Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Покрепче завяжи шнурки


Покрепче завяжи шнурки

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники:
Роданна и Шакс
Место:
больница
Погодные условия:
дождь и холодно
О флештайме:
Роданна не могла предугадать такого поворота событий, как нападение преступников. Один из них ранен: требуется срочная перевязка и медицинская помощь после перестрелки; другой тыкает в твою голову пистолетом, а рядом старается сохранять спокойствие прокурор. Полиция за стенами, большая часть персонала больницы эвакуирована.

+1

2

Предскажи, предскажи им смерть,
Прочитай, разгадай эти мысли.
Подними - и разбей их о твердь!
Убивай, режь на части их жизни.

Синоптики предсказывали непогоду, но информация о том, что на город надвигается самый настоящий ураган, поступила слишком уж неожиданно. А у некоторых сотрудников прокуратуры по плану была медицинская диспансеризация, в которую попал и Шакс Ллойд. Сие мероприятие не подразумевало под собой ничего плохого, просто плановый медосмотр, но постольку поскольку Шакс с детства не любил больницы, клиники, то и шел сюда с неохотой, и только потому, что надо. Гораздо больше он переживал только за свою семью и за человека, с которым он стал встречаться совсем недавно.К тому же он звонил ему перед самым вылетом, а тут новость о том, что надвигается ураган, которая заставило беспокойное сердце окружного прокурора подпрыгнуть и совершить невероятный кульбит.
Неизвестность страшнее всего. Чем больше проходит времени, тем больше я волнуюсь. Хотя говорят, что необходимо гнать от себя плохие мысли и настраиваться на лучшее, но это так сложно. Не испытывая никаких эмоций, ты рискуешь превратиться в бездушного идола.
Мужчина стоял в пробке, дворники его кара работали без устали, так как моросящий дождик резко превратился в сильнейший ливень и видимость была метров сто, не более. Он потер стучащий висок, проклиная сегодняшний день, погоду и все сопутствующие события. Однако буквально через полчаса брюнет добрался до больницы, в которой ему следовало пройти диспансеризацию и, поставил машину на стоянку.
- Хорошо, что родители уехали, и Сэль тоже. Там. где они сейчас находятся, тепло и солнечно, и мне не стоит волноваться. Хоть кто-то мне отписал, что все в порядке, - пробормотал мужчина, читая смс на телефоне. Потом его взгляд упал на бардачок, в котором лежала кобура и его служебный пистолет. И тут же в его груди затаившейся змеей зашевелилось непонятное беспокойство. Брать с собой пистолет в больницу было совсем уже верхом бредятины. Но именно это беспкоойство и побудило Шакса все-таки захватить с собой пистолет. Он снял пиджак, закрепил кобуру, на всякий случай проверив, заряжено ли оружие. После чего подхватил кейс и направился внутрь здания.
Хорошо, что парковка крытая. А то я сейчас бы вымок до трусов при таком ливне.
Он нажал на кнопку вызова лифта, кабина подъехала буквально через минуту. Пока ехал на нужный этаж, извлек из кейса папку, в котором были данные о том, каких врачей ему необходимо обойти. По направлению к кабинету встретил одного из своих коллег - Стива, разговорился с ним, парни пожаловались друг другу "на тяжелую жизнь и на нежелание проходить диспансеризацию" и решили дальше двигаться вместе. По крайней мере было не так скучно.
- К урологу ты точно пойдешь первым, а потом расскажешь мне, как все прошло и на что следует настраиваться, - нагло оскалился Шакс, на что Стив нахмурился и пробурчал что-то насчет наглости одного здоровенного окружного прокурора. - А что? наглость - второе счастье, а первое - я!
Ллойд скромно похлопал ресницами, и парни практически уперлись в кабинет нейрохирурга. Стив же быстренько направился к психиатру, кабинет которого находился в непосредственной близости, а Шакс уселся в кресло в ожидании своей очереди.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-07-02 12:28:44)

+1

3

LOOK(под медицинским халатом)
Возмущение? Это просто ещё мягко подобранное слово, которое кипело жгучей лавой внутри Роданны. Сегодня были совершенно иные планы на этот день, но главный врач больницы категорически отказался отпускать своих сотрудников, пока последний человек из покураторы не будет осмотрен. Нет, серьёзно? Она сейчас должна походить на белку в колесе, которая постарается закончить свою работу раньше положенного? Роданна тяжело выдохнула и с равнодушием взглянула на очередного мужчину, что с невинной улыбкой разглядывал её лицо. По правилам медицинской этики нейрохирург должна излучать ауру доброжелательности и дружелюбности, но медсестра, что всегда помогала изо дня в день, явно чувствовала морозец, что неуловимым вором крался из угла в угол в просторном кабинете.
- Жалобы есть? - наконец уверенный женский голос разрезал тишину, которая была ранее наполнена лишь тиканьем часов и глубоким дыханием пациента. Боится или старается помочь в осмотре? Роданна с лёгким прищуром взглянула на мужчину и увидела мотание головы из стороны в сторону. - Хорошо. - и брюнетка вспорхнула к своему столу, поставила на бумаге подтверждение о том, что "клиент" здоров и взмахом руки отправила мужчину восвояси, мол больше не нужен, и видеть не желаем.
Характер у Вебер был сложным, а если нарушать планы обычной диспансеризацией, то норвежка превращалась в сущую бестию, которая с быстротой и безжалостностью расправлялась с собственными пациентами. Первый, второй, третий. Да когда же там эта чёртова очередь закончится, или она бесконечна? Брюнетка фыркнула и провела ладонью по своим тёмным волосам, что были туго затянуты в роскошный пучок. Краем глаза Рода видела, что её коллега также рвётся покинуть медицинский кабинет. Видимо, не только ей испортили грядущие приятные события. Подперев голову рукой и с тоской взглянув на медсестру, нейрохирург усмехнулась и покачала головой. Хотелось отрицать очевидное, ведь сегодня должен был быть заслуженный выходной. Такое чувство, что они реально в клетке, в котором есть колесо для безостановочного бега.
- Знаешь, нам когда-нибудь придётся купить лопату. - Роданна уловила удивлённый взгляд медсестры и немой вопрос в глазах: - Ну надо же будет закопать труп главврача под мостом. - пожала плечами Вебер и улыбнулась одними уголками рта, а в глазах плясали весёлые черти. Чёрный юмор в хирургии был не в новость, даже сам хранитель трона этой больницы любил отпускать какие-нибудь обидные шуточки. Норвежка взглянула на наручные часы и тяжело выдохнула. Количество пациентов не уменьшалось. Приходили все, даже те, кто просто жаловался на головную боль. Все люди сговорились, у них саботаж, они не желают отдавать Роде её законный выходной. Месть, тут нужна месть. Женщина должна хоть как-то отыграться.
- Погнали, зови следующего. - система одна и та же. Она осмотрит, спросит о самочувствии, а когда услышит в ответ то что хочет, то поставит печать о том, что пациент здоров. Если так всё и пойдёт, то работа будет закончена намного раньше, чем предполагалось главврачом. - Вот он сукин сын. - фыркнула брюнетка, когда вспомнила, что этот мерзкий старикашка упомянул при ней, что ему надо будет срочно в этот день съездить по личным, срочным делам. Власть совсем ослепила их шефа, хотя тот и был прекраснейшим начальником на Земле. Но всё равно старый интриган и шулер.
Прошло несколько минут. Послышался стук, а потом в кабинет вплыл очередной молодой мужчина, в котором Роданна узнала своего старого друга Шакса. Ага, значит и этот сегодня её подставил? Брюнетка опустила руку, выпрямилась и с мстительным прищуром взглянула в знакомые глаза. Вебер с грациозностью и хищностью кошки поднялась из-за стола и направилась к прокурору, уже не скрывая своего возмущения.
- Смотрите какие люди. - ехидно пропела нейрохирург и внимательно осмотрела своего друга, который наверняка за несколько секунд соорудил невидимый щит против словесных нападок своей подруги. - А что это ты, Шакси, меня так сегодня подставляешь? В такую погоду выполз из своего гнезда и пошёл на диспансеризацию? Дома в пледе не сиделось? - ворчливо продолжила этот незамысловатый диалог норвежка и ближе подошла к Ллойду, который, к слову, был до не приличия выше её самой. Она была рада его видеть, хотя повозмущаться, упрекнуть всё же захотелось. Если Шакс ещё помнит характер своей подруги, то не обидится. Наверное. По крайней мере Вебер надеялась, что эта судебная птица ещё сохранила чувство юмора.
- Давай, садись. Осмотрю тебя. - тон стал намного мягче, а сильные, но всё также изящные руки надавили на мужские плечи, вынуждая опуститься на предложенный любезной медсестрой стул. - Смотри. Я помню, друг мой, сколько раз ты стукался головой об косяк двери, поэтому... - женщина достала медицинские перчатки и стала с характерным, угрожающим звуком натягивать их на руки, - Поэтому мне надо осмотреть тебя. Сейчас новые технологии поступили, я в восторге... - белая маска скрыла пол лица, а яркий свет был включён, - Лазером нынче режут. - продолжила занимательный рассказ. Она говорила все эти вещи так, словно мурлыкала. Медицина действительно было делом всей её жизни. - Я ещё не проверяла в действии, но я помню твои головные проблемы. - оптимистично закончила Роданна и взяла специальный фломастер, тут же вставая перед лицом Ллойда и хитро улыбаясь одними глазами.
- Я постараюсь не зацепить головной мозг. Коллега, приготовьте нашего пациента к осмотру. - медсестра хоть и упрекала Вебер в том, что та иногда перебарщивает с шутками, но всё равно не редко и сама участвовала в этих каламбурах. Молодая женщина принесла медицинские инструменты, даже умудрилась откопать молоточек и смочила небольшой кусочек ваты спиртом для протирания нужной области.
- Ох, Мери, не надо было сегодня вина пить, да? Промахнусь ещё.

Отредактировано Rodanna Weber (2014-07-05 05:49:44)

+1

4

Пока Шакс скучал в очереди, по телевизору, который висел в коридоре больницы передавали прогноз погоды, который пугал своей правдивостью. Чем больше Ллойд слушал синоптиков, тем больше он мрачнел. Ураганы, к тому же такой силы, которую прогнозировали, были редкостью в Сакраменто, но это-то и пугало. Редко, но метко, как говорится, а жертв и разрушений такая стихия может принести огромное количество. А пережить стихию ему явно приходилось в больнице, потому как в такую погоду куда-то ехать Ллойду совсем не улыбалось. Он читал принесенную газету между строк, не находя там для себя ничего интересного, а его очередь тем временем медленно, но верно подходила ко времени, которое было отведено для него самого.
Что-то Стив задерживается. Наверное и правда к урологу пошел. Понравилось ему там скорее всего. А может с медсестрами заигрывает.
И тут Ллойд поднял глаза, посмотрев на дверь. Там под номером кабинета красовались имя и фамилия врача. Роданна Вебер. Губы Шакса непроизвольно растянулись в хитрой ухмылке. О, по этой леди он соскучился, они давно не виделись. Нервы у сей дамы были аки стальные канаты, а ее своеобразное чувство юмора вводило в ступор многих непосвященных во все тонкости характера врача. Про характер была отдельная история, но эти двое нашли общий язык очень быстро, да и познакомились давненько. В силу занятости они встречались редко, но как правило, эти встречи были весьма насыщенными эмоционально, и Шакс отдыхал душой.
- Роданна, стервочка моя милая, у тебя насыщенный день сегодня, я смотрю, - тихонько пробурчал про себя Шакс, закрывая газету и ожидая, когда кабинет покинет очередной пациент. - Ох, чую, веселье меня там ждет внутри. Красавица очень не любит, когда проходит диспансеризация, а тут вся прокуратура в полном составе прибыла. Чую, она там внутри просто "счастлива".
И вот час икс пробил. Наставла очередь Шакса, который с самым невозмутимым выражением лица прошествовал до двери, постучал каким-то непонятным стуком и вошел. Врач и пациент встретились глазами, Ллойд еле сдерживался, чтобы не оскалиться ехидно, лишь сверлил Вебер внимательным взглядом. Но глаза выдавали его с головой - в них было слишком много чертей. Но в глазах врача их было ничуть не меньше. Итак, три, два, один, go!
- Даночка, ты, как всегда, сама любезность и вежливость, - окружной прокурор уперся кулаком в бок, чуть подбоченившись и все-таки, не сдержавшись, ухмыльнулся. - Представь себе, как же было скучно работать, пока не появился я. Спасибо мне, что есть я у тебя. Пациенты же такие скучные и поговорить тебе совсем не с кем. Как врачи порой любят поболтать за жизнь и так прием одного пациента растягивается часа на два. Солдат спит, служба идет, правда? Авось и день быстро пролетит, - брюнет в долгу оставаться не собирался, словесный поединок этих двоих мог продолжаться очень долго. Шакс заметил, что медсестра, которая решила поучаствовать в театрализованном представлении, организованным Роданной, закатила глаза и поняла, что именно прием Шакса растянется надолго. Язвительности прокурору было не занимать.
А Роданна тем временем начала входить в раж. Напомнила Шаксу про косяк, о который он однажды неслабо треснулся головой. Ну не был прокурор маленького роста, ну что поделать - у каждого высокого мужчины могла приключиться такая неприятность. Так эта заразка запомнила. Ни один мускул не дрогнул на лице брюнета, когда та мягко, но уверенно усадила его в кресло и начала запугивать новыми технологиями. Шакс же напоминал мраморное изваяние и только следил глазами за похождениями нейрохирурга.
- Ты мне решила тут сразу трепанацию черепа провести? Практики не хватает? То-то я смотрю, что у тебя медсестры меняются с космической быстротой, - притворно закатил глаза окружной прокурор и страдальчески посмотрел на Вебер, похлопав ресницами. - Тебе меня совсем не жалко? Я так похож на подопытного кролика? Злая, злая тетка. Детей пугает, медсестер изводит - просто ужас что такое.
Он притворно шмыгнул носом и опустил очи долу, разглядывая что-то у себя под ногами. Ну аки агнец на заклании. Потом тяжело вздохнул и бросил взгляд на комнату, где находился огромный аппарат для магнитно-резонансной томографии. Это обследование ему тоже необходимо было провести. Хоть Ллойд и не страдал клаустрафобией, находится внутри этого короба было тоже не совсем комфортно. Хотя однажды он даже умудрился там задремать, пока врач проводил обследование.
- Значит обследовать будете сидя, да? Точно технологии сделали огромный шаг вперед. Обычно все происходит лежа. Начнете с головы значит, да? А потом как - мне догола раздеваться? Или сейчас уже можно начать? - медсестра, услышав это, густо покраснела и чуть не выронила ватку, смоченную спиртом, которую протянула Роданне. Кажется, она начала понимать, что на прием пришел еще один псих, каким является также и ее врач. Да и Шакс без стеснения мог вытворить и не такое. Скучно жить на белом свете без развлечений, а уж если двое стоят друг друга и попросту не могут жить спокойно, чтобы то и дело не отпустить какую-нибудь шутку и не вставить шпильку, то это просто обязано было произойти.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-07-05 11:17:10)

+1

5

Шакс ворвался в её кабинет ураганом, который тут же начал свою пламенную речь, как будто пытался сразу же обрезать на корню их воинственную словесную перепалку. Роданна смотрела на него, приподняв левую бровь: "мол говори, говори, пока у тебя есть такая возможность, мышка". Женщина походила на ленивую кошку, которая сейчас имела возможность поиграть со своей добычей. Каждый пациент обязан выполнять абсолютно любые требования специалиста в белом халате, поэтому Вебер решила, что не упустит такой возможности и обязательно поиздевается над своим старым другом. Ведь день сегодня такой насыщенный, такой "солнечный", а настроение у брюнетки было настолько радужным и доброжелательным, что в этот час, в эти сутки обязательно случится какое-нибудь чудо. А вот плохое или хорошее, это уже будет зависеть только от самого Шакса и его поведения. А Ллойд был таким болтливым, несдержанным, когда дело касалось их забавных перепалок. Совсем как маленькие, которые не поделили право быть первым, кто потаскает котёнка на руках целый день. Следовательно, победа должна остаться за норвежкой, что не привыкла проигрывать.
- Не поняла, это сейчас мышка пищит? - по-детски, конечно, но ведь здесь были все свои. А чего бояться? О нраве нейрохирурга знали практически все. Только лишь новенькие начинали знакомиться с женщиной, что умела наводить страх одними лишь словами и ледяным взглядом сапфировых глаз, который иногда разбавлялся каплей ироничности или превосходства над кем-то. Норвежка растянула свои губы в ядовитой улыбке и прикусила указательный палец, словно что-то усиленно обдумывала и создавала в голове очередной коварный план, который будет воплощен в жизнь уже в считанные минуты, а то и секунды.
- Шакси, ты по дидовщине соскучился, раз уж заговорил об армии? - ехидно протянула норвежка и скользнула к своему другу, словно была изящным лебедем, плывущий по глади воды, или же бесплотный призрак, готовый напугать тебя до самой смерти. Сейчас будет настоящее развлечение, которое в особенности понравится нейрохирургу, а вот пациенту скорее всего вряд ли придётся по душе, если, конечно, он воспримет шутку всерьёз. Тем временем Шакс продолжал свою торжественную мелодию, считая, что сможет перезъявить врача, у которого чёрный юмор граничил с безобидными шутками. Вебер продолжала свою подготовку, намурлыкивая под нос какую-то известную песенку, словно тем самым вовсе не обращала внимание на слова, которые вылетали изо рта прокурора. Она давала ему фору в перепалке? Да, именно сейчас это происходило, когда длинные и музыкальные пальцы постукивали по пластмассе шприца, разбалтывая пузырьки воздуха.
- Как обычно, мистер Ллойд, боль от перелома вам покажется ласковым поглаживанием против шерсти по сравнению с уколом в моём исполнении. - мелодично протянула Вебер и скосила глаза на своего пациента, который наверняка ещё помнит с каким задорным смехом она втыкала ему углу. Больно? Ну это же всего лишь кусает комарик. К чему были такие странные подколы? Роданна почему-то не умела ласково шутить, когда дело касалось Шакса. Они представляли собой двух подростков, которые частенько давали друг другу пинки. Когда повзрослеют? Наверное, прошло уже продолжительное время, и вряд ли теперь Вебер станет устраивать уж слишком жестокие приколы.
- Я извожу медсестёр? Мери, ты это слышала? - она прыснула со смеху и прикрыла ладонью рукой, мол слов нет, и ситуация должна остаться без каких-либо комментариев. - Погоди, ты за мной следишь что ли? А когда прекратил? - наконец продолжила этот незамысловатый диалог Рода и отложила шприц на свой стол. Женщина обошла своего друга и пальцами прошлась по волосам Ллойда, оценивая приятную шелковистость тёмных волос мужчины. - Как жаль, что их придётся сбрить. Но ничего! Отрастишь себе новую шевелюру. - оптимистично закончила норвежка и направилась к шкафчику, где находились нужные препараты и медицинские инструменты.
Роданна взяла предложенную медсестрой смоченную ватку и внимательно глянула на покурора, словно примеряла куда ей лучше мазануть этому подлецу.
- А ты, я смотрю, всё раздеться хочешь передо мной? Под музыку или так, в тишине? Шакс, прекращай, что я там у тебя не видела? - насмешливо проговорила брюнетка, махнув рукой, и посмотрела на медсестру, которая пыталась справиться с собственным румянцем: - Мери, дорогая моя, не смущайся. У тебя замечательный муж, тем более у тебя медицинское образование. - пожурила свою помощницу Роданна и облокотилась поясницей на край своего стола, обдумывая один вопрос: рискнуть нервами этого холёного красавца или оставить всё как и выпроводить восвояси, чтобы время её попросту не тратил?
- Ну давай, рассказывай. Что там у тебя нового? А то вдруг я реально поврежу кору твоего головного мозга, и я не услышу последние события непростой судьбинушки справедливого прокурора. - будничным тоном поинтересовалась темноволосая женщина, начиная копошиться в волосах Ллойда, раздвигая пряди волос, словно искала лучше место, чтобы натереть там ваткой, смоченная спиртом.

Отредактировано Rodanna Weber (2014-07-06 04:09:34)

+1

6

Она наивно полагает, что я будто бы должен ее слушаться. даже не подумаю, милочка. если бы я тебя не знал, то и так не молчал в ответ на откровенное хамство, будь ты супер-гениальным врачом. А уж если это обычный профилактический осмотр, тогда и дело с концом. Пусть думает, что опередила меня в словесной перепалке. Но победу может сулить не только один длинный язык.
- Мышка? - Шакс прищурил синие глаза и посмотрел на Роданну, которая только что отложила шприц в сторону. Наверное, уколоться побоялась. - А ты все также боишься мышей? Не думал я, что в таком чистом и стерильном заведении могут еще водиться мыши. Значит кое-то кто ест на рабочем месте, да крошки за собой не убирает. Как вам не стыдно, дамы? А я полагал, что вы о фигуре заботитесь, оказывается все совсем не так.
Мужчина покосился на шприц, конечно же помятуя о том, что в самое первое знакомство девушка засандалила ему ее в руку. Тогда она была всего лишь практиканткой и хорошенько получила от врача, но синяк у Ллойда проходил аж неделю. Однако Ллойд откинулся в кресле, положив ногу на ногу, зыркнул на медсестру, о которой Роданна заявила, что у нее медицинское образование, муж и еще что-то там. Правда Шакс никак не мог взять в толк, причем здесь муж, ну да ладно. Пусть веселится, что с дурачков взять.
- Слава богам, хоть у кого-то есть медицинское образование. Нееет, тебе я не доверю делать укол, пусть лучше это делает профессионал, - брюнет ухмыльнулся, бросив очередную шпильку в адрес Роданны. Та же подошла к нему, провела рукой по волосам... В другое время окружной прокурор бы замурлыкал, как огромный кот, но не сейчас. Это была Вебер, от которой ожидать можно было чего угодно, и сей жест не был обычным проявлением мимолетной ласки.
Засранка такая. Явно тебе скучно. радовалась бы, что я пришел, так нет - она продолжает пытаться меня переговорить. Пусть, попытка не пытка, надеюсь, что за сегодня она наговорится на месяц как минимум и потом молча будет проводить свои исследования на других подопытных.
- Боюсь, что в этот раз тебе придется проявить всю свою аккуратность, которой ты, к сожалению, не обладаешь, чтобы ничего мне не повредить. А то вдруг прокуратура решит проверить вашу больницу на предмет соответствия требованиям и показателям и что-нибудь найдут противозаконное, - язвительность просто исходила от Шакса, который поднял голову и "ласково" взглянул на врача. - А в нынешнее время остаться без халявной кормушки...ой, прошу прощения, без работы очень плохо и грустно.
Бедная медсестра, она уже явно ищет себе укрытие. Но все-таки если проявит солидарность с врачом, ее явно зацепит ответной волной благодарности. Надеюсь, девочка окажется более сообразительной и просто куда-нибудь сгинет. Хотя оставлять нас наедине тоже опасно, от кабинета могут остаться одни руины.
- Зачем мне следить за тобой, солнышко? Ведь слухами земля полнится, а знаешь как говорится: доверяй, но проверяй, - Ллойд взял Роданну за руку, мягко чмокнул ее в ладонь и встал. Смотреть на девушку сверху вниз ему было гораздо более комфортно. - Если быть серьезным, то я хотел бы поговорить с тобой. желательно наедине. Обещаю, много времени не займу, у тебя и так там тропа народная вовеки веков не зарастет.
Шакс внезапно перешел с колкостей на серьезность, он и правда не хотел время занимать, а ему нужно было несколько врачей обойти, у которых просидеть можно было до вечера. Хотя все равно в больнице пришлось бы сидеть, на улице самая настоящая буря, а перевернуться в машине по дороге Ллойду хотелось меньше всего. В городе орудовала банда, которая занималась торговлей нелегальных лекарственных препаратов, которые были очень качественными подделками, и продавала их в различные частные клиники. Уже многие при проверке погорели и закрылись, а когда окружной прокурор говорил о том, что потерять работу легко, к тому же если тебе еще и судимость за распространение среди пациентов припаять могут, это были вовсе не шутки. Он дождался, когда медсестра вышла и вновь сел перед Роданной на кресло.
- Давай, бери какие там необходимо анализы и мне ведь нужно будет снова в эту штуку...залезть, - покосился на соседнюю комнату и слегка поморщился. - Адское приспособление на первый взгляд. Ну а что касается новостей, то я хотел бы на полном серьезе сказать, чтобы вы были осторожны с препаратами, которые выписываете своим пациентам. Крыша поехать может очень быстро при их использовании и догадайся, на кого потом подадут в суд. Проблем не оберешься. Наши люди сейчас занимаются активной слежкой за бандитами, кое-кто уже арестован и дает показания. Но нам нужно накрыть всю эту сеть и перекрыть им кислород, - Шакс на минуту встал, взял свой кейс и извлек оттуда папку с документами, которую протянул Роданне. - Я ничего не понимаю в этих таблетках и жидкостях, но вроде бы, как сказал наш врач, среди них есть непосредственно те, которые выписываешь ты. Посмотри и оставь у себя. У вашего главнюка, простите, главврача уже есть все данные. И да, твоя медсестра мне совсем не нравится. Красотой она тебя не затмит, - уже более дружелюбно улыбнулся окружной прокурор и, внезапно притянув к себе девушку, обнял ее. - Я соскучился по тебе, вредина языкастая.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-07-06 15:58:01)

+1

7

По жилам растекалось холодное превосходство. Голубые глаза светились сапфировым светом, а черти танцевали свой бесовской танец, дабы свершился особый ритуал. Роданна чувствовала, что на Шаксе хотелось за многое отыграться, но профессионализм и человечность не позволяли быть истинным садистом, который не ведает милосердия. Может в честь мести воткнуть тому в ягодицу иглу, да побольше, чтобы дня два не смог нормально садиться? Женщина провела по нижней губе изгибом указательного пальца и усмехнулся, отмечая внимательным взглядом абсолютно любые изменения в лице Ллойда, а прокурор порой был не особо скуп на демонстрацию собственных чувств. Брюнетка коротко кивнула и оттолкнулась от стола, показывая насколько её тело не лишено грации и изящества. Северная и грубая норвежка оставалась тонким и хрупким лебедем, который мог в полной мере показать свои способности и опасность. Но ведь перед ней сидел не враг, который вызывал раздражение, а старый друг, которого всё равно хотелось затыкать древком швабры. Проваливай, холёный гусь, и без тебя проблем по горло! 
- Ты огрызаешься как тринадцатилетний подросток, Ллойд. - поморщилась Роданна и неодобрительно покачала головой, мол раунд остался за ней, а жалкая попытка съязвить не оставила ровном счётом никакого впечатления у нейрохирурга. Если говорить начистоту, то запал гавкаться куда-то резко пропал. Может просто взять биту(они же в Америке) и с размаху истинного бейсболиста хрякнуть по старому горбу этого блюстителя закона? Хорошая мысль, но была вероятность того, что очередной возлюбленный этого ловеласа вряд ли простит Вебер подобную выходку и придёт мстить, как в самых худших фильмах ужасов.
- Рыбка моя, работа нейрохирурга требует способностей ювелира, вырезающий на одном карате три заветных слова. - с ядовитой усмешкой парировала брюнетка и махнула рукой, мол "ты, холоп, ни черта ничего не смыслишь в моём деле, поэтому молча сиди и протирай штаны на стуле". В принципе всё так и было. Нервная система и мозг - это две самые сложные работы в области хирургии. Одно малейшее неверное движение, и человек выдаст тебе долгий единый звук смерти на аппарате. Если твои руки трясутся, или у тебя не хватает внимательности и аккуратности, то данная работа совершенно не для тебя. Вебер закатила глаза и вперила свой взгляд на красивое лицо Шакса, который сейчас пытался принизить её способности в медицине. Порвать его что ли сразу или пусть пока помучается от чувства вины? Ну пусть приползёт с простреленной головой, она ему в мозгах оставит какой-нибудь старый тамагочи.
- Да пусть проверяют, напугал. - насмешливо фыркнула Роданна и закатила глаза. А что у них в больнице? Надеется найти амфетамин? Ах да, как-то слух пошёл, что стали опять опий выпускать в закрытых и запрещённых ящичках. Чушь полнейшая, старый век, к которому уже никто и никогда не вернётся. - Шакс, ты правда пытаешься меня запугать своими возможностями? Ха и ещё раз ха! - Вебер сложила руки на груди и с хитринкой в глазах взглянула на своего друга, который в принципе не знал чем ещё мог ущемить ту, что закон не особо страшит. Потому что там связи? Нет, Рода прекрасно знает, что у неё с ребятами из правопорядки разговоры на "ты", так как ей совершенно нечего скрывать. Хотя она может признаться в другом. В 15 лет травку пробовала курить, как и все дети, что успели в один момент отбиться от родительских рук. Но это же не делает нейрохирурга какой-то исключительной в плане нарушения гармонии законов.
- Сам сочинил и сам поверил в свой бред? Или завистливая медсестричка напела? Ну это в твоём стиле, господин прокурор, воображать и верить чужим фантазиям. - тихо рассмеялась женщина и кивнула своей помощнице, которая вышла из кабинета, прихватив с собой несколько папок с документацией. Пусть отнесёт в ординаторскую, зря время не потеряет.
На улице развивалась своя картина Репина. Синоптики объявили штормовое предупреждение и советовали людям укрыться в своих домах. Ветер усиливался, иногда даже было слышно его завывание. Деревья с противным и жалобным скрипом раскачивались то вправо, то влево, так и норовя своими ветками коснуться окон больницы. Роданна с настороженностью взглянула на разбушевавшуюся природу, а потом снова вернула свой взгляд на Шакса, который начал вещать важную новость. Он протянул ей результаты экспертизы на препарат, который только совсем недавно ввели в стены их больницы. Вебер хотела проверить из состав, но её заведущая убедила, что лекарство утверждено главврачом и абсолютно безвредно для пациентов. Брюнетка пробежалась глазами по строчкам, всё сильнее и сильнее поджимая губы. Глаза с хищностью смотрели на черные буквы, составляющие единые слова.
- Проклятие. - тихо выругалась Роданна и отложила на стол папку, хмуро взглянув на своего друга. Препарат не был стабилен и имел огромное количество побочных действий. Надо будет попросить медсестру обзвонить пациентов, что были на прошлой неделе. Пусть скажет, чтобы люди не принимали эту дрянь. Лучше медленное, постепенное, но верное выздоровление с помощью старых и проверенных методов, нежели они будут травить себя этой дрянью. Как вообще здравоохранение пропустило такое?
- Спасибо. - кивнула женщина и улыбнулась уголком рта. Она действительно была ему благодарна. Если бы прокуратура не заинтересовалась новым лекарством, то врачи бы так и выдавали своим пациентам эту дрянь. И как она могла легко так упустить этот факт? Всё-таки стоит доверять своей интуиции и всегда поверять всякие нововведения. Ведь в результате смерти людей отвечать Роде, которая совершенно не желала попасть за решётку. Из мрачных мыслей неожиданно её выхватил резкий рывок. Норвежка выдохнула со звуком от внезапности поступка Шакса и по инерции обняла своего друга.
- Право, ты поражаешь меня своей сентиментальностью.  - мягко улыбнулась женщина и прикрыла глаза, наслаждаясь такими знакомыми объятиями, - Я тоже рада видеть тебя, пускай даже ты испортил мне свиданку собой и своими парнями. - ворчливо пожурила мужчину Роданна и погладила ладонью по сильной спине Ллойда. Она действительно также соскучилась по этому красавчику.

+1

8

Перепалка стала порядочно надоедать, а поскольку Шакс и Роданна могли при большом желании ругаться целый день, не останавливаясь и не особо заморачиваясь насчет того, кто кому сколько обидных слов скажет, то он, зная это, решил побыстрее сие театрализованное представление закончить. Ллойд никогда не принимал какие-то обидные слова на свой счет, потому что как известно, при любой ссоре можно наговорить такого, о чем ты совсем не думаешь. А сейчас они ругались в шутку, но ведь в каждой шутке есть доля шутки.
- Боюсь, что у тринадцатилетнего подростка, коим ты меня называешь, Роди, словарный запас не так велик, как у меня. Хотя дети бывают разные, особенно в наше время, - окружной прокурор слегка взъерошил волосы, запустив в них пальцы, тем самым слегка зачесывая непослушные кудри назад.
Но чем больше врач вчитывалась в те документы, что принес ей Ллойд, тем больше она мрачнела. Уже даже не улыбалась, поскольку Шакс не имел привычки шутить такими вещами и уж тем более, как выразилась Вебер, что-то там фантазировать. А в противном случае дело, заведенное на больницу, обещало выстрелить очень громко. Роданна поблагодарила брюнета за предоставленные данные и вроде бы оттаяла. Объятия прокурора для нее оказались неожиданными, на что, собственно, Шакс и рассчитывал. Он сильно соскучился по девушке, по их перепалкам и вообще, если бы он не был завязан отношениями сейчас с Котиком, то рано или поздно точно женился бы на Роданне. Хотя вряд ли она приняла бы предложение, зная характер и натуру Ллойда. Но чем черт не шутит, возможно, из них получилась бы прекрасная пара. Но, вероятно, не в этой жизни. Шакс пока что сам не понимал, куда заведут его отношения с новой пассией и вообще заведут ли, а Роданна явно не стал бы ждать, пока здоровенный черный кошак в лице Ллойда, вдоволь нагуляется.
Сэльветрис явно стала бы мне мозги полоскать насчет того, чтобы я заканчивал все свои побегушки по мужчинам, а немедленно переключался на женщин. ну что я могу поделать, что не тянет меня к ним? Брак - это сразу дети, дополнительные обязанности, истерики, гормональные срывы жены во время беременности, и нервы, нервы, нервы... Я и так психопат скрытый, а совсем сойти с ума - это совершенно не радужная перспектива. Хотя Роданна меня устраивает по всем параметрам. Боюсь, что только ее не устраиваю я.
Странные мысли насчет брака и семьи закрались в голову Шакса, поэтому он сильно зажмурился, пока обнимал Роданну и практически заставил себя не думать обо всем этом. Поскольку эти мысли выводили его из состояния равновесия и ему снова не хотелось думать о том, что он, возможно, не такой как все мужчины. ну что касается ориентации, конечно же. К тому же, ему и так было весьма комфортно. И пусть все остальные вокруг думают, что это неправильно.
- Какую это я тебе свиданку испортил? - ухмыльнулся Шакс, не отпуская девушку из объятий, а наоборот поплотнее прижавшись к ней. К тому же Вебер стала поглаживать его по спине и поэтому отпускать ее не хотелось. - Ничего не знаю, у тебя должен быть только я и никого больше.
Мужчина слегка наклонился, взял лицо девушки в ладони, мягко погладив подушечками больших пальцев по щекам, и мягко чмокнул ее в нос. Порой бывали такие моменты, когда ему хотелось огреть норвежку чем-то тяжелым, да посильнее, чтобы мозги на место встали. Но бывали они достаточно редко и то, когда окружной прокурор был не в духе, и они с подругой ругались на самом деле. Он твердил себе, что нельзя вырабатывать жестокость по отношению к женщинам, но иногда эти самые женщины, выводя из себя, превращали Шакса в истинного демона. Одной из таких женщин как раз была его любимая сестра.
- Мы и так редко видимся, а ты уже жаждешь меня поскорее спровадить и желательно пинком под зад, - притворно обиженно заявил Ллойд, отпуская девушку, после чего прошел к двери, высунулся, чтобы проверить коридор на наличие новых пациентов и, не обнаружив там таковых, довольный вернулся обратно. - К тому же пациентов у тебя нет. Давай с томографии начнем, может быть? А ты мне расскажешь, что у тебя нового.
Надеюсь, этот айсберг сегодня окончательно оттает, и мы сможем нормально поговорить безо всяких обиняков. А то когда оба не в духе, то даже долгожданная встреча может превратиться черте во что.
Шакс прошествовал в соседнюю комнату, уселся на стул, снял обувь, находясь в ожидании того, когда Роданна настроит аппарат и подойдет к нему, чтобы зафиксировать положение тела на лежанке. необходимо было сделать томографию трех отделов - головного мозга, верхней и нижней части позвоночника. Шакс, конечно, не сомневался в том, что у него все в порядке, но в любом случае по врачам ходить не любил. То, что ничего не болит, еще не значит, что со здоровьем нет никаких проблем. Некоторые болезни могут протекать скрыто и, следовало их обнаружить раньше, чем потом мучиться с осложнениями. Так говорили все врачи и, в какой-то степени Шакс был с ними согласен.
- Нам обещали самый настоящий ураган. Поэтому я пока потусуюсь здесь в больнице, пока он не стихнет. На улицу меня все равно никто не пустит, а если ты захочешь, я тебе компанию составлю.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-07-09 12:12:14)

+1

9

Скучать - значит испытывать к человеку какие-то тёплые эмоции. У тебя внутри расцветает своя природа радости, а губы абсолютно сами по себе растекаются в довольную и счастливую улыбку, когда перед твоими глазами находится предмет твоей тоски. Роданна могла с уверенностью утверждать, что, глядя на такого уже родного и умопомрачительного Шакса, женщина испытывала давление со стороны собственных чувств. Ей действительно не хватало этого несносного прокурора, который вызывал как положительные, так и отрицательные впечатления. Ну а кто не человек? Разве в солнечном и  таком непредсказуемом Сакраменто могут быть бесчувственные роботы? Роданна улыбнулась одними уголками рта, вспоминая свой первый приезд в этот американский городок. Он был не маленьким, но и не большим. Тут всегда кипит своя жизнь, тут всегда происходят какие-то события, для которых невозможно отыскать даже в норвежском языке нужных эпитетов. Здесь случались горе, радость, рождение новой жизни и её умирание, которое Вебер наблюдала в больнице. Впрочем как в любой стране, но именно тут было что-то своё. Всё идёт своим степенным и неспешным чередом, как будто женщина попала в свой своеобразный, земной рай. Роданна взглянула на мужчину и погладила того по волосам, словно успокаивала какого-то ребёнка, что ударился коленкой или головой. Кстати, нейрохирург любила поиздеваться над Ллойдом достаточно странным образом. Как и любой мужчина прокурор крайне не любил, когда к нему относились как к ребёнку. Осталось только представить реакцию, когда Рода начинала с сюсюканьем и улюлюканьем клеить пластырь на ту или иную, к примеру, ранку.
- Ты искренне полагаешь, что в наше время есть начитанные дети? Они скорее побегут в компьютерный клуб, нежели в библиотеку. - равнодушно пожала плечами женщина. Нынешнее поколение больше предпочитало виртуальный мир, нежели реальный. Такое положение вещей в корне меняло поведение спиногрызов, что становились агрессивнее и более неуправляемыми из-за обилия компьютерных игр со сценами насилия. Хотя чего кривить душой? Рода не играла во все эти прибомбасы, но всё равно оставалась вредной, иногда слишком язвительной и дерзкой. И как такой подарок Санта Клауса вообще выдерживают?
Объятия всё также не давали свободы, хотя последнего женщина и не желала. Признаться, ей нравилось, что иногда её зажимали в дружеском капкане, которые порой переходили в невыносимые тисканья. Шакс всё также был выше её на полторы головы, всё также сильно сжимал в своих руках, лишь иногда давай слабину, чтобы потом ещё крепче сковать и не выпускать выбранную жертву. Наверное, они действительно долго не видели друг друга, раз всегда сдержанный и утончённый прокурор вот так отчаянно сейчас цеплялся за свою подругу. Вебер усмехнулась и прикрыла глаза, подтянувшись на носочках слегка вверх и легко, мимолётно поцеловав мужчину в щёку. Это ее лучший друг, это близкий человек, которого она никогда в обиду не даст. Пускай Рода сама частенько драла уши и хвост этому черноволосому коту, но ведь только у норвежки есть право задирать Ллойда.
- Я знаю какой ты собственник, но имей совесть! Я тоже хочу личную жизнь, да и в мои старческие тридцать три пора бы найти мужа. - с Джеком-то ничего не вышло. Ларсен оставался для неё загадкой, которую женщина гнала от себя как страшный сон. Бывший муж остаётся в прошлом - это аксиома, которой следовала норвежка, но не следовал экс супруг. Нейрохирург едва поморщилась и в ответ прижалась к своему другу посильнее, приложив ухо к его груди. Размерное биение сердца всегда было идеальной музыкой для Вебер. Мягко, ненавязчиво и мелодично. Неожиданно женское лицо заключили в капкан ласковых рук, и Рода удивленно посмотрела на своего друга, который коснулся ее носа своими губами в нежном и заботливом поцелуе. Женщина прикусила нижнюю губу, а потом тихо рассмеялась. Они были похожи на стесняющихся подростков, которые не знали как правильно выразить свои эмоции. Нейрохирург положила свою ладонь поверх руки Шакса и понимающе улыбнулась. По её ледяным глазам можно было понять, что она испытывала свои ураганы радости, которые на какие-то считанные секунды времени растапливали сердце брюнетки.
- Нам тогда надо в другой кабинет. В принципе, я гляну твою карту и задам несколько вопросов. - Роданна вмиг стала серьёзной, как будто несколько минут не обнимала своего лучшего друга и не язвила как ядовитый плющ. Женщина пальцами убрала тёмные пряди волос и скользнула к столу, где лежала небольшая книжка с надписью "Шакс Ллойд". - Посмотрим.
Мужчина был здоров, хотя всё же томографию действительно стоило бы сделать. На опухоль головного мозга тот не жаловался, как и на остальные аспекты. Рода подняла глаза от пожелтевших листов и удивленно взглянула на мужчину, который направился к нужному аппарату. Серьёзно? Неужели у Шакса проблемы? Нейрохирург поднялась из-за стола и вскинула бровь вверх. Только она хотела направиться следом за Ллойдом, как в кабинет влетела перепуганная и бледная Мери. Вебер нахмурила брови и острым взглядом смирила побеспокоившую особу, что пыталась отдышаться.
- Что случилось? - равнодушным и спокойным голосом спросила норвежка и сделала шаг в сторону медсестры, как вдруг за ней неожиданно появился мужчина в маске, который навёл дуло пистолета на помощницу Роды.
- Нашему товарищу нужна помощь, его ранили в живот. - голос был грубым, хриплым. Было по внешнему виду понятно, что он и его команда долго бежали, но в их телах всё также оставалась энергия.
- Это не в моей компетенции. Вам к полостному. - с достоинством и гордой поднятой головой ответила брюнетка, но тут же осадила себя, когда раздался женский вскрик. - Хорошо, без проблем. Пусть медсестра подготовит операционную. - ровным тоном без единой дрожащей нотки отдала распоряжение норвежка. Преступник кивнул и схватил Вебер за локоть, следуя за медсестрой и таща брюнетку за собой.

+1

10

Как бы Шакс не ругался порой с Роданной, как не язвил ей в ответ и не шипел, как змей, все равно в такие вот моменты, когда они просто стояли и обнимали друг друга, большего мужчине и не нужно было. Они могли даже подраться, а потом, помирившись, и "зализав друг другу раны", сидеть молча, в обнимку и тихо о чем-то разговаривать.
Кто-то скажет, странные отношения у этой парочки - надо либо переходить к чему-то большему, либо прекращать это непонятное общение, но рискни кто-то сказать это Шаксу или Роданне, немедленно получил бы в лоб и оказался вбитым по колено в землю. Врач знала о том, что у Шакса сейчас завязались новые отношения с парнем, Шакс же, конечно, был в курсе их взаимоотношений с бывшим мужем.Ему дико хотелось пристукнуть его, но если двое друг друга не понимали и не сошлись характерами, третий просто не имеет никакого права лезть туда, куда его не просят. Но Ллойд знал, если Роданна родит детей, то он явно будет их крестным. Отцом родным вряд ли, а вот крестным - запросто. Хоть это и огромная ответственность, однако, по сути, эта ответственность скорее была нечто вроде данью религии. Но попроси его Роданна, Ллойд несомненно ответит положительно.
Очередной порыв ветра заставил стекла в кабинете нейрохирурга жалобно задрожать и хоть поблизости не росли высокие деревья, какая-нибудь оторванная ветвь вполне могла откуда-то прилететь и врезаться в стекло. И это было не очень хорошо, но надо ли ждать хорошего от прогноза приближающегося урагана? И кто знает, какой силы будет это буйство стихии. Шакс извлек из кармана мобильный телефон, быстро написал Саймону смс с вопросом, как он там, и убрал гаджет обратно. Он не знал, сел ли парень в самолет или нет, но беспокойство усилилось, и окружному прокурору это не нравилось. Может быть этот рейс отменят... Ллойд хотел увидеть Котика как можно скорее, но лучше всего перенести перелет на тот момент, когда погода наладится. Кто знает, сколько будет бушевать ураган...
Что же касается здоровья, то Шакс никогда на него не жаловался. Да и что греха таить, он готов был идти к врачу только тогда, когда ему совсем будет плохо. Точнее, даже не идти, а ползти. Последний раз он был у хирурга лет в двадцать, когда в очередной драке он повредил мышцу на ноге и около года ходил с тростью, прихрамывая. Трость придавала солидности молодому парню, но всю жизнь проходить с ней он явно не хотел. Тогда-то он и решился на операцию, которая вернула ему возможность двигаться свободно безо всяких приспособлений. С тех пор об этой операции напоминал лишь небольшой светлый шрам на внешней стороне левого бедра.
Однако дальше события стали развиваться совсем не так, как предполагалось Шаксу. Когда он покинул кабинет Роданны и зашел в смежную комнату, где стоял специальный аппарат для томографии, то услышал голоса за дверью и замер. Говорил грубый мужской голос, приглушенный, будто бы ему что-то мешало. Окружной прокурор тихо шагнул обратно к двери и заглянул в щелку между стеной и дверью. Перед врачом стоял мужчина в маске, который тыкал дулом пистолета в дрожащую медсестру. Он прям-таки обалдел - как может бандит вот так запросто прибыть в больницу? Куда смотрит охрана? Шакс достал мобильный телефон, приложил его к уху и тихонько зашипел в микрофон:
- Говорит Шакс Ллойд. Я сейчас нахожусь в больнице для прохождения диспансеризации. В кабинет нейрохирурга Роданны Вебер ворвался человек в маске и с пистолетом, который угрожает медсестре и врачу. Судя по всему он не один. Пришлите группу захвата срочно. И эвакуируйте по возможности персонал больницы и больных. Только без паники!
Роданна же на удивление хорошо и спокойно держалась. Она была абсолютно уверена в себе, и пока Шакс разговаривал с полицией, он услышал, что соучастник бандита ранен. Вот дебилы - средь бела дня прорваться в больницу, второй ранен, да еще угрожать врачу. Ллойд порой поражался глупости и бездарности некоторых преступников. Но сейчас нужно было быть очень осторожным - ни врач, ни медсестра пострадать не должны. Вот и сходил на диспансеризацию. Брюнет снял кобуру, тихонько вытащил из нее пистолет с глушителем, передернул затвор и стал вслушиваться и соображать, как действовать далее.

+1

11

Ситуация накаливалась сильнее и сильнее с каждой секундой. Казалось, что жизнь начинает протекать перед её глазами за несколько долей минут. Детство, подростковое время, уже более взрослая жизнь, а после первая любовь и неудачное замужество, которое принесло всё-таки свою часть счастья. Роданна не могла уверенно и чётко заявить сейчас что сделала много хороших дел, что спасла жизнь огромному количеству народу, но вот претендовать на рай всё-таки могла спокойно. Женщина усмехнулась своим мыслям, а потом прикусила губу, когда один из грабителей, заметив её ухмылку, недоверчиво и больно ткнул дулом пистолета ей в плечо. Такое отношение в корне не нравилось гордой птице, что с превосходством вздёрнула подбородок вверх и решительно направилась следом за процессией, что вела путь к операционной.
Персонал и пациенты вокруг замерли в немом ожидании. Казалось, что если кто-то из них пошевельнётся, то жестокая и стремительная пуля тут же попадёт в нежную плоть, не оставляя шанса выжить. Вебер покосилась на медбрата и поджала терпеливо губы, смотря как у молодого паренька расширились от возбуждения зрачки. Он был напуган и не мог адекватно мыслить, хотя и опрометчивых поступков от этого молодого человека и не требовалось. Брюнетка медленно отвернула голову и опустила её, чувствуя себя заключённым, которого ведут на тяжкую работу в жаркие шахты. Страх бился измученной птицей внутри нейрохирурга, но норвежка старалась сохранять спокойствие, зная, что паника никак не поможет им в эту опасную минуту.
- Доктор Вебер, мы прибыли. - из мрачных мыслей вывел робкий голос перепуганной Мери, которая с ожиданием взглянула сначала на Роду, а потом уже на грабителей, которые, судя по выражению лиц, начинали терять терпение.
- Для проведения операции мне нужен анестезиолог и ещё пару медсестёр. - стараясь не выдавать дрожь в теле, женщина подняла глаза на мужчину, который начал сомневаться и мысленно задавать себе вопросы: повестись или заставить работать именно в таких условиях? Преступник с отчаянием взглянул на своего товарища, а потом уже на нейрохирурга, который судорожно сглотнул образовавшийся ком слюней. Казалось, что пройдёт ещё немного времени, а на некогда идеальном белом полу будет алая лужа, которая образуется из небольшого ручейка, ведущий к ране одного из грабителей. Тогда главарь их группы мерзко поморщился и взял грубо брюнетку за локоть, резко и больно потянув в операционную. Вебер болезненно сконфузилась, попыталась как-то освободиться, но опять приставленное дуло оружия решило всякую проблему взаимопонимания.
- Хорошо, мы с медсестрой попытаемся всё сделать сами. - если получится так, что Роданна больше не увидит белый свет, то хотя бы другие не пострадают. Женщина высвободила свою руку из железной хватки тисков и обернула голову, как будто искренне надеялась, что в какую-нибудь щель пристально подглядывает Шакс, что ищет нужный угол для атаки.
Роданна услышала раздражённый крик, а потом увидела на операционном столе того самого грабителя, который начинал тяжело и часто дышать. Измученные стоны говорили лишь о том насколько ситуация сейчас плачевна. Женщина острым взглядом пронзила свою медсестру, что находилась в крайне растерянном и потерянном состоянии. Не время для паники, даже в такие моменты медицинская этика должна контролировать поведение. Норвежка подозвала к себе помощницу и продиктовала ей всё то, что та должна сделать. Мери начала быстро суетиться по кафельному помещению, начиная подготавливать хирурга и место к предстоящей операции. Вебер внимательно же следила за поведением преступников. Возможно, что это хоть как-то поможет улизнуть из бандитских рук этих верзил.
Время шло, а медсестра уже успела подготовить нужные препараты, в том числе и тот, в котором содержалось немалое количество наркотика и про которое говорил Шакс. Если вколоть дозу больше, чем надо, то, возможно, будет мгновенная передозировка, которая приведёт к смерти. Роданна сузила слегка глаза и с сомнением взглянула на перепуганную Мери, которая наверняка начала молить всем святым и Богу о том, чтобы их жизнь были в скором времени спасены. Норвежка оделась с помощью своей помощницы и ласково улыбнулась той, чтобы хоть как-то поддержать сейчас в эту трудную минуту. Страх не должен сейчас парализовать. Перед ними находится человек, которому требовалась срочная медицинская помощь. Вымыв руку и продезинфицировав, брюнетка подошла к операционному столу, где мужчину лежал уже полностью обнажённый, но прикрыт в нужных местах.
- Приступим. У нас огнестрельное ранение в живот. Жизненно важные органы не задеты, если судить по внешнему виду пациента. Внутреннее кровотечение, будем откачивать. - чётким и поставленным голосом прокомментировала Роданна и скривила губы под маской, что скрывала половину лица. Женщина посмотрела на преступника, который постепенно начал засыпать. Если они не спасут этого грабителя, то их могут взять в качестве заложников, а потом и вовсе убить как не нужных свидетелей. Вебер тихо выдохнула и приступила к своей внеплановой работе. Она не полостной хирург, а нейро, так какого чёрта здесь сейчас происходит?
- Пуля вошла неглубоко, поэтому вытащить не составит труда, но реабилитационный период составит от двух недель до трёх. - это фраза была кинута в сторону главаря этой преступной группы. Скорее всего те не будут ждать, когда у их товарища вс начнёт заживать как на собаке. Есть вероятность того, что они сразу его потащат в своё тайное логово, где какое-то время будут сидеть тише воды, ниже травы. Следует дать им кое-какие препараты для ускоренного появления тромбоцитов.
И так прошло пятьдесят минут , в течение которых операция была проведена скрупулёзно и с особой аккуратностью. Швы наложены, а приборы показывали, что пострадавший не находится в беседе со старушкой-смертью. Гибель миновала, теперь осталось только приобрести свободу.

+1

12

Ситуация была очень напряженной. Шакс не мог действовать в одиночку сейчас, поскольку не знал, сколько преступников  больнице, вооружены ли они и, если да, то насколько серьезно. Он не мог, просто не имел права необдуманно рисковать жизнью своей и многих людей: пациентов, медработников. Когда нейрохирург и медсестра покинули кабинет, Шакс практически бесшумно выбрался из соседней комнаты, стараясь двигаться как можно тише и незаметнее.
Преступник, который вел Роданну и ее медсестру (Шакс напрочь забыл, как ее зовут), был пока что в гордом одиночестве, второй с ним ранен. Двое точно есть, от одного толку нет. Но не могут же двое кретинов, угрожая оружием, пробраться в больницу. И как, как такое вообще могло произойти, будь преступников больше? Допустим, один ранен, но зачем угрожать врачам оружием? Если ситуация серьезная, доктора и так сделают все возможное, чтобы спасти раненого. У Ллойда просто не укладывалась ситуация в голове.
Мужчина вжался в стену, аккуратно выглядывая из-за двери. Ушедшие не оборачивались, Роданна никаким жестом не показала того, что в соседней комнате находится Шакс, а в голову преступника не могла прийти такая мысль только потому, что он был занят возможностью спасти своего товарища. Все равно ситуация бредовая. Да, конечно нельзя исключать того, что на свете живут всякие та уродцы и ненормальные, но ведь у шизофреников обострение весной и осенью, кажется. А сейчас уже почти лето.
Ллойд сжал в одной руке мобильный телефон, а во второй держал наготове пистолет. Людей, которых он встречал на своем пути, просил немедленно выбираться на улицу и через какое-то время уже слышал вой полицейской сирены. Значит бандиты тоже в курсе того, что по их души прибыли "борцы за добро и справедливость". Значит они еще больше обозлятся и будут дергать врачей, чтобы быстрее делали операцию. Проблема была в том, что Шакс не знал, куда именно направилась Роданна, поскольку двигаться за ними след в след было опасно, можно себя выдать.
Черт побери, вот так случай. Не дай бог эти уроды что-то сделают стервочке, застрелю сам и скажу, что тот пытался оказать сопротивление и это была прямая угроза жизни мне и окружающим.
К счастью, он наткнулся на одного из врачей, который подробно объяснил ему, где операционная, и, буквально через пару минут из-за угла выскочили "маски-шоу", которые тут же направились к Шаксу, и окружной прокурор доложил им о том, что знает. Прибывшие по рации сообщили своим коллегам на улице, чтобы те немедленно выводили из больницы мед-персонал и пациентов, Ллойд же решил сунуться в самую гущу событий. Его очень сильно волновала судьба Роданны, от которой зависела жизнь раненого преступника, а также ее собственная. Ведь соверши она ошибку, тот умрет, а ненормальные сообщники могут начать палить налево и направо.
Но зайди просто так без предупреждения в операционную Шакс, он мог подвергнуть смертельной опасности всех, кто там находился. Или же стоит постараться уговорить бандитов взять его заместо остальных сотрудников? Это опасно, но хоть по крайней мере он сможет узнать, ради чего они затеяли все это цирковое представление, и хоть примерно понять, как действовать дальше. Мужчина метался словно меж двух огней. Полицейские торопились, выводя людей, а Шакс наконец-то смог добиться от одного из них вразумительного объяснения.
Оказывается, причина была до боли банальна, но чревата своей непредсказуемостью. Буквально в нескольких кварталах отсюда состоялась стрелка мафиози и местных бандюг, которые что-то там не поделили, возможно какой-то барыш. Ведь многие разборки в таком обществе из-за денег. Естественно, началась взаимная перестрелка, одного из бандитов ранили, вероятно, кого-то убили, и преступники решили ретироваться. А так как не хотели потерять еще одного из своих подельников, то им ничего не оставалось, как добраться до ближайшей больницы, проникнуть через черный ход и ломануться в первый попавшийся кабинет. Все гениальное просто.
- Какой сегодня страшный день, - ухмыльнулся Шакс, схъедничав в своей манере минутой позже. - ну зато к урологу или к проктологу не пойду, уже счастье. Становиться раком не по мне. А вот Роди мне потом будет должна, ох как должна.
Неужели бандиты не понимают, что их все равно возьмут? Больница оцеплена и взята в плотное кольцо. Черт, у них в руках заложники, они не должны пострадать. Эти уроды будут требовать беспрепятственно покинуть больницу, а прикрываться начнут заложниками.
- Будьте наготове. Если возникнет прямая угроза жизни людей, стреляйте на поражение, - Шаксу ничего не оставалось, как отдать такое распоряжение. Не приказ, он не был их непосредственным начальником, а всего лишь участником этого бешеного круговорота событий. Но все-таки он вынужден был направиться в одиночку в операционную.

+1

13

Выход перестал уже казаться перед глазами, а отчаяние росло всё быстрее и быстрее. Нужно сохранять спокойствие, нужно поджать губы и не выдавать паники, что растекалась по венам, как самый быстрый и смертоносный вирус, но силы воли не так много, чтобы женщина сейчас продолжала стоять с таким же холодным достоинством и взирала на преступников с презрением. Ей не особо хотелось помогать этому раненому, но врачебный долг требовала того, что ей обязательно надо было оказать этому грабителю медицинскую помощь. Норвежка взглянула на свою медсестру и глазами показала, чтобы та сохраняла полное и тотальное спокойствие, или мало ли что может произойти, вдруг эти полоумные всё же решатся пустить пулю в лоб? Роданна опустила голову вниз и прикусила нижнюю губу, делая глубокий вдох, а потом выдох. На душе скребли кошки, а руки сжимались в кулаки в попытке найти ту нужную точку опоры внутри сознания, которая не давала бы закричать в страхе. Если ей кто-нибудь поможет, и этот самый вытащит из этого дерьма, то она обязательно его расцелует и отведет в дорогой ресторан, где накормит его изысканными блюдами.
- Ему требуется госпитализация и реабилитационный период! - возмутилась женщина, когда она услышала измученный стон больного. Вебер по инерции ринулась к мужчине, чтобы остановить процесс его изъятия со стола, но грабитель снова навёл на неё пистолет, не давая возможности двигаться дальше. Да что они творят? Ведь сейчас пойдёт кровь, его же потом надо будет снова перевязывать. Они совсем не понимают, что сейчас их товарищу угрожает реальная угроза смерти? Рода нервно проглотила ком слюнь, а потом резко обернулась к вскривнушей медсестре, которую за волосы рукой прижали к телу грабителя и заставили следовать за собой.
- Стойте! Не трогайте её! - закричала Роданна, а потом расширенными глазами взглянула на перепуганное лицо Мери, которая прибывала в своеобразной прострации. - Отпустите её, она ему не поможет в дальнейшем... - у её помощницы семья: дети, любимый муж, мама, которая приезжает к ней чуть ли не каждую неделю. Наверняка миссис Торстон уже переживает за свою дочь, глядя на экран старенького телевизора. Грабители переглянулись и коротко кивнули, грубо и безжалостно хватая нейрохирурга, а медсестру грубо отбрасывая в сторону, словно лёгкую тряпку, что более не нужна исполнению их плана.
Брюнетка впервые показала свои эмоции, которые говорили, что ещё немного и она заплачет. В глазах смятение, а руки вцепились в пальцы грабителя, что грубо тащит свою жертву за волосы. Не закричать, не закричать.
- Мне больно! - не выдержала наконец норвежка и дёрнулась, за что получила оплеуху и рык о том, что если она ещё раз дёрнется, то ей прострелят бедро, а когда вырвутся из больницы, то пустят пулю и в лоб. Рода закрыла глаза и прижала ладонь к своей щеке. Это было унизительно и больно. Её гордость не была ещё так задета. Женщина прошептала своей медсестре одними губами, чтобы та бежала и звала на помощь. А дальше картина шла своим чередом, как в обычных фильмах Голливуда.
Больницу окружила полиция. Наверняка об этом позаботился Шакс, который не бросит свою подругу в беде. Был слышен чей-то голос, звук сирены, а ещё редкие женские вскрики эвакуируемых врачей и медсестёр. Им повезло гораздо больше, нежели нейрохирургу, горло которого сжимала сейчас сильная рука преступника, а дуло пистолета холодным железом жгло кожу виска головы Роданны. Женщине сейчас искренне хотелось упасть в надёжные руки, которые не причинят боли, но реальность настолько жестока, что она сейчас находится в плену у беспощадных грабителей, которым важно сейчас покинуть здание больницы живыми и невредимыми. Им предлагали переговоры, где бы полиция выполнила любые условия захватчиков, лишь бы те отпустили заложника. Вебер иногда дёргалась, пыталась освободиться, но всё было тщетно. Она искала глазами знакомую фигуру, но мысленно молила Бога, чтобы Шакс не оказался дураком и не полез её спасать, ибо тот не был бессмертным суперменом.
Роду грубо толкнули в сторону стульев, на которые брюнетка совсем неаккуратно приземлилась. Женщина поднялась и опустилась на сидение, смотря зло на грабителей исподлобья. Норвежка вытерла с уголка губ кровь и скосила взгляд, пытаясь найти хоть что-то, что помогло бы ей сейчас сбежать. Заметив поведение заложницы, преступник тут же уселся рядом со своей жертвой и обхватил сильной рукой за плечи Вебер, тут же после несильно сжимая шею и притягивая к себе. Пахло отвратиельно: перегаром, потом, а ещё кровью. Тошнотворная смесь, от которой начала кружиться голова. Норвежка подняла подбородок и потянулась вверх, пытаясь освободиться от захвата, но опять же оружие стало транквилизатором, который заставил нейрохирурга резко успокоиться и начать только часто и шумно дышать. Сколько ещё ей надо терпеть подобное унижение? Роданна зажмурилась и прекратила всякие попытки освободиться от руки своего мучителя, которому видимо доставляло удовольствие насиловать чувства заложницы.
Страх одолевал, руки начинали немного дрожать. Беда пришла тогда, когда её совсем не ждали. Брюнетка протяжно выдохнула, пытаясь восстановить спокойствие, но было тщетно: сердце билось слишком быстро, а в глазах уже наворачивались слёзы. Всякая норвежская, северная невозмутимость рушилась на глазах. Всё-таки Вебер была женщиной, которая нуждалась в защите.

+1

14

За Шаксом буквально по пятам следовали трое полицейских в бронежилетах и с пистолетами наготове. Окружной прокурор прекрасно понимал, что это не сражение, да и вообще не его дело, поскольку задача именно его профессии совсем не такая, чтобы ввязываться в спасение заложников. Если бы среди эти самых заложников не оказалось его любимой подруги, мужчина явно остался бы снаружи или попросту уехал, ведь за окном разворачивалась самая настоящая буря. Наверное, ураган подходил уже совсем вплотную к городу, готовый заключить его в свои смертельные и разрушительные объятия. И от осознания этого, брюнет переживал за Роданну еще сильнее. Он не думал, что будет потом, его гораздо сильнее беспокоило теперешнее положение дел. Полицейские не раз уговаривали его не соваться в гущу событий, в какой-то степени Ллойд был с ним солидарен, но как только он вспоминал о Вебер, весь страх за собственную шкурку куда-то исчезал.
- Вы не понимаете, там моя самая близкая подруга. Как бы вы поступили на моем месте? - тихо прошипел прокурор трем мужчинам, когда они практически приблизились к операционной. - Я не хочу геройствовать, мне не нужна слава спасителя, мне просто нужно, чтобы никто из заложников не пострадал. В особенности, мисс Роданна. К тому же, - он слегка ухмыльнулся, хотя эта самая ухмылка выглядела криво, - вы и не представляете себе, сколько врагов у окружного прокурора. Думаю, они согласятся обменять заложников на меня одного. Я более важная персона для бандитов, чем все эти неизвестные им люди.
Роди наверняка скажет, что я идиот, каких свет не видывал. Но тем не менее, как бы она не ворчала, она прекрасно осознает то, что все, что я делаю сейчас - это ради нее.
Тем временем за дверьми операционной послышались голоса, которые становились все громче, и буквально через минуту бандиты вывели всех заложников, и один из преступников - тот самый, что вломился в кабинет нейрохирурга, крепко держал Роданну, в глазах которой читалось уже самое настоящее отчаяние. Ллойд сглотнул горькую слюну и скрипнул зубами. Если они только посмеют причинить вред одному из самых дорогих для него людей, Шакс не представлял, что он сам лично сделает.
- Стойте!- Преступники резко остановились, как по команде, прижимая к себе заложников и тыча им в головы пистолетами, которые явно не были похожи на игрушечные. Главарь грубо схватил Вебер за волосы и притянул к себе. Шакс старался выглядеть бесстрастным, только вот у него это получалось не слишком хорошо. Тем не менее он изо всех сил старался сохранять самообладание. - Отпустите заложников. Один из ваших серьезно ранен и, как я вижу, операция была проведена не до конца. Он умрет быстрее, чем вы сможете отсюда выбраться без проблем. Сообщаю о том, что больница оцеплена силами полиции. Они в любой момент готовы открыть огонь на поражение. Если не хотите более серьезных проблем для себя, отпустите людей и сдавайтесь.
- Заткнись! Ты еще кто такой, чтобы нам указывать, а? Если вы будете нам чинить проблемы, первой, кого я застрелю будет она, - и мужчина прислонил дуло пистолета к виску Роданны, которая застыла на месте, а в ее глазах засеребрились капельки слез. - И мы будет убивать каждого из заложников по одному.
- Я окружной прокурор Сакраменто, меня зовут Шакс Ллойд, - продолжил прокурор, сжимая пистолет обеими руками и целясь в лоб главарю. Рука не дрогнет на курке, но...он положил пистолет на пол и поднял руки. - Отпустите женщин, возьмите меня заместо них. Мы готовы на переговоры, только не причиняйте вреда людям.
- Окружной прокурор? - практически взвизгнул один из головорезов. Его и без того отвратительное лицо пересекал глубокий омерзительный шрам. - Так это по твоей милости моего брата Антонио Альвареса приговорили к смертной казни? Сука, я пристрелю тебя и даже не буду разговаривать, - и он направил пистолет на Шакса, но был тут же остановлен главарем, который к неудовольствию Ллойда заметил, как он смотрит на Роданну.
- Прекрати с ума сходить. Потом рассчитаешься с этой шавкой, которая на побегушках у правительства. Такой заложник нам не повредит, к тому же он настолько глуп, что подставился сам. Иди сюда и если дернешься, я стреляю. К тому же, как я заметил, тебе дорога эта сучка, - он прихватил Вебер пониже спины и пошло оскалился. - Значит будете в заложниках оба.
Раненый бандит застонал от боли и медленно сполз по стене. Остальные переглянулись, а Шакс подошел к преступникам, держа руки за головой. Его толкнули к остальным заложникам, и тут главарь задумался. - С толпой людей и правда неудобно, за ними не уследишь. Поэтому мы, пожалуй, отпустим всех, а вы оба останетесь и будете нашей страховкой. Нам нужен вертолет, пилот и оружие. Через пятнадцать минут, если на крыше не будет ничего, мы расправимся с заложниками. Всем ясно?
Шакс посмотрел на полицейских, кивнул им и перевел ненавидящий взгляд на бандитов. По крайней мере большинство людей в безопасности. Но не Роданна...проклятье.
Они не знают, что за окном ураган. Это может быть мне на руку.
Ллойда другой бандит весьма некрасиво общупал на предмет наличия иного оружия и, не найдя ничего, довольно ухмыльнулся. Двое полицейских увели заложников, и лишь один остался на месте, сжимая пистолет. Бандиты еще раз повторили свои условия и, подталкивая Роданну и Шакса к выходу, увели их. Но мужчина успел шепнуть своей подруге о том, чтобы она не паниковала и что у него есть план. На самом деле его не было, но прокурор всегда действовал по ситуации. От раненого преступника его товарищам толку не было, Ллойд понимал, зачем им вертолет - улететь и доставить его к своим врачам. Но, возможно, стихия сможет помочь как-то обезвредить хотя бы двоих бандитов из трех действующих.

+1

15

За окном каким-то безмолвным приговором стучали ветки. Ураган усиливался, а вероятность того, что она выйдет сегодня из больницы живой и невредимой таяла на глазах. Хотелось отпустить на волю всех птиц собственных эмоций, потому что в горле застрял ком горькой слюны, а в глазах наливались слёзы от страха и боли, которую причинял главарь этой преступной банды. Роданна если держалась не из последних сил, то предпоследних, потому что хрупкое сердце стучалось об костяную клетку крепких рёбер, разгоняя кровь быстрее и заставляя организм находиться в напряжённом состоянии. Как можно успокоиться, когда к твоему виску приставлено дуло пистолета, а сзади прижимается потное, мужское тело, которое заставляло кривиться в явном отвращении. Вебер сглотнула и в безуспешной попытке дёрнулась, как будто увидела свой собственный шанс на спасение. Женщину грубо "успокоили" и пообещали, что если та ещё раз сделает хоть одну попытку бегства, то ей не жить. Норвежка поджала губы и сделала глубокий вдох, а затем выдох. Главное, не находится в состоянии паники.
На улице были слышны сирены полицейских машин и выкрики самих людей, охраняющие закон и покой мирных жителей. Этот факт не особо успокаивал, так как за всю свою жизнь женщина успела многое увидеть по телевизору. Чаще всего в таких ситуациях были жертвы, тяжело пострадавшие. А к какой категории её ситуации подойдёт? Брюнетка зажмурилась, пытаясь унять дрожь и слабость в коленях. Неужели вот так всё закончится? Где она успела перейти дорогу высшим силам, что они вот так её наказали? Роданна широко распахнула глаза и бегло осмотрелась, как вдруг брови резко поднялись вверх в шоковом состоянии. Перед ней и группой преступников были Шакс и трое полицейских, которые направили оружие на захватчиков. Женщина неверяще взглянула на прокурора, который тут же начал предпринимать попытки по освобождению заложников. Мужчина предлагал обмен, который по затеи Ллойда должен был назваться равноценным. Вебер недоверчиво и даже с толикой возмущения приоткрыла рот. Ей хотелось сказать, что эта идея могла прийти только глупому человеку, который совершенно не оценил всю опасность и бесполезность собственной затеи.
- Что ты..? - спросить о том что делает этот безумец ей не дали, так как грубая рука резко дёрнула в сторону бандита, срывая с алых лепестков губ Роды короткий, но измученный стон боли. Её голову потянули вниз за волосы, открывая вид на тонкую и изящную шею норвежки, чья грудь вздымалась достаточно часто. Мужчина ехидно оскалился, смотря на прокурора. Главарь давно уже понял, что этих двоих связывает глубокая связь, которая не позволит хранителю правопорядка оставить эту ситуацию без своего участия.
- Ублюдок... - смело прошипела брюнетка, за что получила неслабую оплеуху и окрик, чтобы та заткнулась. У преступников дела шли не очень, так как те были слишком нервными и их вывести было на раз и два. Роданна дёрнулась от захватчика, когда тот позволил себе вольность - прихватил северянку ниже спины. Такая грубость раздражала, злила. Хотелось ударить этого ненормального и выкрикнуть, что она тому руки отгрызёт, если тот ещё посмеет дотронуться до неё, но железо пистолета сковало тело, а изо рта не вылетело ни единого слова, только лишь судорожный выдох. Шакс сдался, но по его глазам было видно, что у мужчины есть план. Вебер искренне надеялась, что в этой задумки нет жертв, есть только счастливый конец, в котором ей придётся латать раны этого горе-прокурора. Брюнетка с сомнением посмотрела на своего друга, а потом попыталась приблизиться к нему, как её за плечо вернули ближе к главарю, лишая всякой возможности прижаться к Ллойду. Страх не парализовал, но мышление почему-то стало ватным, так как этот случай у Роданны впервые. Ей никогда не приходилось влипать в подобные истории.
Природа бушевала, заставляя шарахаться от окон бандитов. Их требования были до жути нелогичны. Сейчас ветер представлял собой огромное препятствие для побега. Их же попросту снесёт, они столкнутся с любым высотным зданием и взорвутся моментально же, увеличивая число жертв. Шакс ничего не мог сделать, как и сама Роданна, которая затылком чувствовала, каким голодным и облизывающим взглядом обводит её фигуру главарь всей этой процессии. Женщина прикусила нижнюю губу, пытаясь отстраниться от всех ощущений, которые бы заставляли её лицо кривиться в явственном отвращении. Нужно дойти до выхода, а там они с Ллойдом сделают рывок в сторону полиции, и они оба будут в безопасности. Послышался очередной стон раненого человека, и нейрохирург обернулась, чтобы на секунду оценить вероятность того, что в скором времени этому бедолаге нужна будет медицинская помощь.
Здание больницы было большим, входов и выходов было также предостаточно, хотя Шакс сообщил преступникам, что бежать им совершенно некуда, так как они полностью окружены. Этот факт капельку, да успокаивал, хотя присутствие рядом лучшего друга ещё больше внушало надежду на то, что они оба выкарабкаются из этого чёртового болота. Неожиданно послышался грохот. Все как по щелчку обернулись и увидели, что раненый грузно облокотился на стену. Его бледность говорила, что потери крови идут колоссальнейшие. Женщина внимательно смотрела на пострадавшего от пули бандита, а потом перевела взгляд на главаря, вскидывая бровь вверх в немом вопросе.
- Сейчас привал, а ты залижи ему раны. - последнее было сказано Вебер, которая тут же направилась к нужному человеку, чтобы оказать медицинскую помощь. На лице раненого была написана вся боль, которая иглами пронзила сознание этого бедолаги. Лучше бы он там уже умер, а не мучился вот таким образом.

Офф: не проверяла на опечатки/ошибки и ляляля

Отредактировано Rodanna Weber (2014-09-03 14:36:08)

+1

16

Ситуация была пренеприятнейшая и весьма опасная. Нет, Шакс не особо задумывался о своей собственной жизни, ему была важна жизнь каждого заложника. На раненого бандита он как-то даже внимания не обращал - сдохнет, туда ему и дорога. Сам выбрал себе такую участь, поэтому пусть или терпит или отправляется к праотцам. Особым человеколюбием окружной прокурор не особо отличался, он переживал только за дорогих и близких его сердцу людей. И одной из них как раз являлась Роданна. Потом почему-то мелькнули мысли о Саймоне, но пока что касательно него Ллойд был спокоен. В данный момент его беспокоило нечто другое. Он хотел как можно скорее выбраться на крышу и там уже действовать по ситуации.
- Пока ты будешь ее ощупывать, твой поддельник сдохнет прямо тут от потери крови, - Шакс высказался не очень культурно, но он был прав, хоть и получил весьма чувствительный тычок в спину. Бандит сам того не ведая, попал дулом пистолета в одну из болевых точек, отчего брюнет скривился, но постарался не издать не единого звука. Если сейчас еще и он расклеится, то будет совсем плохо. К тому же Роданне не стоит видеть никаких эмоций на его лице, она и так все прекрасно чувствует.
Продвигались к лестнице, ведущей на крышу, они, надо сказать, очень медленно, поскольку преступники шарахались практически от каждого шороха. Ллойда это весьма раздражало, но все-таки пока никто не видел, ему удалось быстренько наклониться к нейрохирургу и прошептать ей о том, что они оба обязательно отсюда выберутся, и чтобы она постаралась не паниковать, поскольку это первый шаг к тому, что хорошо все никак не будет.
Тем временем главарь сообщил, что планируется привал, поскольку дальше бандит идти уже не мог самостоятельно. Он был бледен как лист бумаги и лишь тихо сполз вниз по стене. Главарь приказал Роданне перевязать раненого, и тут у Ллойда возникла идея. Хоть она была немного полоумной, но все-таки нужно же было что-то делать.
- Я хотел вам предложить...
- Да заткнись ты, урод! - рыкнул на него один из бандитов, внимательно след за тем, как Роданна перевязывает раны их другу. Предыдущие повязки насквозь пропитались кровью и были отброшены нейрохирургом в сторону. Шакс был доволен тем, что его прекрасная подруга держится на все сто, но не обратил никакого внимания на рычание мужчины и продолжил:
- Сам не ори, а послушай сюда. Я хочу сказать о том, что такими темпами самостоятельно ваш раненый до вертолета не дотянет. да что там, он по летснице идти не сможет. Поэтому я могу предложить донести его, а там вы уже сами с ним сядете в вертолет.
Или не сядете, что, скорее всего, так и будет. Я этим слюнявым уродом прикроюсь в случае чего, как живым щитом. И мне даже не будет стыдно. мы должны защищать мирных и добропорядочных граждан, а не этих ублюдков, как правильно назвала их Вебер.
Весь мыслительный процесс отражался на не очень-то умном лице главаря, а Ллойд где-то в глубине души надеялся, что все пойдет по только что выдуманному плану На крыше будет полно полиции, и среди них есть весьма неплохие снайперы. Если кому-то из заложников будет угрожать опасность, оружие будет применено без колебаний. Почему-то прокурору думалось, что раненый уже не жилец. главное, чтобы он не сдох по дороге к крыше, тогда весь план пойдет к чертям. Поэтому брюнет надеялся на мастерство Роданны, как врача.
- А прокурор правду говорит все-таки, - наконец-то подал голос главарь, который, судя по всему, наконец-то все обдумал. На лице Шакса не дрогнул не единый мускул, но внутри он ликовал. Главное, ничем свою "радость" не выдать. Ллойд посмотрел, что Роданна уже почти закончила с раненым и удовлетворенно кивнул. Умница, девочка, давай постарайся сделать все возможное и невозможное, чтобы он не сыграл в ящик. По крайней мере, не сейчас.
- Смотри, если ты что-нибудь отчебучить решил, то первой пострадает твоя подружка, - ухмыльнулся мужчина и, подождав, пока Вебер закончит с перевязкой, достаточно грубо рванул ее за руку к себе, отдирая от раненого. Шакс же медленно подошел к сидевшему на полу бандиту, взвалил того на плечи, поддерживая, как мог и кивнул, мол, пошли вперед. Тот снова застонал, на что Шакс зашипел:
- Хватит ныть, ты мужик или где?
Думается, что если бы раненый мог ответить, то сказал бы Ллойду в ответ много нецензурных слов, но поскольку у него не было сил, то и на том спасибо. Чем быстрее приближалась процессия к крыше, тем сильнее слышался гул ветра и сквозь него раздавался рокот лопастей вертолета. Главарь бандитов высунулся в окно, рассматривая присутствующих полицейских на крыше. Он распахнул дверь и жестом показал, чтобы Шакс шел первым. В лицо тут же ударили капли ливня, сильный ветер трепал волосы, мешая смотреть вперед. Прокурор стиснул зубы и стал продвигаться к вертолету. Он ждал удобного момента... и дождался.
Дальше события стали развиваться как в боевике. Когда очередной поры ветра чуть не сбил с ног бандитов, которые следовали позади Шакса (Ллойд же под тяжестью своей ноши был более приземленным что ли), мужчина успел развернуться и швырнуть раненого преступника к тем двум. Двое упали, но один из бандитов успел выстрелить в прокурора, который рванулся к Роданне, дабы закрыть ее собой. Пуля застряла в плече, брюнет скривился от боли, но тут подоспели полицейские, которые достаточно быстро скрутили всех троих, отобрав у них оружие. А раненый Шакс прижимал к своему окровавленному плечу нейрохирурга, которую уже чуть ли не трясло от пережитого стресса, и шептал ей на ухо, что самое страшное позади...

THE END!!!

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Покрепче завяжи шнурки