В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » so young and so fabulous


so young and so fabulous

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://funkyimg.com/i/JnCg.gif
Участники: Микаэла Де Бралль и Слевин Баррет
Время и место: 13 лет назад, Нью-Йорк, дом семьи Джеральд...
О флештайме: Маленькие сиськи семнадцатилетней Микаэлы и укуренная рожа двадцатипятилетнего Слевина. Встреча, которая все изменила. Будет жарко.

+1

2

и на десять лет моложе
Кидаю в телевизор сначала подушку, потом, не успокоившись, снимаю с себя розовые тапки и отправляю туда же, это не помогает, со всей свое юношеской силы кидаю в ящик пульт – бесполезно. Только что закончился еще один сезон Секса в большом городе, и я как настоящая дура реву и ненавижу Кэрри за то, что она сделала с Мужчиной Её Мечты. А еще, родители не хотят отпускать меня на вечеринку к Холли, потому что боятся, что я снова напьюсь, и меня привезет домой ее младший брат на веспе.  Они радоваться должны, что он ко мне не пристает, маленький грязный извращенец подглядывал за нами у Холлс дома, когда мы мерили наряды, что купили как раз для сегодняшнего вечера. И все мои планы обрываются, потому что, видите ли, к нам придут на ужин старые близкие друзья родителей – Барреты и приведут с собой их сына-студента, который давно не был в городе. А я им на кой хрен? Сидеть и мило улыбаться, ковыряться в тарелке, избегая взглядом этого начитанного ботаника, о котором вечно трещат мои предки, кто вообще в здравом уме пойдет учиться на филолога и писать какие-то маленькие рассказы для разных местных газет? Я не видела… эм… вроде Слевина, лет 5 или 6, может больше и тот факт, что когда-то мы с ним ловили вместе бабочек в доме его известных и богатых родителей, не означает, что мы и сейчас должны продолжать общаться. Да и вообще, этого ведь из-за этого придурка я не попадаю на самую крутую тусовку недели, которую по сути сама и устроила, ради попытки заинтересовать Райана… Ненавижу этого Слевина. Самое время снова заплакать и устроить маме истерику. Ничего не срабатывает и я, вновь утирая слезы, поднимаюсь к себе, по пути сбивая дорогие вазы, что они напривозили с отцом из путешествия по миру. – Так тебе африканский фарфор... и ты получай своей, тупая ваза из Ирландии... Утыкаюсь носом в подушку и кричу, потому что это настоящая катастрофа, мне впервые ничего не удается, и я не могу выйти из дома без разрешения, так же как и сбежать.
– Холлс, ты же знаешь, что я не могу перелезть через окно. Мама представила ко мне этого здоровяка, что таскался за нами по улице, когда мы ходили вчера по магазинам. Он и водитель, и телохранитель, и дорогих вещей таскатель, и детских мечт разрушитель. Оглядываюсь по сторонам, спрыгиваю с кровати и осторожно как в шпионских фильмах, закрыв дверь, шепотом прижимая трубку прямо к губам, произношу следующее. - Вы купили водку? Да, знаю я, что тшшшш. А Райан? Он уже пришел? Что? Какого… Следи за этой стервой, я постараюсь ускользнуть. Подруга только что рассказала мне, что Сара МакАлистер, наша школьная шлюха, начинает подкатывать к моему парню, с которым мы как раз поссорились. А я ведь знаю, как он падок на длинноногих девушек! Да и к тому же сиськи у нее гораздо больше, чем у меня! Вот же, черт! Крашу правый глаз, прикладывая к левому ватный диск смоченный ромашковым экстрактом, из-за того что поторопилась случайно ткнула себе в глаз, а он итак был опухший, еще бы столько пролитых напрасно слез, поэтому пока он успокаивается и приходит в себя, прекращая слезиться, я начинаю натягивать на себя маленькое черное платье, что давно мозолит мне глаза, вися на самом видном месте.
- Эй, маааам, несусь по лестнице держа в руке маленькую сумочку и докрашивая незаконченное. Итак, гости, пока еще не пришли, что очень хорошо. Родители могут сказать, что я заболела и лежу  с температурой, не желая никого видеть. – Слушай, застегни, пожалуйста, молнию на спине. Только кожу не задень! Будет огроооомный синяк… Не глядя поворачиваюсь спиной к фигуре, которая, как я была уверена, была моей матерью, но мягкий мужской голос сбил меня с толку. – Позволь, я помогу, красотка… Вытаращив глаза смотрю на маму, поднимая одной рукой волосы за головой, другой маякуя ей, что стоит передо мной с бокалом вина и о чем-то шушукается с миссис Баррет, губами спрашиваю, что за хрен сейчас прикасается к моей коже. – Ой, большое спасибо, Сссссээ… блять, из головы вылетело, недавно же вспоминала. Разворачиваюсь к нему лицом и, слегка задержавшись, рассматриваю его, словно ища что-то знакомое, а потом, смутившись под взглядом этого парня, жалобно поворачиваюсь к матери прося отпустить меня на вечеринку. – Нет, Микаэла, у нас гости и будет не вежливо с твоей стороны уйти на какую-то глупую вечеринку… Иди за стол, уже давно все накрыто. Чертыхнувшись и сверля парня взглядом, что якобы галантно пропускает меня вперед, иду в столовую, напевая вслух дебильную песенку из рекламы пшеничных хлопьев. Превращаю еду в своей тарелке в какое-то безобразное месиво, оперившись локтем об стол и демонстративно закатывая глаза на все истории этого зазнайки. И когда мне, наконец, надоело слушать очередную шуточку, я в лоб задаю этому взрослому мистеру вопрос. – Скажите... что мне нужно сделать чтобы вы поскорее свалили?

Отредактировано Michaela de Braille (2014-07-21 21:26:35)

+1

3

Когда ты молод и красив тебе кажется, что перед тобой открыт весь мир и так оно и есть на самом-то деле! Я смотрю на себя в зеркало и удивляюсь за какие такие заслуги бог наградил меня потрясающей внешностью? Что такого сделали мои предки, что им в награду достался я - невероятный красавчик? - Дай пройти! - слышу откуда-то сбоку недовольный голос брата и, обернувшись расстроенно закатываю глаза: - Сид, поверь мне - если бы ты смотрелся в зеркало чаще, хотя бы раз в день, ты бы знал с какой стороны нужно намазать кремом от прыщей, что бы они прошли! И потом.... я тебе же советовал отличного дерматолога.... - поучаю младшего, словно и не было этих пяти лет моей учебы в Англии, не спеша застегивая на руках часы, когда снизу доносится голос отца, требующий поторопиться - ведь нас ждут! Три дня как дома, а уже так нужен во многих местах - как они все здесь жили-то без меня? Я люблю свою семью и, на самом деле считаю, что мне невероятно повезло родиться в такой творческой семье. Немного ебанутые, конечно, мои родители всегда шокировали публику своими фильмами, публичными появлениями и невероятно эпатажными интервью, когда на самом деле были любящими и заботливыми в стенах дома: для меня и младшего брата. В творческой семье весьма легко найти свою жизненную позицию, ведь родители не запрещают тебе ничего и поощряют любой твой выбор. Я думаю, если однажды Сид решиться признаться предкам в своей нетрадиционной ориентации они примут и это - без скандала и упреков, тихо мирно выпив на пару сердечных каплей они решат, что это его выбор и он имеет право на него. И пусть в меня мало кто верил, когда я начал писать свои собственные рассказы, главное, что мне никто не запрещал это делать и вот пять лет тому назад мне удалось поступить в весьма престижный университет в Англии на филологический факультет! Пять лет прекрасной незабываемой студенческой жизни иии вот я дома и родители уже тащат куда-то мой великолепный зад - покрасоваться перед друзьями и похвастаться красавчиком сыном!
красив
- Оооо! Слевин дорогой, как ты вырос! - я галантно целую руку миссис Джаральд - старой маминой подруге, и, получив бокал шампанского от мистера Джаральда пускаюсь в светское обсуждения моей жизни: как учился, как там Англия, не собрался ли жениться и так далее... Скукота, если честно! В любой другой день я был бы просто невероятно раздосадован перспективе провести вечер в компании старперов, но не сегодня - я в слишком прекрасном расположении духа - только было решил я, когда на вершине лестницы, ведущей на второй этаж, появилась блондинка, в образе которой я с трудом узнал ребенка Джаральдов - Микаэллу! Она слетает вниз по лестнице и, решив, будто бы я ее мать, просит меня застегнуть на ней платье. - Позволь я помогу тебе, красотка! - отдаю бокал отцу и впервые в жизни делаю то, что никогда раньше не делала-  застегиваю на девушке платье, а не расстегиваю! Странное, знаете, ощущение.... Да и вообще смотреть на повзрослевшую Микаэллу было, как минимум, непривычно: я помню ее пять лет тому назад когда меня просили побыть с ней в качестве няньки и приглядеть, пока Джарельдам нужно было срочно куда-нибудь свалить. Маленькая в веснушках - мне никогда не доставляло хлопот приглядывать за ней, даже наоборот - поедая на скорость нутеллу и смотря всю ночь губку боба я чувствовал, что рад был бы иметь младшую сестру похожую на нее. Сейчас, впервые за столько лет, сообразив, что младшие сестры тоже с возрастом становятся привлекательными, я понял, что слава богу у меня ее нет - недалеко ведь было бы и до инцеста...
-.... и тогда я отвечаю профессору... - выдерживаю некоторую паузу, в которой наблюдаю за реакцией всех сидящих за столом: все заинтересованно ждут продолжения моей замечательной истории, кроме блондинки, сидящей напротив: - .... если нет разницы - почему бы вам не поставить мне отлично!? - стол взрывается радушным смехом. О да - я в ударе! Да я просто неотразим как никогда и, надо признать, слегка ахуел, когда Микаэлла, отложив в сторону вилочку, которой безучастно ковыряла тарелку, интересуется, что бы ей такое сделать, что бы мы наконец свалили. - Микаэлла! - возмущенно шикает на дочь мисс Джаральд, а я, уже придя в себя, спешу ее остановить: - Не стоит, мисс Джарельд! Я думаю Микаэлле скучно сидеть здесь, с нами, когда где-то там ее ждут друзья - я понимаю ее иии.... в общем-то буду не против отвести ее туда! - вижу удивление на лице Кассандры и счастье в глазах младшей: -.... и я с удовольствием проведу там с ней пару часов и привезу ее обратно в лоно семьи! - с великолепной улыбкой завершаю свой монолог наблюдая за тем, как Микаэлла с матерью обменялись эмоциями с лица: Мик в удивление, а Кассандра - в неподдельное счастье!

- Мы будем к одиннадцати - я вам обещаю! - галантно провожаю блондинку к своей машине, что подарил мне на окончание учебы отец, и обещаю, что не спущу с нее глаз все это время, что мы будем у кого-то где-то там. Сажусь за руль и некоторое время смотрю за недовольным лицом блондинки: - Ты сильно выросла, я тебя вооот такой помню! - показываю рукой где-то в области своей груди и не спеша выезжаю со двора дома Джарельдов. Сказать честно меня и самого не прельщала перспектива провести весь вечер в компании родителей и их друзей - я, конечно же, был гвоздем программы, но мне самому хотелось побывать в месте где мне налили бы чего-нибудь покрепче шампанского и я совершенно не сомневался, что Джарельд младшая собирается сбежать именно в такое место. Но она, что-то, совсем не обрадовалась перспективе отправиться нам на эту вечеринку вместееее ииии.... - Слушай, крошка, меня самого не радует перспектива убить время в компании предков, но ни тебя ни меня бы не отпустили сегодня никуда. Так что давай на какое-то время ты вырубишь суку и позволишь нам вместе провести приятный вечер в компании твоих друзей. Я ведь наверняка им понравлюсь, если завлюсь на вечеринку в парой бутылок виски.... Которую мне, в отличии от вас, уже можно легально приобретать в любом магазине страны! - бросаю многообещающий взгляд на блондинку, что надула губы глядя в окно, пока наша машина притормозила на красный свет светофора. Надеюсь она таки послушает голос здравого смысла и не попортит такую прекрасную перспективу на отличное завершение этого дня.

+1

4

Он рассказывал всякие разные истории, которые считал смешными и пиздец какими уссыкательными, а я же пела в голове новую песню Бритни Спирс и представляла, как было бы круто, если бы Слевин сейчас уронил устрицы себе на брюки или подавился бы виноградной косточкой. Но потом я вспомнила, что мой отец врач, хоть и женский, так что хоть какую-то первую помощь он бы оказать успел. Я бы тоже могла бы помочь, например, я прекрасно пинаю каблуком промеж ног, а это может действенно отвлечь от проблем с дыханием! Чего ж ты, сука, не давишься? Нет, я не жестокая, вообще ни капли, я просто хочу на вечеринку…
Я отказываюсь верить своим ушам, когда Мистер СлушайтеВсеМеня предлагает отвезти меня туда и даже последить за мной. Даже не так, я отказываюсь верить в то, что у меня вообще есть уши – откуда в этом самовлюбленном идиоте, хоть и привлекательном, столько благородства? В чем подвох? И пока я с охуевшим лицом и отвисшей до пола челюстью сижу и смотрю то на него, то на мать, эти двое уже обо всем договорились и только удосужились поставить меня перед выбором: смотреть фотоальбомы с моими детскими голыми фотками или пойти на вечеринку месяца в сопровождении этого студента. Как бы мне он не нравился, а перспектива краснеть перед всеми присутствующими за свои голые чресла, меня радовала меньше всего, поэтому я сразу же согласилась на уговор этого хитрожопого писателя. В любом случае мне нужно как-то избавиться от одной шлюхи, что домогается до моего парня, поэтому можно запросто познакомить ее с ним. Как говорит моя мама: «Двух зайцев одной Микой!»
Вот вся эта его галантность и нескрываемый подкос под джентльмена раздражали меня еще больше, чем его тупые шутки и замечания. – … Я как бы и сейчас тебе по грудь, красавчик, закатываю глаза на его такую стандартную фразу, что я слышу чуть ли не каждый божий день, когда к родителям заявляются их давние друзья. Реально, каждый день. Мы трогаемся с места и как только выезжаем с моей улицы, я прошу его выбросить меня где-нибудь в центре, чтоб мы могли спокойно разойтись, но он даже не думает об этом, наоборот, намеревается идти со мной.
– Крошка? Издаю удивленное “О” и продолжаю. Давай так, когда мы с тобой переспим, ты, может быть, сможешь меня так называааа… ловлю его заинтересованную ухмылку вместе со взглядом и понимаю что сказала глупость, - то есть, я имела в виду… неожиданно для себя краснею и ищу слова, пытаясь не реагировать на смех парня, - какого хрена? Мы не будем спать, ясно? Никогда. Ни за что. Блять, что происходит? Да чтобы я… когда-нибудь… с ним… да никогда в жизни. Смотрю в окно, чтобы как-то уйти от разговора, пока мы едем по центральной улице, чтобы он смог купить моим друзьям выпивки. Кстати, эти придурки, будут рады увидеть взрослого на вечеринке, особенно девушки, я уже представляю, как каждая из них будет задирать юбку и поправлять волосы, стоит только Баррету показаться на пороге. Все старшеклассницы мечтают закрутить роман со студентом, к тому же выпускником, да и еще и с богатым.
– Эй, Ромео, хватит на меня пялиться... складываю руки на груди, пока мы, закупившись алкоголем и чипсами, едем к Холли домой. Мне от его взгляда так неловко становится, да еще и мурашки по телу бегать начинают, что вообще за бестактность такая? Чему его там, в Англии научили? Точно, не этикету. Воооон у тогоооо столба, наклоняюсь, чтобы показать ему место парковки, случайно оказываюсь с ним нос к носу, когда он поворачивается чтобы сказать чтоб я замолчала. Ммм… извини. Уровень неловкости между нами набирал немыслимо большие обороты. Нет, правда, что происходит? Вылетаю из машины, поправляя платье и, ожидая, когда парень налюбуется собой в зеркало. – Ты красавчик! Пошли уже, ааа.
-Микаэла, ты приехала! Ко мне подбегает уже подвыпившая Холли и крепко обнимает, радуясь моему приезду и останавливается на полуслове рассказывая мне про Райана, увидев вошедшего за мной Слевина. – Холлс, знакомься, это – Слевин! Друг семьи, один горшок, все дела… Смотрю на парня и, увидев его оценивающий взгляд, понимаю, что кто-кто, а он в представлении явно не нуждается. Пробегаюсь взглядом по квартире в поисках своего парня и, находя его в компании грудастой Сары, что так и трется своими бидонами о его лицо, я не придумываю ничего другого, как заставить его ревновать. И, конечно же, не нахожу никого лучше, чем того, кто действительно является лучшим среди моих прыщавых одноклассников. Уверенно поворачиваюсь к парню, смотря на него сверху внизу, загадочно приподнимая бровь. - Эй, пссс, Слевин! Не хочешь меня поцеловать?

+1

5

Было, как минимум, странно смотреть на повзрослевшую Микаэллу - такую привлекательную, юную и уже полную цинизма богатой зажравшейся особы. Я ведь совершенно не шутил когда восторженно показал ей докуда она мне доставала макушкой в нашу последнюю встречу, а она такая... пф. Пися-королева. Да черт с этим: я был в хорошем расположении духа и даже ее надменно вздернутый носик не подпортит мне мои планы на вечер.
Трудно определить с какого именно возраста ты перестаешь замечать как быстро летит время: вот, казалось бы, мне 17, как и блондинке сидящей рядом со мной, но вот уже я - выпускник лингвистического факультета и мне чуть за двадцать. И тем не мнее, мне кажется, я никогда не был таким высокомерным, как эта девчонка сидящая с лева от меня, а ведь я тоже не в бедной семье рос! Меня совершенно не парило то, что я еду на вечеринку где собравшаяся тусовка на пять лет младше меня или что вероятное (вполне вероятное) совращение одной из понравившихся девиц на тусовке грозит мне сроком за совращение - к черту это. А вот Микаэла и ее напряжение, холодное отстранение немного беспокоили. Наверное я не так представлял эту нашу с ней встречу: все же не чужие друг другу люди, йопта! Я относился к ней как к младшей сестре и был бы рад, если бы эта теплота меж нами сохранилась и я не чувствовал себя нежеланным ей гостем. Я ахуевши поперхнулся на словах по секса: ЧТО БЛЯДЬ?! - Ахахах! Вот тут я с тобой солидарен, крошка: целиком и полностью! Никакого секса.... - эта фраза так непривычна мне, все мое нутро сопротивляется этой дикой, безумной, недопустимой для полноценного мужчины, фразе. Это кощунство, такое произносить, поэтому я добавляю, дабы не нагнать на себя проклятье великого бога отвечающего за стоящий член: - .... до тех пор, пока тебе не исполниться 18! Самому как-о неловко, поэтому нависшую над нами напряженую паузу я разбавляю музыкой из радиоприемника, сделав его погромче....


В общем-то я знал, что буду самым старшим на вечере, куда тащит меня блондинка.... Куда я добровольно согласился поехать, но, в общем-то не парился на тему того, с кем я буду веселиться вечером. Почему-то совершенно не сомневался в том, что Микаэлла компанию мне не составит и едет она сюда лишь с одной целью - оказаться поближе к какому-нибудь смазливенькому Джонну, что теребит ее девственную вишенку пока Джарельды старшие не видят. - Холли, я так понимаю!? - галантно подхватываю выбежавшую нам на встречу девушку за ручку, и легонько касаюсь ею губами. Подруга Мики краснеет и тут же затыкается. - Куда я могу поставить это? - вытаскиваю из за пазухи две бутылки Джека Дениэлса и все, кто обратил внимание на наше появление, тут же оживают, кто-то кричит мне "привет чувак", а кто-то даже хлопает. Все - я свой в доску! Из приятного дурмана своего великолепия меня выводит Джарельд весьма, должен сказать, невероятным заявлением о поцелуе. Непонимающе моргаю, смотря на нее не ебнулась ли она об что-то, пока я мило беседовал с ее подругой, но ни следов побоев ни чего-либо еще не обнаружив, догадываюсь, что причина ее столь радикальной смены грубости на милость является в чем-то другом. В ком-то другом! Пару секунд на то, что бы проследить за взглядом девушки и еще несколько, что бы скумекать что к чему.... - Ахахахах! Крошка, ты забыла о чем мы договорились с тобой в машине? Но если ты так жаждешь я, конечно, помогу тебе заставить всех присутствующих парней пожалеть о том, что ты пришла не с ними! - обхватываю рукой ее плечо и веду в сторону барной стойки, у которой несколько необразованных парней с удивлением рассматривают бутылки виски, что я принес с собой....


-... а однажды в общаге, после дооолгой бессонной ночи видео общения с Микаэллой... Если вы понимаете, о чем я.... - я травил байки о наших с блондинкой отношениях так занятно, что сам почти в них верил и сам себе завидовал от того, что у меня такая невероятная девушка! Я по хозяйски приобнимал ее за талию и не смел ответить ни на один из томных вздохов какой-то ее рыжей знакомой, что то и дела терлась об меня своими буферами. В руках у меня было виски - у Микаэллы - кола. Я ведь, как заботливый парень не разрешил ей пить алкоголь. И возле нас давно уже точился тот упырь, ради которого блондинка чуть не поступилась своей автомобильной клятвой и не поцеловала, о боже, ужасного меня. Злобно поглядывая на мою руку у блондинки на талии он явно желал что-то мне сказать, но помалкивал, поглощая уже второй стакан Джека, который купил и принес, собственно, я.

Отредактировано Slevin Barrett (2014-07-23 23:29:05)

+1

6

Немного подумав и как-то отстранившись от своих обид, я попыталась понять, почему я не могу выносить Баррета. Слишком самоуверенный, самовлюбленный, дохуя умный, великолепно подкаченный и невероятно красивый мужчина, и вот почему-то именно это и бесило! Особенно то, как он на меня смотрел! Будто бы я ему что-то должна, будто бы должна помнить какие-то мелочи из нашего общего детства, а я, конечно, их помню, отчетливо, но ему об этом знать не обязательно. Ведь мне было 12, и я тогда впервые влюбилась. Конечно, это была самая тупая из всех моих детских влюбленностей и я до сих пор, вспоминая это  в голове, могу зафейспалмить и долгое время съеживаться, но в общем-то, это было нереально глупо. Влюбиться в Слейва - это наверное самое наитупейшее что я могла сделать, мы же друг друга голыми видели! Да это же тот самый придурок, который есть у каждой девушки, тот, который первым пипиську показал! И плевать, что вот этого как раз я и не помню, но все равно. Он был моим лучшим другом, именно ему я жаловалась и плакалась в шикарную красную рубашку, когда какой-нибудь мальчик в школе называл меня коротышкой или ушастой. И это именно он давал им пиздюлей и заставлял передо мной извиняться, одним из таких мальчиков был его собственный брат Сид, и даже тогда он встал на мою сторону! Естественно, мое наивное сверхчувствительное детское сердце стало биться чаще, когда к нам заходил Слевин. Двенадцатилетняя Микаэла даже создала постыдный розовый альбомчик с своими и Слевина фотографиями и вырезанными из журнала фотографиями парочек, свадеб, шмоток и детьми. Боже, какой же я была тогда дурой! Я, может быть, и сейчас не особо отличаюсь какими-то обширными познаниями, но до такой степени, я уже не опущусь. И вот, знаете, все бы ничего, но он бросил меня! Даже не зашел попрощаться перед отъездом в колледж, увлеченный новым миром и перспективами, разбив мне в дребезги сердце и превратив в бесчувственную семнадцатилетнюю девушку, что вспомнила прошлое, стоило ей только выпить пару рюмок. Кстати об этом, я успела лишь сделать пару глотков из бутылки водки заныканной у себя  в сумке, которую мне подогнал один студент, что тщетно пытается за мной ухаживать, пока Баррет не стал распускать руки, вживаясь в роль моего якобы парня. А мне, знаете, так противно было. Вся эта наигранность и недвусмысленные намеки еще тогда в машине, сбивали меня с толку и вообще не давали никакой ясности всей этой картине. Причин, чтобы вновь начать доверять этому человеку, потихоньку прибавлялось, но все равно какая-то толика сомнений все еще присутствовала. Единожды предавший и все такое. Правда, нужно признать, что когда он согласился на мою просьбу, переработав ее, на более взрослый и серьезный уровень, а потом взял меня за руку и обнял за плечо, я почувствовала себя уверенно и полноценно, как будто дома. Радовало меня еще больше то, что ни капельки былой детской влюбленности, вообще, только некоторое старое уважение и чувство возвращения или повторного приобретения верного друга. Но вот сука, что он порой несет… - Слевииин, дорогой, ребятам не обязательно знать ВСЁ. Толкаю его в коленки и демонстративно закатываю глаза – еще чуть-чуть и в его рассказах начнется часть, где я потрясающе сексуально стону и отменно готовлю. А вот и нет. Все мои друзья знают, что я к плите, даже когда матушка просит, не подхожу. Мы проводим так некоторое время, сидя и обсуждая нашу якобы со Слевином личную жизнь. И о господи, какой же он великолепный рассказчик! Долго не могла понять, откуда он взял столько мелочей и так тщательно все продумал и завернул, что я аж сама ахуела и поверила, даже слегка пожалев, упустив такого парня, но потом вспомнила, что он вроде как дипломированный писатель чуть ли не мирового масштаба и вообще, это же все представление для моего Райана. Последний подходит ко мне и вытягивает из объятий брюнета, чему я, кстати, рада, так как слегка затекла сидеть в одном положении и, отойдя вместе с Райаном в столовую, совмещенную с баром, гордо поднимаю голову, заставляя парня оправдываться. – Малыш, это что за хрен такой? Что он несет? Все еще держа голову высоко задрав и стараясь не смотреть в глаза парню, что крайне тяжело, ведь он выше меня на голову, как почти и все присутствующие, я еле сдерживаюсь, чтобы не улыбнуться. – Ты разве не слышал? Это Слевин. Мой – парень. Тихо смеюсь и иду к столу с бутылкой джина, что так любит отец Холлс, наливаю себе в стакан и, многозначительно посмотрев на стоящего напротив парня, выпиваю все залпом. Надо признать, я впервые пью сей напиток и поэтому, меня сейчас вставило не по-детски. Откашлявшись, и придя в чувства, смотрю на Рая и мы вместе ржем. – Майки, может ну их всех, ммм? Он подходит ко мне ближе и, откинув мне, волосы назад, притягивает к себе поцелуем, скрестив свои руки, у меня на шее. – Давай сбежим, детка? Погуляем по городу или пойдем на другую вечеринку, только скажи! Я просто не могу видеть тебя рядом с ним, он так смотрит на тебя… целую его и, насладившись всей атмосферой, обещаю ему выйти за дверь через 5 минут, пока он ловит такси. – Эй, Холли, прости, милая, кажется у нас Раем все в порядке. Я даже думаю, что сегодня Это случится! Мы тихо хохочем и я поправляю волосы, не скрывая эйфории от происходящего и выпитого, подхожу поближе к Баррету, чтобы попрощаться. – Слевин, спасибо огромное, но мне нужно уйти. Ты реально меня выручил и с меня должок, можешь просить все, что хочешь… конечно, кроме секса! Смеясь, натягиваю на себя командную куртку Рая и, помахав всем на прощание, спешу к входной двери, чтобы выйти, но на моем пути внезапно возникает Баррет.

+1

7

Нууууу.... что уж скрывать, что я вошел во вкус? Да думаю вы все заметили, как мне нравилось придумывать на публику наши с Микаэллой отношения. Я расписывал все до мелочей: момент, когда понял, что люблю ее больше чем сестру, как и сама она призналась мне в этом, страх объясниться перед родителями, трудности, что возникли у нас в связи с тем, что я учился так далеко. Я отчетливо себе это представил - наши с ней отношения и знаете, совершенно не испугался сему! Все звучало так естественно из моих уст ииии совершенно не вызывало подозрений даже у меня самого! Я ведь, на самом деле, знал про нее не мало: что любит есть, что любит слушать, какой ее любимый цвет и до сколки лет она писалась в постель.... Я всего лишь слегка утрировал эту нашу с ней связь на публику и мне не стоило этого огромного труда: иначе для чего бы я вообще мечтал стать писателем? Я говорил о многом, затронул почти все сферы наших с Микой выдуманных отношений, кроме той, о которой мы договорились в машине - я даже и не подумал о том, что бы вообразить себе каким у нас с Микаэллой мог бы быть секс. Вот это, реально, было бы стремно: придумать еще и это. Поэтому когда расторопные подружки блондинки спросили меня и про это, я отмахнулся недвусмысленно давая понять, что она еще к этому не готова, а я и не собираюсь настаивать - подожду когда она там созреет, да и вообще не против, если она решит потерпеть до первой брачной ночи. Все шло просто прекрасно: хахаль Микаэллы потел, подружки текли рядом со мной, не в силах устоять перед моим очарованием и невъебенностью и даже та девица уже стояла возле меня, которая в начале вечера крутилась возле стремного парня, по которому сохнет блондинка. Все было просто прекрасно, но в какой-то момент я потерял связь со своей подопечной, остался наедине с ее многочисленными подружками и позволил себе увлечься разговором со сворой молоденьких девственниц, что так жаждут молодого студенческого тела. Вот одна уже повисла на моей руке - той самой, под которой еще пару минут назад уютно умещалась Микаэлла и ее маленькая, плотная фигурка. - Слевин, дорогой, а как ты относишься к сексу без обязательств? - она безстудно треться об меня своими буферами. - Я отношусь к нему - без обязательств! - отвечаю я ей, высматривая в толпе тусящих в доме подростков светлую голову, внимательно слежу за ее разговором с придурком с собачьим именем - Райн, а затем, нахмурив брови, смотрю на то, как она воодушевленно куда-то собирается....
- Эу, нет милая..... ты никуда не пойдешь: я поручился за тебя перед твоими родителями! - вижу как на ее лице отразилась боль и разочарование всех девственниц мира, мечтающих о первом сексе, но я неприклонен: вытаскиваю ее за локоть на улицу и слушаю ее стоны и просьбы позволить ей уйти. Рядом, тут же, крутиться этот ее Рендал или как его там.... Просто крутиться - боится заговорить со мной и правильно делает ибо подбешивает он меня занятно. Микаэлла пытается вырваться, затем угрожает, затем пускает в ход самое убийственное оруже, что только придумали женщины против мужчин - по ее щекам катятся слезы. - Черт! Не реви! - я в смятении... Я совершенно не желаю отпускать ее с этим прыщавым упырем, но и причин не пускать у меня нет, кроме той, что за моей спиной стоят ее родители и надеются, что все обойдеться без происшествий. - Так... слушай, давай договоримся так: я даю вам час на... кхм, разговор! Если через час ты не возвращаешься - я клянусь, я расскажу твоим родителям в подробностях ваших тут посиделок и добавлю сверх увиденного. И зная характер твоего отца думаю ты месяц на жопе ровно сидеть не сможешь, после моего рассказа! - многообещающе угрожаю, надеясь, что она не дура и понимает, что я и правда прекрасный рассказчик. Она кивает мне в ответ и соглашается на все выдвинутые мной условия, сую ей в ладонь бумажку с нацарапанным на нем номером мобильного телефона и провожаю хмурым взглядом отъезжающую, вверх по улице, машину.


Не скажу, что я заскучал или что мне не чем было заняться: отбиваться от похотливых школьниц оказалось весьма занятным, только вот ощущение беспокойства за блондинку, уехавшую куда-то с кем-то, чье имя кажется начинается на Р.... В момент, когда какая-то рыжая девчушка с довольно таки откровенным декольте якобы случайно положила руку мне на ширинку, в кармане завибрировал телефон. - Прости милая - не могу не ответить! - спешу смотаться с дивана, на котором меня, как добычу, зажали в уголочек. - Хэллоуууу.... - протяжно отвечаю на звонок неизвестного номера и в ответ слышу сдавленные всхлипы Микаэллы! ЧЕРТ! - Что блядь случилось?! ТЫ ГДЕ!? - кидаюсь прочь из дома, напрочь забыв с кем-либо попрощаться....


Сука, так и знал, что не стоило ее куда-то с этим Реймондом пускать! Нихуя не понял, что она мне там проныла в трубку, -слава богу, что адрес разобрал! Запидарасило меня конкретно - не дааай бог, что-нибудь с этой идиоткой случилось! Пролетел два квартала за пятнадцать минут, вылетел из машины так быстро, что позавидовал бы и гепард! С ноги открываю дверь в дом, где на диване в зале вижу прыщавого урода, прижимающего пакет со льдом к причинному месту и ни следа Микаэллы. Сука! Второй раз здороваться не стал - просто вмазал ему по челюсти за то, что он там сделал, и только затем перешел к диалогу, крепко держа подростка за шиворот: - Где Джарельд?! Гнида, если ты ей что-нибудь сделал!... - парень в моих руках начинает ныть! Реально - из его носа ручьями побежали сопли а из глаз - слезы. Сквозь невнятную речь понимаю, что Мика заперлась в ванной. отпускаю недомерка и кидаюсь по коридору в поисках ванной. За первой закрытой дверью меня ждала кухня, за второй - кладовка и только третья по коридору оказалась заперта: - Микаэлла открывай, это я! - стучу кулаком по дереву, в надежде что с ней все в порядке. Другого варианта я себе не прощу никогда в жизни.

+1

8

Я не могу объяснить, почему меня так сильно тянет к Райану и почему я не могу взвесить все “за” и “против”, нашей сегодняшней ночи, но видимо я, настолько сильно хочу стать взрослой, что мне почти абсолютно плевать, что это действительно должно быть весьма значимое событие в моей жизни. Если уж быть до конца откровенной, то не так уж и сильно нравится мне этот парень. Иногда у него воняло изо рта зажеванной до нельзя жвачкой, иногда он целовал меня после обильной футбольной тренировки на поле, он не отличался чистоплотностью, но был из элитной среды и у него были очень известные родители. Поэтому я терпела его некоторые минусы, игнорируя свои перфектционистические заскоки и со скрежетом на сердце, не умудряясь убегать от него, в ванную, скорее чистить зубы или отмываться от его грязных рук, мило улыбалась, чтобы он меня хотел. Он заявил о своем желании переспать со мной, наверно, через несколько дней после нашего второго свидания и был удивлен, когда получил очень “мягкий” отказ. Я же была удивлена не меньше него, когда моим наивным мечтам о прекрасном и любящем принце пришлось вдребезги рассыпаться, заменяя представление о грязном и похотливом животном. Но, так уж получилось, что я любила Рэя, несмотря на то, что он этого был не достоин. И каждый раз, напиваясь с Холлс, тайком от родителей, я твердила ей о том, что больше никогда и ни за что не буду встречаться с этим имбецилом, но тут же рвалась писать ему смски о том, что я сильно скучаю.
- Слевин, да ты ахуел вообще? Это, кстати, самый первый мой мат в сторону и в присутствии Баррета, ибо сейчас, когда мы стоим на улице, когда он пятнадцать секунд назад беспардонно вытащил меня чуть ли не за шкирку за пределы дома, и он с каким-то грозным видом на меня орет и типа строит из себя невъебенного старшего брата, я злюсь с такой силой, что еле держу себя  в руках, чтобы не накинуться на него с кулаками. – Отпусти меня, иначе я поприветствую твоего дружка своим каблуком, а потом оставляю на твоем прекрасно выбритом лице несколько шрамов, он сильно держит меня за руку и, я брыкаюсь и как бы вешу на нем, как только что пойманная рыба, которую еще не прибили. И мне, знаете, сразу так обидно стало, я всегда реву от беспомощности, а тут еще и обида от причиненной мне боли, естественно, я заревела как двухлетний ребенок, которому отказались покупать конфеты и вооон того красивого мальчика, что совершенно не обращает на меня внимание. – Слевин, пожалуйста, или я тебя возненавижу на всю свою оставшуюся жизнь! И вот, о чудо, он меня отпустил, правда, перед этим изрядно помучив и дав всего лишь час и еще свой номер телефона, пффф, будто бы все это понадобится, и я скоро вернусь в его объятия. Небось, сам боится хорошего ремня из рук моего отца. Радостно подпрыгнув на месте и оставив на его щеке, легкий дружеский поцелуй и след от помады, убегаю, садясь в машину к Рэя, что просто замечательно водит машину, когда выпьет дорогого виски.
- Милый, куда мы едем? Всовываю голову обратно в окно, минуту побыв на свежем воздухе и позволив волосам развиваться порывам встречного ветра. – Ко мне. Если бы я сразу знала, чем все закончится у него дома на шикарном кожаном диване, то не радовалась бы как идиотка, только узнав, куда мы едем. Парень пропускает меня внутрь своего дома и включает свет, где уже давным-давно все готово к моему приезду. По крайней мере, я верю, что все расставленные свечи и рассыпанные по полу лепестки роз, действительно предназначаются мне, а не какой-нибудь там Саре. – О, Райан, как приятно! Прохожу внутрь, стараясь не задевать каблуками алых листков, чтобы не дай бог не проткнуть, они нам еще в ванне понадобится могут…  - Что ты делаешь? Выпиваю из бокала вино, умело разлитое моим парнем, у меня в два раза больше налито, чем у него, и он что-то подозрительно плотоядно на меня смотрит, вот прям, раздевает меня глазами. И надо сказать, меня это одновременно и воодушевляло, и пугало. Он отнимает у меня бокал и тянется с поцелуем, в тот же момент как бы случайно наваливаясь на меня, потому что места на диване больше нет. Я была согласна на поцелуй, но ничего более, потому что этот вечер уже давно был испорчен, хотя бы тем, что он тискался с сиськастой шлюхой, а я обнималась со студентом. А тут еще воспоминания всякие, много алкоголя, мне совершенно не хотелось, чтобы во время моего первого секса, меня вытошнило на партнера или бы я ничего на утро не вспомнила. Да и после всего произошедшего, я уже не была уверена, что хочу сделать это именно с таким человеком, как Райан. – Слушай, отрываюсь от его поцелуя, который жутко мерзко пахнет, - я что-то устала и думаю, будет лучше, если ты отвезешь меня домой. Выпрямляюсь, чтобы встать и вытягиваю руки, отталкиваясь от парня, но он жесткой хваткой сжимает их и заламывает мне за спину. – Ай, больно, отпусти! Эй, что ты… КАКОГО ХРЕНА? И тут до меня доходит, что за место милого и иногда приятно пахнущего футболиста, я вижу перед собой ненасытное и отвратительное животное, что пытается поднять мое платье, чтобы… Тело охватывает дикая дрожь и я сквозь начавшиеся текущие слезы, подбираю под себя ноги, и со всей силы заезжаю коленкой спортсмену  между ног. И быстро стараясь натянуть платье до самых пяток, бегу  в ванную, чтобы смыть с себя все его противные следы от поцелуев и жестких рук. Дрожь не унимается, так же, как и слезы, которые не дают мне даже спокойно вздохнуть, ибо я в полнейшем ахуе от только что произошедшего. Я хочу оказаться в родных руках, что никогда не причинят мне боль, и всегда будут греть, а не вводить в ужасный холод, который исходил от Райана. Набираю телефон Слевина и рассказываю ему о случившемся, скорее ноя в трубку, чем говоря, и прошу забрать меня. Потом залезаю в платье в душевую, так как страх, что парень может взломать дверь и изнасиловать меня, увидев обнаженную, отдается во мне громким стуком моего сердца. Смываю с себя весь этот макияж, что рисовала на своем милом лице специально для этого урода, вместе с непрекращающимися слезами и не могу поверить, что человек, который мне нравился и которому я когда-то хотела отдать свою невинность, хотел так со мной поступить. Слезы не прекращаются даже тогда, когда в дверь яростно долбится Слевин, давая мне самый яркий лучик радости за этот день и я бегу открывать ему дверь, утыкаясь носом ему в грудь и, дико начинаю плакать, понимая, что он обо мне подумает. – Слевин, увези меня отсюда, пожалуйста, трясусь и сама представляю, какие мысли обо мне он у себя в голове складывает. Он усаживает меня в машину и даже пристегивает, так как я дико трясусь от ночного холода и вновь подступившего чувства предательства. – Только не домой, смотрю на него и вновь не могу сдержать слезы, утыкаюсь в его мужественное и крепкое, а главное, теплое плечо, изливая ему душу. – Слевин, про-ооости меня, за это дураааа-цкое поведеее-ние в моем доме и пот-оооом тогда в машинееее, и вообще за этот веее-чер и за Райана, которыыыы… голос срывается, и я приглушенно кричу, пока парень крепко прижимает меня к себе и тихо приговаривает слова успокоения, - я хочу, чтобы ты знал, что я не такая и весь этот цирк… смотрю в его глаза сквозь пелену слез, - ты только не презирай меня, пожалуйста, дико кричу от внутренней боли и, отстегиваясь от ремней, что дико давят, падаю в его объятия, уже начиная чувствовать себя в безопасности.

+1

9

Женщины! Уже тогдааа я знал, что неприятностей от них гораздо больше, чем пользы! Серьезно: имея, пусть и небольшой, но достаточно смелый опыт общения с представительницами слабого пола, я отчетливо понимал, что бабы – зло. Слабые, хрупкие с виду они лезут на рожон стремглав, словно бы если бы были какими-нибудь огромными уличными бойцами, а нам, мужикам, приходиться потом это дерьмо за ними расхлебывать. И, самое стремное знаете в чем? В том, что все хорошие, с виду девочки, из приличных семей со строгими родителями, знают, что им нельзя общаться с плохими мальчиками, но в них это словно генами заложено - выбрать самого ужасного парня из всех и потом долго и упорно по нему страдать! Я знал, что нельзя было Микаэллу с этим типом отпускать - дело было не в предчувствии или ревности старшего брата, которая, конечно, слегка покусывала мои пятки, когда я думал о том, что Микаээла, вроде как, выросла. Все дело было в том, что я знал наверняка чем вся эта затея кончится: бабскими слезами! Еще ни одно лишение девственности, на моей памяти и практике не прошло без истерики, а мне вот не особо знаете хотелось, взяв ответственность за Микаэллу, возвращать ее в лоно семьи зареванную и, скажем, не целую.... хехех. Однако я поддался на ее уговоры и сам, потом же, об этом пожалел: в момент, когда долбился кулаком в закрытую дверь ванной и воображал себе ужасы, что только мог с ней сделать этот прыщавый червь, что сидел с ледиком у яиц в зале....
Я не понимаю напуган я или зол - и то и другое, наверняка, но что именно преобладает сказать трудно. И даже когда я увидел ее: живую и невредимую, меня не отпустило! Так и треснул бы ей - вот честно! За что? Да просто так: что бы слушала то, что старшие ей говорят! Подхватываю ее за плечи и тащу прочь из дома, надеясь, что она навсегда забудет сюда дорогу. Ну и что бы наверняка, поворачиваюсь к утырку и кидаю: - Увижу тебя еще раз с ней рядом - заставлю сожрать собственные яйца!
Засовываю девушку в машину, пристегиваю - как маленького ребенка, даже платок где-то нашел чистый, что бы дать Микаэлле утереть бегущие по щекам слезы. Я вам уже сказал и повторю: ненавижу когда женщины плачут! А еще больше терпеть не могу когда они бьются в истерике - что, в общем-то, и происходило сейчас с Микаэллой. - Успокойся, блядь! - чувствую, как ее нервозность передается и мне. Че он там блядь ей сделал? Че он мог сделать с подбитыми яйцами? Останавливаю машину, когда девушка просит не везти ее домой, прикидывая, куда бы нам с ней сейчас уехать и что сказать ее родителям...
- Все, успокойся, я не злюсь! - легонько поглаживаю девушку по плечу, в ожидании, когда же она успокоится. На глаза попадается выдохшаяся бутылка фанты: хватаю ее и протягиваю Мике: - .... и не презираю. Успокойся, йобна! - жду, когда она попьет и прекратить выть в голос, что бы достать мобильный и набрать номер ее отца: - ...Хэй мистер Джарельд! Да, Мика со мной! Даааа у нас все в порядке - я же вам обещал, что будет все впорядке?! Да.... ага.... ну да! - коротко отвечаю на расспросы и наставления отца блондинки, наблюдая краем глаза как она сморкается в платок и хлебает газировку. Когда отец семейства Джарельдов говорит, что доверяет мне настолько, что соврешенно не против, если мы с его дочерью задерживаемся, я спешу поймать его на слове и заявить, что мы как раз собирались немного прогуляться вдвоем, вспомнить былое, так сказать, наверстать упущенное время.... Получаю официальное разрешение не везти блондинку домой и, спокойно выдохнув, кидаю мобильный на заднее сиденье авто.
- Мммм.... ну ты..... - мнусь, не зная как спросить у Мики о ее состоянии. Да и к чему, когда она до сих пор шумно всхлипывает? - Он чтоооооа..... - снов запинаюсь, не будучи уверенным уместным ли будет напоминал о случившемся, когда у меня в животе громко урчит.... - М. Может пожрем? - завожу мотор и пускаюсь вниз по улице в сторону макдака...
Время перевалило давно уже за полночь, но мы не торопились домой, да и родители Мики тревогу не били. закупившись жратвой, забив ею всю заднюю часть салона, мы сидели на капоте моей машины и жевали двойной чизбургер. Девушка уже успокоилась и даже беспечно покачивала ножкой, громко всасывая из трубочки колу, пока я что-то ей рассказываю. Почти что втираю: - ... ты совсем еще молодая девчонка, но я думал у тебя мозгов побольше чем обычно бывает в головах у девиц твоего возраста. Оно, вот, тебе надо было? С каким-то хуесо.... ой, прости.... с утырком, в общем! Надеюсь ты, в общем, теперь будешь осторожна в выборе... эм... партнеров! Ты должна найти себе какого-нибудь потрясающего! Великолепного! Как, к примеру, меня! Ну, конечно же, такого как я ты вряд ли где-нибудь еще встретишь, но если он будет хоть немного на меня похож я, пожалуй, возражать не стану! - пихаю в себя наггетс, изредка кидая взгляды на блондинку, сидящую у меня под боком. - Вот, к примеру, знаешь что бы я сделал, будь я твоим парнем? Ну, конечно, мы не говорим сейчас про секс - его у нас, как мы обговорили, до твоего совершеннолетия не было бы! - слушаю предположения блондинки по поводу того, какого бы формата были у нас отношения, подхихикиваю в некоторых местах, радуясь тому, что все же годы ее не изменили и она все такая же незатейливо оригинальная и забавная. Перебиваю на полу фразе, когда ржать сил больше нет. -.... нет! Все гораздо проще! Я бы тебя очень часто и много целовал! - слышу как девушка сдавлено ржет, и делаю вид, что слегка обиделся: - Я серьезно! Девушки все, абсолютно, созданы для поцелуев! И плевать на секс - главное, что бы во время поцелуев искрили, понимаешь! Разве ты чувствовала что-то подобное с тем парнем - не думаю! Да хвать ржать! - уже не на шутку обижаюсь на то, что девушка веселиться с моих слов, криво на нее поглядывая. Че вот, ржот? Достала! Откладываю в сторону биг мак и резко притягиваю девушку к себе, что бы заткнуть ее назойливый смех поцелуем.

Отредактировано Slevin Barrett (2014-08-05 22:00:18)

0

10

Наверное, Слевин был сейчас единственным в этом мире человеком, которому я смогла довериться и не бояться быть осужденной за свои действия. Да, он, конечно, мог вообще надумать себе там, в голове всякую кучу мыслей обо мне, но я тут сама о себе подумала и поняла, что сижу рядом не с глупым дурачком, а с нормальным, ну слегка, здоровым мужчиной, который, я надеюсь, все прекрасно понимает. Если несколько минут назад я переживала за то, что выгляжу перед Барретом не в самой лучшей своей форме, и по лицу, наверняка, наихудшим образом растеклась тушь, то сейчас, сидя рядом с ним в машине, когда он позволяет обнимать его всю дорогу до МакДокдональдса, и даже без лишних вопросов отпросил меня и себя у моего строго настроенного отца до какого-то там неназванного периода времени, я доверяю этому приятно пахнущему мужчине.
Я очень тщательно слежу за своим весом, за всеми калориями, содержащимися в продуктах, что я употребляю, за всем что пью и принимаю, но в момент дикой слабости и вселенской обиды на всю мужское население планеты, я так сильно захотела жрать, что наплевав на свои же принципы и деньги Баррета, проговорила продавцу в красной кепке чуть ли не весь состав меню ресторана, заканчивая каждое свое предложение икотой, что осталась от моей слезливой истерики, пока Слевин не привел меня в чувства.
И пока нам готовили все сандвичи, жарили наггетсы, картошку фри и заворачивали это все в один пакет, я украдкой вытирала салфеткой из под глаз свернувшуюся тушь и била себе по щекам, чтобы не дай бог, завтра не быть опухшей. Прикладывала к лицу большой холодный стакан с колой, что принес мне парень, когда он сел в машину и мы отправились кататься по ночному городу, такому пустому и в то же время не спящему. Он привез меня к маленькому холму, почти за городом. На этом месте, если удачно подобрать время можно увидеть, как с соседнего аэропорта взлетает самолет, закладывая уши и заставляя на несколько секунд замереть. Знаете, это было так легко и обыденно – говорить со Слевином, что во мне уже не чувствовалась былая обида, не дающая спокойно на него смотреть и практически забылась недавняя ситуация, заставившая меня сильно понервничать. Сидела на капоте машины Баррета, подложив под себя его же куртку, потому что на улице все-таки ночь и как-никак холодно, сидела и просто молчала, потому что на такую пламенно-поучительную речь Слевина, как раз-таки подстать его писательскому духу, мне сказать было нечего. – Я тебе уже говорила, что ты очень скромный ииии слишком много думаешь о нас, как о паре? Кстати, те твои потрясающие слова обо мне в доме Холл, спасибо, было приятно. Откусываю от бутерброда кусочек и улавливая краем уха, не обращая внимания на только что проехавшую машину, слышу что-то там про секс и совершеннолетие. - Погоди-каа, стоооой, то есть, ты сейчас серьезно так заявляешь, что как только мне стукнет 18, а это аж через четыре месяца, то ты не прочь заняться со мной сексом? Начинаю ржать и выдвигать разные догадки насчет наших отношений, но уже на полном серьезе, а не так, как мы это делали несколько часов назад еще на вечеринке. – Если бы мы с тобой начали встречаться, то я бы ходила в какой-нибудь парандже, и ты бы звал меня «Моя женщина»! Изображаю из себя восточного мужчину, грубя голос и жестикулируя руками куда-то ввысь, начинаю ржать и, совершенно случайно зациклись на теме секса, выдаю определенно лучшую версию наших со Слевином воображаемых отношений. – Уверена, ты бы приносил мне с утра свежие булочки и козье молоко, чтобы только получить секс, так сказать плата за удовольствие. Бляя, шикарная идея, требовать завтрак в постель в обмен на секс. Прыскаю и уже не могу прекратить смеяться - так мне хорошо  и легко рядом с ним, с моим старым и верным другом. Целовал? Так скучнаааа, приглушенно смеюсь утыкаясь носом в хрустящий салат и откусывая от него кусочек, не успеваю проглотить и изящно наклонившись, выплевываю его на землю, едва не поперхнувшись. Да я так последний раз ржала, когда моя лучшая подруга решила в том году последовать моде и осветлить себе брови, в итоге лишившись их полностью, передержав несколько минут краску. Я тогда так закатывалась и била ногами по полу, что мне пришлось выпить успокоительного и три стакана воды, чтобы мое сердце не остановилось, оно ведь билось как бешеное и под конец моего экстаза даже начало колоть! И вот сейчас, я снова не могу успокоиться, представив себе как Слевин на коленях идет за мной, держа в руках только что испеченную булочку и кружку молока, от которого слегка исходит пар, и просит сжалиться над ним. Сердцебиение вновь начало усиливать свой ритм, как тогда на полу у Холли дома, когда Слевин резко и жестко притянул меня к себе, поцеловав, перейдя от всех своих слов прямиком к действию. Как хорошо, что я несколько секунд назад выплюнула все содержимое из своего рта, иначе бы сейчас вышло крайне неудобно перед парнем. Отвечаю ему на его резкий поцелуй, неожиданно для себя замечая, что где-то внутри что-то екнуло, как раз именно в тот момент, когда его рука так бестактно начала залазить мне под платье, нежно поглаживая мне ногу. Слегка испугавшись и опешив, но все же нехотя отстраняюсь от него и, спрыгивая с капота, откусываю от своего сандвича маленький кусочек. – Признайся, давно об этом мечтал? Прикусываю нижнюю губу, глядя на разгоревшегося парня, наклоняюсь, чтобы надеть туфли и сесть в машину. – Мы же договорились – ни-ни до моего совершеннолетия, снова закатываюсь смехом, пытаясь как-то разрядить неловкую паузу, внезапно между нами образовавшуюся и вытягиваюсь на сидении, тихо зевая, прикрыв рот рукой. – Слушай, мне еще никто ни разу не говорил, это очень важно, правда… я хорошо целуюсь? Мы выезжаем по дороге, и я выжидающе смотрю на друга, мельком бросая взгляд на яркий свет разноцветных фонарей города. И какое же было мое возмущение, когда Баррет лишь пожал плечами! Недолго думая, наплевав на дорожную скорость и на закон о том, что нельзя отвлекать водителя, когда он за рулем, накидываюсь на Слевина уже не с простым, а с французским поцелуем. Боже, он даже затормозил так резко, что я чуть не вылетела в лобовое стекло, не придерживая меня он, рукой. Мы целовались посередине дороги несколько минут, и я уже давно сидела на самом парне, чем на своем месте. Держала его за шею и не могла оторваться от его губ и языка, а он и не смел, отпрянуть от меня, притягивая к себе все ближе и ближе. Резко отстраняюсь от него, тяжело дыша, почти падая на пассажирское сидение и, указываю пальцем вперед, позволяя продолжить наш путь. – А сейчас?
- Спасибо, Слевин, скоро увидимся, выбегаю из машины, проигнорировав галантный жест парня проводить меня до двери. На самом же деле, мне не терпелось обо всем случившемся хорошенько подумать и настроиться на новые приключения, которые, я уверена, ожидают меня уже послезавтра, судя по предложению Баррета. Показываю кому-то в столовой два пальца и топаю по ступенькам на второй этаж, в свою комнату, чтобы наконец-таки оказаться в кровати, игнорируя поднимающееся за окном солнце…

+1

11

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » so young and so fabulous