Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Down Another Day


Down Another Day

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

Участники: Sophie Briol & Tyler Murphy & эпизодически Isabella Murphy
Место: Сакраменто, больница, улицы, квартира Тайлера
Время: 29 июля - 20 августа 2014 года

Если бы мне хотя бы кусочек памяти. Частичку себя прошлой - я бы однозначно смогла не быть обузой. Если бы мне хотя бы намек на то, какой я была раньше. Частичку себя настоящей - ты бы обязательно уже избавился от меня.
Но я ничего не помню. Даже тебя не помню, чувствую, что мое место не здесь, вот только где же оно? Помоги мне. Помоги, помоги, помоги найти ответы.

Limp Bizkit – Down Another Day

Отредактировано Sophie Briol (2014-09-19 01:05:24)

0

2

Ломится в закрытые двери - это ее кредо. Выбивать их, по хозяйски заходить в скрытую от нее комнату и оставаться в ней до тех пор, пока хозяин в состоянии терпеть. Что уж тут скажешь - для некоторых наглость и правда второе счастье. Или все же первое?
Бриоль вынырнула из машины первой. Во-первых ей хотелось покурить, а во-вторых - подумать. Думать было действительно много о чем. Можно было начать с того, что совсем недавно она трахнулась с малолеткой, и если Лола действительно стерва, которой ее считают, то вполне может подать в суд за развращение, но нет, эти мысли в сторону. Уже несколько дней ее волнует другое, точнее - другой. Тайлер, который закрыл ее собой от осколков. Тайлер, которого она любила. Тайлер, который зачем-то опять возник в ее жизни. Мать его, Тайлер, который был слишком хорош для нее. Она гнала прочь мысли о нем, но почему-то сегодня это было сложнее, чем обычно. Потому, набрав в четыре часа смс: "Нам нужно встретиться.", Бриоль мучилась сомнениями - правильно ли поступила. И тогда, что не нашла его раньше, и сейчас, что вот так беззастенчиво вновь вваливается в его жизнь. Хотя, если подумать откровенно - угрызения совести ее мало тревожили, а потому девушка делала исключительно то, что сама считала нужным.
Задумавшись о том, что стоило бы сразу отправить время и место, открыла окно сообщений и начала набирать текст, когда послышался писк тормозов...
через несколько часов
В больницу Бриоль доставил сам водитель, который ее собственно и сбил. Мужчина сам пребывал в шоке, но не растерялся, что и спасло жизнь француженке. Внутреннее кровотечение остановили быстро, но из-за большой потери крови Софи так и не решилась очнуться, а после операции впала в кому. Кто она и откуда было неизвестно, при себе нашли только телефон, открытый на наборе сообщения. Медсестра, которая оформляла поступившую к ним девушку, решила позвонить именно на номер того, кому и была адресована смс. Впрочем, позвонив, наткнулась на автоответчик. Сообщив о том, что в больницу поступила высокая красивая брюнетка с таким-то номером телефона, медсестра попросила приехать и помочь с опознанием личности девушки. Конечно же, и о том, что пострадавшая впала в кому рассказать не забыла.
6 августа
Самое плохое, что могло быть утром - незакрытые шторы на солнечной стороне. Свет прям выедает твои глаза, мешая не только спать, но и вообще существовать в этом мире. И вот когда ты все же открываешь глаза, оказывается, самое плохое еще ожидает тебя впереди. Ты в больнице. Да, это понимаешь с первого взгляда на белые жалюзи, на белые стены, на белое постельное, на белый стульчик у кровати. И кажется, что это не солнце мешало тебе, а вся эта белизна. Но и это не конец новостей - чем дальше в лес, тем больше потерялись. В палату заходит медсестра и говорит: - доброе утро. - Она рассказывает о том, как ты попала сюда и потом говорит тебе: - но ты не волнуйся, все будет хорошо, Софи... - а ты понимаешь, что не знаешь кто такая Софи. Точнее, ты не знаешь, кто такая ты. Какая-то там Софи - она вполне реальна, в отличие от тебя. Потому что человек без памяти - это уже не человек, это нечто странное и совершенно ничтожное. И именно вот таким ущербным недочеловеком просыпаешься этим солнечным утром ты. И только этим солнечным утром ты понимаешь, какая все-таки жизнь порой отстойная штука.

Отредактировано Sophie Briol (2014-07-19 03:24:16)

+2

3

вв

   Никогда не был поклонником утра. Даже более того: я из тех людей, для которых утро добрым быть не может в принципе. Особенно когда оно начинается с мигающего огонька автоответчика. Нажимаю кнопку и направляюсь на кухню, потому что я - не я, если не выпью с утра кофе. Вот только залить содержимое чашки водой мне так и не удается. Я замираю в нелепой позе, с чайником в руках и хмурюсь, потому что дама из автоответчика несет какую-то чушь. Авария, девушка, Софи, ничего не помнит, нужны близкие.
   Возвращаюсь к телефону и еще раз прокручиваю запись, на этот раз обращая внимание еще и на адрес больницы. Самая, пожалуй, поражающая мысль: стоит ли мне ехать? Эта мысль, как ведро холодной воды на голову. Так же внезапно и неприятно. И поражающе. Словно это самое ведро на тебя вылили посреди пустыни, где ни людей, ни воды, ни, тем более, ведер. Стоит ли мне ехать? Звонили посреди ночи, может я уже не нужен? Хотя, я зря себя обманываю. Сомневался я совсем не потому, что звонок был сделан давно. Стоит ли мне ехать? Стоит ли мне идти на поводу у, наверное, судьбы, которая раз за разом сталкивает нас, как бы далеко мы не старались держаться друг от друга. Только теперь, находясь в таких глубоких сомнениях, замечаю смс-ки, и мрачнею еще сильнее. Это какая-то изощренная форма пытки? Зачем она вздумала встречаться на меня? Сам не понимаю, из-за чего злюсь. Знаю только навязчивый, раздражающий объект - Софи. Эта дурацкая Софи, которая появилась в моей жизни, словно гром среди ясного неба. Такая близкая, но в то же время совершенно недоступная, не идущая на контакт, молчаливая. Делающая шаг назад, когда хватило бы даже половины вперед. Я сам не лучше, но все-таки злюсь. Вообще из-за всей этой ситуации, а получается, что как будто на Бриоль.
 
   Больницы я не люблю тоже. И день официально не задался, потому что уже с самого утра я в больнице. Некоторое время жду в приемной, затем приходит молодая девушка в белом халате, говорит, что проводит меня до палаты. Мы разговариваем, я иду по коридору рядом с ней, и не понимаю, что тут делаю. Зачем я пришел? Сбила машина, потеряла помощь, ваш номер последний в списке, нужны знакомые, нужно забрать её. Последняя новость - самая мерзкая. Удивленно вскидываю брови и понимаю, что медсестра активно намекает мне: девушка в порядке, просто ничего не помнит, мы не можем долго держать её тут. Проклятье...
   Я могу думать о том, какой я несчастный, только до того момента, как захожу в палату. На койке лежит Софи, такая же как обычно, совершенно не поменялась, а небольшая ссадина на скуле не уродует, а даже как будто ей идет. Я зависаю на пороге, всё еще отчаянно желая съебаться отсюда, но не имея возможности пошевелиться. На неё светит солнце, волосы блестящими волнами спадают на плечи, взгляд не испуганный и не враждебный, наоборот заинтересованный, любопытный, а самое главное... во взгляде ни тени узнавания. И вот я стою и пялюсь на неё, как баран на новые ворота. Может даже рот приоткрыл, не знаю. Не помню.
   - Это точно она, да? Софи, вы не узнаете этого молодого человека? - медсестра прерывает мои любования, и мне приходится тряхнуть головой, чтобы выйти из оцепенения. Теперь я глупо улыбаюсь и решаюсь подойти ближе к койке. Она и правда меня не помнит. Вотж блин. - Да, точно она. Привет, Софи, - сипло здороваюсь я. - Вы хорошо знакомы? Сможете отвезти её домой? К сожалению, больница переполнена, и, если вы можете её забрать, это будет просто замечательно. - Ну, вообще-то я... - Я сейчас приду, - и она смывается до того, как я успеваю что-то сказать. - Как ты себя чувствуешь...?

+1

4

Three Days Grace – I Hate Everything About You
Какое странное имя. Софи - звучит не мягко, как должно быть, но грубо, царапает сознание, будто предупреждает - выбери себе другое имя, создай новую жизнь, но никогда. Никогда не возвращайся к какой-то там Софи. Которую ты, кстати, совершенно не знаешь. И как теперь тебе быть той, которую все знают и помнят, если ты и сама не знаешь, как это быть тобой?
Потому на все вопросы ты лишь пожимаешь плечами и жаждешь тишины. Ты не хочешь и знать ни о какой Софи, а они уже обещают, что сегодня заедет тот парень, которого она, точнее ты, должна знать. Ну, как тебе утречко чудесного шестого августа? Еще не устала от новостей?
Медсестра бегает вокруг, переживает, какая худая и молодая. Она подумала, что тебе не больше двадцати четырех -двадцати пяти, как ее дочери, а потому решила взять на себя опеку над потеряшкой. Ей было приятно думать, что однажды, если вдруг понадобится помощь ее дочери, найдется кто-нибудь столь же добрый. Даже такие светлые порывы говорят о какой-то отдачи. Неужели все в этом мире делают что-то лишь из-за того, что надеяться в будущем приобрести нечто для себя? Неужели и я такая же?
Именно за этими размышлениями тебя и застает Он. Это больше не какой-то эфемерный парень, который заедет. Теперь он стоит перед тобой и кажется таким же удивленным, как и ты сама. Может, он думал, что над ним подшутили? Может, попадать в подобные ситуации - совершенно не твое, а вот подобные шутки в твоем духе? Я так интересна сама себе, что даже немножечко обидно, что никто не отвечает на вопросы, что никто не делится такой нужной информацией.
- Привет... - робко отвечаю, чуть наклоняя голову вбок. Совсем, как любопытная птичка, которой так никто и не рассказал, почему все так странно на нее палятся, а потому решила, что это совершенно нормальная реакция и решила отвечать таким же заинтересованным взглядом. - Я? - Легонько пожимает плечиками, словно в надежде расправить крылья и улететь от вопросов, которые уже порядком надоели. - Последние шесть дней я лежала к коме и совершенно ничего не помню обо всех годах, которые были раньше. Кстати, ты не знаешь, сколько их было? - Абсолютно не нужная информация, которая еще на шаг приблизит потерявшегося котенка к той странной и незнакомой Софи.
Только жесты остались неизменны - они еще выдают в ней ту самую безумную девицу... но глаза, голос, даже выражение лица стали совершенно иными, приобретя некую детскость и наивность. Незнакомец, ты тоже не узнал сидящую перед тобой Софи? А, может, во время комы ее тело занял кто-то другой, а мисс Бриоь уже как шесть дней жарится на сковородке, за все свои поступки.
Наверное, эта душа не грешила, а, может, она маленького ребенка, который еще попросту не успел пожить и ему дали второй шанс?
- Прости, а как тебя зовут? Мы с тобой друг другу кем приходимся? - Чувствовать, еще не значит быть правой. Он мог оказаться братом, другом, парнем. А, может, случайным прохожим, с которым я была знакома всего пять минут. Смотря в его глаза, единственное я могла сказать с точностью - я совершенно не помню, что нас связывало, но уверена, что это не было чем-то плохим, иначе зачем ему приезжать за мной? Он же за мной?
Внезапно в палате возникла медсестра. Положила на столик телефон. Оказалось, он чудом не сломался, но разрядился быстрее, чем медсестра смогла позвонить еще кому-то. Потому единственный, кто знал хоть что-то о Софи был именно Тайлер. - Молодые люди, я понимаю, у вас много вопросов друг к другу, но давайте определимся с оплатой реабилитации Софи и вы освободите комнату. У нас еще очень много потерпевших после урагана.
На миг кажется Софи даже поняла о каком именно урагане идет речь. Она даже не вспомнила, а будто почувствовала, что от урагана ее спас именно Тай. Откуда появилось такое чувство, девушка понять не могла. Но четко, как будто увидела фотографию, поняла, что он при обвале пытался закрыть ее собой. Но это видении исчезло уже через мгновение - правда или ложь, она еще это выяснит. Сейчас главное было покинуть больницу, которая вызывала в ней некое непонятное чувство страха.

+2

5

Я ничего о тебе не знал, не знал, где ты училась и откуда родом, не знал даже, сколько тебе лет. На какой-то краткий миг я самонадеянно решил, что знаю твою душу, но, спустя какое-то время, понял, что и тут ошибался. Я не знал о тебе абсолютно ничего, ты была открытой книгой с пустыми страницами. Ты листаешь их, но ничего не узнаешь. Полагаю, там должны быть какие-то невидимые чернила, и одной Вселенной известно, как можно увидеть их. Но всё же, когда я вижу тебя такой беззащитной и растерянной, без этого твоего хищного взгляда человека, который повидал много и сделал много, и эти "много" стали частью души, я теряюсь. Я еще дальше от познания тебя, чем был вчера. Едва ли ты сама о себе что-то знаешь. Но кто же тогда лежит передо мной на кровати? Могу ли я считать, что оболочка исчезла, а осталась только чистая, первородная душа, о которой Софи сама едва ли догадывалась?
   Ты как будто язвишь, но голос совершенно спокоен, не раздражен, и это заставляет меня улыбнуться. - Да, точно. Прости, - мне не следовало задавать таких тупых вопросов. Потому что как может себя чувствовать человек, который ничего не помнит? Так, как будто начинает всё заново? Или так, как будто лишился чего-то важного, но чего именно - сам не понимает? - Нет, я не знаю. Прости. Но ты не студентка, уже как минимум три года, - ты с ходу ударяешь по самому больному. Ты всегда так делаешь. Это часть нашего с тобой общения, даже если ты - не совсем ты. Когда-нибудь я к этому привыкну. Наверное.
   - Меня зовут Тайлер, - наивно было бы предположить, что моё имя всколыхнет скрытую за пеленой память, и что-то прояснит. Поэтому я не смотрю на твою реакцию, я продолжаю рассказывать и даже не смотрю на тебя. Взгляд устремлен на машину за окном. Мне как будто очень интересно наблюдать за тем, как она стоит. Почему именно я? Почему мой номер, черт возьми? - У нас с тобой... э-э-э... история. Мы познакомились три года назад в Сан-Франциско, наше знакомство длилось недолго, в несколько месяцев назад мы случайно встретились снова. Мы не были хорошими знакомыми, - говорить правду иногда намного сложнее, чем может показаться. - Мы модель, ну или по-крайней мере связана с этим бизнессом. Он принадлежит твоему отцу, он будет в итоге твоим, но ты этому не рада и считаешь, что твоя двоюродная сестра справится лучше. У тебя нет любимого цвета, ты не любишь ограничивать себя в чем-либо. Ты стараешься не пить черный кофе, хотя тебе пригодится, потому что вставать рано для тебя - не просто. Ты пьешь зеленый чай. Раньше ты любила смотреть фильмы, но не по телевизору, а с проектором на стене. Собаки тебя не любят, - я продолжаю смотреть на улицу и даже не замечаю, как губы растягиваются в улыбке, пока я перечисляю то немногое, что я знаю о тебе. Сейчас, когда ты такая открытая и, я бы сказал, девственно чистая, мне не стыдно показать, что я запомнил каждое твоё слово, сказанное в том ресторане. Ты просто ничего не поймешь и это, пожалуй, хорошо.
   Нас  прерывает медсестра, которой не терпится выпроводить тебя. Когда женщина упоминает ураган, я ловлю твой взгляд, и читаю в нем искорку узнавания. Ураган для тебя - не пустой звук, да? И правда, такое не забывается даже если ты потерял память. - Да, ты тоже пережила ураган, у тебя на ребрах должен был остаться шрам, ты поранилась. Мы вместе были погребены под зданием, - ты не задавала вопросов, но я всё равно отвечаю.
   Тебе приносят одежду, а я выхожу, давая тебе возможность приготовиться к поездке. Едва ли не вылетаю из больницы и судорожно выкуриваю сигарету. У меня нет выбора. У меня никогда его нет. Всю жизнь я бегу от ситуаций, когда нет выбора, но, похоже, это какой-то злой рок, от которого мне не избавиться. Тебе некуда идти, а я слишком тебя люблю, чтобы просто бросить тебя, да уехать. Мне придется везти тебя к себе домой. Тебе не понравится то, что ты увидишь.

   Когда я прихожу, ты уже оделась и готова уходить, необходимые бумаги заполнены, вещей у тебя не много. Я решаю взять такси, хотя у меня не так уж много денег. Ты, наверное, не привыкла к общественному транспорту. Не буду лишать тебя твоих привычек, пусть ты и не помнишь о них.
   Моя квартира выглядит уже не так убого, как год назад. Пока я был в реабилитационном центре, отец затеял здесь ремонт, и хотя мне почти удалось тут всё засрать по-новой, здесь жили Руни и Скарлетт, сейчас уже только Скар, и она не давала мне зарасти грязью, держала квартиру под своим чутким контролем. Совсем молодая девушка, младше моей сестры... Удивительно. - У меня не очень большая квартира, и я делю её с одной девушкой... Но у тебя будет своя комната. Ты не голодна? Прости, это не хоромы, конечно... - слишком много "прости" на квадратный сантиметр моей речи.

+1

6

Замолчи, замолчи, замолчи! Чем больше ты говоришь, тем сильнее мне хочется запихнуть в твой рот кляп, чтобы не знать этих подробностей о каком-то чужом человеке. С первых предложений она начала меня пугать. Знаешь, мне не хочется быть той, которую ты знал. Мимолетно, совсем немного, отрывками. Я не хочу, чтобы из меня, которая живет сейчас, ты по осколкам собрал ту, которую знал. Которую помнишь и ради которой приехал. Скажи, если вы не были близки, зачем ты здесь? Зачем приехал ко мне? Зачем сморишь куда угодно, только не на меня, а если и глядишь на меня, то взгляд такой... щенячий. Ты не договариваешь? Но, думаю, это к лучшему. Я хочу начать заново, и узнать тебя и быть узнанной. Давай начнем общение с нуля. "Привет, меня зовут Софи и ты единственный человек, который рад мне на этой планете."
Он уходит, а мне приносят платье... точнее то, что от него осталось. Медсестра смотрит на это порванное заляпанное кровью безобразие и кидает его в урну, а уже через пару минут приносит другую одежду - легкий сарафан. Босоножки на удивление остались целыми, массивные черные на платформе они не подходили к легкому сарафану, но почему-то придавали образу какой-то пикантности. Софи Бриоль бы такое понравилось, а вот новой Софии, мне, это не очень импонирует. Впрочем, выбора то особо и нет. Обещаю, что верну одежду медсестре, но та лишь как-то неопределенно махает рукой, мол: оставь себе.
Одеваясь, пальцы заденут еще совсем свежий шрам на боку. Но воспоминаний больше никаких не вернется. Он говорил правду, а если он знает об этом, значит я могу ему верить. Впрочем, у меня все равно нет другого выхода. Даже если он маньяк, он единственный, кому я нужна.
После больницы была дорога, поездка в такси лишь в очередной раз убила ее в том, что город ей знаком, но она не могли ничего, что происходило с ней на этих улицах. Будто кто-то за эти шесть дней разделил ее сознание на две части - одна часть помнит все, что она когда-либо учила, а вторая скрывает воспоминания при каких обстоятельствах это все было познано. Будто вся прошлая жизнь - это детство, которое не помнишь. Не помнишь как учился ходить, говорить, мыслить, но умеешь это делать.
И вот - квартира Тайлера. Сказать, что он жил роскошно - нет. Но и сказать, что подобное вызывало отвращение - тоже нельзя, ведь если бы Софи помнила свою жизнь, она могла бы рассказать, как было время и она жила на улице, или проводила время в квартире наркоманов, в которых не было ровным счетом ничего, кроме матраса. Я же этого не знала, но, мало того, что Тай забрали меня из больницы, так выделяют аж целую комнату! На подобное и не рассчитывать не могла. Думала, что меня отвезут домой или выделят место на диване. Не больше.
- Спасибо. - На устах появляется легкая улыбка. Он слишком мил, чтобы понять это. Чувство, будто вот здесь или в подобных условиях я и жила раньше. Слова о том, что моя мордашка засветилась в модельном бизнесе, мне какой кажется слишком уж чудесной. Ну посмотрите на меня - какая я вам модель? Да, высокая, да, тощая, но... но во мне нет и грамма красоты, которая свойственна девушкам из модельного бизнеса. Может, я у кого на подхвате. Или дизайнер? Или... нет, подобные мысли оставляю до лучших времен. - А твоя девушка не будет против, что ты привел меня? - Конечно же, первой мыслью стало что эта "одна девушка, с которой он делил квартиру" и есть его любимая. Может у нас даже в прошлом был роман, а сейчас у него другая жизнь, и ему очень неловко. Или как-то так. - Я не хочу причинять неудобств. - Глаза в пол, и так и замерла на пороге. - От чая не откажусь, но если я неуместна, то можно попытаться сегодня же разыскать где я жила до этого. Может, кто-то меня ищет... - уезжать не хотелось, но и хотелось одновременно. Некая неловкость и стеснение всей этой ситуации - вот главные причины, почему я не могу сделать ни шаг вперед, ни шаг назад.

+1

7

Когда мы поднимаемся по лестнице к моей квартире, когда ты идешь впереди меня, я недовольно цепляюсь взглядом за тонкую, лебединую шею и замечаю тот красивый контраст, который она создает рядом с темными волосами и татуировкой. А затем, когда взгляд скользит чуть ниже, я оступаюсь и еле успеваю схватиться за перила, чтобы не расквасить нос о лестницу. На лопатке отчетливо видно слово "mine", и это не татуировка, я не вижу под кожей чернил. Это весьма грубый шрам, не то, как выглядит профессиональное шрамирование. Тяжело сглатываю и отвожу глаза, потому что в очередной раз убеждаюсь: я ничего о тебе не знаю. Кто ты такая, Софи Бриоль? Кто оставил эту отметину на твоем теле? Она - как послания. А у меня всё отлично с навыком чтения.

   - Она не моя девушка. Это бывшая невеста моего хорошего друга, и ей, вроде бы, негде жить. Она сейчас беременная, так что лучше быть потише и не готовить ничего вонючего. Кстати говоря, ты куришь. Курить можно только на балконе, иначе будет ругаться. Но так, в принципе, ей пофиг. Тут раньше еще жила её подруга, так что трех человек эта квартира точно может разместить, - я протискиваюсь в квартиру, потому что Софи замерла на пороге и выглядела растерянной. Или несчастной. Не знаю. - Ты не причиняешь неудобств. Я бы не приехал, если бы это было так, - пожимаю я плечами и сразу заворачиваю в свою комнату. На самом деле, неудобства, конечно, были. Кому нравится спать на диване? Однако, зная Софи, она могла сейчас развернуться и уйти, попытаться найти другое место. Но куда она пойдет в таком состоянии? Без знаний, без вещей, в одном легком сарафанчике, в котором она, кстати говоря, сама на себя не была похожа. Но так даже лучше, он её шел и подходил к её состоянию. Не могу ничего с собой поделать, я постоянно их сравниваю, будто это не одна девушка, а две.
   Стягиваю со своей кровати простыню, а вместе с ней подушку и одеяло, несу это всё на диван. Он достаточно длинный и достаточно широкий, в нем не торчат пружины, и книги не подставлены вместо ножек, как было у меня до ремонта.
   - Вот твоя комната. Кстати говоря, она лучшая в доме. Попьем чай, а потом да, поездим по городу, вдруг ты что-нибудь узнаешь. Мне нужно позвонить, - я ставлю перед ней чайник, чашку, заварку, а сам выхожу в другую комнату. Мне нужно сделать два звонка: один Скарлетт, чтобы предупредить, она ведь платит деньги за эту квартиру, как и я. Не вежливо её не предупредить. И еще один сестре, хочу взять у неё машину на пару дней, чтобы не ездить по городу на автобусе. А вообще, наверное, надо перестать мечтать о какой-то крутой машине и купить обыкновенный подержанный автомобиль в хорошем качестве.

   Но в тот день мы так ничего и не нашли. Долго колесили по городу, сами не зная, что ищем. Никто не говорил, что будет легко.
   Я просыпаюсь, но не открываю глаза. Я взял неделю отпуска, так как неудобно было ходить на работу, и планировал отоспаться за это время, так как обычно времени для сна катастрофически не хватает. У меня ощущение, что еще очень рано, что надо бы спать, да спать, но в то же время я не знаю, отчего проснулся. Перекатываюсь на бок, совсем близко к краю дивана и открываю глаза. И первое, что вижу - два огромных, красивых глаза, смотрящих прямо на меня. Сначала вижу именно глаза, а потом уже всё остальное. И это так странно и непривычно, что я дергаюсь на месте, да соскальзываю с дивана на пол, запутавшись в одеяле. Головой больно ударяюсь об пол и фыркаю: - Доброе утро.

+1

8

Мария Чайковская -- В комнате цветных пелерин
Интересно, та Софи была хорошим человеком, что он приехал и забрал меня? Интересно, та Софи была с ним дружна? Интересно, у той Софи все было так же хорошо в жизни, как кажется на первый взгляд? Только почему смотря на свои руки, на свои бедра, на свой живот и бока - на все те шрамы, что узором сплетаются по всему телу, уродуя кожу, на все те татуировки, которые пытаются спрятать шрамы, хоть как-то скрасить и прикрыть уродства, на тонкий, практически анорексичный, склад тела - поверить в счастье становится почти невозможно. Есть нечто болезненное в этом образе, словно там, внутри, зреет какое-то горе, которое мешает жить. Наверное, хорошо забыть о том, что терзало всю жизнь. Ведь сейчас, если не думать, что ты не знаешь куда податься, то все хорошо, все так, как должно быть и нет никаких тревог и страхов.
Тайлер был очень любезен, он был так добр, что хотелось расплакаться, как в детстве, прижаться к нему, как, несомненно, она прижималась к матери или отцу, и рассказать как же страшно быть потерянной. Но она не позволяла себе этого, потому что не хотела расстраивать его, не хотела расстраивать себя, не хотела казаться маленькой и глупой. Единственное, что она делала - держала себя в руках и пыталась найти хоть одну зацепку на себе, на нем, на этом городе, которая скажет ей, чем же она занималась. Но проездив весь день они так ничего и не нашли.
Врачи говорили, что память может вернуться через день, неделю, месяц, а, может, и никогда не вернется. А Софи все никак не могла понять - хочется ей или нет, чтоб память вернулась. Казалось, что и без этой маленькой детальки ее жизнь полна. Наполнена каким-то смыслом. Был ли он раньше или пришлось отдать всю жизнь, чтоб наконец-то его обрести? Никто, даже она сама не сможет ответить на этот вопрос, но оно и к лучшему.
С курением не задалось - попробовала и поняла, что эта горечь совершенно не нужна ей, потому после третьей же затяжки сигарета была выкинута в окно. Возможно когда-нибудь потом она и вернется в этому, но не сейчас. Сейчас хотелось только легкости и чистоты. Только того неописуемого чувства нужности кому-то, которым полностью и бесповоротно обеспечивал Тай. Тайлер, который не знал ее такой, какой она была теперь. Будто что-то изменилось в ней самой, и она даже не могла понять, почему так легко доверилась совершенно незнакомому человеку. Почему прониклась к нему чувством. Чувством, которому не было названия.
...
Проснуться очень рано и лежать, смотря в потолок - это мое утро. Понимание, что где-то вне этой комнаты есть еще люди, которые спят, куда-то едут, пью утренний кофе или просто дышат, кажется каким-то надуманным и совершенно нереальным. Будто в целом мире осталась лишь эта комната. Эта комната и я. И тишина окутывает меня с головой, и полумрак, и жизнь, которая дает отсрочку. Страшно и неописуемо хочется общества, но еще добрый час, если не дольше, продолжаю лежать и впитывать в себя новые ощущения. Мне нравится жить, мне нравится узнавать себя и мир заново. Мне чертовски нравится это все. Даже неизвестность, даже одиночество, даже Тайлер, который зачем-то решил позабодиться обо мне.
Но в какой-то момент этого чувства достаточно, оно переваливает за борт моего терпения и я срываюсь с кровати. Даже не собираясь одеваться, как была в длинной футболке Тая, выбежала из комнаты, замерла на пороге и пытаясь не шуметь, пробралась к его дивану. Села и начала разглядывать спящего парня. Он казался таким спокойным и оттого немножечко смешным. Казалось, что он вот-вот откроет глаза, но он спал. Столько я вот так просидела, даже не знаю, но внезапно он проснулся, вскочил и упал с дивана.
- Прости, что разбудила... - слегка пристыжено, опустила глаза. - Мне не спалось. - Просияв улыбкой, Софи приблизилась к сонному лицу Тайлера и тихонько, будто открывая великую тайну, проговорила: - Сделаешь мне кофе? Я, кажется, не умею готовить... - и рассмеялась. Мне казалось, что такое обыденное, как приготовить завтрак, сможет каждый, но за то время, пока я находилась в комнате, поняла, что даже не представляю как включается плита. Неужели я была такой избалованной девочкой? И да, я до сих пор не знаю, сколько мне лет. На вид говорят, что не более двадцати пяти, но ведь может быть и больше... что же за принцесса, эта Софи?

Отредактировано Sophie Briol (2014-08-08 13:13:32)

+2

9

Adaline – Say Goodbye (I Won't Even)

   За тобой интересно наблюдать. Твой взгляд так похож на мой, такой же настороженный и растерянный. Я никогда тебя не знал по-настоящему. Хотел, но не знал. И, наконец, мы находимся в одинаковом положении. Ты не знаешь себя точно так же, как я не знаю тебя. И когда ты слишком занята изучением самой себя, я наблюдаю за тебя. Стараюсь делать это ненавязчиво, чтобы ты не заметила. Это то, что я делаю - наблюдаю за тобой. Наши отношения построены на этом наблюдении друг за другом. И хотя времена, когда наши окна находились напротив друг друга, давным-давно прошли, я всё же чувствую разницу между тобой тогдашней и тобой сейчашней. Ты всегда была бледной, тонкой, с немного болезненным видом и холодными пальцами. Но тогда во всем твоем образе скользила дерзость и даже опасность. Сейчас ты кажется хрупкой, слабой, и я не могу понять, какой ты мне нравишься больше. Даже ловлю себя на мысли, что воспринимаю тебя как два совершенно разных человека. Софи вчерашняя и Софи сегодняшняя. Так нельзя...

   Ты смешная и милая. Этот факт с утра - как удар по голове чем-то тяжелым. Несколько минут лежу прямо на полу, широко улыбаясь и любуясь солнечными бликами, играющими в блестящих, темных волосах. Мысли спросонья ворочаются очень неохотно, и я, кажется, очень удивлен твоим присутствием в своей квартире. Выходит, всё происходящее - не сон. Потому что тот факт, что Софи находится у меня в квартире, на моей территории, среди всего, к чему я так привык - странный. Он просто не укладывается у меня в голове. Невольно задаюсь вопросом: если вчерашний день я посчитал сном, то какой же это сон? Хороший или плохой? Поднимаюсь и провожаю взглядом точеный силуэт в моей рабочей рубашке и решаю, что все-таки хороший.
   Я вытягиваю руки и выгибаю спину, потому что не чувствую себя отдохнувшим. Похоже, пришло время покупать новый диван. Неизвестно, когда к девушке вернется память, а значит, какое-то время мне всё же придется спать на диване, который мне откровенно мал.
   
   Захожу на кухню и первым делом включаю электрический чайник. Она не может сама приготовить себе кофе, и вот это действительно забавно. Интересуюсь, какое кофе она предпочитает, с сахаром ли, с молоком, со сливками, но стараюсь держаться к ней спиной, чтобы моя идиотская улыбка, не желающая сходить с лица, не вызывала никаких вопросов. Хорошо, что Скарлетт успела куда-то уйти. Я бы вел себя при ней очень скованно и смущенно. Интересно, если она не может приготовить себе кофе, как же мне оставить её одну дома, когда я начну снова ходить на работу? Одно я знал точно: ей надо есть. Если она, имея такую фигуру, будет питаться мало, мне через какое-то время придется подкладывать ей в сумочки кирпичи, чтобы, ни дай Бог, не унесло ветром мою красотку.
   Идеи в моей голове всегда возникают очень спонтанно. Прямо как сейчас. - Посиди пять минут тут, хорошо? Я сейчас приду, а потом будем завтракать. Если ты завтракаешь, - буквально вылетаю из кухни, второпях одеваюсь, умудряясь одеть футболку задом наперед. Однако даже не замечаю этого, влезаю босыми ногами в кроссовки и выхожу из квартиры.
   Я и правда уложился в пять минут. Запыхался, чувствуя себя так, словно вот-вот выплюну легкое, но все-таки успеваю. Когда снова захожу в квартиру и разуваюсь (в любое время суток, в любом состоянии я помню, что нужно разуваться, иначе Скарлетт будет ругаться), у меня в руках букет цветов. Я чрезвычайно доволен собой и мне ужасно хочется посмотреть на её реакцию. Я уверен, что Софи не относится к тому романтичному типу девушек, которые любят, когда им дарят цветы и приходят от этого в восторг. Я с удовольствием проделал бы этот "трюк" со старой Софи, но и реакция новой мне интересна. - Это тебе, - я вроде как серьезен, но вокруг глаз собрались насмешливые морщинки. - И я вспомнил, что еды толком нет. Пойдем в магазин?

+1

10

Протянуть ладони к солнцу, широко раздвинув пальцы, рассматривать тонкие узоры венок и костей, которые так хорошо просматриваются сквозь прозрачную кожу, сквозь худобу, доходящую до нереальности. Слышать, как будто из другой реальности, свистит чайник. Слышать, но не реагировать на него. Щурится, смотря против солнца на руки, будто они не твои, а ты лишь изучаешь чье-то новое тело. На свои, и в то же время чужие тебе, болезненно тонкие запястья... пытаться ощутить собою весь мир. Вобрать тепло и свет, прогоняя ночные кошмары. Научится быть столь же доброй и всепрощающей, как и жизненное тепло. Как и люди, которые когда-либо кого-то любившие. Люди, которые до сих пор любят.
Тайлер исчезает из квартиры, но ощущение того, что он рядом остается. Думать так сложно, не хочется ничего менять. Вот так бы и жить - не ища ни себя прежнюю, ни знакомых, ни семью. И пусть, да, пусть они волнуются и ищут. И пусть не найдут. Оставят их в покое в этом солнечном тихом раю совершенства. Ведь, она была уверенна, как только появится ее собственный дом, как вернутся воспоминания - все изменится. И он станет другим, и она. Возможно, события из прошлого всколыхнут нечто сейчас не важное и ненужное. Так зачем пытаться разрушить идеальный мир? Зачем искать что-то лучшее?

Пар валит столбом, Софи несколько минут смотрит на него, погрузившись в себя, забыв, что вообще существует нечто вне ее разума. Она вспоминает себя и запутывается в своих же лабиринтах памяти. Потому так сложно вырываться из этих пут, непременно стоит выдирать себя из себя же. Девушка нервно вскочит со стула, метнется к чайнику - выключит его дрожащими пальцами, так и замерев. Почему-то на миг показалось, словно весь этот мир нереален. Она продолжает лежать в коме и только солнечный свет, что пробивается сквозь незашторенное окно палаты, заставляет верить во всю эту чушь - чудесное исцеление, которое почему-то закрыло от нее все прошлое. Опирается руками о столешницу и прерывисто дышит, хватая воздух ртом как-то уж слишком нервно и истерично. Чувство обмана не давало дышать. Обман везде? Но проходит еще пара минут и страх отступает. Она вновь беззаботна. Она вновь та Софи, которая никогда не знала боли. И верит, что ее не обманут, что ее никогда раньше не обманывали.
Девушка возвращается на свое место, присаживается и начинает листать журнал, оставленный кем-то на столе. Такие перемены в настроении и мыслях ненормальны, вот только Софи не знает этого. Успокаивает себя тем, что вся проблема в ней самой, что это пройдет со временем.
Нечто знакомое мелькает в лицах девушек, которых она видит на страницах журнала, но проблема в том, что ей кажутся знакомыми не определенные, а просто все. Вряд ли она могла звать всех из этого журнала, потому захлопывает его и убирает, чтобы лишний раз не расстраиваться. Она убедила себя, что все хорошо, что именно такой жизни ей и хочется. Что если после двух недель поисков она ничего и никого не найдет, то больше не будет и пытаться. Она станет тем человеком, которым хочет ее видеть Тайлер и которым она сама хочет стать. Ничего не происходит просто так, а значит и сейчас не произойдет.

Когда Тай вернулся, Софи полностью пришла в себя. Она даже нашла в ящичках кружки и чай, даже смогла заварить и разлить по чашкам. Нет, все же она может все, что захочет, главное только верить. А то, что залила пол стола, наливая воду, это ничего - вытерла полотенцем и все готово.
- Смотри! - Указывая на шедевр своей кулинарии - чай - улыбнулась девушка, поворачиваясь к Тайлеру. Глаза расширились, наверное, раз в десять. Девушка приняла цветы и долго рассматривая букет. Наклонилась, вдыхая аромат. Она не помнит - любила цветы или нет раньше, но сейчас любила точно. Точнее, она их полюбила в этот самый миг, когда увидела. - Спасибо... - все так же рассматривая прожилки лепестков. Бриоль не знала, что с ними делать. Хотелось на них смотреть, но не могла же она вот так - весь день простоять с ними. - Нам нужна ваза и вода! - Улыбнулась, наконец-то оторвав взгляд от цветов.
Когда цветы оказались в принесенной Тайлером вазе, Софи поправила их, будто боясь, что пока они были в ее руках успели помяться. Но уже в следующую минут - прильнула к Таю, обняв его. Тепло, что источало его тело, обволокло казалось и ее саму. От чего же так непривычно? Словно она раньше никогда вот так не делала? Почему не хочется больше ничего, кроме как стоять прижавшись к нему и поглощать тепло... внутри будто поселился маленький теплый огонек, который согревал всю ее. Нет, ей не хотелось куда-то уходить. Только, чтоб он прижал ее к себе сильней. Чтоб пообещал, что вот так будет всегда. Что она не проснется завтра в пустой квартире. Что он не оставит ее одну. Навсегда одну в этом мире. - Ты очень голоден? - француженка не поднимала на него глаз, обнимала, прижавшись носиком в его шее и чувствовала его запах. Запахи имели свою атмосферу, и теперь Софи знала, что его запах - это спокойствие и радость. Вот такая простая радость, которая случается далеко не со всеми в этом мире. - Давай немного постоим так? Я не хочу никуда идти. В том мире слишком много людей. - Она знала, что они не будут всегда только вдвоем, что она совершает непонятные поступки. Знала и не могла ничего поделать с собой.
Но как только поняла, что похожа на попрошайку - нищенку, которая готова получать тепло даже у совершенно незнакомого ей человека лишь потому, что он был добр к ней - отшатнулась, неловким движение руки толкнула вазу, которая тут же упала на пол и разбилась. Слишком громко и звонко, будто разбился какой-то воздушный замок. Ее Замок.
В глазах в первый же миг появился страх. Она опустилась на мокрый пол и принялась собирать осколки... - я такая неловкая, прости... - голос дрожал и, казалось, она вот-вот расплачется. А внутри все сжималось от тоски и обиды. От того, что она все испортила. Хоть толком и не поняла, что именно испортила.

+2

11

На её лице отчетливо читается радость, и Тайлер понимает, что сделал всё правильно. И, честно говоря, для него это тоже в новинку. Никогда раньше он не просыпался так легко, даже упав с кровати. Не радовался солнцу за окном и голубому небу, всегда только проклинал утро и каждую его ненавистную секунду. И уж тем более никогда не подрывался с самого утра и не бежал, как влюбленный мальчишка за букетом цветов. Ему было ужасно стыдно, но такая Софи ему нравилась. Он даже мог признаться сам себе в том, что такую Софи он любил. И это было просто и легко, понятно, естественно, словно он всю жизнь только и занимался тем, что любил Софи. Наверное потому, что она давала себя любить. Всего за сутки он успел привязаться к ней снова, сильнее, чем прежде и почти без страха. Прежняя Софи не давала даже прикоснуться к себе. Прежняя Софи вернется, но он предпочитал не думать об этом и даже надеялся, что этого никогда не произойдет. Это как убить человека и поставить на его место другого, с которым проще. Разумеется, он будет корить себя и за эти мысли тоже, но всё это будет потом. Сейчас он смотрел на её красивое лицо, на приподнятые уголки губ и всё, чего ему хотелось, чтобы он мог делать это бесконечно. Дарить цветы, смотреть, как она улыбается, понимать, что она улыбается из-за него, и наслаждаться теплом в груди, которое рождалось от таких мыслей.
   Он не ожидал, что она его обнимет. Первые несколько секунд стоит растерянно, вскинув брови, с растопыренными руками, словно не может поверить до конца в своё счастье. А затем опускает руки её на талию, сначала робко и несмело, словно боится спугнуть, но она не отстраняется и не убегает, только прижимается сильнее, и руки Тайлера смелеют, уже совсем уверенно обнимают девушку. Он отмечает то, какая она хрупкая. Высокая, выше, чем девушки, с которыми он привык общаться, но всё же очень хрупкая и тоненькая. Ему нравится это, потому что сам он себя чувствует рядом с ней большим. - А ты? - отвечает вопросом на вопрос, потому что, если ей не хочется идти в магазин, он не пойдет и потерпит. Не в первый раз он не завтракает. И не в последний. Говорит негромко, потому что в данный конкретный момент, впервые за очень долгое время чувствует себя счастливым, и не верит в это. Осознает, как хорошо ему в этот самый момент, когда руки обнимают за шею и тонкий носик щекочет шею. И нет больше тех невероятных недель после урагана, когда он готов был биться головой о дверь, лезть на стенку и грызть плинтуса. Когда она вернулась, та же Софи, его Софи, по которой он сходил с ума уже когда-то, и сходил с ума теперь, хотя провел с ней всего пару часов в том бутике. Он не знал, где она живет, и только это останавливало от того, что не найти её. А если бы знал, даже гипс, даже отсутствие костылей не помешало бы. Её не было в справочнике, и он был благодарен этому факту, когда прошло время и помешательство ослабило свои стальные тиски. Ничего этого не было, всё прошло и всё исчезло. Ему наконец стало хорошо.

   Она разбивает вазу, а он не совсем понимает, что вызвало такую резкую перемену в её поведении. Или нет, наоборот, прекрасно понимает и холодеет внутри. Несмотря на то, что память пропала, это всё та же Софи, никто её не менял. И настоящая Софи кидается прочь от него, вырывается из объятий, даже когда её вроде бы нет. Она и правда всё портит. Она всегда это делает, не так ли? Но он не будет этого показывать. Присаживается на колени и осторожно, но настойчиво хватает девушку за запястью, наклоняется, заглядывая ей в глаза. - Эй, тшшш, ты чего? Это всего лишь ваза, не переживай так, - она, кажется, пытается продолжить собирать осколки, но он удерживает её. - Не надо. Ты порежешься. Я сейчас лучше принесу совок. Зато научишься им пользоваться, - пытается пошутить, но сердце обливается кровью, когда она такая испуганная и расстроенная. Если бы можно было перемотать время и вернуться назад, в тот момент, когда она обняла его. Больше он не думает. Разводит её руки в стороны, наклоняется, а затем целует, потому что просто не может удержаться. И еще потому, что из последних сил цепляется за то теплое, нежное чувство, которое появилось во время их объятия. Он не может это потерять. Просто не может.

+1

12

Это не просто ваза... это первая разрушенная вещь, о которой она помнит. Разрушенная из-за испуга, что она делает все неправильно, что она не должна себя вести так, пока все не вспомнит. Потому что это неприемлемо и подло по отношению ко всем - к нему, который не отталкивает, а прижимает к себе, к другим людям, которые возможно есть в ее жизни, но о которых она попросту еще не знает, к себе, растерянной и нуждающейся хоть в ком-то. Ведь, сейчас она не должна идти на поводу у страха, а думать и чувствовать. Разобраться в себе и, если она действительно хочет Тайлера, но не потому, что она больше никого не знает, а именно потому, что знает и хочет быть именно с ним. Софи должна понять, что мир не ограничивается этой квартирой, а люди - Тайлером и Скарлетт. Нет, они лишь одни из, как и это место... но в этих прикосновениях, объятиях уже живет нечто другое - обман. Она обманывается, закрывается, ограничивается и, понимая это, теряет над собой контроль.
Тайлер не понимает подобной перемены, или показывает, что не понимает. Пытается свести все в шутку, но Софи настолько досадно, что она даже не может поднять на него взгляд. Ей стыдно и за неловкость, и за разбитую вазу, и за себя. Особенно за себя. Чувствует, что в ней теплится какое-то чувство к парню, но осознать его в полной мере не может, разобраться в себе, а потому вынуждена обманывать и не может. Как бы она хотела начать все заново. Вот здесь и сейчас. Забыть о том, что все может оказаться обманом и поверить в лучшее. Поверить в них.
Тайлер в них верит - перестает говорить и пытаться отвлечь ее от глупого занятия - собирания осколков руками. Целует. Стремительно и ошеломляюще. Сбивает ее рассудок с ног, обезоруживает, и открывается перед нею. Говорит прикосновением губ к ее губам то, что возможно не смогут сказать ни одни слова. Он рассказывает ей самое потаенное о себе. Доверяет ей и доверяется. И это слишком для нее, потому что подобного ожидать ей не приходилось. Слишком быстро и стремительно. Он чувствует к ней... но к ней ли? К ней или той прежней Софи, которую он знал? Бриоль не хочет знать ответа. Только не сейчас. Потому отвечает на поцелуй, посылая все смятения ко всем чертям. Она переступает через свой страх и решает, что пусть все будет так, как получится. Жизнь ведь одна, а сейчас, ей дали еще и второй шанс. Ей подарили его.
Осколки острые, а потому неловкое движение пальцами и указательный пальчик тут же окрашивается алым. Капля срывается с пальца и падает на пол, растворяется в воде. Укол боли отрезвляет от того чувства эйфории и опьянения, которое появилось во время поцелуя. Во время того, как давно сводимые судьбою люди наконец-то решились остановится и попробовать идти рядом. Софи мягко отстраняется, в миг потеряв всю суетность, улыбается ему сквозь застилающие глаза слезы, которые срываются из глаз и тихо, одними губами шепчет: - Я порезалась. - И в этот миг она была счастлива. Пусть ей было больно, пусть страшно смотреть на кровь, но почему-то знала, что о ней позаботятся. Но она не отпускает Тайлера, мягко целует его щеку и шепчет: - мне очень страшно, ты же не позволишь мне потеряться в этом мире?
Иногда разбитая ваза - это просто ваза, а поцелуй - не более, чем поцелуй, но иногда в этих банальных вещах заключается нечто большее. Прошлые страхи, новые надежды. Иногда следует что-то разбить, чтоб собрать из осколков то, что тебе нужнее. То, что не разобьется вот так просто.

+2

13

всё кароч, пустился в окончательные сопли
Glee Cast – All of Me

   Ну конечно же, он всё понимает. Чувствует, но не хочет сосредотачиваться на мрачных мыслях, гонит их от себя, но в то же время осознает: он не может обмануть себя. Не может даже обмануть Софи, потому что человек, которым она была, не исчез навсегда, она тут, прямо перед ним, даже несмотря на то, что он смотрит на неё, но все-таки не видит. У них не может быть отношений. Никогда не могло быть. С того самого момента в Сан-Франциско, когда они стояли совсем рядом, на лестничной площадке, она, такая растерянная и испуганная, и он, с разбитыми костяшками, злой и растрепанный, как черт. Когда он развернулся и пошел вниз по лестнице, и когда она зашла в квартиру и закрыла за собой дверь. Они без слов поняли, что никогда не будут вместе. Совершенно дебильное чувство двух людей, необъяснимое и непонятное, когда тянет друг к другу, когда даже любишь, но проще перегрызть самому себе горло, чем сделать шаг навстречу. Он никогда не понимал этого. Когда-то давно даже ненавидел её за это. За то, что она умудрилась сделать из него, из простого человека, совершенно несложного и непонятного, что-то странное, кривое и корявое. Что-то, что не исполняет своих желаний. Что-то что мучается, корчится в судорогах, но остается на месте вопреки желаниям. Она была тут. Прямо перед ним. Та, которую он ненавидел настолько же сильно, насколько любил. И ничего не изменится, пусть она потеряет память хоть двадцать раз. Всё останется так же. Он может только себя обманывать. Себя. А её не получится. Но всё же пытается.

   Тайлер сам не знает, каким местом думает, когда притягивает её к себе и целует. Наверное, тем самым, которые устало от постоянного ожидания и постояннного самогрызения. Сколько лет им понадобилось для того, чтобы хотя бы просто поцеловаться? Сколько лет понадобилось, если бы Софи не потеряла память? Он бы смело поставил на вечность.
   И всё же, всё совсем не так, как должно быть. Даже ощущая мягкие, такие желанные губы, Тайлер не может отделаться от мысли, что всё это - не больше, чем один большой обман. Софи тоже чувствует это? Как же ужасно ей должно быть. И он, конечно, тоже молодец. Пользуется случаем, прекрасно знает, что при других обстоятельствах ничего бы этого не случилось, но ничего не может с собой поделать. Заслуживает он простого человеческого счастья? Хотя бы ненадолго, на какие-то несколько дней? Если готов построить его на обмане, то, наверное, не заслуживает. Но даже эти мысли не заставляют его отстраниться или перестать прижимать к себе девушку.

   Но один только взгляд на блестящие глаза Софи рассеивает все его сомнения. Никакой он не злодей, Господи Боже. Тем более никакой не растлитель. Она хочет его помощи, ей одиноко и страшно, она совсем одна, и он помогает ей, как может. Возможно, она отнеслась бы так к любому человеку, который помог бы и спас её сейчас. Так что не ясно, кто кого использует и так же не ясно, кто пользуется моментом. Тайлер улыбается и в последний раз решительно отгоняет все мрачные мысли от себя. Он не будет думать об этом. Будь, что будет.
   - Не позволю. Обещаю, - он уверен в том, что говорит, снова притягивает девушку к себе, не для поцелуя, просто так, чтобы обнять и чтобы его слова казались еще более убедительными.

+1

14

несколькими часами позже
Люди. Оглядываясь, девушка растерянно скользит взглядом по безликой человеческой массе прохожих. Глаза стремительно перемещаются от одного человека к другому, перепрыгивают в нетерпении, ищут и не находят. В пору бы уже испугаться и сделать попытку к побегу, вызвать такси и поехать по знакомому адресу, найти работника торгового центра и попросить объявить по громкой связи. Найтись. Подать знак Тайлеру, что вот она я, забери меня. Но Софи не предпринимает ничего из возможного - ждет, как и обещала.
Утреннее событие осталось в прошлом, хоть губы и помнили еще тот неловкий нелепый поцелуй, а в голове еще копошился муравейник мыслей. Бриоль не возвращалась к ним. Только пластыри на порезанных пальцах напоминали, что все происходит слишком стремительно. Так не должно быть хотя бы потому, что она не знает его и не понимает себя. Нужно нажать на тормоза, пока водоворот событий не закрутил их, пока еще есть возможность поступить правильно и честно.
Страшно? Нет, ей не было страшно. Почему-то чувство полного доверия Тайлеру было превыше панических мыслей, что ее оставили здесь как неугодную собачку в мешке. Он сказал, что никогда не оставит ее, а потому она должна была верить. В ее новом мире не существовало лжи и лицемерства - пока ей никто не мог показать, как это - быть преданной человеком, которому отдала слишком много, а он не оценил. А всех прочих, которые ломали ее ради себя, девушка попросту не помнила, и могла больше никогда вспомнить.
Что они вообще забыли в торговом центре? Ей показалось, что видит нечто знакомое, потому они зашли и принялись блуждать по залам, а дальше случилось нечто вообще неожиданное - у нее схватили сумочку и убежали. Тай кинулся в погоню, попросив никуда не уходить. Последнее, что запомнила Софи - удаляющуюся спину единственного знакомого человека в этом мире.
Теперь же она даже сама себе напоминала такого себе верного Хатико, хоть и не была уверена откуда вообще знает об этом псе. Стоять, ждать и растерянно озираться по сторонам. Именно из-за подобной растерянности к ней и подошло двое парней. - Привет красавица, случайно не нас ждешь? - Они выглядели как тысячи других таких же парней - ничем не выделялись и были ей явно не знакомы. Софи собралась в один миг став не девочкой, которая потерялась, а девушкой, которая не хочет знакомится: - Нет, точно не вас. Своего мужчину. - Говоря это, она как бы намекала, что они даже рядом не валялись с тем, кто ей так нужен. Но некоторые намеков не понимают, мало того, даже если и понимают, попросту не прислушиваются к голосу разума. Некоторые из представителей мужского пола - всего лишь самцы, которые думают, что могут брать все, что захотят. Да, и Софи как обычно не повезло нарваться именно на таких. Прохожие будто даже не замечали, как девушка ведет себя, как ей неприятно и мерзко. Никто не обращал на них внимания, а потому эти парниши продолжили свое наступление. - Что-то он опаздывает, может не такой уж он и твой? - Второй поддержал друга мерзким гогочущим смехом. - А мы здесь, может все же познакомимся, кофе выпьем? - Продолжил и сделал шаг вперед. Рука схватила ее за тонкое запястье, а в глазах светился огонек задора, будто хищник, который нашел себе жертву. Он не голоден, ему просто интересен сам процесс. Но Бриоль никогда не была жертвой, она сама была еще тем охотником, и только более сильные могли ее покорить, или сломать - у кого на что хватало ума. Потому ледяной взгляд остановился на парне, который держал ее руки и тихо, но вполне четко приказала: - Отпустил руку, забрал друга и ушел. - Это нельзя было назвать просьбой - все, начиная от смысла и заканчивая интонацией сказанной фразы показывало, что не на ту напали. Вот только у них видимо ума вообще не хватило задуматься над последствиями, потому ответом было лишь: - А что, если я скажу "нет"?

+1

15

Тайлеру казалось, что он сейчас выплюнет легкое. Такое чернеющее, сжученное и окровавленное. Прямо сюда, на чистый тротуар рядом с подстриженным газоном. И остановило его от такого своеобразного акта вандализма лишь совсем не то, что без легкого ему будет жить еще хуже. Оно просто ужасно не эстетично будет тут валяться и смущать людей.
Грабителя он, как это и ожидалось с самого начала, догнать не смог. Все-таки, он был далеко не атлет, не бегун, и курил очень много. Совсем недавно вышел из клиники, где его принудительно лечили от никотиновой зависимости, но, наверное, назло отцу через какое-то время стал курить так же много, как курил до клиники. Само собой, на качества бега этот факт влиял очень и очень сильно.

   Хуже всего - чувство стыда. Он бросился за грабителем, не задумываясь, без малейших колебаний. Он бежал очень быстро, как мог, и действительно старался, потому что ему хотелось казаться в глазах Софи героем. Но ничего не вышло, и теперь он шел по торговому центру, буквально заставляя переставлять ноги. То мерзкое чувство, когда тебе хочется замедлить ход, может быть вообще остановиться, но ты не можешь себе этого позволить, так что идешь быстро, понимая, как скоро достигнешь своей цели. Нет, конечно, Софи не будет ругать его и называть недотепой. Но даже если бы начала, он бы не обиделся. Потому что это было бы всего лишь повторением тех действий, которые он производил, пока шел к ней. Только она бы ругалась вслух, а он ругался про себя.
   Он находит её силуэт в тот момент, когда сворачивает за последний угол, но вдруг хмурится и мрачнеет. Рядом с Софи какие-то парни. И если в первое мгновение ему в голову приходит ревнивая мысль о том, что это какие-то её знакомые, то потом он приглядывается получше и видит, что она от компании явно не в восторге.

   Подходит он как раз в тот момент, когда один из парней задает вопрос. Ладонь Тайлер тяжело ложится на плечо того самого идиота, который решил, что может прикасаться к ней. - Ты не понимаешь нормального языка? Девушка не хочет с тобой общаться, неужели непонятно? - злится, но старается держать себя в руках и не горячиться лишний раз. - О, а это что, твой мужчина что ли явился? - мне не нравится, как издевательски это звучит. Но нравится слово "мужчина". Кидаю на Софи быстрый взгляд, и решаю, что сейчас ну вообще не время тешить собственное самолюбие. - Да, что ли явился, - мрачно произносит он, и теперь рука уже не на плече придурка, а на его руче, сжимает, принуждая отпустить Софи. - Да мы ничего такого! Мы просто познакомиться! Не жадничай, ладно тебе! На этот раз ничего не отвечаю, отрываю парня от Софи и отталкиваю в сторону. Собираюсь повернуться, чтобы мы могли уйти, но вдруг чужой кулак находит моё лицо. Весьма болезненно находит.
   Не собираюсь терпеть такой наглости, само собой. Замахиваюсь и ударяю придурка в ответ. Костяшки пальцев моментально отзываются болезненным жжением, но обращать на это внимание мне некогда. Дерусь я неплохо. Даже хорошо. Сказывается вспыльчивый характер, ведь еще пару лет назад я бросался на людей вот почти точно так же, если мне что-то не нравилось или казалось неправильным. Уворачиваюсь, наношу еще один удар, но упускаю из вида второго парня, который заходит сбоку и довольно ощутимо бьет в живот, выбивая из меня весь воздух.
   Это приличный, небольшой торговый центр. Само собой, нам не дадут устроить полноценную драку. Но шарики за ролики от боли и злости заходят только так. Поэтому, когда охрана хватает одного из моих противников, а я всё еще свободен, как и второй противник, я бросаюсь на него, сосредотачивая на нем всю силу и всё внимание. Удар за ударом, пока не оттащат...

+2

16

Появление Тайлера несколько успокоило, но лишь в первую минут. Казалось - вот он вернулся, и больше ничего плохого не произойдет. Парни пойдут своей дорогой, в они вдвоем - отправятся дальше ходить по центру и пытаться найти утерянные воспоминания. Но почему же в надеждах столько разочарований? Двое уходить не захотели, а только еще больше раззадорились. Софи испугалась, увидев злой блеск в их глазах. От страха слова застряли в горле, она не могли ни попросить их уйти, ни позвать охрану центра. Единственное, что смогла - отступить на шаг, как раз в тот миг, когда Тай убрал руку незнакомца с ее руки.
Внутри все сжималось от того нового чувства опасности, которое испытывает кролик, увидев удава. Словно лишенная воли, кукла, которую закрепили в определенной позе - это именно то, что чувствовала она сейчас. Часто ли в прошлой жизни ей приходилось испытывать приступы страха? Часто ли замирала не в состоянии даже ступить шаг?
Тайлер же будто обезумел. Он начал драку. Или начал не он, а лишь поддержал - все равно. Софи лишь наблюдала за происходящим, пытаясь побороть что-то внутри себя. Так проходили минуты, а внутри созревал цветок, раскрываясь, он жалил ее, врезаясь шипами в мягкую ткань плоти. Это были воспоминания, которые пытались вырваться наружу, которые уже были готовы напомнить о том, какой она была раньше, но нечто в ней надломилось, и крик сам собой вырвался из горла: - Тай не нужно... остановись!!! Остановись же ты!!! - В этот момент подоспели охранники. Она растащили дерущихся по углам. - Либо вы сейчас покинете торговый центр, либо мы вынуждены будем вызвать полицию. - Сказал негр охранник, переводя взгляд с парней на девушку. Видно было, что он понял сложившуюся ситуацию и не хочет наказывать невиновных. - Мы уйдем. Уйдем. - Софи цепляется за локоть разгоряченного Тайлера, пытается успокоить его прикосновениями. - Поехали домой. Пойдем... - тихо говорит в попытке успокоить.
Все так ново и странно. Еще и голова разболелась из-за лишних нервов. Кажется, словно ей вообще не стоит выходить из дому - неприятности поджидают ее на каждом шагу.

По дороге домой она почти ничего не говорила, лишь сжимала его ладонь в своих пальцах и смотрела за проносящимся за окнами пейзажем. Странное чувство разрушения витало вокруг нее. Будто прошлая жизнь врывалась в ее новую реальность, но пока еще не могла прорваться сквозь защиту.
Когда машина остановилась, Софи отпустила его ладонь и вынырнула на улицу. Мысли кружились в каком-то хороводе противоречий и непонимания. С одной стороны - жизнь только начиналась и наполнялась красками, с другой стороны - с каждым днем мир проявлял себя более жестоким, чем ей казалось ранее. не было по-настоящему хороших людей, они все вымерли, как мамонты. А она, видимо и ей не быть хорошей. Видимо и ей вечно колебаться на тонкой грани, а потом - падать. Вот только в какую сторону она сорвется в следующий раз?
Когда Тай оказался рядом, Бриоль доверительно посмотрела в его глаза: - скажи, почему жизнь состоит из моментов боли? Или, неприятности магнитом притягивают неприятности? Все началось с разбитой вазы, нет, даже раньше - с твоего падения с дивана, и оно все закрутилось... скажи, мы сегодня рискуем попасть в еще большие неприятности? Или, быть может, лучше закрыться в доме и никуда не выходить?

+2

17

Глубокий вдох, и тяжелый, долгий выход, сжатые кулаки, стиснутые зубы и желание не останавливаться. Он сам не понял, как умудрился сорваться. Легко, одним лишь усилием сорвать цепь с шеи и броситься на человека, с ненормальным удовольствием разбивая руки о чужое лицо. Сам не понял, откуда в нем было столько злости и ярости, откуда это дикое жжение в груди, воспламеняющее кожу, почему кровь в жилах вскипела за долю секунды. Вдох и выдох. Открыть глаза, посмотреть на перепуганную Софи. Повернуть голову, кивнуть охраннику, сделать шаг назад, показывая, что всё, разборка окончена. Снова взглянуть на Бриоль, услышать её тихий, успокаивающий голос, прочитать тревогу во взгляде и в движениях. Закрыть глаза. Тайлеру было странно. Не так, наверное, должен чувствовать себя влюбленный мужчина, окрыленный своим счастьем или каким-то там еще бредом, рядом с любимой девушкой, которую не добивался, конечно, но так давно и так сильно хотел. Странно и неправильно. Словно он не заслужил или делал всё не так, как положено. И самое главное - жгучее чувство стыда. Спрятанное так глубоко и надежно, чтобы ни дай Бог не наткнуться случайно, чтобы не вспомнить. И срываться, словно собака с цени, от внутреннего напряжения. Искать разрядку хоть в чем, что может помочь. Разве так должна выглядеть любовь?
   Да, ему было странно. Он ощущал себя каким-то злодеем, подлым охотником, который воспользовался слабостью птицы, которую всегда хотел и не мог поймать, запер её в клетке и приручал день за днем, вот она уже ест с его рук и как будто не хочет на волю. И это не отменяет неприятного осознания: будь она здорова, ты бы не получил её. И Тайлер сам не мог понять, почему был так уверен в том, что не получит. Невероятная Софи, красивая, умная, владелица своего бизнеса, человек, которого уважают, на которого равняются. И он. Действительно, почему же он не мог надеяться на то, что она будет с ним...
   Ему было стыдно это признать. Если бы он мог, он бы не выпускал её из комнаты. Запер с собой, оградил от любой возможности вернуть память и уйти от него. То чувство, когда он увидел рядом с ней этих парней и всё внутри оборвалось: знакомые? Вспомнит? Вернется память?

   - Ты в порядке? - не время себя жалеть. Последний, особенно глубокий вдох и выдох, прежний Тайлер возвращается, он уже не робот, твердый, как камень, потому что мышцы напряжены до предела и пытаются сдержать кулаки. Он рано решил, что пора остепениться. Похоже, иногда нужно вспоминать молодость и выходить куда-нибудь в бар, в поисках неприятной морды, которую можно набить. Или нет. Не может он придти домой весь в крови, побитый и разбитый. Что подумает Софи?
   В машине Тайлер тоже молчит, смотрит в окно, но не видит проезжающих мимо машин, деревьев, прохожих. Занят собственными размышлениями, анализом всего происшедшего, а главное, анализом своего срыва. Срыв. По-другому и не назовешь.

   Они приходят домой и случается то, чего он больше всего боялся, пока ехали. Софи не могла просто жить дальше, не могла повременить с вопросами, спросить, больно ли ему и предложить сделать кофе. Тайлер склоняет голову и смотрит на девушку почти удивленно. Она вдруг напоминает ему ту девушку, которую он не видел в ресторане, и которая спрашивала его про смысл жизни. Некоторые вещи не меняются. Что той Софи, что этой, им просто обязательно всё усложнять. - Всё это глупости, - наконец, устало произносит он. - Это просто жизнь. Она состоит из моментов боли и моментов счастья, они чередуются. И нет такого, что неприятность влечет за собой еще неприятность, это просто ты себе надумала. Забудь о вазе, это всё фигня, - всё так же устало и, сам того не чувствует и не понимает, но холодно. Занятый своими мыслями и переживаниями, не хочет углубляться в переживания Софи, потому что её переживания сейчас кажутся надуманными. Уходит в ванную, чтобы умыться холодной водой, может быть, придти в себя, посмотреть, насколько всё плохо с губой и руками, которые побаливали. С расстройства даже не замечает, что свет на кухне включен, а в прихожей лишняя пара женской обуви.

+2

18

..
               Я слишком заработалась и забыла о том, что в семья я не один ребенок. И хотя Тайлер старше меня, я уже давно чувствую себя взрослее него. Видимо, сказывается мой образ жизни, и он не сравнится с образом жизни братца. Да, кстати, не ясно чей образ лучше, а чей - хуже. Порой, я ему чертовски завидую, но не могу себе позволить вести себя как-то иначе. Я сама выбрала такой путь ( впрочем, на моё воспитание явно повлиял отец), но ведь Тайлер смог пойти против системы, а я...
            Сегодня целый день я чувствовала, что меня медленно накрывает ностальгия. Закрывая глаза, я вспоминала, как дурачился Тайлер с мелкой, а я, снисходительно улыбаясь, не могла оторвать от них глаз. Я скучала. Но наши отношения никогда не были настолько близкими, чтобы я сказала эти заветные слова : " Я. Скучала." Я не могу выразить свои чувства, зато могу намекнуть на то, что мне кое-кого не хватает. Именно с этой целью ( и не только) я взяла ключи от квартиры брата и поехала к нему. Сюрприз! Забота! Я так хотела, чтобы в его голове промелькнула мысль о том, что я хочу, как лучше; стараюсь для него.
          Перед тем, как приехать к Таю, я заехала в супермаркет. Купила продуктов на два больших пакета так, что те разрывались от тяжести. Что-то мне подсказывало, что в холодильнике у него совсем пусто. Я рассчитывала на то, что дома его не будет и я смогу спокойно убраться и приготовить. Вряд ли бы у меня получилось воплотить свою идею в реальность, если бы он был дома - Тайлер бы просто закатил глаза, а при плохом настроении мог бы и вовсе не впустить меня в его холостяцкое жилище. Ах, да... Забыла сказать. Я так часто натыкалась на голых девиц, что со временем даже привыкла к их ассортименту и перестала ругать за это брата. Я никогда не была и не буду мужчиной, и мне явно не понять, почему большинство мужчин выбирают именно такую модель поведения. Я знаю, что Тайлер когда-нибудь остепениться, но скоро ли? Время покажет.
Домашний телефон у брата давно не работа, я поднялась на нужный этаж и тихо, осторожно вставила ключ. Прозвучал щелчок, значит, никого нет дома. Моё настроение автоматически поднялось, я теперь уверенно повернула два раза ключ, и дверь открылась. Ох... Ну и запах. Нужно открыть окна и проветрить. - квартира почему-то отдавала таким запахом, будто я в больнице. Я открыла окна, посмотрела по сторонам и приступила к своей важной миссии: помыла полы, протерла пыль, загрузила все продукты в холодильник, достала курицу, начинила ее и пустила в духовку. Пока у меня было немного свободного времени, я прошлась по комнатам, оценивая обстановку и пытаясь понять, что же изменилось. Хм, странно, ярких бюстгальтеров на кровати в его спальне я не вижу, зато чувствую женское присутствие. Женщина всегда почувствует другую женщину. В зале на кресле лежали две женские майки и женские джинсы. В ванной вторая зубная щётка, пару помад и тушь. На кухне появилась розовая кружка, которую я никогда ранее не видела, хотя и заходила к Тайлеру очень давно.
Задумавшись, я вновь направилась на кухню, потыкать вилкой в курицу и узнать, как у нее дела. Включила на телефоне классическую музыку, дабы мне было не так одиноко. Под звуки скрипки и фортепьяно я начистила картошку и поставила ее вариться. Не сразу услышала, как открылась дверь - заслушалась. Помыв руки, я медленно пошла в коридор встретить Тая.
- Тайлер.... - но в прихожей Тайера не было, зато стояла девушка, которую я видела впервые. Она была красавицей, и в ее внешности было что-то особенное. Я успела уловить лишь несколько черт лица : маленький аккуратный носик и большие выразительные глаза.
Неожиданно. И с очередной девушкой Тайлера я не хотела быть приветливой и доброй, ведь я боялась, что это какая-нибудь наркоманка или та, что сможет разбить ему сердце, или просто девушка с плохими намерениями на уме. Я ведь не знала, что она значит для него, поэтому, недолго думая сказала:
- Приперлась с ним, значит? Какая по счету? Хотя ты красивее остальных, честно. - я засмеялась, но по-доброму. Себя я не представила, так как гордо ношу статус сестры.

Отредактировано Isabella Murphy (2014-09-16 20:15:04)

+2

19

Новые ощущения не приносили особой радости. Почему так получалось? Почему ей необходимо было сейчас обсудить с ним свои мысли и проблемы, а он закрывается, отгораживается и будто пытается убежать от подобных разговоров? Нет, иногда ей не хватало кого-то более понимающего ее потребности, чем Тай. Который то ли не хотел понимать, то ли действительно не осознавал, что ей необходимо заново узнавать и себя, и мир, и чувства. А она оставалась с этим наедине, чувствуя себя маленькой совершенно потерянной девочкой. Ей нужна была подруга, ей нужна была сестра, которую она пока еще не помнит, но уже подсознательно чувствует, что такая была. Знает, что такая где-то ей и ищет ее.
Именно в таком состоянии растерянности Софи и оказалась в квартире. По инерции сбросила обувь в привычное место и замерла в непонимании - почему ее привычное место занято чужой парой? Скарлетт не должна была уже вернуться, значит, здесь был кто-то еще. Но - кто? "Может, у него есть девушка, а я и не знала. Ой, она сейчас придет, а тут я. Что же делать?!" Софи так не хотела мешать ему. Так не хотелось причинить ненужных и совершенно лишних хлопот. А тот поцелуй утром - он перестанет значит что либо, как только она увидит ту, которую должен был целовать. - Тайлер... - ее голос сливается с чужим женским. Она произносит его имя и голос Софи как-то теряется в силе чужого. Самое страшное, что Бриоль совершенно не знала, что ей делать теперь. Замерла, смотря на девушку, возникшую перед ней.
Первым желанием было - выбежать из квартиры и никогда больше не возвращаться. Убежать. Хоть куда-нибудь исчезнуть. Вот только это бы выглядело уж совсем глупо. А слова, слова незнакомой девушки поставили еще в больший тупик. То ли она привыкла, что он регулярно ей изменяет, то ли она кто-то из близких, кто неоднократно видел Тайлера с разными девушками. Присмотревшись, Софи даже на миг показалось, что девушка и Тай похожи. Но лишь на миг, ведь задумываться о сходствах пока было некогда. - Это комплимент? - Нашла, что ответить, и покосилась на дверь ванной. "Тайлер, где же ты?! Спаси меня!!!"
Потом пришло возмущение - почему вообще с нею так разговаривают, но оно тут же сменилось каким-то еще большим испугом - если с ней так разговаривают, то она вполне могла этого заслуживать. Голова уже просто кружилась от домыслов и волнений. Лишь хлопала глазами и периодически хотела что-то сказать, но от чего-то не решалась. Нет, в этой девушке было так мало от прежней Софи. - Это недоразумение... - внезапно поняла, что должна была сказать. - Я его подруга. Точнее, я так думаю, но не уверена. Нет, все очень сложно. Нужно начать с самого начала, но это долго... - Уже пожалев о том, что вообще начала говорить что-то и как-то пытаться оправдаться. - Тайлер, кажется, ты мне что-то забыл рассказать. - Слегка повысив голос, позвала парня в прихожую. Хотелось побыстрее все решить и... уйти? Да-да - убежать куда глаза глядят, потому что это все было слишком странно и непонятно для нее. Слишком неловко и даже в какой-то мере - неприятно. Нет, даже не в какой-то, а полностью и бесповоротно. Ей хотелось в этот миг раствориться и не существовать.

+3

20

вв

   Видимо, Тайлер действительно устал и у него действительно сильно болели его болячки, если он умудрился не почувствовать запаха вкусной, домашней еды, которая пахнет так ароматно не потому, что её разогревают, а потому, что готовят.
   За шумом воды парень не сразу понял, что из прихожей доносятся целых два женских голоса, хотя должен только один. Хотя с другой стороны, может просто Скарлетт вернулась раньше обычного. Или Руни зашла в гости. Или черт его знает. Тайлер уже так привык, что в его квартире постоянно кто-то крутится, что не удивлялся уже вообще никаким голосам.

   - Кто тут... - собирается разведать обстановку Тайлер, но замирает на пороге ванной, удивленно глядя на сестру. Это еще что за фокусы? И почему в квартире пахнет едой? Да-да, дважды Мерфи не совершит такой ошибки, и точно почувствует, что едой пахнет! - Как ты сюда попала? - несколько удивленно вопрошает он у сестры, как порядочный молодой человек, вместо приветствия, и хороший брат, у сестры, которую не видел... сколько? Да давно не видел уже. - У тебя есть ключи от моей квартиры? Зачем тебе ключи? - хмурится и готов в любую секунду выпустить иголки, подобно ежу, который почувствовал опасность и приготовился защищаться. Опасность Тайлер чувствовал даже в простом наезде вроде "ну ты такой недотепа, на всякий случай сделала себе ключи, чтобы проверять тебя, как папа сказал". Фу, гадость какая.
    - Изабелла, это Софи, она моя... - тут он замялся на пару секунд, размышляя, которая из "его" является Софи. - Подруга. Софи, это - моя сестра Изабелла, и она расскажет тебе, насколько плохим человеком я являюсь, - последнее было сказано в шутку, хотя, конечно, в каждой шутке есть... ну вы поняли. - Она тебе понраа-а-авится, - протягивает он с едва различимой в голосе издевкой, а затем заворачивает на кухню. Холодная вода нихрена не помогла, и руки с мордой как болели, так и продолжали болеть. То ли он отвык от драк, то ли действительно очень старался, когда дрался, но ему не хотелось сосредотачиваться ни на чем, кроме себя любимого. Конкретно в данный момент. И вообще, он был бы не против, если бы кто-нибудь его пожалел. Что он герой, все дела...
   Разборок между девочками он то ли не заметил, то ли не захотел замечать, но почему-то был уверен, что они как-нибудь там сами найдут общий язык. - Белла, ты можешь начинать, - прокричал он из кухни, остановившись у плиты и с удивлением глядя на булькающую в кастрюле картошку. - Что здесь происходит? Какое-то кулинарное шоу, а я не в курсе? Софи, а ты в курсе?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Down Another Day