Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ready, aim, shoot!


ready, aim, shoot!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Jade Turner as Emily & Francesco Altieri Jr. as Michael

http://funkyimg.com/i/JBkx.gif

- Мне страшно, Майк...

В тот день, когда все это случилось, я подумала, что мои кошмары вдруг стали реальностью. Что все те ужасные моменты неожиданно появились прямо перед носом, и нам больше ничего не остается, кроме как бежать от них. Главное, ни за что не останавливаться.


http://funkyimg.com/i/JBnz.png

ДАННЫЕ ПО ДЕЛУ:

Место происшествия: Orlando, state of Florida, U.S.

Время происшествия: примерное начало - 20 июня 2014 года; 17 h. 55 m. по местному времени
конец - ...

Причины происшествия: ???


- and may the odds be ever in your favor;

+1

2

Порой, бывает такое, что кажется, будто жизнь начинает налаживаться, все встает на свои места. На улицах сумасшедшие не кричат о конце света и безнадежности нынешней молодежи, о том, что миссия уже близко и вообще всем нам наступит капец, пора брить голову и идти в монахи, замаливать свои грехи. Никто не трубит в новостях о новых террористических актах, нападениях на проституок, а старушки по углам не кричат о повышении цен на сахар и о том, что очередная внучка вчера ушла не в одежде, а каком-то лоскутке ткани, едва прикрывавшем её исхудалое тельце.
Странно? Ничего подобного. В обыденной рутине именно от такого спокойствия  порой легче дышать.  Да, конечно, все было бы куда лучше, если бы я знал, где сейчас Джейн. Ничего, моему приоберетенному спокойствию не помешает даже эта стерва, пускай валит на все четыре, провожать не стану.
И снова все не так уж плохо, улыбка невольно расплывается на лице, кажется, можно и расслабиться. Но нет же, экстренный выпуск, черт подери! На экране один за одним мелькают видео-ролики, снятые на телефоны очевидцами, видимо, пациентами той самой больницы.  Говоря конкретнее, городской больницы, которая находится в пяти минутах ходьбы от моего дома.

«Три часа назад в больницу прибыла специальная группа из центра по контролю и профилактике заболеваний.  Глава центра сообщает нам, что нет поводов для паники, но стоит принять меры предосторожности, поэтому всем в ближайшее время рекомендуется эвакуироваться…»

Вот что может произойти, если три дня валяться в своей квартире и спать. Несколько раз выключаю и снова включаю телевизор, но картинка не меняется. Щёлкаю каналы как последний придурок, но картинка все та же, снова и снова на экране показывают это жуткое видео. Наткнись на такое в интернете, сразу решил бы, что фальшивка, но не станут же крутить по государственным каналам и новостям фейк? Судорожно набираю Джейн.

«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Вы можете оставить…»

Как всегда. Она в своем репертуаре. Пускай вокруг конец света или ядерная война, но её телефон не доступен, она у нас занятая девочка.
Слышу какой-то странный звук, не то скрежет, не то стук. Кто-то барабанит в мою дверь? По всей видимости, да. Неуверенно направлюсь в коридор и распахиваю дверь. Я ожидал увидеть кого угодно, но это мягко говоря ошарашило. Мужчина средних лет, весь в каких-то пятнах и вулдырях, сложно сказать, что он дышит, даже не сопит, из его легких раздается некий хриплый свист.
– Поо..мо.ги..те… – тянет ко мне свою изуродованную руку, если это еще можно назвать человеческой конечностью, не успеваю отстраниться, но его тело с грохотом тут же валиться на пол. Он опирается на стену и пытается посмотреть на меня, что-то сказать, но я никак не могу отойти от шока и захлопываю дверь. Что это вообще такое было? Словно тот человек из больницы, который был на видео, появился на моем пороге. Они похожи, и от этого становиться жутко.  С какой стороны не посмотри, но вся эта ситуация граничит с безумием. Плетусь на кухню и машинально наливаю стакан воды, отставляю его на стол и начинаю напрягать свои извилины. Быстро хватаю куртку, стакан и, не забывая телефон, открываю дверь. Этот «человек» все еще сидит около моей двери и что-то царапает на стене. В паре метров от него оставляю стакан с водой, сам не понимаю, зачем делаю это, но посмотрев в его полные мольбы глаза, которые провожают меня до самой лестницы, понимаю, что поступил правильно.
Выбегаю из подъезда и на мгновенье замираю. Не смотря на время года, на улице пасмурно и моросит мелкий дождик, ко всему прочему мой внешний вид немного странноват. В мятых спортивных шортах и разных кедах, нет, в принципе они одинаковые, но один красный, а другой чёрный, но это не самое страшное, а вот моя голова…словно аист свил гнездо из моих волос.  Накидываю капюшон и до середины застегиваю молнию, скрывая футболку со следами завтрака. В спешке достаю телефон и звоню в скорую, не сбавляя шаг, сообщаю о том, что около моей квартиры валяется странный человек, мне строго-настрого запрещают к нему прикасаться и вообще советуют держаться подальше, что собственно я уже сделал. Ускоряюсь, уже почти бегу, но в нескольких сотнях метров от дома встречаю Эмили. На несколько секунд она виснет на моей шее и ворчит о том, что до меня невозможно дозвониться. Я внимательно её слушаю, пытаясь выудить хоть какую-то полезную информацию из потока речи. Честно говоря, я очень обрадовался, когда увидел её. Вообще становиться легче, когда видишь, что с одним из немногих дорогих тебе людей все в порядке.
Мы идем пешком вдоль дороги, на которой просто нереальная пробка, все выбегают из машин и ругаются, кто-то уже дерется. Странно, но полицией даже и не пахнет.  Эми крепко сжимает мою руку, кажется, она напугана, хоть  и старается не показывать этого. Она вообще очень сильная. Чуть больше получаса мы бредем, не сбавляя темпа, периодически переходя на бег. Я почти успокоился, когда Джей прислала смску о том,  что она через час будет возле того места вместе с братом. Это дает более-менее спокойно дышать.
И вот мы уже стоим в толпе, она не смолкает и продолжает движение. Я судорожно смотрю по сторонам в поисках Джейн, но её здесь нет. Нет!  Все бы ничего, если б Джейн сейчас не трахалась с очередным...кем? И чем её вообще привлекают бедные художники и музыканты? Творческие люди, ага. Бродячий романтик и все такое. Что вообще за бред? Так романтично трахаться в подсобке очередного клуба, где, быть может, на вас уставится мышь и у него не встанет, ведь он личность творческая, с тонкой душевной организацией и не может, когда на него смотрят. Куда лучше делать минет очередному мажору в лимузине его папаши и получать дорогие подарочки. Уж лучше с бомжем, а то выглядишь как шлюха! Я сказал это вслух? Разве?
– Шлюююхаааа!!! – ору как можно громче, что у самого уши закладывает. Интересно, что обо мне думают окружающее, хотя сейчас они вряд ли обо мне думают, да и мне не интересно. Чувствую как меня тянут за руку. Да, именно, Эми пытается меня растормошить.
– Я не могу! Она обещала, что будет здесь! – я говорю это Эмили или пытаюсь убедить самого себя?  Думаю, даже в такой ситуации она бы не упустила шанса получить удовольствие.
В нашу сторону идут два мужчины, один молодой, другой уже седеет. Они в белых халатах и масках.
– Твою мать! Что это за хрень? – кажется, они вообще никого не слушают. Через пару секунд колющая боль в руке исчезла, и нас протолкнули к кучке людей, которая стоит около фургончика, где выдают какие-то бумажки и каждому по плитке шоколада. Серьезно? Шоколад?
– Ты в порядке? – поворачиваюсь к Эми и понимаю, что это глупый вопрос, какой тут может быть порядок? А еще вчера все было как обычно…

Отредактировано Francesco Altieri Jr. (2014-07-25 21:49:03)

+1

3

За последние пару дней я поняла, что мир вокруг меня потихоньку начал сходить с ума, и наша обыденная, спокойная, но такая привычная жизнь вдруг стала превращаться в что-то совершенно другое. Все это началось еще когда только-только появились слухи о том, что происходит в больнице. Да-да, простой городской больнице, где, как и везде, обычно полно народу, но несколько дней назад туда отчего-то перестали запускать людей, и в коридорах поселилась странная для такого места тишина. Это обсуждали везде: в университете, на улицах, в магазинах. Всюду даже самые непохожие друг на друга люди испуганно расширяли глаза, нашептывая соседу, очередные известия, происходящие там, которые стали известны из якобы достоверных источников. Но каждый раз, стоило кому-нибудь при мне заикнуться об этом, как я тут же фыркала и уходила подальше, отказываясь слушать подобную чушь. Да, я никогда в жизни не верила слухам, а уж эти и вовсе считала диким бредом, хотя остальные были со мной не согласны. Даже забавно: все с такой легкостью поверили, что там действительно проводят эксперименты над людьми и создают какой-то новый вирус, что остается только удивляться. Никто не спрашивал, зачем, никто не спрашивал, почему, да и волновали их далеко не бедные люди (которых, я была уверена, тоже выдумали), а сам вирус, способный так повлиять на человека, что он изменится до неузнаваемости. Но ведь такого просто быть не может, не родился еще гений, способный сотворить подобное, ну а даже если бы и родился, вряд ли бы он был сейчас здесь. Скорее работал бы в своем пентхаусе где-нибудь в центре Лас Вегаса или другого крупного города и просто наслаждался жизнью.
Но если бы я только знала, как тогда ошибалась...
"Экстренный выпуск новостей; важное объявление для всех граждан, без исключения."
Перед моими глазами мелькают прыгающие картинки, снятые чей-то дрожащей рукой, а в ушах отдается голос ведущей, сообщающей о том, что все, что происходит в больнице, все, что считалось раньше лишь слухами, оказывается правдой, и граждан просят немедленно пройти по указанному адресу, где их проинформируют о том, что же делать дальше. Пару секунд я молча пялюсь в экран, а затем мои пальцы еще крепче сжимают пульт, и я начинаю быстро переключать каналы, один за другим, однако от этого ничего не меняется - все тот же выпуск новостей и сидящая за столом женщина, которая повторяет уже сказанную ранее информацию. Что? Так это действительно правда? Да быть такого не может, я этому просто не верю! Наверное, кто-то просто проник на телестудию и... и... Однако даже пытаясь убедить себя в том, что увиденное мною на самом деле ложь, где-то глубоко в душе я понимаю, что мои попытки выглядят лишь как способ защиты от гнусной действительности.
- Эмили? - неожиданно слышу я крик снаружи, за которым тут же следуют несколько сильных ударов об входную дверь. - Эмили, ты там?
Уже было появившийся испуг сменяется облечением, когда я узнаю голос и быстро спешу в коридор, тут же открывая дверь. На лестничной площадке стоит мой сосед справа, в одной руке он держит большой набитый всевозможными вещами рюкзак, а другой прижимает к себе пятилетнюю дочку, которая смотрит на меня сейчас с долей растерянности и непонимания.
- Ох, слава Богу, ты здесь... Уже слышала новости? - вместо ответа я молча киваю, и мужчина тут же продолжает. - Отлично, уже немного проще. Быстро собирай все необходимое, нужно торопиться к центру эвакуации. Кто знает, что случится потом, медлить нельзя.
Я все еще стою в некотором ступоре. Смотрю на него в упор, пытаясь принять и понять всю ту информацию, которая свалилась на мои плечи, подобно огромному снежному кому, и теперь придавливает меня к земле, не давая подняться на ноги. Странный вирус, всеобщая паника, эвакуация. Неужели все и правда настолько плохо? Сосед, видимо, увидев мое шоковое состояние, опускает девочку на пол, ставит рядышком с ней рюкзак и проходит внутрь квартиры, однако я сама не делаю ничего, чтобы ему помешать. Мужчина возвращается быстро, неся в руках еще один рюкзак поменьше - мой, также набитый под завязку. Я даже не удивляюсь этому, в конце концов, он бывал здесь огромное количество раз, помогая мне с неприятностями или просто присматривая за квартирой в мое отсутствие, что наверняка уже знает все здесь, как свои пять пальцев, и просто забираю у него свои вещи, медленно продевая руки через лямки. Малышка тут же тянет крохотные пальчики в сторону отца, и тот вновь подхватывает ее на руки, на забыв прежде закинуть за спину свой рюкзак.
- Идем, скорее же.
Все это происходит со мной в каком-то забытье. Все вокруг потонуло в густом молочно-белом тумане, и я не могу пробраться сквозь него, чтобы вдохнуть полной грудью свежий воздух, продолжая буквально на автомате выполнять отточенные временем движения, которые я делала в своей прошлой, нормальной повседневности. Раз; достать ключ, закрыть дверь ровно на три оборота. Два; нащупать в кармане телефон и, не забывая шагать впереди продолжавшего подгонять меня мужчины, быстро напечатать смс-ку находившимся сейчас в Италии родителям, сообщив о том, что я в порядке. Очевидная ложь. Три; случайно отвлечься на список входящих сообщений, неосознанно выделяя из многочисленных абонентов лишь одно имя.
Майкл.
Лучший друг с детства, парень, без которого я не могу представить свою жизнь. Сколько себя помню, он постоянно был рядом, успокаивая в моменты грусти и разделяя мое счастье. Да, конечно, последний год все изменил: и меня, и его, и наши отношения, но он все еще остается моим братом по духу, и этого не изменит ничто. Ведь правда? Мимолетно пробегаю глазами по тексту последнего сообщения и неосознанно хмурюсь, стоит мне увидеть ее имя. Джейн. И если имя друга в мыслях я проговаривала с любовью, то это я почти что выплюнула, тут же зашипев, будто почувствовав рядом какую-нибудь гадость. А ведь в реальности так все и есть - эта девица никогда мне не нравилась, и я не могу понять, что вообще Майкл нашел в ней такого особенного, чтобы начать встречаться. Мерзкая, похотливая стерва, с радостью доставляющая неприятности другим, но не отказывающаяся от любого вида удовольствий для нее самой - любому хватит даже этих нескольких предоставленных качеств, чтобы держаться от распутной бабы подальше, но Майку плевать на все, и он продолжает чуть ли не хвостиком за ней увиваться, не обращая внимания на очевидное. С ее появлением в его жизни, он вообще очень сильно изменился, и надо сказать, не в лучшую сторону. Я до побеления костяшек сжимаю телефон, вновь вспомнив об этом. За что ты так со мной, а? Почему именно она? Почему не... Я быстро обрываю собственную мысль, не давая фразе закончится, а в голове упорно бьется лишь одно имя. Майк. Майкл.
Майкл...
Черт, он ведь тоже уже наверняка слышал про то, что творится! Мне нужно срочно его увидеть. Осознание этого резко приводит меня в чувство, и я быстро трясу головой, окончательно избавляясь от заволакивающего сознание тумана, а затем срываюсь с места и бегу вперед в уже знакомом мне направлении.
- Стой, подожди! Ты куда? - слышу я позади и едва ли интуитивно понимаю, как сосед пытается броситься следом за мной, но его вытянутая рука хватает лишь воздух. Конечно, куда ему догнать меня с ребенком на руках и огромным рюкзаком за плечами.
- Простите, я должна найти друга! - выкрикиваю я в ответ и на пару секунд оборачиваюсь, на миг встречаясь глазами с грустным взглядом мужчины. Похоже, он действительно волнуется за меня, но я просто не могу оставаться здесь больше. Надеюсь, он поймет это. Прямо на ходу я несколько раз набираю номер парня, но все, что я слышу, лишь одинокие гудки. Не берет трубку. Этот факт заставляет меня встревожиться, но я не позволяю эмоциям взять вверх, надеясь лишь на то, что Майк сейчас спокойно сидит дома, и я быстро его обнаружу. Мои надежды не оправдываются, но друга я все-таки нахожу, почти что врезаясь в него, пока бегу навстречу, а после крепко обнимаю, уткнувшись носом куда-то в плечо. Я бормочу что-то о том, какой он засранец, и что до него невозможно дозвониться, но внутри меня все поет и цветет, когда я вижу стоящим его рядом со мной в полном порядке. С трудом, но я размыкаю объятия и широко улыбаюсь ему. В данный момент все волнения словно бы отодвигаются на второй план, и я с легкой душой протягиваю ему левую руку, чтобы потом уже вместе направиться к месту эвакуации. Вот тут-то я и вспоминаю, что сейчас мы далеко не в сказке находимся. Вокруг просто огромное количество людей. Озлобленные и одновременно испуганные происходящим, они кричат друг на друга, обвиняя во всем других. При виде этого я лишь крепче сжимаю ладонь Майкла, стараясь и сама не впадать в панику, а затем мы вливаемся в поток пришедших, ловко лавируя между другими. Приостанавливаемся мы только после странной выходки парня.
- Эй, ты чего это? - спрашиваю я у него, пытаясь заглянуть в светлые глаза напротив. Хотя, смысла в этом особо нет, судя по перекошенному от боли лицу Майкла, очевидно, что он думает сейчас лишь об одной девушке. Джейн, авадой-ее-да-в-Румынию. Но даже понимая, что так оно все и есть, я стараюсь сдержать злость на собственную беспомощность в этом вопросе и медленно дергаю его за рукав кофты, будто маленький ребенок, привлекая к себе его внимание. - Нам надо идти, Майк.
И снова она встает рядом, невидимым призраком маячит за его спиной, нагло ухмыляясь мне, словно так и говоря "неудачница". Я стискиваю зубы и вновь собираюсь несмотря ни на что уговаривать его пойти туда, как перед нами буквально из-под земли вырастают двое в медицинских халатах. В отличие от друга я вопросов насчет этого не задаю - видела уже, как они кололи это же средство другим - и оголяю правую руку, позволяя игле пронзить бледную кожу. Вакцинация... - бурчит один из них, но так тихо, что я еще долго сомневаюсь: а не привиделось ли мне это?
- Пошли, мы подождем ее там, где-нибудь у входа в этот... бункер, - подобрав, наконец, нужное слово, я вновь хватаюсь за руку друга и тяну его дальше, не отрывая при этом глаз от толпы впереди и огромного здания, соединенное с двумя другими, уже поменьше, прозрачными трубами-переходами, что станет нашим домов примерно на несколько дней. Раньше здесь находилась мэрия, но она сменила место жительства еще года два назад, и теперь помещения пустовали. Хотя иногда ими все-таки пользовались, но редко и по мелочам. Я, помню, еще удивлялась, почему не начали перестройку здания или хотя бы не выставили его на продажу. Забавно, будто они знали, что подобное может произойти, и это сооружение может пригодиться. И стоит только этой случайной мысли появиться в моей голове, как я хмурюсь, хватаясь за нее, словно за спасательную соломинку, пусть даже понимая, что она может оборваться в любой момент. Хотя пока у меня нет каких-либо доказательств того, что так и есть, поэтому я убираю эту догадку подальше, однако не забывая про нее даже тогда. Мы продолжаем молча идти вперед, пока не останавливаемся перед очередью, которая движется странно быстро для подобной ситуации, и поэтому я поднимаюсь на носочки, рассчитывая увидеть, что же выдают там, в фургончике, куда все хотят добраться. Но даже так, с моим миниатюрным ростом я не могу ничего увидеть, и поэтому вновь возвращаюсь в исходную позицию, тут же повернувшись к Майклу, услышав его вопрос.
- Я... Я не знаю. Все это настолько неожиданно и непонятно. Я даже и не думала, что все так обернется, это напрягает, - отвечаю ему почти честно, умолчав о том, что на самом деле мне еще и очень страшно. Страшно за себя, за семью, хотя сейчас они как раз-таки в полной безопасности. А еще мне страшно за тебя, Майк, и, пожалуй, на данный момент, этот мой страх самый сильный. За всем этим я и не замечаю толком, как мы быстро оказываемся у фургончика, и я вижу перед собой тучную тетеньку средних лет с каким-то ленивым, даже скучающим выражением лица, и, как бы странно это не звучало, именно оно помогает мне немного успокоиться. Женщина быстро впихивает каждому по набору из листовки и плитке шоколада в фольге, а затем нас сносит в сторону - другие люди тоже хотят получить свою долю. Мы останавливаемся неподалеку, и я, убрав сладкое в боковой кармашек рюкзака, начинаю внимательно рассматривать полученную листовку. "Что делать при встрече с больными?" - гласит главный и самый крупный заголовок, выделенный ярким красным цветом. Я особо не вчитываюсь в напечатанные ниже строки, лишь мельком пробегаю по ним глазами, невольно отмечая для себя всего лишь пару предложений, которые кажутся мне более важными. В итоге, единственное, что становится ясно после прочтения, это то, что контактировать с подхватившими вирус людьми нельзя, и вообще нужно сразу бежать от них подальше. В остальном же эта бумажка оказывается такой же бесполезной, как и лыжи летом, и я едва сдерживаю себя от желания скомкать ее и выкинуть в ближайшую же мусорку. Однако что-то внутри меня не дает мне этого сделать, и вскоре листовка отправляется следом за шоколадкой в рюкзак.
- Давай подойдем чуть ближе? Может, найдем знакомых, так ведь будет проще. - Но в ответ я снова слышу отказ, а среди слов мелькает столь ненавистное мне имя. И тут я не могу уже сдержаться. Крепко схватив пальцами его кофту на груди, я притягиваю парня к себе ближе и пару секунд буравлю злым взглядом лицо. - Да пойми ты уже наконец! Ей не пять лет, она и без твоей заботы сама прекрасно сможет за себя постоять, - о да, еще как сможет. - Да и вообще, откуда ты знаешь, вдруг она уже там? А ты тут бегаешь, вопишь, как придурок, и не желаешь слушать того, что действительно важно!
Высказав все это я разжимаю пальцы и отступаю на пару шагов, тут же убирая упавшие на лицо пряди волос, выбившиеся из косы. Я дышу тяжело, будто бы только что пробежала стометровку за рекордно короткое время, а сердце в моей груди быстро отстукивает рваный ритм, не давая мне успокоиться окончательно. Я все еще рассержена, это правда, но в первую очередь моя злость направлена на меня саму. Все-таки не смогла промолчать, сорвалась, накричала на Майкла, хотя это вроде бы вполне естественно для парня - волноваться за любимую девушку. Хм, любимую... Я чувствую, как откуда-то из глубины во мне снова поднимается ярость, и я сжимаю пальцы в кулаки, до боли впиваясь в собственные ладони ногтями, одновременно с этим закусывая нижнюю губу, чтобы сдержать новые фразы, уже рвущиеся наружу. Нельзя, нужно быть сильной и не показывать свою... обиду? Это называется ревность, милая, - ехидно подсказывает мне внутренний голос, гнусно посмеиваясь от своих же слов. Нет, прекрати немедленно! Сейчас не время для этого. Лицо Майкла напротив меня выражает возмущение, он что-то говорит мне, жестикулируя руками, но я не слышу ничего, будто бы все звуки разом исчезли из этого мира. Однако крик, испуганный крик молодой женщины, я улавливаю совершенно четко, и эти истерические нотки эхом проносятся в моем сознании. Вся злость мигом испаряется, я смотрю куда-то за спину друга, пытаясь понять, что там такого происходит. И я вижу... Прекрасно вижу, как несколько человек, чье описание в точности до пятен на теле совпадает с описанием в той листовке, быстро спускаются с холма неподалеку, двигаясь в сторону толпы. Все внимание приковано к ним, однако даже так почти никто не успевает заметить, как один из них вытаскивает из общего столпотворения молодую девушку и валит ее на землю с победным ревом. Я не вижу, что он с ней делает, но вот спустя секунду над головами людей проносится еще один крик, и я понимаю, что это кричит та самая девушка. Тут уже все вокруг приходят в себя, и окружающих накрывает страх. Многие кричат, не разбирая дороги бегут к убежищу, толкая других и создавая еще большую панику. Я чувствую, как меня больно пихают со всех сторон; мозг на автомате отмечает, что на теле точно останутся синяки, но мне плевать, и я судорожно пытаюсь пробиться сквозь уносящую меня в сторону толпу.
- Майк! - кричу я что есть сил, отыскав его среди других взглядом, и удваиваю свои усилия, все же оказавшись, наконец, около друга. Моя рука находит его руку, и я крепко сжимаю запястье парня, боясь того, что нас снова разделят. Сейчас я не похожа на ту девушку, что отчитывала его буквально несколько минут назад, теперь в моих глазах плескается неподдельный страх, скрыть которой у меня просто нет сил. Но друг этого в упор не видит, сейчас он полностью сосредоточен совершенно на другом. Среди множества людей он ищет свою Джейн.
- Нам нужно уходить отсюда. Сейчас же!..
Но он меня не слышит. Не видит обеспокоенного взгляда. Не замечает, что я снова тяну его за руку. И все это тупой болью полосует мою душу, заставляя ее истекать алой кровью.
- Пожалуйста... Майкл...
Нельзя. Не могу его оставить здесь, не позволю ему безрассудно броситься навстречу общему течению, рискуя всем из-за той, которая даже это не ценит. Я снова пытаюсь увести его за собой, на этот раз приложив всю свою силу, что у меня имеется. В итоге, даже несмотря на попытки Майкла вырваться, мои действия вместе с утягивающей нас толпой заставляют его сдвинуться с места в сторону здания. Нас несет все дальше от места происшествия, но я продолжаю слышать все новые и новые крики позади и несколько выстрелов, из-за которых люди пугаются еще больше. Все это напоминает страшный сон, и единственное, что не позволяет мне, также, как и всем остальным, потерять разум, остается рука моего друга. Мы обязаны выбраться из этого кошмара.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ready, aim, shoot!