vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » welcome to ass.


welcome to ass.

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Сонни и Лола
18 июля, ближе к вечеру.
Можно было решить, что опасность миновала, но, оказывается, нифига. Лолу переезжает из одного укрытия в другое, однако она не ожидала, что придется жить в стремном фургоне. К тому же, теперь у неё есть сосед... В тесноте, да не в обиде?

+1

2

Если бы кто-то попросил бы меня описать мои чувства одним словом, я бы выбрала слово - неоднозначные. А потом бы подумала и попросила разрешения назвать еще слово. Им было бы - опустошенное. Но никто, как назло, ни о чем таком не спрашивал, а мне едва ли не первый раз в жизни до зуда во всем теле хотелось поделиться с кем-то своими чувствами. Конечно же, мне было понятно, почему я так себя ощущаю. За последние часы со мной приключилось слишком много выматывающих, жутких событий. Вся неделя была под стать этим часам, но, все-таки, они были худшими. И легче не становилось.
   Мы едем в машине, а я то и дело с подозрением окидываю взглядом улицы, по которым мы едим. Больше всего моё внимание привлекают люди, стоящие на перекрестках. Они просто стоят, просто ждут, когда можно будет перейти дорогу, но я, видимо, становлюсь параноиком, поэтому люди мне не нравится, и я забиваюсь поглубже в сидение автомобиля так, чтобы снаружи была видна только макушка. Я не чувствую себя в безопасности больше, ни в машине, ни на улице, и не верю, что безопасно будет там, где придется жить теперь. Единственное утешение - Сонни будет жить со мной. В случае чего, можно будет орать что-то типа: не берите меня! Берите его! и за спину, короче. Благо спина широкая, пара меня поместится точно.

   - Ну скоро еще? - мой испуг и моё опустошенное состояние не мешают мне действовать на нервы. Потому что, ко всему прочему, мне скучно, хочется курить и хочется в туалет. Поэтому это не первый раз за поездку, когда Сонни слышит этот вопрос. И не последний, я вас уверяю.
   Едем мы долго. Убежище находится в какой-то жопе Сакраменто. А если учесть, что Сакраменто - сама по себе жопа, то мы вообще в жопе жопы. Если так бывает... Мой пессимистичный настрой, наверное, ощущается в воздухе. Я много молчу, часто вздыхаю, пыхчу, как паровоз. Не знаю, кому я делаю лучше. Но, наверное, если бы я сидела просто так, не давая волю своему недовольству, меня бы уже порвало на кусочки. Сбрасываю внутреннее давление, так сказать. Пока еще относительно безопасно.

    И вдруг мы останавливаемся. Я пододвигаюсь ближе к окну, оглядываюсь, но в упор не вижу ничего, что походило бы на убежище. Кроме... - Да ла-а-а-адно? - глазам своим не могу поверить! - Мы будем жить вот в этом, что ли? А что сразу не на помойке! Разницы, по-моему, никакой! - я выбираюсь из машины и хлопаю дверью, что есть мочи. Я злая и страдают пусть все! Даже автомобиль. - Нет, серьезно? Вот тут жить? Он же маленький! Мы вдвоем тут вообще поместимся? - на самом деле, я преувеличиваю и нагнетаю. Фургон не так уж плох, но я всю дорогу только и ждала повода, чтобы начать ругаться и брызгаться матом. Не знаю почему, но сейчас, когда труп далеко, я уже не боюсь Сонни. Мне кажется, он меня не тронет. Не зря же меня прячут, да?

+1

3

Напряжение, создаваемое Лолой в салоне, было настолько велико, что Пульс, не выдержав, опустил стекло со своей стороны, чтобы стёкла от давления её вздохов не повылетали. На вопрос девушки отвечает флегматичный голос автонавигатора, который Сонни не знал, как заткнуть, но уже нашёл, какой кнопкой можно заставить его сообщить о расстоянии до нужного места вслух... а ехать было далеко - трейлер, от которого у Сонни были ключи, находился вообще за пределами Сакраменто, он там ни разу ещё не был, потому и дорогу самостоятельно найти туда не смог бы: трейлерный парк, какой-то там Уайтвилль... ну его он и ввёл в компьютер навигатора. А тот отправил их не просто на окраины города, а в жопу жопы жопы, если так бывает. На самом деле, Пульс так себя и чувствовал - словно находился в анусе, и погружался в вонючие дали всё глубже и глубже... и уже начинал жалеть, что послушался совета этого Фортуно - лучше бы уж в Нью-Йорке пристроился куда-нибудь, а то теперь его и там могли бы убить на каждому углу, и тут - разницы что-то как-то немного.
Городской пейзаж сменяется загородным, через час (грёбаный час! Заставляя его переехать в трейлер, Агата действительно хотела, чтобы он тратил час на дорогу до города?!) езды - навигатор показал поворот, после которого по обоим бортам автомобиля начали появляться жилые прицепы и небольшие домики, некоторые из них прям в точности напоминали те коробки, из которых себе бомжи жилище делают, только размером побольше. Поздравляю, Сонни, ты теперь - не стрелок Коза Ностры, ты - белый отброс, на хер. И будешь жить среди белых отбросов.
Но вот нестройные ряды дерьмовых жилищ оканчиваются, и они подъезжают, собственно, к трейлеру номер пятнадцать - и теперь становится понятно, насколько именно им повезло: судя по тому, что эта консервная банка стоит в стороне даже от основного посёлка, похоже на то, что раньше там жил такой мудак, которого даже община терпеть не могла. И кажется, понятно, почему.
- Блять... - лаконично разбавляет Сонни негодующую речь Лолы, и поднимает ногу, чтобы выяснить, что это там такое хрустнуло. А там - бутылочное стекло раскололось. И часть его - впилось в подошву. Новые ботинки, твою мать... Пульс сковыривает осколок - на подошве теперь осталась некрасивая царапина. Хорошо хоть, что не насквозь и не в стопу... С досады, зарядил подзатыльник Лоле, хлопнувшей дверью так, словно в последний раз - не с той же силой, которую она приложила, разумеется, а то здесь бы ей и остаться, а так, как данность. - Сломаешь что-нибудь в моей машине - отломаю тебе руки! - и так уже, спасибо некоторым, одну в этом городе он уже просрал, спасибо некоторым... кстати, тем же некоторым, что и за этот трейлер поблагодарить стоило, и за тёплую компанию тоже. Да и BMW, пока что, не его, а Агаты - до тех пор, пока он за неё не раскошелится полностью. - В гробу ещё теснее будет. Хотя каком гробу - яму выкопают, забросят, и зароют обратно... - это в лучшем случае, кстати, но просторнее всё равно не сделается. - Причём - скорее всего, обоих нас. - и Сонни эта мысль не особенно пугала, в принципе - от перспективы жить в центре помойки, в окружении немытых соседей-алкашей, в среде которых - поговаривали - не стеснялись секса со своими сёстрами и родственниками, его передёргивало больше. А, ну и от самой главной и ближайшей его соседки на скорое будущее. От неё и вовсе волосы уже скоро на голове зашевелятся, хотя они знакомы только пару часов. - Хотя я могу упростить задачу и закопать одну тебя прямо здесь и сейчас. Хочешь?.. То-то. - Сонни пошёл к двери, попутно шаря в кармане пиджака... и не нашёл ключа. Естественно, не нашёл - ключ-то от него он на складе хранил, в одном из шкафчиков, а не с собой всё время таскал - и глядя на размер замка, не так трудно понять, почему. А к трейлеру он сегодня изначально направляться не планировал, так что... - Сука, сука, сука!.. - вспылив, Пульс трижды приложил кулаком по входной двери, злобно сплюнув в сторону. - У меня ключа нет. - пояснил. Ситуация замечательная - вроде и жить им в хлеву, да только ещё и этот хлев не открыть; без помощи инструментов, по крайней мере. Так ещё и соседей они не знали - хотя... вряд ли какому идиоту придёт в голову ограбить тех, у кого денег нету даже на квартиру - оттого он и живёт в трейлере. Так?.. Пульс вернулся к автомобилю, вынув из багажника монтировку, и направился сворачивать замок... вот какому идиоту пришло в голову навесить сюда такой огроменный? Словно там пуд золота спрятан, честное слово...
Ржавая петля поддалась неожиданно легко - похоже на то, что её кто-то уже вскрывал таким образом ранее. Безжизненно повисший, замок перестал быть препятствием; Сонни отворил дверь, заглядывая внутрь, и продолжая сжимать тяжёлый инструмент в руке - словно бы ожидал внутри кто-то, крупнее таракана, и собирался приложить его по голове.
Старый диванчик, складной столик, у которого сломаны и перевязаны две ножки, облезлые кривые шкафчики... паутина. Пыль. Всё вроде есть... а, нет, не всё - электричество при нажатии на выключатель признаков жизни не подало.
- Даже не говори ничего...
- проворчал Сонни прежде, чем Лола успела это как-нибудь прокомментировать. Надо найти генератор... или откуда тут ток поступает? Откуда-то ведь должен?

http://i021.radikal.ru/1309/de/f2766a805903.jpg

+1

4

Мы подружимся - это было прямо очевидно. Очевиднее вещей со мной уже давно не происходило.

- Ау! - взвизгиваю я и сейчас же хватаюсь за голову, потому что подзатыльник такой огромной ладонью - это всё-таки больно. - Только попробуй. Я задушу тебя, пока будешь спать. Мне для этого даже руки не понадобятся, - шиплю я, хотя и понимаю в глубине подсознания, что выгляжу глупо. Кого я задушу там, Господи? Мы сегодня, кажется, выяснили, что никого крупнее мухи я не смогу обидеть даже при всем моем желании. Руки-крюки, блин. И, по идее, я должна испытывать благодарность, но почему-то нихрена. Всё, что я чувствую - смертельную усталость. Мне кажется, если бы у меня была возможность просто лечь и закрыть глаза - я бы вырубилась в ту же секунду. Но сначала нужно найти что-нибудь, на что можно лечь...
   С расстройства мне хочется пнуть колесо. Я даже посылаю в его сторону косые взгляды. Но потом еще один взгляд посвящается широким плечам Сонни, огромным ладоням, затем моим красивым рукам, которые мне вообще-то еще нужны, и я решаю, что пусть колесо живет. Я, правда, так хотела хлопнуть дверью, что забыла про свою сумку, а теперь открывать дверь было как-то... В общем, я обошла машину и решила вытащить сумку с другой стороны. Усруся, но не поддадуся, называется.

   Но, оказывается, что с распаковкой вещей я очень поторопилась.
- Хотя я могу упростить задачу и закопать одну тебя прямо здесь и сейчас. Хочешь?.. То-то.
- Дамы вперед, хочешь сказать? Нет уж. В этом случае воспользуемся: "Старшим уступают", - ворчу я, и чувствую, что настрой у меня еще более мрачный, чем был еще сегодня утром. Не нравится мне этот трейлер. Не нравятся колеса, вросшие в пол. Не нравятся хлипкие окна. А главное, не нравятся слова "зароют" и "нас" в одном предложении. Если бы меня закопали хер пойми где, без гроба и даже без креста, это можно было бы считать неплохой шуткой от Вселенной. Зуб за зуб, все дела. Но в таком случае оставалась бы надеяться, что Митчелла похоронят точно так же, в сырой земле без опознавательных знаков.
   Сначала не понимаю, чем Сонни так не угодила дверь, но на всякий случай делаю пару шагов назад. Псих, блин. И с этим человеком вы мне жить предлагаете? Молодец, Агата. Жаль, нет телефона, чтобы позвонить ей. - Ты... - замолкаю, так и не договорив, потому что мужчина наконец объясняет причину своей внезапной агрессии. - И чего? Дверь не испугалась тебя и не открылась? Удивительно дело, - фыркаю и подхожу к замку. Присаживаюсь на корточки и кручу в руках бандуру, прикидывая, есть ли у меня что-нибудь такое, чем можно замок открыть. Но, как назло, ничего такого у меня с собой нет. Вечный закон пакости... Благо у Сонни, как всегда, есть идея.
   Мы заходим в трейлер, и ощущение такое, будто входишь в духовку. Воздух застоявшийся, дышать нечем, и температура... ну да, как в духовке. Я оглядываю наше новое жилище, и мой взгляд останавливается на раскладном диване, который является единственной более-менее пригодной для сна мебелью. Но Сонни, кажется, этого еще не понял. Ну точно мужик не врубается, куда попал. И пока до него не доперло, кидаю сумку на диван и интересуюсь: - Ты где спать будешь? Потому что я заняла себе диван. Кто первый встал, того и тапки!

   Вопрос электричества меня тоже волнует. Я выходу из трейлера, и, хотя на улице тоже довольно жарко, выйти на свежий воздух приятно. Как мы будем жить в этой парилке?
   Обхожу трейлер по кругу и нахожу какие-то провода в траве. Они тянутся от трейлера к какой-то коробке, которая, судя по всему, дает электричество. К коробке протянуты еще шнуры, так что я, не долго думая, открываю крышку и всё внимательно осматриваю. - Чот тут места совсем нет... - но вот эти провода тут явно лишние... Выдергиваю чьи-то чужие шнуры, а затем ору Сонни: - Ты можешь подключить провода как-то? А то я без понятия?
    - Эй! Какого хуя?!
У меня аж провод из руки вываливается, насколько занимательный только что прозвучал вопрос. Медленно поворачиваю голову и вижу толстого мужика с пятном кетчупа на грязно-желтой майке. Мужик пузат, голова девственно чиста и лысина блестит на солнце. По тому, как широко раскрыты его ноздри, можно сделать вывод, что мужик зол. Это наверное его провода я выдернула...
   - Чо ты уставился на меня? Это не я! Это он! - я указываю пальцем на Сонни, который очень вовремя появился рядом. И, на всякий случай, бочком-бочком отхожу в сторону, подальше от возможных баталий. - И вообще мы тут первые! Это наше место для проводов, найди себе другое! Ну а что? У Сонни пистолет. У кого пистолет, тот и прав.

Отредактировано Lola Hunter (2014-07-24 11:53:48)

+1

5

Агате выигрышный билет сегодня попался не только в виде того, что Сонни застрелил того, кто собирался убить её - похоже, одновременно она нашла и того, кто избавит её от необходимости приглядывать за Лолой самостоятельно. Понятно уже, что это та её работёнка. Закопать труп - даже такой огромный, каким был Дино, было проще. Да что там труп - даже если бы пришлось обоих налётчиков закапывать, вышло бы дешевле по трудозатратам, как выходила одна только дорога до этого трейлера. Не говоря уже о том, что им тут жить под одной крышей, и... хрен его знает, как долго, если честно - и чем эта жизнь окончится, гарантий тоже нету. Но наверное, лучше не говорить об этом Лоле...
- Посмотрим, как у тебя это получится...
- ухмыльнулся Пульс. Нет, правда, он был готов даже дать ей шанс попробовать подобраться к нему, не разбудив - там, где он провёл последние годы, спят обычно на спине - знаете, почему? Потому что там любители такие есть, подбираться к спящим по ночам по одной интересной причине. Для таких людей даже есть специальное определение, но вслух его произносить не хочется. Да и любители пошарить в тумбочках тоже нет-нет, да и находятся. Или подушкой и придушить - в общем, сидя в общей камере, ухо держать надо востро даже во сне - особенно во сне; а опыт такого заключения у Сонни тоже имелся - в камеру-двушку его перевели не сразу. Хотя, сокамернику тоже доверять можно не всегда. Вот с Лолой они сейчас - именно как сокамерники.
- Ну и лохушка.  Потому что в этом случае мне досталась кровать!
- пока девчонка осматривалась на кухне, Пульс решил пойти вглубь трейлера, и обнаружил, что пределами кухни, тесной душевой комнаты и ещё более тесного сортира он не ограничивается - есть ещё и маленькая жилая комнатка, почти во всё пространство которой стоит двуспальная кровать - старая, дешёвая, складная и скрипучая, но всё ещё вполне годная... и даже довольно мягкая. И по-хорошему, как мужчина и джентльмен, Пульс должен бы уступить её даме, а самому перебраться на тесный, жёсткий и неудобный диван с торчавшими пружинами, ещё и как раз напротив входной двери - на тот случай, если в трейлер войдёт кто-то незваный, от Лолы, как от охранника, толку явно маловато. Но раз уж она сама хотела...
Сонни открывает встроенный в стену шкаф, а оттуда - запах нафталина и моли. Вещи, которые находятся там, не висят, а просто валяются - по всему полу гардероба, на его верхней полке, они смяты и покрыты пылью. Коснувшись их, Пульс понял - почему: во-первых, это шмотьё раньше явно носила какая-то бегемотиха, во-вторых, в настоящий момент она наверняка уже померла, потому что шмоткам этим лет было больше, чем ему самому. По обоим причинам, годились они уже разве что для создания навеса, да и то - вряд ли, половая тряпка - лучшее им применение. Есть даже две пары женских босоножек. Гнилых. Размера тоже на бегемота...
- Почта пришла! - один из этих сандалий летит в кухню, приземлившись прямо на стол. Как она там сказала - кто первый, того и тапки? На здоровье - вот они, тапки эти. И судя по тому, что электричества нет, а значит - и холодильник не работает, жрать они сегодня на ужин эти тапки и будут. Появившись вслед за обувью на кухне, Сонни открыл в кухне кран... тот издал звук, похожий на грязную ругань, и выдал в раковину что-то отвратительное, зеленоватого цвета. - Воды тоже нет... - так, а эти местные, интересно, как моются тогда? Неужели из вёдер, как два-три века назад?.. Или в реке - как, наверное, и все четыре века? К такому зэков жизнь не готовит. Тюрьма - место неприятное, конечно, но: там всегда есть вода и электричество, если, конечно, оно не будет отключено по решению надзирателя - но даже там признаки цивилизации присутствуют, а тут - их просто нет. Сонни вышел наружу, и пока Лола озаботилась поиском проводов, поднял голову вверх, заценив пластиковый бачок, закреплённый на конструкции над трейлером - такая водонапорная башня в миниатюре. В списке задач появилась ещё одна - залезть наверх, снять этот бачок, заполнить его - чёрт знает, каким образом - и поднять обратно - тоже чёрт знает, каким хреном эту бандуру туда поднимают. Не навернуться оттуда в процессе - задача уже второстепенная. Но тоже важная...
- Какие провода? - Сонни повернул голову на голос, увидев, что его спутница уже начала знакомиться с соседями, как делает любой порядочный новый житель в любом месте. Даже в тюрьме... - Чего надо? - осведомляется Пульс у гостя, поспешив на место происшествия. И намеренно встаёт так, чтобы оказаться между Лолой и незнакомцем - нечего тут, он первый забивал на отрывание рук. И кстати, даже не прочь кому-нибудь заехать - помимо входной двери. Не обязательно применив пистолет...
- Это тебе чего тут надо в трейлере Пэта? Вы кто такие вообще? И какого хуя вырубили мне электричество, когда я ёбаную игру смотрел? - мужик сплюнул на землю. Хиллбилли в нём безошибочно угадывался уже в манере развязно коверкать слова... - Я тебе ща дам другое, сопля!.. - лысый дёрнулся навстречу Лоле, намереваясь пройти мимо Сонни. Но согнулся пополам, схватившись за своё жирное пузо, напоровшись на его кулак.
- Тронешь девчонку хоть пальцем - место для твоих проводов будет у тебя в заднице, лысый. Подключай свой сраный ящик и ползи отсюда...
- по всем законам гостеприимства. Охая и вздыхая, мужик поковырял что-то в распределительной коробке, воткнул свои провода на место, и пошёл восвояси, что-то ворча под нос и придерживая живот - словно он отвалиться мог. - Вот тебе обязательно это надо было? Внимание всей округи - просто самая необходимая нам сейчас вещь, да? - ладно, одного толстого и лысого он уделает, если уж потребуется. А если подмогу приведёт? Может быть, реднеки - тупые, безработные, грязные и недружелюбные к незнакомцам, но - между собой дружные, когда дело касается их общины в целом. А в каждом трейлере есть оружие. У кого-то - возможно даже, и не одно.

+1

6

В трейлере есть, блять, кровать! Поджимаю губы, но молчу, потому что в коем-то веке согласна с Сонни: и правда лохушка. И не поспоришь. А самое обидное, что моё собственное упрямство - мой враг. Теперь, когда я заняла диван, будь кровать хоть трижды удобная и мягкая, мне не сказать Сонни о том, что я хочу на ней спать. И разрешения не спросить. Сказала, буду спать на диване, значит буду спать на диване. И я руками трогаю просевшие подушки, надавливаю на сидения, ощущая под ладонями твердые пружинки. И я еще жаловалась, что мне плохо живется в той квартире, где я жила до этого. Вот теперь самое время жаловаться. Да некому...
   И воды нет. И хоть сядь прямо тут, на грязный, пол, да зареви. Кстати о грязном поле... Надо бы его помыть. И, как назло, воды нет. Или наоборот, можно не мыть и говорить, что не мою, потому что воды нет? Прям не поймешь.
   Стоило так же отметить, что вещей у меня было не много. Одежда, в которой я прибежала к Лео, и какая-то мелочевка, доставшаяся от Агаты, типа мыла и зубной щетки. За своими вещами я домой заезжать побоялась. Да и времени особо не было. Всё со всех сторон, короче, было плохо. Единственное, чему стоило радоваться - я жива. Но обычно людям не свойственно радоваться такой естественной возможности жить.

   Я отскакиваю назад, уже собираясь бежать к фургону и искать что-нибудь тяжелое, но оказывается, что можно было и не рыпаться. Сонни ударяет мужика по животу, и тот мигом забывает о том, что он мне чего-то там хотел дать. Я несколько удивленно вскидываю брови и, кажется, совсем уже другими глазами смотрю на своего "сокамерника". Честно говоря, меня не часто защищают. Намного чаще бьют, угрожают, так что я не привыкла к тому, что мои проблемы может решить кто-то кроме меня. Мне привычно сваливать вину на других людей, отскакивать за чью-то спину, но в этом плане, удача чаще всего не на моей стороне, так что все финты ушами не отдаляют меня от тумаков.
   Поэтому, когда мужик уходит, а провода возвращаются на свое законное место, я практически робко шаркаю ножкой и бурчу: - Это было не обязательно. Я могла бы и сама с ним справиться... - произношу это весьма миролюбиво и спокойно, такая интонация мне не свойственна.

   Но это не надолго! Не проходит и минуты, как я уже снова язвительная. Бровь сдвинуты на переносице, руки на груди: - Ох, прости, Агата не рассказывала, что ты мазохист. Тебе хочется жить без электричества, что ли? Или у тебя идеи получше?

+1

7

У Лолы есть зубная щётка и мыло. Да она счастливица, блин! У Сонни из личных вещей было только три пистолета, два из которых он прихватил у тех, которых "победил" в квартире Агаты - одного, как известно, победил до смерти, - но ими же зубов не почистишь, как ни старайся, и мочалки из них тоже не приспособишь. Только он об этом просто пока не задумался. Задумается - потом, когда захочет почистить зубы или помыться, но тогда уже поздно будет; хотя... думать уже и сейчас поздно. Обратно в город он уже не поедет, потому что есть вероятность уже не вернуться, и машину тоже похоронить вместе с собой; хотелось бы надеяться, в этой мерзостной деревушке хотя бы есть какой-то магазин, или каждый житель за покупками целое паломничество в город устраивает? Хотя... чёрт их знает, полуфермеров этих. Может, капусту вокруг трейлеров выращивают, и её же трескают. Но у них с Лолой на возделывание земли времени не было, да и... не хотелось, чтобы всё затянулось на столько, чтобы пришлось заниматься огородничеством, если уж честно. Совершенно не хотелось.
Что касается полов и их мытья - то Лола размышляла верно, если уж и вообще заниматься их мытьём, то Сонни вознамеривался заставить это делать именно её. Или же просто ходить по дому в грязной обуви; всё равно этот трейлер - лишь временное укрытие, ну и смысл о нём заботиться, как о родном доме? Замок они уже отломали, опять же. Хотя надо бы приделать обратно - чтобы Агату не злить лишний раз; но это потом уже... перед отъездом.
- Конечно, могла бы...
- неопределённо бросает Сонни, глядя вслед уходящему мужику. Он не отрицает, может, и могла бы, но он у него явно получится это сделать быстрее и проще, чем у неё - нет?.. То, как справлялась с такими вещами Лола, уже сейчас напоминала сцены из Тома и Джерри, и что-то подсказывало - так будет и дальше. А защищать её стоило только потому, что они оказались в одной и той же истории, так что и выживать придётся вместе - у сокамерников тоже не всё бывает ладно между собой, но всё же - лучше прикрывать друг друга на соседних нарах, иначе - жизни и вообще не получится. В лучшем случае - вас рассадят, в худшем - один из вас другого грохнет, со всеми вытекающими. В самом худшем - раньше надзирателей разберутся ваши же собратья-соседи. Тогда хорошо не будет уже никому...
Да и потом - у этого пузана нету права бить Лолу. Только у него самого есть такое право - она вместе с ним живёт. 
- Идеи получше, чем оставить без электричества весь трейлерный парк, чтобы нас линчевали в его центре? Уверен, что есть.
- огрызнулся Сонни в ответ. Мир продолжался крайне недолго - избавившись от общей проблемы, Лола и Пульс снова начали косо поглядывать друг на друга и делать всё, чтобы раздражать друг друга, играя колкостями в волейбол. Впрочем, без электричества жить ещё как-то можно было бы, более или менее - по-настоящему жизненно важных функцией оно не несло, в самом крайнем случае - пришлось бы пищу прямо на костре готовить, во дворе - если эту лужайку можно было бы назвать двором, конечно - спать отсутствие света не мешало; просто к скуке можно было бы прибавить ещё сразу около сотни очков. Впрочем, сейчас точно не до скуки, сейчас - надо шевелиться, устраивая себе быт, каким бы дерьмовым он не был. Вода вот была гораздо важнее, чем свет - без неё не помоешься, разве что языком вылизываться...
- Посмотри, где-то поблизости есть что-то, похожее на генератор? - нет, как-то ведь тут жил кто-то - какой-то Пэт, которого упомянул их новый знакомый, или эта неизвестная слониха, что жила до него? Вряд ли ведь они тут без электричества сидели. А раз уж к общей системе электроснабжения (пусть это заумно звучит, для такой-то дыры) трейлер подключен не был (да и ничего удивительного, потому что до сегодняшнего дня он был нежилым), значит, электричество должен был давать генератор. Учитывая, что везло им, как утопленникам, бензина в нём наверняка нету - но можно же тогда и из автомобильного бака перелить. - Думаю, об электричестве надо договариваться с местным... комендантом, шерифом, администратором, или как его назвать? Ты поняла, короче... - да пусть хоть мэром этой задницы себя провозгласит, если это поможет получить им такой же провод до электрощитка, какой выдернула Лола - и вряд ли это получится бесплатно, кстати, но явно всё-таки будет дешевле так, чем заправляться бензином. Либо же электричество у них будет на два-три часа в сутки, что тоже как-то маловато. Но - местным они уже "представились", так что ждать в гости местного помоечного босса наверняка можно было уже начинать...
Пока Лола искала электричество, Сонни решил решить вопрос с водой, ступив на первую ступеньки лестницы их "водонапорной башни", проверив, хорошо ли она его держит. Так, со ступеньки на ступеньку, и начал подниматься наверх, к дразнившему своим синим боком бачку. Вроде бы, обязанности поделили - за Лолой электричество, за ним - вода; что бывает, когда они вступают в контакт - это всем и так известно...
- Фу... - первая новость - бачок не снимался, и заливать туда воду придётся, очевидно, вручную. Вторая - вонища внутри него стояла омерзительная, поскольку тот, кто жил здесь до них, явно не озаботился всё слить перед отъездом - и остатки протухли под крышкой. - Посмотри заодно - вёдра тут где-нибудь есть? - крикнул Сонни сверху. Ну или что-то похожее...

+1

8

- Вообще-то этот провод валялся совсем рядом с той коробкой. И я уверена, что когда-то он был туда подключен. Кто-то просто взял, да выдернул наш провод, а затем подключил свой. И не весь трейлерный парк! Всего лишь один трейлер, нам много-то не надо... - интересно, откуда он родом. Я как-то привыкла, что в Нью-Йорке людей так много, а места так неприлично мало, что каждый берет, что ему хочется. Тут главное не тот, кто прав, а кто более уверен в себе, быстер и хитер. - Дурацкая Калифорния. Все такие вежливые, что просто какой-то пиздец... - бурчу под нос, скручивая теперь уже бесполезный провод бубликом. Уберу его куда-нибудь в угол, чтобы не попадался на глаза и не напоминал об электричестве, которое, блин, так быстро, но так далеко.
   Настроение находилось где-то на отметке минус десять и выше подниматься не собиралось. Скорее наоборот, у меня уже начало создаваться впечатление, что там оно и останется. Если не опустится ниже...
   Необходимость дружить не осознавалась мною в той мере, в какой это было у Сонни. Я не успела понять, что нам предстоит жить тут вместе, в полной изоляции от окружающего мира, одному только Богу известно сколько. Но эта мысль пока просто не укладывается у меня в голове. Пока я еще пытаюсь свыкнуться с непривычным ощущением пространства, которого вокруг очень много. Я уже забыла, что это такое, пока сидела в маленькой квартире-студии.
   Когда провод благополучно сложен, я запихиваю его под трейлер, так, чтобы не мозолил глаза, а затем решаю открыть окна и проветрить трейлер. Оказывается это сложнее, чем я думала, так что приходится навалиться на окно всем телом, чтобы оно отодвинулось хоть на чуть-чуть, при этом не забыв издать душещипательный звук. Вообще, сомневаюсь, что это как-то улучшит наше положение, но всё же лучше, чем совсем ничего не делать, да?

   Обхожу территорию в поисках генератора, хотя, на самом деле, очень смутно представляю себе, как он выглядит. - Смотри не свались. Потому что я тогда облегчу тебе жизнь, и разрешу спать на диване, поближе к двери. А сама переберусь на кровать, - ору я так громко, чтобы Сонни меня услышал, даже когда мои поиски генератора завели меня достаточно далеко от трейлера.
   - Нет, не нашла я никакого генератора, - наконец, отчитываюсь я, когда обхожу территорию, и даже заглядываю за чужие трейлеры. - Будем жить, как пещерные люди. Надеюсь, ты доволен!

   И, аллилуйя, ведро я все-таки нахожу. Однако, прежде чем отдать его Сонни, я вытягиваю руку так, чтобы ведро было видно, а затем интересуюсь: - А что мне будет за то, что я отдам тебе ведро? Что ты можешь мне предложить? - ехидная ухмылка, потому что мне уже сейчас скучно, а мы тут даже часа еще не провели. Не стоит запускать скуку, надо с ней бороться. - Предупреждаю, что, если ты попытаешься оторвать мне руки, я сбегу раньше, чем ты сюда спустишься! - по моем внешнему виду можно понять, что я ужасно довольна. Широко улыбаюсь, жеманничаю, кокетничаю, а главное, трясу ведром так, чтобы Сонни его видел. Висит груша, нельзя скушать!

+2

9

Лола рассказывала ему о проводе и о том, где он раньше находился или должен был бы находиться, с таким знанием дела, словно сама была электриком по профессии, а Сонни недавно с горы спустился, и для него провод был всего лишь необычной верёвкой - и с таким возмущением, словно отрубить трейлер, в котором никто не жил, от общей электросети - как минимум, преступление; зато вот чей-то дом обесточить одним движением руки - это как раз вполне нормально. Пульс подумал-подумал, стоило ли ему плюнуть сарказмом, но в итоге не стал, решив сделать вид, что не обратил на её слова: Лола, в конце концов, помочь ему пыталась. Вернее, им обоим...
Кстати, всегда было интересно, как вот живут в трейлерах - пусть и не до такой степени, чтобы к ним присоединиться, конечно, но всё-таки - откуда у них берётся электричество, как с канализацией дела обстоят; комизм, с которых обрисовывают реднеков в кинематографе - это одно, но как всё-таки обстоят дела с обычными бытовыми моментами? Всё-таки едва ли свет у них идёт от генератора, дороговато получается для тех, кто в лучшем случае, работает в какой-нибудь дыре на подножных должностях, а в худшем - и вообще перебивается случайными заработками. Да и коробка эта, что на столбе, явно эту догадку подтвержает, как и то, что тут в принципе есть столбы, которые, похоже, даже освещают парк в тёмное время - наверное, здесь на территории есть свой трансформатор, к которому подключаются все трейлеры... ну или те, чьи хозяева платят, наверное - скорее всего, так и происходит, платишь - тебе выделяют вилку, и место, куда её нужно воткнуть, чтобы в трейлере появился свет. А дальше, видимо, показания со счётчиков списывают. В общем, должна же быть какая-то система? Вряд ли эти "тру-американские" общины на самом деле живут настолько бессистемно, насколько о них думают.
Звук, с которым открылось окно, заставил Сонни резко поднять голову, сначала на лестницу свою посмотрев - подумал уж было, что это ему стоит готовиться вниз лететь с таким скрипом, - и только затем сообразить, что звук идёт на самом деле не из-под его ног; лестница вообще была довольно крепкой, что даже удивляло. Впрочем... если бы подобная конструкция не была надёжной, бачок свалился бы на трейлер уже давно - под весом той воды, которую туда наливают, то есть - должна бы выдерживать килограммов... пятьдесят? Даже больше раза в два-три, учитывая, что уже только Сонни весил около девяноста, а ему придётся ещё подниматься сюда не раз, когда он будет эту дуру наполнять.
- Да забирай ты себе эту кровать! - орёт он в ответ. Вот только не хватало ещё, чтобы Лола начала упрямиться, желая занять диван только потому, что она его "забила", видите ли, не подумав - детство какое-то. А вот он, напротив, мужик уже взрослый, да и привычный давно к тому, чтобы спать на не особенно комфортабельной мебели - тюремные нары удобными сложно назвать, а после того, как он пятнадцать лет спал на них, лучшее, что ему попалось потом - это раскладушка в типографии; но и с той выгоняли. Впрочем, в сравнении с диванчиком - может, и проиграет ещё, это сравнивать надо. Да и просто тактически невыгодно, чтобы она спала напротив двери, поскольку их обоих могут приехать убивать, и в этом случае - её и грохнут первой, а он, который вроде и должен был бы её охранять, будет мирно спать за стенкой, обложившись пистолетами.
Его, возможно, убьют не сегодня-завтра, и ему не только приходится скрываться в этой дыре, но и приглядывать за шмакодявкой без тормозов - за которой, впрочем, в любом месте явно будет тяжело уследить, так у неё теперь и телевизора, похоже, не будет, чтобы её занимать хоть иногда. Не просто доволен - экстаз и восторг. Пульс просто сам ещё не понимал, в какое дерьмо влез - что хуже, он отдавал себе в этом отчёт: да, он не понимает. Так что и чего ждать - тоже не знает. Побег Лолы - это самое вероятное и ожидаемое, но не самое интересное, как выяснилось - судя по её лёгкому образу жизни, существовала перспектива получить, например, вилами в бок от кого-нибудь из местных. Вот, уже пожалуйста - к каждому близлежащему трейлеру уже подошла; чего даже сам Сонни делать бы опасался - потому что чёрт вот их знает, увидят чужака, явно городского с виду - так возьмут и пальнут прямо из окна. Хотя... если сейчас кто-нибудь из местных "пещерных людей" Лоле всё-таки свернёт шею быстрее, чем он - его проблемы явно кончатся. Морщась от лучей вечернего солнца, Сонни опустил голову, глядя на Лолу, дразнившей его ведром снизу, и ничего не ответил. Просто перевёл взгляд обратно на лестничные ступеньки и начал потихоньку и не торопясь спускаться вниз. Его осенила такая догадка - хрена с два сюда затащишь ведро, когда оно будет полным; не говоря уже о чём-нибудь большего объёма, так что ведро, которое болталось у довольный Лолы в руке - явно не единственная часть всей системы... и возможно, даже, что не важная. В противном случае - он полдня будет тратить только на то, чтобы наполнить бачок. И, кстати, чем наполнить? С электричеством всё более-менее понятно - воду-то откуда местные берут? И не в руках же тащат, кстати? Пятьдесят литров - это примерно пятьдесят килограммов; хорошо бы тачку найти или тележку... и ещё какие-нибудь ёмкости. Не с единственным же ведром носиться туда-сюда и вверх-вниз, действительно?
Сонни молчал. Спускался, но молчал, даже делая вид, что ему была по боку угроза Лолы удрать - попытаться оторвать руки он сможет только оказавшись внизу, а сбежать - ну удачи, далеко ли убежит? Ключи от автомобиля - у него.
- Могу предложить остаться и без воды.
- наконец, соизволил заговорить Сонни, коснувшись ногами твёрдой земли. Ещё мог предложить - начать стрелять по ногам, или не начать - не обязательно калечить именно руки. Но это уже крайняя мера - может, и просто ходить грязной ей будет достаточно страшно?

+1

10

Солнце начинает конкретно так припекать голову, и я в очередной раз проклинаю Сакраменто и эту дурацкую солнечную Калифорнию. Я живу тут всего пару месяцев, а уже сыта такой погодой по горло. Не представляю, как люди живут так всю свою жизнь. В конце концов, постоянно пребывание на солнце вредно. К тридцати годам морда станет похожа на изюм. И что у них, интересно, с больными раком, какой процент? Держу пари, он больше, чем в Нью-Йорке. Да уж, я скучаю по родному городу. И это еще мягко сказано. Оглядываю невеселый пейзаж с грязными фургонами, с потрескавшимся асфальтом и желтой травой, а в груди что-то болезненно сжимается. Все неприятности начались в тот момент, когда я приехала сюда. Раньше я тоже попадала в истории, но никогда не оказывалась так близко к смерти так много раз за маленький промежуток времени. Что-то не так с этим городом. Терпеть его не могу. И он отвечает мне взаимностью.
   Сонни молчит, и я ощущаю себя назойливой мухой, от которой он не может отмахнуться, поэтому забил и решил не обращать внимание. Я не очень часто испытываю такое чувство, но смело могу сказать: я ненавижу его. Меня окружают люди-мухи, сама же я таким человеком быть не могу. Или не должна... Не знаю, это сложно.

   - Договорились, - сухо произношу я, когда мне милостиво разрешают занять кровать. Радости не ощущаю, только глухое клокотания злости где-то в груди. Такое клокотание - худшее, что может произойти с телом из эмоций. Это когда тебе хочется бить, кусать, когда тебя разрывает от злости, но ты просто стоишь и молчишь. И злость кипит в тебе, ты слышишь, как она булькает. Но всем плевать ровно до тех пор, пока ты не срываешься и в бой не идут кулаки.
   Я начинаю злиться еще сильнее, когда Сонни так же, ничего не говоря, начинает спускать по лестнице и делает это медленно, словно никуда не торопиться. Словно нет здесь меня, стоящей прямо у этой лестницы и прожигающей его недовольным взглядом.

   Ведро опускается на землю. Металлическая ручка бьется о край и раздается грохот. Затем еще один грохот, потому что ведро, ускоренное моим пинком, катится по земле и ударяется о колесо нашего трейлера. - Договорились, - повторяю я, ухмыляясь, а затем разворачиваюсь и иду ко входу в трейлер. Со мной сложно. Если он этого не понял до сих пор, значит поймет уже очень скоро. Или даже прямо сейчас... У меня не получается идти на контакт с людьми, не получается уступать, не получается молчать и сдерживать себя.
   Я резво взбираюсь по лесенке из трех ступеней и скрываюсь в трейлере. Мне ужасно хочется пореветь, потому что это замечательный способ спустить пар. Ни за что не признаюсь в том, что порыдать мне хочется по другой причине. По множеству причин, которые я сегодня пережила. Но я не буду плакать. Еще не хватало, чтобы Сонни увидел, что я реву. Хватаю свой рюкзак с дивана и иду в спальную комнату, присаживаюсь на край матраса и не без брезгливости оглядываю комнату. Тут всё грязное и пыльное, я не рискну даже вытащить зубную щетку из сумки, пока тут всё в таком состоянии. С другой стороны, она, может, мне и не понадобится. Перспектива остаться без воды пугала меня до чертиков, но и уступить я теперь не могла. Без воды, значит без воды. В трейлере душно и нечем дышать, хотя я открыла окна. Не знаю, что делать. Сижу и пялюсь на рюкзак в своих руках.

+1

11

Звонко гремит, откатываясь в сторону, ни в чём не повинное ведро, Лола уходит в трейлер, и... о чудо! Вдруг становится тихо. Никто не тараторит, не брызжет сарказмом без особых причин, не гремит, не дёргает чужие провода, не подстрекает к драке... тишину можно услышать. Впервые за короткое знакомство с Хантер Сонни услышал тишину. И хотя тот факт, что она явно обиделась на него, вызвал короткий нервный вздох сквозь зубы, и заставил сокрушённо повертеть головой, срываться её успокаивать Пульс не поторопился - пусть уж посидит один на один со своим упрямством тогда, что-то подсказывает - долго всё равно не высидит. По выходу - наверное, и ещё чего-нибудь отчебучит, в отместку, изобретательнее, чем пнуть пустое ведро; то, что с ней будет сложно, он понял ещё в той квартире, но и он ведь не в няньки нанимался ей, так что и цацкаться с ней не собирается - это он уже в квартире успел сообщить.
Но нет, естественно, угрозу оставить их обоих без воды Сонни в исполнение приводить не собирался - уже потому, что ему было жарко ничуть не меньше, и он в своём костюме уже упарился - он жарой тоже уже сыт по горло, хотя тут провёл и того меньше, чем Лола, всего-то месяц. И грязным ходить не может, как местные жители - противно ему. Даже в тюрьме каждое его утро начиналось с душа по расписанию, и пусть душевая была общей, неприветливой, и там частенько происходили не особенно приятные вещи, с чистотой никак не связанные (скорее уж наоборот), но хотя бы возможность помыться существовала. И превращать трейлер в средневековую темницу без света и с туалетом, превращённым в откровенную сельскую уборную, Сонни и в страшном сне в голову не пришло бы. Всё и так достаточно хреново...
Ведро снова погромыхивает, но уже тише, когда Пульс поднимает его с земли, переворачивая обратно дном вниз, оглядывая заодно - не так ли сильно девчонка пинается, чтобы остались вмятины или пробоины (а то ведь и самому недалеко от опасности), и, оставшись удовлетворённым состоянием предмета, оставляет, наконец, в покое, раздумывая, что теперь делать дальше, да и на самого себя уже начиная злиться от безнадёги - ну и чего прицепился к этому бесполезному ведру?.. Обошёл трейлер кругом; обнаружил, что под ним, оказывается, есть что-то типа подвала - или проще будет сказать, подкопа? Проще говоря - яма, которую было даже не так просто и заметить - тайник своего рода. И забравшись в эту яму, Сонни вытащил ещё один бачок - сродни тому, что был закреплён на башенке, только цвета другого и почище немного. А следом - тележку... похожую на ту, на которой на вокзалах и в аэропортах чемоданы возят, только деревянную, в большей степени, и весом полегче; самодельную - очевидно, но запущенную меньше, чем всё остальное вокруг, видно, бандурой этой ещё пользовались. Кстати, в этом полуподвале было ещё полно какой-то херни, но уже поменьше размером - грабли вот с обломанной ручкой, грязный садовый шланг зелёного цвета, совок... что-то ещё, не стал уже смотреть. Пока главное - что он нашёл что-то, что приблизило их обоих к воде, а его лично, похоже, к водовозу. Сложить тачку и бидон у Сонни ума хватило - одно, значит, возили на другом; осталось найти только - куда возили...
- Лола! - Пульс стукнул по стене. Их, кстати, Агата друг другу так и не представила - но, кажется, она Лолой её называла? Забавное имя, кстати. Прямо для порнозвезды. Ну или проститутки. Или хотя бы стриптизёрши, но это уже - если у неё фантазии нету... - Поехали за водой! - куда? Да неважно... у них времени полно - можно весь трейлерный парк объездить в поисках колонки, или откуда там, блин, воду брали? В ожидании ответа Сонни снял с себя, наконец, свой пиджак, да и - запустил его в окно, которое Лола открыла. Упадёт в грязь - ну так и чёрт с ним... всего лишь вещь. Будет другая. Потом... когда они смогут отсюда съехать.
- Что смотришь? Запрыгивай, держи, чтоб не упало... - усмехается Сонни, кивая головой на тележку. Бачок не металлический, а пластиковый, так что лёгкий и не задавит, по дороге туда, по крайней мере, а вот обратно... ну, возьмём расчёт на то, что будет слишком тяжёлым, а потому достаточно устойчивым, чтобы не упасть. Толкнув тележку, Пульс начал выруливать потихоньку на дорогу - всё-таки и работа на складе Агаты дала свои плоды, в виде опыта обращения с "рохлей", принцип тут почти такой же. Только даже ещё проще...
- Надеюсь, в этой глуши хотя бы магазин есть? - произносит Сонни, то ли спрашивая у Лолы, то ли уже просто начав разговаривать вслух. У него с собой есть немного денег - может, на пару дней, хотя насчёт местных цен он тоже не уверен - вода ведь тоже не бесплатно, так?.. - У тебя есть деньги? - дожили - живёт засчёт женщин: у одной занял трейлер - другую собирается кормить за её же счёт... хотя пока не знает, чем кормить. Что-то подсказывает, жрать они тут будут одни бобы - дешёво и сердито, из консервной банки прямо ложкой. Этот ведь относительно дешёвый плод среди местных должен быть популярным? Или у него неверное представление о стереотипах?

+1

12

Сонни был не прав, когда думал, что я скоро выйду из фургона. Потому что, когда дело касалась задетой гордости, или, вернее было бы назвать её все-таки гордыней, моему упрямству мог позавидовать любой самый упрямый осел. Так что, раз я сюда уже пришла, буду сидеть, жариться. Может быть, пожалею двадцать раз о своем поступке, но не уступлю. По-крайней мере, мне нравится так думать. О том, что пара часов в духоте, без возможности даже сесть как-нибудь удобно, не боясь изваляться в грязи, может изменить моё мнение, я старалась не думать. В крайней случае, посижу пару часов, а затем пойду на разведку. Не верю я в то, что тут все живут без воды. В конце концов, можно найти какого-нибудь более-менее адекватного и не противного жителя трейлера, да расспросить у него про ближайший магазин и про то, как они тут выживают. Я не случайно употребила именно слово "выживают", если что.

   Но он меня зовет, и, если честно, когда я слышу своё имя, а затем призыв ехать за водой, я с облегчением выдыхаю. Упрямство упрямством, но мне совсем не хотелось тут сидеть долго. Так что я с трудом перебарываю желание вскочить с кровати и ринуться к двери, и поднимаюсь медленно, нарочно не тороплюсь, чтобы он там знал, что я его совсем не ждала, и вообще мне всё равно на его дурацкую воду.
   На пороге трейлера я останавливаюсь и просто молча сверлю мужчину красноречивым взглядом. Если бы кто-то вдруг решил собрать журнал с лицами, отображающими эмоции, моя стала бы идеальной иллюстрацией к ехидству. Я молчу, но колкий взгляд, ухмылка и руки, скрещенные на груди, говорят сами за собой. Я все-таки нужна тебе, видишь! И ты вынужден со мной общаться, хоть тебе этого и не хочется! Мне есть что сказать, но я сдерживаюсь. Не хочу снова ставить себя в идиотское положение. Потому что, если я начну ехидничать, то он может разозлиться и уйти один, а мне тогда не останется ничего другого, кроме как вернуться в душный трейлер. Ну уж нет, не дождетесь!

   И я, уже чуть развеселившаяся, резко запрыгиваю на тележку и обнимаю бачок, насколько позволяют моя комплекция. Он и правда не тяжелый, так что сидеть мне удобно. Можно поглядывать по сторонам, на трейлеры, которые только на первый взгляд все одинаково убоги. На самом деле, есть более убогие, есть менее, и у меня есть такое ощущение, что под конец нашего скучного заключения в этой заднице, я успею уже составить целую шкалу отстойности трейлеров, так что можно будет смело оценивать трейлеры по всяким критериям. Кстати говоря, наш трейлер определенно не самый отстойный. Снаружи так точно. - Я видела какую-то вывеску, когда только въезжали сюда. Наверное есть, - я отвечаю совершенно спокойно. Наверное, мне просто надоело язвить. - Есть деньги, но мало, - деньги у меня могли быть только от Генри, а он не слишком меня баловал. С другой стороны, если деньги просто валялись где-нибудь в квартире, и внезапно куда-то пропадали, он даже не замечал. Но я старалась не нарываться, и никогда не брала сверх того, что мне нужно. А как вы думаете, сколько нужно школьнице, которая промышляет мелким воровством и не страдает шопоголизмом? Не очень много.
   Мы едем, и через какое-то время до меня доходит, что мы едем не в каком-то определенном направлении, а просто так. Но я стараюсь не жаловаться, потому что, если я начну возмущаться, Сонни спросит, какие у меня есть идеи, а у меня их нет. - Откуда ты, Сонни? Ты родился в Сакраменто? - вместо очередной попытки поссориться, я решаю завязать разговор. Всё лучше, чем просто молча жариться на солнце.

   - Мне кажется, или что-то где-то журчит? - вдруг задаюсь я вопросом, когда проходит минут двадцать нашего бессмысленного путешествия. И да, на самом деле, мы проходим совсем чуть-чуть, и натыкаемся на реку. Поразительно, но она даже не сильно грязная. - Блин, ура! - я ерзаю на месте, потому что мне хочется прямо в одежде заскочить в холодную воду, а надо держать дебильный бачок, будь он неладен.

+1

13

Захотелось взять что-нибудь - навроде обычного школьного ластика, хотя, и что-нибудь похожее по своей фактуре тоже подойдёт, - и начать тереть эту язвительную ухмылку до тех пор, пока она не исчезнет с её лица навсегда; но Сонни перетерпел - поняв, что будет себе дороже, чем начать очередной спор уже на пустом месте. Споры просто глупо превращать в привычку, кстати. Иначе они и будут тем, на чём будет выстраиваться дальнейшее взаимоотношение, и в конечном итоге, станут для них основополагающим элементом, два человека так и будут спорить, хотя уже давно и забудут причину, по которой начали спорить в первый раз, просто уже начиная спорить ради спора. И собственное мировоззрение менять так, чтобы оказаться полной противоположностью оппонента. Подсознательно. Просто сам начнёшь замечать, что вроде бы и самого начинает воротить от вещей, которые ему нравятся, хотя раньше они вроде бы нравились и тебе. Всё к тому, что с Лолой глупо ссориться сейчас, по идее - они находятся на одной стороне. Можно, конечно, грубую силу включить, или под дулом пистолета заставить себе подчиняться, но тогда ведь она и впрямь его во сне придушить может попытаться или застрелит ко всем чертям. Ему и впрямь не светит и не греет перспектива общаться с ней, но и врага делать из неё незачем, тем более, что есть вещи, которые не нравятся им обоим - так что теперь, из упрямства трейлер этот кому-нибудь одному должен понравиться до восторженных соплей?.. Никогда не слывший сильным в психологии, особенно чьего-то воспитания, Сонни сделал вывод - пусть лучше Лола думает, что его победила сейчас. Что ему прямо необходимо её помощь сейчас, и без неё он не справиться с поиском воды, хотя, в принципе, он мог бы бачок придерживать и сам. Если его вообще для чего-то нужно придерживать, конечно - вроде и падать он не планировал. Но вместе же лучше? Чем торчать по разным углам, держа свою оборону - кто дивана, кто кровати. И потом... уйти в одиночку Сонни не мог потому, что опасался остаться в одиночестве - в том смысле, что вот он пойдёт за водой, а Лола возьмёт, сложится и удерёт. Да ещё и машину прихватит; а его потом, в лучшем случае, ждёт от Агаты нагоняй. В самом лучшем. Есть ещё вероятность, что девчонка к копам пойдёт, и он получит срок - не за убийство, так за похищение, от такой девицы, как Лола, почему-то подсознательно ожидались далеко не те банальные гадости, которые можно предвидеть на пару шагов вперёд.
- И у меня тоже не много... - Сонни баловать вообще было некому; а то, что он перехватывал с типографии и небольших ежедневных дел, связанных со складом Агаты, в основном - спускалось на беззаботную жизнь в свободную от типографии, склада, сна и убийств всяких там Цезарей время; это означало, что у Сонни обычно с собой было примерно на: пообедать в ресторане, либо выпить в баре и угостить какую-нибудь девицу, и заправить автомобиль. Да и то, это в том случае, если он уже не угостил и не заправил, и день не клонится к концу; но сегодня он целый день другим занимался, так что можно было сделать перерасчёт и прикинуть, на сколько раз сходить в магазин им должно хватить его финансов. Самый главный жизненный урок - так это что к таким побегам и отсидкам уходить надо подготовленными, а не в том же, в чём были. У него ещё и одежды запасной нету - а у Лолы хоть рюкзачок какой-то с собой.
- Нет, Боже упаси. - Пульс даже засмеялся, продолжая толкать тележку. Кстати, дополнительный балласт в виде Лолы оказался всё же кстати - дорога была далека от определения "ровная", без её помощи лёгкий бачок точно отплясывал бы, как ненормальный, издавая даже более противные звуки, чем девчоночья болтовня, и менее осмысленные. - Я из Нью-Йорка. Но мне пришлось уехать... - ну как пришлось - если представить, что дать пинка можно деликатно, то мистер Фортуно примерно это и сделал: я, мол, кто ты такой, не знаю, но о тебе наслышан, и проблем от тебя от не хочу, а потому вали-ка ты под крыло моей дальней-дальней родни в далёкие-далёкие края. Сакраменто ему не больше нравился, чем Лоле; начиная от климата, и заканчивая... да всем остальным. Впрочем, не так и удивительно, западное и восточное побережья оттого и называются побережьями, что расположены лицом к океану, а жопами, соответственно, друг ко другу. В Америке пятьдесят штатов, у каждого - своя история, свои границы, своя атмосфера, свой климат, свои национальные символы, и свои причины ненавидеть все остальные сорок девять штатов тоже.
- Мне тоже кажется... - может быть, на солнцепёке это просто мозги расплавились и потекли, конечно, путешествие уже долго продолжается - они и последний из убогих трейлеров миновали уже, направляясь куда-то чёрт знает куда. И вот, как оказалось, здесь тоже протекает Сакраменто-ривер, или же это один из её втоков-притоков только, не столь важно; важнее, что Сонни больше на водонапорную колонку рассчитывал, чем на это - но... сойдёт и так. Чтобы помыться или пол помыть. Еду готовить на ЭТОМ он не собирается, даже если прокипятит дважды...
- Искупаться хочешь? - Пульс вылез из ботинок, и взял бачок за одну из ручек - всё, приехали, можно не придерживать уже; надо наполнить... Желательно, так, чтобы его по течению не унесло. Кстати, как поплавок эта пятидесятилитровая хренотень, наверное, тоже неплохо будет смотреться... наверное.

+1

14

- И я из Нью-Йорка. И тоже пришлось уехать... - эхом отзываюсь я, поглядываю на дорогу одним глазом, тем, что был ближе к бачку, к которому я прислонилась сначала просто щекой, а потом уже повисла на нем всем телом. Второй глаз был прикрыт, потому что прямо в рожу нахально светило солнце. Обычно, если я встречала кого-то из родного города, это вызывало у меня приступ радости, и я даже не стеснялась его демонстрировать. Кусочек дома так далеко, здесь, в Калифорнии - это было приятно. Дом... Да, несмотря на то, что в Нью-Йорке у меня ничего не осталось, даже, кажется, друзей, мне всё равно было привычнее называть домом именно этот город. Кто бы мог подумать, что я, казалось бы, такая ветреная особа, так трудно буду адаптироваться к новому месту жительства, и так сильно буду скучать по родным улицам. Однако сейчас я как-то не особо радовалась, даже голову от бачка не отлепила. Макушку напекло солнцем, и мне не хотелось ни шевелиться, ни радоваться, ни заниматься чем-то еще. Поспать бы... - И что? Нравится тебе тут? - под словом тут я имела ввиду, конечно же, не этот трейлерный парк, а Сакраменто. Для меня всегда было дикостью, что кто-то может не любить Нью-Йорк. Но все-таки такие люди встречались. В метро, видите ли, слишком много воров и воняет ссаньем, везде тесно, шумно, нечем дышать, и туристы наступают на пятки. Меня такие заявления всегда немного подбешивали, потому что всё выше перечисленное - лишь часть колорита этого огромного города. Без этого всего Нью-Йорк перестал бы быть собой и перестал бы быть местом, к которому стремятся тысяча людей. Все едут туда. А мы вынуждены уехать... Конечно же, Сакраменто-Футбольно-поле, не мог сравниться с домом. Я не уставала повторять это. И это одна из причин, почему столица Калифорнии меня невзлюбила.
   Я не спрашиваю у Сонни, почему он уехал, хотя мне и интересно. Я не могу похвастаться умом или наблюдательностью, но чем меня судьба не обделила, так это интуицией и способностью чувствовать людей на каком-то подсознательном уровне. Ты, вроде, его совсем не знаешь, но все же чувствуешь. И Сонни казался человеком, которого не стоит спрашивать про прошлое. И Агата была такая же. Но, если ставить Сонни и Агату в один ряд, то тут мог сказаться факт того, что у них были пистолеты, и они явно умели ими пользоваться. Более того, они ими пользовались и делали это без колебаний. Ты можешь не чувствовать таких людей, но вряд ли тебе захочется узнавать, что сделало их такими. Поэтому я просто не буду лезть не в своё дело.

   - Хочу, - заявляю я, слишком резко вскакивая с тележки для человека, которого припекло солнце. Закатываю джинсы по колено, а затес смело ступаю ногами в воду, и когда захожу в реку по щиколотку, вдруг начинаю думать о том, что не все реки в США, вообще-то, пригодны для купания. И про эту я ничего не помню.
   Присаживаюсь на корточки и набираю полные ладони воды. Вода холодная, но мне ужасно хочется засунуть в неё голову, потому что на ней можно уже что-нибудь печь. Темные волосы здорово притягивают солнечные лучи. Но я перебарываю эти желания, и подношу воду к лицу, а затем настороженно нюхаю. Вроде не воняет... Набираю в ладони еще воды, и теперь уже разглядываю её. Вроде нормальная... И еще один взгляд, на дно и под ноги, потому что вода в руках может быть и чистая, а вот на дне кака. Но нет, вроде и тут нормальная... - Ну ладно, если у меня вдруг вырастет хвост, я смогу ездить по стране с цирком уродов. Наверное, это забавно... - бурчу я себе под нос, а потом, не долго думая, захожу в воду чуть поглубже и ныряю прямо в одежде. На такой жаре она всё равно скоро высохнет.
   - Ух... Тебе помочь? - наконец, интересуюсь я, удовлетворив свою самую сильную потребность в плескании. Впервые за день я чувствую себя нормально. До идеала еще далеко, но хотя бы мне не хочется рыдать, и это плюс. - Может тебе поставить бачок пока и тоже поплавать? Тут нормально. И сразу не жарко... - интересно, как мы смотримся со стороны.

+1

15

Сонни аж брови приподнял от удивления, хотя Лола спиной этого всё равно не могла бы увидеть. Они оба из Нью-Йорка? Ничего себе, совпаденьице - оказаться за тысячи километров от родного дома, чтобы встретиться... в этой вот жопе. Жопе жопы. Жопе жопы жопы, как было признано. Но... было всё равно приятно. Пульс любил Нью-Йорк - у него было, конечно, немало недостатков, но пока он находился здесь, то полюбил его ещё даже больше. Там летом было тепло, осенью - сыро, зимой холодно, а весной, как и положено, всего понемногу; но не стояла такая же изнуряющая жара, как здесь, постоянно. За то время, которое он провёл между тюрьмой и поездом до Калифорнии, он не успел насладиться колоритом родного Яблока в той мере, которой хотел - и это был ещё один из первых обломов по выходу из-за ворот тюрьмы. Не самым, может, главным, но тоже - очень неприятным. И вот - у западного побережья он встречает другого жителя нью-йорка... и кажется, уже лучше понимает, что привнесло в попку Лолы такое вот шило. Да ей же здесь нравится не больше, чем ему - всё просто. Только если он научился сдерживаться, или не возмущается так потому, что ещё месяц назад вообще в тюрьме сидел, то у Лолы, поди, жизнь тот же самый месяц назад была относительно беззаботной. Школа там... и чем она там ещё занималась? Пульсу даже это было непросто представить. На самом деле, почти вся его жизнь была тюрьмой - рос он в приюте, где кровати стояли аккуратным математическим строем, и учился - там же, потом - служил в армии, где главными словами были "порядок" и "дисциплина", и ровным строем стояли уже не только спальные места и туалетные толчки - тебя самого строили, обучали, заставляли полировать и те же толчки, и самого себя, до состояния абсолютного блеска. Жизнь его и до тюрьмы велась по строгому распорядку. А потом... потом Сонни связался с криминалом. И на несколько лет жизнь стала относительно свободной и уж точно более весёлой и непредсказуемой... но потом - тюрьма, где... именно, толчки, кровати, работа и сон по расписанию. И ещё и женщин нету.
- Пошла ты... - беззлобно усмехнулся Пульс на её вопрос. Но затем всё-таки решил обрисовать всё более подробно: - Постоянная жарища, вместо моря - какая-то вшивая речка, а уж приветливые все вокруг - что аж противно... Нет, не нравится мне здесь. - а метро везде одинаковое... Сонни не поверил бы ни на минуту, что в подземке Сакраменто меньше ссут или воруют, или что там намного просторнее. Да и наверху - автомобильные пробки в каждом городе выглядят одинаково совершенно. Не то, чтобы Сонни и Нью-Йорк прямо сильно любил-обожал, но - там он знал каждый закоулочек, и какое-то время - было и так, что его тоже каждая собака уважала. Пульс, Морпех Сонни, человек Джила Динаполи, парень со связями... он был кем-то. Носил дорогой костюм и итальянские туфли, золотую цепочку, пил за счёт заведений и угощал друзей за свой. И что теперь? Теперь он толкает вперёд скрипучую тележку, на ней бачок - воды набрать. И девчонка впридачу... Лола не стала спрашивать, по каким причинам он покинул Нью-Йорк, да и хорошо - не пришлось бы думать, как рассказывать о том, что в его жизни происходило, чтобы одновременно не выдать тайны этой самой жизни - не только его тайны. Получился бы, в общем, рассказ невыразительный и некрасивый. Лучше совсем уж никакого... и потому он Лоле платит той же монетой. В принципе - какая разница, как они тут оказались? Главное, что оказались. И придётся выживать теперь. Выживать - именно, верное слово.
Он подтаскивает бачок к воде, с любопытством наблюдая за махинациями, которые проводит с водой Лола. Как учёный прямо какой-то. Нюхает, разглядывает внимательно так, словно там что-то найти пытается необычное... даже на смех разбирает, когда, в итоге всех этих действий, девчонка прямо так, в одежде, в воду и запрыгивает. Странный такой контраст между занудством и пофигизмом.
- Ты мобильник-то вытащила? - ухмыляется Сонни. Что-то подсказывало, современные гаджеты с водой дружат так себе... хотя, в его время, когда мобильные телефоны только-только входили в широкий доступ, разве они дружили с ней так уж хорошо? - У меня идея получше есть... - подмигивает Пульс, на минуту отставляя бачок в сторону, и снимая и штаны тоже. Искупаться бы надо. Тем более, что за последние пятнадцать лет он не то, что в водоёме - даже в ванне не плавал. Вообще забыл, какого это - когда вода обволакивает тело. Нет, было однажды такое, что он чуть не захлебнулся - в луже. На жёстком полу... грязным - отчасти и в его собственной крови тоже. Несправедливо будет сказать, что его жизнь в тюрьме прошла прямо так уж легко - и это можно прочесть уже по тем шрамам, половину из которых он за решёткой и получил. Лола их может увидеть, потому что Пульс снимает с себя рубашку, демонстрируя во всей своей красе. И, взяв бачок, беззаботно топает в воду вместе с ним... проверим, как эта пустая бандура плавает. Интересно, пришла в голову хулиганская мысль, а если внутрь залезть, ни ему - так хотя бы Лоле, - держать будет?..

+1

16

Невольно расплываюсь в улыбке, выслушивая комментарии Сонни по поводу города, в котором нам приходится теперь жить. На самом деле, мир ужасно тесен, и здесь, в столице Калифорнии людей из Нью-Йорка намного больше, чем может показаться на первый взгляд. У меня, по-крайней мере, есть две знакомые. Данте и Руни, и их оценка города примерно совпадает. И, удивительное дело, совпадает с оценкой Сонни. Всё же люди из разных штатов имеют какие-то сходства. И, конечно же, они имеют эти сходства, если родом из такого... своеобразного города, как Нью-Йорк. - Ты родился там? Я вот нет, родилась в Калифорнии, в Лос-Анджелесе. Но не помню ничего из этого, мы рано переехали, - замолкаю, обдумывая интересную мысль, которая только что пришла мне в голову. Затем решаю её озвучить. По-видимому, мне напекло голову, и это как-то повлияло на мою болтливость. - Получается, я всю жизнь мотаюсь туда-сюда, от одного берега к другому. Родилась - переехала, пока росла, пару раз моталась на эту сторону, один раз даже случайно. Потом обратно. Потом снова сюда. Надо будет на старости лет оказаться в Нью-Йорке. Ну, чтобы не нарушать закономерность.
   
   - Вытащила, - отвечаю я, выныривая из воды так, чтобы губы были буквально на пару сантиметров выше уровня воды. Такая импровизированная версия бегемота. - Он у меня вообще в сумке. Зарядку я забыла взять, так что он разрядился. Давно, в первый дни, пока я жила в той квартире, - отталкиваюсь от илистого дна и выталкиваю тело поближе к кромке воды, гребу руками и ощущаю себя рыбой в воде. Несколько странное ощущение для человека, которого в обычное время не затащишь в водоем глубже ванны. Но, на самом деле, не очень страшно, если держаться ближе к берегу. Я и держусь, не рискуя отойти даже настолько, чтобы в воде можно было выпрямиться. Тусуюсь на мелководье, поднимая со дна на поверхность красновато-бурые облачка. Страх никуда не девается, наверное он засел на каком-то подсознательном уровне. Просто жара сильнее страха. И тут нет ни кораблей, ни машин, ни людей, то есть, ничего такого, что могло бы утонуть или умереть по моей вине. Ха-ха, кто-то параноик...
   - Спорю на сто тыщ миллионов, что Генри даже не заметил, что меня нет... - негромко произношу я, болтаясь на поверхности воды спиной вниз. Как будто разговариваю сама с собой, но, на самом деле, я намного более общительная, чем сама себе кажусь. И те дни заточения, когда я жила совершенно одна в четырех стенах, не имея возможности хотя бы словом с кем-то обмолвиться... Короче, всё это не так просто, как кажется.

   - У тебя много шрамов... - не вопрос, скорее констатация факта и голова, повернутая в сторону мужчины. Смотрю на него внимательно, хотя он и занят освоением новой игрушки. Интересно, чем нужно заниматься, чтобы иметь такое их количество? А в сочетании с отменным владением пушкой, возможностью выстрелить в человека не задумываясь и не мешкая. А потом стоять и разглядывать труп, быть спокойным, а не блевать где-то в углу. Мои мысли преобретают откровенно мрачный оттенок. И желание задавать вопросы отпадает напрочь. Все же и так очевидно, нет? Вот, что моя мама могла бы назвать "связалась с плохой компанией". Там, в Нью-Йорке, она даже не подозревала, наверное, с какой компанией я в итоге умудрюсь связаться. С другой стороны... это не надолго же, да? Всё закончится и жизнь вернется в своё привычное, скучное русло, где никто не пытается никого убить. - Ты метко стреляешь? Долго учился? - вдруг задаю я вопрос. Мне кажется, когда я выберусь из этой жопы жопы, я пойду в какую-нибудь секцию по стрельбу. Оказывается, стрелять - не такой уж бесполезный навык, как может показаться на первый взгляд. И в данном случае мне не приходит в голову факт того, что убить человека - сложно. Просто хочу научиться.

   - Ну что, ты всё? Будем возвращаться? Еще надо с электричеством разобраться. И с едой. Хотя, на самом деле, я не очень хочу есть... - я выбираюсь на берег, оставляя за собой на песке мокрый след. Выжимаю одежду прямо на себе и жду, пока выберется Сонни.

+1

17

На самом деле, где Сонни родился, он и сам с уверенностью не мог бы сказать. Предположительно - Нью-Йорк. Предположительно. Потому что своих родителей он почти не помнил, они погибли, когда ему было всего три года, и даже если бы он в то время догадался спросить у них, родной ли город для него Нью-Йорк, или они приехали туда откуда-то, то наверняка забыл об этом. Это, впрочем, больше, чем имели многие из тех, кто рос в сиротском приюте вместе с ним - кто-то и вовсе родителей своих не знал, от кого-то просто отказывались в больнице, даже не давая имён, а такие классические случаи, как корзинка с младенцем, подброшенная прямо к дверям приюта, Пульс несколько раз наблюдал воочию. И уже тогда понял, что ему, по сравнению с этими несчастными брошенными детьми, повезло во много раз больше. И дело не в том, что у него было кое-никакое, но наследство от родителей. У него было имя! Которое ему дали при рождении, а не выдумали в приюте вместе с фамилией.
- Да, в Нью-Йорке. - только и ответил Сонни, не желая посвящать Лолу во все подробности своего не особо-то счастливого детства. Чем меньше она будет знать о его жизни - по сути, тем лучше для него самого. И для неё же самой. А то увидела девчушка уже достаточно, чтобы хватило на несколько могил, а не на одну. Лола же решила рассказать ему побольше, но Пульс только хмыкнул в ответ. Его слабо касались причины, по которым Хантер вот так путешествовала туда-сюда, да и она, впрочем, была далеко не единственным человеком в стране, у которого родственники жили далеко от родного города - ничего особо удивительного в этом не было. Закономерность... он не совсем понял, в чём именно тут выражается закономерность, мысленно мог лишь пожелать Лоле того, чтобы она в итоге оказалась в месте, где ей хорошо. У него-то вот, видать, получится вряд ли - в Нью-Йорке его, может, и не сразу убьют, но ему там не рады - это факт.
А вот у него зарядки от телефона с собой тоже нет... хотя, если электричества и не будет, от неё толку всё равно не будет никакого. Впрочем, он вообще не был настолько знаком с мобильными устройствами, чтобы уже привыкнуть к ним так сильно, чтобы чувствовать дискомфорт, когда их нету под рукой; когда его сажали - мобильные телефоны были далеко не у каждого человека, в тюрьме же - в какое-то время мобильники стали предметом контрабанды внутри стен колонии, прямо наравне с наркотиками и алкоголем, и даже ещё более ценными в какой-то мере - учитывая, что товаром это было, можно сказать, скоропортящимся - зарядить телефон в тюрьме негде, денег на счёт положить - тоже (а многие тамошние обитатели, которые провели там достаточно много времени, ещё и понятия не имели о том, как это сделать даже на свободе). В общем - вещь совершенно не первостепенная, зарядка эта... вот с электричеством вопрос действительно надо решить.
Сонни бросает бачок в воду, заходит следом, и после пяти минут наслаждения тем, какого это - просто находиться в водоёме, - он затеял игру, пытаясь забраться на пластиковый бачок, весело прыгавший на поверхности реки, но выскальзывающий, начиная вращать своими округлыми бортами, когда Пульс пытался его оседлать, и в итоге - Сонни оказывался либо в воде, либо даже под водой. Пару раз - чуть было не захлебнулся даже, оказавшись непосредственно под своим "плавсредством", которое пришлось отпустить, чтобы выплыть обратно. Из простых вещей можно многое придумать, если захотеть... или простые вещи - единственное, что было в твоём окружении в последнее время. Хотя одновременно - именно простых вещей и не хватало в жизни.
- В морской пехоте этому быстро учат. - усмехнулся Сонни, отвечая на вопрос Лолы. Он провёл в рядах вооружённых сил не так уж много времени, но то, чему там научили, ему позже очень даже пригодилось в жизни. А учат в армии, в первую очередь, убивать; и хотя Пульс не участвовал в качестве морского пехотинца ни в одной настоящей бевой операции, знания свои он на практике применил достаточно обширно - что на свободе, что в тюрьме. Правительство думало, что обучает человека, который будет отстаивать государственные интересы - ха-ха, вот это был облом, Пульс отвернулся от него, чтобы отстаивать свои, используя то, чему его научили. Не только стрелять и драться. Огромное спасибо за то, что научили управлять лодкой.
- А я вот перекусил бы! - кричит Сонни, и, наигравшись с бачком, наконец, отворачивает у него крышку - и он моментально уходит ко дну, наполняясь и превращаясь из лёгкой пластиковой плавающей игрушки в пятидесятикилограммовую бандуру, которую даже под водой тащить совсем нелегко. Нащупав, наконец, дно под собой, Пульс поволок бочку прямо по дну, и затем выволок на берег, оставляя в песке глубокую борозду. Есть ощущение, что пока это дело они до трейлера допрут - купаться нужно будет по новой, потому что они будут мокрые уже от пота, а не от воды... Посмеявшись немного над тем, как вода течёт с Лолы, Сонни с огромным усилием переместил бачок на тележку, и следом побросал свои шмотки, решив так и возвращаться к трейлеру - в трусах, сверкая шрамами и татуировками. Которые вполне можно объяснить службой в морской пехоте. В том числе, и Лоле...

+1

18

Без особого желания девушка выбирается на сушу, и её сейчас же принимает в свои неприятные объятия густой, нагретый воздух. Лола морщит нос и потягивается, с трудом перебарывает желание послать всё к чертям и вернуться обратно воду. И это всего-то первый день. Она не удивится, если в итоге, уже завтра-послезавтра переселится поближе к воде, или вообще прямо на этот не очень чистый берег. И плевать, что не очень чистый. Главное, что прохладная вода замечательно близко.
   Пока Сонни занимается бочонком с водой, юная Лола решила заняться совершенно бесполезным, с точки обустраивания их жизни, делом: привести себя в порядок и обеспечить себе максимально комфортный путь к трейлеру. Снимает штаны, выжимает их уже как следует, и аккуратно вешает на тележку. Делает это медленно и нарочно тянет время, расправляет штаны на тележке, чтобы не было ни единой складочки, хотя и понимает, что бесполезно. Как только тележка тронется, всё сомнется и испортится. Но, на самом деле, испытывает терпение Сонни и снова задирается. Так уж устроена, что не может долго существовать в мире и спокойствии с окружающим миром. Раздражать, выбивать из человека эмоции - то, чем она занималась круглыми сутками и то, без чего не была бы самой собой.
   Затем, когда позиция штанов на тележке наконец начинает её устраивать, она закатывает футболку почти под грудь и завязывает узлом, словно минимум одежды как-то спасет её от жары. И нет, она не стеснялась идти в таком виде к трейлеру, даже наоборот, была довольна сложившейся ситуацией. Собственного тела Лола никогда даже не думала стесняться, благо, стесняться было и нечего. А еще она не понимала девушек, которые прикрывались и стеснялись себя в нижнем белье. Ну глупо же, в самом деле. В купальнике им нормально, а в нижнем белье нет. Бред.
   Более того. Пока Лола, так сказать, приводила себя в порядок, она специально встанет то так, то эдак, то одним боком к Сонни повернется, то другим, то наклонится, прекрасно зная, в каких позах выглядит красиво и даже соблазнительно. И всё это совершалось с совершенно серьезным выражением мордочки, словно не специально, только взглядом иногда зыркает в сторону Сонни, проверяя, смотрит он или нет. Всё это казалось ей очень забавным.

   - Ну что, ты готов? - бодро поинтересовалась она, когда вся грязная работа была сделана Сонни, и когда единственное, что от неё требовалось - это идти рядом с тележкой и как можно красивее вилять бедрами, собирая взгляды местного мужского населения. Ах! Возможно, всё совсем не так плохо, как ей показалось в самом начале.
   - Что мы будем есть? Я могу что-то приготовить. Если мне покажут, из чего готовить. И где... И ты уверен, что эту воду можно будет пить?

+1

19

Глядя на потуги девчонки заинтересовать его своим телом и справиться со штанами одновременно, Сонни захотелось... закурить - даже несмотря на жару, пагубная привычка всё-таки давала о себе знать время от времени, хоть и гораздо реже. Это, впрочем, всё равно можно считать скорее плюсом в пользу Лолы, Пульс, как многие люди, привык что-нибудь есть, или жевать, ну или хотя бы курить, когда лицезрел что-нибудь интересное или что-то, на чём хотел бы сконцентрировать своё внимание - а Лола вообще была самым интересным и важным в его жизни предметом на грядущие... пару недель? Может и больше. Буча, которая поднялась, быстро не уляжется - это Сонни уже понимал; в их же случае с Лолой будет - не высовываться, чтобы не стало ещё хуже.
Девчонка задала вопрос о готовности Пульса, возвестив тем самым, что всё, перфоманс окончен; ещё несколько выводов Пульс за это время сделал, хотя касались они всё больше технической стороны их совместной выживаемости в ближайшее время, нежели чего-то иного - и не только потому, что Сонни голову пекло, из-за чего приглушались основные инстинкты. Просто Лола как объект сексуальный воспринимать было сложно сразу по нескольким причинам. Основных две: первая - они здесь далеко не романтический уик-энд пытаются состряпать, вторая - он не был уверен насчёт её возраста... что не мешало смотреть, впрочем.
- Я-то уже давно. - усмехнулся Сонни, со своей одеждой поступивший и на четверть не столь педантично. Не было у них сигарет, потому свой рот он за это время занял соломинкой, которую и вертел теперь, как зубочистку, пожёвывая её край. Пропустив Лолу немного вперёд, он толкнул тележку, возвращаясь в парк... Пожалуй, занимательной они были парочкой, и не потому, что разгуливали в трусах, даже не в купальниках - уже то, что взрослый мужик на пороге кризиса среднего возраста и девица, от которой во все стороны разбрызгивало юностью, собирались обживать трейлер совместно, уже было немного странно, действительно, словно зэк (неважно, беглый или отсидевший) и его не слишком-то умная, но отвязная и отчаянная подружка на время... но как-то по-местному, что ли, в духе этого места. Только у Пульса не было уверенности в том, осуждаются ли среди местных подобные отношения, или как раз напротив, приветствуются - его сведения о рэднеках были довольно-таки противоречивыми. Одно понятно - своими им с Лолой тут не стать... да и слава богу!
- Не уверен... прокипятить её надо в любом случае. - Сонни почесал затылок. Лола уже думала о еде, а перед ним вставала ещё одна проблема - затащить пятьдесят килограммов (то есть, примерно вес Лолы, если даже не больше) на эту вот высоту, чтобы у них появился худой-бедный, но водопровод... и хрен с ним, что лестница выглядела как раз достаточно прочной, чтобы он размазался между землёй и этим бачком; тащить-то его наверх как? И как это предыдущие жители трейлера делали - друг тот Агатин, или кто там был до него?
Чем питаться - отдельный вопрос; хоть обшивку у трейлера обгрызай, хочешь - изнутри, хочешь - снаружи... нужно обнаружить способ, которым здесь местные еду получают, ну - и все остальные жизненно необходимые вещи тоже; выращивание на лужайке чего-нибудь - это не вариант, настолько они здесь задерживаться не собираются (не собираются ведь?). Значит, где-то лавка должна быть у местных? А, ну да, Сонни ещё местного главу навестить собирался, чтобы вопрос с электричеством решить, да и с проживанием вообще. Но для начала - вода...
- Тут, блин, подъёмный кран нужен... - заключил Сонни, оглядев конструкцию. Если найти какую-нибудь верёвку, может, будет и проще; но ненамного - новая беда: если Лолу оставить внизу, страховать этот бочонок с другим концом верёвки в руке, её вполне может и в воздух поднять - качели, в общем, какие-то получатся. Верёвка, впрочем, тут явно была предназначена - некое подобие лебёдки Пульс точно наблюдал... значит, надо построить свой подъёмный кран. Может, Лолу наверх отправить?.. Хотя нет, не справится она с таким тяжёлым бачком. Верёвку закреплять надо за что-то, вот чего... - Поищешь верёвку?.. - нет уж, даже если они её не найдут, черпать воду из бачка, как какой-то бомж-огородник, Сонни тоже не намерен; это уже включилось мужское упрямое дело принципа - сделать так, чтобы из крана и душа в трейлере пошла вода, сделать легче, даже если он разольёт все пятьдесят литров раз или два, и придётся набирать их снова.
Верёвка, вернее, добротный такой автомобильный трос, обнаружился на дне той же ямы - откуда вылезла тачка, на которой они бачок и везли. Видимо, в этой яме вообще всё самое важное хранилось, по крайней мере, пока в трейлере не было никого.
- Так... А у тебя покурить есть? - всё-таки размышлялось Сонни легче с сигаретой в зубах... Ладно, чёрт с ним, с куревом, поздно уже - и так всё решил... - Бери вот это и залезай наверх. Там увидишь такую... блестяшку... Короче, фигню, в которую трос как раз хорошо ляжет. Пропусти его через неё. - сложив трос, Пульс вручил его девчонке, а с другим концом пошёл к бачку, завязывая ручку на несколько узлов... всё-таки в одиночку он ещё дольше провозился бы. - Ну что, получается?..

+1

20

Все происходящее Лолу ужасно утомляло. На самом деле, ей ужасно хотелось сесть под какой-нибудь кондиционер или, на крайний случай, вентилятор. Главное, чтобы обдувало прохладным воздухом. Поесть, попить чего-то вкусного и холодного, принять горячий душ и лечь спать на мягкую кровать, где постельное белье пахнет исключительно средством для полоскания. Еще только сегодня утром Хантер страдала, что в квартире ей скучно, и плохо, и тошно, а теперь готова была душу продать за то, чтобы вернуться. Но, конечно же, без трупа на полу и без сломанной мебели. Наверное, она бы даже могла начать истерить, если бы не чувствовала себя настолько усталой. Все эти переживания вроде перестрелки, мертвых тел, крови, переезда... Девушке казалось, что день сегодня просто бесконечный, и она просто не могла не радоваться солнцу, подобравшемуся к горизонту уже совсем близко. Господи, да хер с ней, с водой. Лишь бы всё поскорее закончилось...
   
   Пока Сонни разбирался с бачком и думал, как его запихнуть наверх, Лола решила еще раз зайти в трейлер и проверить содержимое ящиков. Сделала она это в рекордно короткие сроки, потому что все полки на малюсенькой кухне были пустые, и лишь раз она взвизгнула, когда обнаружила в ящике внушительного размера паука. И, естественно, поскорее захлопнула дверцу, чтобы ни дай Бог паук не бросился на неё и не съел. Пауки, они же такие...
   В конце концов, когда остался последний выдвижной ящик и не осталось надежды, Лола обнаружила банку консервированного горошка. - Сонни, тут горох! И-и-и-и.... Он еще целых три недели будет съедобным, - учитывая тот факт, что срок годности у горошка был два года, высказывание это было достаточно сомнительное. Но лучше чем совсем ничего, так? Из фургона Лола вышла с победным видом, в вытянутой руке красовалась банка какой-то неизвестной, местной фирмы. Разумеется, Сонни не оценил по заслугам её труды. А ведь она подвергала себя опасности! Пауки, как никак!

   Трос она нашла почти сразу, уже довольно уверенно заныривая в чудо-яму, которая уже существенно облегчила им жизнь. И почему-то, в данном конкретном случае Хантер не слишком переживала о том, что в яме тоже могут быть какие-нибудь жучки-паучки. - Хорошо, что я не боюсь высоты, - достаточно бодро для умирающего от усталости человека, сообщила она, бодро забираясь на крышу трейлера. Она до сих пор не оделась, видимо решив извлечь из всей ситуации хоть какой-то плюс, и приобрести самый настоящий, золотистый калифорникийский загар. Или ожог. Это как получится.
   Девушка достаточно быстро сообразила, что от неё требуется, так что всё действо заняло у неё максимум минут пять, учитывая еще тот факт, что трос был довольно длинным и не так хорошо гнулся, как хотелось бы. И тут уж не понятно, плюс это или минус. - Ты значит тяни за веревку, а когда бачок поднимется достаточно высоко, я его пару раз качну, чтобы он каким-нибудь краем зацепился за крышу. И дальше уже втащу. Постараюсь, - неожиданно для себя, Лола даже поняла, что вообще происходит и решила помочь. - Только ты держи крепко.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » welcome to ass.