Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » let's run away from here


let's run away from here

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Иногда так хочется все бросить. Оставить проблемы, надоедливые звонки людей, которых ты не желаешь слышать, неприятные разговоры и серые будни, придавливающие своим весом к земле. Решиться и уехать куда-нибудь, далеко-далеко, где ты сможешь не думать ни о чем.
Давай так и сделаем. Просто сбежим отсюда и будем счастливы. Вместе.

https://31.media.tumblr.com/b3c8576c4c93d19d34f213f5f6ab5854/tumblr_mzyonnNGGP1scjbypo1_500.gif

Джейд Тёрнер и Оливер МакФлай
где-то в пути Сакраменто-Париж-Берлин с остановками и отклонениями от общего маршрута
21 июня - неизвестно

+2

2

Ночь всегда мне нравилась больше дня. Ночью спокойно, ночью нет людей. Ночью никто не будет ни о чем спрашивать. Именно в это время ты сможешь нормально подумать или выйти на улицу просто для того, чтобы прогуляться. Ночью не светит солнце и прохладно. Как вы поняли, я люблю это время суток больше, чем все остальные. Пол голове ничего не бьет и никто не говорит о том, что нужно делать. В это время суток тени сплетаются, образуя таинственный узор и, лежа на кровати, я могу наблюдать за тем, как отбрасывает тень деревья.
Кожа Джейд в лунном свете кажется почти прозрачной. Она неосязаемая и прохладная. Я лишь больше накрываю ее призрачное тело простыней и утыкаюсь носом в плечо. Она повернута ко мне спиной, лицом к окну и я знаю, что если начну будить, то она скорчит забавную рожицу, поморщившись, и пробормочет что-то милое, отмахиваясь рукой, но под конец поворачиваясь ко мне и попадая прямо в объятия.
Я думаю. Обо всем и в то же время ни о чем. Думаю о работе, думаю о материале, который у нас готов. Мы серьезно выбились из графика, но сейчас нельзя ничего поделать. Я провожу губами по коже и слышу как она начинает посапывать, чуть громче, чем в спокойном состоянии. В конце концов она двигает ногами, забирая еще больше простыни под себя, а я лишь ухмыляюсь, убрав с плеча губы и приложившись к нему лбом. Перед сном Джейд ходила в душ, я до сих пор чую легкий запах геля, а еще шампуня. Ее, немного влажные, волосы пахнут ванилью. Они разбросаны по всей подушки, разметались, словно свежескошенная трава и в свете луны выглядят практически черными, с легким зеленоватым отблеском.
Джейд…
Я ве же произношу ее имя, слегка притрагиваясь рукой к ее щеке. Я хочу ее разбудить, но чтобы она не корчила ту милую рожицу и не говорила о том, что все нужное обсудим завтра или в следующем году там, где единороги собираются, на поляне.
Малиновка.
Опять зову ее, чуть разворачивая к себе и жду, пока она распахнет свои темные глаза в обрамлении длинный ресниц. Секунда, две, три. Она наконец делает это и я, склонившись над ней, мягко целую ее в уголок губ.
Знаешь что?
Конечно не знает, она мало сейчас соображает. Сейчас она в своем мире грез и я вижусь ей надоедливым призраком, которых хочет разрушить сказку.
Ты свободна будешь на следующей неделе?
Она мычит что-то нечленораздельное, пытается собраться с мыслями и откинуть остатки сна.
А я знаю, что ты будешь свободна, ага.
Я настойчив в своих словах, показываю ей, что спорить бесполезно, но при этом пытаюсь вызвать у нее хоть какой-то интерес к происходящему.
Я хочу, чтобы ты отпросилась с работы. Или я отпрошу тебя с работы, не знаю, как душе угодно, но…
Кажется, она окончательно проснулась. Улыбаюсь, провожу по щеке пальцем.
Я возьму билеты на самолет и мы с тобой полетим отдохнуть. Хорошо? Только куда -  сюрприз, хорошо?
Ее точно сгубит любопытство, уверен в этом.
Но, я уверен, что тебе понравится. А теперь спи.
Как ни в чем не бывало, я еще раз поцеловал ее и положил голову на подушку.  Я думал, что не смогу уснуть, но это оказалось не правдой. Я погрузился в царство Морфея почти что мгновенно и растворился в нем так же, как ранее это сделала Джейд.
Наверное, все дело в том, что я обязан был донести до нее возникшую мысль, пускай даже не договаривая. Но с утра она вспомнила о том, что было ночью и начала задавать вопросы. Я отшучивался от нее, улыбался, но держал язык за зубами, лишь забрал ее паспорт для покупки тех самых билетов, а потом сказал назначенный день отлета. Даже если бы она захотела, тог не смогла отследить маршрут – ежедневно из Сакраменто вылетают самолеты в совершенно разные города и страны.
Не забудь собрать вещи. Но не бери с собой много, хорошо?
Зачем много вещей, если у нас планируется длинный маршрут и, если что-нибудь понадобиться, мы сможем все купить прямо там? Найти отель так же не составило труда. В день отлета я уже точно знал что и как будет. Джейд в этот день работала, поэтому, захватив ее ранее подготовленные вещи дома, я сел в машину и поехал за ней.
Просто жди.
И выехал с автостоянки в сторону аэропорта, куря по дороге одну за одной. В самолетах нельзя курить, поэтому приходится восполнять запасы никотина сейчас, дымя в открытое окошко.
Машина осталась на платной автостоянке. Я не знаю точно, сколько нас не будет, надеюсь только, что ее не увезут на штраф-стоянку. С двумя сумками, я помог девушке выбраться и повел ее внутрь одного из терминалов, где моя тайна, наконец раскрылась. Франция. И, хоть я не перевариваю любителей лягушек, я знаю, что там есть то место, где Джейд понравится.

0

3

Каждый однажды чувствует это на себе. Хоть раз в жизни, но все мы попадаем в ту тонкую грань между сном и реальностью, где можем слышать и понимать происходящее вокруг, даже находясь в мире Морфея. Вот, как например, сейчас происходит со мной.
По комнате разносится едва слышный шорох - это ночной ветер играет со шторами, заставляя их тени танцевать на полу, а затем он быстро проносится совсем рядом, и я ощущаю его мягкие дуновения на своих щеках. Видимо, Оливер перед сном открыл окно. Я чувствую - все так и есть, чувствую это настолько явно, будто бы глаза мои открыты, и я вижу все перед собой, но подобного быть не может, ведь в данный момент вокруг нет ничего, кроме темноты, оплетающей мое сознание в бархатный кокон. И, в конце концов, она бы так и убаюкала меня, заставляя окончательно провалиться в глубокий сон, чтобы потом вернуть к действительности лишь только следующим утром, но, увы, сейчас ей этого сделать все-таки не удастся. Я чувствую его руки на своей коже, каждое даже самое незначительно движение, и это не дает уснуть окончательно. "Почему ты не спишь?" - хочется спросить мне, но вопрос все же остается висеть в моем сознании, так и не добравшись до своего адресата. Я не владею своим телом сейчас, увы, однако чуть позже я убеждаюсь в том, что даже оно не может оставаться беспристрастным, когда вдруг его губы касаются моего плеча. Дыхание становится тяжелее, а сердце начинает биться быстрее; оно трепещет, будто испуганная птичка, после многих лет свободы неожиданно попавшая в клетку. А ведь и правда, порой мне кажется, что я тоже в ловушке, которая однако отличается от всех тех, что я когда-либо видела раньше. Эта ловушка состоит из обнимающих меня рук и горячего шепота на ухо. Из нежных поцелуев и долгих разговоров по ночам. Из прогулок по улицам Сакраменто и искрящихся глаз напротив. Но самое страшное в ней то, что я и сама не хочу от нее освобождаться. И постепенно она затягивает меня в свои сети все сильнее и сильнее, однако я лишь каждый раз осознаю, что ни капли не жалею о случившемся. Я добровольно отдала свое сердце в капкан, который носит имя "Оливер", и теперь понимаю - так все и должно быть.
По спине бегут мурашки, и я невольно ворочаюсь, все больше утягивая к себе простыню, которой я укрыта. В тот же момент губы с моего плеча куда-то исчезают, но вместо них кожу начинают щекотать его отросшие волосы, и постепенно мое дыхание выравнивается, а я чувствую, как по телу проходит волна спокойствия и расслабленности. На душе становится особенно легко, и я уже даже почти готова окончательно поддаться чарам сновидений, как вдруг...
- Джейд... Малиновка...
Его пальцы касаются моей щеки, а спустя некоторое время меня разворачивают на другой бок, и тут я понимаю, что постепенно начинаю просыпаться. Но даже несмотря на то, что я не спала в полном смысле этого слова, возвращение в реальность проходит долго и достаточно мутно. Я несколько раз моргаю, прежде чем окончательно открыть глаза, и тут же вижу перед собой родное лицо, так близко, что перехватывает дыхание. Легкий поцелуй лишь усиливает впечатление беспорядка в моей голове, и я еще несколько минут пытаюсь полностью прийти в себя, что получается у меня далеко не с первого раза. Поначалу на все слова Оливера я начинаю лепетать что-то невнятное, но постепенно мой разум проясняется, и я все-таки понимаю, что он пытается донести до меня. Билеты? Самолет? Сюрприз? Сотни разных вопросов роятся в моей голове, уже готовые соскочить с языка, но прежде, чем я успеваю задать хоть один, парень вновь касается своими губами моих и быстро кладет голову на подушку, закрывая глаза. Что-о? Неужели ты серьезно решил замучить меня моим же любопытством, МакФлай? Я замираю, с недоумением глядя на спокойное лицо Оливера, гадая, действительно ли он заснул или просто притворяется, однако равномерное дыхание, вырывающееся из приоткрытого рта, все же доказывает мне, что правильным является именно второй вариант. Вздохнув, я протягиваю к нему пальцы, аккуратно, чтобы ненароком не разбудить, убираю со лба несколько темных прядей, а после ложусь рядом, приобняв его руками и уткнувшись носом куда-то в шею, рядышком с татуировкой в виде розы.
В тот раз я быстро сдалась и заснула, решив выяснить подробности чуть позже. Мне казалось, что совсем скоро он в любом случае расколется и выложит мне всю правду, но все пошло совершенно не по плану. Оливер молчал. И на следующее утро, и в другие дни он игнорировал вопросы, касающиеся этой темы, и быстро отвлекал мое внимание на что-нибудь другое. Как бы я ни старалась, что бы ни предпринимала, он не сказал мне ни слова, и это заставляло мой интерес разгораться лишь сильнее, превращаясь уже в самое настоящее пламя. Из-за томившей меня неизвестности я даже несколько дней собирала вещи, в очередной раз решая, что стоит брать, а что все-таки нет, ведь я не знала, какая погода будет в том месте, куда мы отправимся. Но даже тогда МакФлай отказался хотя бы намекнуть мне о загадочном месте, чтобы помочь в сборах, и мне больше ничего не оставалось, кроме как довериться собственной интуиции.
В день нашего отлета с самого утра я чувствую приятное волнение. Я не могу ни на чем сосредоточиться - все мои мысли заняты предстоящим перелетом, и коллеги тихонько посмеиваются надо мной, то и дело добродушно подкалывая меня. Ну а когда приходит время Оливеру за мной заехать, и я, как ошпаренная, лечу вниз на первый этаж, вслед мне и вовсе несется уже неприкрытый смех. Да, пожалуй, сегодня я и правда веду себя немного нервно, так что их можно понять.
- Привет, - выпаливаю я уже в машине, а потом наклоняюсь к парню и оставляю мимолетный поцелуй на его губах. - Ну теперь-то ты скажешь мне, куда мы летим?
Однако вопреки ожиданиям, в ответ я не получаю такой важной для меня сейчас информации. Видимо, он решил стоять на своем до конца, и я с тяжелым вздохом отворачиваюсь к окну, провожая взглядом проносящиеся за окном пейзажи и гадая о месте нашего следующего прибытия. Но ни один из подкинутых сознанием вариантов не оказывается правильным, когда уже по прибытии в аэропорт я получаю на руки свой билет и вижу конечный пункт полета. Париж.
- Стой-стой-стой... Подожди, это что не шутка? Мы правда отправляемся во Францию?
Получив подтверждение своих слов, я не могу сдержать радостного вскрика, а после кидаюсь Оливеру на шею, крепко его обнимая. Франция... Это же моя маленькая мечта, место, где я однажды хотела бы обязательно побывать. И вдруг все это становится настолько реальным, что я просто не верю своему счастью, ожидая что в любой момент может прозвенеть будильник, вырывая меня из такого чудесного сна.
- Спасибо... - шепчу я прямо ему на ухо, а затем, наконец, отстраняюсь. Все то время, что мы проходим регистрацию и другие необходимые процедуры, с моего лица не сходит улыбка, и лишь когда уже объявляют посадку на наш рейс, я вдруг чувствую, как радость омрачается страхом, и моя рука крепко сжимает ладонь парня в попытке успокоить расшалившиеся нервы. Увидев самолет, на котором нам придется лететь несколько часов до самой столицы, я неожиданно вспоминаю другой, тот, что вез меня тогда, второго июня из Нью-Йорка, куда я ездила по делам Престижа. Тогда этот полет не обернулся для пассажиров ничем хорошим, и я до сих пор с содроганием вспоминаю, как огромную железную птицу легко крутило в резких потоках воздуха. А вдруг... Вдруг и в этот раз случится что-нибудь ужасное? Ну уж нет! Сегодня все будет хорошо, я уверена на все сто процентов. Тем более в тот день ураган был вполне ожидаем, просто никто не обратил на него внимания, да и после него подобного в ближайшее время никто больше не прогнозировал. Но несмотря на собственные доводы, я не отпускаю руку Оливера, пока мы не набираем нужную высоту, и весь взлет сижу, словно на иголках, то и дело настороженно оглядываясь вокруг, словно я как-то смогу определить, если что-нибудь вдруг пойдет не так. Однако все проходит без сучка и задоринки, и я позволяю себе расслабиться, разглядывая небо в окошке иллюминатора. Но и на этом занятии я не задерживаюсь надолго и вскоре опускаю голову на плечо рядом сидящего Оливера. Мои глаза медленно, но верно начинают закрываться, и вскоре я уже погружаюсь в спокойный сон.

0

4

Я никогда не думал, что обрету подобное чувство спокойствия. Когда прихожу домой и вижу Джейд, сидящую за столом, которая просматривает снимки, сделанные во время работы. Поначалу, она даже не замечает меня, увлеченная своей работой, а стою в дверях, без единой возможности пошевелиться. Я задерживаю дыхание для того, чтобы не спугнуть ее и просто смотрю, как падаю волосы на ее лицо, пока она склоняется к ноутбуку и с легким прищуром рассматривает одну из деталей. Ее пальцы задерживают в руках мышку и потихоньку двигают ее из стороны в стороны. Я смотрю на ее профиль и не могу понять, как вообще заслужил такое. Вспоминая прошлое, не самое лучшее, я никогда не ожидал, что мне удастся найти такого человека, от взгляда на которого становиться так тепло, как не может согреть пуховая куртка в холодную зиму. Иногда я сам подхожу к ней, а иногда она поднимает на меня глаза, замечая боковым зрением. И этот момент, когда ее взгляд становиться мягче и появляется улыбка стоит для меня очень многого. И день ото дня я готовь снова и снова так стоять, лишь бы еще раз увидеть этот недолгий момент, когда мы еще не здоровались, но я уже пришел.
Мне нравится это томящее чувство ожидания, когда я прихожу домой раньше нее и мало могу на чем сосредоточиться. В такие моменты я отвлекаюсь музыкой. В такие моменты я похож на человека, способного творить ради кого-то определенного. Пальцы скользят по грифу гитары, я зажимаю лады, а пальцами второй руки перебираю струны, закрывая глаза и задумавшись о чем-то своем. Она появляется с шумом, или так же тихо, как и я. Она распахивает дверь и мои глаза, вызывая учащенный пульс.
Мне кажется, что я очень сильно помолодел за то время, что общаюсь с ней. Из человека-циника, я превращаюсь в оптимиста и потихоньку начинаю верить в то, что этот мир не так уж и плох, как кажется на этот взгляд. Она дарит мне надежду и уверенность в следующем дне.
Я не могу описать свои чувства к Джейд. Не могу и все тут. Это похоже на большой клубок, а внутри скрыта тайна, непонятная даже мне самому. Вся эта глубина появилась или проснулась именно благодаря ей. И я не знаю, как могу отблагодарить ее за это. Я стараюсь сделать что-то, вожу ее в неожиданные места, что-то рассказываю, но мне постоянно кажется, что я похож лишь на идиота. И даже покупка чертовой красной панды кажется мне настолько детским поступком, что до приезда девушки я реально подумывал отвезти ее обратно.
И, вот сейчас, протягивая ей в руки билет, мне становиться не по себе от мысли, что ей может не понравиться эта затея. Что она может отказаться, назвать это все бредом и сказать, что у нее важная работа. Я заглядываю в ее глаза, пытаясь прочитать там ответ, но поначалу вижу лишь легкое удивление. Она смотрит на билет, читает то, что на нем написано, а я весь умираю в ожидании. Черт, не томи, Малиновка, а?
Правда-правда.
Уверяю ее, улыбаясь и расслабляясь.
Но если я по приезду домой вспомню хоть слово из этого языка, ты прихлопни меня мухобойкой, хорошо?
Кажется, она уже не слышит меня. По терминалу раздается вскрик, полный восторга и в следующий момент она кидается мне на шею, а я ловлю ее обнимая и прижимая к себе. Разве не это лучший подарок?
Не за что, птичка.
Тихо шепчу ей в ответ, проводя пальцами по волосам и дотрагиваясь губами до щеки. Регистрацию и различные контроли мы прошли довольно быстро, что тоже немного удивило. Искоса я поглядывал на улыбающуюся Джейд и мне передавалось это, впрочем, как и ее радость. Она умела заражать эмоциями и чувствами. Удивительная девочка.
После всех проверок, мы оказались в большом зале с десятком выходов на посадку. Прошлись по магазинам, посидели в каком-то кафе. Но стоило диспетчеру объявить посадку, как улыбка слетела с губ моей девушки. Вместе с ней помрачнел и я. Я знаю, чем вызвана ее смена настроения – второго июня она возвращалась домой из Нью-Йорка и попала в ураган. Ничего удивительного или ненормального в ее страхе нет. Я сжимаю ее ладонь чуть посильнее, целую в макушку, пока мы стоим в очереди на посадку, но не говорю ничего лишнего, как и в самом пузе огромного самолета. Я вижу, как Джейд вцепляется свободной рукой в перекладину, но лишь поглаживаю ее ладонь пальцами свободной руки. Я знаю, что если начну ее успокаивать, она может начать еще сильнее паниковать.
Взлет дался на удивление мягким и быстрым. Я всегда относился к полетам спокойно и без особых эмоций. Для меня главное – чтобы меня доставили в пункт назначения, а если есть какие-то волнения, то хорошо подойдет «ксанакс». Но не думаю, что это вариант для Тернер.
Когда самолет выравнивается в воздухе, Малиновка начинает успокаиваться, а потом и вовсе засыпает. Я не тревожу ее, лишь засовываю в уши наушники и включаю плеер, в конце не замечая, как сам погружаюсь в сон. Собственно, вся дорога прошла во сне и лишь несколько раз я просыпался от легких толчков стюардессы, сопровождаемые вопросами о том, что я хочу выпить и не хочет что-нибудь ли Джейд.
К сожалению меня лишь хватило на пару грубостей и на то, чтобы нахмурить брови.
Девушка сама открыла глаза, когда шасси уже коснулись твердой почвы, не застав момент снижения высоты. Оно ей и спокойнее. Немного растормошив ее ото сна разговором, мы поднялись со своих мест и, пройдя по длинному коридору, оказались в аэропорту Парижа. Повсюду были слышны информационные сообщения на французском языке, люди ходили туда-сюда. Я повел нас с Джейд по памяти, что до паспортного контроля, что до пункта выдачи багажа.
Уже выйдя на свежий воздух я, довольно вздохнув тут же закурил, пытаясь поймать такси. Четвертая машина останавливает около нас и я говорю водителю название отеля. Он кивает и мы, положив сумки в багажник, устраиваемся в машине.

0

5

Игра стоит. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » let's run away from here