Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша


Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://i893.photobucket.com/albums/ac140/iserly/46c8585a-ac9a-4d49-a93c-301c6f6e9d17_zpsb5b2affc.jpg

Участники: Gerda Rockwell, Pite Wittel;
Место: условная крыша одной из высоток;
Погодные условия: вечер, набегает порывистый ветер, однако удивительно безоблачно;
О флештайме: 20 июня нынешнего года. Когда город встает на ноги после внезапного буйства стихии, хочется оценить масштаб бедствия, а может, кто знает, увидеть в этом свою уникальную красоту. К счастью, людей, которые решили потратить на подобное исследования время, оказалось не так мало, как планировалось изначально.

Отредактировано Pite Wittel (2014-07-05 21:57:44)

+1

2

Жизнь вообще странная штука, на самом деле. К счастью, так думает большинство, а еще это большинство всегда нудит о том, что жизнь не только странна, но и скучна. С последним Герда отнюдь не согласна, ибо эта самая жизнь никогда не заставляла скучать ни ее саму, ни родственников, разбросанных по разным уголкам света. Веселые путешествия для каждого начинаются с самого раннего детства, а продолжаются до последнего дня; однако маленькие дети воспринимают все совершенно по другому, они даже в обычной поляне цветов видят те чудеса, которых не видят взрослые. Веселятся, гоняя мячик, а еще заинтересованно разглядывают что-то новое, театрально не закатывая глаза, проходя мимо.
А что мы, взрослые? Нудим часто, на работу бегаем с хроническим недосыпом и ленимся по вечерам готовить себе ужин; что уж говорить о выходных, которые большинство встречает напротив дивана в зале, вместо недолгой прогулки по парку или похода в кинотеатр? И все это, опять же повторяясь, из-за усталости от работы, на которую не хочется; на которую еле-еле встаешь и еле-еле пытаешься скоротать рабочий день. Лишь один на сотню будет занят тем делом, которое на самом деле ему по душе. Ну, или один на пятьдесят, не меньше. А ведь если бы каждый занимался любимым делом, то было бы по воскресеньям намного больше гуляющих людей по скверам, по паркам, по обычным улочкам.
К собственному счастью, Герда Рокуэлл относилась к людям, любящим то, чем они занимаются; именно поэтому можно было встретить ее в "людных" местах с радостной улыбкой. Даже после взбушевавшейся стихии, восставшей совсем-совсем недавно, девушка отважилась выйти на улицу. Ранним утром Гера подцепила щедрый мешочек вдохновения после прочтения маленькой книжки, а потом еще один мешочек вдохновения, появившейся после прослушивания любимых песен.  Потратить все эти чудеса на тренировки она попросту не могла, так как семьи некоторых девочек, регулярно приходивших на тренировки, восстанавливали свои жилища и психику после урагана, а вот взять фотоаппарат и отправится покорять крыши домов - запросто.
Погода, к сожалению, выдалась не лучшая, но это не помешало планам Рокуэлл. Крыша высотки встретила ее совсем быстро, однако сама девушка устала не на шутку. Голова немного разболелась, но стоило только посмотреть чуть ли не на весь город с высоты полета, как Гера затаила дыхание. Слишком красиво для того, чтобы описывать словами, но ведь всю эту уникальную красоту можно передать снимками, ради которых она и прибрела сюда. Достав фотоаппарат, девушка подошла к краю и сделала несколько снимков, а после отошла на более безопасное расстояние.
Неприятный холодный ветерок продувал чуть ли не насквозь, а сизое небо покрылось какими-то удивительными белыми полосами, более напоминающие тончайшие струны арфы, на которых способен сыграть один лишь батюшка-ветер. Невольно залюбовавшись этой красотой, Герда и не заметила, что находилась на крыше высотки не одна, как планировалось еще в теплом и маленьком доме. По крайней мере, Рокуэлл ни в коем разе не подозревала, что хоть одна живая душа выберется этим вечером на крышу.
Хохотнув, она смела пропустить мысль о том, что это вообще может быть какой-нибудь маньяк, серийный убийца или чего-нибудь похуже, ведь никогда прежде ей не удавалось видеть нормальных людей во времена таких "приключений". Никакого страха, что с ней может случиться что-то из ряда вон выходящее, не было. Разве что неподдельный интерес к незнакомцу, который, возможно, сможет составить ей компанию на ближайший час.
Буквально чрез несколько минут те белые полосы исчезли, не оставляя ни единого напоминания о себе. Безоблачное небо даже показалось чуть светлее, вызвав тем самым лучезарную улыбку на лице Геры, которая все это время с забвением сердца наблюдала за живой картиной.

+1

3

пысы

Я дико извиняюсь за задержку, обычно все происходит быстрее ._.

В жизни понимаешь, что ты лучше кого-то, думая, что твоя история самая важная из всех существующих, либо свыкаешься с мыслью о собственной  посредственности. Обычно, если не смириться с последним, возникает множество проблем с восприятием мира. Человек сходит с ума от того, что его несбыточные мечты — нечто, что он в самом деле может воплотить в жизнь. В конечном счете каждый привыкает к бытовой части общего существования и незаметно варится в ней…Как и все остальные. Так устроен мир. Это не сказочная страна, не поле для деятельности каждого в отдельности, но способ прожить свои дни так, чтобы можно было потом то, о чем вспомнить. Несбыточные мечты. Начиная всерьез задаваться похожими вопросами, Пайт обычно выходил из себя.
Каждый момент опротивел. Такое еще случается, когда начитаешься взахлеб умных книг. Или отвратительных. Стокоу, Паланик, выход на литературную сцену Майкла Джира. Виттелю нравилась музыка «Сванс», однако периодически он видел в ней нечто такое, что сам бы не сумел породить, намереваясь вогнать узкую аудиторию почитателей в беспросветный ужас.
Почему некий мальчишка из Массачусетса решил заниматься всякой чертовщиной, а не растить детей, ходить на работу, возить жену за покупками? Наверно, он тоже надеялся, что в конечном итоге обретет конечную точку любого человеческого существования — свободу.
Недавно дождь стих, хотя ничто не мешало голландцу не мокнуть, а гулять под дождем, он отсиживался внутри, радуясь тому, что не пропустил самое важное в шторм — сумел насладиться внезапным отключением электричества по полной, как дети подпрыгивают от яркой вспышки шаровой молнии. Итак, когда выяснилось, что писать в общем-то не о чем, а все городские новости и их представление в виде телевидения посвящены прошедшему торнадо, Виттель решил посвятить остаток свободного дня увлекательному посещению урбанистических достопримечательностей Сакраменто.
Калифорния не была такой же, как менее крупные и финансово-независимые штаты. И Пайт отлично знал это. Калифорния жила в лицах людей, в их голосах и образе жизни. Массачусетс был более похож на Европу, а Калифорния была современной Америкой — жизненной целью, начиная с двадцатого века. Вряд ли она воплощала стандарты американской жизни. Виттель лез по пожарной лестнице, пока влажный вечерний морок не рассеялся и отлично скрывал большую часть деталей. Люди уже пришли в себя после природной активности. Снова, наверно, подумали о том, что настал Конец Света. Такое бывает, когда оказываешься в ядре чего-то действительно выдающегося. 
Он сел на одной из ржавых перекладин, чтобы посмотреть, достаточно ли высоко взобрался. Футболка липла к телу, но усталости Пайт не чувствовал — хобби способствовало выработке подобного навыка.  Внизу уже маячили некоторые крыши наиболее мелких, старых домов, которые окружили башню строения повыше, точно просящая толпа. Усевшись в пролете, который соединял между собой несколько частей злополучной лестницы, а также подводил к балкону, ведущему на коридор этажа, Виттель наконец распаковал аппарат — обычную, древнюю как мир «зеркалку», которую он приобрел несколько лет назад, когда еще жил с Мари и периодически посещал Европу. Первый снимок задал настроение остальным, а он страдал странным гигантизмом в плане выбора переднего плана. Крыша была уже недалеко, и  Пайт надеялся, что успеет сделать перед героическим подъемом еще немного сырья для дальнейшего отбора - более строгого и скептического. Обычно все сессии, которые затевал этот недофотограф, гибли после проявки карточек в темной комнате.
Взобравшись на крышу, Виттель чуть не ослеп. Резкий порыв ветра бросил волосы на лицо, закрыв весь обзор. Пришлось перелезать бетонный бортик вслепую, на ощупь. Оказавшись на ровной поверхности, голландец поднялся и разогнулся, размяв поясницу, что получилось со смачным хрустом. Фотоаппарат болтался на шее, рука машинально двинулась забирать волосы назад, чтобы больше не лишать обладателя обзора, который на крыше, пожалуй, еще пригодится. Снизу раскрывалась заманчивая панорама, испещренная проводами линии электропередач, рекламными растяжками и многочисленными столбами. Как суицидальная сетка под значимыми вышками — чтобы чудакам не пришло в голову сбрасываться с конкретного социально значимого местечка. Скажем, башня в Сиэтле. Виттель щелкнул проржавевшую лестницу, откуда пришел сюда. Было удивительно тихо. В уши лишь изредка пробирался шум ветра, да и то, будто слух немного запаздывал и не сразу доводил до мозга необходимую информацию. Пайт задумался и мог бы не заметить очередного естествоиспытателя на крыше, если бы не обернулся к противоположной стороне площадки. Тогда влажный морок рассеялся, на крышу хлынуло солнце, вся палитра красок, какие только могут сопутствовать вечеру. Но звука не прибавилось. И голландец наконец сообразил почему.
Он снял ободок с наушниками, и слух вернулся. Гость хмыкнул и покрутил у виска, показывая незнакомке — явно в более приподнятом настроении — что несколько не в себе сегодня.
«Интересно, а девчонка не сиганет с крыши?» — почему-то подумал пришелец и вонзил изучающий взгляд в улыбающееся лицо незнакомки. Да, определенно незнакомки. Молодая женщина - в ее руках Виттель разглядел фотоаппарат - тоже что-то забыла на крыше, едва избавившись от страха перед перспективой быть унесенной ветром — что казалось вполне реальным во время буйства стихии. Так Пайт позиционировал женщин. Мари не боялась грозы, она боялась серьезных отношений. А Хейзел боялась всего, хоть и прикидывалась железной. А незнакомка не казалась самоубийцей. Но мужчина захотел попытать счастья и убедиться в этом самостоятельно.
«Вот и чудно».  — Виттель кивнул и решил закурить. Тут уж важно вести себя непосредственно, а то при безбашенных дамочках зачастую находится перцовый баллончик или шокер.
— Привет высотникам! — кинул он, закусив фильтр папиросы. — Как панорама? Ветер не мешает?
И тут же решил заткнуться: длительное общение с людьми из офисов и так называемой богемы совсем отбивает желание разговаривать нормально, без вызова, пускай и неуклюжего, как попытка своровать что-то в торговом центре.
— Надеюсь, улыбочка вызвана естественными причинами, а то не хотелось бы быть последним, кто ее увидит.
Голландец зажмурился и фыркнул. Люди зачастую попадают в ситуации, которые ставят их в незавидное положение — они понимают, что нет того, к чему они стремятся. И даже самые сильные порой уходят внезапно. Однако стоит ознакомиться с тем, действительно ли человек напротив хотел прекратить существование в бытовом мире невидимок. А Пайт Виттель не любил людей и не умел с ними общаться. Теперь, когда понял, как все обстоит на самом деле.

Отредактировано Pite Wittel (2014-07-10 00:12:19)

+1

4

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша