящим злом я знаком только теоретически. Как только жизнь решает, что сегодня будет практика, у меня случается коллапс мировоззрения.
А почему я?
А почему вот так?
Как они так мыслят?
Детская почемучка. Но мне действительно странны те взгляды, которые кардинально отличаются от моих. Я легко могу смириться с тем, что какой-нибудь мистер Вандерштрассе любит экспрессионизм, хотя сам я люблю импрессионизм. Но я совершенно не могу понять, как можно таким образом относиться к людям нетрадиционной сексуальной ориентации. Спасибо, что на моем лице устроили тот самый экспрессионизм, я просто весь свечусь от счастья.
- Он выглядел неформально. Вот что я могу сказать. И еще могу сказать, что ему это совершенно не на руку, - каким бы милым я не был, каким бы всепрощающим, я все равно злопамятный и порой мстительный. Так было с Галлахером, когда я действительно прощал его не просто на словах, но и душой. Правда, как только подворачивался удобный случай, все его ошибки я использовал против него, я все это припоминал и втыкал в него такие же иглы, какие и он в меня. В таком случае можно ли меня называть действительно всепрощающим? Конечно, в данной ситуации я абсолютно прав: нельзя, чтобы такое поведение сошло мудаку с рук. Пусть будет большим уроком на всю жизнь, что педики умеют постоять за себя.
Ладони незнакомца были сухими и теплыми, а значит приятными. Я пытался сконцентрироваться хоть на чем-то, что было не болью.
- Все в порядке, - уверил я его. – Я сам не знаю, что приносит мне боль, а ты тем более, - да и я умею достаточно неплохо терпеть, я со всем справлюсь. Мы доковыляли до лифта, мне даже стало несколько неловко, что я так задерживаю мужчину. Что я вообще ему подвернулся. Чувство вины, намертво вбитое мне Стивеном преследовало по сей день и по отношению к любому человеку. Казалось бы, то, что он меня нашел на улице – воля случая, но нет, я все равно чувствую себя виноватым, что оказался там в тот момент, когда мимо проезжала эта машина.
Мне очень хотелось лечь, чтобы под голову мне подложили мягкие подушки. Так я хоть расслабиться смогу. Когда я вошел в квартиру спасителя, то даже присвистнул. Мой лофт был раза в три скромнее, и я почувствовал себя нищим, хотя мое состояние оценивалось не менее чем в десять миллионов долларов. Но если быть честным, то я в такой махине жить не хотел бы. Такой лофт выглядит шикарным, но неуютным. Ну, это на мой взгляд.
Я добрался до ближайшего дивана и, опираясь на подлокотник, сел. Случайный выбор оказался правильным – подушки дивана были удобными и мягкими. То, что доктор прописал. В этот момент мужчина подевался из моего поля зрения, что вызвало у меня некоторую панику. Когда он вернулся, паника только стала сильнее. Нельзя таких мужчин пускать к геям без верхней одежды. Даже не смотря на свои увечья, я был крайне заинтересован атлетическим телом спасителя. Сестра бы точно сказала, что это очень по-гейски.
- Оооочень прияяятно, - убедительно произнес я, от растерянности растягивая гласные. Мои глаза нескромно были опущены на торс Дамиана, как выяснилось.
- Я Имс Фитцжеральд, - представился в ответ и глупо добавил. – Может, слышали мое имя, - совершенно не знаю зачем, само вырвалось. Замешкавшись, я стал снимать свою майку. Впервые такая повседневная процедура оказалась очень сложной. Выпрямиться было почти невозможно из-за боли, поэтому полусогнувшись, я, наконец стянул с головы грязную майку. Синяки, которые расплылись на теле, вызвали только ужас.
- Просто прекрасно, - пробормотал под нос, откидываясь на спинку дивана, чтобы Дамиан мог начать свои процедуры. – И можешь ничего не бояться, я боль терплю хорошо, - слабо улыбнулся, прикрывая глаза, перед которыми еще стояло тело Вольского. Ужас, Имс, о чем ты только думаешь? Ха, конечно о самом лучшем, что сейчас могу найти – о красивом мужчине. Я, в конце концов, гей, как я могу вести себя иначе?
Жгущее ощущение от перекиси буквально перенесло меня в детство, когда мамуля промывала мне раны. Я продолжал цепляться за что-то приятное, поэтому обработка ран стала менее болезненной.
- А чем ты занимаешься? – не молчать же, в конце концов. Меня это очень напрягает. – Ну не сейчас,  а в принципе, - да уж, шутить и параллельно бороться с болью у меня не получается. Неловко вышло.

+1

11

Больше всего человека в этом мире пугает неизвестность. И именно этим и дразнит нас жизнь. Ведь просыпаясь сегодня утром в мягкой и теплой кровати, приятно растягивая позвоночник после глубокого сна и сладко потирая сонные веки тыльной стороной ладони, я и подумать не мог, что через несколько часов  буду полуобнаженный стоять в собственной гостиной и заботиться о незнакомом человеке с запекшейся кровью на лице и бесчисленными ссадинами на молодой и бледной коже.
На какую-то долю секунды в моей голове промелькнула мысль о том, что стал бы я вообще куда-то выбираться этой меланхоличной от воспоминаний о старом друге ночью, если бы знал, что эта поездка так меня обременит? После недолгих размышлений, которые продлились ровно столько, чтобы новый знакомый не подумал, что я завис, я решил для себя, что нет. И пусть я буду выглядеть, как законченный эгоист, но я однозначно променял бы последние пару часов из своей жизни на хорошую бутылку виски, которая приятно обласкает мой желудок своим теплом и заставит трахнуть меня кого-то, чье имя я так и не запомню. Но вместо стакана с виски я держу в руке бутылочку с перекисью и собираюсь промывать ею ссадины Имса Фитцжеральда.
Вот вам и неизвестность, черт ее подери.
- Честно говоря, у меня ужасная память на имена, - я пожал плечами и сел рядом с Имсом, который усердно пытался стянуть с себя окровавленное тряпье, - а теперь устраивайся поудобней и терпи пока я буду играть с тобой в доктора и больного, - на выдохе произнес я и открутил маленькую крышечку бутылька с прозрачной жидкостью. Да уж, раньше я был в роли больного и меня лечили соблазнительные медсестрички и медбратья, - с ностальгией мысленно протянул я и смочил мягкий кусочек пушистой ваты перекисью.
- Да, ты у нас бравый солдатик, - голосом военного проговорил я и легонько приложил вату к ссадине, через которую совсем недавно просачивались алые капли крови, - держитесь, рядовой, - я улыбнулся и стал аккуратно прижимать влажный комок ваты вдоль ранки, которую тут же заполнила белая пузырящаяся пенка, - тебя хорошенько подмяли, поэтому работы у меня много, - я набрал полные легкие воздуха и как можно удобнее устроился на диване.
Пусть это будет совсем не к месту, но я просто не мог не заметить какое соблазнительное тело имел Фитцжеральд. Если бы он сейчас не был покрыт ранками и синяками, а его ребра были целыми и невредимыми, то я бы оседлал этого мальца в два счета. И плевать, что у него уже есть партнер, который потом бы начистил мне морду. Эта игра определенно стоит свеч. И я более чем уверен, что и я очень понравился новому знакомому. Стоит хотя бы вспомнить каким взглядом он смотрел на меня, когда я вышел перед ним без рубашки. Интересно, какой он в постели? - мимолетно пронеслось в моей голове, но я тут же придушил эту мысль, так как даже мимолетный намек на эрекцию мог бы создать самую неловкую ситуацию.
- Я перекупщик антиквариата. Занимательное дельце я тебе скажу, - проговорил я и намочил новый комок ваты, - хожу на аукционы, покупаю дорогие вещички за пол цены и втюхиваю их втридорога тем, кому не жалко потратить свое состояние на что-то старинное и ценное, - я наклонился немного вперед, чтобы достать до крупной ссадины, - а ты на что тратишь свою жизнь? Ходишь по барам и ищешь того, кто может тебя качественно отметелить? Или все-таки что-то побезопасней?

+1

12

Да-да.

http://cs616818.vk.me/v616818766/12b08/4VdCx1-iNm0.jpg

Матерь божья, какого черта он приперся без рубашки?! Мое внимание постоянно отвлекалось на мужчину, особенно, когда он уселся рядом, и я в какой-то момент почувствовал тепло его тело на своей коже. Кажется, мне повредили мозг, и мои рецепторы с анализаторами стали более чувствительными. Сначала я чувствую, как движется Земля, теперь я чувствую тепло другого человека, хотя он ко мне не прижимается. Скоро услышу биение сердца и смогу причислять себя к супер-героям. Буду спасать геев от нападений всяких мудаков.
Я зашипел и зажмурился, когда к брови прижали ватку с перекисью, потому что сильно защипало.
- Да уж, долго ты меня оттирать будешь. Мне даже неудобно, - меня действительно грызла совесть за то что я отниманию у него время. Хотяяя.…  Стоило быть избитым, чтобы твоим врачом на ночь оказался некий Дамиан Вольский. Так что можно считать, мне крупно повезло.
Оказалось, что на лице было больше ран чем я думал. Или опять рецепторы сходят с ума, и у меня просто болит все.
- Там не нужно ничего зашивать? – обеспокоенно поинтересовался. Мой внешний вид мне важен и не хочется, чтобы на моем привлекательно лице были лишние шрамы. Они, вроде бы, украшают мужчину, но лучше не на лице, тем более, когда на него постоянно смотрят. Вот так придут в галерею, увидят хозяина в таком виде и что подумают? Да ничего хорошего, а в итоге ничего не купят.
- Ага, солдат, который охраняет невинную общину ЛГБТ, - грустно вздыхаю и прикрываю глаза. Я все еще иногда морщусь и шиплю от его манипуляций. А вот у мамы менее больно было!
- То есть ты обманываешь? – я тихо рассмеялся, от чего сильнее наткнулся на ужасную ватку с перекисью и ойкнул. – Хотя, я не лучше. На самом деле, я галерист. У меня свой галерея и я, соответственно, продаю картины. Зачастую это действительно талантливые полотна, но если я вижу, что человек пришел просто покичиться своим кошельком, то я тоже втюхиваю что-то, а он доволен, - вот если бы Дамиан был бы моим другом, я бы обязательно отпустил шутку, что на мои боевые ранения нужно подуть. Саша обязательно бы так сделала, я прямо отчетливо ее представляю, склонившуюся надо мной, сокрушающуюся, время от времени подкалывающую, но заботливо обрабатывающую мои раны.
- Хотя, последнее время, я подумываю заняться аукционами. Почему-то меня это заинтересовало, но пока не могу оставить свою галерею. Мне все говорят, что я слишком над ней трясусь и трачу много времени, но это мое все, и я не могу передать ее в руки кому попало, - тихо вздыхаю. Нужно подготавливать Флоренс к тому, что она будет руководить галереей, а Томаса к тому, что он займет ее место. А я буду всего лишь контролировать процесс, как я это делаю с нью-йоркской галереей. Хотя, нашел время рассуждать о перестановке кадров.
- А можно попросить что-нибудь выпить? Виски, например, - я так смогу расслабиться и, возможно, боль станет умеренней. Главное, во время сдержать себя и не пить слишком много, а то начну еще приставать. Я приоткрыл один глаз, надеясь, что это незаметно и вновь окинул взглядом тело мужчины. Имс, хватит, остановись. У тебя не менее шикарный мужчина дома.
- Мне кажется, что ты не из Сакраменто или даже не из Америки, это так? – нужно же как-то поддерживать дальше разговор. Мне не нравится находиться в молчании, которое гнетет и слышно только шипение перекиси.

+2

13

And I wanna fight,
But I can't contend.
I guess that's love,
I can't pretend.

Я бы не хотел подгонять всех геев под один колер с метросексуалами, но думаю вы все же не станете отрицать, что представители нетрадиционной ориентации в той или иной степени все же больше уделяют внимание своему внешнему виду, нежели гетеросексуалы. Именно поэтому меня ничуть не удивил тот факт, что Имс так переживал о шрамах, которые могут остаться после глубоких ссадин.  И я прекрасно понимал причину его волнения, ведь честно говоря я и сам бы был не в восторге от того, что на моем лице могут появится рваные шрамы, которые будут привлекать к себе излишнее внимание. а в некоторых ситуациях даже отпугивать.
Я немного приблизил лицо к Фитцжеральду, чтобы получше рассмотреть ссадины под белой шипящей пенкой и слегка поморщился от запаха. Никогда не любил, как пахнут лекарства. Пусть даже это безобидный пероксид водорода.
- Мммм, - задумчиво протянул я, - как по мне, так больших шрамов остаться не должно, но все-таки мелкие отметины на память останутся, - я отпрянул от мужчины и оторвал новый кусок от мягкой белой подушечки, - особенно в области правой брови, но ты не переживай. Он скоро станет почти незаметным. Я уже такое проходил, - я улыбнулся и указательным пальцем руки провел в области своей левой брови, где несколько лет назад красовалась ссадина от удара одной темпераментной дамы, которая любила носить массивные кольца на своих тонких и хрупких пальчиках.
- Ну я хочу сказать, что охранник из тебя фиговенький, - я сочувствующие улыбнулся. - в следующий раз бери кого-то с собой. Тогда у тебя хоть появятся шансы выбраться из поля боя с менее заметными ранениями, как эти, - на этих словах я прижал смоченный кусок ваты к запекшейся крови и медленно повел ее вдоль царапины. Имс тихо зашипел от неприятных ощущений и я ненадолго прекратил свои манипуляции, чтобы дать Фитцжеральду немного перевести дух. Я прекрасно помнил каково это, когда кто-то прикладывает свою заботливую руку с лекарством к свежей ране.
- Ну сказал тоже, обманываю. - я покачал головой и моя грудь немного затряслась от смешка, - я просто создаю иллюзию того, что в данной ситуации выигрывают именно они, а не я, - я пожал плечами, - они чувствую себя победителями и профессионалами в этом деле, а я в это время тихонько ликую пересчитывая зеленые банкноты, - в этот момент я неаккуратно прижал вату и мужчина ойкнул от неожиданности, - хотя это и можно назвать воровством, но меня никто не упечет за решетку, так как покупатели сами охотно расстаются с деньгами. Я их не заставляю, а только подначиваю к активным торгам.
Да, я и правда не считал себя жуликом, хотя взглянув на мой автомобиль или двухэтажный пентхаус, в разум почти каждого закрадывается мысль: "И сколько ж он людей обманул, чтобы купить все это?". Скажу сразу - много. Но не будем об этом.
- Так ты - галерииист, - удивленно протянул я, - мне очень нравятся картины. И речь идет о настоящих произведениях искусства, а не о двух-трех мазках и кляксе, - я краем глаза осмотрел свою гостиную и наткнулся на несколько картин, которые украшали каменные колонны, - я был  бы не против заглянуть к тебе на огонек, чтобы ты показал мне несколько интересных полотен. Давно пора обновить мою холостяцкую хижину новыми картинами. Только бы мой дизайнер не узнал. Он жуть как не любит, когда на стенах висит больше трех картин. А я вот обожаю, - я аккуратно обвел ваткой последнюю рану на нежной коже ключицы и перебрался на заветный торс, который уже украшали несколько потемневших пятен, что уже завтра превратятся в полноценные синяки. Как жаль, что такое красивое тело было так жестоко избито, - пронеслось у меня в голове и я глубоко вздохнул.
- Это твое дитя, я тебя прекрасно понимаю, - я улыбнулся одним  уголком губ, - а вот аукционы это очень увлекательно. Ели у тебя есть талант вытряхивать из толстых кошельков деньги, то тебе путь именно на аукционы. Но для меня ты ведь будешь делать скидки, правда? - на моих губах заиграла полноценная улыбка и я словил себя на мысли о том, что начинаю заигрывать с Фитцжеральдом. Стыд-позор, Дамиан. Он еле на ногах держится, а ты только об одном и думаешь, - мысленно пристыдил себя я и взял в руку мокрое холодное полотенце, чтобы приложить его к синякам. Нужно принести что-то из холодильника, - отметил я и в тот же момент услышал просьбу о выпивке.
- Да, конечно. Ассортимент алкоголя у меня даже получше, чем в некоторых ресторанах, - я поднялся на ноги и небрежно струсил со своих штанин ворсинки от ваты, - у меня где-то припрятана бутылочка отличного шотландского виски. Я его долго не открывал. Наверное ждал повода и занятного собутыльника, - я прошелся к кухне, которая скрывалась за колонами и открыл домашний бар. Это была лишь небольшая часть моих запасов, но выбрать все же было из чего.
- Ты прав, - немного громче, чем обычно произнес я, дабы Имс сидящий в соседней комнате мог меня расслышать. - я родом из Польши. Уже десять  лет живу в США, но до сих пор не могу избавиться от акцента. Хотя. наверное, и не нужно. Многие говорят, что он добавляет мне изюминку, а ты как считаешь? - я взял два тюльпановых бокала и вернулся в гостиную, - если мой слух меня не обманывает, то и  у тебя тоже есть акцент. Похож на британский, я прав? - я поставил бокалы на прозрачный журнальный столик и стал открывать бутылку.
- Люблю британцев, они такие манерные и сдержанные, - я стал заполнять один из бокалов. - не то что я не люблю американцев. Нет, они тоже ничего. Но с жителями Соединенного королевства даже в сравнение не идут. И с чего я так нахваливаю его? Хватит Дамиан. Не сегодня.

Отредактировано Damian Wolski (2014-07-09 21:50:29)

+1

14

Я отчетливо помнил, что не чувствовал боли, когда меня били. Если быть точнее, я чувствовал, но притуплено, видимо, организм таким образом среагировал на экстремальную ситуацию. Сейчас все выветрилось из крови, поэтому мне приносит крайне неприятные ощущения ватка с перекисью. Она шипит, пенится, пахнет и все это на лице поэтому я чувствую все, но стараюсь меньше дергаться и издавать звуков. Все-таки я не маленький мальчик, чтобы быть такой неженкой. Я отлупил мудака в баре, а теперь не могу вытерпеть обработку ран.
Меня успокоили слова про то, что шрамов почти не будет, а если и будут то мелкие.
- Это замечательно, ты успокоил мои душевные страдания, - я тихо усмехнулся, зажмурившись от потянувшей боли в ребрах. Кажется, даже не сами ребра болят, а все мышцы, которые приняли на себя удар ноги.
- Я, может, и фиговенький, - недовольно фыркнул в ответ. – Но ты не видел, как я без помощи отпинал нападавшего, он примерно в таком же состоянии, как я, хотя не знаю, что у него с внутренними увечьями. Так что он не ушел не обиженным, - тот факт, что злодею хорошенько досталось, приносил мне чувство гордости и удовлетворенности. Теперь будет что рассказать детям и чем похвастаться перед сестрой. Но на деле, у меня не будет детей, а сестра только фыркнет и скажет, что попадала в перестрелки, поэтому она все равно круче меня, и в данном случае спорить бесполезно.
- А мы занимаемся похожим, - немного нахмурился, слушая его. Я ведь так же порой набиваю цену картинам. Иногда ради собственного развлечения мы с Флор спорим, продам ли я ту или иную картину за определенную сумму. Конечно же, картина таких денег не стоит, и если я все-таки продаю, то Флоренс должна мне сто долларов, если наоборот, то я ей. Эти деньги ни меня, ни ее не обогатят, но приз получить нужно. Тем более, просто приятно.
- У тебя есть дизайнер? – несколько удивленно выгнул бровь, даже посмотрев на Дамиана. Конечно, я знал, что люди нанимают архитекторов, дизайнеров и бОльшая часть моих клиентов построила свои дома именно с их помощью, но я из тех редких людей, которые полностью обустроили жилище самостоятельно. В моем случае сыграл врожденный, а далее развитый вкус. Я достаточно повидал и прочитал, чтобы мог неплохо обставить лофт или квартиру. Тем более, в данном вопросе я люблю минимализм, это было не сложно.
- О, эти кляксы на полотнах, - из меня вырвался очень трагичный вздох. – Как я не люблю этот стереотип. Конечно, он оправдан, но я всеми силами стараюсь исправить это. В моей галерее нельзя встретить картины такого типа. Исключительно традиционные жанры, даже натюрморты бывают. Потом оставь мне свой телефон, я с тобой обязательно свяжусь насчет картин. У меня в данный момент есть очень достойный художник, - я кинул взгляд на картины, которые уже висели на стенах. – Думаю, тебе понравится.
Наконец, мое лицо оставили в покое и перешли на мелкие и редкие ранки на теле, после этого останутся только костяшки. Мне хотелось взглянуть на себя в зеркало. Конечно, я приду в ужас, но возможно, все не так плохо, как я себе придумываю.
- О, обязательно. Осталось только переквалифицироваться и тогда буду продавать исключительно тебе, - тихо рассмеялся, стараясь меньше двигаться. Кожа почувствовала внезапную прохладу, и я даже дернулся.
- Польша… - пробормотал себе под нос. – Удивительно. Я был в Варшаве, красивый город. Да и порой встречаюсь с поляками, они, как любые люди, хотят покупать картины, - я наконец открыл глаза и приподнялся со спинки дивана, протягивая руку за бокалом. – Спасибо большое, - после чего сделал глоток. – Действительно отличный виски. Да, я из Британии, из Лондона, - подтвердил догадки Вольского. – Тринадцать лет живу в Америке, по сей день сохранил британский акцент. Он же является моей гордостью. Вот моя сестра говорит по-американски, и этот факт меня расстраивает, - я переключил взгляд на стакан, немного покачал его – странная привычка, которая появилась еще в юности. – О, я патриот своей страны, хоть и не живу в ней. Возможно, уеду в старости в Лондон, но нужно еще дожить, - слабо пожимаю плечами. – Американцы действительно по сравнению с британцами слишком открыты, мы не допускаем к себе кого-то, кто не достоин этого, американцам же плевать, они готовы любого привести в дом, - опрокидываю в себя стакан и наслаждаюсь тем, как приятно растекается тепло по горлу и желудку. Возможно, это самоубеждение, но у меня складывается ощущение, что боль немного притупляется.
- А что тебя привело в Америку? – с интересом спрашиваю, внимательно глядя на своего собеседника. Смотри в глаза, Имс, в глаза смотри.

+1

15

-Да. Его зовут Луиджи, - я кивнув в знак подтверждения своих слов, - он родом их Италии. Имеет чрезвычайно капризный характер, но приходится его терпеть, так как свою работу он делает просто превосходно. Даже денег не жалко за такой тонкий вкус, как у Луи, - я пожал плечами. Меня ничуть не удивил тот факт, что Имс был так изумлен тем, что моя обитель была создана дизайнером. Ведь люди творческого полета и идеального вкуса, коим наверняка и являлся Фитцжеральд, свойственно создавать дизайн жилища без помощи профессионалов, которые дерут за свои услуги бешенные деньги. Но как не прискорбно я на этот счет был просто бездарностью. Единственное, что досталось этому лофту от меня, так это несколько ценных вещичек на полках моего кабинета и огромные бивни слона, которые я установил рядом со своим столом. Луи был совершенно не против данного приобретения и даже похвалил меня за изобретательность. А я просто не захотел расставаться с ними, когда купил их на аукционе за мизерную цену. Вот такие дела.
- Теперь я просто обязан посетить твою галерею, - я улыбнулся, - больше всего люблю исторические и религиозные мотивы. И да, от натюрмортов тоже не откажусь, - я не на шутку загорелся этой идеей. Во-первых я люблю картины, а во-вторых я просто не могу упустить возможность еще раз повидаться с этим красавцем. Наверняка при следующей встрече он предстанет передо мной в лучшем и более привлекательном виде, так как  уже не будет покрыт ссадинами и синяками, а его ребра срастутся и я уже не буду так стыдить себя за мысли, которые появляются в моей голове, когда я рядом с этим молодым человеком.
- Мне и только мне. Ловлю тебя на слове! -  мой указательный палец завис в воздухе, а брови поднялись вверх. Хотя мы  были знакомы всего несколько часов, но мне уже было очень комфортно в обществе Фитцжеральда. Галерист умел располагать к себе людей даже тогда, когда все его тело переживало результаты жестоких побоев, а свежие ранки атаковала беспощадная шипящая перекись. Герой, чего уж.
- Я плохой алкоголь у себя в доме не держу. Для меня это просто недопустимо - вливать в себя дешевое пойло, которое на вкус напоминает разведенный спирт, - я немного отпил со своего бокала и взглянул на темную жидкость, которая лениво покачивалась в стеклянном сосуде.
Любовь к дорогому алкоголю мне привил Джозеф. У меня даже до сих пор хранится несколько бутылок элитного спиртного, которое он подарил мне со своего винного погреба. И за столько лет я их не распил. Вот вам и еще один повод считать меня сентиментальным
- Ну я тоже привел в дом незнакомца, хотя и поляк, - я подмигнул Имсу и откинулся на спинку дивана, - как я попал в Америку? Ну это довольно скучная история, - я вздохнул, - десять лет назад я закончил университет археологии в Варшаве, после меня пригласили на раскопки в пещерах Пэйсли и я переехал в Штаты. Через два года я уже не мог оставить эту замечательную страну и решил остаться, - я подытожил свою краткую историю и сделал глоток виски, - а ты? Все эти тринадцать лет занимался галереей или еще чем? У тебя должна быть очень интересная история, так как поднять на ноги целую галерею стоит немалых усилий.
Я любил слушать истории больше, чем их рассказывать, поэтому затих на время монолога Имса и медленно распивал чудесный шотландский виски, который стал просто невероятно вкусным за те года, которые пролежал у меня в личном небольшом винном погребе.
В это время мой взгляд непринужденно задел настенные часы, которые висели на противоположной стене гостиной. Их стрелки уже переметнулись на половину третьего ночи. Ничего себе, как время летит! - мысленно воскликнул я, и дождавшись конца рассказа Фитцжеральда глубоко вздохнул.
- Мне очень жаль, но кажется нам пора закругляться. Меня завтра ждут торги на которые я просто не могу прийти с темными кругами под глазами. Они создают плохой имидж, так сказать, - я усмехнулся и осушил бокал до дна, - если ты не против, то мы сейчас переместимся в спальню, где ты и останешься на эту ночь. Домой я тебя уже точно не отпущу, но и спать на этом диване не позволю. Ты гость, как никак, - я встал на ноги и помог Фитцжеральду принять вертикальное положение, - а я потеснюсь на диване.

+1

16

М?

http://cs619119.vk.me/v619119684/1024f/qde6OeLpDho.jpg

Порой я попадаю в очень странные ситуации. Вот посудите: меня избили, затем я был подобран сексуальным незнакомцем, который заботливо отвез меня к себе, а теперь мы сидим, пьем и разговариваем. За такое стоит любить жизнь. Никогда не понимал людей, которые не умеют ценит даже приятные мелочи.
Стоит признать, что благодаря Вольскому мой вечер не был полностью омрачен. Большинство людей были бы подавлены после жестокого нападения из-за гомофобии, возможно, расстроены несколько дней подряд. Я же душевно чувствовал себя хорошо, мне было легко и я порой отвечал Дамиану улыбкой.
- Я не могу отрицать, что Луиджи работает отлично, - согласно киваю, вновь оглядывая помещение, стараясь отметить мельчайшие детали. Все цвета сходятся, не выглядят броско или помпезно, вся мебель гармонично вливается в общий вид.
- Забавно, но далеко не все художники могут хорошо обставить свое жилище. На полотнах цвета подобраны превосходно, а вот комната пестрит неподходящими цветами. Точно так же у них бывает с одеждой, - в этом плане мне повезло: я не художник. На самом деле, я никогда не умел блестяще рисовать. Да, могу прилично изобразить некое животное или дерево, не углубляясь в подробности строения или падающих теней, но не более.
- В наше время, к сожалению, пишут мало исторических или религиозных картин, но порой и их можно встретить. В любом случае, тебе действительно стоит ко мне заглянуть. Возможно, у меня есть именно твоя картина, - я улыбаюсь собеседнику. В то что человек находит свои вещи в течении жизни я верил с юношества. Особенно существуют свои или не свои картины. Моей радости нет предела, когда я вижу человека, который любит искусство и находит действительно свою картину. Эти люди выглядят безмерно счастливыми, а я радуюсь, что совершил такую удачную, важную сделку. Была бы моя воля, я бы находил всем исключительно свои картины, я был бы посредником между небом и человеком, потому что союзы заключаются на небе. И союзы с картиной тоже.
- Я занимался двумя галереями за тринадцать лет, - немного ерзаю на диване, чтобы найти более удобное положение. Сам отрываю кусочек ваты, смачиваю перекисью и начинаю протирать свои костяшки. - Я переехал из Лондона в Нью-Йорк, где поступил в университет и затем закончил факультет искусствоведения и культурологии. Я удачно зарекомендовал себя еще в студенчестве, поэтому работу мне было найти легко: предложения поступали с разных сторон. Но меня заинтересовало одно, где была маленькая галерейка. Мистер Мюллер получил ее в наследство от отца вместе со счетом в банке, на котором значилось достаточно большое количество нулей. Артур совершенно не умел заниматься галереями, и я решил помочь. В итоге, это одна из ведущих галерей в городе, а на вывеске теперь значится моя фамилия, - я поморщился, когда перекись попала в крупную рану. - У нас начались разногласия с Мюллером, и я решил, что будет неплохо, если мы откроем один филиал в другом городе. Так я оказался в Сакраменто, - мы просто расстались с Артуром, а работать с бывшими, особенно с теми, у кого скверный характер очень тяжело. Такие подробности я,конечно же упоминать не стал,  они не столь важны.
Наконец, все мои боевые ранения были обработаны, виски был выпит, а от Дамина последовало аккуратное предложение закругляться.
- Очень любезно с твоей стороны, спасибо, - я поблагодарил за то, что он уложит меня на кровати. С его помощью я поднялся и добрался до комнаты.
- И вообще, спасибо тебе за все, - напоследок улыбнулся Вольскому. - И спокойной ночи.
Когда он покинул комнату, я уселся на кровать, стянул с себя брюки, затем аккуратно лег, накрывая себя одеялом. В момент на меня нахлынула усталость, глаза сами собой закрылись и я провалился в крепкий сон. Завтра мне предстояло в таком виде появиться у себя дома, объяснить сложившуюся ситуацию и успокаивать Сашу с Себастьяном.
Но все это завтра.

+1

17

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Да любое название бери. ‡мы просто не смогли придумать название