Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » две половинки одного целого.


две половинки одного целого.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники:MEGAN G. HENSLEY & BRIONI G. OSBOURNE
Место: дом Мегс, аэропорт, дом Бриони.
Погодные условия: в Сакраменто пасмурно, идет дождь ; солнечно, + 25 в Атланте
О флештайме:

http://1.bp.blogspot.com/-qehjF6qcauM/UzMAYnZwjMI/AAAAAAAAAxo/bhrELXIOGVA/s1600/katelena.gif
Сегодня дождь лил, как из ведра. Бил по худой крыше дома. Мне пришлось поставить пару тазиков, чтобы вода не залила ветхий домишко. Бри сидела за столом с отцом, я специально вышла из кухни, чтобы они смогли побыть с глазу на глаз. Кусая губу, думала о том, что скоро и мне предстоит важная встреча с матерью. Смотрю на часы... да, скоро. Остается каких-то пять часов, и я увижу ее.

+1

2

– О том, когда я увижу тебя снова.
– Не загадывай.
– А разве ты не о том же думаешь?
– Нет.
– Лгунья.
– Я считаю часы. Ты это хотел услышать?
– Я хочу услышать правду.
– Правда в том, что все безнадежно.
– Нет.

(с) «Любовница Фрейда»

— Наконец-то. Ждем тебя в полдень. Уже скучаю. - я лежала на большом раскладном диване. Своей шикарной двуспальной кровати у меня не было, когда-то я безумно хотела огромную кровать, а теперь я стала просто не обращать внимание на такие мелочи. Будет у меня и кровать, и двухэтажный дом, и муж, и дети. Всё будет, главное - не зацикливаться на неудачах. Десять часов, а я уже проснулась и позвонила сестре. Сегодня знаменательный день в наших жизнях. Около двенадцати Бриони приедет к нам с отцом в гости, а в четыре часа у нас самолет ( мы летим к матери, от чего у меня периодически кружится голова.)
Нырнула в свою домашние тапочки, в виде двух упоротых далматинцев, и пошла на кухню, где отец неспешно пил чай и читал газету.
— Доброе утро, па. Как настроение? - заваривая себе крепкий черный час, спросила я.
— Доброе. Великолепное. Смотрела вчера футбол? Манчестер дал жару. 4:1. - я лукаво заулыбалась в ответ. Папа очень любит футбол, а если его любимая команда выигрывает, то его настроение поднимается выше небес. Всё складывается, как нельзя лучше.
— Поздравляю. Ты будешь дома сегодня? - как бы так, между делом, спросила я, ставив чашку чая на стол и делая пару тостеров.
— Да. Только забегу к мисс Халсон ненадолго. Она вновь испекла свои фирменные пирожки с малиной. - а вот это мне не нравилось. Во-первых, я и сама собиралась приготовить что-нибудь вкусное к обеду, а во-вторых, будет неловко, если Бри приедет, а его не будет дома. Хотя... Может, это и к лучшему. Она сможет взять себя в руки и приготовиться, а у меня будет время поддержать ее и сказать пару наставлений перед их встречей.
— Халсон добрая, хорошая женщина. Но... Мои пирожки все равно лучше! - с этими словами я унесла кружку чая к себе в комнату, хихикая. Услышала, как отец сказал какую-ту шутку в ответ. Всё-таки, я безумно его люблю, и буду очень скучать по нему.
Настроение у меня было просто феноменальным. Я давно не испытывала чудодейственную эйфорию только от того, что я жива, у меня есть папа и мама, сестра и погода хорошая. Хотя, кто-то может посчитать такую погоду крайне неприятной, но лично я дождь обожаю... Сегодня дождь лил, как из ведра. Бил по худой крыше дома. Мне пришлось поставить пару тазиков, чтобы вода не залила ветхий домишко. Ну а в остальном,  я была довольна : сегодня было прохладно, и пыльные дороги наконец-то вдоволь осушила вода. Я, отставив допитый чай, начала уборку. Мне хотелось начисто отдраить весь дом, убрать хлам, расставить статуэтки по местам ( отец всю жизнь коллекционирует их), создать уют в доме. Я сложила диван, постелила на него ярко-голубое покрывало, полила цветы, пропылесосила, вычистила ковры, помыла плиту, посуду, разложила фарфоровые тарелочки...
К полудню отец [увы, как я и ожидала] ушел к мисс Халсон, но обещал буквально через полчаса вернуться, а я развалилась на диване, чувствуя усталость и покалывание в спине. Еще никогда я так не убиралась, ей Богу!
Всё время думала о Бриони, не выдержала, взяла телефон и написала эсэмэску :

«Бри, где ты?! Скоро приедешь?»
Почему-то, я начала паниковать. Мне казалось, что из-за плохой погоды или пробок или еще чего она не сможет приехать, мы не поедем к матери, а через пару дней она уедет обратно - и всё, моя маленькая сказка закончится.
Но это было лишь минутное помутнение, я облегченно вздохнула, услышав, как паркуется машина, рядом с нашим домом. Несомненно. Это была она.
Я была в пижамной майке и шортах [ в доме убралась, но совсем забыла позаботиться о своем внешнем виде, что еще сильнее заставило меня волноваться.]
Бриони позвонила в дверь, а я тут же открыла, не заставляя сестру ждать.
— Привет! А вот и ты! - радостно схватила ее в своих объятия. За наше короткое общение я уже поняла, что мы характерами совершенно разные. Я вечно показываю свои эмоции, что меня часто в себе раздражает, так как для других людей я, как открытая книга, а этим можно часто пользоваться. А она может оставить нейтральное выражение лица, хотя внутри всё буде пылать, разливаться фейерверком по всему телу. Но сегодня она простодушно мне улыбнулась в ответ и также крепко обняла. Я почувствовала ее тревогу.
— Папа придет через двадцать - тридцать минут. Заходи. Не промокла? - глупый вопрос, учитывая тот факт, что она приехала на машине. Но я очень хотела показать ей свое не безразличие и заботу. Я показала ей гостиную, кухню, спальню отца, а потом мы зашли ко мне. Хотела, чтобы она действительно чувствовала себя, как дома.
Выглядела безукоризненно. Прямые густые темные волосы [такие ухоженные, что я могу часами на них глазеть, а еще они всегда вкусно пахнут.] Одежда со вкусом, подчеркивала ее стройные ножки и талию, глаза блестели ярко, демонически, в ожидании чего-то невероятного.
Она прелестна. И она моя сестра. Я долго разглядывала ее, ностальгически улыбаясь, и снова представляя, как видела бы ее, такую красивую, милую, каждый день на протяжении двадцати с хвостиком лет, но, увы, в отражении я видела только себя...

Отредактировано Megan G. Hensley (2014-07-17 13:07:01)

+1

3

внешний вид
and when i'm home, i'm not at home
and when i'm home, i'm not at home
i'm having thoughts of driving in a storm
i was in a storm
--------------------------------------
[audio]http://www78.zippyshare.com/v/18462136/file.html[/audio]
Я долго стояла у зеркала и смотрела на себя, стараясь найти изъяны. Конечно, они были, я не спорю, но просто я не смогла бы их никак исправить. А вот подкрасить глаза, поправить одежду, уложить волосы - чем, в прочем, я и занималась уже несколько часов.
Сердце тревожно билось всякий раз, когда я думала о папе. Было трудно представить, как он войдет в дом, а там буду я и Меган - такие одинаковые близняшки. Только еще тяжелее было угадать его реакцию, сценарии которой я писала всю ночь в голове, пока не могла уснуть. Единственное, что облегчало осознание, это то, что сегодня я лечу домой, к маме. Не то, чтобы между нами были слишком тесные отношения дочка-мать, но она была моей родной, которая вырастила меня той Бри, что все знают. И Джорджия согреет своими объятьями, бросая на меня ветер восточного побережья. Атлантический океан омоет ноги, приветливо окружив свежим воздухом. Атланта проснется утром с настроением, которого у нее давно не было. Конечно, я лишь рисовала в голове эти образы, улыбаясь глупо, словно выиграла приз. Но я чувствовала себя слегка виноватой, что стала ощущать Сакраменто своим новым домом. Ведь там я выросла, встретила лучших подруг, влюбилась впервые в парня, испытала все горечи и победы. Там раскрылась Бриони Осборн, которая сегодня набирает популярность, как начинающий писатель. Возможно, пришло время переезжать в Сакраменто окончательно, чтобы войти во взрослую жизнь и двигаться дальше.
Я посмотрела за окно, замечая, что погода только сильнее портится. Но я любила дождь летом, который словно смывает все плохое, что накопилась в сердцах горожан. Завтра, когда проснешься на рассвете, увидишь природу в приятном тумане, покрытую росой утреннего состояния. Это и делает мир прекраснее, чем он был еще вчера.
Я поправила свое легкое белое платье, одевая бежевые туфли на высоком каблуке. Сегодня я хотела выглядеть красиво и элегантно, чтобы папа понял, какой именно была его вторая младшая дочь. Я взяла сумочку, достала ключи от машина, чтобы не рыться под дождем. Раскрываю заранее зонтик, выхожу на улицу, закрываю дом и спускаюсь вниз по небольшой лестнице, чтобы подойти к машине, которая уже стояла на подъездной аллее. Чемоданы я спаковала и погрузила в автомобиль еще вчера, ожидая, что сегодня будет дождливая погода. Подойдя к двери со стороны водителя, я подняла взгляд на дом, словно прощаясь с ним сегодня на долгое время. Дождь стучал по черепицы, скатывался вниз, попадая прямо в вазоны, в которых росли цветы. Он казался нежным и милым среди серого буйства природы. Я буду скучать за этим местом очень сильно. Открываю дверь, сажусь к машину, а затем складываю зонтик, чтобы кинуть его на заднее сиденье. Завожу мотор, выезжая с аллеи, на встречу новым приключениям.
Из-за плохой погоды в Сакраменто дорога оказалась куда более загруженной, потому что многие спешили попасть на работу после обеденного перерыва. Попав в легкую пробку, я простояла в ней двадцать минут, устало всматриваясь в окно перед собой. Я очень надеялась, что Меган будет держать папу цепями, чтобы тот не ушел на работу или куда-то еще. Я боялась опоздать и сегодня не встретится с человеком, которого ждала слишком долго. Наконец-то двинувшись в места, я выехала на небольшой мост, где пробка быстро рассосалась. Прибавляя скорость, я сжимала крепко руль своими пальцами, кидая взгляды на часы.
Уже подъезжая к дому сестры, я получила от нее сообщение, из-за которого невольно улыбнулась. Она была такой паникершей, что делало ее милой. Мы были такими разными, что сперва это пугало, а теперь очень забавляет. Набирать ответ я не стала, потому что все равно сейчас позвоню ей в дверь.
Я не стала снова открывать зонтик, чтобы добежать до дверей дома Меган. Лишь взяв его в руки, я быстро пересекла их полянку, сразу вскакивая на веранду. Позвонив в звонок, я не слишком долго ждала, прежде чем Хенсли открыла мне дверь. Я улыбнулась, заключив ее в твердые объятья так же, как и она меня. Сегодня я не хотела быть той сдержанной Бри, которую она видела постоянно. Сегодня мы сестры, которые увидят наконец-то своих родителей. Пусть и не вместе, но хотя бы отдельно.
Меган, видимо, недавно занималась физическим трудом, потому что у нее был уставший вид. Легкая майка и шорты открывали спортивное тело, которое отличалось от моей легкой худощавости. Я нахмурилась, решив, что по приезду в город нужно, чтобы Меган заставила меня тоже пойти в спортзал.
— Папа придет через двадцать - тридцать минут. Заходи. Не промокла? - я отрицательно покачала головой, улыбаясь в ответ.
- О, нет, слава Богу. Отлично, у меня будет время... привыкнуть, - хорошо, что он придет, иначе бы я очень расстроилась из-за того, что упустила такой шанс, как знакомство с родным отцом.
А дальше мы занимались тем, что обычно делают подруги, когда оказываются впервые друг у друга в доме. Меган показала мне все комнат, от чего я внимательно следила за всей обстановкой, что царила вокруг. Здесь было мило, чисто и уютно, пусть меньше тех размеров, к которым я привыкла. Но здесь жила часть моей семьи, поэтому я не хотела представлять в голове, как делают тут ремонт.
Я села на диван, аккуратно поправив свое платье. Смотрела на все фотографии, на статуэтки, которые означали какие-то личные победы сестры. Это была ... типично женская комната. Но у меня было чувство, что находится здесь - это очень правильно. Особенно, когда за окном идет прохладный летний дождь.
- Мне у вас нравится. Очень по-домашнему, что ли, - расслабилась я, откинув голову на спинку дивана. Я проследила взглядом за сестрой, которая села возле меня. - Я видела какие-то статуэтки. Это папы? В честь чего они?

+1

4

Sting – Every Breath You Take
Дружба - это все. дружба превыше таланта. сильнее любого правительства. дружба значит лишь немногим меньше, чем семья. никогда это не забывай.

Марио Пьюзо "Крестный отец"

     Атмосфера нашего маленького_картонного домика стала иной. Нет, серьезно, здесь как будто всё оживилось за ту секунду, что Бриони переступила за порог дома. Это место всегда вызывало у меня, как положительные эмоции, так и отрицательные [ так как по правде говоря, я никогда не хотела бы жить в подобном месте; ведь моя американская мечта заключается в другом], но теперь, глядя на любопытную Бри, которая разглядывала весь мой хлам, мне не хотелось ни на шаг уходить от этого места.
Что я сейчас чувствую? Я возбуждена и взволнована. Мне интересно знать ее мнение, мне хочется спросить ее в лоб: "Бри, здесь ведь не так ужасно, правда?" Но спрашивать это не приходится, так как по карим глазам сестры я читаю все, что так хотела узнать.
Ей здесь очень нравится, она уже в какой-то параллельной вселенной вместе с моими фотографиями, грамотами и медалями.
— Смотри, вот это Люцифера, моя лучшая подруга. - я встала с кровати и ткнула на самое ближнее ко мне фото. На фотографии были изображены две брюнетки; обе длинноволосые и обе крепко прижимались друг к другу.
— Это мы на пляжной вечеринке, нам здесь по шестнадцать. Впервые напилась, о чем, собственно, и говорят мои косые глаза. А Люц всегда пьет, пьет и ни в одном глазу. - я засмеялась, положив руку на плечо сестры, вы уже знаете, о чем я опять подумала? Правильно, я вновь представила, что на этом фото Бриони рядом, но, увы...
—А это мы с отцом на его работе, на море. Он столько жизней спас. А я каждый раз удивлялась, зачем люди заплывают туда, куда не надо_не следует, ведь знают, что опасно, и все равно лезут. - мы сделали пару шагов вправо, чтобы получше разглядеть эту фотографию. Отец здесь еще без единого седого волоска, накаченный красавец, а я сижу у него на шее и смеюсь во все тридцать три зубы.
— Собственно, половина статуэток отца, а половина - мои. Он занимался и борьбой и плаваньем, а я художественной гимнастикой. - горделиво просканировала я. Гордость был не за себя, а за отца. Я хотела, чтобы Бриони знала, что ее отец замечательный светлый человек.
— А вот это... Это совсем недавняя фотография, Генри. Мой бывший парень. - Бри нахмурилась. Вы знакомы? - я убрала руку с плеча сестры.
—Когда я работала официанткой, к нам в кафе пришел мужчина грязный с ног до головы, от него веяло тошнотворным запахом. Он просил водки еще и еще, а мне стало его жаль, и я попросила его успокоиться, на что он позвал меня гулять, представляешь? - я хихикнула, вспоминая, как забавно это происходило.
— Мы угнали тачку, поехали к нему в берлогу, он оказался писателем, причем известным. Его фамилия Хантер. Вот, может тебе о чем-то говорит его фамилия. А потом мы начали встречаться, неожиданно, да? - и только я открыла рот, чтобы снова начать говорить, как раздался звонок. Мы настолько заговорились_засмотрелись с Бри, что я совсем забыла об отце, он ведь должен был придти через каких-то полчаса. Передо мной стояла Бриони, красивая и ухоженная, а рядом с ней "красовалась" я, в потертой майке и старых шортах, не накрашенная и лохматая.
— Черт! А мне еще нужно чемодан к маме дособирать. Вот что, Бри... Я буду собираться, а ты откроешь дверь. На кухне стоит заварка, чай недавно вскипятился, там же, с левой стороны холодильника сдобные булочки к чаю. Удачи, милая! - мы обе начали паниковать, этот звонок раздался так резко_громко [ я даже успела провести аллегорическую параллель : звонок в новую жизнь. М, как вам? По-моему, так можно даже книгу назвать.]
Меня трясло, как будто это мне сейчас предстояла первая встреча с отцом. Я еще раз обняла сестру, и услышала ее маленькие неуверенные шажки вниз по лестнице. Она открывала дверь, а я закидывала половину своих вещей в чемодан. Так, что мне нужно для Атланты? Купальник! Точно, уж его точно нельзя забыть! А где он? А где моя зубная щетка?...
  Отец пробыл у своей подружки всего ничего. Почему-то ему было не спокойно на душе, будто бы сегодня должно что-то произойти,  и даже ароматные пирожки с капустой не могли заставить его успокоиться.
— Я, пожалуй, пойду, спасибо большое, вы как обычно восхитительны. - он встал из-за стола и направился к выходу. Напоследок поцеловал слегка морщинистые пальцы соседки, загнав ее в густую краску. Она обаятельно улыбалась, немного покачиваясь слева направо. Нужно быть полным дураком, чтобы не увидеть ее влюбленности к нему. Он, конечно, замечал все ее старания, но не спешил что-то менять в своей жизни. Сейчас есть место только для одной девушки в его жизни, для Меган, или для двух...
Ему открывает дверь дочь. Да, дочь, но что-то в этой дочери явно не так. Она вдруг за эти полчаса сильно изменилась: стала такой элегантной, ухоженной, блеск в глазах поменялся, похудела...
Не Меган. Это не Меган. Глаза мужчины просияли, а дар речи пропал...

+1

5

сегодня будет т и х оЯ видела, что Меган расслабилась, понимая, что мне нравится это место. По правде говоря, я начинала с легкостью читать свою сестру, а это не могло не радовать. Еще в первый день знакомства я боялась, что мы не сможем сблизится, потому что Мег для меня чужой человек. Но прошло немного времени, мы постарались максимально раскрыться и посвятить друг другу время, что позволило сблизится. Конечно, не буду кривить душой и говорить, что я отдалась этому делу на 100%. Все же, есть много тем, которые мы еще не затрагивали, словно боялись последствий подобных решений. Тем не менее, вроде бы слишком толстых стен между нами тоже не имелось, поэтому начнем радоваться столь небольшим победам.
— Смотри, вот это Люцифера, моя лучшая подруга. - произнесла Меган, показывая мне на фотографию, где две девушки стояли в обнимку. Я наклонилась чуть вперед, чтобы получше разглядеть, но подниматься не стала. Меня радовал тот факт, что у Меган есть лучшая подруга, но все таки сомневалась, а таковой ли та была? Или она снова из разряда тех девиц, с которыми мы встретились в кафе? Склонив голову чуть набок, я присмотрелась, насколько тесно девушки прижались друг к другу на фотографии. Наверное, все же, между ними нет той фальши, что была тогда в ресторане.
- Ну, она же... ну, нормальная? Не так, как те два субъекта из ресторана? - спросила я, считая, что имею на это полное право. А почему бы и нет? Мы собирались становится друг другу еще ближе, поэтому я хотела узнать любые нюансы, вне зависимости от того, чего они касаются.
- Я, на самом деле, почти не пью, потому что характер не такой. Но у меня есть лучшая подруга Блэр, которая с легкостью меня спаивает при возможности, - я тихо засмеялась, вспоминая все наши общие встречи. Конечно, когда мы были плотной четверкой, то было легче отвлекать от себя внимание. Но не сейчас. Я остро чувствовала эти стены между мной и Лори, между мной и Блэр, между мной и Пенни. Просто мы выросли, стали другими, у нас появились свои секреты, о которых никто не спешит говорить первыми. - Вообще, у меня как бы трое лучших подруг. Я, Лори, Пенни и Блэр. Только вот из-за обстоятельств, с Лори я общаюсь не часто после ее переезда, а Пенни вся в делах. Только Блэр успевает о себе напоминать слишком часто, - я улыбнулась, вспоминая блондинку. Если посмотреть на нее со стороны, то никто бы не смог сказать, что у нее рак. Она совсем не похожа на ту, у которой какие-либо проблемы. Она - свободная.
Когда Меган заговорила об папе, то я поддалась вперед немного больше, чтобы рассмотреть получше. Когда я видела отца и сестру, то могла с легкостью представить, что возле него я, а не она. В детстве мы были столь похожи, что родителям пришлось бы изрядно попотеть, чтобы научится нас различать. Но у нас не было общего детства, поэтому не стоит мечтать о прошлом, которое все равно не изменится.
- Я так поняла, что он береговая охрана и по вызову? Во время шторма спасает тонущие яхты, корабли, людей? Это ужасно, - вырвалось у меня, потому что я не могла понять, как так можно рисковать своей жизнью. А что, если с ним что-то случится и он не вернется домой? Меган бы осталась одна? Я посмотрела на сестру, покачав головой, словно убеждая себя, что все хорошо. Я хотела узнать этого мужчину поближе, чтобы понять, почему он поступает так, а не иначе.
Мой взгляд скользнул по улыбке папы, который в молодости был чертовски горячий и привлекательный. Широкий в плечах, с доброй улыбкой, крепкими зубами и светлыми глазами - он мог бы пойти работать с модели или типа того. Было легко понять маму, почему сперва она пожертвовала деньгами, чтобы остаться с отцом. Но, к сожалению, со временем женщина поняла, что купюры для нее намного дороже чувств других людей. У меня было странное мнение по поводу того, хочу ли я, чтобы папа и мама снова были вместе. С одной стороны, я думаю, они были бы несчастны, не смотря на то, что, возможно, еще могли бы друг друга любить. Мне, как ребенку, хочется, дабы все получилось. Но взрослая Бриони понимает - у этих наученных жизнью людей мало общего.
-Гимнастика? - улыбнулась я, поднимая взгляд с фотографии на Меган. - Очень интересно, - мама обычно отдавала меня не на спортивные секции, а что-то по типу шахмат, языкознания и так далее. Ум, проще говоря. Хотя, признаться, я окончила школу по классу фортепиано, чем сперва была раздражена, а сейчас даже немного и горда.
— А вот это... Это совсем недавняя фотография, Генри. Мой бывший парень. - я чуть замерла, когда увидела фотографию сестры вместе с Генри. Было очень неожиданно увидеть его в месте, где, по сути, он мог маловероятно оказаться. Я задумчиво начала кусать нижнюю губу, стараясь понять, стоит ли говорить сестре. У меня не было видов на Генри, мы пересеклись во время странного происшествия. Ну, и наши дороги встретились в Сакраменто спустя столько времени.
Неожиданный звонок в дверь прервал нашу беседу, от чего я сперва облегченно выдохнула, потому что мне не пришлось решать, рассказывать сестре про Хантера и наше знакомство или нет. Но тут же захватила другая мысль - неужели вернулся папа? Я резко встала с дивана, немного растерянно посмотрев по сторонам. Легко Меган говорить о том, чтобы я спустилась вниз и встретила папу. Интересно, поймет ли он, что я - это не Хенсли? Я сомневалась, но не хотела размышлять над этим дальше.
Быстро спускаясь по лестнице вниз, я притормозила у самой двери. Постаралась отдышаться, но понимала, что дрожь в руках все равно никуда не исчезнет. Схватившись рукой на дверную ручку, дергаю ее на себя, впуская в дом уличный свет и дождливый запах дня.
- Папа.
***
Было странным сидеть на кухне, разговаривать с отцом, когда возле Меган спокойно пьет чай, смеясь над шутками. Я могла себе такое представлять во снах, в фантазиях или просто сидя за ноутбуком и просматривая тематические фильмы. Все казалось нереальным, но и правдивым одновременно.
Отец встретил меня крепкими объятьями и поцелуем в макушку. Он не старался скрыть удивления, взять себя в руки, как бы непременно сделала мама. Он был совершенно не таким, каким я его представляла, он был намного лучше. Теперь я понимала, почему Меган - папина дочка. Очень трудно оставаться равнодушной к человеку, который смотрит на тебя столь теплым взглядом. Он разговаривает с уважением, глубокой привязанностью и жизненным опытом. Я была потрясена до глубины души.
- Так скоро вы улетаете? - спросил папа, смотря на меня. Так он делал целый час - задавал вопрос, смотрел на меня, потом на сестру. Сперва я думала, что он сравнивает, но затем поняла другое: он просто хочет, чтобы ни я, ни Меган не чувствовали себя лишними. Словно мы одно целое, полностью.
- Самолет через два часа, думаю, пора выдвигаться, потому что можем попасть в пробку, - я допила чай, откидываясь на спинку стула. Удивительно, но мне было легко и свободно в этом месте, совсем нет напряжения. Словно я делала так каждый день, никуда не пропадая на целые двадцать лет.

Отредактировано Brioni G. Osbourne (2014-08-03 00:13:06)

+1

6

Неважно, как хитро ты будешь пытаться незаметно посмотреть в зеркало,
твое отражение всегда будет смотреть тебе прямо в  г л а з а.
q.

Я всегда знала, что у меня где-то есть сестра-близняшка, которой я не нужна. Я знала, что кто-то похожий на меня растет в Атланте, ходит в школу, на вечеринки, шоппинг. Иногда мне даже казалось, что я чувствую ее. Эта мистическая связь между близнецами, но потом я все списывала на свое слишком богатое воображение. А потом я и вовсе забыла об этом на долгие годы. У меня всегда находились дела поважнее и не оставалось времени на мысли. Даже после нашей первой встречи на территории моего университета. Да, я в какой-то мере собственница. Мне было бы сложно наблюдать за картиной, в которой Бриони поладит с моими лучшими друзьями, или станет любимицей отца. Говорят, что дети по-настоящему взрослеют, когда у них появляются свои  дети, но это не так. Они взрослеют, когда невинность проходит. А я уже не могла назвать себя невинной. Потому, что много лет назад мисс Летиция Уинстон объявила мне войну. Войну, в которой я долгие годы терпела унизительное поражение. А я не люблю проигрывать, зато обрела массу полезного опыта. Летти не в восторге от меня, но это не мешает ей делать вид, что она обо мне заботится. Она этого не афиширует, потому что знает, что рано или поздно это выйдет наружу. И чем менее корыстным будет выглядеть ее поступок, тем больше очков она наберет в глазах своего любовника. Даже я, не смотря на его возраст, могу назвать отца очень привлекательным мужчиной. А Летицию очень мудрой женщиной. Именно это меня и заводит во всей этой ситуации. Я чувствую, что могу ее обойти.
Как человек, который долгие годы выдает себя за состоятельного я без труда могу определить, что Бри для этого ничего делать не нужно. Вряд ли она знает, что если на сумку-подделку от Louis Vuitton завязать оригинальный шарф, или аксессуар, то она в сочетании с парой дорогих вещей будет выглядеть как настоящая. Вряд ли ее вообще когда-то беспокоили такого рода проблемы. Осборн выглядит стильно, но, например, тот факт, что она зашла в небольшой старый дом не подает ей сигнал об осторожности. Она спокойно оставляет свою сумочку в прихожей, а я бы под любым предлогом не выпускала ее из рук. Просто потому, что знаю как это - ловить младшую сестру своего друга на воровстве.
- Нет, она совсем другая. - и Бриони вряд ли осознает насколько глубоким в этом контексте является слово "совсем". Богатенькая девочка, которая всю жизнь отрицает свою состоятельность и тусуется с низшими кругами населения. Девушка со своей религией и которая оставляет неизгладимое впечатление на окружающих. Такой ее видела я. Честно говоря, для меня Бриони и Эддисон кажутся настолько разными, что я даже не могу представить какие бы у них сложились отношения при встрече. Учитывая склонность Эдди к подколам и неожиданную новость о том, что у меня есть близняшка.
Про папу я говорю с восторгом каждый раз, когда про него у меня спрашивают близкие друзья. Если это делает кто-то из богатеньких с целью пробить мою состоятельность я выдумываю какую-то редкую профессию, а потом свожу все в шутку и меняю тему. Но то, как на правду о нем реагирует моя сестра мне не нравится. Поэтому я недовольно хмурюсь.
- Почему ужасно? - недовольство перерастает в недоумение - Пока кто-то просиживает в офисе наш отец спасает человеческие жизни от стихии. Он герой, Бри, и лично я могу только им гордиться! - мой отец хорошо плавал и был мастером своего дела. В моих глазах он был успешным мужчиной, даже не смотря на то, что он не подарил мне Порш на шестнадцатилетие и не мог позволить оплачивать шоппинг в моих любимых бутиках, но это никогда не меняло моего отношения к нему. Он был моим идеалом: любящим, понимающим и заботливым. - Нет ничего ужасного в том, что он не миллионер. - добавляю это с грустной улыбкой, потому что списываю ее ужас в пользу снобизма. Пожалуй, встреча папы с Бриони будет не такой простой, как мне кажется. Она может даже не захотеть понять того, что все соседи уважают и обожают мистера Джонса за заслуженный статус героя. Беру в руку рамку с папиным фото и немного двигаю ее в сторону, чтобы композиция из коллажа семейных фото смотрелась красивее.
Удивительно, правда? Как быстро можно поладить с сестрой, с которой предрекались очень не простые отношения. Привести ее в дом и собственноручно познакомить с папой. Водить экскурсию по старому домику с дешевой мебелью и семейной атмосферой. Жалко, что бабушки сегодня дома не будет. Это было добавило всей этой истории особого шарма. Я долго не могла понять в какую категорию отнести Бри, когда я поняла, что она тоже живет в Сакраменто и, по иронии судьбы, наши частые встречи будут неизбежны. Сколько дней пройдет до тех пор, пока немногочисленное элитное общество признает ее за свою? Сколько дней пройдет, пока ее рассказ о сестре Меган, которую мама в детстве не выбрала и она всю жизнь живет с безденежным отцом, не будут обсуждать все самые заядлые сплетники Сакраменто? Единственный способ избежать этого - собственноручно во все посвятить! Сделать ее отношение к местной элите немного предвзятым. В общем-то признать, что ее вины в грехах наших родителей нет. Узнать ее получше, понять чем именно она руководствуется в этой жизни и какие решения принимает в сложных ситуациях. Мне нужно было знать про нее все, что бы понять насколько полезным может оказаться наше общение. Что для нее семья? Чего ей в жизни не хватает? Ради чего она просыпается каждое утро и одевает одежду от модного дизайнера? крeдит доверия вполне оправдан.
Вот только вы не представляете как сложно мне дается этот несанкционированный визит внутрь моих стен. Мы с ней больше похожи внешне, чем характерами. Мне, как человеку, который каждое утро рассматривает свое отражение, это понятно сразу. И то пугающее чувство, которое возникает от нашей внешней идентичности. Наверное кто-то бы решил, что у него в глазах двоится, если бы я точно так же вытянула волосы. Интересно, зачем это ей?
Потому, что аргументов для такого смелого решения у меня хватало. Во-первых, это лучшая возможность разведки и сбора информации. Во-вторых, когда папа увидит эти неуверенно-грустные глаза своей давно утраченной дочери, он скорее всего увлечется этим поворотом событий и на некоторое время забудет про Летицию, возможно, захочет больше времени проводить с детьми. В-третьих, кем будет Бриони, если она после такого будет сплетничать про свою же семью? А, в-четвертых, мы ведь сегодня летим в Атланту к моей смертельно больной матери. И хорошие отношения с сестрой помогут мне не выглядеть как бессердечный монстр, наполненный ненавистью к этой женщине. Если бы это были не последние дни ее жизни у меня непременно бы нашлась тысяча и одна причина, по которой я бы не ехала. Я бы откладывала эту встречу и переносила бы ее до последнего. Всей той бури чувств, которые я к ней испытывала нереально было выразить словами. Поэтому я старалась просто этого избегать. Как и больничных коек и смертельно больных людей. Мне не хотелось, что бы единственным моим воспоминанием о маме было то, как она плачет прикованная к больничной койке. А так же мне не хотелось до конца жизни носить на себе груз, что я с ней так и не увиделась, когда она этого хотела. Возможно я из тех людей, которые способны прощать?
Раздается стук в двери и я с улыбкой кидаю поддерживающее - Волнуешься? - и добавляю тоном, который должен был хоть немного ее успокоить - Не стоит, он очень классный, тебе понравится. - и на этой ноте мы спускаемся вниз. Наверное в Меган-для-Бриони будет побольше сопереживания, чем во мне.

***

Когда я поняла, что все складывается неплохо я первым делом начала суетится по кухне. Благодаря бабушке дома всегда есть какая-то выпечка. Поэтому я стараюсь не появляться на пороге кухни вечером. От этого аромата домашней выпечки невозможно удержаться. В детстве я любила с ней готовить всякие тортики и помогать ей с ужином к приходу отца. А сейчас я понимаю, что вся эта бытовуха не для меня - когда я достигну успеха у меня обязательно будет свой личный повар. Ставлю чайник, задаю обычные вопросы отцу, связанные с его работой, чтобы дать время Бриони привыкнуть к новому папе.
После того, как чай разлит по чашкам, а на столе стоит два блюда с бабушкиными слойками разговор продолжается сам по себе. С папой всегда легко, как я и говорила. - Это, кстати, бабушка готовила. Сегодня у нее какая-то встреча с подругами, так что ее не будет. - пока папа отвечает на телефонный звонок я продолжаю быть любезной - Но ты ведь у нас не последний раз, правда? - улыбаюсь и вытаскиваю из тарелки какую-то особую слойку - Попробуй эту с вишней, бабушка в них кладет какой-то секретный ингредиент. - подмигиваю отцу, который вернулся и тема разговора резко меняется на истории из жизни. Чтобы как-то разбавить третий подряд рассказ о работе и настроить Бриони на нужную мне волну я дожидаюсь пока па закончит и встреваю, пока он не начал другой рассказ.
- А помнишь, как в Диснейленде я захотела розового мишку, который был главным призом тира, и ты потратил больше сотни баксов на попытку его настрелять. - подметив, что папа помнит тот случай я продолжила уже повернувшись к сестре - В итоге собралась жутка очередь и парень просто обменял нам его на ту кучу игрушек, которую папа для меня выиграл, когда он спросил где тут банкомат, чтобы попытаться еще раз. - я хохотнула, вспоминая как смешно папа ругался о том, что у них на аттракционе ружье с кривым дулом, а после того как перепробовал все ругался что они все жулики. На свое детство я точно не могла жаловаться. Поэтому в том, что папа меня не подведет я была уверенна. Оставалось только создать обратную связь. Сделать так, чтобы его интерес к двоим детям перевесил интерес к отношениям с этой умной женщиной. Интересно Бриони сейчас задавала себе вопросы о воссоединении семьи?
Вопрос об отъезде заставил меня посмотреть на часы. Да, нам уже было пора ехать, а время пронеслось совсем незаметно. Я подхватила ближайшие чашки и даже поставила их в мойку прежде, чем услышала от отца заветное "да оставь, я помою". - Тогда нужно торопиться, я готова ехать хоть сейчас.
Только когда я хлопнула дверью в роскошном авто сестры и я оказалась с ней наедине я могла рассчитывать на какую-то степень откровенности. Потому что автомобиль - то самое замкнутое пространство, разговора в котором бывает избежать очень сложно.
- Ну как тебе папа? Не все так ужасно? - что-то мне подсказывало, что с мамой так просто не будет. Я всегда крайне негативно относилась к больницам. К больным людям. И к людям, которые знают, что обречены. Эта жалость, которую они вызывают своим присутствием, не позволяет относится к ним так, как они того заслуживают своим поведением. Да, пожалуй, эта встреча была самой сложной в моей жизни. Но я хотела сохранить атмосферу легкости, которая только что была дома, и привезти кусочек ее в солнечную Атланту.

Отредактировано Britney M. Jones (2014-09-07 04:36:40)

+1

7

Оставьте в покое мои вы тревоги,
К о   в с е м   м о и м   м ы с л я м   с т е р т ы   д о р о г и.

Я думала, что сегодняшний день сможет открыть для меня новые стороны моей матери. Она не была слишком эмоциональным человеком, ей нравился тот образ, который сформировался у нее из-за работы. Ему она и следовало. Часто, когда я смотрела на матерей своих подруг, то не понимала, почему моя делает вещи совсем по-иному. Почему у меня другое отношение к этому? Воспитание, которым занималась мисс Осборн настолько сильно на меня повлияло, что я стала на нее походить? Именно в тот момент осознания я начала яростно противится сходству. У меня было ради кого менять, ради кого я готова была на жертвы, способные затмить даже самые глубокие и давние принципы. Но среди этого старого количества людей, носящие в моей жизни огромный статус и воспоминания, осталась лишь одна Дейзи. Почему-то об этом думалось с ноткой грусти на душе, хотя я была так же благодарна подруге. Она оставалась со мной в те моменты, когда другие были заняты своими делами, представив свой эгоизм выше других. Я не винила их, у каждого своя жизнь и я не вправе руководить ими. Но Дейзи так не считала, хотя оставалась все такой же пацанкой со своими взглядами на человеческое существование. Она была слишком похожа на меня, наверное, это нас и сближало все время, пока мы общались.
Слушать рассказы папы про детство Мег мне понравилось: он выглядел счастливым человеком, который самостоятельно воспитал дочь, гордясь этим. Мне была чужда та теплота, с которой проходила наша беседа. С мамой разговоры больше напоминали либо церемониальное чаепитие, либо споры, которые всегда заканчивались нашими тихими, но злостными уходами. Мне хотелось увидеть ту другую сторону отношений, которые были в родительской опеке. То, чего у меня не хватало все детство, но заменялось иными вещами. Образование, деньги, возможности, навыки. Мама дала мне многое, чтобы в своей жизни я могла с умом пользоваться всем, что мне попадалось под руку. Чтобы я смогла найти достойную работу, хорошего мужа и стать примерной женщиной для своих детей. Она не старалась показать мне Американскую мечту, скорее наоборот: осветляла все негативные стороны брака, которые принимали как должное... как плюсы. Наверное, я бы так же следовала этому мировоззрению, если бы однажды не влюбилась в Клайда Уолкера. Это было так неожиданно, что сперва я подумала, что подростковые гормоны слишком взыграли во мне, что стоит еще усерднее наложится на учебу. Но этот парень с прекрасными голубыми глазами, который смотрел на меня со странным выражением лица, не выходил из моей головы. Как в последствии оказалось, из моего сердца тоже.
Сегодня, после всего, что я увидела в своей жизни, что мне пришлось пережить и осмыслить, я поняла, что принимала сестру не за того человека, каким должна была с самого начала. Да, она была моим близнецом, но это не делало нас сразу верными друзьями, которые выдают сестры, чтобы укрепить доверие. После разговора в комнате, где Бритни показала нечто большее, чем планировала, я стала понимать, какое впечатление у нее складывалось обо мне. И отнюдь не приятное для меня. Но я не хотела доказывать, что не принадлежу к тем людям из высшего общества в полной мере. У меня не было желания спорить с ее детскими обидами, хотя, признаюсь, если бы она отсутствовали, то я бы была несказанно рада. Но у нас есть настоящее, которое менять придется очень долго и кропотливо. Я не знала, готова ли к такой работе.
Прощаться с папой было труднее, чем я думала. Мы общались на так долго, но этого показалось катастрофически мало. Забавно, ведь еще недавно я боялась увидеть мужчины, который подарил мне жизнь. Теперь я стала переживать, что мы больше не пересечемся, ибо так распорядилась судьба.
Сидя в машине, я ждала, пока Брит закинет сумку на заднее сиденье, пристраиваясь потом возле меня спереди. Дождь перестал лить, но влажность в воздухе была настолько высокой, что моим волосам хватило и этого. Концы стали немного виться, поддаваясь влиянию природы, а не дорогому ламинированию. Проведя рукой по прядям, я вздохнула, заводя машину, чтобы включить обогреватель.
- Нет, совсем не ужасно, - улыбнулась я, немного покачав головой, словно давая ответ на какие-то собственные мысли. Мой взгляд слегка пробежался по лицу сестры, которая, кажется, нервничала, но точно не понятно, по какому поводу. Из-за встречи с мамой? В самолете я собиралась основательно заняться ее подготовкой, чтобы она знала, что резкость женщины на связана напрямую к ее отношению к человеку. - Конечно, я его представляла не таким, но подобный образ мне даже нравится больше. Он действительно... как папа, - задумчиво произнесла я, ибо не знала, как по-другому выразить свои чувства. В любой случае, о подобном я хотела подумать сама, чтобы не делится столь личным даже с сестрой. Для меня эта встреча была крайне важна на жизненном этапе, мысли сами лезли в голову без разбора. - По поводу нашего разговора в комнате, который прервался из-за прихода отца, - я повернула голову в сторону Брит, чтобы перехватить ее взгляд и не упустить ни одной детали, которая смогла бы мне больше рассказать про эту девушку. - Почему ты считала, что я считаю ужасным то, что он не миллионер? - тогда в моих словах Мег распознала совсем не то, что я имела ввиду. Словно услышала то, что сама хотела услышать, дабы подтвердить какие-то внутренние опасения. Но даже задав напрямую вопрос, я сомневалась, что сестра ответит в полной мере. Как по мне, она многое скрывает, или у меня просто паранойя, так как скоро я уже буду в Атланте.

+1

8

Если бы Шляпа сказала, что один из факультетов предназначен исключительно для тех, кого от волнения начинает тошнить, Гарри бы сразу понял, что это его факультет. ©

Я никогда не любила плохую погоду. Холодные капли, которые мочат одежду, делая ее липкой и холодной. Обычно в сочетании с прохладным ветром они заставляли мерзко вздрагивать, даже от одних воспоминаний о такой погоде. Поэтому как только я оказалась на пассажирском кресле автомобиля сестры мои руки потянулись к печке, как к единственному источнику тепла. Если Бриони уже пережила самую страшную встречу за день, то мне это только предстояло. Я почти ничего не знала про маму, но я не рассчитывала на какое-то душевное общение. Я не представляла ее женщиной, которая захочет меня обнять, а потом будет рыдать в два ручья и рассказывать, что была вынуждена так поступить. Просто потому, что я знала своего отца и понимала кому скорее принадлежала идея разделить близнецов. Поэтому в моей голове мама была кем-то вроде железной леди. Жестокая, властная женщина, которая к окружающим не менее требовательна, чем к себе. А значит то раскаяние, которое я так трепетно ждала существовало только внутри моей головы и, возможно, в параллельной реальности, но никак не в финальной точке авиарейса Сакраменто-Атланта.
Мне даже нравилось это ощущение волнения, которое бурлило где-то внутри. Я не питала особых иллюзий о воссоединении семьи, даже наоборот - я не хотела бы видеть около отца властную женщину, которая разобьет ему сердце своим уходом. А по иронии судьбы он выбирал именно таких. Я хотела просто не жалеть о том, что я так и не увидела мать, когда у меня была такая возможность. Не сказала ей все, что я про нее думаю, либо не промолчала. Просто потому что бесконечно откладывала нашу встречу. Я не хотела приезжать к ней сама - объявляться на пороге и задавать ей все болезненные для нас вопросы, которых, как я думала, она тоже избегала. Я не хочу, чтобы в моих воспоминаниях моя биологическая мама осталась только рассказами других людей. Набором слов под призмой личного отношения к ней.
Даже не смотря на непростую ситуацию атмосфера в машине была легкой, словно наши посиделки с отцом перенеслись в другое место, а он сам сейчас откроет двери и подсядет сзади, присоединяясь к разговору. Но автомобиль тронулся с места и начался путь туда, где меня ждала сама важная встреча и самая страшная. Я пыталась убедить себя, что не волнуюсь. И отвлечься на разговор с сестрой. И вопросы, которые она задавала, не очень этому способствовали. У меня было предвзятое отношение ко всем представителям мира, к которому она полноценно относилась с детства и я не видела смысла этого скрывать.
- В выпускной год я выиграла стипендию на обучение в частной школе. Люди там отличаются от обычных людей. И я старалась встречаться с ними в городе. В любом кафе, или развлекательном центре и никогда никого не приглашала к себе домой. Просто потому, что боялась услышать от своей подружки нечто вроде: Твой отец спасатель? Как это ужасно! - я не любила жалость, я не умела принимать соболезнования, или соболезновать. Для меня это было бы более неловко, чем если бы кто-то случайно увидел меня голой. - Люди, которые тонут, никогда бы не посчитали работу спасателей ужасной, но мало кто задумывается об этом до того, как оказывается в воде. - я сама не очень хорошо плавала, поэтому отлично понимала как это важно, чтобы кто-то был гарантом твоей безопасности. Я могла понять снобизм сестры - мне казалось, что вокруг нее с самого детства бегала прислуга. А спасатель - не очень престижная, но очень полезная профессия. И, возможно, Бриони не хотелось бы предстать передо мной в таком свете. В этом плане мне это даже льстило - что она пытается произвести на меня какое-то определенное впечатление. Я знала, что доверие - залог хороших отношений. Поэтому у меня не было проблем с тем, чтобы кому-то верить. Точнее, делать вид, что я верю. Не зря говорят, что если не хотите портить отношения с человеком - не мешайте ему врать. Даже если вы знаете правду, разве сложно сделать вид, что его слова кажутся вам убедительными? Правдивыми? Если вы словите кого-то на лжи, или еще хуже - самообмане, человек вам ни за что этого не простит.
- Я немного волнуюсь - отрицать это было бы просто глупо. Любой человек бы волновался на моем месте. А хорошая девочка, которой я хочу казаться для Бриони - тем более. - Ты не расскажешь мне немного про маму? - не зря же мы с отцом пару часов непрерывно рассказывали истории для мисс Осборн. У нее было хорошее представление о моем детстве. О детстве, которое могло быть ее историей. - Чего мне стоит ожидать? - вздыхаю, эта волна откровений уже не дается мне так просто. Одно дело щебетать с сестрой, которая была такой же жертвой обстоятельств, как и я, а совершенно другое - встретится с человеком, приговор которому подписан еще в детстве. Не отвожу взгляда от ее лица. Лица всегда говорят больше слов. Ловлю себя на мысли, что она на меня смотрела точно так же, когда спрашивала про папу.
Мне интересно наблюдать за ней. Она ведет машину осторожно. А я не чту правил и люблю рисковать даже на дороге. Если бы не это, то у меня до сих пор была бы лицензия и машина, которая осталась от бывшего мужа. Вместо этого - я считаю дни до момента, когда смогу пересдать на права и безнадежно коплю деньги на ремонт моей малышки. Отец, как обычно, не захотел участвовать в моих проблемах финансово, а бабушка и вовсе отчитала за беспечность. Ничего не могу поделать со своей любовью к скорости. Поэтому мне кажется, что мы едем слишком медленно и пальцы начинают беззвучно стучать по небольшому выступу на двери.
Дорога в аэропорт не близкая, поэтому я рассчитываю на возможность задать еще вопросы. Может быть, не только про маму. Еще возможно нечто из того, что я уже спрашивала. Просто услышать как Бриони ответит на те же самые вопросы повторно. По себе знаю как порой бывает сложно дважды одинаково соврать на один и тот же вопрос, а привычки и повадки сестры мне пока что не знакомы. Не должны же ошибки наших родителей встать между нами? Вот так вот - без причины. Стараюсь убедить себя в этом тоже. Потому что если она преследует какие-то свои цели, которые от меня скрывает, то моя настороженность будет вполне оправдана. Моя осторожность. А мои попытки быть милой останутся только небольшим грузом на ее совести.

+1

9

Pass me that lovely little gun
M y   d e a r ,   m y   d a r t i n g   o n e

- Хорошо, - ответила задумчиво я, хотя мы обе понимали, что ничего хорошего в ситуации и в словах Брит нету. Я понимала ее отношение к моему социальному статусу, но пока не спешила менять мнение сестры. Не знаю почему, но оправдываться - последнее, чего я желала. Почему я должна показывать ей, что я не такая? Пусть узнает меня постепенно и поэтапно, как это буду делать я. У нас много времени, которое само расставит все по своим местам. Другой вопрос - по каким именно? Этого я не знала и не хотела загадывать на перед. - Просто для справки: мое "ужасно" относилось к тому, что ты живешь с мыслью, что завтра папа может не вернуться с работы. А не к тому, что профессия приносит маленький заработок, - поправила я, замолкая, как бы показывая, что можно и не комментировать сказанное. Я не хотела ссорится и не считала, что сказанное сестрой - это слишком плохо. У каждого свое представление об этом мире, оно создано с того ракурса, с которого ты стоишь. Я не хотела, чтобы Брит думала, что ... осуждаю или пренебрегаю. Но после этой ситуации я поняла, что желаю узнать сидящего рядом со мной человека лучше и глубже. Намного глубже.
- Я немного волнуюсь, - я чуть облегченно выдохнула, понимая, что тема закрыта. Правда, она открыла не менее интересную и сложную, как по мне, потому что говорить о маме можно вечность. Она была сложным человеком и я боялась, что Меган не справится с тем, что может уготовить нам обоим эта женщина. Мисс Осборн была порой столь непредсказуемой, что я не ручалась за реакцию, которая, возможно, покажет ее не совсем с хорошей стороны. - Чего мне стоит ожидать? - я вздохнула, но не спешила отвечать, решая, с какой стороны подходить к вопросу. Когда мы выехали на скоростную трассу, я смогла переключиться на четвертую скорость, разгоняя свою машину быстрее. Это дало мне время, чтобы обдумать ответ на простой, но ужасно сложный вопрос.
- Многого, Мег, - наконец-то ответила я, но понимала, что сестра нуждается в нечто большем, чем просто одно слово. Выдыхая, я покрепче перехватила руль, внимательно следя за знаками, где скоро должен был быть знак поворота к аэропорту. -Она строгая женщина. Уверенная в себе, непредсказуемая, хладнокровная, расчетливая, умная и остроумная. Я даже представить не могу, как она отреагирует на тебя, поэтому и не могу тебя настроить заранее. Просто хочу, чтобы ты знала: ее резкость не означает, что она плохо к тебе относится. Наша мама не умеет выражать собственные эмоции тепло и открыто, - задумчиво продолжала я, чуть прищуривая глаза, словно в глаза светило солнце, хотя на самом деле мелкий, неприятный дождь все еще моросил, окрашивая дороги в темные тона. - Она не похожа на папу. Она будет контролировать все, что попадется ей под руку, не позволяй ей так быстро захватить и свою жизнь. Конечно, мама хорошая... но не в том смысле, в котором принято думать о родителе, - покусывая нижнюю губу, я перестроилась в третий ряд, чтобы затем через триста метров свернуть на право и по кольцевой выбраться на вершину трассы. Приходилось чуть сбрасывать скорость, потому что машины ехали слишком плотно друг к другу. В дали виднелся легкий туман, который не вселил уверенности. С машинами я была на "ты", но однажды я попала в аварию как раз тогда, когда погода не способствовала легкой езде. - Она никогда не била меня, но и не была столь любящей. Все мое детство основано на учебе, дополнительных занятиях и самореализации себя. Я умна, но что у меня есть помимо этого? - я кинула быстрый взгляд на сестру, отворачиваясь обратно, смотря в лобовое стекло. Включив дворники, я перешла на третью скорость, чуть сбрасывая на повороте. Короткое молчание помогло мне перестроится на беседу, которую я оттягивала максимально. Конечно, я тоже хотела быть откровенной с сестрой, но просто не знала, сколько именно хочу, чтобы она знала сразу. Маму узнавать придется как человека очень долго, а как родителя - еще дольше. Я не могла обеспечить Мег радушного приема и не могла сказать с той же уверенностью, что она будет на седьмом небе от счастья. Мама просто никогда не покажет своих истинных чувств и эмоций, что порой угнетало, но спустя двадцать три года я привыкла. Наверное, должна привыкнуть и Брит? Но почему-то мне казалось, что она не столь терпеливая, как я. Тем более, воспитанная отцом и бабушкой, наши жизненные принципы различались даже больше, чем характеры.
- Лучше пробуй задавать вопросы, мне так легче удастся ввести тебя в курс дела. Или удовлетворить любопытство, - я постаралась чуть улыбнутся, чтобы создать легкую, расслабляющую атмосферу. Не хотелось портить такое начало дня тем, что разговоры вгонят в угнетающее состояние.
Я заправила прядь волос за ухо, облизывая пересохшие губы и всматриваясь в дорогу перед собой. Дождь снова перестал лить, от чего я отключила дворники, позволяя и лечь на место.

+1

10

Сильные люди бывают намного беззащитней слабых. q.

Моя сестра соглашается слишком быстро с завуалированной критикой в свой адрес и я просто не могу этого не заметить. Мне даже начинает казаться, что она начнет оправдываться. Но Бриони молчит и я делаю вывод, что возможно не так уж и хорошо разбираюсь в людях. Эта справка слишком уж напоминала попытку оправдаться, поэтому я приняла ее молча и с достоинством. Меня всегда умиляли люди, которые считали себя не корыстными. Люди, которые делали вид, что верят в высокие идеалы и правду. Им стоило бы задуматься о смысле фразы, что больше всего своей честности и бескорыстности говорят алчные лжецы. Все люди в какой-то степени корыстные и эта степень никак не связана с тем, что они говорят. Я как никто другой понимала каково это - пытаться показаться лучше, чем ты есть на самом деле. И даже понимание не спасало меня от раздражения, которое во мне вызывала эта тема. Мне хотелось, чтобы моя сестра могла мне говорить, что думает. Свои реальные мысли, а не составленные заранее фразы, которые помогают создавать образ хорошей девочки. Я знала, что так бывает, потому что у меня были Эдди и Бран, но я не могла заставить сестру вести себя так же, как и не была уверенна, что она сможет меня принять со всеми моими обнаженными мыслями. Это не всегда так просто, как кажется. Поэтому эта взаимная игра в хороших девочек была, пожалуй, не плохим началом. А время, как никто другой, умеет разбивать такие вот маски. Всему свое время.
Начало ответа заставило меня немного напрячься. Я не хотела бы слушать от нее нотации, или краткое пособие на тему как мне жить. Это были ее последние дни, поэтому мне приходилось брать волю в кулак и вычеркивать все детские вопросы на мотив "Мам, а почему ты отказалась именно от меня?", "Зачем ты ушла?", "Почему не звонила?". Я не могу стать причиной ее досрочного сердечного приступа. Даже не смотря на мучивший меня вопрос о наследстве, про которое я сейчас старалась не думать, но в общем-то была бы не против. Исключительно в качестве моральной компенсации за то, что меня бросили в детстве. Пусть даже в мыслях звучит ужасно, но что тут поделать? Если из всего услышанного я делаю вывод, что встреча будет не очень радушной. Если она такая сильная, то может ей просто было настолько неловко, что она откладывала нашу с ней встречу до самого последнего дня своей жизни? Просто чтобы я поняла насколько мы с ней похожи? У меня тоже проблемы с выражением чувств, особенно если они искренние.
- Неужели она никогда не заходила к тебе поправить одеяло и пожелать спокойно ночи, ну или какие-то еще милые мелочи? - может Бри сейчас говорила по смыслу. Тоесть наигранная вежливость и милые мурчания, которые прекращаются, как только мама выходит на работу. И эта внутренняя сущность настолько в ней преобладает, что она становиться ее основной частью и незаметно переносится на все остальные сферы жизни. По описанию она уже начинала мне напоминать Летицию, а эту женщину я очень не любила. Неужели моя мать такая же?
- Помимо этого у тебя есть красивое лицо, безупречная фигура и крутая тачка. Что еще нужно для счастья? - я не любила когда эти богатенькие девочки начинали врубать свою многострадательность. Потому что я не по наслышке знала, как красиво некоторые из них умели страдать и какие изощренные поводы для депрессии могли придумать их избалованные мозги. Полный бред на мой взгляд. Они в день тратили больше денег, чем зарабатывал мой отец в месяц, и умудрялись при этом жаловаться мне на свою тяжелую жизнь. Слишком зациклены на себе, чтобы посмотреть вокруг и заметить во мне чужого для их мира человека. В какой-то степени мне нравилось это использовать, но я не выносила жалость по отношению к себе. Просто честно признавала, что в этом мире держалась в большинстве случаев за счет своих амурных связей, которые по правилам патриархального общества и правилам приличия могли оплачивать мои развлечения и шоппинг. За мой характер и эксклюзивный набор качеств я считала это достаточно честным вознаграждением и никому из них наглеть и зазнаваться не позволяла.
Сейчас меня все же больше интересовала моя мама. Потому, что мы встречались в самых ужасных условиях, которые только могли быть. Жалость, которую я так и не смогу из себя выдавить, запрет на вопросы, которые душат меня уже много лет подряд. Наверное я просто посмотрю ей в глаза и посижу около ее кровати, позволяя ей исповедаться перед смертью. Возможно даже выдавлю из себя нечто вроде "Я очень скучала", или это будет для меня слишком. Все зависит от того насколько меня будут душить эмоции, или не будут. Я предпочла бы второй вариант.
- Хорошо, вот допустим я приду к ней в палату. Она ведь не будет плакать, или что-то такое, да? - мой голос звучал с надеждой, потому что всех эмоциональных моментов я хотела бы избежать. Причем, желательно полностью. Если меня не будут душить эмоции я смогу изобразить правдоподобную хорошую дочь. Правда, в этом у меня практики поменьше, но все же. Бриони улыбалась, словно эта тема была для нее обыденной и я вспомнила, как почти час назад мне было легко с папой. Не потому что легко, а потому что привычно, как моей сестре сейчас.
- А у вас были яркие совместные воспоминания? Что-то вроде походов в диснейленд? Праздничных обедов? - не могу поверить в то, что человек может быть как робот, а после слов Бриони у меня сформировалось именно такое впечатление, которое я сейчас пыталась исправить новой серией наводящих вопросов. Если уж у меня появилась возможность задавать вопросы без встречных откровений, то я собиралась воспользоваться ею сполна.

Отредактировано Britney M. Jones (2014-09-12 00:39:24)

+1

11

w h e n   w i n t e r   c o m e s
При друзьях говорить о маме было легко, потому что они знали ее лично. Любые описанные поступки вгоняли их не в шок, а в понимание, в котором порой я сильно нуждалась. Не могу сказать, что хотела что-то сильно изменить в своей жизни, ведь, как говорится, родителей не меняют. К подобному не стремлюсь и я, хотя слушая рассказы сестры про свое детство, я невольно представляла себя рядом. Но потом понимаю: будь я тут, в Сакраменто, встретила бы я когда-то Клайда? Или Дейзи? Или кого-то еще, кто так сильно повлиял на мою судьбу? Было бы я той Бриони, которую все знают и любят? Той воспитанной леди, что друзья в шутку сравнивают с Гермионой Грейнджер? Я не хотела быть другой полностью, но не отказалась бы поменять в себе некоторые стереотипы. Ужасно не оправдывать ожидания людей, которые невольно и подсознательно про тебя что-то придумали и построили. Возвели фасад, которому я должна соответствовать, чем, впрочем, я всегда и занималась.
Я пожала плечами, когда услышала от Брит первый вопрос. Наверное, для нее мои слова прозвучали дико? Но для меня они были той нормой, о которой говорят все дамы высшего общества. Как же стоит ответить, чтобы она не посчитала нашу мамой... тираном? Впрочем, может быть даже и не стоит переубеждать сестру в этом.
- Если честно, я не помню. Может быть, когда я было маленькой, то подобное и было. Мама проявляет свою привязанность не так ... открыто и чувственно, как ты привыкла получать ее от отца и бабушки. Те круги, в которых кружится моя мама, больше напоминает английскую аристократию, что порой для меня звучит очень смешно. Но это правда, - я включаю поворотник, затормозив возле перекрестка, ожидая, когда загорится светофор, давая добро на движение с моей стороны трассы. Мелкий дожь начал сменяться снова не неприятный ливень, от чего пришлось включить ускоренный режим "дворников", дабы увидеть дорогу. Я вздохнула, включая радио и ставя его на небольшую громкость, чтобы просто создать более теплую атмосферу для разговора. Я не знала, что еще могу сделать для Брит, у которой моя жизнь получилась новым полным откровением.
Я тихо засмеялась, когда услышала комментарий от Брит про мою фигуру, тачку и лицо. Когда-то нечто подобное мне говорила Дейзи, о которой я старалась не думать в последние дни. Я не хотела понимать, что между нами поменялись отношения из-за проблем, что свалились мне на голову. Раньше всегда казалось, что пережив смерть Стиви и отъезд Мак, ничего хуже придумать невозможно. Но оказывается, что все трудности остались впереди, начиная с недомолвок, лжи и молчания. Я старалась отгородить ее от ссор так же сильно, как и она меня. В итоге мы обе перестали быть расслабленными всякий раз, когда находились вместе с одной комнате.
Я постаралась отогнать эти мысли, чтобы не угнетать себя еще больше в ситуации, где грустное настроение медленно завладевало салоном. Мы с Брит еще толком не знали друг друга, но я уже видела стены, которые были выстроены между нами, как бы мы не старались делать вид, что все нормально.
- Я не жалуюсь на лицо, фигуру и крутую тачку. Я говорю о других ценностях, которые обычно прививают родители своим детям. Друзья в шутку раньше сравнивали меня с Гермионой Грейнджер, что было весьма... правдоподобно. Но сейчас, когда я на пороге самостоятельной и взрослой жизни, я понимаю, чего лишилась в детстве. Блинов по утрам от своей бабушки, переживаний по поводу свидания с парнем, прогулы уроков. Я думала, что не отличаюсь от ребят своего возраста, но только в колледже я поняла, насколько Белой вороной была среди других, - я еще не готова была рассказать Брит про Клайда. Про человека, который полностью поменял мое сознание, открывая новые границы Вселенной. Это был мой маленький секрет, который остался догорать в Атланте. Я не знала, куда приведут наши отношения сейчас, но в глубине души боялась увидеть тупик на очередном повороте.
- Нет, плакать не будет. По крайне мере, это не в ее стиле точно, - улыбаюсь я, встряхнув свои длинные волосы, которые начали виться на концах. Дождливая погода всегда их приводила к локонам, подобным Брит. Но я любила прямые волосы больше и ничего не могла с этим поделать. Было приятно понимать, что нас это отличает между собой, потому что быть полностью схожими не хотелось. Быть индивидуальностью - вот, к чему я стремилась всю жизнь.
- Праздничные обеды скорее напоминали деловые ужины. Ты должна понимать, что мама - это представитель элиты. Она долго шла к этой цели, поэтому никогда не отпустить то, что приобрела таким трудом. Не думай, что она бесчувственная и расчетливая кукла. В ней есть много плюсов, которым мог бы позавидовать каждый человек, просто они не бросаются в глаза так же, как минусы, - вздохнула я, сбавляя скорость, так как мы уже подъезжали к аэропорту, въезд на стоянку которого был крайне загружен. Я пристроилась в третью линию, немного вытянув голову, чтобы увидеть свободные места. Платная парковка была просто огромной, поэтому я расслабилась, понимая, что могу спокойно оставить здесь свою машину до приезда. - Когда-то у меня была глубокая депрессия, - начала я, пока что избегая разговоров о Стиви. Я не была готова поделится тем, что попала в аварию, в которой потеряла лучшего друга. - Мама сказала, что я не буду ходить в школу, пока мне не станет лучше. Она наняла мне репетиторов, а так же купила поездку на Багамские острова, чтобы я смогла развеяться со своей подругой. Конечно, она не ходила со мной в клубы, не посещала вместе со мной психологов, но тратила на меня денег столько, что мне было даже неловко. Она была со мной все время, пока мне не стало лучше. Впервые за мою жизнь она забыла о работе. Наверное, это самое яркое и лучшее, что у меня хранится в памяти, - я кинула взгляд на Брит, въезжая на закрытую стойку, где мужчина в форме показал мне ехать на второй этаж. Я сбавила скорость, направляя автомобиль по склону, что вел наверх. Здесь оказалось больше свободного места, поэтому я с легкостью нашла свободную парковку, аккуратно пристраиваясь между джипом и порше. Достав ключи из зажигания, я повернулась лицом к сестре, заправляя себе прядь волос за ухо.
- Я не знаю, что могу сказать еще, чтобы тебе стало легче. Мама очень непредсказуемый человек, как бы по-иному тебе не казалось. Она хорошая, но эгоистка, я думаю, ты привыкнешь к этому, - я поджала губы, раздумывая над тем, какой образ сложился в голове Брит о человеке, который когда-то нас разлучил.

+1

12

I   c a n ' t   p r e t e n d

Я думала, что все эти аристократы живут только в книжках. Посмотрите на современную молодежь. Приличия вышли из моды. Чем хуже, тем лучше. Чем больше эпатажа - тем больше внимания. Скромность осталась в прошлом. Строгими нравами никого не впечатлить. Пожалуй, они остались только у тех, кому вообще не нужно никого впечатлять. А может это только моя точка зрения, но так ли она далека от истины? Современная аристократия - лицемеры, только не могу понять для кого они стараются и зачем, если средства массовой информации, рок звезды и развратные актриски уже давно вытеснили их из пьедестала крутости. Конечно, преимущества капитала никто не отменял, но вниманием людей можно было завладеть и не уподобляясь персонажам истории. Мне это все определенно не нравилось.
Зато мне определенно нравилась машина моей сестры, мне нравилась ее манера одеваться, мне нравилась ее сумочка. Я не секунды не сомневалась, что в Сакраменто у нее есть крутые апартаменты. Так вот их я тоже хотела. А вот по поводу ее мамы я не могла сказать ничего определенного. Как девушка, которая с самого детства получает все, что пожелает, ее способность судить здраво о некоторых вещах ставилась под сомнение. Возможно, она считала себя не алчной, или была готова отдать чемодан своих вещей на благотворительность. При этом она была спокойна - ведь дома у нее все шкафы набиты шмотками, а кредитка не знает лимита. Да, она умела казаться доброй, милой и приветливой. Но так ли сложно было оставаться такой, если она всю жизнь жила в безмятежной сказке?
Не смотря на то, что отец и бабушка проявляли свою привязанность открыто у меня с этим все-равно были сложности. Я не могла вопить от радости, выражать свой восторг целым спектром эмоций? если мне не нужно было лицемерить. Это не значило, что у меня не было переживаний. Просто я долгое время ограждалась от внимания взрослых и умею держать все свои впечатления при себе. Поэтому в этом плане не стала бы путать сдержанность со скупостью эмоций.
- Это нормально, все люди разные. - даже не знаю кого я больше успокаиваю: Бриони, или себя. Сестра-то уже смирилась и приняла маму такой, какая она есть, а мне сегодня с ней знакомиться. Незаметно постукиваю пяткой по резиновому коврику. И слежу за дворниками. Их стабильность успокаивает, правда, вряд ли такую погоду можно расценивать хорошим знаком.
- Так моя сестра мегамозг? - слово сестра так непривычно звучало из моих уст, что я говорила его медленно, как будто пробовала на вкус. Не могу сказать, что я мечтала о других детях моего отца, с которыми мы могли бы коротать семейные вечера вместе. Для этого мне хватало моих друзей и негативного опыта с их младшими сестрами. Если быть точнее - одной сестрой. В этом случае сравнивать было глупо, вряд ли в голову Бриони вообще могла прийти мысль рыться в моей сумочке.
Интересно было послушать каким было детство Бри. И даже не от того, что я неизбежно сравнивала его со своим, отмечая чья жизнь была лучше по разным критериями отбора. Я не хотела быть на ее месте хотя бы потому, что ее восприятие мира было слегка искажено. Мне казалось, что я со своим жизненным опытом более прозорлива. Более приспособлена к обычной жизни. Даже если на самом деле это было вовсе не так. Конечно, у меня были некоторые сложности в общении с отдельными индивидами, но белой вороной я себя не чувствовала. - О дааа, колледж меняет все. - у меня первое время были сложности с адаптацией в новом социуме и городе, но Лос Анджелес себя полностью оправдал. Конечно, я не любила когда при мне плачут, или страдают. Вот только сейчас, когда я летела на встречу со смертельно больной мамой, которой осталось жить не так долго, я была бы рада всему, что заменит неловкую тишину. Тишину, которая повиснет мертвым грузом, когда из моей головы улетучатся все заранее приготовленные фразы. Я столько раз представляла эту встречу, что одна только попытка придумать что сказать заранее выплеснет на болеющую женщину всю мою обиду. А я не была уверенна, что это - именно то, что ей нужно в последние дни жизни. Я не хотела так поступать со своей биологической матерью, все имеют право на покаяние и мысли, что их конец хоть в какой-то степени счастливый.
- Должно быть, хорошее самообладание... - сначала я хотела сказать нечто вроде "Вот и славно", но в последний момент адаптировала свои слова под ситуацию. Подумайте сами. У моей сестры мать, с которой она жила всю жизнь, при смерти, а она вместо того, чтобы сидеть у ее кровати и надеяться на то, что свершиться чудо приехала за мной в Сакраменто, да еще и нашла время познакомиться с отцом. Информативный рассказ про маму продолжался. Приятно было знать, что хотя бы она добивалась всего, что имеет в жизни сама. Потому что окажись она избалованной наследницей, которая решила некоторое время поиграть в реальную жизнь с моим папой мне сложно было бы делать вид, что она мне нравится. Не любила я таких дамочек. Им все доставалось слишком легко.
- Ты была на Багамах? - конечно, я слышала по какому поводу она там была, но сомневаюсь, что Бриони хотела бы углубляться в дебри своих депрессивных воспоминаний и отвечать на мои любопытные вопросы. Поэтому я увела тему разговора в это русло.  - Вау! Я вообще из Америки не уезжала. Только однажды летала на Гавайи к тете моей приятельницы. Это было очень круто, на островах такая атмосфера. - безмятежность, все вокруг улыбаются, серфят, не строят планов дальше вечерней вечеринки и не беспокоятся ни о чем. Не удивительно, что именно там мой бывший муж решил, что он в меня влюбился. Я пришла к этому гораздо позже.
Когда на горизонте показалась табличка, указывающая на аэропорт я потянулась к сумочке. Телефон всегда лежал в боковом кармане, поэтому я достала его почти сразу. Пропущенных звонков не было, только смска от отца с просьбой написать ему из Атланты. Судя по всему он понимал, что мне хотелось поболтать с сестрой, поэтому не стал звонить. Автомобиль остановился и гул мотора затих.
- Надеюсь, что все пройдет гладко. Мы, кстати, немного раньше приехали. - теперь оставалось переварить все, что Бриони сказала про маму и узнать куда именно идти на регистрацию. Не хотелось бы, что б на своей последней встрече с мамой услышать как я ее разочаровала и что она не жалеет, что выбрала мою сестру. Хотя именно этого я сейчас и боялась. Я перевела телефон в авиа режим и убрала его обратно в сумочку. Сумка с вещами у меня была не большая, поэтому я не собралась сдавать ее в багажное отделение. Она могла поместиться в отсеке для ручной клади над нашими местами. Я улыбнулась, отвечая этим на негласный вопрос "как ты отнеслась к услышанному?", и продолжила не менее оптимистическим тоном.
- Ну что пойдем? Отсюда есть проход сразу в аэропорт, или придется по улице идти? - зонтика у меня с собой не было, а мне не хотелось примерять на себя роль мокрой курицы. Думаю, что моя сестра хотела этого еще меньше, потому что ее идеально прямые волосы, пользуясь влажностью воздуха, устроили забастовку. Мне было интересно почему ей так нравится бороться с природой, но сейчас было не лучшее время об этом говорить. Бриони же не умирает, у нас с ней найдется на это время. Много времени.
Аэропорт был, как обычно, наполнен людьми. Это здание не оставалось пустым даже ночью. Всегда были встречающие, провожающие, или люди, которые собирались путешествовать экономя свое время. В какой-то степени самолет был машиной времени. Вместо того, чтобы потратить пол дня на поездку на автомобиле можно было пролететь то же расстояние за час. Я отдавала предпочтение автомобилям, но сейчас это было не важно. Статистика говорила, что от автомобильных аварий погибает гораздо больше людей, чем от падений самолетов, но это не мешало мне боятся террористов и воздушных ям. Гипотетически. Когда мы наконец-то получили посадочные талоны и наклонилась к сестре, чтобы убедиться, что мы сидим рядом.
- У тебя место возле окна. - этот приговор выносила буква "a", которая категорично начинала отсчет. Мне всегда было интересно почему алфавит стоит именно в таком порядке. Почему кто-то однажды решил, что именно "а" должна быть первой. Иначе я бы сидела около окна. Я не пыталась скрыть печали в своем голосе, потому что я любила выглядывать в иллюминатор, но и парится по этому поводу не собиралась - Надеюсь, что на "с" будет сидеть какой-то красавчик. Куда тут дальше идти? - в аэропорту я была не впервые, но это не значило, что я знаю его как свои пять пальцев. Я ведь не каждый день летала по Америке. Бриони явно ориентировалась в нем лучше меня. - Кстати, нам долго лететь? - халявная выпивка в самолетах делала расставания с землей менее болезненными. Потому что всегда можно было повторить, за это не нужно было доплачивать. Немного расслабившись я любила смотреть вид сверху, который был как изображения в google maps. И сегодня был первый раз, когда с местом около окна мне по-умолчанию не повезло. Я аккуратно зашла на эскалатор, который вел нас в недра аэропорта в зону ожидания и шоппинга, который не облагается налогами. Мне почему-то казалось, что моя сестра не будет просто сидеть и ждать самолет, а вместо этого обновит себе косметику, или купит что-то в качестве презента. Будь я на ее месте я бы поступила точно так же, а мне остается только составить ей компанию.

Отредактировано Britney M. Jones (2014-10-01 13:35:29)

+1

13

R o c   M e   O u t
- Так моя сестра мегамозг? - я открыла рот, чтобы ответить, но затем замолчала, чуть улыбнувшись. Я часто слышала эту фразу в свою сторону, но никто не произносил слово "сестра". Думаю, Брит было так же непривычно, как и мне, судя по выражению лица. Мы оба смаковали слово пару секунд, пока я всегда не ответила:
- Считай, что так, - отвернувшись от сестры, я выглянула в окно, устало подумав о том, что поездка получится довольно долгая. Чем ближе мы были к аэропорту, тем сложнее я могла представить реакцию своей мамы на Брит. Точнее, нашей мамы. Господи, об этом до сих пор было трудно говорить, хотя уже прошло несколько месяцев, как мы были знакомы. Казалось странным больше не произносить слово "мой", ибо некоторые вещи стали общими. Не совсем уверена, что точно чувствую на этот счет, но непривычка дает о себе знать легким растерянным раздражением.
- Не самообладание. Просто она более трезво смотрит на вещи, не поддаваясь эмоциям, - я немного сочувствующие поджала губы, потому что мне показалось, будто среди разговора я стараюсь оправдать маму. Я не хотела, чтобы Брит воспринимала ее плохо и думала о ней такого, чего на самом деле нет. Я не могла изменить в своей памяти события детства, не в моих силах было сделать маму более чувствительной. Но я хотела, чтобы сестра воспринимала ее целостно такой, какая она есть - и никак иначе. Чтобы она любила ее за вещи, за которые, пожалуй, обычно не ценят человека. Для меня мисс Осборн была воплощение стойкости духа, успеха и уверенности в себе. С нее берут пример многие мои подруги, которые в будущем хотят стать истинными бизнеследи.
- Я была не только на Багамах. В последние года я путешествовала с подругой по многим странам, - улыбнулась я, но не стала углубляться в детали, решив отложить этот разговор на потом. - Надо будет и нам куда-то выбраться, - добавила я, паркуя аккуратно машину. Мой взгляд быстро пробежался по движениям Брит, которая достала из кармана свой телефон. Я не стала спрашивать, кто написал, делая вид, что мне не интересно. Просто я не хотела переступать пока что черту личного пространства, пока Брит полностью не поняла, что именно приобретает новое в жизни. - Да, я тоже надеюсь, - отозвалась я эхом, расслабляясь на сиденье. Я достала из бардачка документы, кидая быстрые взгляды на сестру, пока сама искала билеты, паспорт и отложенные на поездку деньги.
- Э-э-э, да, - рассеяно ответила я, перебирая документы, некоторые отлаживая в машину, чтобы не потерять. - В смысле, здесь есть вход в аэропорт, не нужно идти на улицу, - я спрятала все лишнее обратно в бардачок, перекладывая паспорт и билеты себе в сумку. - Так, да, все, пойдем, - я улыбнулась сестре, открывая дверь и выходя наружу. В помещении было относительно тихо, эхо наших шагов раздавалось повсюду. На наш этаж заехало еще две машины, которые двигались вдоль проходов дальше, чем припарковались мы. Подойдя к багажнику, я достала наши сумки, захлопывая дверцу и ставя автомобиль на сигнализацию. Думаю, это и была точка отправления в место, которого я еще не знала.
Пока мы дошли до самого зала ожидания прошло не меньше пятнадцати минут: очередь на написание заявления о парковочном месте была длинная, что, впрочем, не удивительно. Я была рада, что мы приехали намного раньше, рассчитав правильно время. Я не любила опаздывать, спешить, переживать, что кто-то меня ждет - пунктуальность и только она.
От мыслей меня резко отвлек голос сестры. Я только сейчас поняла, что смотрю в одну точку, двигаясь по залу, задумчиво покусывая нижнюю губу. Я повернула голову в сторону Брит, чуть нахмурившись.
- Я тоже люблю возле окна, на обратном пути поменяемся, - улыбнулась я, заправляя прядь волос за ухо и поправляя сумку, которая тяжелым грузом висела у меня не плече. - Ну, довольно долго, на самом деле. Будем поздно вечером, часов в 9, но так как мама в частной поликлинике, мы сможем успеть к ней сегодня, - ответила я, продолжая шагать возле Брит. Мне нравилось, когда между нами все получалось так просто. Идти, говорить о чем-то нейтральном, спокойном. Чувствовать себя в окружении, о котором давно мечтал. У нас могли сложится совершенно иные отношения, но я была рада, что все получилось именно так. Дистанция между нами понемногу сокращалась, окрашивая отношения в более яркие тона. По-моему, это довольно таки хороший старт для нас обоих.
- Так, мы можем посидеть, а можем пройтись. Обычно я просто читаю в зале ожидания, но может ты хочешь заняться чем-то еще? - спросила я, пока мы медленно двигались на эскалаторе вглубь аэропорта. Я видела, как некоторые люди оборачивались на нас, перешептываясь и улыбаясь. Всех забавляло, что мы близняшки, хотя, признаюсь, я тоже отношу себя к этому числу. Но мы не выглядим полностью идентичными, одетыми в одинаковую одежду, накрашенные под манер и так далее. Индивидуальность каждой просачивалась даже сквозь взгляд, что безусловно завораживало.
Я снова посмотрела на сестру, словно давая себе повод еще раз убедиться в том, насколько мы похожи. Однажды будет время, когда я привыкну к тому, что она рядом. Просто думать об этом было легче, чем представлять, но я не собиралась жаловаться.

+1

14

Не знаешь, что внутри.

Было приятно узнать, что Бриони не относится к той части молодежи, верх интересов которых - делать утиные фоточки и постить их в инстаграм. Особенно в то время, когда ее финансовое положение позволяло ей без особой мороки получать желаемое и просто наслаждаться жизнью от выхода новой коллекции до выхода новой коллекции, перебирая поклонников и беспокоиться разве что о том, чтобы успевать сделать маникюр вовремя. Эту картинку тут же вытеснила из моей головы другая Бриони. Та самая, которая сейчас уверенно вела авто, пока мы были в пути. Не стану скрывать, что мне симпатизировали люди, которые знают чего хотят от жизни и уверенно идут к своей цели. Я не могла себя представить сидящей дома домохозяйкой, даже если мой муж будет какать золотом. Просто потому, что в таком случая я перестану быть собой. Мне нужно быть актуальной, общаться с интересными людьми, тусить и постоянно двигаться вперед. И если брак этому мешает, то зачем нужен такой брак? И такой образ я бессознательно проецировала на свою сестру, даже не смотря на то, что понимала это и старалась так не поступать. Но даже наша идентичность была бы мне более приятна, чем если бы моя сестра слушала Бибера и была типичной девушкой, которая тащиться от всего, что показывают по ящику. Поэтому подтверждение ее слов про тягу к знаниям не могло не разбудить во мне какую-то симпатию. Я не могла сказать, что она сильно зазнается, но лучше уж быть заучкой и превратиться в нормальную девушку, чем не иметь внутри даже собственного мнения про окружающий тебя мир, но вертеть в руках сумочку из последней коллекции Gucci. Так что это было однозначным плюсом. И мне приходилось себя сдерживать.
Ну, знаете, когда перед вами интересный человек, которого вы совсем не знаете, но понимаете, что вам еще предстоит общаться и при этом вы стараетесь сдерживать свои симпатии, чтобы не придумать внутри своей головы какой-то фантастический, далекий от реальности образ, который рухнет вам на голову, стоит только расслабиться и начать получать удовольствие от жизни. Ко всему этому добавлялась двуличность мира, к которому с детства принадлежала Бри, к которой я уже приноровилась и была готова к тому, что любой из моих знакомых может нанести удар в спину, стоит только на горизонте появиться какой-то более интересной кандидатуре. Я уже даже умела отпускать такие ситуации, а иногда и догадываться о них заранее. Главным всегда оставался вопрос чего именно хочет добиться человек. Почему он так поступает? Какое желание движет им? Чем он оправдывает свои любые поступки? Наверное сейчас меня больше всего волновал этот самый вопрос. Чего же ты хочешь, Бриони? Зачем тебе это все? Боишься остаться одна после смерти матери, или хочешь найти настоящую семью в дополнение ко всему маминому капиталу?
Я всегда очень быстро переключалась от приятных душевных моментов к точному просчету. Поверьте, приятное послевкусие таких моментов от этого не страдало. Оно, скорее, только мешало делать практичные выводы. Потому что не смотря ни на то, что в глубине души в искренность всегда хотелось верить. Правда в жизни ее всегда оказывалось слишком мало. Это как партия в шахматы, только у каждой фигуры свои собственные правила и она ни за что не разглашает их до начала игры, а по ходу игры они могут меняться. Но это не значит, что меняются сами люди. И так ведь гораздо интереснее, правда?
Вся эта рутина с регистрацией пролетела почти незаметно. Сумку, не смотря на ее небольшой размер, я решила сдать в багаж, чтобы не носиться с ней по аэропорту. Путешествия - это хобби богатых и беззаботных. Любой человек без особой цели в жизни, ради которой он готов многим жертвовать, мечтает увидеть мир. Я бы тоже не отказалась быть путешественницей, но не вижу смысла лишний раз подвергать себя опасности, ползая по каким-то экзотическим джунглям. Зачем? Можно просто сходить в спа салон и слетать посерфить на Гавайи. Эти острова оставили в моем сознании незабываемые впечатления. Еще я бы максимум посмотрела Европу и исколесила бы Америку на какой-то крутой тачке. Вот только моя малышка была разбита, а время для такого занятия найти не так уж просто. Особенно когда ты совмещаешь работу и учебу. Но выносить весь этот массив информации на Бриони я не видела смысла.
- Да, как-то обязательно выберемся. - с одной стороны это было бы интересно, но не думаю, что я смогла бы оплатить себе отель, к которым привыкла моя сестра. Все мои путешествия и поездки в основном происходили в компании друзей, где за меня платил мой парень. Так было принято. Вот только я не была уверенна смогла бы я жить в номерах, которые были бы оплачены моей сестрой, с маминой кредитки. Эта борьба пофигизма с гордостью была чем-то вечным, поэтому я и ограничилась нейтральной фразой, после которой могло быть продолжение, а могло его и не быть вовсе. Да и голова сейчас была забита предстоящей встречей с матерью.
- На обратном пути мне повезет, я уверенна! - в общем-то суть удачи в чартерных рейсах - это чей паспорт первым попадет в руки человеку, который раздает билеты. Насколько я понимала это работало именно так. Нас было двое, так что шансы 50 на 50. В принципе, это сейчас не так важно. Бриони все-равно больше везет, даже в мелочах.
- Чудно, а где мы остановимся? - я спрашивала без любопытства, словно напрашивалась на приглашение. Сложно даже было представить, что у Бриони и мамы нет сказочного особняка, в котором мы скорее всего и будем ночевать, хотя она ни словом про это не обмолвилась. Пока что. Поэтому этот вопрос был как нельзя кстати.
Меня удивило, что имея такие деньги Бри не окуналась с головой в шоппинг терапию при первой же возможности, ну а может все дело было в привычке не замечать цен - ведь какая разница dutyfree, или нет, если денег регулярный безлимит.
- Давай присядем тогда. Мне тоже ничего в этих магазинчиках не нужно. - я бы с удовольствием выпила чего покрепче в баре, но напиваться перед важной встречей не собиралась. И перед сестрой выглядеть алкоголичкой тоже не особо хотелось. Поэтому я просто опустилась на кресла как только мы нашли нужные врата и посмотрела на часы, которые отображались на табло, чтобы проверить сколько еще у нас есть времени. Вместо того, чтобы смотреть по сторонам я вроде как продолжила предыдущую тему - А что ты читаешь сейчас? - по качеству литературы, которой интересуется человек, можно было многое о нем сказать. Лично я в свободное время любила полистать фешн блоги, или журналы про бизнес, политику и экономику. Литература, которая читалась для общего развития, вроде классиков была снесена в категорию фантазий давно забытых предков и никакой пользы я в ней не видела. У меня были некоторые слабости вроде любопытства к трендово-попсовым книгам, но каждый раз когда экземпляр из данной категории попадал ко мне в руки ничего кроме разочарования я не испытывала.
Когда мы оказались в самолете я еще раз проверила телефон и закинула свою сумочку в полку для багажа. Книг я с собой не брала, но на читалке было несколько интересных статей, которыми в общем-то можно было убить время. Сейчас меня больше беспокоило другое. Не то что б я боялась летать, но зависшие в воздузе несколько тонн железа доверия у меня не вызывали, поэтому я предпочитала пользоваться тем, что стюардессы не спрашивают айди и заказывать себе вино, пиво, или виски, когда нахожусь в воздухе. Так вот сейчас этого делать было нельзя и я была заметно напряжена.
- Есть жвачка, или какая-нибудь конфета? - у меня были мятные леденцы на всякий случай, но лезть ради этого в сумочку откровенно не хотелось. Только вот терпеть заложенные ушки во время взлета не хотелось еще больше, поэтому я на всякий случай переспросила у сестры. Я уже успела заприметить экран, который был закреплен на спинке стоящего впереди сидения, что могло превратить этот перелет в кинотеатр, музыкальный канал, или какую-нибудь игру вроде морского боя, в которую можно сыграть и вдвоем. Только вот нам с Бриони будет не очень интересно это делать сидя на соседних креслах. Да и все-равно до взлета это все не работало. Стюардесса начала проводить инструктаж на случай аварии, а я выразительно зевнула и невзначай кинула сестре раздраженную фразу - Как будто что-то из этого поможет при падении. - я не так уж много раз и летала на самолете, но мне эта ерунда с безопасностью уже надоела. Тут или повезло, или уже ничего не спасет. И сегодня я надеялась на первое.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » две половинки одного целого.