vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Down Another Day


Down Another Day

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

Наверное, я слишком уверенна в себе. Даже когда на моем пути случаются неудачи, я все равно иду с высоко поднятым подбородком. Но, как говориться, ты можешь не увидеть большой камень, если не будешь смотреть вниз. Спотыкнешься, упадешь и разобьешь себе свой аккуратный подбородок. [но это уже немного другая история.] В квартире Тайлера я держалась уверенно, более чем мне позволено, ведь мы в сложных отношениях. Я придерживаюсь мысли о том, что в каких бы мы ни были отношениях, Тайлер Мёрфи мой брат, Изабеллы Мерфи; кровь, которая течет в нем, течет и во мне - никакие ссоры этого не изменят, и точка!
Девушка, которую я застала врасплох [впрочем, также, как и она меня, ведь я совсем не планировала готовить ужин на троих], робко смотрела на меня и хлопала своими длинными, густыми ресницами. Таким можно только позавидовать, интересно, это свои или наращенные...
Меня не интересовало, как они познакомились, почему и когда. Меня гложет вот что - из какой она семьи, насколько образованна и какая у нее цель в жизни. Отец параноик на этот счет, но он и меня приучил думать именно о таком. Когда я вижу человека впервые, я мысленно прикидываю, где он учился, где работает и о чем  с ним можно поговорить. Передо мной стояла молодая девушка; мне сложно было понять, а старше ли она меня... По крайней мере на вскидку я бы дала ей лет двадцать пять, не больше. Наверняка ровсница Тайлера.
- Не суетись. Мы во всем разберемся. - рабочим голосом проскандировала я, будто сейчас мне поручено осмотреть труп. Не мудрено, что в последнее время я общаюсь исключительно так. Ведь восемьдесят процентов своего времени я провожу на работе, а личной жизни у меня давно не было. [ возможно, это одна из причин, по которым я и лезу в личную жизнь своего брата]
- У меня есть дубликат ключей на случай, если доза твоих различений превысит лимит. - вот и он. Уставился на меня, явно ожидал кого угодно, но только не сестру. Как жаль.
Я посмотрела на девушку и саркастически улыбнулась, мол, ну да, я его сестра и я беспокоюсь о нем, так как он не может позаботиться о себе сам.
- Подруга Тайлера, Софи, будем знакомы. - а что остается делать? Вижу на ее лице облегчение, которое снова сменилось тревогой. Видимо, девушка рада, что я не его пассия, а сестра. Но, с другой стороны, сёстры имеют больший авторитет. [хотя в нашем с Тайлером случае маловероятно]
-  Тай, ты явно выглядишь неважно. Что-то случилось? - голосом, как у мамы, спросила я, но брат меня перебил, удивляясь внезапному появлению изобилия еды на его кухне. - Тайлер, пришло твое время заводить новые знакомства. Познакомься, перед тобой полноценный ужин. Ужин - это мой брат, который уже несколько лет не видел тебя и вообще забыл о твоем существовании. - я хотела не нагнетать сложившуюся обстановку и попытаться пошутить. Ну... Либо сделать попытку.
Я прокомандовала: сказала брату и его подруге, чтобы они пару минут не заходили на кухню и не мешали мне. Через десять минут я крикнула : - Всем за стол. - когда ребята снова зашли на кухню, их ожидал салат, пюре, огромная ароматная курица, которую я старательно резала на кусочки. - Я знаю, что моего появления вы явно не ожидали, но что случилось, то случилось. Так, Тай, ты не ответил. С тобой все в порядке?

+2

22

Сестра? Вообще отлично! Тайлер, который до недавнего времени воспринимался Софи как одинокий парень без семьи, внезапно стал обрастать посторонними людьми. Для нее, для маленькой напуганной Софи, все эти люди были незнакомыми и чужими. И что же оставалось делать? Наверное, улыбнуться и сказать, что она очень рада познакомиться. Начать знакомится, как все нормальные люди. Показать, что ты - не угроза и никогда не займешь в сердце Тая место значительней того, которое уже занимала сестра. Вот только Бриоль продолжала стоять как вкопанная на пороге его квартиры. Что-то такое родное промелькнуло в мыслях. А у нее - была ли у нее сестра? И почему кажется, словно она похожа на эту девушку? Кажется? Придумала себе семью? Придумывает сейчас, чтоб не казаться такой одинокой?..
Вся эта ситуация напоминала какую-то злую шутку или эксперимент. - А у вас большая семья? - Захотелось обезопасить себя от дальнейших таких неожиданностей. В общем-то сестра - это не девушка, не бывшая и даже не лучшая подруга, это куда важнее. Стоило бы сказать правду, что и сделала Софи: - Прости, я так удивилась, потому что Тай не говорил о своей семье. - Тайлер всегда молчал по этому поводу, будто бы и не было у него ее. Будто бы жил бобылем уже лет двадцать и былые связи его не волновали.
А ведь родные люди - это важно. Действительно очень важно, вот только понимаешь ты это только тогда, когда теряешь их. Когда остаешься один в этом огромном мире, где никому нет до тебя дела. Семья - опора и тыл. То, кто ты и кем был когда-то. То, кем будешь.
Поборов оцепенение, Бриоль проходит следом за ними на кухню. Признаться знакомство с домашним обедом стоило проводить не Таю, а все же Софи. Если учесть, что она раньше никогда не готовила, да сейчас еще и забыла то, что все же могла приготовить, знакомство было куда приятней. Еда не могла сказать ей, что она виновата во всех бедах. Хотя, ее вид тонко намекал о том, что француженке тоже не помешало бы чему-то в этой жизни поучится. Для того, чтобы радовать Тая, и хоть немного продвинуться с отметки "обуза".
- Мы с ним попали в... неприятность. - Софи улыбается, словно просит прощения за это. Ведь по-сути виновата именно она. Пальцы ложатся на плече Таю, медленно скользят вниз, находя своими его пальцы. В нем она хочет найти поддержку и защиту, как, впрочем, и последние дни. В нем она уже нашла теплое и ровное счастье. Такое, которого у нее никогда раньше не случалось.
- Ты сама все это приготовила? - француженка смотрит на еду, ей кажется, сто это невероятно сложно приготовить все это в одиночку на те пару-тройку часов, пока их не было. Но, видимо, вполне возможно. Но Бель и не выглядит уставшей. Неужели готовка может приносить радость? Наслаждение? Может, действительно попробовать и самой? Вдруг - именно это ее призвание, о котором она раньше и не могла подумать?

+2

23

.
   Тайлер мрачнеет и хмуро смотрит на сестру, с трудом перебарывая желание выставить её в подъезд, предварительно отобрав ключи от своей квартира. Нахалка! Ключи, на случай, если доза моих развлечений превысит лимит. Стискивает зубы, потому что эта фраза очень похожа на то, как разговаривает отец. - Это тебя отец таким формулировкам научил? - всё, что он может в этой ситуации, это слабо огрызаться. Ему неловко перед Софи за эту сцену, но вместе с тем, он вполне может себе позволить препираться с сестрой. За это ему почему-то не неловко.
   - Есть еще младшая сестра, отец и мать, - ему есть, что добавить. Семья - была, есть и будет больная тема для него, и ему снова хочется пуститься в ругань, сказать, что, мол, не бойся Софи, я не буду портить тебе настроение и жизнь, не буду знакомить с ними. - С Несси, это младшая сестра, ты наверное скоро познакомишься. Мы с ней иногда видимся.

   - Здравствуй, полноценный ужин, - произношу я невесело, разглядывая полную тарелку с едой перед собой. Наверное, настроение у меня должно улучшиться от предвкушения вкусного ужина, но Изабелла умудрилась испортить всё одной единственной фразой. И вот я уже сижу, гружусь и пытаюсь понять, насколько серьезны были её слова. У кого еще есть ключи от моей квартиры? Семья в самом деле сделала ключи от моей двери, потому что настолько уверены, что я потерянный для общества наркоман, которому нельзя доверять? И как часто меня проверяют, интересно?
   Не знаю, почему меня это так задевает. Они хотят как лучше, это же очевидно? В моей жизни и правда был случай, когда я чуть не умер тут, в закрытой квартире, и слава Богу приехала Брук, у которой были ключи от квартиры. Не потому, что я был больной наркоман, а потому, что она была лучшей подругой, и мой дом был для неё всегда открыт. Но мне кажется, что я завязал. И недоверие мне неприятно. Завтра же поменяю замок в двери, и пусть идут нахуй.
   - Просто подрался, - поднимаюсь глаза на сестру и смотрю ей в глаза упрямо, с вызовом. Ей не понравится, что я дрался. Никогда не нравилось. Может быть поэтому я так доволен собой и своим признанием.
   Софи могла почувствовать резкую перемену в моем настроении. Оно было плохим, но ни разу не опускалось до такого уровня, как сейчас. Казалось, что Тайлер весь пропитан ядом, и с каждой фразой, с каждым своим движением, разливает порцию вокруг себя, отравляя пространство. - Спасибо, - пересиливаю себя, и все-таки благодарю за еду. Не хочу разговаривать. Пусть между собой общаются.

Я думаю, можно пост Изабеллы, а потом начать другую "главу". Не знаю, что тут еще играть помимо того, что они едят и разговаривают.

+1

24

с 11 на 12 августа, вечер-ночь

Я не знаю что со мной. Страх, которого раньше никогда не чувствовала, сковал все тело. Проснулась, а за окном барабанит дождь, гремит гроза, сверкают молнии и непроглядная темнота. Стало почему-то жутко не по себе, будто вся эта гроза - скрывает за собой нечто страшное. Крики, грохот, боль и смерти, много-много смертей. Дождь оплакивает умерших, смывает с мостовых кровь и внутренности, очищает. А вдруг началась война, пока спала? Вдруг, мир уже уничтожен, а осталась в живых - лишь я? И это ощущение, ранее неизвестное, нуждалось в избавлении. Высвобождении его наружу.
Взгляд на часы - половина двенадцатого. В доме тишина. Наверное, Тайлер уже давно дома, но решил не будить меня. Поднимаюсь с кровати и бреду в зал, но там никого. Захожу на кухню - все так же пусто и мрачно. Дрожу всем телом, и заставляю себя дойти до ванной - никого. Даже в комнате у Скарлетт никого нет.
Где же они все?
Судорожно начинаю вспоминать - предупреждали ли они меня, но нет, память так же пуста, как и квартира. Дыхание перехватывает. Почему-то страшно даже включить свет. Кажется, будто нарушь эту гармонию, и кто-то посторонний обнаружит меня, сожмет в тесных оковах-объятиях и не отпустит. Больше никогда не отпустит.
Ищу телефон, на нем ни одного пропущенного. Звоню на врезавшийся в память номер Тайлера. Холодный голос девицы говорит, что абонент вне зоны доступа сети и предлагает оставить голосовое сообщение. Отказываюсь. Отклоняю вызов и пролистываю записную книжку с номерами. Вот только здесь все незнакомые имена. Ты оставил мне его, и даже не сказал, кому я могу позвонить. Даже не сказал, кому я должна звонить, если что-то случится. Сейчас, этой ночью случилось непоправимое - я осталась одна, когда за окном гремела война. Когда вне этой квартиры царил хаос.
Телефон возвращается на свое место, этой ночью его место под кроватью. Он попросту выскальзывает из дрожащей руки, падает в мягкий ворс ковра, но все равно разлетается на составляющие. Телефон в одну сторону - батарея в другую. Теперь меня никто не найдет. Теперь я остаюсь одна.
Взглядом ищу убежище, где не найдут, потому что не будут искать. Под кроватью прятаться еще страшней, чем оставаться здесь. А больше и нет мест. Поворачиваюсь, в поисках чего-то. Хотя бы чего-нибудь.
Очередной раскат грома заставляет меня перестать думать, а начать действовать. Голова понимает, что это всего лишь гром, но вот внутри все сжимается, будто перед ней разверзлись небеса и она увидела схватку двух древних божеств.
Сама не понимаю как, но уже через пару минут зарываюсь в ворох одежды. Закрываю изнутри шкаф. Втискиваюсь глубже, прижимаюсь спиной к гладкой холодной деревянной стенке. Запах чистой свежей одежды немного расслабляет. А твой запах - убаюкивает. Тайлер, Тай... где же ты ходишь? Слышишь меня? Страшно. Мне невыносимо страшно! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Приди. Спаси меня. Я же здесь. Я жду тебя.
Здесь.
И время тянется, обвивается вокруг меня змеей, душит. Мне уже почти нечем дышать. А самое страшное в этом всем, что я совершенно не понимаю, что со мной. Не понимаю и не хочу принимать все эти чужие мне ощущения, пробравшиеся в мой мир будто из другой вселенной.

Отредактировано Sophie Briol (2014-11-12 20:15:13)

+2

25

.

   Мне кажется, что я никогда в жизни так не уставал. Сначала мне хотелось лечь на холодный мраморный пол нашего банка, куда-нибудь под стол, рядом с мусорный ведром, чтобы не трогали и чтобы можно было наконец расслабиться, вытянуться, лечь, закрыть глаза и уснуть.
   Еще и отстойная погода... Выхожу на остановку и понимаю, что не дождусь общественного транспорта. Иду вдоль дороги, желая поймать такси или хотя бы попутку. Прямо под дождем, без куртки или зонта, потому что утром погода была хорошая. Одежда очень скоро становится мокрой, холодная вода стекает по лицу, по носу, так отчаянно раздражая. Стискиваю зубы, потому что малейший порыв ветра - и вот я уже стучу зубами от холода. Если бы кто-нибудь сейчас спросил, как у меня настроение или как дела, я бы, наверное, не удержался и пересчитал бы зубы идиота своим кулаком. Никогда не относился к числу истинно позитивных людей, которые могут улыбаться, даже попав в передряги. Не сказать, что я прямо сейчас находился в передряге, но находился в ней сегодня утром, и она здорово меня напугала.
   Дело в том, что наш банк ограбили, и ограбили довольно успешно. В лучших традициях кинофильма. Люди в масках и с пистолетами, крики, люди на полу, жуткий, сковывающий тело страх, женщина слева, которая шепчет молитву. Тихо-тихо, но я всё равно слышу её, прислушиваюсь и всем сердцем надеюсь на то, что это может нам помочь.
   Молитва помогла или нет, но все остались живы. Правда, сейчас, когда я валился с ног от усталости, уже сомневался в том, что доживу до дома. Кто бы мог подумать, что ограбление банка - это так утомительно? Допрос, всякие показания, люди в форме пытались выяснить, есть ли среди нас сообщники преступников и всё такое. Короче, жесть.

   Нахожу взглядом машину такси, и хотя денег у меня не так много, всё равно машу рукой и надеюсь, что в течении двадцати минут буду дома. Пока еду, обнаруживаю, что забыл телефон на работе, а днем не мог позвонить, не успевал и слишком переживал. Черт, наверное, Софи тоже переживала... Хорошо, что у меня дома нет телевизора, и хорошо, что радио настроено на станцию, где играет только музыка. Лучше я сам ей сейчас всё расскажу, чем девушка узнала бы что-то из новостей и изводила себя.

   Захожу домой и несколько минут стою в прихожей, привалившись спиной к входной двери. Я хочу есть, спать, не идти завтра на работу, и не известно, чего из этого мне хочется больше всего. Квартира, погруженная в темноту, то и дело освещается молниями из окна, а идеальную, божественную тишину нарушает только тиканье часов и раскаты грома. С трудом перебарываю желание лечь в кровать прямо так, в мокрой одежде, и делаю круг по квартире, включая чайник и стаскивая с себя мокрые шмотки.
   В какой-то момент захожу в комнату и даже в темноте вижу, что одеяло на кровати смято, а сама кровать пуста.
- Софи? - обеспокоенно произношу я, мигом забывая о собственной усталости, чайнике, мокрых волосах и сегодняшнем грабеже. Прохожу на квартире, но она абсолютно пустая. - Софи! - зову уже громче, настойчивее, постепенно приходя в ужас. Где она? Куда она могла пойти? Неужели слышала о том, что случилось? Тем хуже. Куда она могла пойти? К кому? Собираюсь броситься к стационарному телефону, как вдруг меня привлекает шорох в шкафу. Замираю удивленно, а затем, совершенно ничего не опасаясь, распахиваю створки и... да, нахожу девушку, сидящей на полу, среди вороха одежды. - Софи, что ты тут делаешь?

+1

26

Земфира – Похоронила
Не знаю, сколько прошло времени и было ли время вообще. Когда ты остаешься один, исчезают все привычные понятия и общепринятые нормы. К чему ограничивать себя минутами, часами и днями, если все время человечества, теперь отдано лишь тебе?
И на что же ты потратишь все это богатство?
Пока не решила - сидишь в шкафу, прислушиваешься, и чем дольше, тем все острее кажется, что за окном дождь выстукивает твое имя, а перекрикивая его, гром властно требует, чтобы и ты вышла на улицу. Не спешишь. От чего-то не решаешься даже моргнуть. Зачем же тебе все время, если ты не истратишь и минутки на счастье, а проведешь весь его остаток в страхе? Боги совершили ошибку, оставив тебя в живых.
Спрятав лицо в ладонях, начинаешь тихо считать до ста, а потом в обратном порядке. Раз за разом замыкая круг и начиная его заново, успокаиваешься и почти засыпаешь. Возможно, еще минуток десять тишины и покоя, и ты бы уснула до утра. А солнечным утром стало бы не так страшно, выйти из дому и убедится в наличии еще хоть одной живой души на этой огромной планете.
Тебя отвлекает посторонний шум. То ли кажется, то ли в самом деле, но знакомый голос зовет тебя по имени. Он снаружи, он там, где небезопасно, но ты не можешь набраться смелости, даже чтоб подать голос. Откроешь лицо, попытаешься выпутаться из одежды, но окажешься бессильной перед этими препятствиями. Тихо вздохнешь. Нет, тебе показалось, там никого нет. Ты хочешь, чтоб тебя кто-то звал. Чтобы тебя звал он.

Когда дверь внезапно распахнется, ты зажмешь ладонями рот, чтоб не закричать, но уже через мир успокоишься. Тебе ничего не показалось - он звал, искал тебя, как некоторое время назад ты искала его. Стены пустой квартиры не расскажут о вас никому, сохранят эту, да и многие ваши другие тайны.
Пройдут добрые пол минуты, прежде чем ты сможешь вымолвить хоть слово. Протянешь у нему руки, прикоснешься к его ладоням. Его теплым, невыносимо родным ладоням. - Где ты был? - Отвечаешь вопросом на вопрос, но даже не пытаешься высвободится из плена одежд. А, вдруг, он - это совсем не он? Его подменили, а настоящий Тайлер где-то далеко от этой квартиры-последнего-убежища?
Нужно бы как-то проверить его. Но рассудок мечется испуганной птицей в поисках хоть одного ответа, на сто один твой вопрос. А, если, снаружи его тоже поджидает опасность, потому пока он там, еще настоящий и ее, может исчезнуть. Все ее мысли - безумие. Такое безумие, которое охватывало Софи раньше, и которое никогда не довелось увидеть Таю. Даже во время урагана она не была под таким впечатлением. Сегодня в их жизнь проникли отголоски той Бриоль, которую не помнила она, и так плохо знал он.
- Иди ко мне. Там... - она осеклась, на миг понимая, как ее слова странно звучат. Но очередной раскат грома лишает ее последних сомнений. Кто-то наверху очень зол на нее. На них. - Быстрее, нам здесь хватит места. Иначе они нас найдут и это поставит точку. Понимаешь? Они не успокоятся, пока знают, что еще остались живые. Как мы с тобой. Они нас слышат, чувствуют и скоро придут. Но они нас не найдут. Иди ко мне... - В глазах сверкает самый настоящий ужас, а пальцы с каждым мигом лишь сильней сжимаются на его руках.

+2

27

.
   В темноте у тебя блестят глаза, словно ты кошка. Глаза - всё, что я вижу в шкафу. Фокусирую на них свой взгляд, читаю дикий, первобытный ужас. Ты кажешься заразной. На какое-то короткое мгновение твой страх передается мне, словно между нашими взглядами провели канал. Не понимаю, как ты можешь так жить? Как просыпаешь по утрам, вставать с кровати, выходить на страшную улицу. Жить? Ты прячешься в страхе, а я испытываю желание сбежать, как делаю всегда, когда мне невыносимо. Если долго-долго прятаться, вселенная сужается, становится маленькой, страх проходит, находит ощущение безопасности. Если долго-долго бежать, можно оторваться от своих страхов, сбежать и в конце концов забыть о них.
   Что ты увидела, что тебя напугала? Я вдруг задаюсь странным вопросом: а ты ли это? Ты - моя Софи, девочка в платье, с букетом ирисов? Или та другая Софи, одинокая, запутавшаяся в своих собственных страхах? Можешь ли ты стать для меня одним человеком или всегда будешь для меня двумя? Ощущаю себя человеком, который пытается сдержать струю песка у песочных часов. До боли сдимаешь руки, прижимаешь палец в к пальцу, проталкиваешь ближе к горлышку, закрыть проход, не дать песку ссыпаться вниз. Но его слишком много, он просачивается сквозь пальцы и всё, что ты можешь делать: продолжать сжимать пальцы в упрямой попытке отсрочить тот самый момент.
   Но это твой страх. Не мой. Я моргаю и тени, успевшие сгуститься вокруг, пропадают. Я - это снова я, и я не боюсь. Я сильнее твоего страха. А потому я протягиваю к тебе руки и беру твою холодную ладошку сначала одной рукой, затем второй, словно пытаясь согреть своим теплом. - У нас в банке было совершено ограбление. Никто не пострадал, но всех допрашивали и... - осекаюсь, понимая, что ты не слушаешь. Где-то в этот самый момент раздается очередной раскат грома, и ты снова воплощение страха. Какое там ограбление банка, когда тут такое...

   Ты выглядишь безумной. Всё такие же блестящие глаза, и в них страх смешался с безумием. Ты что-то говоришь, и я с трудом понимаю что. Хмурюсь и оглядываюсь, не понимаю какие еще "они" нас ищут и скоро найдут. Мне не страшно. Ты меня не напугаешь. Даже не надейся.
   
   Тайлер решает действовать на свой страх и риск. Ладонь скользит по её руке, ниже, осторожно касается локтя. - Выходи, - говорит он, пытаясь вытянуть её из шкафа, но всё оказывается не так просто. Приглядевшись внимательнее, а это было не так уж легко, учитывая лишь одну горящую лампу в комнате (он мог бы включить всё, но для этого понадобилось бы отпустить руку Софи). Она так запуталась в одежде, что при всем желании не смогла бы выпутаться. Тогда Тайлер присел на корточки, методично высвобождая Софи, снимая с неё её защиту слой за слоем и предчувствуя нехорошее. Сможет ли он справиться с ней? Есть ли у него выбор? Лезть в шкаф - то, чего он точно делать не будет.
   Он решил воспользоваться разницей в силе. И когда Софи наконец оказалась свободна от одежды, приобнял её, одна рука легла на острое плечо, вторая на талию. - Нет никаких они. Выходи. Это всего лишь гром, - вытаскивает её из шкафа, когда вдруг раздается очередной гром.

+1

28

Дети находят себе укрытие там, куда взрослый человек никогда в жизни бы не залез. В шкафу, под кроватью, в пододеяльнике. Везде, где только может почувствовать, что мир сузился до неимоверно маленького пространства в котором уж точно не будет ни монстров, ни страхов, ни зла. Светлый маленький уютный мирок лишь для одного. Максимум - разделить это место с любимым мишкой.
Взрослые же скрываются за пагубными привычками, жестокостью или равнодушием. Только они выбирают самые неподходящие для этого способы. Софи выросла, но так и не научилась быть взрослой, потому ее самые главные укрытия, как и в детстве, нелепы, смешны, но действенны. Там, внутри кокона не так страшно, но Таю не понять. Он пытается достать ее из ее персонального панциря. Девушка доверяет ему, потому лишь испугано смотрит, ожидая чего-то страшного. За окном все тихо, лампа светит ровно и успокаивающе, как и голос мужчины, как и его размеренные движения.
Странно, но Тайлеру это практически удается. Распутывает одежды, окутавшие Софи коконом, мягко, чтоб не тревожить подхватывает и достает как куклу из шкафа. И, возможно, все закончилось бы, как нельзя лучше, если бы не гром с молнией.
Небо в очередной раз раскололось жутким раскатом грома, осветило ад, скрываемый облаками, и вырубило электричество всему району. Бриоль закричала, прижалась к Тайлеру, сильно впившись своими пальцами в его руку. - Слышал?.. - Голос сел, она прошептала и в одном этом слове можно было разглядеть все страхи. Всех монстров, что обступили их небольшую квартиру. Она начала громко с надрывом плакать, слезы соленым горячим потоком лились из глаз, рисуя в тенях очертания тех, кого и быть не могло в комнате. - Они рядом... убегай отсюда. Они пришли за мной, убегай.
Темнота разлила в пространстве густую тишину. Липкость и чернота склеили все в единый живой комок. Даже тиканья часов не стало слышно. Даже сердца перестали биться. Даже забыли, как дышать.
В воображении Софи их поглотило огромное ничто, только сжившиеся мертвой хваткой пальцы еще ощущали рядом с собой Тайлера. Ощущали его тепло. Девушка закрыла глаза и провалилась в понятную ей темноту. Обморок случился как-то внезапно. Тело обмякло в руках Тайлера и заскользило к полу.

Когда она очнулась, в комнате было светло. Воспоминания о той жуткой ночной грозе и об одиночестве забились под стекло воспоминаний и не терзали ее самочувствие. - Тайлер? - Приподнялась на локтях. Бриоль знала, что-то произошло этой ночью, а, может, ей просто приснился дурной сон? Может, такого с ней никогда и не случалось?
Встретившись взглядом с парнем, протянула к нему пальцы, погладила по скуле: - Мне приснился такой глупый сон... будто бы мы с тобой попали в капкан. Будто бы во всем мире остались лишь мы одни. Будто бы кто-то хочет нашей смерти. Смешно, ведь правда? - Она вновь была той милой Софией, той девочкой без памяти, без страхов и с неимоверно сильным желанием жить, а те часы безумства казались ничем иным, как сном. Она просто не могла поверить, что могла быть той жуткой женщиной, которой бы испугалась и сама. Сейчас же ей хотелось, чтобы Тайлер обнял ее и больше никогда не отпускал. Чтобы он отогнал тот жуткий сон.

+2

29

Код:
<!--HTML-->
<center><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#8fbaf2">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://k003.kiwi6.com/hotlink/fyl6i7fobg/-_.mp3"> </object></center>

   Тайлер стискивает зубы и жмурится, благо в темноте его гримасу невозможно разглядеть. Проклятый гром, почему нужно было ударить, когда у него уже получилось? Тайлер помнил, как смотрела на него Софи. Он мог закрыть глаза и красивое лицо с острыми скулами, а самое главное, с блестящими, верными глазами, в которых плескалось доверие, возникало у него перед лицом. Тайлеру льстило такое лицо Софи, которую он привык считать не своей, и за которой всегда, считай, наблюдал в узкое пространство между жалюзи. Тайлер запомнил Софи такой, спустя недели и месяцы он будет вспоминать это лицо.
   И как сильно оно контрастировало с безумным, мечущимся от страха взглядом, с кисловатым запахом ужаса, отчаяния, безумия. Она цепляется за его руки и он удивленно смотрит на темноту в том месте, где должны судорожно сжиматься её тонкие пальцы. Его это пугает. Она растерян и не знает, что бывает еще вот так. Вот они, отношения, да? Не только поцелуи, улыбки, цветы и объятия. Иногда это голодный, усталый ты, которому хочется упасть в теплые объятия одеяла с подушкой, и это - всё, чего хочется. И рядом девушка, перепуганная детской мелочью, громом, плененная страхом, который неведом нормальным людям. И у тебя просто нет выбора. Тебе нужно забить на себя самого и отдать всё любимому человеку. Тайлер чувствует, как трудно ему это дается, но, слава Богу, не испытывает желания выпутаться из её рук и встряхнуть хорошенько, чтобы мозги встали на место.

   Какие-то мгновения она билась в его руках, словно дикая птица, и всё, что он мог делать: продолжать обнимать её, держать крепко, чтобы она не убежала обратно в шкаф, чтобы не забылась в своем страхе. Странно держать кого-то с одной стороны осторожно и бережно, словно человек - фигурка из хрусталя, но в то же время крепко и настойчиво, намереваясь ни за что не отпускать. И затем резкая перемена... Она вдруг обмякает в его руках, тянется к полу, и Тайлер чисто рефлекторно подхватывает её, не давая упасть. Совсем легкая и маленькая. Он кладет её на кровать, которую едва можно разглядеть в темноте, и в мыслях невольно возникает образ чайника, который он поставил и который шипел на кухне, пока не оборвалось электричество.

   Ему не остается ничего другого, как лечь рядом и бестолково смотреть в потолок. Странно, но сон, которого он так желал, теперь не идет к нему, поэтому мужчина прислушивается к тихому дыханию девушки. Оно спокойное, и не поймешь, то ли она еще в обмороке, то ли очнулась и сразу же заснула. В конце концов он все-таки засыпает, правда, между тем, как он лег и моментом, когда провалился в сон - целая вечность.

   Не понятно, сколько он спал. Если кто-то бы задал вопрос, Тайлер, опираясь на ощущения, ответил бы, что только полчаса. Хотя, конечно же, спал он больше. Просто не чувствовал этого... - Софи, - совершенно спокойно отвечает он, чувствуя, как волны холода от живота стремятся к голове, смывая все чувства и мысли. Всю ночь он думал о том, что произошло. Насколько он готов к таким... приступам? И сейчас ощущал себя опустошенным, словно из него высосали всю энергию и все силы.
   - Да, - улыбается, поворачивая голову и разглядывая Софи. Совсем не изменилась, словно та ночь и правда странный общий сон. Но это ведь не сон. Раскрытый на распашку шкаф и скинутые, перевернутые вещи ясно показывают, что всё было на самом деле. И Тайлер принимает странное решение: закрыть на всё глаза. Вдруг почему-то решает, что достаточно сильный, чтобы справиться со всем в одиночку. Он будет оберегать и охранять Софи даже в такие моменты, когда нет сил пошевелить рукой и больно глотать от наступающей болезни. - Не переживай, это всего лишь сон. Он уже прошел и теперь всё хорошо, - распахивает объятия и прижимает девушку к себе. Делает глубокий вдох и мечтает осознать, что цветочный запах её волос делает всё вокруг лучше и успокаивает. Ничего подобного...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Down Another Day