vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И теперь никто не третий


И теперь никто не третий

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

СОННИ, ЛОЛА и АГАТА
28.07.14, ближе к вечеру; трейлер
Агата приезжает в трейлер, чтоб сообщить заложникам ситуации, Сантино и Лоле, что можно больше не прятаться. Только им, похоже, и так не плохо вместе...

+1

2

Прошло уже целых десять дней и мне, по правде говоря, хотелось лезть на стенку. Один день никак не отличался от другого, их было очень много,  все тянулись бесконечно долго и, в конечном счете, превратились в одно сплошное серое месиво, которое прерывалось сном. Не думала, что когда-нибудь скажу такое, но сон стал самым интересным событие за сутки. Потому что сны у меня всегда были красочными, со всякими сюжетами. И я погружалась в сон примерно с таким же ощущением, с каким люди садятся перед экраном, желая посмотреть фильм.
   Если бы не одно но... У меня никогда не было проблем со сном, но теперь они появились. То отвратительно чувство, когда просыпаешься среди ночи из-за ощущения, будто в комнате кто-то есть. Просыпаешься и не можешь пошевелиться, словно скован цепями. Лежишь и не можешь отвести взгляда от угла, потому что уверен, что там кто-то есть. И лежать так можно очень долго, содрогаясь от беспричинного чувства страха. До тех пор, пока не утянет в очередной сон. И не ясно, будет ли он интересным и красочным, или ужасным, с мертвыми людьми и лужами крови. Слишком много страшный вещей происходит со мной в последнее время.

   Но днем об этом можно не думать. Днем вообще можно ни о чем не думать, хотя бы потому, что мыслей толком и нет. Больше всего в нашем временном убежище мне нравится лужайка. Точнее, лужайкой её назвать сложно, но зато это густая, зеленая трава, на которой даже мусора нет, моими-то стараниями. И, чтобы не терять время зря, последние дни я проводила прямо тут, на траве, в нижнем белье. Солнечные ванны, все дела. Когда вернусь к нормальной жизни, и люди будут спрашивать, где я так загорела, буду рассказывать про Мальдивы и Бали. Но ни слова о задрыпаном трейлерном парке на окраине Сакраменто!
   Поворачиваю голову и вижу, что Сонни занимается чем-то около трейлера. Кажется, приготавливает место для очередного костра, какие мы разводим каждый вечер, когда начинает темнеть, и когда жара чуть-чуть отпускает. Только тогда удается нормально думать о еде, в остальное время при одной только мысли о бутерброде, меня начинает подташнивать.
   Он без футболки, потому что ему жарко точно так же, как и всем нам здесь. Широкая спина блестит от пота, а когда он поворачивается, то можно увидеть подтянутый живот и такую же грудь. Не могу разглядеть кубики, но они - не самое главное в фигуре мужчины. И я вдруг ловлю себя на мысли, что лежу на боку, подпирая голову ладонью, и разглядываю его. Довольно долго. Десять дней, окутанных плотной паутиной скуки, и мне ни разу не пришло в голову ничего пошлого, когда со мной рядом достаточно привлекательный мужчина? Поразительно. Это, наверное, жара.
   Сонни распрямляется и заходит в трейлер, а я, не тратя времени на лишние размышления, вскакиваю на ноги и иду за ним. - Слушай, Сонни я тут... - замолкаю на полуслове и хмурюсь. Нет, наверное, не стоит мне ничего говорить. Разговоры - это то, что у меня получается хуже всего.
   Подхожу к Сонни и упираюсь ладонями ему в грудь, начинаю толкать в ту сторону, где у нас находится кровать. Пульсон идет, хотя и не понимает, что я делаю. А я, пользуясь его замешательством, еще увереннее упираюсь в него, чтобы он пятился к кровати. Когда мы уже совсем близко, я вкладываю в толчок все силы, на какие только способна. Сонни, должно быть, очень растерян, раз никак не сопротивляется. Но, с другой стороны, его можно понять. Девочки семнадцати лет не так часто интересуются мужчинами, которые годятся им в отцы. У меня что-то никогда не получалось переживать по этому поводу...
   - Я просто, кажется, придумала, как убить время, - у меня есть подозрения, что он будет сопротивляться. Десять дней - не такой уж большой срок, чтобы хорошенько узнать человека. Вдруг он сейчас заведет какие-нибудь бла-бла-бла про мораль, про так нельзя. Вдруг у него кто-то есть, и он начнет ныть про верность. Так что беру, что называется, быка за рога. Резво заскакиваю на кровать и усаживаюсь на Сонни сверху. Перекладываю его руки себе на талию, а затем наклоняюсь к лицу и шепчу в губы: - Что думаешь?

+2

3

На жаре есть не хочется - это одна из главных причин, если и не самая главная, по которой тех запасов еды, что им привезла Агата, им хватило на достаточно долгий период. Только вот вода уходила в огромных количествах - у жары ведь есть ещё одно свойство, оно вызывает жажду; и хотя Пульс старался следовать старому солдатскому правилу о том, что нельзя много пить на жаре, потому что выпитое тогда выйдет с потом, а в горле попросту снова пересохнет - то есть, толку от количества выпитого не бывает никакого - он всё-таки давно уже и не был солдатом, и - имел моральное право иногда не отказывать себе в удовольствии, изжарившись, втянуть в себя сразу около полулитра живительной влаги, залпом, сполна наслаждаясь вкусом простой воды. Хотя, конечно, поход к реке с целью искупаться - а одновременно и набрать "технической" воды для мытья посуды или душа, которую нельзя было пить, - освежали гораздо лучше; но отходить от трейлера надолго, оставляя или хулиганку-Лолу, или сам трейлер, когда она его сопровождала к реке, без присмотра, Сонни всё равно опасался... А питьевая же вода здесь стоила денег, наравне с электричеством - в этом трейлерном парке, прямо как в стране третьего мира, честное слово. И дров для вечернего костра достать - тоже было проблемой. Не говоря о том, что соседи жаловались управляющему уже неоднократно, но на это Сантино было наплевать - развлечений у них в этом трейлере только и было, что костёр да сходить за водой; он начинал буквально пухнуть со скуки - пухнуть и тупеть, лёжа почти целый день на солнцепёке, уподобляясь местным жителям как раз из таких же трейлеров - почти поголовно безработным - только если те хотя бы глаза себе могли залить, чтобы не видеть, в каком дерьме живут, и какое дерьмо они сами, то у него вот запасы алкоголя были ограничены.
Одно было хорошо - отношения с Лолой, худо-бедно, но всё же пошли постепенно на лад, общая беда, как известно, сплачивает, а они, помимо того, что с самого начала завели привычку раздражать друг друга по любому поводу, всё-таки были и товарищами по несчастью, застрявшими в месте, которое им не нравится, и вроде бы даже среди людей - но которые не вызывали никакой симпатии у обоих. Приходилось волей-неволей общаться, взаимодействовать; в процессе такого общения - ещё и выяснилось, что Лола родом тоже из Нью-Йорка... На третий день Сонни начал привыкать к ней, к её мерзостному характеру, даже как-то справляться с ним постепенно научился, и в конечном итоге - начал находить в нём даже полезные стороны. Например, Хантер - из упрямства, со скуки, или хрен её знает, из каких порывов - решила вычистить трейлер сначала внутри, а потом даже и прибраться снаружи, при этом Пульс даже и не помогал ей в этом. Потом девчонка мутила что-то с едой на костре, и получалось даже вполне съедобно. В общем, он не жалел, что настоял на том, чтобы она перебиралась на кровать, а он всё-таки устроился на диване - младшим надо уступать, во-первых, Лола действительно заслужила удобное спальное место - это во-вторых. Да и вообще - они проделали за этот короткий срок достаточно серьёзные шаги, выстроили себе быт в развалине, вместе преодолевали трудности в виде жары, недружелюбных соседей, недостатка воды и отсутствия электричества, у Сонни начинали даже возникать такие ассоциации, что он в лице Лолы приобрёл не занозу-пленницу, которую вполне может и сам грохнуть в конце, если будет указание Агаты на это, а... кого-то родного. Кажется, в полицейской психологии есть специальной термин для такого явления, когда заложник и захватчик сближаются, долго общаясь друг с другом, Пульс слышал что-то такое, но определения не помнил. Так вот Лола всё меньше напоминала заложницу. Скорее уж он словно женился на ней, или же удочерил её, или ещё какого-нибудь там родственника в её лице приобрёл. И не мог отделаться от мысли, что должен её защищать, хотя, казалось бы, она представляла для него самого потенциальную опасность, будучи свидетелем убийства, что он совершил.
- Что? - переспрашивает Сонни, разворачиваясь к ней, и уже понимая, что Лола что-то задумала, но пока не говорит - то ли слова подбирая, то ли просто не желая сказать... пойди пойми. Но особого выбора нет - приходится ждать, что она скажет ему, наблюдая за тем, как сдвигаются брови к её переносице. Мозговая деятельность так проявляется, не иначе. Что уже любопытно... - Эй! Ты чего? - недоуменно вопрошает Пульс, когда она начинает толкать его куда-то назад. Он действительно растерялся, хоть, казалось бы, чем его Лола только не пыталась удивить уже за эти дни. - Башку напекло, что ли?.. - начинает смеяться, поддаваясь её давлению, предчувствуя какую-то шутку - даже и близко не догадываясь, насколько на самом деле серьёзные у Лолы планы сейчас. - И как? Пихать друг друга до посинения? - переспрашивает уже с кровати, глядя на девчонку снизу вверх. Нет, в такой игре он выиграет, скорее всего, ещё до того, как кто-то посинеть успеет, если только ему дать вернуться в вертикальное положение, они с Лолой даже не близко по весовым категориям. Но растерянная улыбка исчезает с губ моментом, когда сумасбродка заскакивает на его торс сверху, сделав совсем неоднозначное движение навстречу...
- Охренела, что ли?! - руки отпускают её талию - вернее, резко разводятся в стороны, словно Пульс их ошпарил об Лолу. Сам мужчина вжимается затылком в подушку, пока что давая девчонке возможность не быть сброшенной с своего тела насильно - потому что так ей будет больно. - Тебе лет-то сколько? - забавно, кстати, что за десять дней ни разу не спрашивал. Но растлителем прослыть совершенно не хотел - потому что не по наслышке знал, как их там, в тюрьме принимают. Некоторым тамошним быкам достаточно только услышать слова "секс" и "малолетка" в одном предложении, чтобы пустить в ход кулаки - даже и не разбираясь особо. Да что там, Пульс и сам педофилов пару раз прикладывал... - Слезь с меня, идиотка!

+1

4

Похоже, что конфликт внутри Семьи уже исчерпал себя. Бегать было не от кого, Док Винс тоже не выглядел тем, кто ищет Сонни, чтобы стереть свидетеля. Может потому что кроме Пульсоне ему придется убивать и меня, а Гвидо такого расклада не оценит. Так что я ехала в трейлерный парк, чтобы сообщить мученикам, что их тягостные дни подошли к концу. Для Пульса, наверное, это могла бы быть еще одна маленькая свобода. А для Лолы это означало конец эпопеи с убийствами. Да и для меня это был камень с души, так как, несмотря на все мое выраженное безразличие и временами прорезающийся пофигизм, бросить этих двоих в трейлере я не могла. А Сантино уже и не хотела бросать... Хотя в последнем мне было признаться трудно, вот я и списывала свои мысли и озабоченность о нем на деловые вопросы.
Останавливаю машину, как и три дня назад, на лужайке, подъезжая к трейлеру "носом". В тот раз здесь было до дикости грязно, но сегодня хлопков и шуршания стекол под колесами я не расслышала. Прям прелесть какая! Может запереть этих двоих на складе, там тоже надо убрать?
Я выбираюсь из машины, осматриваю территорию возле трейлера, но ребят не нахожу. Даже под капотом на этот раз никто не ковырялся. Я нахмурилась, потому а) либо они ушли куда-нибудь, на ту же речку, и оставили все открытым, либо б) они в душном трейлере, куда мне заходить не хотелось. Но отбросив желание свистнуть их, я поднялась по ступенькам. Внутри было тоже чисто и приятно, видно, что с полок не так давно вытерта пыль и выкинут хлам, интересно, а Патрик обрадуется таким переменам? Что-то мне подсказывало, что ему кофортней существовать в бардаке, впрочем, я и думала, что Сонни с Лолой настолько ленивы и неряшливы, что догубят этот дом, а, нет, привели его в должный вид. Небось еще и уезжать не захотят - пошутила я в своих мыслей, ступая по вдоль кухонных столешниц к дальней комнате.
Еще и уезжать не захотят эхом повторилась фраза в голове, когда я застала Сантино и Лолу в одной кровати. Не знаю во время ли я зашла, не застукав всего действия, или, наоборот, не во время, но увиденного мне хватило.
Я и забыла за чем искала их, ах, да, чтоб сказать, что они могут уезжать, точнее, черт возьми, проваливать от сюда. На все четыре стороны!
- Дерьмо - огрызнулась я, но без крика. А ведь и правда ситуация дерьмовая, а я, поздно подумала головой, когда прыгнула в объятия этого недомерка.
По законам жанра, сейчас должен последовать скандал, со слезами и проклятиями, и меня даже не отпускает чувство дежевю, словно все это уже происходило со мной: трейлер, кровать, мужчина, с которым ты три дня назад занималась любовью, и девушка, которая будет заниматься с ним любовью сегодня.
Я была разочарована, ничего не сказать, обижена, зла, но кричать не хотелось - такая тихая женская обида, которая заставляет замолчать. Да и, ладно, стоит признаться, что один секс это еще не отношения, а значит чего я хотела от Пульсоне? Верность? Пф. Я сама ею не отличаюсь.
На слове "дерьмо", я, еще раз оценив выигрышное горизонтальное положение, выбранное мужчиной, разворачиваюсь и ухожу. Каждый мой шаг кажется мне таким медленным, словно кисель в стакане, и я еще больше стараюсь покинуть как можно скорее дом на колесах.

+2

5

Пульсу вот не показалось, что Агата уходит слишком медленно... жизнь в этот момент вообще приобрела вдруг огромную скорость. Словно кто-то включил перемотку вперёд на плёнке, но его предупредить об этом забыл - и вот, слово, которое она однажды уже использовала по отношению к нему, ещё висело в воздухе, а Тарантино уже скрылась из виду за дверным проёмом, только шаги её ещё отдавались, грохоча на весь трейлер. И Пульс в этот момент с трудом поспевал за происходящим. Точнее даже, не поспевал за ним вовсе, хотя мысли о том, что Агату надо остановить, уже замельтешили в голове, но зачем остановить, почему остановить, отчего это вдруг стало так архиважно и что может быть, если он этого не сделает, Сонни пока сам не понимал. Только вот что было странно - отчасти дерьмом он себя сейчас и почувствовал. Отчасти.
- Ооо, бля!.. - последовал в спину Агате возглас. Не хватало только вот этого. Лола другого момента для того, чтобы предложить свою эту "попытку время скоротать", найти совсем не могла? Обязательно тогда, когда Тарантино приехала к ним. Кстати, а зачем приехала? Привезти ещё продуктов и вещей, или же забрать их отсюда, наконец?.. - Да слезь ты уже! - со злостью спихивает с себя Лолу, воспользовавшись тем, что Тата отвлекла и её внимание тоже; жалея даже о том, что не на жёсткий пол, который она ранее отмыла, или сразу не размазав по стене. Знаете, что было самым хреновым в этом положении? Что умишко Сонни, от гениального далёкий, и его организм работали сейчас в разных областях - в том плане, что организму было всё равно, сколько там Лоле лет: тело почувствовало близость женщины, и член просто встал. Рефлекторно. И теперь мешал ходить, и вообще начал войну со штанами изнутри; из-за чего Пульсу пришлось ссутулиться, а походка... она стала немного напоминать ту, которым его на пару дней наградила Агата, схватив за яйца в первый день их знакомства.
- Это не то, что ты подумала! - даже у человека, который половину своей осознанной жизни провёл в тюрьме, эта фраза должна была вызывать тошноту своей избитостью. Ему удалось догнать Тарантино только на крыльце трейлера... И только когда он схватил её за руку, чтобы остановить, в голове и появилась мысль - а собственно, почему он оправдывается-то перед ней? Ну, переспали они... это что, даёт ей право обзывать его таким образом? Или чего она ждёт, что женится он на ней теперь, что ли? - Не было ничего. Девчонка сама полезла ко мне, я даже понять не успел... - по инерции пытается оправдаться Пульс, но всё так же неуклюже, как и ходит... Хотя, что вот сейчас можно считать аргументом? Он - без рубашки, Лола - в чём загорала, в том и присутствовала, плюс кровать - тут формула и дураку понятна; и естественно, виноват в этом мужик - потому что мужик всегда виноват. - Лола, ну ты хоть... а, да кого я спрашиваю!.. - махнул Сонни рукой в сторону вышедшей следом за ним Лолы. Ну конечно, сейчас вот кнопка его поддержит. Возьмёт и всё выложит - и про идею про свою, и про то, как пыталась его соблазнить, жди. Наоборот уж, скорее очернит - в отместку за такой отворот, который Пульс ей устроил за секунду до того, как вошла Агата, и ещё - потому что это мужик всегда виноват. А у кого сиськи - тот и прав. Только вот сиськи сейчас было четыре, так что его неправда увеличилась примерно раза в два, безвыходная ситуация в кубе. Пульс вдруг вспомнил одну из тех вещей, по которой в тюрьме не скучал - это по таким вот попадаловам, когда вдруг оказался меж двух ревнивых овец, которые собрались забить копытами тебя. И вцепиться друг другу в шёрстку затем... В тюрьме вот с этим проще как-то. Петухи - они общие петухи, не бывает у них истерик по поводу того, кто кого трахает. Сонни плюёт на лужайку, скрываясь в трейлере, и затем выходит, сжимая что-то в кулаке.
- На! Целый час нырял.
- на траву - едва сдержался, чтобы не в саму Агату - летят браслеты и одна из серёжек. Вторую вот найти так и не удалось, хотя, вернувшись на то место, где они купались, он всё дно перед камнем обшарил, казалось бы, песок даже кое-где перерыл, чуть не утонул к чертям, и едва кровь из носа не пошла - весь день голова потом кружилась. Помнил ведь, что она расстроилась, когда их потеряла; хотя и попыталась продемонстрировать своё безразличие в тот момент, такие мелочи женщинам всегда дороги, да что там, мужчинам на самом деле тоже. Чувствовал Пульс отчасти и свою вину, потому что вспомним, кто всегда виноват?.. И порадовать её хотел. И от Лолы спрятал, чтобы себе по-сорочьи не прикарманила, если обнаружит их случайно, приняв за то, что осталось от прежней хозяйки дома на колёсах. В другое время - мог бы, не заморачиваясь и не жалея, просто новые купить Тарантино; но сейчас, пока он в этом трейлере жил, без возможности съехать, не зарабатывал ничего уже неделю, и был связан перед той же Агатой долговыми обязательствами - проще было на дно нырнуть... прямо сейчас хотелось тоже нырнуть, и не всплывать. Ну или хватануть стакан чего-нибудь крепкого.

+3

6

- Достаточно! - морщу нос, и в очередной раз устраиваю ладони мужчины на своей талии, даже не смотря на то, что секунду назад он отдернул от меня руки так, словно его кипятком ошпарило. Это было не честно. Вот так взять и вышвырнуть меня из Нью-Йорка, со своими правилами и порядками в Калифорнию. Хотя бы потому, что дома заниматься сексом можно было законно с 17 лет, а тут только с 18. И хотя законы мне никогда, в общем-то, не мешали, речь шла совсем не обо мне.
   - Ну не надо выкобениваться. Что такого-то? - я ухмыляюсь и снова наклоняюсь к Сонни, игриво прихватывая кожу на шее зубами. Вот только дальше всё идет совсем не по моему плану. Я слышу Агату. И если в первый момент мне думается, что действительно напекло бошку, и послышалось, то реакция Сонни показывает, что хер там. - Эй, ты куда? - вот Агата тут, в комнате, а вот я уже слышу, как хлопает входная дверь. Быстро же она...
   И, прежде чем я успеваю еще что-то сообразить, меня весьма грубо отпихивают в сторону, на кровать. Я удивленно вскидываю брови и наблюдаю за тем, как Сонни, скрючившись, пытается и идти, при том идти быстро, и при этом скрыть бугорок на своих штанах. Не выдерживаю и валюсь на кровать, заливаясь громогласным хохотом. Цирк, да и только! Ну ладно, может и не так уж не вовремя приехала Агата. По-крайней мере, никому теперь не скучно. Миссия выполнена!
 
   Когда, наконец, приступ хохота меня отпускает, я вскакиваю с кровати и, на ходу цепляя футболку со стула, несусь к выходу. Застаю Сонни с Агатой в тот момент, когда он останавливает её, а затем у меня просто глаза на лоб лезут: - Ты оправдываешься что ли перед ней? - я явно не въехала во всю ситуацию.
   Так, постойте-ка... Перевожу взгляд с расстроенного Сонни, на злую, расстроенную Агату, обратно на Сонни, на Агату... - Вот блять, - подвожу я наконец итог своему умозаключению. - Я, видимо, во что-то тут не въезжаю... - невесело бормочу я, очень надеясь на то, что Агата сейчас не станет меня бить. Как-то мне не везет. То я у неё машину угоняю, то мужика. Прямо ужас какой-то... - Это... я извиняюсь, конечно, но... ты мне не купила авокадо? Я просила в прошлый раз...

я извиняюсь, больше не вышло написать =/

Отредактировано Lola Hunter (2014-07-27 18:58:07)

+2

7

Спешно покидая трейлер, я так не хотела, чтобы меня пытались остановить. Лучше было бы, чтобы меня вообще не видели, и я бы смогла сделать вид, что ничего и нет. Это ведь лучше - притворится, что все хорошо, чем когда тебя застают врасплох со своей ревностью. Да, мы с Сантино провели ночь вместе, и после этого мой мозг включил собственника, считая, что мужчина теперь мой. Не могу я вот так взять и не предавать значение близости двух людей. Я никогда не имела одноразового секса и не хочу этого опыта. Нет, это не означает, что между мной и Пульсоне любовь до гроба, но это значило бы, что мы любовники. Неужели любовникам так сложно быть верным друг другу? Ну, или хотя бы делать так, чтобы второй не узнал о похождениях.
В итоге получается, что меня опять застало чувство, что все произошедшее между мной и мужчиной это ошибка. В ту ночь оно тоже меня дернуло, но я не послушалась, а теперь... Не знаю что теперь. Обидно и стыдно. Стыдно за то, что надумала себе. Стыдно за то, что оказалась наивной девочкой. Стыдно, что не сдержалась тогда, зато теперь могла бы показать все навыки выдержки.
Я и не знала что делать, когда Сонни остановил меня за руку. По морде бить? И тем самым показывать, насколько я огорчена и зла? Я не хотела играть в ревнивую жену.
Разговаривать с итальянцем тоже не хотелось, сразу после его "Это не то, что ты подумала!". Конечно не то - ухмыляюсь себе в мыслях. Двое людей лежат на кровати, оба почти раздеты, а у одного еще и член стоит колон. Точно не то подумала! Ведь наверно возбудился не от женских ласк, а от игры в шахматы. Забавно, что он этим не закончил свой рассказ.
Я выдохнула, не став подвергать своими словами реплики Сантино. Он ведь и так по моему виду понимает, что я ему ни на каплю не верю.
- На! Целый час нырял. - на землю летят мои безделушки, которые три дня так случайно и забавно булькнули в воду. Я поворачиваю голову в сторону, уставившись на браслеты. Так и стою, отведя взгляд, и пытаюсь понять зачем все это. Цирк какой-то, напоминает дурацкий фильм. Что тогда должна сделать главная героиня (или уже второстепенная?), чтобы зритель остался доволен? Пожалуй, устроить скандал, поднять крик, взять камень и разбить голову изменщику? А если этот фильм в жанре "драма", то можно затем убить малявку, и закопать ее под трейлером. Мне вот напоминает фильм "Погребенный заживо". Только не хочу никого радовать сценами. Не хочу, чтобы мои действия были ожидаемы. Вот и молчу, глядя на чертовы браслеты. Хмыкаю, ибо забавно аксессуары выглядят на фоне всего происходящего.
- Это... я извиняюсь, конечно, но... ты мне не купила авокадо? Я просила в прошлый раз... - а вот и невинный цветочек. Не верю в невинность девчонки, и в невинность Сонни тоже.
Авокадо? А чего же сразу не презервативы? Но нет, от гнусных шуточек я удержусь.
- Купила - киваю - Оно под колесами моей машины. Иди, посмотри, а я мотор заведу - надеюсь мой намек о том, что я желаю башку Лолы размазать по траве, был понятен обоим?
Я стою, даже подождала, в надежде, что Хантер пойдет искать авокадо. Не пошла. Жаль. Сценарий не сыгран.
Разворачиваюсь, чтобы продолжить свой путь к автомобилю. Не хочу я разговаривать ни с кем сейчас. Вряд ли Пульс даст хоть какое-то нормальное объяснение тому, что произошло. Да я и не поверю. Сама знаю, что не поверю ему, потому что он не был тем человеком, которому можно верить. Или я уже не хотела верить. Мне нужен был повод, чтобы ни в коем случае не привыкнуть к итальянцу, вот я и нашла этот повод. И лучше сейчас, чем потом, когда будет поздно.
Сказать ли этим двоим, что время в трейлере подошло к концу? Нет, пожалуй не стоит. Пусть сидят в неведении. Ведь незнание - самый большой страх. Мы и темноты то боимся только потому, что не знаем что в ней таиться.

+2

8

Лола ещё и ржёт в спину, как безумная; а Пульсу трудно ходить, трудно думать, и вообще, он не чувствовал себя таким жалким даже тогда, когда Агата ему наваляла на типографии - по сути, тогда он заслужил ту боль, те синяки и ушибы, и отёк яиц, но сейчас - то, что он получил, было совершенно не заслуженно. Самое дерьмовое чувство - когда тебя осудили за то, что ты не делал, и уже, кажется, и приговор вынесли, и оправдаться ты не можешь, потому что понимаешь, что тебе всё равно не поверят... и действительно, словно в каком-то дурацком кинофильме, но там, в конце, уже главный герой обычно заставляет остальных чувствовать себя неловко, глупо и стыдно; в жизни же так не бывает - в жизни его ждало... да хрен его знает, ничего хорошего уж точно не ждало теперь. Отношения между ним и Агатой, вообще любые, не только как любовников, на глазах превращались в пепел и ничто... и он рад бы с этим сделать что-то, но он ведь только ещё более жалко будет выглядеть, пытаясь оправдаться, разве нет? И тем больше причин даст ей для того, чтобы ему не поверить. Даже вот отсмеявшаяся и выскочившая Лола удивлена. В её-то глазах, всегда уверенный в себе Сонни, у которого есть два кулака, три пистолета, и который и тем, и другим, умеет и не стесняется пользоваться при случае, вообще упал ниже плинтуса и по полу размазался. Но на Хантер ему сейчас по большей части наплевать - ей ещё укажут на её место, когда очередь дойдёт, и бояться бы надо не Агатиных кулаков, а кулаков Пульса - они будут явно тяжелее, а повод познакомить с ними Лолу и у него тоже есть... и ещё как посмотреть, кому из них, Сонни или Тате, сейчас хочется разворотить её личико сильнее. Что такого-то... Конечно, ничего - она просто его выставила перед другой женщиной редкостным мудаком. Даже нет, что значит - перед другой? Перед его женщиной. Они ведь спали. Ну да, провели они вместе только одну ночь, но зато - не только из-за того, что кто-то вдруг неожиданно заскучал. И эта кто-то, кстати, сейчас с самым корнем вырвала возможность прибавить к этой ночи что-нибудь... кроме ненависти и обиды. Его такой расклад не устраивает... "Не было." Собственный голос сейчас звучит в памяти, как насмешка, когда он вспоминает разговор у реки.
- Извиняешься? Авокадо?! - вот что Пульса довело до крайней степени кипения. Только что из ушей дым не пошёл - эта пигалица ещё считает, что они оба ей что-то и должны теперь? Вот даже замер, глядя на неё вместе с Агатой, потому что очень хотел увидеть, как она сунет под колесо Чероки свою безмозглую башку. И даже подтолкнуть навстречу покрышке, если добровольно туда полезть она откажется... - Авокадо тебе ещё, дрянь?! - Тарантино же явно воспользовалась тем, что разозлившийся Сонни отвлёкся от неё, переключившись на свою невольную сожительницу, и попыталась завершить начатый пусть к автомобилю, чтобы уехать - так и оставив их без продуктов, или без информации, так и не сказав даже, зачем она, собственно, проделала путь от Сакраменто сюда - неблизкий, надо сказать, и малоприятный. И оставить его... просто оставить его. Без возможности даже вернуться, наверное, потому что выглядит как раз так, словно на всё её доверие, которое было так непросто ему оказывать раньше, которое завоёвано было с таким трудом, Сонни попросту положил, променяв его на семнадцатилетнюю пигалицу, которой приспичило во что бы то ни стало его потащить в койку... то есть, всё это приведёт ещё и к тому, что его, для начала, она из типографии и со склада его вышвырнет, лишит своей защиты, и доведёт до летального исхода. Ну или просто заставит искать себе другое место. Которое ему найти вряд ли удастся. А удастся ли найти такую, как Агата?.. Это тоже вопрос. Вроде бы и мир, который открылся перед ним вместе с последней тюремной решёткой, большой; но по нему ходить тяжелее, чем хочется. Да и потом... если за отношения не бороться - чего они будут стоить?
А если он уже доверие потерял - чего теперь теряет, к тому же? Пульс всегда шёл до конца. И упрашивать тоже больше не будет. Ему не нужен повод... потому что он уже к Агате привык. Не за эту ночь - она была лишь частью всего, что было за месяц. И терять Тарантино он не хотел, не вот так вот просто и глупо. А потому - снова схватил её за руку, на этот раз гораздо более крепко и немилосердно. И толкнул в спину, чтобы она упала на капот, давая возможность эту самую руку скрутить... прямо как в тот день, когда их обоих арестовали. Пусть повырывается, пусть поорёт, поцарапается, попинается, если сможет; до яиц своих он теперь не даст дотянуться, наученный горьким опытом. Благо, что и дотянуться не так-то просто теперь - штаны, за время перепалки, слава богу, разгладились...
- Значит, так... Сейчас, Лола, либо ты рассказываешь, как всё было на самом деле,..
- пошли варианты. Пульс обратился к Лоле, поняв окончательно, что с Агатой вообще разговаривать бесполезно, потому что она его не услышит и не поймёт. - Либо я отпускаю Тарантино, она уезжает, и я, оставшись с тобой наедине, сворачиваю тебе шею. Даже если она мне этого не разрешит. - пусть и грубо, силой, но Сонни пытался навести порядок. По-другому не умел... да и не особо хотел. Он с самого начала держался за Агату - сейчас делал это в прямом смысле... Даже больно ей делал, наверное. Но это лучше, чем если бы он сделал больно Лоле - и дал бы Агате повод обвинить себя в том, что признание из девчонки выбил насильно.

+2

9

На дворе стоит невыносимая жара, а меня почему-то пробирает озноб. Цепляюсь ладонями за локти, то ли в попытке обнять себя, то ли желая удержать от чего-то бушующего, что рождается в груди и вот-вот накроет голову, приводя в то состояние, когда уже плевать на всё и на всех, главное доказать, кто же прав, а кто виноват.
   В одночасье я стала кругом виновата. Одна хочет меня задавить, второй обзывается, и я вижу, как сжимаются кулаки, как напрягаются мышцы, и в моей голове уже слишком четкая картина того, как этим самые ладони сжимаются на горле, с которого только-только сошли прошлые синяки. Напряжение висит в воздухе, оно осязаемо. И я взрываюсь...

   - Да Срань жеж Господня, что блять с вами не так! - я спускаюсь с лестницы трейлера и направляюсь к машине, при этом не переставая орать: - Агата, не могла бы ты угомониться и перестать делать... не знаю, чтобы ты там не делала и не говорила! Мне было скучно. Я застряла в ебаной глуши, не по своей вине, в жаре, в какой-то сраной заднице, где даже электричества нет и не помыться нормально. Господь свидетель, даже ты бы поняла меня, если бы оказалась на моем месте! Да нахер мне сдался твой, блять, Сонни! Да ничего даже не было! Он мне не нужен. Более того, я ему не нужна! Он обозвал меня идиоткой, и сказал, чтобы я свалила с него прямо перед тем, как ты вошла! - я не знаю, куда себя деть. Мне тяжело дышать, меня всю трясет, и я кричу так, что слышит, наверное, весь трейлерный парк. В конце мне даже приходится откашляться, потому что от крика начинает першить в горле. И ты могла бы, блин, постучать, прежде чем заходить, - эта мысли крутится у меня в голове, она звучит неплохо, но что-то подсказывает, что вслух она будет звучать намного хуже. Более того, вот как раз за неё я могу и получить. Но, хотите честно? Мне насрать, пусть меня хоть бьют. Просто ужасно всё задолбало. - Так что, пожалуйста, пожалуйста, отдай мне пакет с этим ебаным авокадо, потому что, чтобы там не происходило, я в этом не виновата и не делала ничего, в чем меня сейчас обвиняют, - от раздражения я пинаю колесо Агатиной машины прямо голой ногой. Взвываю от боли, а затем бросаюсь уже на Сонни: - А ты себе, в таком случае, повесь на шею деревянную табличку, что, сука, занято. Нашелся, тоже мне, кавалер, всем он нужен, будет он тут сворачивать шеи. Отпусти её вообще! Придурок! - я толкаю его в плечо, хотя, конечно же, он этого даже не почувствовал. Выгляжу я, наверное, ужасно. Как всклокоченный воробей, с красным лицом и трясущимися ногами от эмоций, которые просто зашкаливают. Нет, а знаете что? Не нужно мне никакое авокадо. И защита не нужна. И вообще... Я разворачиваюсь и направляюсь обратно к трейлеру, по пути взглядом натыкаюсь на окошко соседнего трейлера, и, угадаете что? На нашу Санта-Барбару собрались посмотреть вообще все, кому не лень. - Оу, привет. И ПОШЕЛ НАХУЙ! - показываю роже в окошке средний палец, а затем скрываюсь в трейлере, не забыв хлопнуть дверью так, что сотрясается весь трейлер.
   На сборы уходит от силы минуты две. Я скидываю все свои немногочисленные пожитки в рюкзак, одеваю штаны, обуваюсь, а затем, не обращая внимания ни на кого вокруг, выхожу из трейлера и направляюсь в ту сторону, к которой обращен зад машины Агаты. Буду идти по какой-нибудь дороге, глядишь, получится остановить попутку до Сакраменто. Пусть я лучше сдохну от чьей-нибудь злой руки там, но не здесь, не из-за этих идиотов.

+2

10

Мне совершено не хотелось участвовать в этом фарсе, скандале и начинать ругаться вот так посреди улицы (в трейлере, впрочем, тоже не хотелось). Я думала, что будет самым лучшим решением, это молча уйти. Прокипеть где-нибудь в другом месте, но не пытаться сейчас задушить друг друга. Хотя, признаюсь, очень хотелось. И я даже разрывалась с кого из них начать.
Уйти мне не удалось, ибо Сантино хватает за руку, уже более крепко, что мне кажется еще чуть-чуть и мои кости расплющатся с противным треском. Я собиралась начать протестовать против такого обращения, но дальнейшими действиями Пульсоне ошарашил меня: оказываюсь на капоте с характерным глухим стуком, а руки тем временем мужчина заламывает за спину.
- Сантино, ты кретин полнейший. Пусти меня, мудачье! - кричу я, пытаясь еще и ногой ударить куда-нибудь в область колено. Но мои замахи получаются слабыми, даже синяка не останется, а жаль. Жаль, что шпильки не одела сегодня!
- Да Срань жеж Господня, что блять с вами не так! - я опешила и замолчала. По назревающему крику было понятно, что девочку все это вывело.
Не знаю стоит ли верить в правдивость ее истории, пожалуй, само желание переспать с мужчиной, который старше на 23 года, больше чем в два раза, очень похоже на Лолу. Она так же просто когда-то, от скуки, небось, и мою машину решила угнать. И свидетельницей убийства тоже стала от скуки? Ожидая, что дальше ее жизнь понесется, как в боевике со Стетхемом. Только вот все наоборот остановилось. И кто был в этом виноват? Видимо я, раз прятала ее сначала на квартире, чуть не получив это пулю. Затем отвезла ее уже с компанией в трейлер, и даже голодать не оставила.
- Так что, пожалуйста, пожалуйста, отдай мне пакет с этим ебаным авокадо, потому что, чтобы там не происходило, я в этом не виновата и не делала ничего, в чем меня сейчас обвиняют
- Твой пакет с авокадо в магазине, неблагодарная ты тварь! - кинула я ей вслед, пока Хантер не скрылась в трейлере.
- Отпусти меня, тебе говорят! Мне больно, черт бы тебя драл! - я вскрикнула и после некоторых кряхтений все-таки была удосужена свободы. И сразу дала Пульсоне со всего маху по лицу. За что? За все сразу. За то, что допустил той ситуации в трейлере, за то, что я приехала не во время, за то, что Хантер взвелась и вывела всех. Да и хотя бы за то, что история Лолы может оказаться враньем, то бишь получил Сонни по морде на всякий случай.
Но чтобы там ни говорила девчонка, табличку на шею итальянца никто не станет вешать. Он же не собака, и не будка этой собаки. Сам в состоянии решить быть чьим-то или быть свободным. Впрочем, даже будучи, как Лола выразилась, "занятым", не всегда это повод не пойти поколесить. Сантино в таком случае подошла бы табличка "осторожно, от меня слишком много ждут", ибо, да, я ждала.
Мимо, с монатками, прошмыгнула Лола, уверенным шагом направляясь прочь из парка. А у меня даже желания никого не было ее задерживать. И причин тоже, кстати, не было. Теперь она может идти куда угодно и при этом вероятность, что ее грохнут минимальна. Сонни тоже мог запросто последовать ее примеру, я даже хотела помочь ему и послать мужчину на все четыре стороны, но сегодня уже и так сказано было дофига.
Я толкаю итальянца в грудь, чтоб больше не мешал, прикладывая к этому всю свою озлобленность, затем все-таки достигаю машину, садясь за руль. Ключ уже был в зажигании, так что один поворот и машина заурчала.
А потом я сделала то, что хотела совершить вот уже несколько минут, что находилась здесь. Причем, эта идея была такой навязчивой и казалась самым простым выходом из ситуации: я надавали на газ, выкручивая руль в сторону Пульсоне; я просто сбила его.
Он перевернулся через капот, сопровождая встречу с джипом характерным звуком, и свалился на землю. У меня сердце готово было выпрыгнуть из груди. Я замерла, подчеркнула, что за время нашего знакомство я пытаюсь убить его уже второй раз,и с этой мыслью сдала назад, объезжая Пульсоне. Думаю, отделается парой синяков, хотя и не факт, что гематома выступит на его слоновой коже.
Повернув резко руль, я выехала на дорожку и помчалась вперед, проезжая мимо Кьяры и обдавая ее хорошей порцией поднявшейся пыли.

+2

11

Оказывается, бывает даже хуже, чем любовный треугольник. Оказывается, случается и такое, что люди могут устроить треугольник, даже не разобравшись в своих чувствах толком; а ведь примерно так и получалось у них с Агатой, да и... с Лолой, впрочем, они тоже не были знакомы так уж близко. Но это как раз и делало происходящее ещё более интересным! Потому что все трое, особенно Лола, надрывались изо всех сил, каждый отстаивая свою позицию (если бы Агата и Сонни ещё собственную позицию так же хорошо понимали, как Лола - всё было бы гораздо проще; но, как ни странно, именно виновница
этой ситуации и выступала сейчас самым разумным существом, по сравнению с двумя, вроде бы, взрослыми людьми), а жители Уайтвилля... они стекались. Интересно же было посмотреть на что-то - не так уж часто тут происходит такое, что достойно внимания больше, чем пьяный танец какого-нибудь дяди Барни, получившего зарплату? Но Сонни, впрочем, плевать на свидетелей. Он покинет этот трейлер, и дай боже, никогда в него больше ногой не ступит, местные для него никто. На выкрики Агаты он тоже внимания не обращал, как и на пинки, это было как раз вполне ожидаемой реакцией... Его внимание было сейчас сосредоточено на словах Лолы. Нетрудно, впрочем, было сосредоточиться. И как ни странно, его почти полностью устраивает всё, что она говорит - несмотря на то, что по отношению к нему самому она употребила уничижительную форму, а Господь, если он и есть, если он и повернул в этот момент своё лицо в сторону им же забытого трейлерного парка, когда там начало происходить хрен знает что, всё равно помог бы едва ли. Сонни просто продолжает удерживать Агату, пока она говорит. Вернее, орёт. Так, что даже Агата притихла, прислушиваясь - собственно, Лола молодец, от неё именно это и требовалось. Теперь встал другой вопрос - как успокоить саму Лолу, которая сначала решила машине дать пинка, а затем, когда самой оказалось больнее, чем покрышке Чероки, решила толкнуть Пульса - которому и, действительно было не так уж больно; в отличие от Агаты, наверное - потому что от толчка его рука могла неаккуратно сместиться. И даже вывихнуть руку уже Тарантино. Такая вот цепная реакция, такой вот, блин, нелюбовный треугольник с острыми углами.
- Ну извини... извини...
- он отпускает руки Агаты, когда Лола скрывается в трейлере. Не хотел делать ей больно - не ставил такой цели перед собой, во всяком случае. Лола кого-то из зрителей посылает. Затем Сонни получает оплеуху. Аж в ухе зазвенело - хотя... это тоже было ожидаемо. И знаете, оплеуха от друга - это всё-таки лучше, чем ножом по горлу от руки друга. Только вот удержать... видимо, у него это всё-таки не получается. Лола топает мимо них, всем своим видом показывая презрение, независимость и самостоятельность - её удержать не получилось в итоге тоже; Агата - она пихает его в грудь, с требованием освободить дорогу, и это - ещё больнее оплеухи. Потому, что уже напоминает лезвие именно такого вот ножа. И ей нужна дорога, чтобы уехать... чего он добился? Ничего. Он остался один на один с этим трейлером и самим собой. Без вещей даже... И та, от которой он тоже чего-то ждал, отпихнула его, чтобы уйти... не вслед за Лолой, а по своей дороге. В этом представлении не было единой линии, единого сценария. Каждый актёр действовал по своему сюжету, и за происходящим на сцене вообще, наверное, было тяжело уследить со стороны.
- Агата!.. - Агата скрывается в машине, а Пульс только неопределённо взмахивает рукой, понимая, что ничего не смог ни удержать, ни защитить, и вообще теперь остался ни с чем - этот трейлер ему тоже не принадлежит. Выбросит она его оттуда. И из своей жизни тоже выкинет, вот это уже куда более обидно... Он отвернулся, собираясь последовать примеру Лолы, покинуть место действие послденим, но...
Шум мотора Чероки вдруг становится ближе. Сонни поворачивает голову, только отреагировать уже не успевает: капот, на который он только что бросил Агату, слишком стремительно приближается к нему, и вот, тело всё тело вдруг пронзает резкая боль, начавшаяся от колена, а мир вдруг переворачивается несколько раз; он падает на капот, перекатывается, и с грохотом приземляется на землю, лицом в выжженную солнцем траву... Зрители выдают одновременный возглас. Сонни поднимает голову, но там, на дороге - только пыль поднялась. И внедорожник скрывается из виду, проносясь мимо силуэта девчонки, и превращаясь в красную точку на фоне слепящего солнца... по мере того, как уменьшается Чероки - боль отпускает всё тело, но сосредотачивается в колене, на которое пришёлся удар бампера. Пульс ложится на бок, подтягивая ушибленную ногу к себе; не уверен, что сможет встать теперь самостоятельно, но от этого не настолько гадко, как от ощущения, что он всё просрал. И от самого поступка Агаты по отношению к нему... За что? Вот самая главная мысль, которая была настолько тяжёлой, что, кажется, оставила отпечаток внутри черепной коробки - за что?.. Вопрос даже не только к Агате обращён. За что всё это?
Кто-то подходит. Он видит чью-то тень...

[mymp3]http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/fbb59fb1-62e1-4316-b8c7-18fa0104755b/The%20Boss%20Hoss%20-%20Close.mp3|The Boss Hoss – Close[/mymp3]

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-07-28 16:06:43)

+2

12

Меня не задевают слова Агаты. Никак не трогают и не злят. Она злится, и она не права. В чем, скажите мне на милость, проявляется моя неблагодарность? Да, я не вела себя как идеальная девочка всю долбаную половину этого месяца, но не моя вина в том, что я оказалась не в том месте, и не в тот час. Я не знаю, как другие люди справляются с ситуацией, когда тебя раз за разом хотят убить, но для меня это, удивительное дело, стресс. И реагирую я на него, как могу. Огрызаясь и ноя, жалуясь, но тут я не смогла бы остановиться, как бы не хотелось. Все мои ругательства так же не на пустом месте. Я не буду стоять и молча наблюдать за тем, как меня обвиняют в чем-то, чего я не делала. Потому что слишком много вещей, которые делала, и за которые обвиняют тоже. Предостаточно. Давайте не будем выдумывать их на пустом месте, ладно?
   Я иду по дороге, едва не срываясь на бег, и ругаю себя самыми последними словами. Почему мне не живется спокойно? Почему я не сплю дома по ночам, почему не сижу дома и не играю в компьютер? Ничего этого не было бы, если б я тогда сидела дома, а не шлялась черт знает где. Черт бы побрал меня и этот город... А она даже не купила мне авокадо! Вообще не купила! В магазине! А я, блин, просила же. Еще много раз повторила! Дура...

   Меня заставляет остановиться глухой звук, не похожий ни на что, из того, что я слышала прежде. Звук берет начало где-то позади меня, там, где я только что пробежала, и я невольно оборачиваюсь. Но ничего не вижу, потому что мимо меня на приличной скорости проносится автомобиль, и я погружаюсь в облако пыли, от которого тут же начинаю кашлять. - Сука... - по-другому и не назовешь.

   А когда пыль оседает, я замечаю человека на земле, и внезапно то, что я вижу, очень логично складывается со звуком, который я слышала. Она. его. сбила.
   Господи, я даже не думала, что может быть всё так плохо... Делаю судорожный вдох, потому что мне начинает казаться, что я не могу всего этого вынести. К горлу подкатывает комок, в глазах щипит. Как бы ужасно это не звучало, но слезы по щекам катятся совсем не потому, что я боюсь за Сонни. Плотину наконец прорывает, потому что я не хочу здесь оставаться, не хочу больше видеть этих людей, этот трейлер, еще секунда, и меня просто вывернет наизнанку от того, как осточертело мне это место. Но я не могу развернуться и уйти, теперь, когда Сонни валяется на земле и держится за колено. Всё, что случилось с ним - целиком и полностью моя вина. Агата - ненормальная истеричка, которая не умеет слушать, но если бы не я, ничего этого бы ни случилось.
   Забавно... Я всегда любила рассказывать о том, что считаю львиную долю фильмов тупыми. Потому что если в фильме хотя бы раз звучит фраза "это не то, что ты подумал(а)", то в большинстве случаев сюжет высосан из пальца. И всего фильма могло было бы не быть, если бы люди просто открыли рот и поговорили. Объяснили всю ситуацию, а не пороли горячку. Сейчас я ощущала себя героиней как раз одного такого тупого фильма. Выходит, просто поговорить - не всегда рабочий вариант?

   - Прости меня, ладно? Сильно больно? - я не могу справиться со слезами, но постоянно утираю их пыльными ладошками, оставляя на щеках грязновато-серые разводы. - Прости пожалуйста, давай я помогу тебе встать... - я присаживаюсь рядом с ним на колени. Сонни пострадал, а жалко мне всё равно больше всех себя. Потому что я могла уйти. Я ушла, я уже дошла до соседнего трейлера, но мне пришлось вернуться. И теперь не ясно, получится ли уйти, если получится, то когда. Зачем приезжала Агата? Если не в продуктами, то с вестями? - Ты можешь идти?

+2

13

Поговорить... Ага. Поговорили. В итоге - и Лола ушла, и Агата уехала, а его самого сбили машиной; спасибо, хоть не переехали - вопрос: а не проще было бы этой истеричке просто уйти? Хотя бы целым остался. Он, конечно, тоже хорош, раз вообще попытался разрешить ситуацию, в которой был в проигрыше заведомо. Знаете, как в покере - когда тебе не идёт карта, но ты не решаешься сбросить, так и сидишь со своим набором до конца кона, считая, что ты умеешь блефовать, и вообще - за этим столом самый умный. Кто-то продолжает удваивать, ты поддерживаешь. Удваиваешь тоже - в попытке выиграть всё. А в итоге - оказываешься ни с чем. Попытаться остановить Агату, и заставить Лолу рассказать обо всём, это был такой вот all in. Ва-банк - всё или ничего. Попытавшись сказать, насколько важна ему Агата, он напоролся на то, что она вообще его выбросила из своей жизни. И бросила в пыль. Перед трейлером, в который он уехал по её приказу. Сонни ловит себя на мысли - он не хочет вставать, когда его накрывает тень. Даже голову поворачивать не хочет. Может, это Тарантино и вернулась? Чтобы добить его контрольным в голову? Лучше бы добила. Потому что оставить его в таком виде - это похоже на то, как бросить умирающего в пустыне, без воды и идти некуда... да даже и нечем, возможно. Он не уверен, что колено в порядке. Даже страшно... Сонни не раз били, в него стреляли, чуть даже не убили несколько раз; но не боль в этом была самым страшным фактором - он боялся того, что его раны станут причиной ограничения функций его организма. Его пугала перспектива стать инвалидом, или просто получить дефект, который будет больше, чем просто косметический - перестанет ли желудок воспринимать какую-то часть пищи (острую или жаренную, например), или пальцы перестанут гнуться, или вот хромота, а хромать он точно какое-то время теперь будет, останется на всю жизнь...
- Лола?.. - он поворачивает голову. И... улыбается. Получается очень кисло, горько одновременно, совсем невесело; но зато - искренне. Потому что тот факт, что Лола вернулась, был сродни тому, как дать надежду умирающему. Но то, что Сонни затем увидел, его вообще подвергло в шок... - Ты... плачешь? - он тоже не был паинькой. Доводил её, подкалывал, обижал, даже использовал физическое преимущество иногда, чтобы поддразнить девчонку ещё сильнее - как только не издевался, когда становилось невозможно скучно; но ни разу Лола не заплакала при нём. А сейчас она плакала... почти рыдала, только беззвучно. Утирала слёзы, забыв о том, что у неё ладони все в пыли - так что и лицо теперь тоже было грязным, слёзы и пыль - гадостное сочетание. И вот... глядя на это, самому заплакать захотелось. Не от боли - он даже забыл про неё на несколько секунд от удивления. Лола ещё и извиняться принялась, что изумило ещё сильнее. Удивление, оказывается, очень неплохой анестетик! - Не надо... - Пульс обнимает её за плечи, с трудом поднимаясь на ноги с её помощью. Вернее, на ногу - а отшибленную бампером поджимает под себя, не решаясь пока опустить на землю. Так и стоит какое-то время - прижимая лицо девчонку к своему плечу, на одной ноге, глядя кислым взглядом на трейлер... на долбанный трейлер, который стоил ему ещё десяти дней времени, в течение которого он не зарабатывал, за которое он чуть спину себе не надорвал, пока воду туда таскал... который стоил ему кусочка сердца, который Тарантино увезла на полном ходу.И который, в принципе, всё ещё ему может стоить очень-очень дорого. Десять дней... он вообще сейчас может перестать зарабатывать - вот куда Агата понеслась сейчас? Расставить на типографию и на склад своих людей? Или сказать Доку, что Сонни ей больше не нужен, чтобы тот его убрал? Или этому мелкому, который с разбитой головой, скажет то же самое? Ещё и приплатит, чтобы его убрал, и координаты трейлерного парка назовёт.
- Ведь она мне серьёзно нравилась... - как обрывок какой-то мысли вслух, произносит вдруг Сонни, вместо ответа на вопрос. Более того... неправильно говорить в прошедшем времени - Агата нравится ему. Она была похожа в чём-то на его Элис, ту, на которой пятнадцать лет назад он собирался жениться. Взрывная, капризная, но... своя. Наверное, это и было причиной, по которой он оттолкнул Лолу, а не её возраст? На самом-то деле. Это как смотреть на ту же самую деревянную табличку; только она не снаружи висит, а находится внутри. Оттого так и обидно сейчас. Более всего обидно - что на ровном месте... Грёбаный трейлер. Сжечь бы его ко всем херам... - Могу... наверное. - неловко опускает ногу, словно пробуя твёрдость земли на ней, опираясь широкой ладонью на худенькое плечико Лолы. Осторожно переступает; болью стреляет, но, кажется, всё обойдётся - скорее всего, просто ушиб. При помощи девчонки, доковыливает до трейлера, затем машет рукой, усаживаясь задницей на крыльцо... не хочется внутрь. Там душно, жарко, и даже менее понятно, что делать, чем снаружи. А собравшиеся - они постепенно расходятся, убедившись, что пострадавший встал и передвигается сам. Концерт окончен...

+1

14

Я промчалась мимо всего парка, поднимая пыль столбом, словно цунами, волну невиданных размеров. И глядя в зеркало заднего вида можно было увидеть... да ничего, только кружащую пыль песочного цвета. Резко вдаю по тормозам, при этом задев стоящий почтовый ящик на худом столбе. Ящик корениться в сторону, падает не сразу, проходясь углом по бамперу, оставляя длинную царапину на машине. И только после это шмякнулся под колеса автомобиля. Почти так же, как минуту назад шмякнулся Пульсоне. Кажется, я перегнула палку. Вернее, это я поняла, когда тело мужчины перекатилось через капот. Я хотела тогда выйти, прямо тут же, правда хотела, но... как-то больно было признавать свое небезразличие. Я ведь уже и так это показала, и что получила? Унижение. Может на самом деле картина складывалась иначе, но чувствовала я себя именно так - стертой.
Нет, я не собиралась рушить жизнь Сонни, если это можно было назвать жизнью. Он бы так и продолжал работать на складе и типографии, и Док его бы не тронул. А мне удастся с ним не пересекаться вовсе. Да и если пересекаться, то что? Сначала неприятно, затем свыклись бы и отпустило. Как и вышло когда-то с Куинтоном: мы ненавидели друг друга, старались избегать, не попадаться на глаза, но в Семье все ходят рядом, и... Мы все-таки, кажется, перебороли эту злость. Гуидони так переборол, а я... я по-прежнему ненавидела. Вы когда-нибудь бы простили убийство близкого человека? Есть вещи, которые нельзя прощаться...
Насчет прощения. Я еще раз обмыслила все сказанной Лолой. Звучало мерзко, в каком свете не представляй. Вообще все это было мерзко, и хотелось отмотать пленку назад, чтоб переиграть. Как эффект бабочки... Только вот, если вспомнить фильм, при каждой возврате времени, в настоящем все становилось еще хуже.
В моей голове роятся куча мыслей, о том, а чтобы было, о том что дальше, о том почему так и что сейчас я должна сделать. В бардачке пачка сигарет, вроде Пульсоне сам же положил ее туда и забыл. Я тянусь к сигаретам, закуриваю, тут же осуждая себя за слабость. Курящие девушку это плохо. Было бы что покрепче, я бы затянулась и другим, но...
Надо вернуться, да? Показать себя не последней сволочью, какой эти двое видят меня, а настоящим и живым человеком, с уязвимыми местами, с состраданием, с умением где надо забивать и отпускать. Мне кажется, что только Вернон видел меня лучше, чем я есть, и его мнение обо мне было стимулом. Он рисовал танцующую цыганку в маковом поле, и я хотела соответствовать этому сложившемуся романтичному образу. Чтож, он умер так и не узнав меня, так и не разочаровавшись.
Выпускаю через зубы дым, переключаю передачу и гоню назад со скоростью чуть ниже, чем пыталась только что уехать. Вижу, что Сонни сидит уже на крыльце, рядом с ним Хантер (вернулась все же). Все еще задаю вопрос себе, что не стоило, наверно, возвращаться. Эти двое справятся со всем сами, они уже до этого справлялись, став на какое-то время одной семьей. а я знаю как могут сближать несчастья. Я ревновала, да, потому что за все, что было сделано мою для Пульсоне и что не сделано, у меня такого не получилось. Эта ревность уже не на уровне мужчины и женщины, а что-то другое. Ведь я первая кто нашел его! Кто дал ему шанс! Кто увидел в нем человека, кто заставил его радовать жизни, пусть и недолго, тогда на яхте, когда Пульс с блеском в глазах управлял яхтой. А теперь была вот такая Лола, которая давала тоже самое. Которая могла дать ему еще и постель.
Я выхожу из джипа, выкидываю сигарету, обхожу машину и открываю заднюю дверь автомобиля, что была ближе всего к ним.
- Сантино - подхожу к мужчине - Поехали, отвезу тебя в больницу - Лолу, вроде как, тоже надо куда-то подбросить? К дому там или просто в центр.
- Тебе куда? Подброшу куда скажешь, и на этом забудь о нашем существовании - впрочем, к последнему девушка, небось, сама и рвалась.

+2

15

По началу Сонни выглядит так, будто увидел приведение. В любой другой момент я бы порадовалась такой реакции, потому что сама себя я бы смело назвала плаксой. Потому что сдерживать себя всегда очень сложно, а последние пару месяцев так вообще, если бы не сдерживалась, постоянно бы глаза на мокром месте были.
   Мне не нравится стоять и, уткнувшись лицом в плечо, поливать его одежду слезами. Но я ничего не могу с собой поделать. Ему жалко себя тоже, еще как будто жалко меня, и это вообще какой-то кошмар. Нельзя жалеть других людей, это расхолаживает и расклеивает. Пытаюсь взять себя в руки, но ничего не получается. Вот уж точно, прорвало плотину, так прорвало. И слова мужчины не помогают совершенно. - Ты ей, видимо, тоже нравишься, - бурчу я ему в плечо, чувствуя себя еще более виноватой.
   Мне всегда казалось, что я такая начинающая роковая женщина, которая не считается с чужими чувствами. То есть, мне нравится мысль, что я могу переспать, к примеру, с женатым мужчиной, расстроив их брак. Или с парнем, который с кем-то встречается. Вершитель судеб в таком минимальном размере и возможность, которую имеет любая красивая девушка. Просто нужно иметь в себе должное количество смелости, наглости, а главное... не знаю, как назвать это. Чего-то плохого, короче. Желание и возможность идти по головам и не считаться с другими людьми. Но всё оказалось совсем не так. Проблема была в том, наверное, что с Сонни мы подружились, и разрушать его только зарождающиеся отношения мне не нравилось. Боже, да если бы я знала, я бы продолжала жариться на траве, и даже не глянула бы в его сторону...

   Слышу, как камушки скрипят под колесами автомобиля. Оглядываюсь, и понимаю, что Агата решила подтвердить свою теорию. Тут же делаю отворачиваюсь и начинаю утирать плечом лицо. Этого вот еще не хватало, чтобы меня кто-то увидел в таком виде. Я не ожидала снова увидеть Агату, но всё же была ей рада. Хотя бы потому, что удивление пересилило все другие чувства и я, наконец успокоилась.
   Недоверчиво смотрю на девушку, затем скашиваю глаза на Сонни. Не знаю, как он поступит в этой ситуации, но я в любом случае поеду. Мне всё так жутко надоело, что я рада любому транспорту, который довезет меня до дома. Поэтому, когда Агата подходит к Сонни, и я могу больше не поддерживать его. Я отхожу и молча сажусь на заднее сидение автомобиля.

   Забыть о их существовании у меня вряд ли получится, такое, блин, не забывается. Но скучать по вещам, которые сопровождали этих двоих в моей жизни, я точно не буду. Поэтому я произношу адрес, а затем прикрываю глаза и удобнее устраиваюсь на пассажирском сидении, даже пристегиваюсь. Не могу дождаться, пока приеду домой. Мне кажется, в залезу в ванную с горячей водой и не вылезу из неё вообще никогда.

+2

16

Вопрос только в том, где Агата увидела радость - его глаза блестеть в этот момент заставляли ну никак не положительные эмоции, ему было больно, и ещё сильнее - обидно. Или Лола ему так много радости принесла в тот момент, когда запрыгнула на него? Нет, в какой-то степени, это и было забавно и смешно, из-за своей какой-то непосредственности, но - не более того... Впрочем, нет - ещё было страшно. Страшно было оказаться в тюрьме по такой статье, по которой будешь неугоден ни другим заключённым, ни охранникам, ни начальству тюрьмы; и плевать, в общем-то, было на то, что Лола не похожа на ту, что стала бы кляузничать копам на плохого сильного дядьку, который склонил её к сексу силой или мозги запудрил - есть в Америке одна серьёзная причина, по которой взрослые мужики боятся несовершеннолетних девочек, особенно - симпатичных: это то, что они могут превратить их жизнь в ад. Одним только словом. Если слово будет сказано достаточно громко, чтобы услышало больше двух человек - официальную бумажку в полицию накатать может и кто-нибудь другой, более принципиальный или даже завистливый. Или даже её родители, которые такому раскладу едва ли обрадуются - чем не способ избавиться от нежеланного кандидата в зятья? Надолго. Если не навсегда. Педофилов, растлителей и насильников не любят нигде, ни по ту сторону решётки, ни по эту. Нету никакой радости. В трейлере этом радости вообще немного... нет, были, конечно, и приятные моменты, несправедливо сказать, что их время тут было серым и абсолютно беспросветным; весело было плескаться в реке, пытаясь оседлать бачок, в котором они носили воду, и воевать с костром, который они разводили, пытаясь приготовить что-то съедобное из того, что было, но в итоге - часто сводя всё просто к баловству. Но это ли было радостью? Едва ли можно сказать, что это жизнь в трейлере была похожа на отпуск... Правда, несчастье жить там было ничем по сравнению с тем, что сейчас происходило. Хотя даже ответить на вопрос "почему?" однозначно было сложно. Не потому, что болит нога. Потому, что он потерял Агату? Она не принадлежала ему. Наверное, потому, что он снова оказался просто выброшен из обоймы, как заклинивший патрон. Но несчастья действительно сближают...
Сонни хмыкнул. Это был сарказм, или Лола его действительно так поддержать пыталась? В последнем случае - у Тарантино очень странный способ выражать симпатию. Но... он действительно пожалел расстроенную и напуганную всем происходящим Лолу. Что более важно - совсем не злился на неё теперь, готовый забыть о произнесённой ранее угрозе. Её наивный поступок становился даже понятен... в другой, но похожей, ситуации, кто знает, как сам Пульс повёл бы себя? Он ведь из тюрьмы только-только вышел. Там никто не оказывает поддержку друг другу просто так. Лола же вернулась... хоть едва ли знала, зачем. Помочь ему она вряд ли чем-то могла. Разве что с земли поднять...
Автомобиль Агаты неожиданно возвращается на место действия, Лола отскакивает и отворачивается, видимо, чтобы ещё раз не влетело; только вот... Сонни уже становится наплевать - он смотрит на Чероки так равнодушно, словно это ветер просто столб пыли в воздух поднял. Тарантино своё слово уже сказала, хотя и не произнося ничего - продемонстрировала поступком. А раз так - ну и отчего же ему отталкивать Лолу, которая пыталась его поддержать, пока она - мчала отсюда во всю дурь?
Он не шелохнулся даже. Так и сидит, устроив больную ногу, и глядит на подошедшую Тарантино волком, не торопясь отвечать на её предложение. Да, наверное, ему стоит показаться в больнице теперь; но позволить получить помощь от того, кто тебя и покалечил только что, намеренно, просто поломал, как злой ребёнок ломает игрушку - как минимум, это задевало его гордость. Наверное, Агате и в голову не приходило, что гордость есть даже у тех, кто не может позволить себе больше, чем раскладушка? А... может быть, наборот, пришло на обратной дороге? Она протягивала ему руку. А у него был выбор - взяться за эту руку, или харкнуть в ладонь. Выбор непростой. Лола сделала свой, встав и направившись в джип. Её-то можно понять - она боялась и её, и Сонни, наверное, одинаково; она была заложницей обстоятельств, и теперь из этих обстоятельств видела выход, Пульс не ждал, что она его поддержит сейчас из солидарности. Девчонка поступила правильно. Бояться нужно было больше Агату, чем его... Агата могла бы их обоих уничтожить. Ничего бы ей за это не стало. Харкнуть или взяться?...
Сонни опускает взгляд, но встаёт, опираясь на её плечо. Это не последний его визит в трейлер - ему придётся и машину свою забрать отсюда. И пушки. И вещи. И трейлер закрывать Агате предстояло теперь самой - благо, что ключ он с вещами со склада всё-таки перенёс, и петли от замка поставил обратно потом. Он вот даже ногой не шевельнёт в эту сторону, ни здоровой, ни больной, принципиально... Надувшийся, как рыба-фугу, Пульс устраивается на заднем сидении джипа полулёжа, подложив руку под затылок.
- Ворона ты... - обзывается вдруг на Агату, когда та садится за руль, неожиданно понимая, что действительно - черноглазая брюнетка с заострёнными чертами лица и острым носиком, очень напоминает эту вот хитрожопую птицу, которые летали вокруг тюрьмы, по тюремному двору даже бродили иногда, что-то выискивая, иногда - прямо среди заключённых, иногда - когда с прогулки их уводили уже. Даже голуби не прилетали - а вороны вот шастали... И даже в шраме на глазу Агаты было что-то воронье. А рядом... сидел галчонок - обычно хитрый, но сейчас - притихший и испуганный. И он ехал вот в одной машине с двумя птицами... - Ворона. - повторяет, и отворачивается в окно, безнадёжно хмыкнув. Каркуша...

лайв, потому что мне исполнение нравится!

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-07-29 14:43:51)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И теперь никто не третий