В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дружбой ночью не займешься


Дружбой ночью не займешься

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Sophie Briol & Lola Hunter
Место: США, Сакраменто, ночной клуб "Dubstep"
Время: 29 июля 2014 года
Время суток: ночь
Погодные условия: в помещении температура + 25; на улице свежо и звездно.

Считай, что мы не знакомы. Ведь, я правда тебя не вспомню завтра.
Или не смогу забыть?
Нет, такое у меня уже случалось слишком часто. Раз за разом круговорот свето-музыки, поцелуев, алкоголя и наркотиков. Как ты оказалась этой ночью с нами? Не заставляй меня думать об этом сейчас.
Давай останемся не узнанными друг другом, хорошо?
На утро я не расскажу ни один твой секрет, а ты постарайся никогда не напоминать о том, что случилось между нами. Ведь, ты знаешь сама - это ничего не значит. Ни для меня, ни для тебя... это просто случилось.
Это просто было.

Отредактировано Sophie Briol (2014-07-12 04:01:16)

+1

2

внешний вид

http://cs305806.vk.me/v305806297/46f5/37zss6U8oik.jpg

Этот день можно было смело назвать хорошим. Периодически я сомневалась в моем решении стать моделью агенства Софи. Потому что тут были свои определенные минусы, такие как необходимость приходить на кастинги в определенное время. Опаздываешь - и тебя просто не пускают в здание. И хоть ты колбаской скрутись, никто тебя не пустит. Оказалось, что в модельном бизнесе высоко ценится пунктуальность, и два опоздания помогли мне это понять. Кроме того, вокруг тебя постоянно красивые высокие девушки, которые считают себя лучше тебя, и тот факт, что их выбирают, а тебя нет, только усугубляет ситуацию. Сейчас я как никогда радовалась своей высокой самооценке, без которой бы уже давным давно забилась в какой-нибудь темный угол.
   Но в этот раз клиенту не нужно было, чтобы модели ходили по подиуму или фотографировались. В этот раз нужны были красивые, харизматичные девушки, которые могут поддержать разговор и развеселить людей одним своим присутствием. Какой-то банкет, благотворительный вечер, где у богачей должно было быть хорошее настроение. Иначе они просто не выпишут чек на круглую сумму. А только этого хотел организатор мероприятия. И нам всем был положен процент от суммы пожертвования. На самом деле, не большой, но кто же знал, что выйдет так блестяще? Когда наниматель огласил сумму выплаты, я своим ушам не поверила. Никогда еще у меня не было столько денег. У меня одной, моих личных денег. Я заметила, что остальные модели, бывалые, которые давно зарабатывают самостоятельно, остались довольны. Просто сегодня и правда был хороший день.

   Когда я переступила порог клуба, голова уже была слегка затуманена алкоголем. Слегка. Потому что на банкете нам нельзя было пить, мы были на работе. Но сейчас уже всё кончилось, и я, как и остальные модели, во главе нашей "хозяйки" первым делом направилась к барной стойке. Я ощущала себя просто волшебно. Самостоятельной и независимой, как никогда. У меня были деньги, и я была вольна распоряжаться ими так, как мне вздумается.
   Через какое-то время я нахожу себя на танцполе. Удивительно, но общая победа как-то сплотила нас с девочками. Раньше я не ощущала к ним ничего, кроме неприязни, а сейчас же, окруженная множеством красивых девушек, чувствовала себя, как рыба в воде. И что еще лучше: я чувствовала себя такой же красивой, как они. Частью этой обворожительной толпы, где все в коротких платьях, на каблуках, немного растрепанные от танца, но все еще безукоризненно идеальные. Наверняка на нас все смотрели. Особенно мужчины. Они всегда смотрят, когда так много красивых женщин собирается в одном месте. Но нас это, кажется, не волновало...
   Но в какой-то момент я случайно задеваю тебя рукой и что-то происходит. Это заставляет остановиться на пару секунд и меня, и тебя. Словно разряд тока пробежался от ладоней до кончиков пальцев в тот момент, когда моя рука коснулась твоей. В моем взгляде можно прочитать удивление, потому что это чувство мне знакомо. Не знакома лишь ситуация, когда оно возникает от прикосновения девушки к девушке. Я продолжаю двигаться в такт музыке, уже не так активно, лишь переступая с ноги на ногу и покачивая бедрами, в то время, как пальцы скользят по твоей руке, сначала по кисти, затем выше к запястью и до локтя. На шаг ближе, и мои глаза находят твои, такие же блестящие и дикие от выпитого. Ты - мой босс, строгая начальница, но я об этом почему-то забываю...

+1

3

вв
Lady Gaga – G.U.Y.

Движение - это жизнь. Сейчас движением были они - люди, танцующие на танцполе. Каждая частичка их тела менялась в такт музыке. Свет, прожектора, зеркала - все было поставлено так, чтобы терялось ощущение реальности даже у человека, который не задурманил свое сознание ничем наркотическим. В них же было уже прилично - от простого алкоголя, до различного рода наркотических препаратов. Убиться и забыться. Оставить все проблемы за стенами этого ночного клуба и просто жить музыкой. Стать ею. Хотя бы раз за несколько недель не думать больше ни о чем.
Разгоряченные тела перестают быть собранием индивидуальностей, становясь единым организмом, готовым раздирать друг друга на части в приступе похоти и желания. Это не страсть, скорее жажда, будто не удовлетвори ее здесь и сейчас - мир поглотит тебя и выкинет на обочину жизни, лишив всех прелестей существования. Потому рисковать никто и не стремится - целует того, кого хочет целовать. Прижимаются друг к другу тела, некоторые даже в танце показывают, что готовы хоть здесь, но пока еще никто не рискует переходить границы дозволенного, которые с каждым мигом плавятся, становясь все менее различимыми.
Сегодня Софи непривычно низка - новые туфли наверное впервые в жизни натерли так, что и шагу ступить в них было нельзя, а потому вместо привычных "под девяносто", Бриоль была всего метр восемьдесят. С таким ростом несложно потеряться среди высоких моделек, которые окружили ее. Они сегодня отмечают удачное событие, наверное, впервые после того страшного урагана, который унес жизни многих. Ураган, который разделил на "до" и "после", заставил задуматься о ценности жизни. И Софи продолжила брать все, что ей так хочется. Всех, кого ей так хочется.
Когда чужие пальцы начинают скользить по ее руке, вначале даже не обращает внимания, но прикосновения становятся настойчивей, а потому затуманенный взор останавливается на Лоле. "Что же ты хочешь от меня, малышка?" Это несколько забавно - когда на тебя вот так смотрят, когда ты физически чувствуешь, что тебя хотят, вот только... Софи, опомнись, она еще ребенок. И этот довод не спасает - быстрым рывком наклоняется к устам подопечной и грубо целует. Нежности не сегодня. "Если хочешь, я покажу тебе - как это быть с девушкой, но это будет быстро и грубо. Это будет так, как если бы мы были незнакомы, ведь, поверь - мы еще друг друга не знаем. И я не прочь узнать. Сегодня."
Модельки замечают этот смелый жест и начинают одобряюще улюлюкать, но Софи не хочет свидетелей. Потому пальцы сжимаются на запястье Лолы, и без каких-либо объяснений француженка тащит девчонку с танцпола. Она сама этого хотела, а даже если и нет - плевать. Этого хочет Бриоль, а потому она должна это получить.

На улице прохладно, но кажется это никого не волнует. Пальцы больше не стиснуты клешнями, с запястья мягко перемещаются в ладонь - цепляются за пальцы жертвы, словно дарят короткие необдуманные минутки нежности и тепла. Вот только все не так. Запомни - эта ночь не для того, чтобы завтра ты потребовала чего-то большего. Эта ночь для того, чтобы ты поняла, что девушки бывают такими же мразями, как и парни, и... после секса они тоже имеют привычку не звонить. А как ты относишься к тому, что вы еще ни раз увидитесь на работе? Нет ощущения, что из тебя хотят сделать шлюшку?
Остановившись на парковке, Софи притягивает к себе Ло и целует уже более продолжительно и властно. Резко отстраняется и смотрит прямо в глаза, будто разрешает еще отказаться - сбежать.

+1

4

Мне всегда нравились настойчивые, уверенные в себе люди, которые не стесняются желать, а самое главное, брать то, что они желают. В нашем мире, насквозь пронизанным моралью и правилами, такие люди встречались всё реже и, к сожалению, были не в почете. Но точно не у меня. Я могла оценить эту свободу от условностей, эту смелость, когда ты отмахиваешься от всего мира и делаешь шаг вперед, вопреки, к тому, чего так сильно жаждешь. Ты была именно такая. Ты притягиваешь меня к себе, губы находят горячие губы, и в первую секунду я удивлена и напряжена. Мои глаза открыты, брови вздернуты, потому что я не ожидала такого напора. Я не сразу отвечаю на поцелуй, но все-таки отвечаю, так же настойчиво, как это делаешь ты. Здесь на самом деле нет ничего нежного, лишь животное желание, которое противостоит даже естественной природе человека. Дыхание сбивается на раз. Я пододвигаюсь к тебе ближе, пальцы скользят по шее, ниже, к острой ключице и плечу. Это не поглаживания, я вжимаю пальцы в твою кожу, даже, быть может, царапаю, хотя не замечаю этого. Побудь сегодня моей, хорошо? Только на одну ночь.
   И пускай в нас нет ни грамма нежности, нет любви или желания удовлетворить друг друга, мы все-таки находим друг друга. Мы желаем одного и того же, два разгоряченных тела, которые уже вместе двигаются в такт музыке. Моя любимая часть прибывания в клубе. Я люблю танцевать, находясь так близко к человеку. Секс - отлично, но есть и другие способы стать практически одним целым. Я никогда не задумывалась об этом, но всегда желала близости с другим человеком. Наверное, чтобы заглушить одиночество, которое стало моей сущностью, но которое не свойственно человеку.

   Не имею ничего против твоего предложения. Ухмыляюсь тебе в лицо, прекрасно осознавая положение своё и положение твоё. Никто не говорит о большем, никто не говорит о звонках. Переспать с сексуальным боссом - мечта, которую лелеют тысячи мужчин по всему миру. У меня не было мечты. У меня есть желание и возможность это желание осуществить.
   Ты отстраняешься, давая мне шанс сбежать. Но кто тут жертва, кому положено бежать? У меня есть определенные сомнения на этот счет. И потому ладони касаются твоих плеч, усилие и я грубо толкаю тебя на машину позади, зажимая своим телом. Она твоя, или чужая, мне совершенно всё равно. Ты красивая и очень стройная, рука скользит по этим изгибам, очерчивая точеный, идеальный силуэт, и мне хочется касаться тебя снова и снова. Поцелуй не похож на поцелуй, он скорее борьба, потому что я такая же настойчивая, как и ты, когда мне становится трудно дышать, я отстраняюсь, но не отпускаю тебя далеко, зубами цепляюсь то за нижнюю, то за верхнюю губу. Мне не хватает терпения. Пальцы цепляются за лямку цветастого платья, и я стягиваю её вниз слишком резко, слышен хруст ниток. Это же ничего, да? Скользящий взгляд по оголенному плечу, и я уже не могу оторваться. В холодном свете луны ты - словно статуя. Я отпускаю твои губы, спускаюсь ниже, по точеной лебединой шее, прихватывая тонкую кожу зубами. Нас не выгонят со стоянки? Где твоя машина? Живее!

+1

5

Lady GaGa – Judas
Стоянка взрывается шумом сигнализации, но мы не обращаем на это никакого внимания. Сейчас не важно ничего, кроме губ, которые так настойчиво требуют от тебя определенного ответа. Кажется, что его уже и не стоит ждать, все и так понятно. Чья-то машина истерично зовет своего хозяина, но даже не понимает, что создает лишь дополнительную пикантность ситуации. Мы переступаем границу за границей, а за спиной пылают сожженные города. Уцелеем ли мы в пожаре страстей? Или, быть может, сгорим в пламени, не сумев вовремя остановится?
Ты словно дикая кошка напала на меня, решив, что я твой завтрак. Так сильно ты еще в жизни не ошибалась, мы достойны друг друга, но опыт играет свою роль. Что, сыграй со мной, а я даже обещаю не поддаваться, а достойно отвечать на любой твой выпад. А, хочешь, я даже позволю тебе выиграть? Что скажешь?
Когда я слышу треск одежды, я не думаю о том, что это Луис Витон, который стоит больше, чем заработали модели за сегодня, а лишь о том, что мне все сильнее начинает сносить крышу. Сносить крышу от малолетки, на которую я никогда не смотрела как на объект сексуального влечения. Но, что же это со мной? Как ты смогла меня увлечь? Заинтересовать? Либо я схожу с ума, либо мир остановился и начал раскручиваться в обратную сторону.
Твои поцелуи - это попытка причинить легкую возбуждающую боль и, знаешь, я совершенно не против. Даже можешь оставить на мне пару отметин, я не буду возвращать, лишь отвечу тем же. Боль возможна только если она приносит удовлетворение.
Пальцы находят среди различного хлама в клатче ключи от машины, нажимают на сигнализацию и стоянка погружается в тишину. Только несколько парней все еще смотрит - не к его ли машине пристала парочка увлеченных друг другом девушек. Все тихонько разочаровано вздыхают, понимая, что нет, не к его.
Еще пара секунд - и мы уже внутри огромного салона джипа. Большие машины - это единственное, что кажется безопасным, для передвижения. Впрочем, если бы в городе можно было ездить на танке, несомненно прикупила бы и его.
Отвечаю укусом на укус: до боли, до вскрика. Лямка с твоего плеча беззастенчиво срывается с плеча, оголяя молодое податливое тело. Иногда, когда рядом девушка, я начинаю отчетливо понимать парней за что им нравятся девушки. Мягкие, сладко пахнущие феи, сошедшие с райских цветов - не иначе. И каждая обладает своим характером и темпераментом. Сейчас рядом с ней такой же костер, как и она сама, потому сливаясь в поцелуях, мы опаляем друг друга. И каждое мое прикосновение к тебе, как и твое ко мне, поутру вспыхнет нежнейшим синим пятнышком.
Исследуя пальцами и губами незнакомое тело, Софи хотела как можно быстрее лишить Лолу одежды. Она хотела большего, потому как время теперь исчислялось не часами, оно безумно спешило, мелькая минутами удовольствиями и секундами боли.

+1

6

Lady Gaga – Applause

Забавно, но Лола даже не заметила того, как надрывалась машина, возле которой они решили предаться страсти. Для неё она была лишь частью той идеальной картины, которую она видела, слышала, и чувствовала каждой клеточкой тела.
   В какой-то момент что-то неуловимо меняется. Становится тише и теснее: они попадают в салон, а для Хантер это лишь раздражающая необходимость отступить, пусть и на миг. Она не анализирует ситуацию, не примеряет на себя роли и совершенно не думает о том, что делает. Какая разница, что будет потом? Какая разница, кто находится рядом сейчас, какие у них отношения, если сейчас она такая чертовски притягательная? Захочешь - не оторвешься. А школьница и не думала о том, чтобы отстраняться или уходить, особенно теперь, когда была так близко к своей цели. Плевать на то, что дальше им придется общаться, тесно общаться, как начальник и подчиненные. Пле-вать.
   И если бы сейчас вокруг машины собралась целая толпа любопытных, если бы они прильнули лицами к стеклам, оставляя на них влажные следы от своего дыхания, Лола бы не заметила. Если бы её взяли за лицо и развернули к стеклам, заставили посмотреть, она бы повернула голову и продолжила целовать Софи. В минуты, когда тело и разум охвачены желанием, всё остальное отступает на второй план, и стыд, стеснение, которых и так не много в этом маленьком теле, как будто испаряются, не оставляя и следа. Ты кусаешь меня в ответ, а я отвечаю тебе тихим рыком, а уже в следующую секунду пальцы обхватывают лямку и дергают в сторону. Снова услышать треск ниток, ткань, до боли впивающаяся в кожу, и красная полоска на белоснежной коже, едва различимая при таком освещении. Мне не нравится это платье, ясно? Мне не важно, как ты пойдешь домой в рваной одежде. Ты можешь сделать со мной то же самое, и этим утром в Сакраменто будет как минимум два человека, которые рваные и ободранные, в синяках и засосах, с опухшими от поцелуев губами, будут возвращаться домой.
   Лола совершенно не против оказаться голой, но она не хочет, чтобы Софи отставала от неё. Так что девушка обхватывает Софи за талию, находит на спине молнию, а затем стягивает узкое платье футляр, оголяя острые маленькие груди, с набухшими от возбуждения сосками. Наклоняется, прихватывая один зубами, жадно втягивает ноздрями, наслаждаясь непередаваемой смесью ароматов: запах нежной кожи, косметики, кремов и духов, а вместе с ними запах самого человека, запах пота и страсти. Вот только... в какой-то момент Лола замедляет свой темп, перестает целовать Софи и замирает, не в растерянности, но в ожидании смотря в глаза начальницы. Так сложилось, что исключительно с девушками это был её первый опыт, и Лола сама не ожидала, как легко сможет переключиться с мужчин, которые её всегда привлекали, на девушку, на которую она никогда даже не думала смотреть, как на сексуальный объект.

+1

7

Lady GaGa – Bad Romance
Развлечение - единственное, что сейчас важно. Страсть - единственное топливо, на котором живет мое тело. Желание - единственное, что может объединить таких разных людей, как мы. Ты моя игрушка, ты мое вожделение, ты объект моих мечтаний на данный момент времени.
Ты.
Да будь ты проклята, строптивая кукла. Будь ты сожжена этой ночью. Я костер, ты - ведьма, так гори... кричи от удовольствия, и я представлю, что это от боли. Договорились?
Мое платье трещит по швам, молния на спине со скрежетом разъезжается в разные стороны, стягиваешь его, оставляя на мне лишь чулки и кружевные черные трусики. Кусаешь, но слишком нежно, я лишь улыбаюсь. Я люблю боль, совмещенную с нежностью, так вот нежности на сегодня хватит.
Переворачиваю тебя - меняясь с тобой местами, нависаю сверху, целую, но это лишь для того, чтобы отвлечь на миг. Пока длится поцелуй, пока я целую и кусаю тебя до крови, рука ищет небольшой складной ножичек. Придадим этой ночи немножко веселья. Еще чуточку.
Нахожу, но не показываю тебе. В этот момент одна рука продолжает раздевать тебя, после отстраняюсь, чтоб через верх стянуть с тебя платье. Теперь на тебе тоже нет ничего, кроме тонкой ткани трусиков, именно в этот момент открывается ножик, лезвие замирает у ямки на твоей тонкой шее. Сильно кусаю твою нижнюю губу, тяну на себя и отпускаю, на месте зубов выступили капельки крови. Легонько слизываю их и шепчу охрипшим голосом: - Чувствуешь себя жертвой?
Лезвие щекочет шею, вижу, как пульсирует венка, ты боишься? Сделаешь неудачное движение и острая сталь вспорет тебе горло, потому - правильно делаешь, если боишься. Впрочем, может лишь легонько поцарапает, но твоя кровь прольется. Так или иначе, а потом мне снесет крышу. Так всегда, дорогая, так всегда.
Потому я только и жду момента, когда ты неудачно двинешься... а чтобы спровоцировать на движения, тонкие ледяные пальчики скользят по твоему телу вниз - легко царапают ноготками упругий животик, и замирают у начала ткани, но на миг, будто решая - как больше хочется. Заминка заканчивается тем, что пальцы отстраняются от тела, но уже через миг находят бугорок клитора. Хочу довести тебя до легкой дрожи, чтобы ты не могла не кричать, не извиваться, чтобы ты начала со мной еще одну игру. И в этот момент мои губы больше не ищут твоих. Лишь пальцы одной руки угрожают ножом, а пальцы другой - пытаются довести до стонов и вскриков. Сама же смотрю на это все, смотрю на тебя так, как раньше никогда не смотрела. И кусаю губы, то ли в желании, то ли в вожделении, то ли в нетерпении.

+1

8

Вскрикиваю от боли, когда привкус нашего поцелуя вдруг становится соленым от моей крови. Выгибаюсь и рычу, потому что, на самом деле, не люблю боль. Для меня это слишком странно и непривычно, даже неприятно, поэтому я вытягиваю шею, желая сделать больно в ответ, не понимаю, почему ты вдруг замерла и как будто чего-то ждешь.
   А в следующую секунд ощущаю холодную сталь на своем горле. Замираю, боясь пошевелиться и не могу отвести взгляда от твоих безумных, блестящих глаз. Ты и правда необычная, не такая, как все. Ну или, по-крайней мере, не такая, к каким я привыкла. Я поняла это в тот самый момент, когда увидела тебя под прицелом фотоаппарата. А сегодняшняя ночь - возможность убедиться в этом лишний раз.
   Снова кусаешься, снова до крови, и я морщу от боли, рефлекторно сжимаю пальцы там, где они находились в этот момент. Одна рука около шеи, чуть ниже, в месте изящного изгиба к плечу. Вторая на руке, между локтем и плечом, в нежном, чувствительно месте. Надеюсь у тебя останутся синяки... Ты меня пометила? Я хочу тоже.

   Чувствую себя жертвой, ты и сама знаешь. Мне не нужно кивать или говорить, ты видишь это в моей упрямой, несмелой ухмылке. И это еще одно "непривычно" в длиннющем списке этой ночи. Непривычно, странно. Я привыкла считать себя сильной, главной, самостоятельной. А сейчас от лезвия на коже почему-то перехватывает дыхание. Я совершенно беззащитна, в полной твоей власти. Ты кусаешь меня и держишь нож у моего горла. Что за странные развлечения? Почему мне нравится?
   Выгибаюсь на встречу твоим рукам. Особенная пытка: двигать телом, но выше плеч оставаться неподвижной, ловить ртом воздух и чувствовать, как от любых движений лезвие опасно вжимается в тело. Всё сильнее и сильнее ты ограничиваешься движения. Не вздохнуть, не вскрикнуть, только цепляться пальцами за твои руки и в сидение кресла.

   Я вижу, чего ты добиваешься. Умелые движения пальцами, напряжение во всем теле и возбуждение, которые пропитан воздух. Это не только я, но и ты. Ты сама пропитана этим чувством, каждая клеточка твоего тела излучает его, заражает пространство вокруг, заражает даже меня, хотя у меня болят губы и я не могу пошевелиться. Двигаю тазом, подставляясь под твои руки и злюсь, потому что роль игрушки мне, всё же, не совсем подходит. Или только я так считаю?
   От твоего взгляда становится жутко, но в то же время любопытно. Что будет дальше, когда я дам тебе того, что ты желаешь? Ты могла бы довести меня до оргазма, я чувствую, но ты только играешь и мучаешь. Пока я не решаю, что пора заканчивать с этим. Глубокий вдох и взгляд в глаза, когда я начинаю двигаться вперед. Медленно наклонять корпус и чувствовать, как нож впивается в кожу всё сильнее, пока не... Вскрикиваю и выгибаюсь сильнее, когда шею обжигает болью, а тело пронзает странная вспышка удовольствия. Щекотно ключицам, капли крови стекают по шее. - Do it! - чего ты добивалась? Я дала тебе это?

0

9

Ранишь себя сама, вы так не договаривались, понимаешь? И это злит Бриоль. Она рычит, нож ложится плашмя и скользит вниз, плотно прижимаясь к телу, смазывая красную дорожку крови, а губы уже приникают к небольшому порезу. Язык слизывает кровь, алкоголь смешивается с кровью и Софи забывает себя, становится совершенно другой. Возможно, в ней развилась вторая личность, о которой француженка и сама даже не предполагает. И именно сейчас эта вторая личность вылезла наружу. Жадная до чужой крови, страданиям и утолении своей похоти. Это существо в сотни раз похотливей и распущенней, чем Бриоль.
Софи оставляет болезненные поцелуи на обнаженной коже Лолы, совсем немного и они станут сиреневыми, останутся позорными отметинами на коже, как напоминание о том, что иногда мы получаем совершенно не то, чего хотели. Или наоборот - больше, чем могли пожелать.
Поцелуи скользят по телу вниз, осыпают болезненными и в то же время нежными прикосновениями шею, ключицы, грудь, подрагивающий живот. Нож останавливается на бедре - одним быстрым и четким движением разрезается лямка трусиков с одной стороны, а после и с другой, оставляя Лолу совершенно обнаженной. Ножик не прячется, Бриоль отстраняется от тела своей жертвы и улыбается окровавленным ртом. Странно, но хочется, чтобы малышка поняла, почему кровь так сильно возбуждает и пьянит. На белой коже живота Софи распускается алый цветок - ножик сделает три полоски скрещенные в середине. Кровь стекает, по упругому животу, а ножик исчезает из рук, теряясь в одном из боковых ящичков двери. - Твоя очередь, попробуй... - Наверное, только за одно это можно запихнуть Бриоль обратно в дурку, только именно этот случай никогда не происходил ранее и не повторится так же никогда - причинять себе боль на глазах у посторонних, совершенно не то, чем занимается француженка.
Ей нравится все это - распущенное, дикое и в какой-то мере даже грязное. Желание, которое посещает многих, но далеко не все решаются сделать хоть шанс навстречу и воплотить мечту. Оказаться хоть однажды кем-то другим.
Когда язык Лолы скользит по ее животу, Бриоль удовлетворенно закрывает глаза и выгибается всем телом. Пальцы с острыми ноготками легонько скользят по плечам и шее девушки, путаются в волосах. Игры кончились? Или все еще впереди?
Резким движение Софи сжимает в ладони волосы любовницы и резко, а от того болезненно, оттягивает назад, целует ее в губы, пробуя свою же кровь. Улыбается в поцелует и сильным движением вновь заставляет Лолу оказаться в таком положении, чтоб Софи было удобно ее ласкать.
Теперь уже губы и язык помогают пальцам, которые с клитора сменились к влагалищу. Больше не осталось никаких игр, хочется довести до предела эту маленькую девочку, показать еще одну сторону наслаждений. Посвятить еще одного человека в ряды поклонников истинного бога - Наслаждения.

+1

10

Что ты делаешь? Мои глаза широко раскрыты, на лице испуг вперемешку с удивлением, когда ты вдруг прикладываешься губами к порезу на моей шее. Что. ты. делаешь? Это нормально? Я привыкла считать, что я свободных взглядов, что меня сложно чем удивить, сложно оттолкнуть, потому что я хочу попробовать в этой жизни всё. Но, кажется, если вещи, которые мне сложно понять...
   Я перестаю шевелиться, растеряна, не могу понять, получаю ли удовольствие, или удивление слишком сильное, перебивает все другие ощущения. Кроме того, есть боль, только в самый первый момент она удивительный образом отозвалась приятной дрожью во всем теле, всего мгновение, и теперь было просто больно, и боль отрезвляла. Как уже было сказано раньше, я не люблю боль. Ни в каких её проявлениях. И не понимаю, как люди могут осознанно причинять себе боль, наслаждаться ею раз за разом. Шиплю и извиваюсь, выгибаюсь, потому что каждое твоё движение приносит еще больше боли. И моё сознание вдруг стало слишком трезвым, чтобы наслаждаться ею. Я силюсь закрыть глаза, расслабиться, перенестись в те мгновения, когда мне было хорошо и приятно от того, что с нами творится. Во что ты меня втягиваешь?

   Ты окончательно обезумело. На твоем лице кровь, на губах, ты улыбаешься, и даже зубы твои стали темнее, всё по той же причине: кровь. Затем ты показываешь, что у безумия нет границ, что можно находить новые способы удивлять и шокировать. Каждый раз по-новому, каждый раз сильно, словно в первый раз. Ты режешь себя, и я, совершенно завороженная, смотрю на горячие капли, стекающие по животу. Я боюсь крови. Я, мать его, боюсь крови. Я почти забыла об этом, но мимолетная судорога, охватившая на мгновение все мышцы тела, напоминает о моем страхе. У меня слишком много страхов для девушки моего возраста? Я ненавижу их. Помоги мне излечиться... Какая странная терапия.
   Я послушная, хотя всё происходящее и вводит меня в ступор. Наклоняюсь, припадая губами к плоскому животу и вновь чувствую то самое ощущение возбуждения, которое, как мне казалось, покинуло меня и не собиралось уже возвращаться сегодня. И когда кажется, что страннее ничего быть уже не может, я начинаю ощущать во рту соленоватый привкус крови. Не возбуждающий, не доставляющий удовольствие. Только странный и жуткий, неприятным ощущением во животе напоминающий, что я боюсь крови и этого не исправить. Но я не могу этого показать, не могу оттолкнуть Софи, не могу уйти и сбежать. Поставив себе планку человека, который способен на всё, который не такой как все, для которого чужие странности - обыденность, ты становишься заложником собственного решения. Прямо как я. И когда Я могу отстраниться от Софи, я испытываю облегчение. Не хочу больше... Как бы невзначай утираю рот ладонью. Видел бы меня сейчас Генри. Был бы горд, наверное...
   Начинается привычная, старая, добрая, нормальная часть, когда испытываешь истинное наслаждение и не нужно притворяться. Я не стесняюсь стонать, делаю это громко, в какой-то момент хватаю Софи за волосы, выгибаюсь максимально сильно, двигаю бедрами на встречу проворным рукам, потому что напряжение в теле становится невыносимым. Пара секунд, еще один громкий стон и наконец разрядка, теплая дрожь по телу.

+1

11

Никто не говорил, что от случайной связи ты получишь именно то, что ожидаешь. Нет, если ты хотела чего-то шокирующего, пугающего и достаточно странного, чтобы на какое-то время после этого отказаться от экспериментов с незнакомцами - ты попала по адресу. Главное, что теперь у тебя останется еще одно небольшое воспоминание о том времени, когда ты имела возможность переступать через границы. Сегодня с Софи переступила очередную, вот только ты лишь посмотрела на это и тут же вернулась в зону своего комфорта. Быть за той чертой страшно, а Бриоль живет в этом постоянном страхе, смятении и безумии. Она, может, и рада была бы стать более нормальной, но миг из-под ног уже давно ушел, и назад его возвращать слишком поздно.
Когда Бриоль почувствовала, что довела малышку до высшего пика наслаждения, она мягко поцеловала ее в низ живота, и шепнула: - отдыхай, мне нужно позвонить. И плевать, что Софи никогда никому не звонила, натянув на себя платье, даже не застегнув его до конца, француженка вышла из машины. Достав сигарету, сделала глубокую затяжку. Мысли путались, казалось, она начала погружаться в нечто, от чего старалась уже сбежать который день. А побег от одного к другому лишь знаменовался сменой человека. Софи прекрасно понимала о ком думала сегодня, а еще осознавала, что не хочет думать о нем. Он - бросил ее, как всегда бросал... потому что она не подходит? Потому что она не удобная, а люди рядом должны быть удобными и главное - полезными, а она не такая. Потому ее на свалку и прервать все связи с ней. Все воспоминания.
Кровь проступила сквозь платье, рисуя причудливый узор. Пальцы коснулись выступивших капель - даже не больно. Боль больше не существовала, ее больше не чувствовалось. Даже странно, когда в душе поселяется пустота и безразличие. Это как падать, падать, падать и никак не иметь возможности коснуться земли. Разбиться ли, остаться в живых.
Открыв телефон, Софи листает список контактов, ищет номер Тайлера и, кажется, что осознает, что у нее его попросту нет. Но, вот незадача - находит. Правда, он подписан лишь каким-то значками, а не именем. Набирает сообщение на телефоне, совсем забывая об окружающей реальности - ноги сами-собой несут ее к дороге. Бриоль нажимает кнопку "отправить" и тут ее слепит свет фар, а в ушах пищит скрип шин - через секунду француженку сбивает машина...

+1

12

Я затихаю, перестаю шевелиться и только наблюдаю за тобой из под опущенных ресниц. Мне интересно, что ты будешь делать дальше, будет ли какое-то продолжение, еще более странное и извращенное чем то, что уже произошло. Софи поднимается чуть выше, целует меня в живот, а я вся напрягаюсь от этого действия, грудь вздымается от очередного судорожного, тяжелого вдоха. Не знаю, к чему мне стоит быть готовой...
   Но ты уходишь... Я провожаю твою белоснежную, всё еще голую спину и сажусь, несколько секунд бестолково пялюсь в одну точку, не особо соображая, что делать дальше. В машине жарко, мы не хило её нагрели. Так что, когда я обретаю желание снова шевелиться, я опускаю окно и не без удовольствия высовываюсь наружу, вдыхая прохладный ночной воздух.

Еще пара минут, и я готова одеваться. Курю, сигарету держу в зубах, не забывая периодически стряхивать пепел в окно, и корячусь, пытаюсь одеть тесное платье в тесной машине. В теле ощущалась приятная тяжесть, и всё бы ничего, но так же я чувствовала боль там, где прошелся ножик Софи и её зубы.
   А затем раздается звук. Странный, похожий на удар чего-то обо что-то. А затем свист машинный покрышек, просто дичайший, словно это какая-то гоночная машина. Поворачиваю голову, оглядываюсь по сторонам и замечаю тебя. На асфальте, ты лежишь, словно сломанная кукла, красивая и жуткая одновременно. Выскакиваю так же, как ты, в расстегнутом платье на улицу, без обуви и присаживаюсь рядом с тобой на корточки. Какой-то ублюдок переехал тебя, а затем даже не соизволил остановиться, наоборот прибавил ходу...
   Шумно сглатываю, потому что у тебя на лице кровь. Не понимаю, то ли это моя кровь, то ли твоя, то ли всё вперемешку, но на одну ночь крови для меня как-то слишком много. Судорожно хватаю ртом воздух, когда содержимое желудка опасно близко подбирается к горлу, и пытаюсь взять себя в руки. Прикладываю пальцы к твоей шее, ищу пульс и... слава Богу, нахожу. Но трогать не решаюсь, вдруг у тебя что-то сломано.

   Ищу телефон и, как назло, он куда-то делся. Чем дольше ищу, тем больше суечусь и раздражаюсь. Да прекрати ты психовать! Закрываю глаза, делаю пару глубоких вдохов, а затем, когда снова открываю глаза, натыкаюсь на телефон. Диктую адрес, объясняю ситуацию, а затем быстро начинаю одеваться. Не хочу проблем, не хочу ничего рассказывать, всё же и так ясно. Единственное, что решаю сделать: найти в бардачке твои документы. Кладу их вместе с телефоном рядом с тобой и аккуратно, чтобы не прищемить кожу, застегиваю твое платье. Пара секунд на размышление, и ключи твоей машины отправляются мне в карман. Посмотрим, как всё сложится. Верну, в случае чего, скажу, что взяла случайно.
   И когда где-то вдалеке раздается вой сирены, я быстро ухожу прочь, пока еще могу это сделать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дружбой ночью не займешься