Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Run run run but you sure can't hide


Run run run but you sure can't hide

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ЛОЛА и АГАТА, позже СОННИ
18.07.14, квартира Вернона Уорда
Лола оказалась свидетелем убийства члена Семьи Торелли, из-за этого ее жизнь оказалась под угрозой. Пока Торелли выясняют кто убил их солдата, Лолу все эти пять дней прятала Агата. Но убийца нашел их раньше...

Беги, беги, беги, но, конечно же, ты не сможешь спрятаться.
Это великое зло. Откуда оно?
Как оно украдет наш мир?
Кто это делает? Кто убивает нас?
Дразнит нас тем, что мы могли бы знать?
Беги, беги, беги...

+1

2

Квартира, внешний вид

Неделю назад ко мне обратился Лео с просьбой помочь. Помочь кому? Все верно, его чоканутой подружке, которая угнала мою машину и которой я чуть морду не расквасила. Довольно нелепая вышла ситуация, я даже собиралась послать этих двух, пока Монтанелли-младший не озвучил что же произошло. А именно наша невезучая девочка стала свидетельницей убийства. "Хуйня" - подумала я, пока не узнала, что убили то нашего человека. С этого момента стало довольно интересно. Получается, что некий мужчина, лицо которого Лола не запомнила, грохнул подручного Дока Винса, - того самого мужика, который заказал Сонни убить Цезаря. Первые мои подозрения сразу пали на Цезаря, а еще я подумала, что и Ливия могла быть причастна к этому, учитывая, что в гонке за место капитана она так же участвовала. Но так как неопровержимых доказательств у меня не было, только слова школьницы (ой, кажется, школу она уже закончила), то до момента выяснения, я решилась взять Хантер под свою опеку.
О смерти подручного Дока стало известно Гвидо и Фрэнку, а потом и всей Семьи, и пока проходило "следствие", Лола была вынуждена скрываться. Тащить к себе домой, где живут бабочки, ежик, собака, да муж, я не стала. Квартира на Линкольн тоже отпала, так как уже слишком многие прочухали где я периодически прячусь. Таким образом, сама не знаю как дошла до этой мысли, но Лолу я определила в квартиру Вернона.
Это была однокомнатная студия, выполненная в бежевых и желтых тонах. На стенах висели картины, нарисованные когда-то погибшим хозяином квартиры. Полотна также стояли у стены, в ожидании, когда их развесят, продадут или подарят, но, увы, этому не дано случиться. Были еще две картины незаконченные, они продолжали стоят на мольберте, в углу, закрытые ширмой. Когда умер Уорд, я несколько раз подходила к полотну, пытаясь понять что собирался нарисовать мужчина, в каких красках, под какую атмосферу... Но ничего не приходило в голову, единственное, что я желала, так это закрасить незаконченные картины в черный цвет - цвет горечи.
Сейчас, когда Вернон умер, эта квартира отошла его дочери, но девочка на лето покинула страну, находясь со своей матерью в Париже, поэтому за комнатой следила я. И первое, что я настрого наказала Хантер, когда вселяла ее, чтоб не смела даже дышать на картины. Я не хотела рассказывать ей историю, связанную с гибелью дорого человека, но по моему взгляду и тону, девчонка должна была понять, что все вещи здесь мне ужасно дороги.
И вот, прошел уже пятый день, который не принес никаких результатов. Я навещала Лолу каждый день, только вчера вот не пришла, зато сегодня заехала в магазин, накупив кучу жрачки: чипсы, кола, пиво, вредные конфеты, от которых тащился Аарон и которые липнут на зубах - кажется это ведь нравится подросткам? Пусть жует всю эту отраву, лишь бы сидела тихо.
Но о тишине можно было забыть... Открываются двери лифты, и я еще не успела подойти к двери, как услышала ужасные звуки. Нет, звуки не крика или выстрелов, а убогая музыка, больше похожая на скрип когтей по стеклу.
- Ну и когда это кончится? - я встретилась с соседкой. Недовольной соседкой. Небось караулила меня у двери, чтоб высказать все, что думает про это чудовище? В данном случае я была солидарна с женщиной.
- Как только я оторву этой мерзавке руки - ответила я, не сумев сдержать раздражения. Соседка, испугавшись, что я действительно так поступлю, юркнула обратно в свою конуру, а я достала ключ из кармана и открыла замок.
В нос ударил запах дыма, это даже не сигареты были, а что-то явно увеселительное - какая-то наркотическая дрянь. Я оставила бумажный пакет, и прошла в комнату. На кресле восседало это чудо, курило сигарету, и явно кайфовало от доносившихся звуков из колонок.
Пытаясь сохранить спокойствие, обхожу девчонку, чтобы добраться до пульта от проигрывающей системы и шлепнуть рукой по клавише "офф". Затем, когда в квартире повисла долгожданная тишина, а мое раздражение никуда не делось, я с разворота кинула в Лолу тот самый пульт.
- Курица! Я тебя просила уважительно относиться к этому месту, а не делать из него наркопритон. - закричала я, подходя ближе и, выдернув сигарету из пальцев Хантер, затушила ее в пепельнице. В пепельнице, кстати, уже и места не было для бычка.
- Тебе пол часа на уборку, а то жрать не получишь - буду шантажировать растущий организм едой. За послушание кормить, за плохое поведении лишать воды и еды. Я мастер воспитания!

+2

3

одежда

   Это был, пожалуй, первый раз, когда я жалела о том, что лето закончится, и я не пойду уже в школу. Всегда терпеть не могла сочинения на тему "как я провел лето", однако в этом году моё сочинение могло бы стать фееричным. Да вся школа бы сбежалась и по очереди читала бы приключения отважной маленькой Лолы! Это называется закон пакости. Мир так и не узнает о моих великих и не очень великих подвигах...
   Неизвестность убивала меня. Оказывается, сидеть в четырех стенах, без вестей и без особых развлечений, несколько дней подряд - адский ад. Собираясь, я взяла самые важные вещи, но умудрилась забыть зарядку от телефона. Таким образом, уже на следующий день я оказалась без игрушки, без связи, и ощущение полнейшей изоляции не давало покоя. Казалось, что стены давят на меня со всех сторон, и я впервые в жизни поняла, что ощущают люди, страдающие клаустрофобией. Окно - отдельный объект моей жгучей ненависти. Вид одновременно красивый и бесполезный, не дающий информации. Весь день можно просидеть, а кроме едущих мимо машин ничего не увидишь. Я даже пыталась считать машины красного цвета, но досчитала до двухсот, а затем сбилась...

   Агата приезжала неприлично редко и неприлично ненадолго. И хотя этой женщине я всё еще не доверяла, я была рада даже её обществу. Мне никогда не удавалось долго сидеть на одном месте, я привыкла к движению, к перемещению, в различным способам отогнать скуку. Скука - самое губительное, что только может со мной приключиться.
   Я думала так, пока не услышала свист пули совсем рядом с собой. Точнее, свист - не правильное слово. Совсем не подходит. Дурацкое слово. Есть вещи страшнее, чем скука. Именно эти вещи лишили меня сна. Именно из-за них я просыпалась среди ноги и куталась в одеяло сильнее, чем обычно, не могла закрыть глаза и сверлила взглядом входную дверь. От любого шороха у меня сердце уходило в пятки, а однажды вечером кто-то буянил за дверью, а у меня вся жизнь промелькнула перед глазами. Серьезно. Я уже прощалась с жизнью и приготовилась лезть под кровать. Единственное место в этой квартире, где можно спрятаться относительно хорошо.
   На пятый день я была готова лезть на стенку. Вчера Агата почему-то не приехала, и этот факт не давал мне покоя. Я почти не спала ночью, а день казался мне бесконечным. Поэтому я накурилась, а теперь сидела к глубоком, мягком кресле, которое уже успела полюбить и мрачно сверлила взглядом одну из картин. Музыка играет так громко, что я почти физически ощущаю вибрации в воздухе. Слишком много шума, слишком звуков, но мне это помогает абстрагироваться от того, что окружает меня. От холодных, чужих стен, и не менее чужого мира за ними. Мне не понравился Сакраменто, я поняла это в тот момент, когда сошла с трапа самолета. Сакраменто не понравилась я.
   Я в состоянии такого глубокого оцепенения, что не сразу понимаю, почему вдруг становится тихо. Точнее, тихо за пределами моей головы. Потому что я ушах я слышу тонкий, навязчивый и ужасно раздражающий писк. Музыка была слишком громкой... Поворачиваю голову как раз в идеальный момент для того, чтобы лбом поймать пульт. - Ауч! - я наконец догоняю реальность, и реальность очень болезненная. Наверняка шишка останется! - Избиение малолетних карается законом! - возмущаюсь я, но не слишком громко, скорее ворчу себе под нос, потому что положение у меня безвыходное. Мне кажется, мне пристрелят как раз в тот миг, когда я переступлю черту квартала, в котором живу и учусь. Я не могу пойти домой, потому что там Генри. Я не могу пойти куда-то еще, потому что больше мне идти некуда.
   Игнорирую указания Агаты и направляюсь к пакету с едой. - Почему ты вчера не пришла? Есть какие-то новости? Долго мне еще тут сидеть? - задаю вопрос один за другим, и очень скоро ощущаю разочарование. Чипсы, газировка, конфеты... - Овощи и фрукты, по-твоему, слишком дорого стоят для такой, как я? - я стараюсь быть вежливой и не рычать без повода, но тут просто не выдерживаю. - У меня выпадут зубы и сжучится желудок...

   - Хотела спросить. Можно мне повернуть картины задницей? Мне не очень уютно, честно говоря, - я обвожу квартиру взглядом и решаю, что она в приличном состоянии и в уборке не нуждается. Не так уж и я засрала её. Взгляд останавливается на пепельнице. В эти дни я неприлично много курю. Это всё нервы. - У меня сигареты почти закончились...

+2

4

Как я и думала, Лола не сильно была рада моему визиту, хотя мне от нее восторг и не нужен был. Она не была моим ребенком, не была подругой, скорее маленькой, раздражающей мухой, которую я желаю прихлопнуть, да все никак не сходить за мухобойкой...
Не знаю чего сейчас боялась эта девочка. Смерти? Безделья? Или просто страх неизвестности? Страх, что где-то кто-то ищет тебя, где-то кто-то желает тебе смерти, где-то кто-то копает информацию под тебя. И я готова была мириться с этим страхом, с поведением человека, загнанного в угол, но не когда это переходит все границы.
- Почему ты вчера не пришла? Есть какие-то новости? Долго мне еще тут сидеть?
- Ты можешь выйти, когда сама захочешь. Но мне казалось, в твоих интересах сидеть тихо и не вякать - на последнее слово я оскалилась и двинулась вслед за девушкой, что проигнорировала мою просьбу.
- Овощи и фрукты, по-твоему, слишком дорого стоят для такой, как я? - о, я бы ответила, что даже моя помощь для нее слишком дорога, но посчитала, что вступать в спор с подростком, это ниже моего достоинства, особенно если до этого подростка не достучаться. Да даже с Аароном было куда легче договориться!
- Соседний пакет - сухо сказала я, кивая на второй пакет, который был под низом.
- Хотела спросить. Можно мне повернуть картины задницей? Мне не очень уютно, честно говоря
- О, ну, да, ведь маленькая засирушка не знает что такое искусство и музеи - насмехающиеся проговорила я и махнула рукой, показывая свое согласие. Думаю, для картин будет лучше не смотреть на Лолу. А еще лучше будет часть полотен6 забрать себе, например вот то маковое поле - оно прекрасно, словно из сказки "Волшебник изумрудного города Оз".
- У меня сигареты почти закончились... - не мудрено - подумала я, глядя на переполненную пепельницу. Не хочу никого осуждать, не мое дело кто сколько пьет и сколько курит, если это не касается меня или моих близких (например, если закурит Аарон), но, черт, как эту девчонку, весом в 50 килограмм, никотин еще не разорвал? Помним ведь, что никотин убивает лошадь, а хомячка...
- Здорово, это все новости? - безразлично отреагировала я, делая вид, что намеков не понимаю.
- Прибери на столе, выкинь бычки и открой окно, чтоб проветрить. Проклятье, что ты курила здесь? - я нахмурилась, снова унихивая запах какой-то дешевой травы. Неужели скрутила косяк из стоящего на подоконнике кактуса?
Пока я напрягла Хантер уборкой, сама потараканила пакет в сторону кухни. Я купила немного помидоров с огурцами, да кабачок - пусть сама решает как пустить их в ход, чтоб получилась еда, я же просто сгрузила овощи в ящик холодильника, поставила на стол бутылку с водой, и на этом успокоилась.
Вроде, мой сегодняшний визит на этом был окончен. Я посмотрела на козявку, думаю, что может стоит что-то сказать ей в поддержку? Но затем вспомнила ее отношение, и разговаривать уже не хотелось.
- Ну все... - начала я, собираясь отчалить, как вдруг в дверь послышался звонок. - Чудовище, только не говори мне, что ты пати решила устроить... - бурча, но вместе с этим насторожившись, я пошла к двери тихой поступью. Я не успела задать гостю с другой стороны какой-либо уточняющий вопрос, как раздался удар: кто-то явно пытался выломать дверь.
В миг подхожу ближе, чтоб посмотреть в глазок.
- Дерьмо! - успеваю выкрикнуть, прежде чем незваный гость достал пушку и стрельнул в замок, в желании его выбить. Пистолет был явно с глушителем, поэтому большого шума не последовало, но я буквально почувствовала как пуля пронеслась в сантиметрах от меня.
- Лола, назад - даю ей указания. Только назад куда? Прыгать из окна? С шестого этажа? Или пытаться совершить кульбит в два метра, чтоб добраться до соседнего балкона? Наше положение было неоспоримо хреновым.
Добегая до сумки, я в спешке вытряхиваю из нее все, чтобы скорее найти две вещи: пушку и телефон. Не знаю насколько входной двери еще стоять, против пули замок сдаст на второй выстрел. Начать стрелять в ответ? Это привлечет много шума.
Набираю телефон Сонни, который удачно попался в последних набранных.
- Запоминай адрес и мигом сюда. В меня стреляют - говорю я в трубку, начиная надиктовывать адрес.
- Так, Лола - возвращаюсь я к напуганной девушке - Помоги сдвинуть шкаф - при входе стоял стеллаж для одежды, им можно было удачно забаррикадировать дверь, это задержит нападавшего еще на пять-десять минут. Только будет ли этого времени достаточно, чтобы Сантино успел приехать? А если он на складе? Даже по шоссе без пробок, ехать минут двадцать.

+2

5

Хмурюсь, потому что Агата не дала нормального ответа ни на один из моих вопросов. Я знаю, что могу хоть прямо сейчас уйти отсюда. Мне надо знать, когда я смогу уйти отсюда так, что бы внезапно не пропасть безвести. Если задуматься на секунду и прислушаться в ощущениям, внезапно оказывается, что я в ужасе. Никогда прежде в меня не стреляли, никогда прежде не хотели убить. То есть, я, конечно, попадала во всякие передряги, но никогда не переходила дорогу кому-то серьезно, как это вышло сейчас. И кажется, что грудь сдавило тисками с того самого момента, когда неслась по улице с такой скоростью, на которую, думала, не способна. Лишь бы скрыться, лишь бы затеряться, лишь бы найти толпу, в которой целиться никто не рискнет. С того самого момента у меня не выходит сделать глубокий вдох, всей грудью, свободно, как если бы я была по-настоящему жива.
  - Я, вообще-то, умею рисовать и немного понимаю в искусстве. Картины хорошие, но мне всё равно не уютно. Ты так и не сказала, что это за квартира... - я немного успокаиваюсь, когда нахожу в пакете овощи. Разумеется, и от чипс с конфетами я воротить нос в итоге не стану, съем как миленькая, но это будет скорее от скуки и тоски, чем от голода. Даже решаю прибраться, правда, всё, на что меня хватает, это вытряхнуть окурки из пепельницы в мусорное ведро, да провести тряпкой по столешнице, смахнув с неё крошки.
   Агата игнорирует мои намеки по поводу сигарет, и, учитывая её негативное отношение к курению, я понимаю, что она мне не помощник. Похоже придется взять себя в руки, да сбегать до ближайшего магазина, благо он далеко. Главное не обделаться по дороге от страха и давать деньги не слишком трясущимися руками, а то примут за наркоманку и выгонят. - Название того, что я курила, тебе ничего не скажет, ты же у нас вся такая идеальная... - заявляю я, распахивая окно, не забыв при этом, окинуть улицу внимательным взглядом. И приз за послушание отправляется к...

   Кто-то звонит в дверь, и глаза у меня становятся размером с монету крупного поминала. Еще больше они становятся, хотя, казалось бы, куда уж больше, когда Агата направляется к двери в явном недовольстве. - Я не устраива... - не успеваю договорить, потому что слышу звук удара. Сердце у меня уходит в пятки, и я инстинктивно приседаю. Самый мой первый порыв, основной и самый сильный - забиться под кровать, потому что я почему-то посчитала это очень безопасным местом. Стыдно признаться, но я даже уже залазила туда, проверяла, насколько там просторно.
   Не знаю, что она имела ввиду под словом назад, но на всякий случай пячусь и боюсь распрямиться, словно встану ровно и всё, прощай Лола, привет, симпатичная мертвая девочка. Меня потряхивает, и подкроватье манит меня всё сильнее и сильнее. Я большая молодец, что решила угнать именно её машину. Угнать машину хрупкой девушки, которая, когда в неё стреляют, не начинает орать и забиваться в угол, а достает из сумки еще один ствол. - Кто-то носит в сумке косметичку, а эта, блин, пистолет. Ну заебись! - я картинно всплескиваю руками, и понимаю, что нахожусь на грани истерики, когда мозг отключается напрочь и вот, ты уже совершенно бесполезен и беспробудно туп. Делаю глубокий вдох, в попытке взять себя в руки, однако необходимость делать что-то, и делать это быстро, собирает мысли в кучку гораздо эффективнее. Я подскакиваю к комоду и начинаю двигать его. Приходится приложить действительно много усилий, я кряхчу и пыхчу, потому что нахрена было покупать такой пиздецки огромный блин комод.
   И в тот момент, когда мы почти закрыли дверной проем, дверь не выдерживает очередного выстрела. Скрип, а потом вдруг удар такой силы, что ножки комода жалобно скрипят, а затем он вдруг начинает заваливаться в бок, прямо на нас с Агатой. - Осторожнее, - успеваю пискнуть я, прежде чем выставляю руки впереди себя и переношу вес тела... да что там, почти ложусь на комод, лишь бы он не упал. Потому что если нас придавит, что-то мне подсказывает, что это будет уже два трупа: один обычный, а второй симпатичный. - Агата-а-а, что делать! - очередной удар, и на этот раз я уже не выдерживаю, комод слишком тяжелый. Только и успеваю, что отскочить в сторону. И вуаля, дверной проход снова открыт.

+2

6

Шкаф довольно тяжелый. И к собственному весу мебели, прибавляется до кучи вес одежды, что до сих пор весит на вешалках. Это была одежда Вернона, которую никто не знал куда деть. Что делать с вещами человека, который ушел от нас? Продать? Выкинуть? Отдать бездомным? Это все подошло бы, но когда берешь коробку, чтоб собрать ее, понимаешь, что не можешь расстаться с этой одеждой. Нахлынывают воспоминания... вот в этой рубашке он был, когда мы первый раз познакомились, а с этой футболки так и не отстиралось жирное пятно от утреннего омлета... В итоге, коробки уже никуда не едут. Переполненные вещами, они качуют в кладовку или на дно шкафа. У меня дома тоже была такая комната с воспоминаниями, забитая вещами Джованни. Куда их деть? Понятия не имею. Наверно, все не так сразу. Когда отпустишь человека, забудешь его, когда его смерть не будет вспоминаться с тоской, тогда можно и от старых вещей избавится.
- Черт, тяжелый - мы с Лолой со всех сил пытались сдвинуть с мертвой точки комод. Видимо, не только вес играл роль, а еще то, что этот шкаф стоял на том самом месте с момента въезда в квартиру, а уже буквально прирос и просел, как просели в землю колеса трейлера, от которого у меня были ключи.
Пл напором адреналина, с большим трудом, нам удается сдвинуть шкаф, - самое время, так как с другой стороны двери наш гость никуда не ушел, просто с собирался с мыслями или с силами.
Опять выстрел, замок вылетает из двери, и теперь нас от Цезаря отделяла только незапертая, уже незапертая, дверь, да недодвинутый шкаф. Удар в дверь (опять Дино использовал себя и свое плечо как таран), и шкаф начинает корениться на нас с Лолой.
- Осторожнее - я с девочкой под странным углом пытаемся удержать падающий комод. И я понимаю, что если Цезарь прилетит в эту дверь еще раз, конец нашей обороне. Понимаю, что скоро придется применить оружие, и не то, чтобы меня пугало, что я попаду в нападающего, я больше боялась, что на выстрелы сбежится весь дом, плюс полиция. А полиция - это плохо, так как они начнут допрашивать меня, допрашивать Цезаря, Лолу. Кто-нибудь да проговорится, если, конечно, выживет...
Я снимаю пистолет с предохранителя, планируя на раз-два отскочить от двери и спустить курок, но поздно. Мы с Хантер не выдерживаем, и от резкого удара в дверь, комод стал падать.
Меня чуть не накрыло этой огромной махиной, но я успела отпрыгнуть, приземляясь на четвереньки. А пистолет тем временем вылетел у меня из рук, скользя по полу, как фигурист по льду.
- Суки, я вас достану - через дверь рычит Дино, протискивая одну руку в белом пиджаке через образовавшуюся щель. Сейчас шкаф упал так, что создал небольшой проем, я бы и Лола смогли через него протиснуться на волю, а вот итальянец не вышел формами, зато он потихоньку стал сдвигать дверью препятствие, обещая ворваться к нам.
Я стою на корточках и в таком положении рыскаю взглядом по полу, ищу упавший пистолет. Взгляд скользит по ножкам Хантер, по ее джинсам, кофте, пока не доходит до вытянутых рук, в которых девушка держала оружие, направив его на обидчика.
Я не боялась, что оружие было в руках у Лолы и она причинит кому-нибудь вред. Я боялась, что Лола этого как раз не сделает, и тогда Сонни, который спешил к нам, уже некого будет спасать.
- Пристрели его!

+2

7

Ноги меня совсем не держат. Я отскакиваю назад, отталкиваюсь со всей силы, чтобы шкаф меня не придавил, и в итоге оказываюсь на полу, с ноющим от удара копчиком. Однако времени на посиделки у меня нет, как и нет времени на то, чтобы пожалеть себя. Мне очень страшно, больше всего на свете хочется забиться в угол и закрыть лицо руками, стать импровизированной версией страуса, у которого нет проблем просто потому, что их нет. Но это же не выход, правильно? Я уговариваю себя не паниковать, уговариваю себя думать, а потому, как только задница касается паркетного пола, я тут же вскакиваю на ноги. Оглядываюсь, судорожно шарю взглядом по маленькой квартире-студии и решительно не знаю, куда себя деть. Мы в ловушке, загнаны в угол, и даже в окно не прыгнешь, слишком высока вероятность разбиться. Однако... Однако, когда в в щель между проемом и дверью показывает рука, а затем могучее плечо, я готова прыгнуть даже с крыши многоэтажки, если шанс выжить будет хотя бы однопроцентным. Потому что в этой квартире его попросту нет. Я хочу жить, понимаете? В свои семнадцать я уже несколько раз оказывалась слишком близко к смерти, даже создавалось впечатление, что она преследует меня. Как в Пункте Назначения, однако каждый раз я чуть более хитрая, сильная, а главное, удачливая. Неужели всё, пришло время прекращать бегать?

   Я не понимаю, затем мне пистолет. Не понимаю, как он оказался у меня в руках, и как-то запоздало обнаруживаю, что он тяжелее, чем я думала. Сжимаю его в руках покрепче, но пока не поднимаю и даже не пытаюсь целиться. Пока просто пытаюсь осознать ту прыть, с которой я его схватила, когда он вдруг вылетел из рук Агаты и подъехал ко мне, и неосознанно радуюсь тому, что он не выстрелил случайно, пока падал и ехал по полу.
   Мужчина протискивается в дверь и я уже могу видеть его голову. Она такая же большая, как и рука, и плечо, и вообще создается впечатление, что одним своим дружеским объятием такой мужчина может раздавить хрупкую девушку. - Пристрели его! - слова Агаты звучат у меня в ушах, и, наверное, только зашкаливающий в крови адреналин, да животный страх толкают меня на то, чтобы поднять руки и попытаться прицелиться. Сердце стучит в груди, как ненормальное, я должна слышать скрип двери и кряхтение мужчины, но слышу только стук сердца в ушах. А затем навожу дуло пистолета на дверь, закрываю глаза и стреляю. Знаю, так делать неправильно, но, черт возьми, разве есть смысл мне вообще целиться? Я впервые в жизни держу в руках пистолет, даже в тире никогда не была!

    Рука дергается, слышу свист, точно такой, как слышала в тот первый раз, в переулке, а затем, когда открываю не могу найти, куда попала. Но нигде нет крови, а через мгновение убийца снова протискивается в дверь, но выглядит намного злее, чем прежде. Жалобно скрипит шкаф, одним гигантским усилием он отталкивает шкаф от двери настолько, чтобы суметь пролезть в образовавшуюся щель. На нем белый, совершенно дурацкий костюм, а я не могу отвести взгляда от налитых кровью глаза, тяжело вздымающейся груди и широким ноздрям, раздувающимся так широко, потому что он очень зол. Я не попала, а он увидел свою цель и направляется к ней с той же уверенностью, с какой ледокол прокладывает себе путь среди льдин. Он как будто тоже забыл про пистолет в своей руке, наверное, его разозлило, что бесполезная малолетка пыталась его застрелить. По-крайней мере, я не вижу на нем крови.
   В панике отбрасываю пистолет куда-то в сторону. Это слишком непривычная вещь для меня, я не воспринимаю её как что-то, что поможет мне защитить себя. Бросаюсь в сторону окна, но не успеваю. Он хватает меня за запястье, и в то же мгновение я вскрикиваю, потому что ощущение похоже на то, как если бы вы засунули руку в капкан. Никогда не сувала руку в капкан, но клянусь, ощущения один в один! Теперь я уже не могу бежать, разворачиваюсь и ударяю его свободной рукой по лицу. Выходит слабое подобие пощечины, которое не вредит ему, кажется, совершенно, а у меня теперь болит ладонь. Но это не самое страшное... Самое страшное то, что его руки сжимаются вокруг моего горла, и я вдруг осознаю, что не могу сделать вдох. В тот же момент меня начинает разрывать кашлем, и для него тоже нет выхода. Всё, что я могу, это брыкаться и пытаться вывернуться из его хватки, цепляться руками за огромные ладони, за пальцы-сарделины и безуспешно пытаться из отцепить от себя.

+1

8

Лола долго не думает куда стрелять. Наверно, она в этот момент вообще ни о чем не думала, я ее понимаю, ведь в твоих висках пульсирует одно желание - желание выжить.
Выстрел. Громкий шум на пару секунд вывел меня из равновесия, а когда я подняла глаза, то к сожалению увидела, что пуля не достигла цели. Да, Цезаря этот шаг немного припугнул, страшно когда в тебя целятся и стреляют, но затем он еще больше разозлился. В таких людей как Дина надо попадать, а не мазать. И только сейчас, во всей этой канители, до меня дошло, что оказывается убийцей подручного Винсента, является один из Семьи! Настоящая кровавая война за место капитана. А Ливия тоже успела замарать руки в этой крови? А затем я поняла, что с моими обретенными знаниями, мне тоже как и Хантер, не жить. Я свидетель. И пожалуй, мои слова будут повесомее слов девушки, но Цезарь то ли сам до этого еще не дошел, то ли думает, что сможет меня запугать, а может через минуту убьет меня и даже знает как, но итальянец, когда протиснулся через дверь, обошел меня, направляясь к Лоле.
Не вижу в его руках пистолета, но и того, из которого стреляла девочка, тоже не нахожу. И пока я тут мешкалась, Цезарь уже добрался до своей жертвы, сцепляя руки на ее шее.
Мне казалось, что, сожми кольцо пальцев сильнее, и у девушки переломаются кости. Я видела как задыхалась Хантер, и в оцепенение вместе с ней глотала воздух. Нет, надо что-то делать! Какой бы засранкой не была эта проблемная девочка, такой смерти она не заслужила. Она ведь умрет быстрей от страха, нежели от удушья.
Поняв, что ни того, ни другого, я допустить не могу, подрываюсь к ней. Без какой-либо логики запрыгиваю на спину огромного Дино, захватывая его шею между своего локтя. Не уверена, что мне хватит сил придушить мужчину, но жить я ему явно мешала. Он, не отпуская Лолу, но желая сбросить меня, со всей мочи вдаряется в стену. Естественно, удар прилетает на меня, но ожидая этого хода с его стороны, я пока держусь, не ослабляю захват. Тогда Цезарь совершает толчок еще раз. Встреча со стеной на этот раз гораздо болезненнее, кажется я как раз ударилась одни из свох многострадальных, выбитых позвонков. Руки вокруг шеи итальянца расцепились сами собой. Я приземлились на пол, на коленки.
Выдыхаю, ведь от удара у меня захватило дыхание. А когда поднимаю глаза, вижу, что Дино достал пистолет и теперь надетый глушитель смотрел на меня. Знаете, обидно умереть вот так сейчас. Умереть, зная, что спасение в паре минут от тебя. Умереть, не зная, а кто-нибудь найдет моего убийцу? Кто-нибудь разоблачит Цезаря?

Зы: пусть дальше Сонни нас спасает)

+2

9

Внешний вид

...опасения Агаты не подтвердились - Сонни находился не на складе, а на типографии; доли с неё она его так и не лишила - а значит, и его обязанностей никто не отменял, да и то подобие "конторы" с раскладушкой, которое он устроил из офиса охраны, тоже оставалось за ним, разве что были введены новые правила проживания - не оставаться на ночь, никакого алкоголя, никаких шлюх... У Тарантино, видимо, вообще был какой-то пунктик насчёт того, как пускать гостей в места, которые она считала своими владениями - будь то свидетельница, которую она прятала от убийц, или тот, кто, по изначальной задумке, должен был помогать ей с делами. Следовал ли Сонни новым правилам безукоснительно чётко? Разумеется, нет - даже в армии он приказам не следовал, за что его и выгнали оттуда. Но это, впрочем, уже другая история...
- Да? Блин... - Сонни поднёс мобильник к уху, но вместо голоса звонившей услышал очередную оглушительную трель - прямо туда, точно в барабанную перепонку. За пятнадцать лет мобильные телефоны стали совсем другими - с этими сенсорами даже чтобы просто на входящий звонок ответить, надо двадцать пять действий выполнить - то тыкнуть по экрану, то провести... вот с обычным проводным аппаратом было куда проще, снял трубку - всё, говори. - Да, что случилось? - разобравшись, наконец, со смартфоном, Пульс поднёс телефон ко второму уху, не оглохшему только что в процессе очередного получения жизненного опыта; и тут же включил слух и память на полную мощность, происходило нечто посерьёзней его уха... - Я в городе всего месяц! - и понятия не имеет, где там такая улица, и такой дом на ней, не говоря уже про квартиру. Не похоже, правда, что у Агаты было время и желание объяснять. У Сонни бегать по всему городу времени, кстати, тоже не было. Зато в очередной раз появилось желание вырвать тормозной GPS-навигатор к чёртовой матери, пока он вводил туда тот, адрес, что услышал. И ещё пару раз - пока этот мудной робот поправлял маршрут, не поспевая за манерой вождения. Кстати, спасибо за тачку, Тарантино.
Отправной точкой была типография - конечной квартира; оба места принадлежали одному человеку в прошлом, и Сонни, сам того не ведая, сейчас практически в точности повторял маршрут, которым тот пользовался - только в ускоренном раза в три темпе, лавируя на стареньком уже, но всё ещё бесподобном BMW - примерном ровеснике его тюремного заключения, свой парень - в потоке автомобилей; до тех пор, пока тёмная ленточка на экране с картой не окончилась, а флегматичный женский голос, который преследовал Сонни по ночам, и который он не знал, как вырубить, не уничтожив всю систему, не сообщил, что он завершил маршрут. Машина-то, может, и завершила; а вот Сонни явно до конечной точки было далеко - и хотелось бы надеяться, что Агата там тоже ещё не "приехала"... Какой там номер был у этой долбаной квартиры? Машина пикнула, встав под защиту сигнализации.
Квартиру было найти не так уж сложно - из всех дверей, ведущих в жилые апартаменты, во всём подъезде сломана была только одна, а щепки, усыпавшие пол, могли бы ещё яснее сказать, что внутри происходит что-то, только если бы их сложили в стрелочку, указывающую на дверной проём. На лестничной площадке, к тому же, находился какой-то подозрительный тип невысокого роста, которого Пульс даже не сразу заметил - настолько парень слился со стеной. Зато вот как только Сонни сделал шаг в квартиру, намереваясь пройти мимо него, коротышка тут же начал тыкать в него пистолетом с глушителем на конце, гнусаво вопрошая:
- Эй! А ты куда направился?..
Парень был одним из "своих парней" - из мафиози; это и по его внешнему виду было нетрудно понять, но когда он открыл рот - всё сразу стало ясно по его манере говорить. Учитывая, что в Сакраменто только одна Семья, то этот тип был либо кем-то из своих, либо каким-то залётным - что происходило, Сонни пока не было ясно, но в квартиру, названную Тарантино, его он пускать явно не горел желанием; может быть - потому что в лицо они друг друга не знали, а может быть - потому что в Агату он и стрелял, или кто-то ещё, кто шумел внутри сейчас - из-за выбитой двери слышались звуки ударов, примерно такие, словно кто-то ломал ещё одну дверь. Сонни и подручный Цезаря с пару секунд смотрели друг на друга, а затем - Пульс резко отклонился влево, чтобы не попасть под пулю, хватая парня за руку, и почти танцевальным движением закружил его вокруг себя - описав круг по площадке, коротышка вписался в дома стену лбом и растёкся по полу. Нокаут... хотя ненадолго. Сонни подобрал его пистолет и протиснулся в дверной проём.
Интересную картину увидел: в гостиной стоял огромный мужик в белом костюме и шляпе, чьего лица он не видел, направляя пушку в лицо Агате, стоявшей на коленях, а рядом хрипела и кашляла ещё какая-то девчонка - ну прямо молебен какой-то, правда вот парень для Иисуса что-то великоват, да и вряд ли сын Божий стал бы брать оружие в руки - направляя их на женщин, тем более. Громила повернулся, заметив, что в квартире кто-то появился, и перевёл глушитель в сторону Сонни.
А Пульс, не ожидая продолжения, сделал то, что когда-то неплохо умел - нажал на курок. Затем, заметив, что парень продолжает стоять, ещё раз, и ещё раз, заставляя на его белоснежном костюме появляться всё большему количеству небольших красных пятнышек, а его самого - отступать понемногу назад... пока, наконец, тот не грохнулся на пол, запнувшись об Лолу, выронив пистолет - стены задрожали, но мужик продолжал ворочаться и кряхтеть что-то, харкаясь кровью и постепенно перекрашивая всю свою одежду в красный цвет. Шляпа слетала с головы, откатившись в сторону.
- Ты в порядке? - продолжая держать громилу под прицелом пистолета с полупустой обоймой, Сонни подошёл к Агате, подавая ей левую руку. - А это кто? - качнул пистолетом в сторону Лолы. - И вообще, что за херня происходит? - последний вопрос мог бы выразить все его вопросы разом, без необходимости тратить время - что это за квартира, почему на стенах столько картин, что это за чувак махал глушителем снаружи, и что это за чуавак махал глушителем внутри...

+2

10

Единственное, на что у меня хватает сил - это продолжать сопротивляться, барахтаться из последних сил, пусть безуспешно, пусть безрезультатно, но не лежать увальнем и ждать, пока боль в горле достигнет своего пика. А она достигала, и неожиданно быстро. Я думала, что у меня больше времени. Легкие разрываются, и я бы душу продала за один единственный вдох. И в какой-то момент всё заканчивается. Руки сжимают мою шею с такой силой, что я замираю, боюсь шелохнуться, потому что одно единственное движение и всё, мне просто переломают шею, как если бы я была курицей на убой. В глаза темнеет и...
   И всё заканчивается в очередной раз. Я нахожу себя на полу, я могу двигаться, я делаю судорожные вдохи и меня сотрясает от дикого кашля, которому, казалось, нет ни конца, ни края. Пару секунд я ничего не соображаю. Абсолютно. Ни кто я, ни где я, и я бы желала оставаться в таком состоянии подольше, потому что, когда я прихожу в себя в очередной раз, когда мозг включается и начинает отдавать телу приказы, его первый приказ: бояться. Бояться так сильно, что тело становится деревянным. Я поднимаю глаза и вижу, что дуло пистолета направлено на Агату, а я так некстати не могу сдвинуть себя с места. Я жива только благодаря ей? Что она сделала? Выглядит паршиво. Хотя, наверное, не лучше меня. А жива я, видимо, не надолго. Перед смертью у человека вся жизнь, по идее, должна перед глазами проноситься. Чот нихрена...

   Затем раздается выстрел. Один, второй, дальше я не считаю, и, словно загипнотизированная, не могу отвести взгляд от красных пятен, которые расползаются по уродскому белому костюму. Мужчина падает на пол совсем близко ко мне, я отшатываюсь назад и с размаху налетаю спиной на барную стойку. Пытаюсь продолжать пятиться, лишь бы быть подальше от харкающего кровь гиганта, но, как ни странно, барная стойка даже не пытается подвинуться и освободить мне путь к побегу. И просто не могу оторвать взгляда от истекающего кровью человека. Прикладываю ладонь ко рту и морщусь: желудок, пожалуйста, не подведи!
   Пистолет в руке мужчины выглядит устрашающе. Неужели я держала в руках такой? Я стреляла из такого же?! - Пиздец какой-то, - я снова на четвереньках, ползу в дальний конец комнаты, лишь бы быть подальше от этого дурдома. Хочется залезть под кровать. Опять. И голос не мой. Я вроде бы говорю, но слышу сиплый шепот, и горло начинает болеть сильнее. Но меня это не останавливает. - Какой-то ебаный блять боевик. Как так можно жить, блин. Пиздец. - ползти некуда, квартира очень маленькая. Очередное "некстати" на сегодня. - Кто вы такие, а? - наверное, последний вопрос, который должен меня сейчас волновать, но всё же... - Пиздец.

+2

11

У меня не было сомнений, что Цезарь не нажмет на курок, что вдруг он одумается, пересмотрит свое решение. Но Дино был в тупике. С того момента как Лола Хантер стала невольной свидетельницей убийства одного из членов Семьи она, сама того не желая и не ведая, заставила Дино "Цезаря" ерзать на горячей сковородке. И первые пару дней в нем была уверенность, что эта девчонка слишком глупа, чтобы дойти и настучать, что у нее просто нет связей, она не знает куда идти, да и кто ей поверит. А вот и нет. Оказалось, что у Лолы был друг, готовый за нее встать. Первое покушение на девушку не удалось, и тогда она и обратилась к этому другу, к Лео, что привел Лолу ко мне.
Цезарь оказался в ловушке, а зверь, загнанный в тупик, сопротивляется гораздо отчаяннее. Поэтому то, что Дино спустит курок, я не сомневалась. Но и просто так сидеть на коленях, ожидая когда пуля разорвет башку, тоже не могла. Я готова была бежать. Пусть стреляет в спину.
Выстрел. Мелькнула мысль, что я опоздала со своим желанием убежать и уже близка к смерти. Но, стоп, если так, то я бы уже ничего не слышала и не видела. В следующие пару мгновений осознаю, что стреляли не в меня, - на белом пиджаке Цезаря растекается красное пятно, - для меня спасительное багровое пятно.
Звучат еще несколько выстрелов. Меня передергивает и я оседаю на пол. Выдыхаю. Никогда не думала, что буду столь рада человеческой смерти.
В сторону своего спасителя смотрю уже после, когда тело итальянца валяется у моих ног. Еще не бездыханное, но отчаянно, как рыбы, что удачно подстегнутая и выброшенная на берег, барахтается на полу.
- Сонни - я реагирую, повернув голову в его сторону. - Да, в порядке - лучше, чем я могла себе представить. Подаю руку мужчине и поднимаюсь на ноги.
То, что сейчас происходит с Лолой, ее паника и шок, остаются от моего участия в стороне. Хорошо, что она жива, а то что я жива - еще лучше, остальное по боку. Пусть просто успокоится и перестанет причитать.
- И вообще, что за херня происходит?
- Свидетельница убийства. Уже двойного - опускаю я взгляд на расплывшееся тело Цезаря на полу - Она видела как кто-то убил нашего человека. И ей нужно было укрытие - я хмыкаю, продолжая мысль: - Оказывается Цезарь затеял войну - хотя кто тут ее не затеял, в погоде за статусом капитана? Даже доктор Винсент, к которому я была более всего расположена, сделал заказ. Кстати, только что Пульсоне этот заказ выполнил. А значит останутся все довольны.
- Ты же его как раз и искал, помнишь? - напомнила я Сантино, в который раз опуская глаза на мертвого мужчину. Видимо, в красной луже, что растекалась под ним, я находила какое-то особое удовольствие. Смерть Цезаря была удачным стечением обстоятельств. Да, именно стечением обстоятельств, иначе не назовешь и не стоит иначе называть. О смерти подручного Гуидони придется сообщить выше, где о том, что Цезарь был заказан знать не стоит. В итоге его смерть не вызовет подозрений, и никто не подумает на то, что Док тот же тип.
- С ним еще был кто-нибудь? Надо убрать его - даже не заморачиваясь собираюсь позже, когда не будет лишний ушей, предложить Пульсоне выкинуть труп на свалку, предварительно запихав в холодильник или, скажем, в ковер замотать. Вот ковер посередине, который скоро пропитается кровью, отлично подходил. Меня все равно всегда раздражал этот ковер.
- Лола - я перевожу взгляд на девочку, вспоминая о том, что у нас еще есть некий мешающий фактор в виде девочку. Можно ли ее теперь отпускать? Не потому что я боялась, что ей грозит опасность, а потому что она уже много знала. И мысль, что сейчас плотно въелась в мою голову, это убить Хантер вслед за Дино.
- Ее надо увезти от сюда - поворачиваю голову к Сонни. Конечно, помощь с телом мне не помешает, но на этот случай я вызову Джозефа.

+2

12

Внутри бугая что-то противно хлюпало и клокотало, сильнее, чем только что звучали скрытые глушителем выстрелы - похоже было на попытки кудахтать курицы, подавившейся зерном, прямо как в старой сказке (во всяком случае, Сонни себе эти звуки примерно так представлял), и при этом его жирное тело билось в конвульсиях так, что кажется, даже через ткань пиджака было видно, как дрожат складки - то ещё зрелище, в общем, будущий покойник здесь им показывал целый театр одного актёра напоследок. На девчонку он явно произвел впечатление более сильное, нежели на них с Агатой - начав шипеть, она ещё и поползла куда-то теперь... А Сонни проводил её взглядом, на мушке же продолжая держать агонизирующего Цезаря, словно рассчитывал на то, что он мог бы ещё подняться с пола. И постепенно подходил ближе к нему, по мере того, как отползала всё дальше Лола.
- Да... Так это он, что ли? - обойдя тело и взглянув на лицо убитого, Сонни только сейчас и узнал его - парня с той фотографии, что ему предоставили, и которая сгорела в автомобиле, сгорев и в памяти тоже; точно, эта же здоровая ряха, эта же дурацкая треугольная бородка, разве что взгляд был другим сейчас - в нём явно читался страх, постепенно перемешивающийся уже с мертвенным блеском, но пока ещё державшийся, не уступая ему позиций; этот Цезарь оказался невероятно живучим - Пульс пол-обоймы в него всадил, а он и не думал умирать. - Значит, контракт-то я выполнил. - Сонни усмехнулся, чуть вытянув руку, и, наконец, завершил мучения Цезаря аккуратным контрольным выстрелом по центру лба. Работа сделана - можно было требовать гонорара теперь... правда, прямо сейчас, есть проблемы и посерьёзнее. И здоровенный труп - только вершина айсберга. Кстати, он даже и напоминал айсберг цветом своего костюма... - Снаружи был какой-то волосатый маломерок... - кивнул Пульс на вопрос о том, был ли с Цезарем кто-нибудь, и указал на входную дверь большим пальцем. - Выглядел так, словно изнутри этого вылез. Пушка его, кстати. - глушитель на её конце тоже кстати пришёлся - если соседи снизу уже не прибежали с вопросом типа "Вы что там, шкаф уронили?", значит, выстрелов точно уж никто не слышал, и происходящее здесь осталось тайной. Кстати, лучше и перед квартирой тоже следы замести... - Пойду-ка его тоже притащу сюда... - спрятав пистолет под полу пиджака, Сонни спешно покинул квартиру, через несколько секунд в приоткрывшуюся дверь ввалился тот, кто стерёг квартиру, соприкоснувшись лицом с полом, следом протиснулся и Пульс, прикрыв дверь с простреленным замком за собой. На лбу малорослого бандита красовалась живописная синяя шишка. Пока что с виду он подавал не больше признаков жизни, чем его большой дружок, но Сонни сомневался, что приложил его настолько сильно, чтобы вырубить навсегда - ну, помучается от головных болей с недельку... если очнувшись в скором времени, будет паинькой, конечно, у них с Лолой и Агатой на троих теперь есть три ствола, как минимум; два из них - с глушителями, и паторны тоже ещё есть. Взяв парня за шкирку, Пульс приволок его в центр комнаты.
- Куда увезти?.. - гангстер соприкоснулся с полом рядом с бездыханным телом Цезаря, угодив лицом прямо в лужу крови - ну, на ковре состыковка хотя бы мягче произошла. Сонни посмотрел на Агату, затем - на Лолу, привычно начав размышлять на тему того, куда он мог бы деть девчонку в такой ситуации. В Нью-Йорке. В Нью-Йорке образца девяносто девятого года... В Сакраменто он знал гораздо меньше укрытий. Типография? Ага, сейчас - может, вечеринку в честь её прибытия ещё закатить? Склад? По-моему, на пушки эта Лола насмотрелась уже. - Трейлер! - осенила голову мысль; Сонни с довольным видом указал пальцем в сторону Агаты, чтобы убедиться, что они думают об одном и том же. Неплохое место для того, чтобы отсидеться. Кстати, и самому теперь лучше бы залечь на дно на какое-то время - чёрта с два он сунется за наградой за голову Цезаря на территорию дока, если встреча и состоится - то только на том месте, которое он сам назовёт; или же может прислать ему деньги через кого-нибудь - ещё более предпочтительный вариант... да и Лола - насколько он понимал из рассказа Агаты, ранее видела что-то такое, за что её захотели убить, а теперь - видела и то, за что и Сонни вполне мог получить свою пулю. Цезарь был в Семье?..
- Прямо сейчас? - спрашивает Сонни, смерив Лолу взглядом, а затем поворачиваясь к Агате. - А с этими красавцами что будешь делать? - один из них скоро очнётся - будет проблема; другой - не очнётся уже никогда - тоже проблема. Третья проблема пыталась восстановить дыхание и что-то сказать. И Пульс даже не был уверен, какую из них нужно было решить в первую очередь... Агата, кажется, была настроена сначала увезти отсюда эту свидетельницу, а потом уже разбираться со всем остальным. Если он правильно понимал. - Бугимен, блин, и зубная фея. - Сантино всё-таки соизволил ответить на последний вопрос Лолы, уже на ходу, уверенным шагом направляясь к ней. - Вставай и собирайся, кнопка, мы переезжаем. - протянул девчонке руку.

+2

13

Стремно - это когда дверь разнесли в щепки, тебя чуть не задушили, знакомого твоего чуть не застрелили, когда ты практически выстрелил в человека, и когда на твоих глазах, после всего этого, человека еще и убивают. Стремно - это когда люди стоят около трупа, разглядываю его, словно эта какая-то обыкновенная тумба, которая всегда здесь стояла, и решают, как быть с этой тумбой, потому что она не модная, пора от неё избавиться. Я перевожу взгляд с Агаты на незнакомца, с незнакомца на Агату, и хотя мой взгляд словно магнитом притягивается к багровым пятнам на белом костюме, я раз за разом делаю глубокие вдохи и держу подбородок высоко-высоко, чтобы взгляд не доставал до мертвого тела.
   На меня никто не обращает внимания. Я словно в каком-то параллельном мире оказалась, где всё происходит совсем не так, как происходит в обычном мире. Здесь люди не шарахаются от трупа, здесь люди не спешат на помощь к человеку, которого только что чуть не задушили. Ну серьезно. Я ожидала того, что они хотя бы спросят, в порядке ли я. И тогда я могла бы разразиться пламенной, гневной речью на тему того, что ничерта я не в порядке, и еще бы в красках расписала, как именно и до какой степени я не в порядке. Но на меня никто не обращает внимания. Я делаю очередной глубокий вдох и взгляд в который раз за последние несколько минут цепляется за кровать. Не знаю, почему она настолько сильно мне приглянулась. Завладела всеми моими мыслями, я бы даже сказала. Прямо сейчас, больше всего мне хочется забиться под кровать, прижать ладони к ушам и притворится, что я сразу три обезьянки одновременно. Я не вижу, не слышу и не говорю. Когда я думаю об этом, немногочисленное содержимое желудка подбирается опасно близко к горлу.
   И когда я уже разворачиваюсь, чтобы поползти к кровати, про меня вдруг вспоминают. - Да блин... - бурчу я себе под нос раздраженно, а затем с трудом перебарываю желание показать мужику средний палец. Инстинкт самосохранения, который, оказывается, у меня все-таки есть, подсказывал, что не стоит злить парня, который только что убил другого большого парня, и втащил в дверь другого парня, который чем-то напоминает мне сейчас боксерскую грушу.
   Я поднимаюсь на ноги и всё еще молчу. Сила притяжения мертвого тела все-таки взяла верх, и я снова разглядываю пятна крови. Закрываю глаза, а всё равно вижу, как они появляются на белой ткани и становятся больше с каждой секундой. Бр-р-р. Хотела бы я сказать, что не хочу никуда переезжать. Но, пожалуй, нет. Не хочу больше оставаться в этой квартире. Хотя... Постойте-ка. - Зачем переезжать? Разве всё еще не кончилось? Это же этот мужик в меня целился, да? Ну, значит, я в безопасности? - в моем голосе ни грамма уверенности. Я хотела бы, чтобы моим слова были утверждением, но, на самом деле, все это - вопросы.
   Мне хочется курить и пить. Точнее, выпивать. Много. Я помню, что хотела есть, но аппетит куда-то делся. Интересно, куда... Но, в любом случае, собираться мне не долго. Вещей у меня тут практически нет. - И просто для справки. Там тоже будет так охрененно безопасно, как тут? Что дальше-то? Мужик с топором? - пожалуй, если это будет мужик с топором, я буду испытывать чувство дежавю. У меня очень интересная жизнь...

+2

14

Оказывается, в подъезде нас еще кто-то сторожил. Ну да, я и не думала, что Цезарь придет один, хотя его действия вполне могли бы послужить тому, что единомышленников он не найдет, ан нет, нашел. Пульсоне приволок в комнату парня невысокого роста, и я потерла лоб, рассматривая два тела.
- Тоже мертв что ли? - удивилась я. Один труп - неприятность, два трупа уже проблема, - их могут спохватиться, да и логическую цепочку в таком случае легче прописать. И больше в данном случае я волновалась за Сонни, ведь это он стал причиной смерти члена Семьи, - за такое придется объясняться. Хотя, и причины на убийства у Пульса были, а когда Гвидо узнает, что Дино пытался меня убить, так и вовсе поддержит.
- Трейлер! - я кивнула. Все верно, пусть отсидятся в трейлере. Мнение же Хантер на этот счет меня не волновало.
- А с этими красавцами что будешь делать?
- Уберу их - одного в утилью, другой, раз живой, поедет со мной. Отпускать Полторашку было нельзя, он видел Сонни, может даже и запомнил. А еще, раз Цезарь нашел себе хотя бы одного сообщника, значит найдет и других, а тех, кто согласиться меня убить, имелось предостаточно.

Довольно быстро Лоле удалось схватить свою сумку с вещами, а Сантино забрать оружие, что осталось от Цезаря, как они ушли. Я позвонила Клинтону, чтобы тот приехал и прихватил с собой еще одного паренька, желательного, умеющего молчать. Впрочем, долго молчать не придется, так как о произошедшем я собиралась рассказать Монтанелли. Все это происшествие должно было поставить точку в завязавшейся конкуренции за место капитана. И я еще тихо, чтобы не сглазить, начинала ликовать, что "трон" займет не еще больший король-тиран, а человек, с которым у меня конфликтов как раз-таки нет.
Все складывалось приемлемо, даже труп Дино удалось завернуть ковер и без шумихи и лишних глаз запихнуть в багажник автомобиля. Полторашка, который так еще и не пришел в себя, тоже полез в багажник, только уже другой машины, ибо в одну с Цезарем было вместиться трудно.
Парня, его зовут Рико ,я отправила на склад и велела запереть Пинту до моего приезда, а сама с Джозефом поехали на городскую свалку за чертой города. Там-то мы и сбросили труп, который аккуратным рогаликом скатился по мусорной горе, врезаясь то в старый телевизор, то в мусорные кульки, то в ошметки одежды.
Вонь, конечно, стояла жуткая. Меня даже тошнить начало, поэтому я поторопила друга покинуть это место. Мы держали курс на склад, где надо было дорешать дела с Мэттом.
Пинта оказался жив и очнулся за пару минут до моего приезда. Я попросила, чтобы его перевязали и накормили, затем закрыла комнату и велела не выпускать. Своих условий Пинте я не выдвигала, хотя он уже и начал волноваться и спрашивать что мне от него надо. Но я знала одно, что до разговора с Монтанелли, мне от Маттео ничего не надо было.

+1

15

Знал бы Сонни, что ему заказали члена Семьи - трижды подумал бы, стоит ли ему вообще влезать в это дело и стоят ли деньги таких хлопот. Один раз он уже убил "посвящённого" мафии, так это как раз и было одной из причин, по которой он оказался в тюрьме - пусть косвенной причиной, но не прямой, но всё равно... жизнь-то, получается, ничему не научила, раз, едва успев выйти, он снова совершил ту же самую ошибку. Только вот незадача: его никто не предупредил, что этот толстый - в Семье Торелли, или что это был один из ближайших людей капо организации, и что он метил в капо сам: на фотографии на него смотрел человек, похожий больше на сутенёра, чем на мафиози... тот, что валялся на полу, истекая кровью, впрочем, был похож на сутенёра ещё больше - костюм этот, шляпа... и особенно эта бородка.
- Да нет, живой... вроде.
- Сонни попинал слегка тело Пинты, заставив его перевернуться на спину, устремив бессознательное лицо в потолок. Наклонился, чтобы пощупать пульс на его шее - вообще-то не было уверенности, что он его не убил о подъездную стену, силу он не особенно рассчитывал в тот момент, да и чёрт его знает, насколько этот коротышка хлипкий - с виду-то ещё ничего, но вдруг под черепной коробкой уже на овсяную кашу стало похоже?.. Впрочем - один труп, два трупа, теперь-то уже разница не так уж и велика - глубина и ширина той задницы, в которой оказался Пульс, от количества трупов не очень сильно изменятся.
- А справишься одна? - переспрашивает Сонни, глядя на два тела. Не то, что бы сомневался, что справится. Или что Агате некого набрать, чтобы ей помогли; просто - организационный момент своего рода, он даже спрашивать не стал, как именно она собирается справиться, куда денет живого, куда - мёртвого, и кто ей поможет, потому что по идее - это Тата должна решать, сколько он может видеть и с кем быть знакомым. Самостоятельность уже его до добра не довела, кстати сказать. Так что - вот ему в награду за неё девчонка, звать, кажется, Лола, и судя по тому, как быстро она отошла от испуга - время ему предстоит весёлое...
- Ты видела, как я завалил этого мужика, и опасность теперь представляешь для меня, а не для него. Так что ничего ещё не кончилось. - объяснил Пульс свою позицию, и в его голосе ненавязчиво проскочила угроза - в общем-то, это было правдой, Лола стала свидетельницей того, как он убил человека - что ещё интереснее, убил он члена Семьи, так что и о том, что видела, могла бы рассказать не только в полицию. Почему он не убьёт её прямо сейчас? А это уже просто потому что Агата так сказала. Видимо, нужна ей эта Лола ещё для чего-то, раз её надо увезти отсюда, а не убрать совсем. Ну... почему-то она же её прятала? Как козырь против Цезаря, может быть? Козырь теперь и сработал, в принципе.
- А можно мне тогда оставить пушки себе?
- смиренно, почти застенчиво, но и запросто, словно на последний кусок пиццы с тарелке спрашивал разрешения, а не на то, чтобы присвоить себе вещь застреленного им самим только что человека, спросил Пульс у Агаты. У него была только одна пушка - та, которую для него не пожалела Тарантино; с той, принадлежавшей коротышке, из которой был застрелен большой - это уже, и хотя патронов осталось на половину обоймы - на ней был глушитель, а это тоже полезная штука. С пистолетом Цезаря - будет уже три; две с половиной обоймы, два глушителя. Пистолет вещь вообще полезная, даже если он "мокрый", и даже если не искать ему применение целенаправленно... а несколько стволов - всегда лучше, нежели один. В такой ситуации - тем более... но хрена с два он Лоле доверит пушку, нет. Чтобы она его же и подстрелила?
- Просто для справки - там я за тобой буду наблюдать постоянно. Иди давай... - Сонни слегка подтолкнул Лолу в спину. На этот вопрос он ответить не мог - наверное, и Тарантино не смогла бы ответить на него точно; не факт, что им и по дороге не сядут на хвост, или не проследят за ними, ничего нельзя наверняка сказать. Кроме того, что пуля всё равно быстрее топора летает...
Пульс с разрешения Агаты запихнул за пояс последний на сегодня "трофей", и они покинули квартирку, прикрыв выбитую дверь за собой, оставив Тарантино одну в компании умершего и контуженного, но то, что там происходило, Сонни уже не касалось - его задачей на ближайшее время станет охрана Лолы; да и самому неплохо бы отсидеться, пока всё не уляжется - насколько он мог понимать, смерть Цезаря тут многое может всколыхнуть, ему укрытие сейчас нужно даже больше, чем Лоле. Агата - она... кажется, негласно за него впряглась. Либо же - возможно, она и будет той, кто уберёт с Лолой обоих, когда всё закончится. Или только его одного. Или только Лолу, и труп они закапывать будут уже на пару. В общем... нельзя наверняка утверждать ничего, у них есть только конечный пункт - адрес трейлера, который Пульс сейчас пытался забить в систему навигации; что будет там, и сколько это будет продолжаться - даже хрену, который вроде бы всё знает, пожалуй, не известно.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Run run run but you sure can't hide