vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » our worlds moved too fast and burned too bright;


our worlds moved too fast and burned too bright;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://savepic.ru/5192490.gif

Джейлинн Нэсмит
в депрессии, еще переживает из-за смерти сестры-близняшки;
на крыше оказалась с целью свести счеты с жизнью.

Генри Хантер
обкурен и как всегда беспечен;
на крыше оказался по зову голоса, который слышен только ему.

http://savepic.ru/5183274.gif

Место: крыша высотного здания
Время: март, 2014 год
Время суток: ближе к полуночи
Погодные условия: прохладно, недавно прошел дождь, дует ветер
О флештайме: о причинах, по которым людей заносит на крышу высотного здания, о том, что они там делают, и о том, какими они покинут эту крышу

Отредактировано Jaylinn Nesmith (2014-07-01 23:34:32)

0

2

Тут холодно. Ветер пронизывает до самых костей. На мне одето дорогущее платье какого-то именитого дизайнера, который создал этот шедевр специально для меня. Нет, скорее для Вероники - моей героини, в сериале, в котором я снимаюсь. Платье с открытым верхом - мои плечи не покрыты ничем, лишь несколько прядей длинных волос выбились из прически и падают на плечи ровно на полминуты, пока затихает ветер.
А я стою здесь уже 844 секунды, считаю каждую из них, смотрю куда-то вдаль. Действие таблеток, которые выписал мне мой психиатр, закончилось около часа назад. Ко мне вернулась чувствительность, в частности я осознаю, что мне холодно. Однако, гораздо сильнее я ощущаю жгучую боль внутри себя, где-то в области сердца. Она становится все сильнее и сильнее, терпеть ее становится все тяжелее...
Я кричу. Кричу громко, долго... Мне хочется, чтобы с этим криком из меня вышла вся боль. Я говорю всем, что почти ничего не помню... На самом деле, моя память ко мне вернулась уже давно. Я помню, что произошло месяц назад. Помню ту аварию, в котором погибла, как все думают, моя младшая сестра. Но в ту ночь умерла не она, а я. Это на свое имя на надгробном камне я смотрела ровно три недели назад. Тогда я испытывала смешанные чувства ужаса и ликования - похоронила себя и заполучила жизнь, о которой всегда мечтала.
Джейлинн была успешнее и интереснее меня, она была даже намного красивее, хоть мы и были абсолютно идентичными внешне. Она всегда была в центре внимания, яркой, ее жизнь была идеальной. А я... что я? Активное детство и подростковые годы, попробовать все и сразу, чтобы к 19 годам потерять интерес ко всему. Единственное, что меня волновало - жизнь Джейлинн. Я восхищалась ею. Я завидовала ей. Я хотела быть ей.
Мечты сбываются. Теперь я - Джейлинн Флоренс Нэсмит. А она похоронена под именем Кэйтлин Пэйшенс Нэсмит. "Любимая дочь и сестра." Я по-прежнему мечусь между двумя чувствами - ликованием от того, что добилась своего, и ужасом от того, какой ценой я этого добилась. Как ни крути, мы были вместе еще в утробе нашей матери, как бы нас не разлучала жизнь, мы все равно были вместе, тянулись друг к другу, были половинками одного целого.
Сегодня ровно месяц, как погибла половина меня, половина моей души, половина моего мира. Я заглушаю эту боль таблетками и алкоголем. Их действие рано или поздно заканчивается. Мой мир из нового, яркого и такого желанного в миг превращается в ничтожное существование и оплакивание сестры.
Я снимаю туфли и босыми ногами стою на бетонном полу крыши. Подхожу к краю и хватаюсь за перила и поднимаю ногу, чтобы забраться выше. Попытка неудачная, нога соскальзывает. Мне мешает длинное платье. Я пытаюсь укоротить его хотя бы до колен, тяну ткань, но тщетно. От бессилия снова кричу. С минуту тяжело дышу, потом поднимаю подол левой рукой и снова хватаюсь за перила. Теперь город у меня как на ладони - отсюда открывается прекрасный вид на Сакраменто. Я вытягиваюсь в полный рост. Один шаг и я буду на самом краю пропасти. Я смогу это сделать. Умирать нестрашно.
За спиной слышу грохот закрывшейся двери, от неожиданности чуть не падаю... назад, но все же сохраняю свое положение.
- Кто здесь? - громко задаю я вопрос в темноту. Зрителей мне тут не хватало еще!

+1

3

Я закрываюсь в туалете, чтобы задымить косячок.
Съемки тянулись бесконечно. Я потерял счет времени. Устал ходить в гриме. И спать по четыре-пять часов в сути. Марихуана – вот мое спасение.
Затяжка. Ощущение легкости. Еще затяжка…
Прикрываю глаза от удовольствия.
Затяжка.
Свобода.
Звук сливного бачка. Шуршание туалетной бумаги. Хлопок дверью.
Мир становится больше.
И губы растекаются в улыбке. Я чувствую себя подготовленным к фуршетами. Теперь мне все можно. Сворачивать пятидолларовые купюры в комок и швырять в прохожих. Показывать язык. Обводить языком губы, когда на меня посмотрит женщина. Разбрасывать гандоны. Предлагать споры для развлечения гостей. «Съешь цветок с клумбы – получишь тысячу баксов». Потратить все наличные. А потом клянчить деньги на проститутку. Мне далеко за тридцать. Все говорят, что веду себя как ребенок. Я неуемный. У меня нет рамок. Я не серый. Я психованный. Я ненормальный. Мне все позволено.
- Мари, привет! Давно хотел спросить… Познакомь меня со своей лучшей подругой! У страшных всегда они красивые!
И наконец становится скучно. Поднимаюсь на верхний этаж. Иду на крышу. Там дерну еще и побуду в одиночестве…
- Кто здесь? - слышу голос из темноты.
– Гадалка предсказала мне три года назад, что в этот день и в это время я встречу на крыше свою суженную. Я, конечно, не сильно доверчив к предсказаниям… Но решил подняться, чтобы проверить… На всякий случай. Из любопытства, - делаю несколько шагов вперед.
– Голос у тебя приятный. Сама – страшная. Так всегда бывает, – с насмешкой произношу я. И приближаюсь к ней.
Наконец, вижу ее… Она стоит у края… Профиль знакомый…
– Джейлинн, это что ты? Зачем стоишь у края? С собой порешить вздумала? Или так репетируешь… театральные трюки,– смотрю на нее с опаской.
Совсем чокнутая.
– Слушай, прыгай, если решила. Только давай не сейчас. Мне бы не хотелось стать соучастником твоей смерти. На мне и так висит условное. Не играть же теперь с уголовкой, – пячусь назад.
– Ты снялась во всех дублях? Я не переживу снова всю эту волокиту с сериалом… Все шито-крыто?

Отредактировано Henry Hunter (2014-07-07 16:54:23)

+1

4

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » our worlds moved too fast and burned too bright;