vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » It's over?


It's over?

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

Участники: Агата и Сонни (и Лола... вроде спит)
Место: Whiteville, trailer 15
Время: 25 июля, вечер
Погодные условия: около +30 - трейлер похож на мирковолновку
О флештайме: Ты носишь ему еду, а он просто ждёт, когда всё кончится.

+1

2

Внешний вид

После убийства Цезаря, все закрутилось еще сильнее. Ко всему прочему еще и Куинтон вышел из комы, и я даже не знала прибавляло это проблем или нет. С одной стороны, Док завис в шаге от того, чтобы занять место капитана, и его позиция на этом месте меня радовала. С другой стороны, команда Гуидони все равно бы не приняла нового капореджиме, и разборки продолжались и продолжались бы... Хотя не буду утверждать, что на сегодняшний день все закончилось. Нет, далеко нет.
Но был в этом всем положительный момент: Лола уже перестала быть объектом внимания, не представляя собой никакого интереса, сейчас, когда карты раскрыты. Я все думала на тему, а если Хантер пойдет в полицию, что она там может сказать? Что я и Сонни убили человека? Хотя формально выстрел совершил Пульсоне, но это не отменяет, что проблемы будут у всех. Что еще она знала? Имя убитого, вернее его кличку, Цезарь...
Нет, Хантер нельзя запугивать, ее надо убедить в том, что Торелли единственные, кто даст ей защиту, кто не создаст проблем и кого надо слушать. Правда, с умением и желанием девочки что-либо делать, с ее непризнанием авторитета...
За неделю, что Пульсоне и Лола находятся в трейлере, я первый раз собралась с силами, нашла время, и решила их навестить. Скорее всего у них и еда закончилась, поэтому я загрузила багажник продуктами, не обделяя вниманием полуфабрикаты, которые можно быстро разогреть и особо не парить с готовкой. Ведь кто там у них готовит? Питаются небось подножным кормом.
Красный Гранд Чероки подъехал в трейлерный парк, медленно выруливая к нужному дому на колесах. Заехав колесами на газон, хотя это даже газоном назвать сложно, - не стриженная за все лето трава, - я вышла из машины.
Дверь трейлера была нараспашку, видимо, чтобы в стоящей духоте можно было выживать внутри. Но Сонни я обнаружила на улице, мужчина ковырялся под крышкой капота.
- Сантино, привет - я улыбнулась итальянцу, подходя ближе. - Ты разбираешься в машинах? Или наугад провода дергаешь? - подтрунила я Пульса, спуская со лба на глаза защитные очки от солнца.
Нда, судя по недовольному выражению лица мужчины, в трейлере ему то одному жилось бы не сладко, а тут еще и с маленьким монстром.
- Я продукты принесла, занеси внутрь - киваю в сторону своего авто, чтобы Сонни отвлекся от починки и помог с пакетами. - И пиво принесла. Будешь? - заодно обменяемся информацией. Только, наверно, у Пульсонне за всю неделю не наскребется никаких занятных новостей.

+1

3

Внешний вид

Что там в городе происходило - Сонни вообще понимал достаточно плохо, да и не горел желанием в это впутываться ещё глубже, чем уже был, между собой разобраться капитаны смогут и без его советов, а его видеть и вообще большинство людей рады будут вряд ли; так что единственное, что Пульс понимал хорошо - так это то, что сейчас у него самого больше поводов сидеть в этом трейлере, чем даже у Лолы: вряд ли ведь свидетельница убийства будет кому-то интересна теперь - убийца теперь тоже мёртв, и её показания немного изменят, вряд ли у кого-то будут причины заниматься ей. В отличие от него - друзья Цезаря наверняка ведь захотят отомстить его убийце? А этот коротышка его наверняка запомнил, и он был жив, по крайней мере, последний раз, когда Сонни помнил. Так что его "заключение" в трейлере было связано даже не с охраной Хантер, хоть может это и выглядело так со стороны, ему самому куда больше требовалось сейчас залечь на дно - и эта же Лола, кстати, представляла большую опасность для него самого, нежели для друзей Цезаря или всей Семьи. Хотя девчонку и всего того, что она может сделать, Пульс боялся как раз меньше всего... Друзья Цезаря могли бы придумать вещи и пострашнее. Или Док мог бы убрать его, обрубив последний хвост. Да что там - даже у Агаты были причины убрать и его, и Лолу, она Цезаря тоже не жаловала, продвижения его не хотела, и значит, своей цели тоже добилась теперь. И сделать с этим Пульс мог немногое - только сидеть в трейлере, о котором знала одна Тарантино, и ждать: либо пока его уберут, либо пока у него будут другие указания; ясное дело, что о делах на складе, как и о типографии, можно было забыть на ближайшее время, а значит - и на долю с них, скорее всего. А деньги, тем не менее, подходили к концу - у него с собой было не так и много, когда он забирал Лолу из квартиры.
Потому-то Сонни инстинктивно дёрнулся, спрятавшись за капотом на секунду, и потянувшись уже было к пушке, когда Агата его окликнула. Странно уже то, что Чероки подъехал так близко без проблем - трава была далеко не всем, что окружало трейлер, она лишь скрывала в себе тот мелкий мусор и битые стёкла, что окружали трейлер по всему периметру лужайки, уже даже перемешавшись с грязью и землёй; натуральное минное поле - пройти через которое лучше всего через протоптанную дорожку от странного сооружения, похожего на навес от дождя, до самой двери трейлера.
Но, выглянув, и увидев, что у Агаты нету в руках оружия, Сонни улыбнулся в ответ, вернувшись к своему занятию на пару секунд, замкнув пару проводов, и затем - закрыл крышку капота.
- Привет... - вытер руки выцветшим лоскутом ткани - когда-то, видимо, бывшим полотенцем. - Пытаюсь пристроить кондиционер из машины в трейлер - там же адово пекло... Хотя и не очень с этим продвинулся. - скорее всего, он просто доломал бы кондиционер - и не осталось бы его ни в трейлере, ни в автомобиле. С другой стороны - он здесь хоть чем-то занимался, делать ведь совершенно нечего - скука смертная, почти как в карцере - так и там неделями держат только совсем уж отмороженных. И кстати, в карцере не жарко - как раз наоборот, там самый климат для того, чтобы почки отморозить: Сонни согласился бы сейчас даже посидеть там часок... грёбаная жарища.
- О! Спасибо! А то у нас почти совсем не осталось ничего. - Пульс к багажником помчался почти бегом. Не то, чтобы они с Лолой тут сильно оголодали, но он уже начинал скучать по городской пище - здесь, в трейлерном парке, роль магазина играла захудалая лавчонка - по сути своей, просто такой же трейлер, с таким же деревенщиной малограмотной внутри, только переделанный так, чтобы получился прилавок и полки, а сам хозяин был чуть-чуть умнее, чем его соседи - настолько, чтобы хотя бы математику в школе сдать. Ну и накрутить к товарам от души, самый близкий магазин, помимо этого - находился уже в черте города. - Спрашиваешь! - запихав пакеты в холодильник в трейлере (даже не шибко расстаравшись на их сортировку), Сонни вернулся на улицу. Пиво... в такую жарищу - самое то. И ведь всё-таки состоялось у них сходить куда-нибудь - правда, совсем не так, как он планировал, и даже угощал опять всё равно не он. Но банку Пульс взял, с вожделением пшикнув открывашкой. - А одежды ты не привезла? Для неё, хотя бы... - показал большим пальцем на трейлер. Как только эта девчонка вообще выдерживает там сидеть?.. Когда они уезжали, у Пульса был только костюм - на тот момент, как Цезарь коснулся пола, ещё новый; сейчас же он выглядел, да и пах тоже, что Сонни уже не думал, что его вообще можно будет отстирать - видимо, место ему на помойке. Только потом уже. Когда они с Лолой доберутся обратно до "цивилизованной" жизни, и им будет, во что переодеться.
Видимо, это ещё не скоро произойдёт. Раз Агата привезла им припасы - значит, тут явно ещё придётся торчать какое-то время... в другом случае - она увезла бы их отсюда. Или позвонила бы, хотя с зарядкой тут тоже туго - платить приходится не только за еду: ещё и за воду, которая к вечеру чуть не вскипает, а потому душ - не освежает совершенно; и за электричество тоже... Едко хмыкнув, Сонни сделал глоток, опускаясь на пластиковый стульчик у входа.

+1

4

Кажется, когда я первый и единственный раз приезжала к трейлеру, когда Сантино еще не было обещано здесь жить, территория трейлерного парка не выглядела столь убого и грязно. То ли тогда было темно, то ли я была пьяна, но в голове отложилось, что трейлер - это прекрасное место, где можно пожить. Сейчас, когда солнце еще не село, я оценила всю невозможность ситуации. И это еще учитывая, что о подаче воды и электричестве, я не была в курсе.
Но, увы, сейчас что-то другое предлагать не представлялось возможным, да и нужным. Пусть уж отсидятся тут, пока все не утрясется. Да и Лоле, складывалось впечатление, что идти некуда было; она ведь уже вторую неделю (если включить проживание на квартире Вернона) отсутствовала дома. У нее вообще был дом? Похоже, исходя из манеры поведения шляться где непопадя, дом если и был, то там не ждали. Может это могло оправдать хамское отношение Лолы ко всему и всем? Хотя... нет, не могло.
- Пытаюсь пристроить кондиционер из машины в трейлер - там же адово пекло... Хотя и не очень с этим продвинулся.
- Фигово - прокомментировала я, так как советов или рекомендаций у меня не имелось. Могла бы предложить передвинуть трейлер в тень, но и тень не весь день стоит, да и для перемещения нужен кран, так как подтолкнуть или завести - не вариант от слова совсем.
- О! Спасибо! А то у нас почти совсем не осталось ничего.
- Надеюсь этого хватит на несколько дней - смотря сколько поглощать, но ведь в жару аппетит падает сильно, так ведь? - И сигареты вам привезла - а то капризная принцесса все жаловалась, что никотин у нее кончился. Наверняка, с таким аппетитом к сигаретам, и у Пульсоне все перестреляла.
- А одежды ты не привезла? Для неё, хотя бы... - я почесала затылок и глянула в сторону трейлера, где своими делами занималась козявочка.
- Как-то не подумала. А ты свои вещи так и не привез сюда? - задала я встречный вопрос, заведомо понимая, что нет, Сонни, несмотря на мои многочисленные наказания, так и остался верен себе и... типографии.
Я села рядом на стул и также взяла бутылку прохладного пива, которое в машине таки согрелось чуть-чуть, но все равно оно было прохладнее, чем холодная вода в баке трейлера.
- С Доком не созванивался? Он же тебе за заказ еще должен? - не факт, что Винс захочет платить столько, сколько обещал, учитывая, что вокруг смерти Цезаря образовалась шумиха и, более того, все знали кто убийца, а значит при должном подходе могли выйти на Сонни и заставить его говорить, - нет, не за это Доктор собирался платить.
Сделав глоток пива, я подтянула выше платье, чтобы ноги лучше загорали под уходящими лучами солнца. Хотя на мне еще остался мексиканский загар, от которого с лица не уходили веснушки, как и у сына, но это не мешало мне продолжать поддерживать кожу в приятном ореховом оттенке.

+1

5

Передвинуть трейлер - и впрямь, тут впору был бы подъёмный кран, а лучше уж сразу бульдозер; он же явно уже полвека стоял на одном месте, если не больше - колёса вросли в землю в буквальном смысле, из изъеденных покрышек трава во все стороны росла, а крепления и оси ржавчина изъела до такой степени, что кажется, что в коррозии уже разумная жизнь вот-вот заведётся - что-то подсказывало, попытка поднять старый трейлер, или сдвинуть его с места, могло бы привести к тому, что он просто развалится окончательно... а даже если было бы и не так, и трейлер был бы новый, даже если бы едва сошедшим с фабричного конвейера - мощности BMW, за которую он выплачивал Агате, всё равно вряд ли хватило бы, чтобы его передвинуть. И неизвестно ещё, как на это отреагировал бы парковый смотритель, кстати - не зря же все трейлеры, движимые, недвижимые и потенциально движимые, были под номерами, как дома? Эдакая деревушка получилась - Уайтвилль. Кое-где даже почтовые ящики стояли - получается, что здесь земельные участки даже зарегистрированы были за кем-то?..
- Сигареты. Аллилуйя! - Пульс готов был просто расцеловать Агату сейчас - Лола здесь была не единственной курящей, так что его запасы они уничтожили на пару, и теперь из-за никотиновой голодовки оба чуть друг друга не ели, несмотря даже на то, что в такую жару у Сонни пропадал не только аппетит, но и желание курить тоже - внутри и без того всё горело, а чёрная рубашка нагревалась, притягивая солнечные лучи, других же рубашек не было. Вообще, одежды не было другой. Часть осталась на складе - в том же шкафчике, где хранился рабочий комбез; часть - в типографии, соседствуя с униформой охранника, Пульс попросту рассовал свои шмотки по всем доступным местам - ночевал же где придётся. В трейлер, конечно же, даже и не подумал приехать - к тому времени суток, когда он задумывался о ночлеге, ехать сюда было уже поздно... что ж - теперь зато ехать вообще никуда не надо было, ни на типографию, ни на склад, ни куда-нибудь ещё. Положив пачку сигарет на карниз окошка, Пульс вытащил одну и зажал зубами её кончик, начав ощупывать карманы на предмет зажигалки. Не нашёл. Единственная зажигалка, с уже почти иссякшим бензином, осталась в пиджаке, а он внутри трейлера валялся за ненадобностью создания лишнего парникового эффекта на теле. - А когда? Я за вещами поеду- а за девчонкой кто приглядит? - прикинулся дураком Сонни, махнув на поиски зажигалки рукой, и просто пожёвывая фильтр сигареты; вставать пластикового стульчика было слишком лень - курить пока ещё не хотелось настолько, чтобы лень эту перебороть. - Нет, тут есть немного женской одежды. Но она на того же Цезаря налезла бы, я уверен. От кого тебе вообще досталась эта развалюха? - честно говоря, будь он молодой девушкой, пусть даже и размером с этого Дино, Сонни такую гадость одеть бы на себя наверняка отказался - она была под стать трейлеру, изъеденная молью и пахла затхлостью, максимум, что можно было бы из неё сделать - это половую тряпку. И Пульс приступил бы к выполнению этого перевоплощения - если бы не было лень... Лола убирать эту конуру определённо тоже не спешила. Так что, вроде бы, обоим и вольготно было в этом плане. Сонни вытащил сигарету изо рта и отпил ещё глоток пива, ощущая, как жизнь постепенно начинала налаживаться - вот у них есть сигареты, пища, и даже алкоголь; значит, пребывание тут уже было сносным. Можно было бы ещё колоду карт достать, было бы ещё и не так скучно - что-то подсказывало, мисс Хантер не отказалась бы от игры.
- Не созванивался. - кстати, зарядка мобильного в трейлере - тоже дело далеко не такое простое, как на той же типографии, где розетки есть в свободном доступе и работают круглосуточно. Да что там... зарядка! Если бы Сонни знал, где именно окажется, когда Агата сообщила, что в неё стреляют - может, и взял бы вилку с собой зарядное устройство. И то не факт - не привык он ещё к нему, в девяностых более популярны были обыкновенные батарейки - типа AA, AAA и "таблетка", - закончились: выбросил старые, вставил новые. Вот как бы сейчас было бы проще, если бы этот тонкий, словно бритва, мобильник работал бы от обычных батареек! Обоим им с Лолой, не только ему. - И вообще... не доверяю я ему. Цезаря он мне уже три недели назад заказал - до того, как началась эта заваруха. - при ином раскладе, не взорви Агата его машину, не потеряй он фотографию, в ковёр вполне могли бы заворачивать самого Сонни, а не Кесаретто - вот что он хотел сказать; так что ему ещё раз повезло в том, что первый выстрел совершил не он. И всё-таки - причины у Дока убрать его всё равно оставались; из-за тех же денег, хотя бы, или чтобы истории о том, кто кого заказывал, не всплыли наружу - впрочем, одно за другое цепляется. Всё крутится вокруг денег. Не факт, что Док вообще захочет платить. - Я не могу дать ему лучшего шанса убрать меня, как явившись за деньгами лично. - особенно на его территориях. На нейтральной - ещё есть шанс уйти без проблем и с деньгами; когда же он получит гонорар - преследовать его будут уже вряд ли - денег они всё равно лишатся, и дадут Сонни шанс их спрятать. Слишком уже велик будет риск для охоты. - Может, устроишь нам встречу? Подстрахуешь? - переведя взгляд с приоткрытых ножек Таты на её лицо, попросил Пульс. В могилу ему не хотелось.

+1

6

- А когда? Я за вещами поеду - а за девчонкой кто приглядит?
- Черт возьми, Сантино! - вскрикнула я, недовольная тем, что мужчина делает вид (или правда не понимает), что не знает о чем речь - Я тебя два раза просила - даже наказывала - Вещи забрать с типографии - надо бы эту раскладушку выкинуть. Ненавистная раскладушка, которую я невзлюбила с первой минуты, впрочем, было за что; также я невзлюбила и ту каморку типографии, в которой Пульсоне унизил меня, пытавшись изнасиловать. Признаться, меня рядом с ним до сих пор не отпускало то гадкое чувство, словно я голая на сцене перед всей школой.
- Нет, тут есть немного женской одежды. Но она на того же Цезаря налезла бы, я уверен. От кого тебе вообще досталась эта развалюха? - интересно, от куда у Патрика здесь была женская одежда и такого размера? Этого байкера-извращенца возбуждали крупные женщины? Тьфу, даже думать о таком не хочу, как и о том, чем тут занимался Пэрри.
- Один байкер уехал колесить по Штатам и отдал ключи, - таскать было лень или боялся потерять - я пожала плечами, не помня толком по какой причине Патрик вручил мне связку. Уж явно не с тем намеком, чтобы я жила в трейлере и ни в чем себе не отказывала. Я мысленно усмехаюсь своим рассуждениям: так любила моя мама говорить, вручая пару евро "И ни в чем себе не отказывай", хотя этих карманных расходов едва ли хватало на что-то. Пара евро, это ведь один шарик мороженного или две бутылки воды. Впрочем, учитывая мою экономность и то, что деньги я не бежала сразу тратить, мне всегда хватало, в случае резкой необходимости, пойти и купить себе что-нибудь, чем можно поживиться.
- И вообще... не доверяю я ему. Цезаря он мне уже три недели назад заказал - до того, как началась эта заваруха. - согласна. Нельзя доверять человеку, который с легкостью может убить или быть инициатором убийства. Но тогда в нашем мире нельзя доверять никому. Хотя, так и выходит, только... сколько не доверяй, окажется, что надо было не доверять еще сильнее - с этими словами я вспомнила свою "подругу". Вряд ли когда-нибудь еще поверю в женскую дружбу. Само по себе это вызывает у меня ассоциации со змеиным клубком. Сначала эта змея называет тебя своей подругой, затем изменяет своему и уводит моего мужчину. А после возвращается, чтоб стереть и меня. Черт, на словах это звучит довольно гадко и неприятно. На деле, в принципе, тоже.
- Три недели - я повторила, прикидывая сроки. Три недели назад, это пол месяца как Куинтон находился в коме, - все в порядке вещей, - в порядке законов джунглей, выживает сильнейший или хитрейший.
- Капитан западной стороны в коме с середины июня, вот тебе и причины. Заваруха, как ты выразился, началась раньше - но скоро кончится. Гуидони вышел из комы и либо вернет свою власть, что будет стоить ему больших усилий, либо упадет еще ниже, хотя куда еще ниже комы? Сейчас Гуидони нужны его преданные люди. А у Дока за полтора месяца тоже нашлись те, кто пойдет за ним.
- Может, устроишь нам встречу? Подстрахуешь?
- Хорошо. - кивнула я. Сама передастом денег быть не хотела, чтобы, во-первых, не было желания уменьшить конверт Сонни (ему эти средства нужнее, а с него я и так в последствии получу), во-вторых, пусть мужчины сами разбираются. Я просто поприсутствую, делая вид, что во всем поддерживаю Винсента и его тайну никому не расскажу. У нас ценятся люди, умеющие молчать. А молчаливая женщина так вообще редкость.
На этом обсуждение дел закончилось, как закончилась и первая бутылка пива. Пару раз выскакивала Лола, что-то меля и сетуя на скукоту; куда-то ходила, слонялась и возвращалась назад. Мой карманный вентилятор, что я приобрела в честь такой жары, и сейчас, сидя на засранной лужайке, активно использовала, дал сбой. Хотя после восьмого часу вентилятор уже и не нужен был - солнце село, но температура не спешила падать, стояла духота и хотелось глотнуть чего-то холодного, что проникнет не только в твой желудок, как пиво, но и растечется по венам. Но такого, кажется, еще не придумали, разве что идея искупаться все больше меня прельщала, особенно с растущим алкоголем в крови.
- Поехали купаться. - предложила невзначай, опуская на землю недопитую бутылку, так как остатки согретого пива оказались отвратительным на вкус.

+1

7

Сонни вздрогну, когда Агата вдруг повысила уровень децибел в голосе, и повернул к ней голову, уставившись ей в глаза. Так и смотрел, пока она его отчитывала - прямо, смиренно, внимательно слушая, но совести во взгляде - ни капли. Ему уже даже смешно становилось, когда Тарантино так реагировала, хотя при этом он понимал, что смешного, в общем-то, на этой раскладушке и вокруг ничего и не происходило.
- Заберу. - и спрятал своё лицо за пивной бутылкой, делая глоток. Наврал, конечно, он не поторопится оттуда ничего не забирать, его личное барахло лежит в металлическом шкафчике для персонала - на нём даже имя его написано, вернее, на магнитике, который играл роль таблички, так что эта ячейка его даже на законных основаниях - а идею выбросить раскладушку явно не поддержат остальные охранники типографии - не боевики Торелли, а вполне обычные охранники, которые в форме и с дубинкой, - потому что Пульсу она как раз не принадлежала, не он её туда и притащил, она уже стояла - это общая раскладушка, надо же офицерам безопасности тоже где-то вздремнуть на смене в перерыв, особенно по ночам (это говорило о том, что Сонни не гнушался спать в общей постели - но всё же...).
- А, ну тогда понятно... - усмехнулся Сонни. Жильё-то было вполне в антураже этих волосатых-кожаных полудурков, словно выпрыгнувших из шестидесятых годов, и среди старых женских вещей слоновьего размера и того же прошловекового периода -  попадались Пульсу и фрагменты какой-то там рокерской галимотьи. Впрочем, в этом трейлере вообще наверняка много какого барахла есть, если поискать - только кому это старьё нужно? - Парень, что ли, твой? - спросил Сонни, решив проверить неожиданную догадку. Эти же байкеры - не работают ни черта, разбойничают только и всё крушат, а это - всегда попеременный успех; если кто из них и решает однажды остепениться хоть немного и подобрать себе постоянную женщину, то под стать себе, но и со стабильным положением и доходом - Агата вот вроде бы тот тип: которая смогла бы потянуть двоих-плюс-мотоцикл в тяжёлые времена. Ещё и шрам этот... Сонни просто не стал спрашивать, откуда он взялся. Не исключал даже, что в спальне - пойди ты пойми этих вжопумоторизованных.
- Как бы то ни было... - пожал плечами, допивая остатки пива в своей бутылки. Пульса борьба за власть не интересовала, он с неё, за исключением гонорара за голову Цезаря, всё равно не имел; а Цезаря Док заказал всё равно раньше, чем тот успел кого-то там из его людей грохнуть. Так что первый ход всё равно сделал не он. - Мне интереснее не когда это началось, а когда закончится. Лола меня извела уже, да и самому в этой коробке торчать - удовольствия совершенно никакого. - он-то понадеялся, что Агата их забрать приехала, но хрен там. Так что выбора у него нету - остаётся и дальше сидеть и охранять, как пёс свою будку - пока всё не кончится, но к трейлеру привязан, словно верёвкой. Нет, можно отвязаться, конечно - но в городе его вполне могут и убить, а если Лола удерёт - случиться может всё, что угодно, даже и похуже смерти. - Долго мне ещё няньку изображать? - да и Лола эта нужна ему уже больше, чем Агате: показания она если какие-нибудь и даст, то проблемы будут у Сонни, а не у неё - причём, вовсе не только с законом. Вряд ли этот Дино был таким уж большим человеком, раз пришёл убивать Лолу самостоятельно, но будем честны - Пульс-то сошка ещё более мелкая.
"Нянька" запустил в свою "воспитанницу" пачкой сигарет, когда она вылезла в первый раз, и хотел было швырнуть и бутылкой, когда она выскочила во второй, затянув свой любимый скука-блюз, но пожалел то ли саму девчонку, то ли недопитое пиво в бутылке, то ли - засранную лужайку, хотя ей одна бутыль погоды точно не сделает . С трейлером и прилегающей территорией в сравнении, каморка охраны в типографии вообще была тронным залом королевского дворца; в общем-то, Сонни должен был признать, он солидарен с Лолой, несмотря даже на то, что его раздражает нытьё. Её, впрочем, тоже можно понять - квартира, где она обитала, была вполне неплохой.
- А Лола? Запрём её внутри?
- заговорщицки усмехнулся Пульс. И запер бы, да только она ведь и на бок трейлер завалит - не постесняется. А нет, так перебьёт всё, что найдёт... - Или с собой возьмём? - надо сказать, что они оба - уже не в той кондиции, чтобы водить машину, хотя ехать-то никуда и не обязательно, река тут недалеко протекает, можно пешком дойти. Даже местные её там засрали не так уж сильно, как ни странно. Наверное, потому что половина парка оттуда же техническую воду набирали - Сонни, кстати, так и узнал дорогу: когда "заправлял" бачок, откуда в душе и на кухне вода идёт; но это отдельная уже история, чтобы рассказать... - Лола! Ты купаться хочешь?.. - кажется, слишком долго Сонни находится среди реднеков - взгляните: он пьян, он живёт среди мусора, и он начинает перенимать манеру общаться с домашними через стенку. Через стенку его и послали в ответ. - Да на здоровье, пойду. Пистолет, если что - в шкафчике. - Пульс поднялся со стула, кивнув Агате.

+1

8

- Парень, что ли, твой?
- Нет, ты что - я даже рассмеялась от такого предположения. С кем-кем, а с Патриком нас точно не могло ничего связывать. Несмотря на общее влечение к свободе, я не могла столь легкомысленно относится ко всему основому. Хотя мне казалось, что и я так довольно пофигистична и ветрена, но когда узнала Пэрри, поняла, что если и похлеще кадры. Плюс этот тип был безумным в самом прямом смысле этого слова, думаю он и в постели мог бы запросто включить свой извращенный мозг и заделать что-то эдакое, на что я не готова. Для меня все-таки идеальные отношения, это когда рядом со мной человек, которого уважаю я и который уважает меня. Пусть мы будем ссориться, бить посуду, кричать о разрыве, да и расставаться, но в итоге уважение должно быть. Мне давно не хватает от мужчин чего-то дорого и ласкового, правда, понимаю, что этот уют может быстро наскучить. Хотя, признаться, и на отношения, даже идеальные, меня сейчас не тянуло вовсе. Стоит, пожалуй, собирать уже шуточки про меня: чем меньше Агата спит с мужчинами, тем они живее. Как смешно.
- Долго мне ещё няньку изображать? - недовольства, недовольства. Я бы спросила в ответ, а долго ли мне в отношении Сонни няньку изображать, но не стала.
- Я не знаю. Но это в твоих же интересах - напомнила я Пульсоне, что говорливая девчонка может мужчине стоит свободы, при чем до конца его дней. Так что либо за это время все уляжется, либо он найдет с ней общий язык. За свою шкуру я, впрочем, тоже волновалась, но в моем случае еще можно будет отделаться от решетки: наплакать, что сама являюсь жертвой и что чуть не была убита.
- А Лола? Запрём её внутри? - а надо? В смысле, все настолько ужасно, что Лолу надо запирать? При желании, она бы уже сбежала, уверена, у нее был ни один шанс. Раз она до сих пор здесь, то или нравится, или соображать начала.
По итогу опроса и мини-перепалки, Хантер купаться не пошла, так что к воде мы с Пульсоне отправились вдвоем, захватив еще немного пива. Я уже успела задуматься как после выпитого буду добираться домой. Но еще надеялась, что свежесть воды отрезвит меня и я смогу сесть за руль - не самая, конечно, хорошая идея играть с таким огнем. На дорогах погибают тысячи людей, кто по пьяни, кто трезвый. К тому же и "наследственность" у меня была - родители же тоже умерли из-за автомобильной аварии.
До реки было идти не долго, а вот до того места, где было тихо и не грязно, мы прошли еще столько же. В итоге находились сейчас на небольшом, буквально пару метров в длину, песчаном берегу, так как остальная часть это была невысокая ярко зеленая трава. Даже в такой темноте казалось, что можно было разглядеть ее цвет. С одной стороны можно было наблюдать разросшиеся пушистые кустарники, с другой несколько крупных, но гладких камней. Вход в воду же был крутым и резким, - каких-то три шага и уже по пояс, еще два шага и по грудь.
Я прошлась по воде, предварительно сняв шлепки, и остановилась у камней. Поверхность их была еще теплая, в силу понижающейся температуры, это было даже приятно. Приземлившись на один из камней я не сводила глаз с воды. Кажется, за дорогу, успела немного протрезветь. Ну, если не протрезветь, то оценить ситуацию, что лезть в воду пьяной, когда толком плавать не умеешь, не самая разумная мысль. А еще учитывая, что рядом со мной был человек, что некогда пытался меня изнасиловать, и совсем не было купальника.

+1

9

Сонни лишь хмыкнул, приложившись к бутылке, уже немного более жадно, пожалуй, чем следовало бы - словно поцеловал её, а не сделал глоток; мир вокруг постепенно преобретал такие краски, когда становится уже всё равно, насколько всё дерьмово, и мысли о наболевшем постепенно отходят уже на второй план, всё начинает восприниматься немного легче. Вот чтобы забыться - выпить надо уже больше, но это в планы Пульса уже не входило - во-первых, выпили они и так уже неплохо, да и не то положение сейчас, чтобы забываться - если ты не уверен, что будет завтра, то значит, груз прошлого ещё пока слишком тяжёл, чтобы просто бросить.
- Это я и так понимаю. - он каждый день себе это повторяет - что всё, что с ним сейчас происходит, это в его интересах - больше, чем в интересах Агаты, больше, чем даже в интересах Лолы. Но легче, что характерно, не становится. А Тарантино, наверное, просто рада была избавиться от Хантер, заменив необходимость с ней общаться постоянно походом по магазинам и поездкой за город раз в несколько дней. Да и с самим Сонни возни теперь стало поменьше, наверное - с его-то проблемами. На самом деле, Пульс всё ещё опасался того, что Агата разрешит в итоге вопрос, попросту их обоих застрелив, и его, и Лолу; или её боссы велят так сделать - не сказать, чтобы решение не было бы таким уж сложным, особенно, если этот Док действительно метит в капитаны. Они с Лолой - в одной лодке сейчас плывут, несмотря, что и друг для друга представляют потенциальную опасность; от обоих слишком много проблем. Однако, Пульс продолжал доверять Агате - просто потому, что необходимо было хоть кому-то доверять, он не потянет игру в соло, или потянет - но тогда вся его жизнь будет похожа на такой трейлер, и закончится тоже далеко не радужно, вот что он очень хорошо понимал. Поэтому было гораздо проще вообще про это не думать, а дать шкиперу во всём разобраться. Если уж ему выпишут пулю - то он всё равно её получит в итоге, в каком бы виде не вышло.
Возвращаться домой... Сонни вот об этом не задумался. Ни на секунду. Наверное, природный эгоизм сыграл; хотя, трейлер, во-первых, был на самом деле больше, чем казалось, и найти спальное место для третьего жителя проблемой было не такой уж большой - правда, ей пришлось бы спать в одной постели с Лолой, к её неудовольствию, скорее всего - раньше-то вся двуспальная кровать принадлежала ей всецело. Вопрос в том, устраивало ли это Агату? Был другой вариант - забраться в машину: в её Чероки место вполне достаточно, к тому же, там есть климат-контроль, да и в своей БМВ кондиционер Сонни так и не доломал, так что ещё неизвестно, кому в этом случае ночью будет хуже - трейлер накопленное за день тепло отдаёт неохотно, а по ночам тут вообще душно - близость реки тоже сказывается.
Сонни скинул ботинки ещё на полпути к реке, наслаждаясь тем, как нагретый песок щекочет ступни; в нахождении здесь было единственное удовольствие - это же, если вдуматься, было грёбаной свободой! Вроде той, которую и воспевают в тюремных песнях, которую хочет любой, кто оказывается в неволе - просто свободу, без каких-либо прикрас; потрахаться и пожрать или выпить что-нибудь вне тюремного рациона - это уже другое, низменное. Здесь же... просто можно вдохнуть полной грудью, вот. Что Сонни и сделал, когда они, наконец, добрались до места, которое Агате понравилось, скинув на песок свои ботинки и поставив две бутылки, одну из которых уже ополовинил по пути. Пахло водой... не океаном, как в Нью-Йорке, соли не было в воздухе. Пахло именно водой. И хотелось в эту воду окунуться... особенно потому, что стоять прямо выходило уже с небольшим, но трудом.
- Блин... полотенце надо было взять.
- вспомнил Сонни, когда начал расстёгивать рубашку, и понял, что положить-то её и некуда - то есть, единственный комплект одежды он и то засыпет песком. Вот дураки-то. Можно было бы взять хотя бы что-нибудь от вещей что остались от байкера, или скорее были тут и до байкера - разорвали бы панталоны эти пополам, получилось бы уже на целую простыню. А так... не то, что купальников - вытереться и то было нечем. - Ну да ладно... - Пульс расстегнул ремень брюк, снял их, сложив на ботинки, и только на них уже положил рубашку - получилась такая вот аккуратная стопка одежды. И две бутылки по бокам - одна откупоренная, другая нет. И вот только тогда встал новый вопрос - возвращаться ли в трейлер в мокрых трусах, или не стесняться друг друга?
Трусы дополнили пирамиду... а Сонни - "догнался", щедро хлебнув из начатой бутылки, и направился к воде, демонстрируя всего себя - от блатных татуировок, и до того, что Агата, в принципе, на ощупь уже знала.
- Ох, ёп... - и бултых! Пульс оценил глубину водоёма, на четвёртом шаге не нащупав ногой дна там, где оно должно было быть, и навернулся в воду, подняв столб брызг; и проплыл немного под водой - вспоминая о том, как, собственно, это делается - как плавать... Когда-то плавал он неплохо. Да и вообще, любил плавать - в школе занятия в бассейне были чуть ли не единственным предметом, который он не прогуливал никогда. И именно в морскую пехоту записался тоже не спроста... - Присоединяйся! Вода шикарная. - Сонни остановился у камня, на котором сидела Агата, положив на него ладонь.

+1

10

Остаться в мокрой одежде меня ничуть не пугало, это же не дерьмо и даже не грязь. Это вода, которая высохнет и не оставит ничего. Правда, наверно, какая-то доля соли в реке была, учитывая, что соединяется она с морем. Или это в море был процент пресной воды от впадения в нее реки? К черту эти размышления, не процент соли важен. И не мокрая одежда. И даже не то, что сядь потом я в машину на водительское сиденье, рискну испортить все кресло.
На самом деле я боялась (боялась?) настолько приближаться к Пульсоне. И речь тут не в сантиметрах, не в расстоянии между нами, а в том, что ночные купания вдали от людей напоминают красивый роман, один из тех, что я могла по глупости читать в дешевых книжках.
- Блин... полотенце надо было взять
- Да срать. - махнула я рукой - Рубашкой вытрешься - нашла я выход из проблемы, наблюдая как эта самая рубашка ложиться на песок вслед за брюками. На теле мужчины можно было увидеть татуировку. Рассмотреть ее у меня получалось с трудом, учитывая мое зрение и учитывая, что итальянец снял... трусы. Я даже немного растерялась, запнулась, забыв что хотела спросить или сказать. Взгляд, впрочем, не отвела, продолжая созерцать теперь уже спину, так как Сонни удалялся, и показывать, что голых мужиков я не боюсь. В начале года, зимой, одного голого и пьяного, например, нашла у себя во дворе спящим. А через неделю ко мне пришел голый дед мороз. Видимо, меня пытаются провоцировать голыми задницами. Кстати, она, у Пульсоне была очень даже привлекательная, если задницу мужчины можно таковой назвать. Да, мужчина был в хорошей форме, ну а что остается в тюрьме делать? Кто-то читает, кто-то качается. Можно по очереди, можно все и сразу.
Сантино нырнул под воду и ненадолго стало тихо, только звук от его брызг укладывался окончательно на поверхность воды. Я сделала глубокий вздох свежего воздуха и только сейчас оценила всю его свежесть, легкость и насыщенность кислородом. Со вздохом опустила напряженные плечи, расслабилась и стала осматривать противоположный берег. Потом взгляд наткнулся на вынырнувшего Пульса, которому я постепенно начинала завидовать.
- Присоединяйся! Вода шикарная. - рекламировал мужчина, и у него это хорошо получалось, пусть он даже не старался.
Я вытянула шею, осматривая как лучше зайти в воду. Там глубоко, да? Судя по тому как резко итальянец ушел под воду, вход в воду был резким, - видимо вырыт канал для того, чтобы судна могли здесь проплывать.
Ладно, вход в воду еще пол беды, оставался вопрос в чем купаться? В платье точно не вариант, а раздеться так смело как Пусль, я тоже не смогу. Не то, чтобы стесняюсь, но предпочитаю не провоцировать мужчин.
- Ну ладно, ладно - сказала таким тоном, словно Пульсоне меня еще и упрашивал. Я поднялась на ноги, возвысившись над Сонни, и стянула через голову платье, оставаясь в белье бежевого цвета.
- Так глубоко? Ты стоишь? Какая глубина? - проявляла я неподдельный интерес - А если я прыгну? Я плохо плаваю - всплыть то всплыву конечно, очумевшая и встревоженная.
Перед тем как нырнуть я вспомнила про браслеты и решила их снять.
- Я читала историю - говорила я, пока стаскивала с рук браслеты - Что один мальчик нырнул, запутался где вверх, а где низ и утонул. - серьги я сняла тоже, и они легли вслед за браслетами в складки моего скомканного платья.
Нырять в темную воду было куда страшнее, чем в подсвеченный бассейн, где четко знаешь какое дно и как глубоко оно. Но я же стараюсь позиционировать себя как человек, который учится чему-то новому? Вот и перебороть страх глубины тоже будет чем-то новым. Не уверена, правда, что один прыжок меня спасет...
Я разбежалась в два шага на большом камне, и прыгнула в воду.

+1

11

Ну, конечно - вытрешься теперь рубашкой, и будешь либо в песке, либо рубашка превратится в нечто, под стать этому трейлеру - хотя уже превращается, из-за пота, и из-за того, что её ни постирать негде, ни поменять на что-нибудь другое, хотя бы на время; между прочим, жалко, рубашка была недешёвой, Пульсу не хотелось носить дешёвую одежду - на нём последние пятнадцать лет в этом плане и так экономили: думаете, тюремная форма прямо так уж дорого стоит?.. На кого он был похож вот сейчас, если вдуматься? Даже отбросив трейлер. Даже не принимая во внимание тот факт, что у него нету своего жилья. Он не мог одеться, как принято было в его среде, там, в Нью-Йорке, да и здесь, впрочем, было так же; не мог продемонстрировать своего статуса, своей негласной принадлежности - ни золотом, ни камнями на перстне, не было у него денег на это; даже Агата носила браслеты, серьги в ушах, у него же не было ничего, даже сраного зажима для галстука - и потому он и человеком себя не чувствовал в компании остальных мафиози - вот как тогда, когда встретился с Доком и его парнями.
- Тебе легко говорить...
Дразнится, не иначе. А у самой - минимум ещё два платья, это помимо того, что сейчас на ней; и уехать за ними она может хоть сейчас - он же, судя по всему, и правда голым в итоге останется, если здесь поживёт ещё неделю. Хотя - завидовать глупо, а если подыхать - то уже всё равно, что на тебе будет надето, даже если и ничего...
Пульс оперся на камень, бесстыдно глядя на разоблачающуюся Агату снизу вверх пьяным взглядом - нет, а чего, на его спину она же явно глядела сейчас? И ему это только льстило, на самом-то деле - сейчас даже взгляд женский ему был приятен, не говоря уже про что-то другое; последние годы им только мужики имели возможность любоваться - вернее, как мужики... В общем, без слов понятно - тюремные душевые хранят много секретов. Сонни даже от шмакодявки Лолы был приятен любой комплимент... хотя, что там - даже от работницы типографии, которая ему самому чуть не в матери годилась, и которая была его в два раза шире, приятен был знак внимания. А смотреть на шикарное тело Агаты - это было ещё больше, чем комплимент.
- Глубоко. Я за камень держусь. - вернее, Сонни полулежал на нём, придерживаясь, чтобы не соскользнуть и не погрузиться под воду. - Может, не стоит тогда прыгать? - даже если не всплывёт самостоятельно - он-то будет рядом, а самоуверенность, бывший опыт военного и пловца, и уровень алкоголя в крови хором говорили о том, что да, он обязательно в кромешной темноте сумеет её найти и вытащить, если будет тонуть. Больше Пульс беспокоился, что Агата треснется о камень, особенно если треснувшись, действительно в воду свалится - вытащить-то вытащит, но получив травму и ещё и воды нахлебавшись... ничего приятного. Но Агата всё-таки собралась сигануть, и Сонни отпустил камень, отплывая назад и освобождая для неё пространство.
- Низ - это там, куда будешь погружаться, если перестанешь плыть. - дал Пульс "добрый" совет напоследок. Это если грубо - на самом деле, если тонешь - самое главное это не запаниковать, тогда уж точно в голубой бездне не вспомнишь, с какой стороны в ней оказался, а по остальному - гравитация всё остальное сделает сама, лучше уж перестать грести на несколько секунд и прислушаться к своему телу - чем грести не туда или вообще беспорядочно барахтаться. Сонни восторженно воскликнул, когда Тарантино вошла в воду, хотя не был уверен, что она его услышала.
Правда была в том, что он тоже... боялся. Не только того, что она его снова отлупит, если он к ней прикоснётся - тем более, что его (да и вообще мужское) слабое место она знала на практике, - этот страх был как раз из разряда простых; боялся он скорее самого себя - собственное тело было немного тяжело контролировать, после столь долгого заключения. Правда, после месяца на свободе, он уже всё-таки перестал так кидаться на всё живое, но всё равно... Тем более, что он уже был голым, а Агата - почти голой; опасность повышалась раза в два. А последствия... учитывая, что они работали вместе; учитывая, что он был кандидатом в покойники без пяти минут - стоило держать себя в руках. А с другой стороны - он тоже любил смотреть страху в глаза...
- Ну как? - ухмыльнулся Пульсоне, когда голова Тарантино показалась на поверхности, и решил подплыть поближе. Сам-то он держался на воде всё увереннее, даже несмотря на то, что хмель благодаря той же воде хоть и выходил, но тоже через голову, и мозг сейчас ощущал этот поток. Пик опьянения на данный момент, если не выпить ещё, но с этим - потом посмотрим. И ни темнота, ни глубина Сонни совсем не смущали - глубина это ведь тоже простор; только вниз. А в темноте легко скрыться... - Плохо плаваешь, говоришь?.. - и Пульс скрылся под водой, нырнув. Когда-то у него неплохо получалось задерживать дыхание - с армии ещё тренировался, морскому пехотинцу такое определённо могло бы пригодиться, да и не только ему - пусть на настоящей войне он и не бывал, но в криминальном мире Нью-Йорка тоже войны велись, в том числе - и на водном пространстве.
Агата могла бы почувствовать, как её ноги коснулось что-то под водой - в остальном же Сонни в своей хулиганской выходке был почти на сто процентов аккуратен и точен: подплыв снизу, даже пропахав задницей примерно полметра по морскому дну, он стянул с Агаты нижнюю часть белья, и затем - вынырнул позади неё, сжимая "трофей" в руке. Тарантино убила двух зайцев - и намочила трусы, и осталась без них. - ...то есть, не догонишь, если уплыву? - на вдохе завершил Сонни фразу с гаденькой, но довольной улыбкой. "Мне пиздец..." - пронёсся в голове отголосок трезвой мысли. - "Да насрать" - голосом Агаты сказал напоследок хмель.

+1

12

Я прыгнула и вошла в воду. Тело ощутило приятную прохладу, которая так требовалась весь день. Был ли страх? Странно, но уже нет. Отступило. Даже несмотря на то, что в нос хлынула вода, несмотря на то, что открыв под водой глаза, а затем снова закрыв, я не ощутила разницы. Страха не было даже несмотря на то, что я не сразу начала плыть вверх, разрешая телу тонуть. Кончики пальцев ног коснулись дна, и я смогла понять, что дно тут песчаное. Приятно оседаю ниже, расставив руки в сторону, а затем, когда под ногами дно стало ощущаться четче, оттолкнулась от него, всплывая на поверхность.
- Ну как?
- Здорово! - воскликнула я, радостно улыбаясь мужчине. Мне пришлось ненадолго поплыть обратно к камню, чтобы, держась за него, перевести дыхание, да восстановить силы после задержки воздуха. Затем я осмелилась отплыть на метр.
- Плохо плаваешь, говоришь?.. - прозвучала из уст Пульсоне очень двоякая фраза. И мое сердце замерло. Мозг даже сгенерировал мысль, а не утопить ли меня сейчас этот мерзавец решил? Доплыть до камня, обратно, на безопасное место, я не успела, ощущая как под водой меня что-то касается.
Я завизжала! Страшно же! Аарон мне рассказывал, что в нашей речке лохнесское чудовище водиться. А еще крокодилов богачи в унитаз сливают и они попадают в воды Сакраменто. Я начала дергать ногами, хотя против крокодилов это ведь бессмысленно? Но нет, моих ног касался некто похуже чешуйчатого пресмыкающегося - это был Сонни. Я чувствовала, что лишаюсь одной из частей одежды, а именно трусов. Вынырнул итальянец с трофеем, показывая их над водой и демонстрируя свою победу.
- ...то есть, не догонишь, если уплыву? - ах ты гад! Я нахмурилась, дернулась в сторону него. Еще ведь и улыбается! Но с другой стороны... меня эта ситуация смешила и забавляла. Только вот я сама себе признаться не желала, что на Сантино не злюсь в данный момент. И даже не боюсь его.
- Можешь оставить их себе - говорю я, явно кокетничая и смеясь. В ответ одариваю мужчиной брызгами от зачерпывающего движения руки. На воде опять стало держаться трудно и я капитулировала к камню.
- Нет, правда что ли не отдашь? - переспросила я с уже более серьезным видом. Нет? Ну океей. Я выдержала паузу, а потом подняла над водой свой лифчик, только что снятый, которым играючи помахала над водой и отправила в сторону береге, перекинув поверхность камня.
Своими действиями я бросила вызов мужчине. Не стану играть в наивную дурочку, я представляла чем этот флирт и рискованные действия могут закончатся. Хотела ли я этого? Или нет, другой вопрос: чего я сейчас хотела?..
При мысли о близости этого человека ко мне, в груди поднялся рой мурашек, а дыхание словно захватило. Непередаваемые ощущения, в которых смешано недоверие и желание одновременно.

Это твой жанр, это твой стиль,
Твоё оружие против моих сил.

+1

13

Визг Агаты был слышен даже там, под водой, где находился Сонни - практически на речном дне; наверняка и на поверхности воды сейчас эхо разносило это звонкий звук, даже жалко стало, что оценить это он в не сможет - но нельзя же иметь всё?.. Главное, что у него получилось завладеть трусиками - вернее, не это, главное, что хулиганская выходка вообще вызвала нужную реакцию, что Агата в принципе отреагировала - так что можно считать, что затея удалась, а упиваться триумфом... можно и по-другому. Правда, честно говоря, Сонни не очень ожидал, что она рассмеётся - скорее уж разозлиться, даже может попытается утопить его прямо здесь, ну или изобьёт, когда они выберутся на берег - может быть даже, и то, и другое сразу. Может быть, даже убьёт и вовсе - история знала примеры, когда подобные выходки вели к летальному исходу самого шутника, но... почему Пульса это не пугало? Впервые. В тюрьме-то за такие выходки его точно бы уже размазывали по стенам, полу и может даже потолку... но то в тюрьме.
Знаете, всё-таки на свободе здорово. Неважно, даже если эта свобода заключается в данный момент в огромной жопе, из которой пока не видно ни просвета ни продыха - всё равно, на свободе есть выбор, кем себя почувствовать и что сделать; вспомнить о детских шалостях, к примеру, бывших в ходу в детском доме, и наоборот - забыть о том, что это может быть опасно - в первую очередь для того, кто плавать умеет достаточно плохо, чтобы в тёмной воде испугаться и захлебнуться при визге... но обошлось же?
И... нет, Сонни не ожидал, что Агата готова будет отказаться от своего белья так легко. Естественно, она кокетничала с ним - и надо сказать, ему это даже больше, чем просто нравилось, он ощущал какой-то дикий восторг внутри, которого даже высказать не мог - и, зажмурившись от брызг, а затем открыв глаза, принял эту игру, про себя назвав слова Таты блефом.
- Ну хорошо. - надел трусы на шею, продев через них голову, и так и оставил, на манер ошейника или колье. Нет, конечно, не собирался он оставлять бельё себе - он просил у неё одежды, да, но явно не в таком виде, и вообще - забрать трусики у девушки, с которой ты не спал, это - как забрать флаг с крепости, которую ты не захватил... да и вообще - как минимум, странно. Есть же всякие там больные - любители с бельевых верёвок чужие трусы тырить, и дома у себя потом развешивать на стене, или там - нюхать?..
- Не-а. - довольно осклабился Сонни, показав язык. Ему-то не нужно было держаться за камень, чтобы уверенно чувствовать себя на воде; вполне мог бы и подольше времени провести в воду. А мог бы выбраться на берег и дразнить оттуда Агату её трусиками до тех пор, пока она либо не замёрзла бы, либо не переборола стеснение (и гнев), либо самому не надоело бы... но Тарантино - она решила снова его удивить, расстегнув бюстгалтер, помахав им над головой и выбросив на берег, заставив Пульса сначала удивлённо приподнять брови, а затем оценивающе усмехнуться, пытаясь выхватить из памяти то мгновение, когда он увидел её голую грудь: - Серьёзное заявление... - вода и темнота скрывали от Агаты, насколько оно действительно серьёзно - воображение Сонни уже нарисовало несколько определённых картин, тело - послушно на них отреагировало, его-то тело могло продемонстрировать возбуждение и желание более явно, нежели мурашками... вопрос в том, насколько далеко и тело, и разум позволят зайти этой шалости? И насколько далеко надо?.. Алкоголь, конечно, тот ещё путеводитель; но и он иногда бывает лишь спутником. Не так много они и выпили, впрочем... Пульс спрятал улыбку, погрузившись так, чтобы нос и рот скрылись под водой, и поплыл к Агате, державшейся за камень - действительно, прямо по-крокодильи, в тот момент, когда земноводный хищник уже увидел жертву - на суше или около неё. 
- Я ведь могу научить тебя плавать лучше...
- вынырнул с ней рядом, положив ладонь на камень рядом с её рукой, но не касаясь её пальцев, и вообще - пока что избегая любых телесных контактов, просто пристроившись рядом. Предложение было действительно и на будущее, кстати - Сонни не думал, что в качестве инструктора по плаванию у него есть великое будущее, но - как-нибудь уж научит... вроде урок управления яхтой у них же удался - ничего не свернули, никого не утопили?.. - ...если ты хочешь. - если она хочет... Сонни боялся её - Агата уже показала, на что способна, если "не хочет". Момент истины - сейчас либо она его снова схватит, прямо здесь, под водой, либо... позволит схватить себя, как обессилевшая лань напоследок сдаётся голодному крокодилу - просто прекращая сопротивляться. И если бы не их общее прошлое, когда Сонни уже пытался взять её, сейчас он думал бы немного быстрее... он уже был поддаться на флирт. Желание выбивало остатки пивного хмеля из башки, но - и занимало его место, снося все преграды на своём пути, и заставляя Пульса медленно, но верно, прижиматься к ней плотнее, сантиметр за сантиметром, глядя в её блестящие глаза, тёмные, как вода, в которой они и находились... и уже мог чувствовать её дыхание на себе. Оно было горячее, чем вода... Так и не встретив до сих пор сопротивления, Сонни коснулся губ Агаты - он помнил их вкус, но в тот раз он не далёк от полного. А раскроется ли в этот?.. Есть только один способ узнать...

+1

14

Судя по всему расставаться с моим бельем Сонни не собирался. Чтож, судьба трусов меня сейчас волновала в самую последнюю очередь. Даже то, что выходить из воды мне придется голой отошло на задний план. Ведь как мне кажется, стеснение с мужчиной мы скоро поборем. Вернее поборю я, благодаря ему. Если, конечно, не вдам по тормозам, затем включая задний ход, - а такое, исходя из опыта случалось ни раз. И выходило как в дурацкой поговорке: возбудим и не дадим. А все потому, что не надо много думать в ситуации, когда тебя тянет. Вернее нет, не так, думать надо раньше. Потом уже поздно, потом уже все надуманно.
Пульсоне нацепил себе на шею мое белье, от чего я тихо хохотнула, мотнув головой. Он приближался. Над водой были видны его хищные глаза. Но несмотря на желание, которое можно было почувствовать в воздухе, Сонни еще и осторожничал. Словно я убегу или еще могу ударить. А может и правда убегу?
Моя грудь наполняется воздухом, когда он подплывает ближе, кладя руку на камень и, таким образом, перекрывая мне ход с одной стороны.
- Я ведь могу научить тебя плавать лучше... - не знаю что хотел донести этой фразой итальянец, но о плаванье и обучении я сейчас не думала вовсе, хотя за губами мужчины следила пристально, не решаясь поднять глаза.
- ...если ты хочешь. - в этой фразе скрывался вопрос. А я ведь хотела. В данный момент я просто хотела.
Поднимаю глаза, отвечая на его взгляд, - этот визуальный контакт был еще одним шагом навстречу. Сердце стучит сильнее, отдавая удары в горле. И кто бы знал, что в этот момент Сонни так же опасается. Опасается меня.
Я ощущаю тепло, исходящее от тела мужчины, когда он оказывается еще ближе. Совсем близко, для того, чтобы можно было встретиться губами...
Поцелуй был мягким и острожным, это было нечто трепетное, когда два человека только присматриваются друг к другу. И длился он, как полагается первому поцелую, не долго, давая возможность почувствовать вкус, опробовать, обдумать это желание, что только росло. Я облизала губы, приходя к мысли, что мне нравится вкус его губ. Медленно опускаю взгляд от глаз Сантино к его губам. На моих устах появляется полуулыбка или полуусмешка, адресованная собственным мыслям. Месяц назад мужчина принуждал меня оказаться с ним в одной постели, а сейчас я готова была ему уступить в этом желании. Взаимном желании. Можно ли сказать, что Пульс в итоге получил свое? И что можно считать "его"? Просто секс? Секс именно со мной? Нет, не думаю, что Сонни когда-нибудь еще думал о том, чтобы завоевать мое внимание в подобном русле.
А в конечном итоге ведь Сонни все равно умрет. Ну, знаете, мое проклятие еще действует. Это сравнимо как трутни, после спаривания, погибают. Или как самка богомола откусывает голову самцу. Так и мужчины, по незнанию, связавшиеся со мной, скатываются на дно. В большинстве случаев, это дно означает погибель.
- Ты суеверен? - спрашиваю, плавным движением стягивая висевшие трусы с шеи Сантино.
По прежнему держусь за гладкий камень, не рискуя переложить ладони на крепкое тело итальянца. Да, я волновалась. Но вместе с тем получала то самое зыбкое удовольствие, манящее и тянущее, когда еще ничего не случилось, но обещает быть. Когда пребываешь пока еще в своих фантазиях и воображении, рисуя страстные картины. И от этого сбивается дыхание.
Я сглатываю слюну и тянусь к Сонни за поцелуем. Теперь уже гораздо уверенным и крепким поцелуем. Руки вслед ложатся на его шею, обнимая, прижимаясь плотнее. И я уже отъявленее ощущала все напряжение, заостренное на плоти Пульсоне, которая касалась низа моего живота.

+1

15

...а может, и правда ударит. Показав, кто тут охотник на самом деле, а кто - просто поддался на приманку, кто дал заманить себя в капкан - у женщин ведь есть свои способы охоты, обычно - куда более изощрённые, чем у мужчин... И надо сказать, что Сонни совсем разучился понимать женщин за те годы, что провёл за решёткой, если, конечно, и раньше мог бы заявить, что понимает их; но и ухаживать, наверное, у него сейчас получилось бы с трудом - этот как в случае с теми цветами, которые он неуклюже преподнёс на пристани. А ведь когда-то он не боялся не только просто разового секса, но и серьёзных отношений - когда-то он был женатым без пяти минут. Пока не оказался в тюрьме... Забавно, что за решёткой он об этом вспоминал как раз в последнюю очередь. Решётка эта - она действительно делит мир на два мира, и жизнь - на две жизни. А если она ударит его сейчас - будет куда больнее, чем если бы раньше, или даже в тот момент, когда он оставил её без белья - может, позволяя ему приблизиться, Агата этого и ждёт - момента, когда можно будет доставить максимальную боль?
Сонни пытался заставить себя не делать этого. Не думать. Думать поздно - потому что он уже на крючке, и в любом случае - уже не соскочит, даже если сам так не по-мужски включит заднюю передачу - в этом случае Агата всё равно победит, даже если не заманит его в ловушку. Только у победы в этом случае будет другой вкус, наверняка куда более мерзкий; а Сонни и вовсе только и будет ощущать мерзость. От собственной слабости, почти как в тот день, когда они познакомились - хотя даже ещё более гадко, уйти - это будет его выбор, а не выбор тела. И физическая боль это ощущение тоже уже не скрасит, не оправдает...
- Да не особо. - странный вопрос. А почему она вообще спрашивает?.. По нему, наверное, можно и так заметить - наверное, единственный преступник-итальянец в округе, который не носит на шее ни католического распятия, ни даже простого крестика, Агата сама могла видеть это сейчас - единственное "украшение", что на его шее висело, так это её же трусы; да и те она потянулась снимать. На этот раз Пульс легко позволил это сделать, только головой немного мотнув, помогая, а сам неотрывно глядел в её глаза - думая о том, какие же они, всё-таки, красивые, несмотря даже на шрам, изуродовавший правый - но его в темноте особо не было заметно... Он словно растворился в тёмной воде. Они с Агатой оба растворялись в ней, прямо сейчас; и впрямь, словно ночная река была какой-то колдовской, а тёмные зрачки Тарантино - сердцем этой воды. Живой или мёртвой... не так важно. Он ведь не боялся дна? Глупо бояться. Он уже давно туда скатился. Хотя, по факту, он и с самого начала своей жизни оттуда ненамного поднялся, с самого детства - едва ли можно назвать сиротский приют пределом мечтаний. Самое натуральное социальное дно - те, у кого нету даже родителей... И Пульс не просто утонул в них, как тонул в глазах Агаты сейчас, он уже родился, можно сказать, там - с самого начала был просто маленькой рыбкой в огромном аквариуме, которую почти некому было учить плавать. Учиться пришлось самому. И то, что он ещё не потонул окончательно - о его стиле плавания говорит само за себя...
Краем глаза он увидел, как напряглось горло Агаты, когда она сглотнула, словно проглотив, наконец, их поцелуй; жаль, он так и не имел возможности увидеть ниже, тёмная вода так и не предоставила возможности оценить форму груди Тарантино - с другой стороны, она оставляла достаточный простор для фантанзии, что, наверное, было даже лучше - неизвестность пугает далеко не всегда, в данный момент - она лишь подогревала интерес друг ко другу... Девушка потянулась за добавкой, отпустив свою опору и сделав новой опорой - его самого, а Сонни с удовольствием впился ей в губы в ответ, обнимая за талию одной рукой, прижимая к себе плотнее, а другой - продолжая держаться за камень, удерживая их обоих от перспективы окунуться под воду - смешно было бы утонуть вот так... потому он уже не был уверен, что на этот раз сможет выплыть, когда сердце вот так колотилось от возбуждения, желания и напряжения, что пульс отдавался по всему телу, особенно сильно ощущаясь там, где находилась тёмная и мрачная татуировка, которую Агата не смогла разглядеть. Не разрывая соприкосновений губ, Пульс осторожно разворачивает их обоих в воде, чтоб Тарантино могла опереться о камень спиной, хотя бы под водой, без боязни соскользнуть на дно... и подтягивает чуть выше - дабы случайно не захлебнуться обоим.
- Тебе удобно?.. - спрашивает на вдохе, использовав короткую возможность набрать воздуха перед тем, как впиться в губы снова. Потому что сейчас он мог сказать только за самого себя - а ему... ему было офигенно. Сонни вспомнил, какого это - целовать женщину искренне; не проститутку, и не проститутку, которая не даёт - а именно женщину... и хотел бы многое вспомнить, пока находился в воде. Говорят, у воды тоже есть память? В ход пошёл язык - слегка неловко и неуверенно поначалу, Сонни просто вспоминал, как это вообще - когда по-французски. В тюрьме-то не на ком было тренироваться. А ладонь под водой уже поднималась по талии выше, направляясь к её груди...

+1

16

Смешивать работу и личную жизнь не хорошо. Один раз оказавшись в одной постели, потом могу всплывать упреки, обиды, молчаливые обвинения, особенно, если после близости каждый опять будет жить своей жизнью. Думала ли я, что этот секс что-то изменит в моей жизни? Сейчас не думала, но наперед знаю, что не изменит. У меня есть муж, пусть и гражданский, есть сын, есть дом, есть другая Семья. Возможно, стоило поискать любовных приключений где-нибудь в другом месте, но в данные минуты я не рассматривала другие варианты, так как меня неотвратимо тянуло к Сонни.
Мною двигало желание. И не только желание секса, но и желание быть нужной, быть глотком воздуха, быть тем вожделением, о котором мужчина грезил несколько лет. Я хотела стать его благодатью.
До дна я не доставала, хотя можно было бы напрячься и коснуться пальчиками песка, но мне хватало и того, что я держалась за плечи итальянца, и не погружалась под воду.
Темная река скрывала от наших глаз тела друг друга, поэтому, чтобы восполнить визуальный пробел, я медленно водила руками по плечам Сантино, чувствуя как напряжены его мышцы, как выступают кости лопаток, как ладонь вздымается вверх-вниз от каждого его вдоха.
Он приподнимает меня повыше, и так становится гораздо удобней. Не скажу, что поверхность камня заменит мягкость постели, но было в этой атмосфере что-то завораживающее, необычное и волнующее: я оказалась обнаженной в непривычном для меня месте, здесь нет света уличных фонарей или настольной лампы, нет уверенности, что, опустив ноги, можно встать и уйти, на небе миллионы звезд, а не белый потолок, - я взглянула на этим мерцающие точки и мне показалось, что все небо вздрогнуло на какой-то момент. Не буду списывать эту ситуацию на алкоголь, так как я не выпила так много, чтобы не отвечать за свои поступки, да и градус уже успел выветриться. Нет, это не алкоголь, это мое решение.
Поцелуи становятся раскрепощение и увереннее. Я отвечаю мужчине на его настойчивость в поцелуе, соприкасаясь языками, и по мере этого движения начинаю все больше входить в азарт.
Ладонь Пульсоне, от талии поднимается выше. Мне щекотно и я улыбаюсь, ослабляя поцелуй, но не разрывая прикосновения губ. Щекотно от непривычки, от чужих рук на теле, но это дарит также и приятные, незабываемые моменты. Его ладонь касается затвердевшего соска, меня эти прикосновения возбуждают и томят. И, сделав короткий вдох, я опять ищу его губы, поддаваясь вперед. Пальцы забираются в его мокрые волосы, позволяя прохладным каплям стекать по руке, а затем, соскользнув по шее, оставляю ладонь на широком плече.
Ночная вода была мягкой и послушной: тело двигалось словно с танце, когда я плавно сгибаю ногу в колено и обхватываю Пульсоне. Мое желание уже на пике, оно отдается ровной, но быстрой пульсацией в груди и на шее; мысли хаотично путаются в голове, а тело хочет только одного...

+1

17

Что двигало ими?.. А что вообще двигает людьми в такие моменты - как мужчина и женщина понимают, что хотят слиться друг с другом воедино, не говоря ни слова, по взглядам, может, по дыханию, что управляет сексуальным возбуждением? Или просто списать это на животный инстинкт? Так ведь он на потомство направлен, а не на сам процесс. Люди ведь так и не знают этого - каких только наук не придумали, психология, сексология, анатомия, биология, и ещё много слов - многие из которых большинству людей даже и не известны, но всё-таки - человечество до сих пор не понимает, что людьми движет в такие моменты. И несмотря на это - совокупляются уже миллионы лет... Люди не знают самих себя. Так какого ж фига Сонни должен был знать? Он просто хотел - и чем ближе был к желаемому, тем желание становилось сильнее; он пятнадцать лет не ощущал женского тепла, пятнадцать лет не ощущал запаха женщины, не чувствовал нежности женской кожи под ладонью, уже почти забыл, каковы их губы на вкус... это там, за решёткой, секс так или иначе был подвластен разуму - потому что был ничем иным, как насилием, в любом виде, в тюрьме может и были голубые - но "голубых" отношений между ними всё равно не было, они не выжили бы в этих условиях, отношения на другом строились - на силе и слабости. И то, что происходило на типографии, строилось на этом же, так что... там тоже было, как в тюрьме.
Здесь и сейчас - всё было совсем по-другому. И хотелось мурлыкать, как изголодавшемуся по ласке коту, когда Агата касалась его спины своими ладонями, лаская его давно огрубевшую кожу, как она словно бы изучает её, как и он сам изучал её тело сейчас. Вспоминая... поддавшись желанию, и более того, создав это желание, это притяжение, она стала его вожделением. В отличие от проститутки. Или любой другой женщины - тех он... просто хотел. Это было от разума, не от сердца... Он чувствует, что Агата растягивает губы в улыбке, и тоже тихо улыбается ей в ответ, запечатлевая в поцелуе эту улыбку. Это тоже из разряда того, что он начал забывать - в тюрьме редко улыбались друг другу.
Ладонь наконец касается груди, и Сонни непроизвольно задерживает дыхание, почти одновременно с ней, наслаждаясь этими ощущениями, упругостью, твёрдостью возбуждённого соска - он пятнадцать лет не касался женской груди. Хотя дело не только в его собственных ощущениях, но и в реакции на это прикосновение. В реакции сердца, скрытом за грудной клеткой, в дыхании, ощущаемом на коже, в теплоте, что согревает и воду вокруг них. И в том, что он может отблагодарить за это тепло, позволяя ей найти свои губы, и впиваясь в её губы, не уставая наслаждаться их вкусом - и соблазнительной формой тоже. Дразнить, щекоча языком... и слегка повернуть голову, ненадолго подставляя мокрые волосы под её ладонь, наслаждаясь и этим прикосновением тоже; открыть глаза на секунду, чтобы увидеть её лицо, но не увидеть ничего, кроме размытых пятен и пеленающей темноты. Почувствовать, как ладонь вернулась на плечо, превратив его в опору. И стать опорой...
Бедро под водой ощущает прикосновение стройной ножки Агаты - тело моментально реагирует новым уколом, Пульс отпускает грудь, и опускает ладонь ниже, лаская её бедро, подхватывая его снизу, почти под самую ягодицу; и отпускает её губы, разрывая поцелуй, чтобы начать медленно погружаться в воду, не держась больше за камень, но попутно лаская губами и случайно касаясь небритым колючим подбородком её шеи, тонкого, но сильного плечика, грудной вздымающейся грудной клетки... ощущая губами нежность и вкус женской кожи. И речной воды, немного, с капельками чёрной воды - запутавшимися среди её мурашек... поставляя ей свою мокрую макушку, пока есть возможность снова коснуться его волос. Ладонь под водой скользит по коже, обхватывая бедро увереннее, устраивая так, чтобы им обоим было удобно на жёстком и скользком камне, плоском сверху, и скользким - под воды. Сонни снова опирается рукой на его поверхность, поднимаясь навстречу Агате, прикрывая глаза, едва заметно подрагивая от нетерпения и предвкушения, осторожно прижимая её ближе к себе, и одновременно - приподнимая немного, насколько это возможно, чтобы она могла дышать воздухом без страха захлебнуться; потому что их дыхание уже вот-вот собъётся сейчас, когда мышцы напрягутся максимально... Пульс задерживает дыхание на мгновение, подаваясь ей навстречу, и отпуская бедро, перемещая ладонь выше - чтобы Агата сама могла бы обхватить его торс ногами, когда он прижмётся ещё плотнее, почти буквально вплавляясь в неё под водой, и вжимая их обоих в этот речной камень, хоть и не слишком сильно - если же он окажется слишком твёрдым, можно будет переместиться и на песок... наверное. Не так уж просто это сделать, когда собственное тело принадлежит уже не тебе одному - он двигался вглубь, прижавшись своей щекой к щеке Агаты, по телу стремительно разносился жар - а на высохшей было коже лба вместо речной воды появлялись капельки пота, словно конденсат горячего дыхания, дразнившего её ухо...

+1

18

Кто бы мог подумать, что когда-либо поцелуи этого мужчины станут мне приятны. Что я захочу разделить с ним блаженные минуты. Что я захочу быть близкой, быть податливой и неосторожной. Захочу коктеничать с ним, играть и улыбаться.
Я позволила себе быть слабой, отпустить ту нить, что тянулось со смерти Вернона. Месяц назад, в Мексике мысль о погибшем мужчине так и не дала мне освободиться, встав преградой. Сейчас же это куда-то ушло. Не знаю что изменилось. Может прошло нужное время? Может все из-за того, что Куин вышел из комы, хотя это довольно странное предположение. Может потому что Сантино был новым, не знакомым мне человеком, он не знал меня, ему было все равно на мое прошлое, оно не пугало его, не отталкивало. Разве что может шрам на лице...
Для Сонни я была чистым листом, незнакомой женщиной, а незнакомкой быть всегда приятно; быть тайной, загадкой. Или быть просто той, кто в эту ночь решил заняться любовью во время купания? Нет, сейчас я не хочу думать о таких примитивных вещах, я хочу возвышать мужчину, что целовал меня и сама хочу быть гораздо лучше, чем есть на самом деле.
Желание прекрасного тянуло меня к итальянцу. И я откидываю голову назад, когда губы мужчины касаются моей ключицы, плеча, шеи. Получаю свою порцию ласки, раскрыв глаза и созерцая темное небо с белыми вкрапинками, словно большой дуршлаг. Это был волшебный момент, время словно замерло, никто никуда не спешил, никуда не надо было, никто не уходил, не собирался, и никто не придет. Но тем не менее все шло к неизбежному, самому, пожалуй, приятному неизбежному из неизбежных. Один застывший миг напомнил мне сон, довольно далекий для сна, который приснился месяц назад. Я помню, как и там меня не покидало чувство, что часы всего лишь муляж и бесполезная вещь. Во сне время застыло, но эта остановка пугала. Сейчас же такого ужаса и обреченности не было. Была свобода, даже несмотря на то, что я нахожусь в руках мужчины, прижимающего меня к твердой поверхности уже остывшего камня.
Обхватываю двумя ногами торс Сантино, а его рука плотно сжимает ягодицы. Дыхание замирает в предвкушении,.. а затем срывается выдохом, не в силах и в нежелании держать стон. Я сильнее припадаю к нему, впиваясь мягкими подушечками пальцев в спину. Прижимаюсь ближе в, так необходимом мне, объятии, и постепенно начинаю двигаться навстречу, приподнимая ягодицы.

+1

19

[mymp3]http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/e65adb92-64cc-4515-a1cd-6c2e9714ae05/40%20-%20She.mp3|Akira Yamaoka - She[/mymp3]

Ночное небосвод был прекрасен, но Пульсу было совершенно не до него в данный момент - он и вообще забыл о том, что существует какое-то там небо, что на нём есть звёзды, оно даже не отражалось в воде сейчас, потому что вокруг них с Агатой она едва заметно рябила, размазывая белые точки отражений далёких звёзд до состояния абстрактного блеска. Он забыл бы даже и о воде, если бы она не касалась его кожи постоянно; потому что видел перед собой и чувствовал всем своим организмом нечто ещё более прекрасное - женское тело, красивое, желаемое и желающее, возбуждённое женское тело, которое было в его руках... И несдержанный стон - для его ушей был как музыка, хотя нет, даже лучше - слаще любой музыки, настолько, что он ощущал эту сладость практически на вкус, голос Агаты, её дыхание, заставляли кровь вспыхивать где-то в венах, бурля и пузырясь, едва не испаряясь, подобно пролитой ртути... их сердца отбивали ритм, а совместное дыхание - как будто пело, разносясь эхом по небольшой долине, до которой они добирались от ставшего ненавистным ему за эти несколько дней трейлера. Пульс чувствует, как его ноготки впиваются в спину, и это немного больно, но - больше приятно... в том числе и оттого, что она делает ему больно не из сопротивления, не из-за того, что хочет вырваться, как месяц назад в той комнате; как раз наоборот - Агата охотно подаётся ему навстречу, она желает его - кажется даже, что ничуть не меньше, чем он её желал, но... наверное, это только кажется? Вряд ли у неё было так же плохо с личной жизнью, как у него. Или шрам на лице действительно так сильно отпугивал мужчин?..
Начав двигаться, Сонни шумно выдыхает, будто пытаясь обжечь кожу её шеи, и тут же вожделенно впивается губами в это же место, надеясь услышать ещё один стон, помогая совместному их движению под водой той ладонью, что ласкала её упругую ягодицу - услышать стон, и даже почувствовать его, губами, ощутив, как вибрируют голосовые связки и поймать эту вибрацию этим поцелуем... в какой-то момент он становится даже слишком жадным, и Пульс отнимает губы от кожи, сдвинувшись, чтобы оказаться с Тарантино лицом к лицу, снова увидеть в её блестевших глазах отражение их страсти, и снова переместиться немного - так, чтобы можно было бы опираться на камень локтем, а ладонь - властно запустить в её мокрые волосы, чтобы приблизить её лицо к своему, мягко соприкоснув их двоих лбами. И заставив грудь Агаты всё-таки покинуть воду, уткнувшись в кожу его грудной клетки...
Во всём этом было что-то райское и грешное одновременно, как в той библейской притче о двух первых людях и запретном плоде, который они съели - берег реки был чем-то похож на райский уголок, двое голых людей разного пола - ассоциация на ум приходит слишком легко; и только змея-искусителя никакого не было - скорее уж Сонни сам был этой рептилией, крокодилом, стянувшим трусы. Вопрос только в том, был ли вообще этот змей на самом деле? Или являлся просто порождением фантазии двух обнажённых людей, которым наверняка было смертельно скучно целыми днями находиться между двух деревьев, с одного из которых можно было хватать яблоки, а с другого - нет? Знаете... Бог вряд ли бы создал запреты, если бы не хотел, чтобы их нарушали. И они с Агатой сейчас нарушили парочку - но разве не это было именно тем, что и делало их двоих счастливее сейчас? Делало рай - именно раем, а не просто берегом, песком, и речкой?..
Язык Сонни вдруг высунулся из-за зубов, игриво облизав вздрагивающие губы Агаты. И почувствовав сквозь жар странную прохладу... наверное, они уже слишком долго находились в воде, хотя и сами не чувствовали, что начинали мёрзнуть понемногу, впитывая температуру остывающей реки в себя, из-за своего внутреннего пожара, разгоревшегося из одной хулиганской искры. И словно решив вдруг согреть её, Пульс приблизился, коснувшись её губ уже снова губами - желая снова почувствовать их сладость, в перерыве между движениями навстречу. А ладонь вынырнула из-под воды, с ягодицы снова переместившись на грудь, ласкаясь и дразнясь, то сильно, то ослабляя хватку, словно пыталась поймать её сердце; или хотя бы его биение. Они оба постепенно погружались обратно в тёмную воду, всё-таки соскальзывая с ненадёжного камня, но - погружались они не только туда... поскольку не так уж и плохо знали друг друга теперь, разве нет? Незнакомцы не чувствуют того, что ощущали сейчас они...  Сонни выпустил её губы, снова давая возможность беспрепятственно дышать, и чуть отстранился, позволяя их движениям стать немного сильнее, создавая более сильное волнение вокруг себя, и их камня. Опустил руку, отпустив грудь - чтобы, обняв Агату, создать своего "подкладку" между её спиной и жёсткой поверхностью камня, который, к тому же, уже заметно остывал - несмотря на температуру их тел. И прижать к себе сильнее... зажмурившись на секунду от удовольствия.

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-07-24 16:36:41)

+1

20

Как дорого можно заплатить за момент блаженства и эйфории? Сейчас мне было безумно хорошо, настолько, что я и не думала ни о чем другом; мир сузился до размера этого пляжа, до пары метров вглубь реки, до одного человека.
Наверное, самое больное в людях, это их мысли. Они травят навязанными моралями, законами, традициями. И я тоже была отравлена этим, от чего никогда не имела одноразового секса, если заниматься любовью, то с человеком, который останется с тобой. Только вот готов ли был Сантино остаться со мной, и что за этим повлечет в конечном счете? Не знаю, что будет дальше, но сейчас... мое дыхание резко вырывалось из груди с каждым толчком Пульсоне. Руки время от времени совершали путь по плечам и спине мужчины, будто стараясь запомнить, изучить все шрамы на его теле, все родинки. И каждым движением и каждым поцелуем убеждаться, что рядом со мной живой человек, хотя может над ним уже и повисло проклятие. Я глупая, что начала верить в такие вещи...
Широкая мужская ладонь забирается в мои волосы, держа затылок и подталкивая ближе, чтобы встретиться лбами. Я распахиваю глаза, пытаясь всмотреться в губы и подбородок Сонни, чувствую как грудь упирается в его тело; дышу часто, как и он, будоража водную гладь. Мой рот приоткрыт, я глотаю воздух большими кусками, и быстро высыхают губы без поцелуя... А итальянец, то ли поняв мою жажду, касается игриво языком моих уст, я улыбаюсь хищно в ответ одним уголком губ, обнажая зубы.
Я ничуть не остываю, тело накалено и источает жар из самого нутра, - вода спасает,но все больше хочется пить. И жажда выражается в нескончаемых поцелуях, встречаясь губами, прерываясь на редкие расставания, когда я утыкаюсь носом в его шею. Пахло свежестью, травой и кожей, - мне нравился его запах. Это была химия. Два человека действительно подходят друг другу и будут гармоничны не только в постели, но и в жизни, если им нравится запах друг друга, - это пошло с зарождения жизни на земле, - так мужчина и женщина выбирали друг друга. Ну, а теперь у нас есть другие принципы для отбора: деньги, престиж, власть, внешние данные, количество недвижимости, наличие жен и детей. Но сегодня меня к Сонни притянули явно не его деньги, коих он не имел и даже за убийство не получил гонорар, не его статус, - статус только что вышедшего из тюрьмы человека не скажу, чтобы привлекал меня. Неужели действительно что-то на уровне инстинктов? Интересно, а что думал по этому поводу Пульсоне?
Несколько раз, за сильными движениями итальянца, я встречалась спиной с поверхностью камня. Сейчас то боли я не чувствовала, никакой тени дискомфорта, а вот потом знала, что столь бурный секс аукнется синяками. Поняв это, мужчина подложил руку на мою поясницу, по прежнему придерживая тело в своих руках.
Я выгибаю спину, меняя угол проникновения, и стискиваю зубы, чтобы не сбить ритм и настрой, который ведет меня к пиковой точке наслаждения. Запускаю руку в волосы мужчины, сжимая мокрые короткие пряди в кулак, - становлюсь дика в своих действиях и в желании достигнуть оргазма.
Вскоре волна дрожи накрывает все тело, доходя до пяточек, но особенно явственно ощущается там, где сейчас был Сантино... с затаенным дыханием вслух вырывается стон, но я приглушаю его, кусая плечо мужчины. Ладонь все еще запутана в волосах, но уже ослабела, а на ногах онемели пальцы, - такое часто происходит со мной во время секса.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » It's over?