Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 48 часов


48 часов

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sf.uploads.ru/2pylV.png
Georgina F. Rochester и Rex Tyrell
городская больница
Порой известия бывают не самые приятные.

+2

2

внешний вид
http://sd.uploads.ru/PfQB0.pngПорой до абсурдного доходит ощущение времени. Кажется, будто бы неподвижная ноша преследует, не отстаёт, вечно за плечом и шепчет не утихающими чувствами: потерянности, безысходности, банальным страхом, присыпанным горсткой остренькой паники, совсем как блюда присыпают паприкой для глубины вкуса и ощущений. Но какая еда в подобные минуты? Вдруг кто-то мнимый, от кого зависит сказать «многое» будет слишком мало, переключает свой могучий взгляд именно на тебя, маленького, совсем не обидно будет сказать ничтожного, ведь это действительно так, загружённого и погрязшего в рутине бытия, хрупкого и совершенно глупого человечка. Воображение — это и дар, и проклятие. Оно начинает рисовать поистине невероятные картины, при каждом новом мазке мокая кисточку в стаканы чуши и лжи. А убежать от себя самого — как бы не так. И прилагая последние усердия, нужно избежать этих картин, просто нужно. Иначе конец. Иначе чёрная дыра, как та, которая в космосе обитает, плавает среди океанов звёзд и тел, подыскивая что-то новое для себя. Она поглощает всё без разбора, так и ты — для тебя Вселенная не сделает исключения. Конечно, так же бывает, эти картины пишутся красками доброты и спокойствия, полными любви и бесконечной гармонии, однако тогда мнимому не до тебя, ты выше всего.
http://sd.uploads.ru/PfQB0.pngДжорджина Рочестер, стоя на светофоре, вынужденно пропуская опасный поток машин, в выдавшуюся свободную секунду нервно оборачивается назад, смотрит за прозрачное стекло, отделяющее кузов машины от мест водителя и пассажира. Её напарник, молодой практикант, на место которого уже через пару смен придёт новый, вкалывает два кубика слегка розоватого вещества в плечо совершенно юной девушки. Скорее всего — стимулятор работы сердечной мышцы для того, чтобы та продержалась в сознании, желательно, всю дорогу. Она, в свою очередь, корчится, но не от болезненных ощущений укола, а из-за нескончаемой тошноты, первое она даже не почувствует. Практикант, откидывая использованный шприц, не даёт ей запрокидывать голову и, как только его руки свободны, пощипывает побледневшую кожу девушки на руках и хлопает по щекам.
http://sd.uploads.ru/PfQB0.png— Ни в коем случае не прекращай называть её по имени, она не должна терять тебя, — вцепившись в руль, Рочестер отводит взгляд от пациентки к дороге. Очень скоро свет станет зелёным, очень скоро. Как бы начальство не объясняло парамедикам не выжимать из служебных машин всё и не заставлять их вопить от запредельных оборотов, вряд ли такая экономия поможет спасти жизни людей, которые, чаще всего, висят на максимум двух волосках от смерти. Им слишком далеко до таких низов, как врач, разъезжающий на вызовы. Разжиревшие от неоправданно завышенных заработных плат, они, со своим средним социальным, могут лишь двигать языками и печься о служебных машинах, которые штампуют со скоростью сто штук в сутки и ни одна из которых ещё не загнулась после коснувшихся руля рук Джо. — Вколи двойную, мы должны доставить её в самом наилучшем из лучших виде даже в её положении.
http://sd.uploads.ru/PfQB0.png«Которое хреновее некуда.»
http://sd.uploads.ru/PfQB0.pngЧерез стекло заднего вида убедившись в выполнении своего приказа, Джорджина выжимает из бело-красной «красотки» последние пределы, описанные начальством. Выехав из опасного участка дороги, она с той же скоростью лавирует по рядам далее, выезжая на встречную и разделительную в том числе. Как раз в такие моменты вспоминается некстати мнимый и его лживые картины. Время, обстановка — словно планета всем своим весом давит на крошечного человека, который всего лишь пытается продлить жизнь другому. Они одинаково равны и одинаково бессильны против слишком тяжелого груза, стараются вынести хотя бы тот, который им послан свыше; на долю каждого приходится столько, сколько он может вынести, не так ли? Пока повезло лишь с тем, что их готовы принять в крупном медицинском учреждении, в котором найдётся больше, чем пара наркологов. Кто-то пытается возмущаться сигнальными звуками, когда их подрезает Джорджина, а она, если бы могла, повесила бы во всю заднюю дверь машины фото с огромным средним пальцем, вырезав лишь небольшой клочок для номера.
http://sd.uploads.ru/PfQB0.pngИ проходит несколько минут, прежде чем по рации Рочестер сообщает о прибытии к одному из входов госпиталя, выходя из машины. Следом открывает заднюю дверь и отдаёт молодую девушку в руки специалистов. Интерн, в свою очередь, снимает с рук медицинские перчатки и обменивается взглядом с Джорджиной.
http://sd.uploads.ru/PfQB0.png— Хвалю, малец, что не грохнулся в обморок. Пошли заполнять бумаги, — хлопая того по плечу, она также снимает синеватые перчатки и кладёт в карман куртки.
http://sd.uploads.ru/PfQB0.pngОднако это не конец. В таких случаях принято говорить «лишь начало», потому что в ближайшем будущем она должна встретить родственников Эмилии Кили и озвучить одно из предложений в отчёте, который приступит писать через считанные секунды: «В следствии принятия превышающей в несколько раз установленных норм дозы наркотического вещества произошёл спонтанный аборт.»

+2

3

Никто не знает, что будет завтра. Мы просыпаемся утром, куда то спешим и в конце концов забываем, что в этом мире есть нечто ценнее нежели работа, деньги, свое самолюбие. Мы забываем о том, что есть люди, которые зависят от нас, которые нуждаются в нашей помощи, которые верят нам и искренне ждут, когда мы протянем им руку. Но мы забываем. Забываем смотреть по сторонам, забиваем замечать такие простые вещи. Забываем быть человечными. Забываем быть собой.
Порой время тянется невыносимо долго. Весь день крутишься как белка в колесе, забиваешь голову какими то якобы важными делами, но на самом деле, просто делаешь вид, что занят. Рекс часто убегает от себя. Порой мысли в его голове кажутся ему глупыми, идиотскими, безумными. Поэтому, он предпочитает заниматься чем угодно лишь бы не думать. Знаете, он никогда не отличался способностью предугадывать события. Но сегодня… Сегодня он не находил себе места. Их дорога с женой разошлась еще пару дней назад. Как-то так сложилось, что Рекс был занят, а Эмилия отходила от всего произошедшего. Тирелл никогда не влезал в ее дела, во-первых, ему было не интересно, а во-вторых, ему все так же было не интересно. Рекстон мало чем интересуется кроме самого себя. Однако в боследние дни Эми стало сама не своя. Ее то и раньше врятли можно было назвать адекватным человеком. Вообще проживание в особняке Тиреллов делает весомый вклад в психологию человека. Но в последнее время дело было даже не в тиране-мучителе по имени Декс, здесь было что-то другое. И Рекс это видел, однако сказать, что не так не мог. Резкие перепада настроения жены настораживали его. Но не до такой степени, что бы везти ее к врачу или еще куда. Поэтому, свалив все это на обычный стресс Рекс продолжал жить дальше, как ни в чем не бывало.
Каждое утро мы просыпаемся с надеждой на то, что сегодня произойдет что-то хорошее. Вера в лучшее всегда присутствует в нас. Ничего не подозревая Рекс весь день провел на работе. Но к вечеру, что-то будто кольнуло где-то внутри. Это странно чувство все сильнее одолевало его, именно поэтому он не спешил делать выводы, а усердно продолжал заниматься тем, чем должен. Не подвластен никаким эмоциям он выбрасывал из головы все дурные мысли.
Что бы там не говорили, а всех нас связывает тонкая ныть. И если где –то эта ниточка обрывается, мы все чувствуем. Эта невидимая связь присуща всем близким людям, и даже если вы утверждаете, что ненавидите их, что не любите. Можно говорить что угодно, но истинная правда сидит глубоко внутри нас. Можно обмануть себя, но чувства обмануть невозможно. Порой наше отрицание самих себя и мешает нам смотреть на ситуацию здраво, мешает увидеть то, что очевидно. И только, когда мы слышим звонок, и встревоженный голос в трубке говорит о том, что произошло, мы понимаем насколько были не правы.
Рекс сидел в кресле, когда ему сообщили, что жена попала в больницу. Он ничего не понимал, голова разрывалась от потока мыслей. Но времени думать не было. Проверив карманы на наличие ключей, парень сорвался с места. Сколько бы он не говорил, что не любит ее, сколько бы он утверждала, что ненавидит, внутри все же что-то перевернулось, будто сейчас у него отобрали кусочек его самого.
Он пришел в себя лишь, когда машина остановилась у больницы. Кажется, он не соблюдал никакие правила, он лишь хотел как можно быстрее узнать что произошло. Его беспокойство было велико, однако стоило ему выйти из машины, как взгляд снова стал строгим и полным равнодушия. Рекс не умел и не хотел показывать свои эмоции на людях. Что бы не творилось внутри, он всегда умел собирать все свои эмоции в кучу. По крайней мере, пока у него это получалось. Он верил, что это всего лишь нелепая случайность, возможно авария, возможно, она снова куда то влезла. Но главное что бы она была жива. Оставив машину едва ли не при въезде в больницу он отправился во внутрь. Он настолько торопился, что уже внутри едва не врезался в брюнетку, что стояла и заполняла какие то бумаги.
- Извините,- быстро сказал парень и продолжил осматривать помещение, что бы понять, куда идти и к кому обратиться. Обойдя брюнетку, он заметил медсестру, что заняла свое место у регистратуры.
- Простите, девушка. К вам поступила моя жена, Эмилия Килли, куда ее положили? Хотелось спросить что же произошло, но всему свое время.

+1

4

http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngРочестер в очередной раз запускает в карман рабочих брюк ладонь, чтобы найти сотовый телефон и уточнить сегодняшнюю дату, однако тот, оказалось, остался или в машине или, хуже того, в участке. Казалось бы, совсем безобидный провал в памяти, ведь сколько людей спрашивают себя, родственников «Какой сегодня день недели?» или «Какое сегодня число?», часто изо дня в день? Очень легко оправдаться жизнью в скорости мегаполиса и очень часто это выходит за отличное оправдание. Договорившись с собой пропустить этот пункт и вернуться после заполнения основной части листа, она, как то часто бывает, обнаруживает пустой шариковую ручку и вместо ярких букв выходят прозрачные, почти невидимые. За стойкой, кстати, тоже никого нет, хотя больничная медсестра, даже одна, но должна присутствовать. Постучав колпачком по поверхности стола, недолго думая, Джорджина обернулась по сторонам и наклонилась осмотреть нижний стол здешних медработников. Посреди многочисленных, пусть и аккуратно расставленных, стопок альбомных листов и иных бумаг, папок с неизвестным наполнением, стикеров, степлеров, клеев, городских телефонов и женских журналов, на ощупь за монитором компьютера она достала несколько ручек, карандашей, при том даже цветных, фломастеров и две линейки. Прихватив к тому же маленькую, чистую бумажку, следом расписав несколько ручек на ней, Джо ловко кинула парочку из них к себе в карман куртки — подобного добра много и больница не обеднеет в следствии этого маленького преступления. Однако при обратном действии повезло меньше — Рочестер столкнулась лицом к лицу с местной медсестрой, зарубив ещё год назад себе на носу, что эти дамы не любят, когда заезжающие на несколько минут парамедики лазали по их столам. Причина, по которой они столь холодны и недоброжелательны, остаётся неизвестной. Может быть, им не нравится бразильский акцент?
http://sd.uploads.ru/eTUlW.png— Ручка. Просто ручка. — поднеся её к недовольной мине незнакомки, Джо вспомнила про своего практиканта, по её вине оставшегося таскаться по главному коридору больницы рядом с наставником, но без принятия участия в заполнении рабочих листов. Так и было: молодой парень терпеливо и неторопливо мерил шагами кафельный пол, смотря куда угодно по сторонам, но не на приёмный стол. Бывали кадры на памяти девушки намного суетливые и шустрые, которые любили создавать проблемы и пытались шантажировать старших по званию. Он похож на неё, как и на большинство студентов в этот период — переход из среднячка, который, может, и не всегда уверен в выборе рода деятельности, имеет за спиной каменную стену, которая всё равно смягчит падение, во взрослого человека, специалиста с незамедлительной реакцией, имеющего запас всех умений и навыков, человека, способного вытащить другого из-под лап неминуемой смерти чего бы это не стоило. Джорджина окликнула его и, отдав одолжённую ручку, в сотый раз принялась рассказывать о каждой форме заполнения по отдельности.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngС юным кандидатом она дошла до графы учёта использованных в дороге медикаментов, когда неизвестный, точно возбуждённый и нетерпеливый, вывел из равновесия.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngОЙ! — с брошенным в его сторону взглядом, Рочестер вполне была удовлетворена прозвучавшим извинением. Студент отчитался о заполнении и удалился к служебной машине, а сдать бумажки в архив на несколько недель до годовой утилизации — что может быть проще?
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngКакого же было удивление Джорджины услышать слетающее с губ «возбуждённого парня» имя своей последней пациентки? Она замерла, чтобы услышать, что скажет ему медсестра, но та выдала просто очередную дежурную фразу, которая должна успокоить близкого человека, однако по лицу незнакомца не было заметно, что он успокоился и готов, как окружающие, просидеть на стульчике в ожидании одной весточки несколько часов. Рочестер могла бы оставить бланки на месте и поспешить в часть к новым вызовам, но не хотела возникновения неудобной ситуации в центре главного холла. А также не могла не игнорировать факта испытываемого состояния, в котором пребывала сама весь день накануне констатации смерти матери десять лет назад: на протяжении долгого времени всё внутри в напряжённом, будто струна гитары, состоянии. Стоит лишь слегка провести по ней кончиком пальца и та уже издаёт тонкий звук. Так происходит с ней, человека же после единственного такого прикосновения испытывает неконтролируемое раздражение, которое, в свою очередь, тоже начинает дёргать всё новые и новые струны. Лишь услышав правду можно постепенно утихомирить их. Неправильно поступают те, кто не говорить её сразу, боясь таким образом показаться хладнокровным и бесчувственным. Человек — умное существо и приспосабливается к новому, ранее неизвестному, в кратчайшие сроки, а ожидание не приносит ничего хорошего, кроме расшатанных нервов, душевных терзаний, мук и нескольких таблеток успокоительного в день.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngЧто вас конкретно интересует? — положив на бумажки одолженную ручку, Джо обратилась к молодому человеку, привлекая к себе его внимание. — Думаю, я могу дать ответы на большинство ваших вопросов.

+1

5

Рекс был похож на сумасшедшего. Он влетел в холл больницы и судорожно искал то, не зная что. Он понимал, что нужно быть спокойным. Что необходимо мыслить холодно и не делать никаких скоро поспешных выводов, но не выходило. Мысли в его голове кружили, сбивали его с толку и признаться он уже надумал себе кучу всего.
Медсестра не торопилась с ответом. Видимо разложить по полкам бумажки было куда важнее. Чем ответить Рексу. Парень в недоумении смотрел на нее и ждал ответа. Однако, даже убрав все на свои места, девушка в белом халате не торопилась.
- Минуточку,- спокойным голосом протянула она. Рексу же казалось, что она попросила подождать его час. Он был на пределе, ведь хуже всего, когда ты не знаешь, что тебя ждет, когда ты не знаешь что думать, когда равным счетом ты просто ничего не знаешь. Тирелл не сводил из медсестры глаз, но она видимо она привыкла к тому, что кто-то вечно стоит над душой, поэтому не обращала на него никакого внимания. Рекстон злился. Его нервы вперемешку со злостью могли сыграть злую шутку.
- Девушка, сколько можно? Я задал вопрос, я услышу ответ сегодня? – Рекс психонул, перешел на более высокие ноты и что есть силы ударил рукой по столу. Ручки, бумажки, от весьма не легкого удара подскочили, некоторые даже повалились на пол. Сам же парень отскочил от стола и нервно начал ходить со стороны в сторону.
- Вы не понимаете что ли? У меня там жена… - он указывал пальцем куда то в коридоры, ведь он так и не знает, где Эмилия, - а вы бумажки перебираете. Нервно, но уже без криков говорил Рекс. Но, кажется. Медсестру это не волновало. Она говорила лишь о том, что не нужно так нервничать и что она не может знать все на свете. Ей нужно посмотреть в журнале, а журнал, куда то унесли.
- Не беспокойтесь, скоро вам все скажут. Лениво протянула медсестра. Кажется, в ее голосе должно быть сожаление или беспокойство? Нет. Ничего такого парень не услышал.
Верил ли Рекс во все это? Был ли у него выбор не верить? Тирелл лишь развел руками поражаясь. Как в больнице может быть такой беспорядок. И сколько ему еще ждать? Вопросы мучали его и от этого легче не становилось. Скорее наоборот. Голова будто разбухла от мыслей и еще немного и она взорвется. Брюнет присел на один из стульев выставленных прямо в холле больнице. Видимо таких ожидающих здесь бывает довольно много. Рядом с ним сидела какая то девушка, рядом же место было свободно. Но не успел Рекс погрузиться в свои мысли, как услышал голос, что явно обращался к нему. Кому-то это покажется параноей, но Рекс был уверен, что довольно решительный женский голос говорит с ним. Подняв голову, что еще секунду назад он прятал в ладони, Рекс заметил девушку, что стояла у стола. Да, только сейчас он ее заметил, а ведь пару минут назад он ее едва не сбил.
- Вы что-то знаете? – Тирелл сорвался с места и тут же подошел ближе к брюнетке. – Где она? Что с ней? Он говорил встревожено, обеспокоено. Каким бы сдержанным он не был снаружи голос его всегда выдавал. А сейчас он и во всем был на нервах и ничего удивительного в этом не было.
- Не молчите. Скажите мне правду. Уже более решительно продолжил Рекс.

+1

6

http://sd.uploads.ru/eTUlW.png— Да... Эм... — шелест от сжатия в трубочку контрольного листа помогал подобрать следующие слова, к тому же, бедно, но верно разбавляя повисшую между Джорджиной и молодым человеком паузу.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngВсе знают, что Рочестер — честный, решительный, чётко выполняющий указания, знающий своё дело и уверенный в своих суждениях врач. Как часто пациент совершает самоубийство посредством выстрела в челюсть из пистолета в метре от вас? В Америке с Джо так произошло дважды. Когда это произошло впервые, она долгое время не могла смириться с тем, что увидела: смотрев в его глаза и уговаривая поехать в госпиталь,  вдруг густые кровавые брызги хлынули на неё как из фонтана, а мужчина с открытым ртом и широкими глазами рухнул как мешок с картофелем на пол, постепенно заливая кровью паркет вокруг себя. Она долго задавалась вопросом что было сказано или сделано не так, безответно копалась в себе, порицала отсутствием профессионализма и хотела навсегда покончить с врачебной практикой, улететь с дочерью в Сицилию навсегда и заниматься бухгалтерией маленькой сети ресторанчиков, доставшейся от матери. Ей не была нужна помощь психолога, недельный отпуск вне очереди, материальная поддержка — Джорджина хотела быть всецело нужной людям, попавших в беду. Так она согласилась остаться, потому что знала, что если продолжит работать парамедиком, то спасёт немало жизней и как-то оправдает то самоубийство. Во второй раз было нелегче — вышедшая из психиатрической больницы пациентка разрезала себе обе руки вдоль от локтя до кисти, после воткнув в правую нож насквозь. Задетые острым лезвием артерии и вены кровоточили безостановочно; пока подъезжала другая машина с медиками, женщина, от обильной потери крови, успела осунуться и истощать в считанные минуты. Теперь не было вопросов о будущем и самой себе — Джорджина поняла, что в смерти этих людей виноваты они сами, она стала лишь безмолвным случайным свидетелем.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.png— Симптомы, которые я наблюдала по приезду к вашей жене и на протяжении всей дороги в госпиталь говорят о передозировки диаморфина, проще говоря, героина. Её реакция на внешние раздражители практически отсутствовала, на лицо центральные клинические эффекты действия повышенной дозы героина: нелокальное обезболивание, угнетение дыхательного центра и сердцебиения, сужение зрачков, чувство покоя и эйфории, нелокальное понижение температуры тела. Я думаю, что результаты точных анализов, которые в ближайшие часы должны придти, подтвердят это. При условии того, что симптомы в её случае крайне ярко выражены, а также присутствует неожиданный эффект внутриматочного кровотечения, я предполагаю, что доза диаморфина, которую приняла ваша жена, была предельной для неё.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngРочестер в буквальном смысле осадила молодого человека, однако ничего, кроме глубокого вдоха и выдоха, предпринять не могла.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.png— Когда она придёт в сознание и лечащие вашу жену врачи смогут допустить вас в её палату, я бы рекомендовала вам настоять на её лечении от наркотической зависимости, потому что это и есть зависимость. Доза, которую она приняла, может сбить с ног неподготовленного крепкого и здорового мужчину.

+2

7

Попробуй успокоится. Давай. Сожми кулаки сильнее, сделай глубокий вдох – выдох. Так бешено бьется сердце, его шут отдает в ушах, кулак все сильнее сжимается. Он злится. Злится, что ему так долго нужно ждать обьяснений. Злиться на то, что сейчас он впервые в такой ситуации, где он ничего не решает. Он привык быть главным, он привык знать все, просчитывать каждый шаг. Он привык быть таким. А сейчас нет… Ему сложно, ему сложно чувствовать слабость где то в глубине своей души, ему хочется кричать психовать, но приходится сдерживаться. И это болит еще сильнее.
Его ровное дыхание уже давно не такое ровное. Прерывистое, озлобленное. Дыхание может быть озлобленным? Да. Вы когда-нибудь слышали как дышит бешеный пес? Рекс был хуже него, еще немного он превратится в розъяренного быка, что снесет все на своем пути. Но пока у брюнетки есть время сказать всю правду.
Тирелл слушает. Стоит девушке сказать пару слов и он весь во внимании. Готов заткнуть рот любому, что сейчас пикнет и прервет ее.
Но знаете новости не всегда бывают радостными. Будучи в стенах госпиталя он понимал, что не стоит ожидать чего-то приятного. Но героин… Его глаза округлились, он удивленно перевел взгляд на брюнетку на его лице появилась едва заметная улыбка. Почему то сейчас он подумал, что речь не о его жене. Эмилия не наркоманка нет. Рекс дослушал парамедика до конца, но все еще не верил, что речь о той, с которой он связал себя барком.
Нет, он едва не судорожно машет головой. Он не верит. В его глазах читается явное отрицание ситуации.
Что?- удивленно переспросил Рекс. - Этого не может быть,- наконец то начинает говорить он. Его голос подавлен, он смотрит прямо в глаза девушке и утверждает, что она ошибается. – Мне, кажется, вы ошиблись. Эмилия Килли, темноволосая девушка… - он не понимал, что хочет внушить этой брюнетке, но все еще продолжал убеждать ее, что речь не о его жене. – Она не принимает наркотики. Этого не может быть. Нет…
Рекс не понимал, как так… почему сейчас ему врут? А может он все это время обманывал себя. Он смотрел в глаза девушки парамедика и убеждался, что речь все таки об Эмилии. Но как… Да, они прожили вместе не так много, но как можно было не заметить у себя под носом наркоманку. Рекс был в шоке. Чем больше он не хотел верить в это, тем больше понимал, что это правда. Да, правда может иметь не приятный привкус, сейчас она горько пекла внутри. Но уже нельзя ничего изменить.
- Вы уверены? – в последний раз переспросил Рекс поднимая глаза, что еще пару секунд назад смотрели в пол. – Какой же я идиот… - уже для себя ели слышно продолжил Рекс. – Идиот… Эмиляи наркоманка.
Ему понадобится время что бы переварить эту новость. Пока он не мог совладать со своими эмоциями. Порой мы слишком много хотим от людей, а они вот так просто рушат то, что еще не было построено. Растерянность вперемешку с генов сводила его  с ума.
- Сейчас она же в порядке? Если можно так сказать… - сейчас он говорил о ее состоянии в целом. Да, он призирал ее и ненавидел. Но это его личное дело и с этим они разберутся потом. Он не знал, где взялись силы спросить в порядке ли она. Да и вообще может ли быть человек – наркоман в порядке. Сейчас он лишь смотрел на девушку с надеждой, что все хорошо и на этом все новости закончатся.

+1

8

— Возможность ошибки исключена, сэр. Я приехала на вызов по адресу, где проживает ваша жена, — слишком равнодушно, уверенная в своих словах и не способная допустить и единой мысли о своей оплошности, отрицает Рочестер. — Лишь тринадцати летнего наркомана могут заметить родители из-за его же невнимательности. Мисс Кили — самостоятельная, взрослая женщина, которая давным-давно пережила этот возраст. Такие, как она, ведут обычный образ жизни и стараются не выделяться перед близкими людьми, чтобы не вызывать подозрений.
Она могла себе представить, сколько боли и разбитых надежд вызвала только словами. Они не тупее самурайского меча — их звук также остр, а мгновение боли слишком короткое, чтобы почувствовать его. Однако реакция была незамедлительной. Успокоить, утешить, вселить надежду — нет, такие, как она, могут лишь вывести из зоны комфорта любую семью, заставить страдать, мучаться, задавать вопросы, которым нет конца и края, разделить жизнь на «до» и «после», а в заключении лишь строить сочувствующую лицо и говорить об искреннем сожалении, в действительности желая выносить это не более двух минут. Только что Джорджина поспособствовала возведению ещё одного нелёгкого препятствия на их и без этого непростом пути. Виноват ли был мужчина? Нет, потому что он не выбирал этот путь. Но причастен ли к обстоятельствам, которые привели его к этому разговору? Определённо.
— Думаю, что да. Этот госпиталь имеет все необходимые ресурсы для того, чтобы помочь вашей жене реабилитироваться в кратчайшие сроки и именно так всё случится. Однако… — тугой ком в горле сдавливал и всячески желал помешать сказать ей о том, что принятая молодой девушкой доза не только приковала её к кровати на несколько дней, а также убила ребёнка, о существовании которого она должна была узнать через пару недель. Рочестер отнюдь не впервые скажет слово «выкидыш», но оно, как и всегда, дастся ей с трудом. — Проведя первичный осмотр и диагностировав потенциальное отравление наркотическими веществами, с таким диагнозом было принято незамедлительно отвести мисс Кили в госпиталь. Но это не всё… Когда я с напарником приподняла её с места, то обнаружила несколько капель крови, но ни одна передозировка не сопровождается кровотечением, только в случае… — удерживающая по-прежнему равновесие медленно приближающихся эмоций, Джорджина точно вцепилась взглядом в глаза молодого человека, чтобы не упустить момент, когда всё может пойти не по самому лучшему сценарию. Она никогда не отличалась отменными способностями разбираться во внутреннем мире человека, была использована не раз мнимыми друзьями в их интересах, но разобрать по глазам когда человек умиротворён, когда возбуждён обстоятельствами и когда готов к поступкам, о которых будет жалеть не одно мгновение она могла. Логичный вопрос — что она видит в его глазах? Это похоже на страх неизвестности. По правде говоря, эти паузы действовали и на Рочестер, отчего в следующую секунду она сказала: «У вашей жены произошёл самопроизвольный аборт… П-произошёл выкидыш.»
А что она видит теперь? Нет, она слышит неумолимый шум кровотока вместо трели телефонного звонка у приёмной, ощущает неожиданный прилив жара, от которого на верхней линии лба выступают маленькие капельки, сухость во рту, противное отсутствие даже запаха медикаментов в воздухе, словно это не больница и чувствует опустошение, абсолютно ничего. Это точь-в-точь как ожидать, что завтра настанет новый день и не проснуться. Почему она знает это? Потому что тогда будет только абсолютное ничего.

0

9

В какой-то момент мы перестаем верить. Ведь так сложно принять правду, понять, что все это происходит именно с нами. Сложно уверять себя в том, что все подконтролен, ведь сейчас все было совершенно не так. Рекс был испуган и запутан. Он не верил, в глубине души отрицал все то, что говорит ему эту девушка. Возможно это ее месть за то, что он ее едва не сбил? Но с чего бы ей так страшно шутить. С каждой минутой, с каждой секундой отрицания в его голове становилось меньше. Порой приходится перестать упираться, как баран и поверить в то, что это правда. Поверить в то, что жена наркоманка, а Рекс, как придурок на столько сильно был занят работой, что не замечал этого.
Брюнетка продолжала говорить, ее тон был спокойным но уверенным. Наверное, за всю свою карьеру парамедика она видела и не такое, поэтому ей лишь оставалось договорить и удалиться. Но почему то она не торопилась, Рексу было всеравно. Его глаза помутнели, все во что он верил все эти месяцы оказалось не правдой. А ведь у них почти все наладилось, он даже начал привыкать к ней, как бы странно это не звучало. Почему то именно сейчас у него в голове крутились слова отца, Декс всегда был против этого брака, возможно причиной было именно это? Нет. Рекс был в отчаянии, но признать то, что отец был прав не мог. Всему и всегда находится объяснение. Но почему же тогда он не хочет ее оправдать, хотя бы в своих мыслях?
Его наполняло дикое желание уйти, сделать вид, что все это произошло не с ним. Но именно в этот момент он понял, что не может. Не может оставить ее одну. Это странно идти против себя, убеждать себя в том, что ты ничего не чувствуешь к этой девушке и делать совершенно противоречивые поступки. Страх, боль и неприемлемость всей ситуации сводила его с ума. Он хотел что-то ответить, но не мог. Просто молча смотрел в темные глаза парамедика и кивал головой. Он ей верил, она не могла ему врать.
- Однако… Голос брюнетки стал немного дрожать. Будто она хотела сказать что-то еще но не могла. Будто это что-то принесет еще больше боли, чем предыдущая не менее болючая для парня новость. Рекс испуганно посмотрел на собеседницу.
- Что? – он боялся услышать продолжение. Он понимал, что Эми потребуется реабилитация, что им придется не сладко. Но в какой-то момент, он начал верить в то, что они справятся, что он будет рядом. Но что еще? Что?
Он внимательно слушал и не понимал к чему клонит эта леди? Он никогда не любил эти замысловатые медицинские термины. Он был далек от всего этого, поэтому предпочел бы более понятные для него фразы.
- В случае чего? – нервно сказал Рекс едва не переходя на крик. Он ожидал ответа, но девушка не торопилась. Теперь она не выглядела такой спокойной. – Что? Все так же нервно повторил парень, но в голосе уже было меньше злости. Он все еще не понимал что хотят ему сказать и от этого переживал еще больше. Одной плохой новости было вполне достаточно, что же еще могло произойти.
В голову будто что-то ударило. – Что? – уже спокойно и неуверенно сказал парень после услышанного.
Он никогда не думал о детях, однако эта новость окончательно выбила его из колеи. Держать себя в руках становилось все тяжелее, он был как будто в тумане. Эмилия была беременна. Он не мог поверить в это. Он не мог поверить в то, что из-за ее необдуманных действий произошла эта беда.
Руки парня начали дрожать, ему нужно было выплеснуть куда то свою злость, свое отчаяние. Парень что есть духу ударил по столешнице, ощущая неприятную боль. Было больно, но еще больше болело там … внутри. Он прятал лицо в ладонях, тяжело выдыхая. Он не должен срываться сейчас, но знаете это невероятно сложно, потерять того, чего у него никогда не было.

+1

10

http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngОтрицание — чрезвычайно простой для понимания механизм защиты. Полный отказ от осознания неприятной информации и всего лишь. Но его проблема состоит в том, что оно не может защитить от реальности. Можно бессчетное количество раз отрицать наличие смертельного заболевания, однако от этого оно не станет излечимым. Можно бессчётное количество раз отрицать потерю близкого человека, но потеря от этого не исчезнет. И есть две абсолютно противоположные стадии любой самозащиты, равно опасные: замкнутая и агрессивная. Они как лёд и пламя: одна намертво сковывает и терзает внутри, другая пылает и поглощает всё на своём пути. Обе создают замкнутый круг из реальности и желаний, на деле не придавая и доли того спокойствия, которое хочется вновь обрести.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngКогда тяжёлая рука молодого человека поднялась над светлой деревянной столешницей, а в следующую секунду заставила волнительно встрепенуться многих посетителей и пациентов, Джорджина знала, что не позволит сказать себе и единого упрёка, не станет ещё большим поводом к срыву; её слова и без того подвели мужчину к опасной черте. Её губы пронзила мелкая дрожь, а лёгкие — кашель. За его плечами она увидела пунцовое лицо медсестры, которая как раз была настроена отнюдь несговорчиво. Джо, когда та перевела недовольный и раздражительный одновременно взгляд на неё, одарила её не менее холодным взглядом, о понимании речи не шло. Прогнать её было невозможным желанием. Рочестер подошла к мужчине с другой стороны. Тот всё ещё прятал лицо в ладонях, успокаивал дух. Вздувшиеся сосуды на шее едва подрагивали вслед дыханию и тогда Джорджина осторожно прикоснулась к скрытому за тёмной кожаной курткой плечу.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngЯ сочувствую вам и желаю оставаться сильным внутри человеком… А также хочу, чтобы вы как можно скорее перестали защищаться от реальности. Место, в которое ведёт отрицание, ещё страшнее, не в нём ваше спасение.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngКончики её пальцев отрываются от плеча. Передав служебный лист с отчётом о последнем выезде всё той же медсестре, Джо не спешила покинуть приёмное отделение. По крайней мере, пока не услышит в ответ любого ответа или не увидит стремительно удаляющийся от неё тёмный силуэт. В любом случае, она его поймёт, даже ещё раз обернувшись на смерть родной матери. И посмотрит вперёд, в будущее, которое уже очень скоро будет превращаться в ежеминутное сопротивление смертельному диагнозу. Она давно прошла стадию отрицания, которую хочет попытаться заглушить в нём, не теряя драгоценного времени. Так легче во множество раз: вид утреннего Сакраменто заставляет её улыбаться, некрепкий кофе через полчаса после пробуждения строить планы, отец, перечитывающий с ранней поры судебные дела, не опускать рук, а сонная Аня, которая всегда подходит качающейся и неуверенной походкой к маме, чтобы поцеловать ту в щёку, не упускать мгновений.
http://sd.uploads.ru/eTUlW.pngЧто лучше: жить во тьме или под светом Солнца? Кажется, ответ очевиден.

+1

11

Мысли в голове предательски рвутся наружу. Они будто водят хороводы в его голове, выплясывают чечетку и твист. Это невыносимо тяжело смириться с тем  чего не понимаешь, не хочешь понимать. Где то в глубине души надеешься на лучшее, но отрицание происходящего это не лучший вариант.
Быть сильным и просто врать себе, что это не правда не одно и тоже. Сильные люди борются. Сильные люди идут дальше, пускай внутри болит. Сильные люди умеют принимать поражение. Сильные люди не боятся смотреть на мир без розовых очков. Сильные люди… Но был ли таким Рекс. Нет, не сейчас. Он понимал, что нельзя убежать от правды, что рано или поздно ему придется поверить в это. Но от чего ему так не хотелось принять все сейчас. Слишком больно. Он не ожидал, что так бывает. За свои 27 лет, он никогда не переживал таких эмоций. Все в этой жизни бывает впервые, но признаться, Рекстон был не готов. Он был подавлен и скрывать это становилось все тяжелее. Его мысли были были где то далеко. Он задавал себе вопросы, на которые не было ответы. Он боролся с самим собой. И нет ничего хуже, когда ты знаешь о противнике все, когда  ты и есть противник.
От легкого прикосновения девушки, он немного вздрогнул. Он так сильно ушел в себя, что перестал понимать где он и что вообще происходит. Он думал. Так много мыслей. Так много слов, которые нужно было сказать, но они не соединялись в кучу, они просто были. Рекстон не знал, что ответить брюнетке на ее утешительную речь. Парень просто молчал, понимая, что порой молчание скажет больше, чем слова.
- Да, вы правы. Ответил он опосля. – Эмилия… она не знает о … - Рекс не смог сказать все как есть. Перевел взгляд на девушку и после ее ответа продолжил. – Спасибо… - его речь прервалась. – Спасибо за правду. Добавил парень. Он был растерян и это тяжело было не заметить. Однако он не хотел, что бы ему сочувствовали. Он справиться. Просто сейчас ему и правда нужно перестать отрицать и подумать о том, что будет дальше.
- Простите, мне нужно выйти,- Рекс обратился к девушке, что все еще стояла рядом с ним. Он вышел из больницы, что бы вдохнуть свежего воздуха и придти в себя. На улице было прохладно и это бодрило. Ему нужно было собрать все свои силы и принять правильное решение. Сейчас дальнейшая жизнь парня и Эмилии зависит от это решения. Сможет ли он простить ее и поддержать? Сможет ли переступить через все это? Смогут ли они начать все заново? Он не знал правильных ответов. Наверное, сейчас он не был готов принять такое решение. Однако одно он знал точно, он должен был помочь ей выбраться из этого дерьма, помочь ей начать все с начала. Он не оставит ее одну сейчас. Но что будет дальше он не мог сказать и не хотел думать. Он чувствовал себя виноватым, чувствовал, что не смог уберечь ее. Возможно глупо и не правильно возлагать ответственность на свои плечи, но почему то Рексу было не по себе. Докурив сигарету парень снова вернулся в больницу. Он должен был увидеть ее. Рекс еще не знал, что его ждет впереди, но нужно было начинать делать первые шаги. И когда если не сейчас?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 48 часов