Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Давно не виделись: здравствуй.


Давно не виделись: здравствуй.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Eric Dorian Cage, Eams Fitzgerald;
Место: галерея "Muller&Fitzgerald";
Время: 15 июля 2014;
Время суток: день;
Погодные условия: солнечно;
О флештайме: иногда происходят внезапные приятные встречи. И всегда приятно видеть старых знакомых, особенно, когда ты их так давно не видел.

+1

2

Отвязаться от навязчивого внимания внука удалось лишь через неделю, и то с трудом. Эрик уже думал сменить номер, из вредности. Или гостиницу, из той же вредности, но в родном отеле было слишком уютно, и не потому что он скряга, просто ему правда было комфортно там, где он остановился, да и чего греха таить, ему нравилось то, что Билл, в отличие от своего отца, более занят делом, нежели нытьем о том, что все плохо на фондовых биржах, а Дориан все больше убеждался в том, что не ошибся, выбирая наследника делу своей жизни. А учитывая и факт того, насколько же быстро восстановился отель после урагана, то плюсы работы внука были очевидны, даже если показателем и служил всего один отель, но зато какой. Дориан любил каждый свой отель, но с этим у него были связанны совсем иные чувства, хотя бы потому что он был первым, построенным после смерти Лиз, которую он любил как мать своего сына, уважал как сильную и великую женщину, и считал ее святой, поскольку сам Эрик никогда не отличался постоянством в плане брака и честно признавался ей не раз в том, что если бы не социальные нормы и одобрения, если бы не желания иметь наследника, он вряд ли бы испортил ей жизнь своим браком, вряд ли бы позволил бы тогда, в церкви сказать "да", и разрушить все свои мечты о счастливой семье. А она всегда говорила, что лучшей семьи ей и не надо было.
Именно про свою покойную супругу размышлял Кейдж стоя в кабине лифта, что вез его вниз. Сегодня он выбрал белый цвет в качестве основного фона и оттенок голубого, что вылился в его рубашке. Шляпа на голове да модная трость ради поддержки имиджа, а не для того, чтобы на нее опираться. Эрик чувствовал себя молодым, и не нуждался в атрибутике старости, используя лишь некоторые мелочи, чтобы добавить себе шарма. И да, кольцо на пальце совсем не мешало ему ухлестывать за молодыми людьми, просто потому что это было более чем интересно и весело, да и полезно для здоровья.
- Очаровательная, - обратился он к девушке за стойкой, - Если мистер Кейдж вдруг решит осведомится, куда я пропал из своего номера, сообщите ему пожалуйста, что я ушел в город. Может даже топится в заливе. Да, так ему  передайте, прекрасная. Он поймет.
Разумеется топится Дориан не планировал, просто этой формулировкой он давал понять, что просто хочет погулять по городу который был ему не родным, но стал таким для его внука, и когда-то сына, решившего искать счастье за океаном, а не в родной Ирландии, за что Эрик даже не думал его судить, ведь сам он когда-то был вынужден покинуть дом, но это совершенно иная история.
Пешая прогулка с навигатором в кармане была в разы удобнее, нежели если бы он взял карту. Во первых, он не настолько доверял уже своим глазам, во вторых карты были слишком не удобны и занимали много места, а все, что прихватил мужчина из номера была кредитная карта, паспорт и телефон, в котором и скрывался его навигатор по городу. Свернув в очередной раз не там, и повернув следующие три раза где надо, Эрик остановился по среди улице, вытащил телефон и с задумчивым видом стал изучать карту на экране, чтобы понять, куда же он хотел в итоге попасть, чтобы съесть восхитительные круасаны, но стоило ему поднять взгляд, как мужчина замер, уставившись на вывеску. "Muller & Fitzgerald" говорила вывеска и приглашала заглянуть в галерею. И если первая фамилия ему не о чем не говорила, то вторая была слишком знакомой. В голове тут же всплыла семейная пара с тремя детьми, прекрасными карапузами, в которых Эрик не раз видел своих внуков, а после вообще, поймав Имса в дождливом Нью-Йорке пытался вразумить, что мир не остановился после смерти его родителей, и нужно идти дальше.
А это может быть интересно, подумал мужчина и крайне аккуратно перешел улицу напрочь забыв про круасаны и куда он шел вообще. Галерея в конце концов была куда интереснее, тем более что там можно было найти что нибудь ко дню рождению внука, которое неумолимо приближалось.
Галерея встретила пожилого мужчину приятной прохладой, которая была похоже на оазис по среди пустыни Сахары. Втянув в легкие воздух и улыбнувшись, Кейдж осмотрелся и не проявляя интереса к картинам висящим практически у входа, двинулся вглубь выставочного зала, несколько раз уже отказав во внимании молодым людям, желающим ему помочь. Он словно бы искал, или ждал, того самого, подходящего, момента или человека, чтобы спросить, или уточнить. Или просто обнять.

+2

3

Часть галереи.

http://savepic.org/5765646.jpg

Внешний вид.

http://savepic.org/5728782.jpg

- Мистер Фитцжеральд занят и не может вам ответить. Он сам перезвонит, - я только фоном слышал вежливый голос Флоренс.
Сегодня почему-то был полнейший аврал. Завозили новые картины, прибегали рабочие, которые должны были белить стены. Я раз в пол года обязательно освежаю их, чтобы не было ни единого темного пятнышка на моих белоснежных стенах. Ко всему прочему названивали клиенты и художники. Такое впечатление, что на дворе весна, вся эта молодежь повылезала из своих берлог и внезапно решила сделать себе имя. Мне только и оставалось, как отвечать на звонки, параллельно что-то записывать и время от времени отвлекаться на кофе. Я частенько нормальные приемы пищи заменяю на жидкую составляющую: обычно чай или кофе. Себастьян ругается, Саша тоже не в восторге, но каждый из них сам время от времени имеет дни, когда невозможно присесть.
- Мистер Имс, звонил еще Роквелл, он сказал, что хочет еще одну картину, - Флор аккуратно подсунула мне под нос бумажку, примерно с таким же текстом. Это чтобы я не забыл перезвонить.
- Я очень рад за него, а особенно за нас. Пусть он отвалит еще денег. Вкуса не имеет, но очень желает завешать свою квартиру картинами, - таких кошельков, как Роквелля очень не любил. Для них картины – проявление количества денег, не более. Обычно я скидывал им картины, которые не имеют особого спроса. И мне хорошо и им. Чувство совести меня совершенно не грызет, просто не нужно быть такими меркантильными и завязанными исключительно на деньгах. У меня вот достаточное состояние, но я не занимаюсь его демонстрацией. Если честно, даже не представляю, куда мне свои миллионы девать, поэтому занимаюсь благотворительностью. Лучше  пусть все трубят, что ты отдал два миллиона для детей больных раком, а не картину очередную купил.
- Ты вызвала электрика? У нас пара ламп не работает, это нужно исправить, - хмурясь, поинтересовался я, делая очередные пометки в ежедневнике.
- Конечно, еще вчера позвонила, назначила на послезавтра, потому что сегодня и так рабочие тут шастают. Потом позвоню в клининговую компанию, чтобы все убрали, - отрапортовала Флора. Чудо-девушка, даже не представляю, что я без нее делал бы. Вообще умер на работе, похоронил бы себя под полотнами и попросил бы в гробу из картин похоронить.
- Вот и замечательно, пойду, проверю, равномерно ли красят стены, - я поднялся, одергивая свой пиджак, и спустился вниз в основной зал. Там сновал Томас, который должен был консультировать заходящих посетителей, а если требуется, то отправлять ко мне. Я снял роль консультанта с Флор, так как теперь она помогала мне во всех организационных вопросах. Я, конечно, в свое время обучил разбираться в картинах – девочка имела врожденный вкус и хороший глаз, просто нужно было правильно его развить. Но тратить ее силы еще и на такую работу я просто не мог.
Прошелся по всему периметру зала, время от времени отходя от стены или пригибаясь, чтобы внимательно все рассмотреть. Не зря я отдавал большие деньги фирме – работа была выполнена отлично, ни единой помарки. Стены снова буквально светились, выглядели совершенно свежими и мне так, и хотелось повесить на них картины.
- Наверное, вам нужен мистер Фитцжеральд? – я услышал голос Тома из другого зала и тяжело вздохнул. Кто там меня еще хочет? Я, кажется, на сегодня не назначал ни единой встречи, только звонки. Но, в конце концов, не прятаться же мне в кабинете, как маленькому. Хотя, я и на такое способен. В итоге я захлопнул свой ежедневник и вышел в первый зал. Так и замер в проходе. Вот кого я совершенно не ожидал увидеть, так это Эрика. Моя прекрасная память на лица сработала моментально. С нашей последней встречи он, конечно, постарел, но этого человека я узнаю всегда.
- Эрик? – удивленно пробормотал и даже протер глаза. Такое может почудиться. – Как ты тут оказался? – затем спохватился, в два шага оказался перед ним и без раздумий крепко обнял. – Это так внезапно и удивительно, я очень рад тебя видеть! Пройдем наверх, там мой кабинет, есть что выпить, если ты хочешь, - я почувствовал сильный прилив энергии от радости встречи. Вот как умеет играть судьба и преподносить приятные подарки. Она меня достаточно часто балует, но за все это мне порой приходиться отдуваться, как в сентябре, когда меня жестоко избили. Об этом случае мне напоминают мелкие шрамы, которые остались на руках и один рядом с бровью.
Я проводил Эрика в свой кабинет, который были залит солнечным светом. В таком освещение он всегда выигрывал, потому что темные тона, в которых он был оформлен, представлялись немного в другом тоне.
- Присаживайся, - я указал ему на удобный диван перед своим столом, сам уселся в свое кресло. – Так будешь что-нибудь? - мне не терпелось завалить его вопросами, как я всегда это делаю с людьми, особенно когда давно их не видел. - Как ты оказался в Саркаменто? и надолго ли ты здесь?

Отредактировано Eams Fitzgerald (2014-07-07 17:53:29)

+2

4

Эрик был взрослым мальчиком и прекрасно понимал преимущества своего возраста. Да, в семьдесят девять опасно летать на самолетах и ухлестывать за молодыми людьми обаятельно им улыбаясь. Да, в семьдесят девять опасно вообще заниматься даже бизнесом, ведь большая часть его друзей либо аходится в доме престарелых, отправленные туда заботливыми руками своих отпрысков, либо лечатся от альцгеймера или паркинсона. Ему повезло. Тот круг общения, который у него остался был идеальным. Они выезжали за город, чтобы пить вино и спорить о наживке для рыбы, они посещали выставки, театры, даже в кино выбирались. И если Дориан желал отдохнуть от стариков-разбойников, то всегда был любимый Дэвид, с кем можно было просто попить чай из чашки на кухне, ходить в халате дома и строить из себя чопорного британца, ворча на молодых. Кейдж жил полной жизнью, занимался собой, сыном и невесткой, обожал внука, и естественно тратил деньги на благотворительность, не потому что так было модно, а потому что он правда желал поддержать и помочь детям, о которых мало кто говорит в мире, считая, что факт гиперсексуальности, трансексуализм, и трансгендерность это бич только взрослых людей. Он, как человек осознавший, что его привлекают сверстники еще в четырнадцать лет, понимал, что нетрадиционная, как принято называть в обществе все, что не гетеро, ориентация это то, что составляет суть самого человека, и это не дефект, или попытка выделиться, это просто умение любить кого-то, не потому что так сказано обществом, а потому что так хочет душа и сердце, и разумеется тело.
- Наверное, вам нужен мистер Фитцжеральд? - послышался голос молодого человека, в третий раз нарушающего размеренный поток мыслей Кейджа и тот ему вежливо улыбнулся.
- Нет, я тут просто осматриваюсь. Хотя, не подскажите, как зовут вашего ... - договорить он не успел, потому что услышал собственное имя и обернулся встречаясь глазами с Имсом. На устах мужчины расцвела улыбка. - Вы свободны, молодой человек, - он отпустил привлекательного юношу и распахнул объятья для Имса, своего практически названного внука, которого любил так же сильно как Уильяма, и переживал о его жизни не меньше. По крайней мере когда вспоминал его, что происходило как минимум три раза в квартал, так что можно было сказать, Эрик исполнял роль названного дедушки отлично.
- Имс, мальчик мой, а ты похорошел, - естественно он не упустил возможность отметить прекрасный внешний вид Фитца, запах его парфюма и прекрасную улыбку. И пусть молодой человек совсем не был его мальчиком, это не мешало Дориану так называть юнца, во многом благодаря возрасту, во многом благодаря тому, что он хорошо знал его родителей и они дружили семьями.
- Вот уж не думал, что мой поход по городу обернется тем, что я загляну к самому Имсу Фитцжеральд в галерею, - восторженно произнес мужчина присаживаясь в кресло и складывая ладони на рукояти трости, наблюдая за передвижениями молодого мужчины. - Холодный чай будет кстати, а то если Дэвид узнает, что я пил кофе без его ведома, то все расскажет моему кардиологу, а тот хоть и выглядит сексуально но слишком строгий, чтобы с ним флиртовать, - смеясь закончил свое повествования мужчина перекинув ногу на ногу, отложил трость, расслабляясь в кресле. С Имсом не нужно было маложавится, не нужно было пытаться быть другим, потому что они оба прекрасно понимали, что это все лишнее.
- В гостях у внука, Уильям теперь заправляет всем в North Crown, вот решил проведать как он справляется. Насчет срока пребывания, не уверен. Как минимум до его дня рождения я точно в городе, - он поблагодарил девушку за холодный чай и сделал глоток, осматривая наконец-то интерьер кабинета и отмечая элегантность и изысканность деталей и ощущения уюта.
- Англичанин всегда англичанин, да Фитц? - улыбнулся Дориан, возвращая свое внимание молодому человеку и уже внимательно посмотрел на него, чтобы найти признаки беспокойства, либо наоборот убедиться, что с ним все более чем нормально. - Расскажи мне, как же идут дела у такого прекрасного британца как ты, Имс, как галерея? Личная жизнь? Как ты вообще? - простые вопросы требующие развернутых ответов. В конце концов, Эрик мог надеется, что ему доверяют намного больше, чем просто хорошему другу.

+2

5

Жизнь штука интересная, как и мироздание или судьба. Каждый человек находит разные причины, почему случилось так или иначе. Я считаю, что мироздание, а еще, что ничего не бывает просто так. У меня достаточно знакомых, приятелей и друзей, с которыми я могу не общаться продолжительное время, но встречаясь, мы неизменно открываемся друг другу, делимся сокровенными тайнами и рассказываем, что произошло в нашей жизни за время молчания в мельчайших подробностях. Радостно осознавать, что Эрик – один из них. Он был мне дорог еще с того момента, как мама подтолкнула меня в спину, чтобы я поздоровался с мистером Кейджем. Мне тогда было лет десять, я неизменно таскал с собой какую-нибудь книжку, а на голове была забавная копна светлых кудрей, за которые сестра меня частенько дразнила, доходило до того, что она наматывала их на вилку, говоря, что это макароны. Так как для меня родители всегда были главными авторитетами в жизни, то я быстро проникся к этому человеку, ведь не могут мама с папой дружить с кем-то плохим? Мне нравилась его теплая улыбка, порой он приносил мне интересные книги и я с восторгом убегал к себе в комнату даже забыв поблагодарить. Неизменно меня грызла совесть, я возвращался через пять минут и говорил «спасибо».
- Значит, ноги знали куда идти, а некая звезда тебе проложила путь, - счастливая улыбка не сходила с моего лица. Я рассмеялся, когда услышал его слова про кардиолога.
- Может быть, его строгость это образ, чтобы завлечь тебя? Ты пассия завидная, так что будь осторожен, - я быстро позвал Флор, попросил ее принести чай для Эрика, который он вскоре получил.
Я без зазрений совести разглядывал Эрика. Моим страхом в юношестве было, что я увижу, как мои родители состарятся. Я видел их молодыми и бодрыми, а потом они будут сидеть у камина дома, седые, мама будет хлопотать вокруг отца, который в моих фантазиях неизменно ходил с элегантной тростью. Но случилось более страшное – они покинули нас. Так что страх увидеть кого-то постаревшим воплотился для меня в мистере Кейдже. Он выглядел, несомненно, отлично для своего возраста, но не заметить изменения было просто невозможно.
- Неизменно англичанин, - гордо поддакнул. Я оставался патриотом вдалеке от родной страны и даже после 13 лет жизни в Америке. – Как слышишь, я по-прежнему разговариваю без американского акцента. А вот Саша его почти утратила, к моему величайшему сожалению. Правда, если проводит много времени со мной, то к ней возвращается наш британский английский, - меня всегда печалил тот факт, что сестра потеряла британски. В свое время, я даже журил ее за это, но сохранить свой язык в обществе, где все только и разговаривают на американском, видимо, сложно, я ее не виню.
После вопроса о том, что у меня происходит, я вздохнул и потер переносицу.
- Много рассказывать. Ну, стоит начать, что я самостоятельно открыл в Сакраменто галерею, - победно раскинул руки, демонстрируя, что «вот это все» своими силами. – Без чьей-либо помощи, сам поднял и теперь мы одна из самых знаменитых местных галерей, чем я горжусь, конечно же. Личная жизнь, - я немного притормозил на этом моменте. Вспоминать про Стиви по сей день мне было достаточно неприятно. -  Думаю, ты помнишь, я около полугода жил с мужчиной, Стиви. Наше расставание прошло для меня крайне болезненно.  В какой-то период, я боялся, что снова сорвусь, но сила воли и здравый смысл оказались сильнее. А сейчас я уже почти год встречаюсь с Себастьяном, который залечил все мои  душевные раны. Он главный редактор «Миллениума», мы вместе живем. Втроем, - добавил я. – Я, Тьен и Саша. А! У нас же еще кот есть. Так что мы очень весело живем, - убедительно кивнул, откинулся на спинку своего кресла. – А у тебя как дела? Как Дэвид? Он с тобой приехал? – мне было интересно абсолютно все. Я вообще очень любознательный и если мне дорог человек, то я могу с удовольствием слушать даже о том, какой он пьет чай по утрам и почему.
Зазвонил телефон, я достал его из внутреннего кармана пиджака, нахмурившись, посмотрел на экран, после чего просто скинул звонок.
- У меня важная встреча, потом перезвонят, - пояснил я, таким образом показывая, насколько мне важна наша встреча. Я из тех людей, которые не очень хорошо выражают эмоции словами. Мне проще действием, а Эрик, вроде бы, всегда меня понимал.

+2

6

Имс был всегда особенным для Эрика. Возможно, потому что в отличие от родного внука, до Имса и даже Александры было проще добраться, возможно потому что он был достаточно забавны мальчишкой, в меру стеснительным, чрезмерно любознательным, и безумно радовался жизни. В нем Эрик всегда видел счастье от каждого дня, и сам словно бы пропитывался этим счастьем, неся его свет сначала в семью, к жене, а потом просто храня его в душе, когда они по сути разъехались вновь, он остался в Англии, она опять поехала путешествовать с подругами. Он и не винил Лиз, потому что считал себя ответственным за то, что поломал ей жизнь, не аз думая о том, что нужно было развестись, взять всю ответственность на себя, помогать ей с сыном но не мешать строить свою жизнь, а лучше вообще не женится и не лишать ее шанса на счастье. Но видя Имса он всегда забывал про эту сторону свой жизни, готовы превратится в ребенка и играть с мальчиком, пускать мыльные пузыри или ходить в парк или рассказывать про очередную интересую книгу, пообещав на следующий раз принести ее почитать, потому что Дориан никогда не спойлерил, как говорят сегодня молодые люди, концовку и главную развязку, заставляя мальчика самому тянуться к книге и узнавать всю историю целиком.
- Если бы. Мой кардиолог женат, на девушке, и не воспринимает меня вообще ни в каком виде, кроме здорового пациента, - Кейжд даже вздохнул притворно, как будто этот факт его безумно печалил. На самом деле он прекрасно понимал, что врач желает ему добра, что Дэвид переживает о нем, и вообще что жизнь такая непредсказуемая штука, что это счастье, что он жив и в здравом уме и твердой памяти в свои-то почти восемьдесят лет, учитывая всю его бурную молодость и не менее бурную зрелость.
- Сделай скидку на ее профессию, дорогой, - пусть Эрик и не одобрял того, что Александра пошла в полицию, он не имел право ей что либо запрещать, просто надеялся, что она будет всегда крайне аккуратной и осторожной, потому что осторожность залог долголетия, правда не во всех аспектах жизни стоит быть осторожным. Про это он тоже не раз говорил Имсу, и даже Уильяму, который не часто, но все же время от времени прислушивался к словам деда.
- Я всегда знал, что ты пойдешь далеко, мальчик мой. И  горжусь тем фактом, что ты ведешь такое дело. Это поистине шедевр, - мужчина одарил молодого человека мягкой улыбкой. Пусть он далеко не продвинулся вдоль белых тен, и чувствовал аромат краски в зале, он определенно мог сказать, что вкус у этого юноши отменный, местами даже истинно английский, что не могло не вызвать гордости в сердце старика, нашедшего что-то родное, близкое и знакомое на чужой земле. И это при том, что он не мог назвать Америку такой уж и чужой, здесь он был счастлив за своего внука, дома он радовался своим победам тоже.
- Андервуд? Себастьян Андервуд, я правильно понимаю тебя, Имс? - губ Кейджа сами сложились в довольную улыбку. - А вы уже не шутите как я вижу, молодой человек. Похвально, похвально. Я искренне раз за вас двоих. К слову, если будет уместно, передавай мое уважение этому молодому человеку. Я всегда с удовольствием читаю «Миллениума» и считаю что он просто прекрасен.
и тут Эрик не врал, мало изданий заслуживали того, чтобы оказаться в руках мужчины. Да, он читал Форбс, следил за новинками в мире высоких технологий, изучал более менее современные подходы бизнеса, но «Миллениума» был нечто вроде отдушины, открыв который он мог просто наслаждаться подбором статей, фотографий и работой редактора. А узнав такую новость от Имса, он просто не мог сдержаться, чтобы не сделать комплимент редактору, даже если он не достигнет адресата. Эик задержался с ответом, когда зазвонил телефон и лишь благодарно улыбнулся оценивая столь широкий жест со стороны англичанина, поскольку он как никто иной знал, что такое деньги в современном мире, и как они делаются, а главное, как их можно сохранить и приумножить.
- У меня все прекрасно, о чем свидетельствуют последние анализы, оставленные у того самого кардиолога, - легкая улыбка. Говорить о себе он любил, но говорить о Дэвиде он просто обожал. - К моему огромному сожалению, он остался в Кардиффе, у него летняя практика с его студентами, поэтому я приехал мучить внука один. Хотя, мне кажется, мучиться буду как раз таки я, поскольку во первых я не знаю, что ему выбрать на день рождение в подарок, во вторых я собираюсь полностью уйти из бизнеса, снять с себя всю ответственность и наконец-то все цело отойти от дел, чтобы все мои разъезды касались исключительно моего досуга, а не попытки вразумить Раяна, что он идет в правильном направлении.
Мужчина сделал короткий перерыв в своем монологе делая глоток чая. Имс, не считая конечно же Дэвида и личного юриста, который оформлял документы, был первым человеком, которого Эрик решил посвятить в истинную причину своего приезда в Сакраменто. Даже Билл проглотит наживку о том, что дед просто соскучился и хотел сделать приятное, впрочем, Дориан подозревал, что это был настолько искусный трюк, какой он провернул с самим Уильямом, в конце концов младший Кейдж во многом унаследовал черты именно деда, а не отца, поэтому удивляться двойной игре каждого не стоит.
- Поэтому не удивляйся, если скоро газеты затрубят о том, что младший Кейдж получил в свои владения всю сеть отелей, - Дориан улыбается и прячет свою улыбку в холодном чае, который по истинному бодрит и освежает. - Кстати, что за восхитительный сорт? Хочу себе такой же, - еще ода особенность Кейджа легко переходить с темы серьезной, на тему менее серьезную, но выставлять ее исключительной и важной. Для него правда сейчас важнее знать, что за сорт чая он пьет.

+3

7

Как же было приятно слышать, что у Эрика все в порядке. Не смотря на то, что у Имса в приоритетах все-таки была работа, он всегда переживал за своих близких людей. Если потребуется, он сможет уйти из галереи и поехать в больницу если, не дай б-г, что-то случиться. Порой он даже задумывался о том, что если бы у него была полноценная семья с ребенком, то он бы смог отказаться от большой нагрузки на работе. В данном случае на первый план выйдут близкие.
- Ты же прекрасно знаешь, как порой складывается жизнь. Вот Себастьян до меня встречался с одной из моих же художниц. Он пришел-то на выставку не только потому что он хотел взять у меня интервью, - ага, которое закончилось достаточно пошло, но это не устоит упоминать. Я только подавил смешок от воспоминаний о том вечере. – Но и потому что было несколько картин Миры. Так что твой кардиолог может быть не таким простым, - я задорно подмигнул Эрику.
Мне были крайне приятно, что он мной гордился. Слова Кейджа – отголосок моих родителей. Я уверен, что они так же гордились бы мной, особенно мама, которая так же имела отношение к искусству и именно она привила мне любовь к живописи. Вообще, порой мне казалось, что с помощью Эрика я разговариваю с мамой и папой, что он единственная связь, которая у меня осталась с той жизнью. С нашим домом в Лондоне, с моим детством, с родителями. И это все, не смотря на то, что после них осталось достаточно вещей, которые могут напоминать. Но, конечно же, никакая вещь не сравниться с человеком. Во много с помощью Кейджа я смог смириться с мыслью, что я гей и впоследствии не скрывать этого. Достаточно продолжительное время я страдал и думал, чтобы сказали мама и папа. Приняли бы они меня таким, не отказались бы?
- Да, именно Андервуд, - киваю в ответ. Меня приятно удивил тот факт, что Кейдж знает издание моего партнера и его имя. – Я обязательно ему передам! Ты же знаешь, что я всегда держу свое слово, - теперь Себастьян обречен слушать мои восторги о том, что Эрик читает «Миллениум», что ему нравится издание. Но он к этому привык. Вечером, мы будем ужинать, я бурно рассказывать о произошедшей встрече, активно жестикулируя, а он будет просить говорить потише, потому что в запале я достаточно громко это делаю. Будет смеяться надо мной или обреченно вздыхать, говоря всем своим видом «за что мне такое?».
Я внимательно выслушал, что сказал Эрик, когда он сообщил о том, что собирается отходить от дел, я немного удивленно поднял брови.
- Все-таки решил, что пора тебе уступить место молодежи? – я вздохнул и оперся локтями с свой стол. – Ну что же… Ты достойно потрудился, кажется, ты можешь себе позволить отдых. Он будет вполне заслуженным. Я уверен, что ты знаешь, в какие руки передаешь свое детище, и что все будет в порядке. Я сам подумываю немного поменять специальность и заняться аукционами, но пока это только идеи и мечты, которые на протяжении полугода никак не воплощаются в жизнь, - вздохнув, пожал плечам. В отличие от Эрика, у меня не было детей, которым я мог бы доверить свою галерею. У меня есть толькоФлоренс, которую я сам всему научил, но я все еще слишком переживаю за галерею. Я пытался доказать себе, что она готова и достойна получить управление M&F, конечно же, под моим контролем, но шесть месяцев подряд и все тщетно. Я до сих пор сижу в своем кабинете, в кресле руководителя и лично принимаю всех клиентов, точно так же, как присутствую на всех выставках, чтобы рассказать про каждую картину, а то и по нескольку раз.
- Кстати! – я даже подскочил от того, что меня резко озарила мысль. – Раз ты не можешь выбрать подарок, то я могу предложить тебе картину. У меня достаточно широкий выбор, я тебе могу все показать. У нас почти все полотна сейчас на складе, так как в залах легкий ремонт – ты видел, но я с удовольствием покажу тебе своих художников и ты будешь иметь представление, что я продаю, - Эрик был не из тех, кто считал современное искусство мазней на холсте. Он знал, что существуют действительно талантливые художники, которые могут написать пейзаж не хуже Тернера, а портрет не хуже Гейнсборо. Просто поменялись пейзажи и портреты. Стереотипное мышление – беда нашего общества. Одна из важнейших миссий моей работы, как я считаю, показать людям, чтобы живопись до сих пор существует. Что порой прерафаэлиты перерождаются, находятся те, кто может писать такие же сумасшедшие, но обворожительные картины, как Шиле или Бэкон. Хотя, последнего я не люблю, но это не исключает того, что я его не уважаю.
- Если честно, то у меня непонятных разноцветных мазков, которые порой называют картинами, вообще не бывает. Как только я вижу такую картину в портфолио, я сразу разворачиваю художника, - пожимаю плечами и встаю из-за стола, одергивая пиджак и застегивая пуговицу. Кейдж готов посмотреть картины. И даже если он ничего не выберет, я просто ему покажу, что у меня есть. По-детски похвастаюсь, как это бывало раньше, когда я к нему прибегал и показывал книгу. То ли он очень естественно делал вид, что не читал ее, то ли это действительно было так. Но мне всегда нравилось его удивление, который смешивался с восторгом и любопытством. Я ведь так и остался в душе ребенком, как и Саша. Наверное, это у нас семейное, но мне эта черта безумно нравится, и я горжусь этим. С Кейджем я могу не делать вид, что я взрослый, тридцати трех летний бизнесмен, владелец двух галерей. С ним я просто Имс, тот мальчик с кудряшками и книгой подмышкой.
- Ох, а чай, - внезапно спохватился я. - Нужно спросить у Флоренс, она его покупает. Но делает это в английском магазине. Единственное, что я точно знаю, - несколько виновато улыбаюсь и запускаю пальцы в волосы на затылке.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2014-07-08 22:30:44)

+2

8

Эрик не шутил, когда раньше говорил о том, что его бизнес определенно достанется внуку, а не сыну, да и честно сказать Раян не сильно был против такого поворота событий, считая, что он не предназначен править империей отца, как в семейном кругу называли бизнес Кейджа, да и когда-то несколько изданий окрестили его сеть отелей таким громким словом, вот и осталось. Дориан просто знал, что вечно стоять у руля это не правильно и не потому что он стар и не сможет принять правильное решение, а потому что время за молодыми, они должны учиться на своих ошибках, они должны уметь вывести корабль из любого шторма и с честью вести его вперед. А в Уильяма он верил, и куда больше, чем в сына, ведь внук впитал все лучшее от генов Кейдж и уже доказал, что может справится с ситуаций в своем отеле, а значит он справился бы со всей сетью.
- "The Сrown" уже несколько лет функционирует без моего вмешательства, а сын и внук прекрасно управляются с делом. К тому же, честно, я не вечен, и я устал носить звание владельца сети. Время за молодыми, а старикам пора на скамью, в тенечек и журить смену по поводу спешки, - Эрик улыбнулся светлой и теплой улыбкой. Пусть он и не считал себя старым, в душе, возраст и физиология все равно всегда брали свое, как ни крути, а с каждым годом, да и днем, организм старел, изнашивался, и однажды все равно придет тот конец, который поджидает каждого.
- Могу дать один совет, Имс. Не спеши. Твоя галерея явно на высоте, поэтому просто держи марку, твоя репутация надежного человека явно ушла далеко, потому что я видел работы в зале, я видел тех, кто там крутится и желает что-то купить. Поэтому советую тебе не спешить. Если считаешь нужным заняться аукционом, значит займись. В бизнесе, как нигде в другом месте нужно слушать свою интуицию.
Эрик знал о чем он говорит. Если бы когда-то не его интуиция, возможно он так и остался бы рядовым инженером и не создал бы то, что имеет сейчас. Но тогда, почти пятьдесят лет назад, он сделал ставку на здание, которое продавали за копейки, в виду разрушения и желания избавиться от балласта. А потом там открылся лучший отель в городе, и копейки стали приносить прибыль. Интуиция и желания работать сделали из Кейджа уважаемого человека и он ни разу в своей жизни не пожалел о содеянном.
- Мне даже не ловко, - с игривой улыбкой проговорил Эрик но с кресла поднялся, ставя чай на подставку на столе и предлагая Имсу провести ему экскурсию, - Но ты меня спасаешь буквально, тем более что я почту за честь если именно ты мне помощь выбрать подарок младшенькому, вы все же в одной возрастной категории. А то придет так дед, принесет ему картину, а но скажет, что это старье, - Дориан весело рассмеялся. Уил не был тем, кто так поступил бы с дедом, но он очень не хотел портить младшему Кейджу подарок и день рождение, тем более что по любому им предстояло бы пообщаться и некоторое время даже обсуждать кучу деловых каналов. Эрик хотел знать, что все будет под контролем, и правильно, даже после того как он перестанет исполнять роль и обязанности главы компании, и хотелось как-то подсластить эту пилюлю приятным украшением на стену.
- К слову, похвально, что ты не закрываешься даже ведя косметический ремонт в залах. Иначе мы так и не встретились бы, мальчик мой, и я не узнал бы что у тебя все настолько прекрасно, - двое мужчин оказались уже за пределами кабинета, когда Эрик как будто бы вспомнив о чем-то повернулся к девушке, которая как раз направлялась к Имсу с папкой документов, небось на подпись. Обычно его ассистент за ним с такими папкмами бегал в надежде получить подпись и по быстрее отослать утвержденную смету на реорганизацию, или ремонт, или закупку оборудования.
- Вы Флоренс? - спросил он у девушки и получил утвердительный ответ расплылся в добродушной улыбке. - Благодарю вас за выбор чая, милейшая. Как будто побывал в родной Англии. Изысканный вкус, выдержка и цвет. Прошу вас, не могли бы вы поделиться адресом, где покупаете такое сокровище. Хочу убедить внука приобрести этот сорт чая для отеля, уверен, частичка Англии пойдет на пользу его отелю.

0

9

Не передать словами какую гордость я испытывал, понимая, что буду показывать свою галерею Эрику. Хотя, куда бОльшим шоком для меня был тот факт, что Эрик просто тут находится и что мы с ним встретились. Чтобы осознать этот факт нужно было больше сил, чем на тот, который связан с демонстрацией. Я могу болтать в любой ситуации, но сейчас слова, как на зло, разбегались, и я не мог выдавить из себя ни предложения. На мое счастье нам попалась Флоренс, которая как всегда быстро семенила по делам. Многие люди удивлялись, когда узнавали, что эта девочка моя помощница, потому что Фло выглядела достаточно неформально: черные длинные волосы, с красными прядями, пронзительно-серые линзы, а носит она преимущественно черный цвет. Но стоит этой девочке открыть рот и начать рассказывать об итальянской живописи семнадцатого века, так все с удивлением распахивают глаза. Школа мистера Фитцжеральда не проходит даром.
- О, это всего лишь правильно заваренный Эрл Грей из английского магазина Виттард. Мистер Имс любит его, - она с улыбкой посмотрела на меня, затем перевела взгляд на Эрика. – Он не раз привозил такой чай из Лондона. Вот я и нашла такой магазин тут. А теперь прошу извинить, рабочие без меня не могут, - Флор кивнула Кейджу, прошла мимо меня и быстро спустилась по лестнице в зал.
- Просто золотая девочка, я без нее не просто как без рук, я без нее и без ног и без головы. Именно она будет возглавлять галерею, если я поменяю род деятельности. Нам сюда, - я указал на другой конец коридора и пошел перед Эриком. – Самое забавное, как мы с ней познакомились. Я поймал ее за руку в тот момент, когда она вытаскивала из моего кармана кошелек, - в этот момент мы дошли до закрытой двери, я достал ключ, открыл замок, включил свет, и перед Эриком предстало просторное, прохладное помещение в котором стояли картины. Большая часть была накрыта тканью, чтобы они не пылились, на некоторых была пленка, а другая часть, что без рам, в рулонах стояла в углу.
- Это моя сокровищница, - я с гордостью раскинул руки, демонстрируя все Кейджу. Картины, которые хранились в данном помещении, обычно были отложены для грядущих выставок, а значит, считались мною самыми лучшими и достойными.
- Мне кажется, что в подарок было бы неплохо преподнести пейзаж или марину. Так же у меня есть парочка красивых натюрмортов и архитектуры, - я снял одну ткань с одной из картин, и перед Эриком открылась яркая марина. Море было выполнено в мягких тонах, а вот закат контрастировал своей яркостью, будто бы действительно светило солнце, пробиваясь сквозь серые облака. – Эту картину написал один из моих старых художников, еще из Нью-Йорка. Картины разлетаются в раз, и тебе крайне повезло, что ты имеешь доступ до этого закрытого помещения, - я рассмеялся. Я без зазрений совести перед художником продам любую картину, на которую укажет Эрик, да еще и скидку сделаю. Такому человеку, как Кейдж мне не жалко ничего, даже если он захочет унести с собой три или четыре картины.
- Из натюрмортов, - я задумчиво покрутился по комнате и в итоге вытянул в центр картину, на которой была изображена прозрачная ваза с полевыми цветами. – Тоже приятное полотно, которое должно было бы занять одно из ведущих мест у меня в зале, так что обрати на него внимание, - я очень бережно поставил раму с картиной рядом с предыдущим, которое показал Эрику и стал искать дальше, что-то бормоча себе под нос.
- Вообще, у Уильяма есть какие-то предпочтения в картинах? Или ты знаешь, куда он захочет ее повесить? Важным пунктом является место, где будет висеть полотно, хотя бы для того, чтобы оно не было ярким и безвкусным пятном в помещении, - моя рука легла на рядом стоящую раму и стала очень бережно ее поглаживать. Это получилось автоматически, но пальцы плавно скользили по неровностям дерева, будто бы я гладил не работу багетного мастера, а ребенка, который был крайне дорог мне.

+1

10

Эрик давно привык не суть людей по внешнему виду, хотя бы потому что он сам в их возрасте порой делал худшие вещи, точнее выглядел в разы хуже, измотанный работой и терзаниями совести и при этом умудрялся в абсолютно подавленном состоянии сиять как свеженачищенный медный таз, потому что как обычно его состояние сопровождало ощущние влюбленности, и не важно что это обещало обернуться ему очередными седыми волосами. И все равно он уходит в этот омут с головой, потому что не мог иначе, потому что это незабываемое чувство любви перекрывало все. Ну а то, что в современном мире люди ходили кто как он давно перестал переживать, ведь никто не поверил бы в его рассказы о том, как этот мужчина одевался в свои двадцать или тридцать лет, поэтому так называемых готов он понимал, и даже принимал их культуру, правда ничего в ней не осознавая. Словом, до тех пор пока человек был одет относительно прилично, Эрику было абсолютно все равно.
- Ах, Эрл Грей. Спасибо, прекрасная, вы меня спасли, - мужчина достал телефон и быстро записал адрес магазина, чтобы не забывать. Правда вместо сохранить, он нажал отослать, и сообщение несомненно упало на мобильный телефон Уильяма, оно и к лучшему, ведь он обязательно захочет узнать что за адрес, и как итог сам поймет чего не хватает его британскому дедушке немецкого происхождения в Америке. Останется только уговорить его закупаться этим чаем, и тут уж красноречие Кейджов сыграем ему на руку.
- Ах... - только и молвил мужчина слыша про сокровищницу и благодарно кивнул. Не каждый день выпадает возможность посетить едва ли не святую святых, и Дориан как никто знал, насколько это важные места в галереях, как их берегут и как трепетно относятся к тем вещам, который хранятся в помещениях. Поэтому он не спеша идет за своим гидом в этот закулисный мир и остановившись, достает из внутреннего кармана пиджака очки. Как бы он не пытался казаться молодым, годы брали порой свое, хотя очки он и носил только при чтении в основном.
Мужчина внимательно смотрит на картину, на море и красоту красок, на то, как художник подобрал цвета и оттенки. ОН отвлекся от моря, только тогда, когда заметил вторую картину, цветы в прозрачной вазе и подумал о Дэйве, который любит такие картины. Сам Эрик предпочитал пейзажи, как и большинство в семье Кейджов, Раян предпочитал фото искусство, а его жена более ситуационные зарисовки. Словом, разнообразие вкусов всегда было активной темой обсуждения за столом, когда собиралась вся семья.
- Я польщен такой честью, Имс, - не скрывая восхищения и уважаение проговорил мужчина задумчиво изучая картины перед собой и приходят к мнению, что надо брать, и теперь самый важный вопрос - что именно, ведь все предложенные ему варианты были лучше друг друга.
- Пейзажи, этим он весь в меня, - с некой долью гордости произнес Дориан и мягко улыбнулся галеристу потому что он и правда гордился тем, что Билл многое взял от него, по крайней ере больше, чем от Раяна, и возможно это объяснялось тем, что дед с внуком проводили порой сутки на пролет, не чувствуя тяжести от присутствия друг друга в жизни своей.
- Я думал преобразить одну из стен в его кабинете, поэтому нужно что-то сдержанное, чтобы радовало глаз и не отвлекало от работы, а то увлечется еще фантазиями, кто будет отчеты подписывать? - тихо и весело рассмеялся Кейдж и кивнул самому себе.
- А эти две я все равно заберу, дорогой мой. Цветы как раз идеально подойдут для Девида, а море по ощущением ждало меня, - мужчина снял очки, и сложив их не спешил убирать в карман, ведь по идеи ему предстоит дать свое согласие на то, что предложит Имс, а то, что мистер Фитцжеральд предложит нечто настолько же прекрасное, Эрик даже не сомневался, не зря же у этого англичанина настолько прекрасная и бесподобная галерея.

+1

11

Я могу пересчитать по пальцам людей, которых я пустил в свое секретное место. По хорошему, все эти картины нужно хранить в другом месте, чтобы в случае ограбления не вынесли все подчистую. Я не знаю чем руководствуюсь, храня их на этаж выше чем зал. С другой стороны, в M&F стоит самая дорогая и лучшая сигнализация, и пока на нас ни разу никто не покушался. Максимальный вандализм нанесенный галерее был равен надписи на белой двери входа. Но Флоренс об этом позаботилась и я даже не видел такого кошмара: когда я пришел в галерею, дверь то ли была тщательно покрашена, то ли она просто сменила ровно на такую же.
Я с сожалением вспоминаю, что пару прекрасных картин на днях мы отправили в Нью-Йорк. Эх, вот пришел бы он немного раньше! Но я привык довольствоваться тем, что имею - такое странное качество для богача. Ничего, для Эрика я найду не менее прекрасные работы тут.
- О, не стоит, - я с улыбкой отмахиваюсь. - Ты же знаешь, что я все двери моей галереи открыты для тебя, и я только с удовольствием тебе все это предложу, - мне кажется, что если бы мои родители были живы, то я бы заваливал их дом картинами, отдавая самые лучшие. Тем более, мама с папой так же умели ценить красоту полотен, особенно мама, которая ими занималась. Саша же куда меньше интересуется искусством, мы всегда с ней были разными в этом плане, поэтому ей не особо важно, что весит на стенах, а на выставки ко мне она ходит только по просьбе, когда требуется ее присутсвие.
- Хм, пейзаж... Сдержанный пейзаж, - я стал юрко перемещаться по кладовой, пытаясь вспомнить где находится та картина, о которой я подумал. Я тихо рассмеялся, вспомнив, что под правой рукой у меня находится небольшое  полотно, на котором изображены два гриба и ежик, который светит своим пузиком. Как ни странно, за этим полотном выстроилась очередь людей, которые захотели его заполучить. Ежик выглядел очень хорошеньким пятном среди крупных мазков абстрактного фона. Эта картина хорошо выглядела бы в каком-нибудь охотничьем домике.
- Радовало глаз, не отвлекало от работы, - продолжал бормотать я и в итоге выудил из скопления картин ту, которая мне требовалась.
- В свое время, эта картина понравилась Себастьяну. Он у меня критичный, - с нежностью добавил, но потом голос вернулся в деловую интонацию. - Хоть она и выглядит просто на фоне тех картин, которые уже стоят перед тобой, она изобилует разными оттенками и мелкими деталями. И мне очень нравится техника исполнения, особенно эти струи водопада, - я поставил это полотно третьей в ряд и встал рядом с Эриком, который все оглядывал.
- О, конечно забирай! Считай, что это мой подарок вам, я буду крайне рад, если Дэвиду она понравится, - с восторгом посмотрел на Кейджа. Меня переполняло чувство радости, такое, когда ребенок дарит своим родителям подарок, а он им очень нравится.
- Возможно, я как-нибудь прилечу в Лондон и был бы очень счастлив увидеть Дэвида, - не смотря на то, что я был не настолько близок с супругом Эрика, как с ним самим, он все равно мне очень нравился. Вообще их пара очень мне нравилась и вдохновляла. Я сам бы хотел провести старость с любимым человеком, а ведь общество пропагандирует мнение, что у геев крайне редко получается сложить крепкую семью. Конечно, доля правды в этом есть, но я надеюсь, что войду в то меньшинство, у которого это получилось. Как у Дориана с Дэвидом, например. 
- Как тебе этот водопад? Или еще что-нибудь поискать? - с готовностью спросил я.

Водопад.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5111/t-ferrara.95/0_5f911_50d54429_orig

+1

12

Эрик прожил достаточно долгую жизнь, чтобы разбираться немного в тех, кто его окружает и с кем он общается. и пусть его диплом инженера был давно заброшен на верхнюю книжную полку, он не переставал им быть в глубине души, иначе не занимался бы проектировочными работами пока позволяло здоровье и положение. Он сам проверял арматуру из которой плели опорные конструкции и площадки, которые после заливались бетоном, он сам проверял все конструкторские заключения, потому что не желал быть голословным говоря, что у него надежные и уютные отели. Он хотел всегда быть лучшим и это привело его к тому положению, которое он имел - достаток, дом, счета, семья и личное счастье на склоне лет. Он был тем, кто создал себя. И сейчас стоя и выбирая картину он был в предвкушении, потому что он делал это не для того, чтобы ему засчиталось внимание, а потому что он и правда хотел сделать приятное внуку и мужу, двум мужчинам, которые смогли невозможное - заставить Эрика Дориана Кейджа быть собой, быть тем, кем он всегда хотел быть, быть открытым и честным, вечным мальчишкой умудренным опытом лет.
- Не приглашай меня больше такими словами, мальчик мой. Иначе я буду иметь соблазн скупить все картины, что у тебя хранятся. И тогда меня будут не любить все твои партнеры, ведь я лишу их прекрасных работ выдающихся людей.
Эрик улыбнулся. Конечно же он шутил. Даже если он очень захочет, и скупит все картины он понятия не имел куда можно будет их повесить. Дом не место для них. Впрочем, был вариант найти им место в отелях. И этот вариант Кейжду даже начинал нравиться. Поэтому пока Имс искал пейзаж, Дориан думал о том, как воплотить в жизнь свой план. План, для которого ему придется устроить марш бросок по всем континентам, чтобы иметь возможно оценить что именно нужно и в каком количестве. Новшества  the Crown принимал на ура всегда, чему основатель был крайне и крайне рад.
- Он прекрасен, - выдохнул мужчина разглядывая картину и пытаясь ухватиться взглядом за детали. Она и правда была прекрасной и первое, что захотел Дори, это оказаться на этом месте, с небольшой корзинкой для пикника, где обязательно лежала бы бутылка изысканного вина и легкие закуски, а компанию ему составил бы сам Дэвид. Эрик ощущал прохладу этого водопада и слышал журчание воды. Картина затягивала и притягивала и это было именно тем, что нужно было мужчине - пейзаж идеально вписывающийся в интерьер и притягивающий взгляд, заставляющий думать о том, что называют личными делами и делами Амура, а не сухими таблицами доходов и расходов.
- Ох, он будет счастлив с тобой повидаться, выпить чашечку Эрг Грея, заваренного по всем традициям старушки Британии и рассказать про Шекспира больше, чем знают те, кто им занимается. Словом, будет в Англии, двери нашего с ним дома для тебя всегда будут открыты.
Эрик не врал. Уж сколько молодых людей побывало в их семейном гнездышке, и все в качестве гостей. В основном, это всегда были студенты Дэвида, с кем Эрик удивительным образом находил общий язык и шутил на современные темы так, словно ему не семьдесят, а всего тридцать. И ему нравилось то, что в их дом приходит молодость, радость и веселье. Ведь иногда так приятно засесть в кресло с чашечкой чая и слушать о чем болтают молодые, спорить с ними о том, что интересно и получать информацию о современных инновациях и гаджетах.
- Нет, я беру его. Он идеален и прекрасен. И то, что нужно для кабинета Билли.
Добавил мужчина довольно улыбаясь не только Имсу но и своим мыслям об удачной сделки.
- Только скажи, ты предпочитаешь чек или кредитную карточку? - очередная улыбка на сей раз полностью адресованная Имсу

+1

13

На меня резко нападают воспоминания.
Как я проводил свою молодость. Все эти вечеринки, наркотики, алкоголь. Сколько я так жил? Не меньше двух с половиной лет. Я плохо соображал, не выходил из дома без косяков, а позже и без кокаина. Тогда я сокрушался, что мои родители бы были в шоке от моего образа в жизни. Я отказывался от совместных ужинов, потому что они либо увидели бы мой ужасный внешний вид, либо я бы просто пришел обдолбан. Никакой из вариантов мне не нравился, поэтому в моменты просветления, я звонил и просил прощения, за то, что у меня слишком много учебы, и я не могу оказать им честь и приехать.
Только потом я понял, что я звонил в пустой дом, разговаривал и просил прощения у молчащей трубки, потому что родителей уже не было. Я горько рыдал, потом снова раскуривал траву или нюхал порошок.
Сейчас я понимаю весь ужас той ситуации, а прошло почти десять лет. Даже побольше. И только благодаря человеку, который сейчас стоит рядом со мной, я тот, кем я являюсь. Благодаря ему, он может выбрать картины, а я могу ему в этом помочь. Наверное, я слишком идеализирую и благодарю Эрика, но из-за него стоит эта галерея, и я чувствую дикую потребность просто его обнять, что и делаю. Молча подхожу и крепко обнимаю. Обнимаю Эрика. Обнимаю своих родителей и у меня щемит сердце.
- Мне не жалко для тебя никаких картин, - тихо, честно отвечаю ему. – Можешь забрать все, которые тебе понравились. Жаль я не могу показать тебе всю коллекцию, так как часть в Нью-Йорке. Но и если ты окажешься там, всегда можешь заглянуть и что-то выбрать, - я наконец выпускаю мужчину из объятий и отхожу от него. Меня переполняет такая любовь, тепло и привязанность, что я просто не могу передать словами. У меня всегда были проблемы с выражением своих эмоций. В слова они не складываются, даже не влезают, да и делом не полностью возможно показать. Остается надеется, что все остальные меня понимают.
- Уверен, что к вам с радостью будет заглядывать Саша. Она собирается обратно в Лондон, - с грустью замечаю я. – Все-таки Фитцжеральды разъединятся и буду вновь жить порознь. Останусь с Себастьяном, - вздыхаю, поглаживая раму картины, которую недавно показывал Эрику, а после вновь накрываю ее тканью.
- О, забирай картины так, - машу протестующе руками. – Для тебя эти картины бесплатны, мне не нужны никакие деньги, - уверенно говорю, не давая Дориану достать что-то чем можно расплатиться, просто мягко перехватывая его запястье. – Серьезно, не стоит. Это самое малое, что я могу для тебя сделать, - я смотрю на Кейджа сверху вниз из-за разнице в росте и чувствую себя несколько неловко. Все-таки, это он должен на меня так смотреть.
Я достаю телефон и быстро набираю номер Флоренс. Благо, девочка не имеет привычки держать телефон для красоты, а действительно отвечает на звонки.
- Мне нужно, чтобы ты подготовила две коробки под картины. Одна коробка будет, эээ, - зажимаю телефон ухом и наклоняюсь к картине с водопадом, дотрагиваюсь руками до краев рамы. – Одна восемьдесят на шестьдесят, вторая сто на шестьдесят, ага, давай, - снова кладу мобильник в карман пиджака и разворачиваюсь к Эрику.
- Все, сейчас о полотнах позаботятся, и они будут готовы к транспортировке. Тебе заказать такси? – вопросительно смотрю на мужчину. В этот момент в помещение входит Флор с деловым видом, за ней семенит паренек, который тащит коробку.
- И будь очень осторожен, - серьезно замечает девушка и не сводит взгляда с этого парня.

+1

14

- Двери моего дома всегда открыты для тебя и Саши, ты же знаешь, Имс, - мягко проговорил седой мужчина в летах и улыбнулся еще более мягкой улыбкой. мс ему и правда был как внук, внук, которым можно гордиться, внук, который достиг многого. Это не значит, что Эрик не любит Билли, в нем он видел всего себя, в стремлениях, в попытках жить как хочется, в том, что он делал. Билл был его полным отражением, и он был гордостью Дори, но Имс был иной стороной, легкой, творческой и живущей иными законами жизни, и его названным внуком, коим Кейдж готов был гордиться всегда, потому что верил, Имс способен преодолеть все, если только на то будет его желание и стремления.
- Господи, Имс, - вздохнул Эрик, прекрасно понимая, что с этим молодым мужчиной ему не удастся устроить целый акт спора, в котором он выйдет победителем. - Только с условием, в следующий раз я все же заплачу за приобретения, - проговорил Дориан давая понять, что он не потерпит возражений и галеристу придется согласиться с его условием. В конце концов, даже у подарков был лимит стоимости. И если он когда-то и протянул руку помощи молодому и зеленому тогда Фитцжеральду, это не значит, что он будет напоминать об этом ему при каждой встречи. Просто тогда именно Кейдж мог объяснить запутавшемуся человеку то, что жизнь на смерти и нахождении себя не заканчивается и нужно идти дальше, преодолевать себя и просыпаясь по утрам говорить спасибо небу за то, что жив и здоров. И помогал он тога именно заблудшей душе, а не с экономической выгодой в будущем.
- Я буду благодарен, а то боюсь, Не донесу такую красоту до номера в отеле внука, - он вновь мягко улыбнулся сначала Имсу, а потом и Флор, - Благодарю, Флор, - добавил он уже почти выйдя из хранилища и делая глубокий и медленный вдох, все же специфичная температура и атмосфера хранилища оставляла свой отпечаток на нем.
- Спасибо тебе большое, Имс. И я жду тебя и твоего уважаемого Андервуда в гостях не только тут в Сакраменто в ресторане и баре отеля, но и в Кардиффе, где я все же провожу больше времени, чем в поездках. И Дэвид и я будем безумно рады, видеть вас у нас в гостях.
Эрик говорил не спеша, мягко и как будто вдумчиво. Что было вполне понятно. ОН любил Англию, Уэльс, который когда-то приютил его и дал надежность настоящего. Он любил Дэвида и Кардифф, потому что Дэвид был смыслом его жизни, а Кардифф дал ему эту самую жизнь еще давно, когда дал возможность развиваться и шагать по планете. А Имса он просто любил той самой любовью, которая не поддается описанию словами и не имеет ничего общего с желанием интимной близости либо со страстью читать ему лекции о морали. Дори воочию убедился сегодня, что Имс счастлив, и был рад, что когда-то смог помочь ему увидеть отблеск этого счастье на горизонте его жизненного пути.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Давно не виделись: здравствуй.