Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » не ходите дети под мосты гулять ...


не ходите дети под мосты гулять ...

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники:
Gabriel Norris & Robin Ackerman
Место: Закоулки - - - - > Комната допроса
Время: 25-26 августа 2013 года
Время суток: От заката до рассвета
Погодные условия: +20
О флештайме: Приехав в Сакраменто на недельные каникулы, Робин случайно оказалась втянутой в полицейскую операцию по захвату наркоторговцев. Руководящий облавой детектив Норрис, заметив бегущею вдаль фигуру, решил, что один из подозреваемых пытается скрыться с места притупления и незамедлительно бросился в погоню.


http://sf.uploads.ru/7LkUO.png

Отредактировано Robin Ackerman (2014-07-30 15:58:26)

+1

2

Темная ночь нависла над Сакраменто. Дороги были практически пусты, поэтому Габриелю было как никогда приятно вести свой автомобиль. Он бросил взгляд в зеркала заднего вида, чтобы убедиться, едут ли за ним остальные. Две патрульные машины, отключив сирены и мигалки, не спеша ехали следом за Норрисом и чуть ближе черный Opel, за рулем которого сидел еще один детектив. Сегодня они должны произвести захват наркодилера, устроившего закрытую вечеринку где-то в районе городского моста. Этот парень не был местным. По слухам он приехал откуда-то из Мексики и старался развить свой бизнес без поддержки местных наркобаронов и мафиозных группировок. Это явно не могло прийтись по душе местным авторитетам.
Уже несколько недель полиция не могла отследить юного дилера. Но сегодня утром в Департамент поступил анонимный звонок. Звонившим был мужчина. Именно он сообщил полиции о ночном сборище, которое устраивает молодой мексиканец. У Габриеля не было сомнений, что эта анонимная наводка поступила от кого-то из глав наркокартелей. Но единственное, что его удивляло так это то, что мафия не решила разобраться с ним самостоятельно. Что они относились к новичку-одиночке с неприязнью не было сомнений. Так почему же отдавать такое святое дело, как расправа с ослушавшимся, отдавать в руки полиции?
Дальше развить свою мысль Габриель не смог. Они прибыли к месту назначения. Оставившись недалеко от самого моста, детективы и патрульные вышли из своих автомобилей и сгруппировались.
- Мы не должны распугать народ, - начал говорить Норрис. - Сначала мы с детективом осмотримся и постараемся вычислить нашего мексиканца. Как только мы дадим сигнал, вы должны тотчас же оцепить периметр и не дать ни единому из присутствующих уйти. Все ясно? - получив утвердительные кивки от своих коллег, Габриель развернулся и направился вместе с напарником в сторону моста.
С каждым новым приближением, Норрис все четче и четче слова песни, доносившихся со стороны массового сборища. Наконец, дойдя совсем близко, можно было разглядеть, что молодой наркодилер смог привлечь достаточно людей, не смотря на то, что он был еще новичком в городе. Человек шестьдесят-семьдесят разбрелись по всему периметру под мостом. В основном это были подростки чуть старше шестнадцати. Наверняка, их привлекла не слишком дорогая цена, за которую они могли купить достаточное для себя кол-во кокаина или мета. Для этих молодых дарований не было важно качество. Важно количество наркотика по сносной и доступной цене.
Неожиданно, детективов остановил высокого роста, крупный мужчина. Габриель видел его пару раз в КПЗ, когда этот громила отходил от очередной пьянки. Норрис боялся, что он узнает его и их операцию можно считать провальной. Но все обошлось. Он лениво попросил детективов сказать пароль, о котором они, естественно были осведомлены анонимом. Произнеся бессмысленную фразу, Габриель и его напарник вошли на территорию, где начиналось настоящее веселье.
Они медленным шагом обходили место вечеринки, то и дело пропихиваясь сквозь толпу. Вдруг, коллега Норриса остановил его и тихо произнес, чтобы эти слова услышал только детектив:
- Эй, Лайми, мне кажется, что вот он - наш клиент, - Габриель посмотрел в ту сторону, куда указывал напарник. Он указывал на молодого парня, сидевшего на кузове пикапа в окружение молодых людей, трясущими деньгами прямо перед его лицом.
- Нам нужно подойти поближе и завести с ним разговор, после чего...
- Мы не будем беседовать с ним, мы начинаем действовать. Ребята, оцепляйте периметр. Мы нашли этого сукиного сына, - незаметно произнеся эти слова в спрятанный под рубашкой микрофон и уверенным шагом направился в сторону пикапа. Габриель лишь тяжело вздохнул. Безрассудство и упрямость напарника изменить он был не в силах.

Полиции понадобилось чуть больше получаса, чтобы осмотреть каждого, кто присутствовал на этой вечеринке, и изъять все запасы наркотиков, обнаруженные на этом месте. Мексиканец был схвачен и уже ждал своего часа в патрульной машине. За огражденный периметр никого еще не выпускали. У кого-то проверяли документы, мобильные телефоны, у кого-то забирали последние остатки наркотических веществ. Габриель не занимался этим. Он лишь стоял в стороне и наблюдал, чтобы никто не покинул огражденную зону пока это не будет позволено. Неожиданно, внимание детектива привлекла темная фигура бегущую от оцепленной территории. Человек был в капюшоне, поэтому Габриель не мог определить кто именно это был: девушка или парень. Оставив свой пост, Норрис быстрым шагом последовал за человеком. Бежал он не так уж и быстро. "Наверное, еще не отошел от кайфа", - подумал детектив. Но все же ему пришлось ускорить шаг, чтобы приблизиться к этому таинственному незнакомцу. И вот, уже практически нагнав беженца, Габриель произнес:
- Извините, но вы не можете уйти отсюда. Пройдемте со мной назад.

+1

3

Сумерки обесцветили город, раскрасив его однородными густыми чернилами, возвещающими о неминуемом приближении ночи. Редкие, но прохладные порывы свежего ветра, проносящегося над улицами со стороны спокойной реки, шуршали лиственными ветвями деревьев и поднимали серое крошево пыли с дорог. Затянутый мглой небосвод ещё не освежался золотым сиянием космических звезд, напоминая тёмно-синее тканевое полотно обтянувшее необъятную атмосферу. Влажный воздух таил в себе мириады крупиц всевозможных запахов, составляющих вместе удушливую композицию смрадного дыхания мегаполиса. Окаймляющие тротуарные дорожки фонари, слабо потрескивая от поступающего в лампы электрического напряжения, тускло разгоралась, давая отпор наползающей тьме. Потоки извечно спешащих прохожих значительно редели, освобождая больше личного пространства для тех, кто бодрствуя предпочитал ночное время суток. Призрачное сияние лунного диска вальяжно заслонял ажурный марш хмурых облаков, рваным клином устремляющихся к метафорической линии недосягаемого горизонта. Обыденное Сакраменто погружалось в таинственный анабиоз, прикрывая полумраком грязные делишки некоторых его обитателей.
Пружинистым бегом перемещаясь по перепутью незнакомых улиц, Робин плотнее надвинула серый капюшон своей толстовки на глаза и сделала музыку в наушниках громче. Оживленный ритм громких басов роковой композиции задавал ей необходимый для тренировки темп, точно отмеряя каждый перенос ноги сокрушительным импульсам будоражащей кровь мелодии. Негромко подпевая текст песни себе под нос, латиноамериканка думала о том, что скоро предстоит вернуться в родной невзрачный Кармел, оставив позади недельные приключения быстротечно ускользающих каникул. Перспектива вновь оказаться в безмятежной трясине деревенского захолустья удручала, но  будучи под опекой тётушки она ничего не могла поделать, хоть для себя уже давно решила, что непременно, как только предоставится возможность, переберется жить в шумный котел никогда не спящего мегаполиса. Здесь девушка чувствовала себя на своем месте, амбициозно  подмечая множество увлекательных перспектив: Акерман попусту не желала становится одной из тех, кто ограничил своё существование безопасностью четырех стен — её манили путешествия, неизведанные местности и безграничная жажда разрывающих скуку событий. Она страстно мечтала окунуться в пугающий мир неизвестности. Испить терпкий нектар опасности. Самоутвердится и проверить, чего в действительности стоит её строптивый, пылкий, авантюрный нрав.
Представляя себе, как было бы здорово начать самостоятельную жизнь без надзора старших, Робин завернула за очередной угол. Неприятный затхлый запах гниения и мочи резким контрастом ударил по ноздрям, пробудив брезгливую гримасу на смуглом лице черноволосой  девушки. В отвращении сморщив кончик носа, отчего кожа на нём пошла легкой рябью, латиноамериканка ускорила свой спринт прикрывшись спрятанной в рукаве ладонью. Она толком и не поняла, как умудрилась оказаться под мостом, но не испытывала ни малейшего желания задерживаться в его омерзительно загаженных чертогах.
Поначалу, Акерман хотела пробежать вдоль оградительных бортов, но, заметив яркие всполохи сине-красных мигалок полицейских машин, оцепивших компанию мутных ребят, приняла решение изменить маршрут. Несмотря на любопытство разгоревшееся внутри, девушка предпочла держать безопасную дистанцию — отношения с блюстителями правопорядка разладились ещё в раннем детстве, потому-то она предпочитала не попадаться им на глаза лишний раз. Убавив громкость музыки на прикрепленном к карману джинсов плеере, Робин взобралась на уплотненную земляную насыпь, окинув взглядом карамельно-карих глаз закоулки трущобного района города. Признаться, девушка уже начинала уставать, вымотанная трехчасовой пробежкой. Ей хотелось остановиться и передохнуть, прежде чем возвращаться в номер мотеля, но отзвук мужского голоса доносящийся из-за спины открыл источник второго дыхания. Кольнувший в правое предсердие осколок страха, настоятельно убедил латиноамериканку неистово пуститься наутек. Она даже не обернулась.
— Puta … — неразборчиво выругалась девушка на испанском языке, тотчас перемахнув через кованный высокий поребрик, стремясь оторваться от нежеланного преследователя.
Разбушевавшееся воображение представило перед её внутренним взором огромную кучу дымящихся проблем, вляпаться в которую находясь в Сакраменто на птичьих правах было высшей степенью идиотизма. “Во что бы то ни стало, надо отделаться от этого чудака на букву «м»” — Ринувшись в непроглядный переулок между двумя облупившимися бараками, Акерман с грохотом опрокинула два металлических мусорных бочка, толкнув один из них под ноги навязчивого мужика. Спящая за ними бездомная кошка, злобно зашипев изогнулась дугой и, встав на дыбы, боком запрыгала в сторону проезжей части. Ненароком переключив на животное своё внимание, девушка наступила на собственный разверзавшийся шнурок кроссовок, грузно рухнув лицом вниз. Спеша подняться, она встала на четвереньки, ощутив болезненное жжение на оцарапанных об асфальт коленях и левой щеке.

Отредактировано Robin Ackerman (2014-07-26 22:30:11)

+1

4

Габриель не особо удивился тому, что незнакомец решил бежать. Предсказуемая реакция. Может, у него или к нее родители слишком важные люди в городе. Или же беглец просто струсил, не желая проводить всю ночь в полицейском участке. Поэтому, не думая ни минуты, детектив помчался за беженцем.
"Вот черт, шустрый малец", - подумал Габриель. Фигура в капюшоне почти скрылась из виду Габриеля. Он застыл на ветке двух узких закоулков. Детектив молча стоял, стараюсь вслушаться в шаги, и понять, в какой переулок ему свернуть. Скорый ответ Норрис получил от звука рухнувших мусорных баков. Детектив ринулся в нужный переулок. Он постарался как можно быстрее преодолеть препятствия, оставленные ему беглецом. Воздух в переулке стоял спертый и неприятный. Но лучшего от такого места Габриель и не ожидал. Суда только и выходили задние двери различных пабов и клубов. Норрис сразу же подумал, что человек в капюшоне частый постоялец таких заведений, раз уж он отирался на сборище наркодилера.
Неожиданно, шаги, за которыми бежал детектив, стихли. "Наверняка, этот мелкий засранец притаился", - подумал Габриель. Норрис решил, что пистолет ему тут ни к чему. Он сможет справиться с подростком, тем более и под воздействием веществ, в рукопашную, не прилагая особых усилий. Детектив шел достаточно быстро, но в то же время старался не шуметь.
Выйдя из-за очередного угла, Габриель увидел, как его беглец растянулся на грязной земле. Норрис не спешил подходить даже тогда, когда незнакомец поднялся на четвереньки. Только в этот момент детектив заметил, что спасавшийся бегством подросток одет в шорты, показывающие стройные ноги. Габриель в миг оказался рядом с человеком в капюшоне и поднял его за шиворот, словно котенка. Наконец, Норрис смог разглядеть своего беглеца. Темные волосы слегка выбились из тугого хвоста, завязанного на затылке. На левой щеке красовалась свежая ссадина. Из уст одна за одной вылетали испанские ругательства. Детектив увидел совершенно не того, кого ожидал. В темноте он смог разглядеть лишь массивные плечи, которые были лишь иллюзией, созданной темнотой и толстовкой. Сейчас перед собой он видел молодую девушку. На вид ей было лет семнадцать, не больше. Он бы так и стоял не двигаясь, если бы незнакомка не начала бить его руками и стараться вырваться из его хватки.
- Сейчас же прекрати. Ты сбежала с оцепленного периметра. Всех просили оставаться на месте и ты не исключение, черт возьми, - не зная другого способа остановить ее чрезмерную активность, Габриель обхватил ее двумя руками и прижал к себе. Но это не слишком ее утихомирило, хоть и уменьшало ее шансы на очередной побег.
- Если ты не прекратишь брыкаться, то я надену на тебя наручники. Поверь, я буду заламывать тебе руки так же как и всем, не смотря на то что ты девушка, а то болезненно. Да успокойся же ты, - Габриель еще сильнее прижал девушку к себе и одной рукой поднял ее лицо так, чтобы она смотрела прямо ему в глаза. Больше всего в этих практически черных глазах его удивило то бесстрашие, которое горело в них. Обычно девушки начинали рыдать, как только кто-то из копов говорил им что-то о задержание их персоны. А эта даже додумалась сбежать.
- Как тебя зовут? И почему ты ослушалась приказа? - произнес Норрис, так же смотря прямо ей в глаза.

+1

5

Воспаленную царапинами кожу обжигал адский огонь, растекаясь по нервным окончаниям болью. Шипя сквозь плотно стиснутые зубы, Робин кляла всё на свете, обдавая повинную в её падении кошку всеми известными ругательствами, которые вмешали в себя испанский и португальский языки вместе взятые. Её сбитое от удара об асфальт дыхание, разрывало неестественную тишину проулка каким-то астматическим надрывом, срываясь с приоткрытых окровавленных губ серовато-прозрачной дымкой. Тяжесть сковавшая усталые мышцы затормаживала движения, но латиноамериканка слишком хорошо понимала, чем ей грозит промедление: ночное времяпрепровождение в полицейском участке чужого города, притом не имея при себе документов удостоверяющих личность, могло подвести жирную черту пред её намерениями жить самостоятельно — если тётушка узнает, что на каникулах она вляпалась в мутную историю, то запрет её в подвале и выкинет ключ в Марианскую впадину. Угнетающая перспектива … Девушка тяжело вздохнула, но тотчас обмерла. За своими мыслями она совершенно забыла про преследователя, которые не постеснялся напомнить о себе мгновенно.
Когда сильные мужские руки опоясали её тонкую талию, рывком принуждая поднять с четверенек в полный рост, Акерман только и смогла что громко выругаться, рассеянно ударив ладонями в раскидистую грудь служителя правопорядка. На несколько кратких минут растерявшись, она податливо обмякла, чувствуя как ускоряется сердцебиение при ощущении теплая исходящего от тела незнакомца. Никогда прежде ей не доводилось видеть столь плавные черты лица у полицейских, а эти светлые волосы и … глаза … пронзительные, словно выплавленные из драгоценного серебра глаза — они обладали гипнотической силой, будто всматриваясь в самую душу. Выдерживать их натиск становилось чертовски сложно.
— Mofeta, — вклиниваясь в монолог мужчины, кратко выпалила она, резко одергивая подбородок из ловушки его крепких пальцев. “Симпатичный, зараза, но всё-таки коп — добра от них ждать не приходится” — Цепляясь руками в плечи блондина, Робин шустро откинула голову назад, но тут же подалась всем корпусом навстречу, врезаясь лбом в его переносицу. В мгновение перед глазами поплыло пространство, дезориентируя девичье сознание, однако, закаленная в опасных уличных стычках латиноамериканка быстро пришла в себя. Как только хватка мужчины ослабела, не упуская шанса, Акерман высвободилась, отпрыгнув на несколько шагов в сторону. В её эбонитовом взоре блеснули дьявольские огоньки азарта, и, выставляя правое бедро вперед, девушка встала в боевую боксерскую стойку. Откинув капюшон за спину, она сдула с лица растрепавшийся локон, явственно демонстрируя своё нежелание подчиняться властям. Конечно, разумнее было бы опять броситься наутек, но внутреннее чутьё подсказывало, что этот крепкий орешек будет преследовать её пока окончательно не припрет к стенке. “Вырублю его на часок-другой, и скроюсь по-тихому ...” — Сжимая руки в кулаки с такой силой, что костяшки пальцев отливали белизной, Робин сделала первый выпад, посылая мощный удар в челюсть незнакомца.
— Ты прости, но у меня есть другие дела и планы на ближайшие сутки: торчать в одной камере с проститутками и наркоманами, мне как-то не в кайф, здоровяк. — По кошачьему щуря глаза, чтобы в полумраке переулка иметь возможность разглядеть выражение лица полицейского, а главное — его телодвижения, Акерман закусила нижнею губу. Она полностью отдавала себе отчет в том, что самолично усугубляет нынешнею ситуацию. Если раньше мужчина ничего не мог ей предъявить, так-как на месте преступления ей довелось оказаться случайно, то теперь в деле фигурировала статья — нападение на сотрудника полиции при исполнении.
— Может разбежимся по-хорошему? Синяки, конечно, укрощают мужчину, но тебе же потому будет перед коллегами стыдно … — Расцветая полной ехидства улыбкой, девушка насторожилась, стараясь ни в коем случае не терять бдительности.

Отредактировано Robin Ackerman (2014-07-29 00:42:47)

+1

6

Чего угодно, но явно не удара в нос ожидал Габриель. Переносицу прожгла сильная боль, в глазах потемнела. Он не заметил, как выпустил девчонку. Об этому детективу сообщил удар в челюсть, который оказался достаточно болезненным. Но Норрис был скорее благодарен девушке за этот удар, потому что именно он заставил его прозреть и прийти в себя. Держась за ноющую челюсть, Габриель выпрямился. Его слегка веселил бойцовский вид девушки. Было ясно, что она занимается боксом или какой-то другой борьбой. Но Норриса эта не особо пугало.
- Извини, дорогуша, но выяснить все хорошо у нас уже не получится. А ведь у тебя были шансы ночевать дома, в своей теплой постельке, - Габриель нагло ухмыльнулся и поманил девушку начать атаку. Норрис знал, как нужно вести бой. А уж тем более уличный. В этих состязаниях таилось его темное прошлое. Но сейчас было не лучшее время окунаться в воспоминания. Сейчас детективу нужно прочесть тактику ее нападения и в то же время успевать ставить блоки.
"Лишний шаг перед нанесением удара", - мысленно отметил Габриель. Он тоже всегда делал эту ошибку в то время, как дрался на ринге. Именно на этом его и подлавливали соперники. После детектив остановил сильнейший апперкот блоком, но все же боль в руках после удара почувствовал. Не достигнув цели, девушка решила отомстить Норрису левым хуком, но он успел его прочитать еще до того, как она согнула руку для удара. "Сейчас последует кросс", - подумал Габриель и оказался чертовски прав, но вместо блока он решил увернуться и отойти на достаточное расстояние. "Давай, ты же будешь свингом. Только им", - Габриель точно знал это, потому что сам выводил ее на этот удар. И вот ее рука поднялась в воздух именно для этого приема, но Норрис не дал ей даже выпрямить руку. Он схватил девушку за запястье и быстрым движением заломил ей руку за спину. Пока она прибывала в состоянии непонятности, детектив смог схватить ее свободную руку и так же завел ее за спину и прижал к стене. Вытащить наручники из кармана ему удалось достаточно быстро. Габриель защелкнул металлические браслеты на тонких запястьях.
- Можешь считать, что это модное украшение, которые я тебе так щедро подарил, - произнес Норрис, после чего повернул девушку к тебе лицом и сказал, придерживая ее за плечи: - Если прекратишь дергаться и сопротивляться, то, возможно, тебе повезет и я отвезу тебя домой. Но все равно сразу мы заедем в участок, а там посмотрим на твое поведение, - не став дожидаться ответа, Габриель крепко взял ее руку чуть выше локтя и повел за собой. Множество ругательств на испанском или португальском языке. Но он не особо принимал их во внимание, так как все равно не понимал не единого слова.
Они быстро дошли до место нарко-вечеринки, где до сих пор стояли патрульные автомобильные и полицейские.
- Эй, Лайми, ты где пропадал? - спросил один из патрульных.
- Эта девчонка пыталась сбежать, пришлось гнаться за ней. Я отвезу ее в участок самостоятельно, а то она слишком буйная. Может снова попытаться сбежать, - больше он не сказал ни слова и пошел с пойманной беглянкой к своей машине.
Уже стоя у своего автомобиля, Габриель снял с левого запястья железный браслет и, открыв дверцу, усадил девушку в машину на переднее пассажирское сидение, где пристегнул ее ремнем безопасности и снова надел наручники. После чего сам сел в машину и завел мотор.

+1

7

Робин всегда отличалась самоуверенностью. Ещё в раннем детстве, девушка никогда не уступала старшим братьям в драках, упорно подражая их манере рукопашной борьбы. Ей всегда казалось, что выверенной техники достаточно для того, чтобы обеспечить себе победу в обычной уличной схватке один на один. По-сути, чаще всего, именно так и было. Девушке удавалось выходить сухой из воды прибегая к банальной тактике даже при столкновениях со служителями правопорядка, которые, зачастую, просто недооценивали хрупкую на виду латиноамериканку и сурово расплачивались за подобную халатность. Однако, на сей раз, противостояние стремительно выходило за рамки привычной схемы: мужчина с волосами цвета золотистой пшеницы предугадывал каждый её выпад, мастерски выставляя уверенные блоки. Уже спустя несколько минут, Акерман сумела вывести закономерность, неизбежно осознав, что видеться на умелые провокации, нанося именно те удары, которые поджидает полицейский. На её губах, незримая в потёмках переулков, заиграла искушенная улыбка. Девушка получала несказанное удовольствие наслаждаясь роящимся в груди ощущением волнительного трепета, перегоняющего обжигающею лаву адреналина по запутанным путям кровотока. Незнакомец являл собой достойного противника, уважение к которому, волей-неволей, неумолимо прорастало в юной душе взбалмошной девицы. Едва послав свой сжатый кулак по боковой линии свинга, Робин осознала фатальность этой ошибки, но только усмехнулась, когда последовал незамедлительный перехват. 
— А кто сказал, что у меня есть дом? — Сухое вопрошание слетело с губ смешавшись в симбиоз с глухим болезненным стоном, когда мужчина грубо вдавил её в стену, защелкивая на запястьях тугие браслеты наручников. Поморщив нос от вызванного ими неудобства, девушка хрипло закашлялась, тотчас срываясь на витиеватую брань вызванную насмешливым замечанием полицейского: — Да ты просто юморист. А сережки и кольцо к ним не перелагаются?! — Нахально парируя в словесной дуэли, Акерман взбрыкнула плечами, но всё-таки бессильно подчинилась, ведомая крепкой хваткой рослого мужчины. Если бы не рукава толстовки, его пальцы, наверняка, оставили бы на смуглой коже девушки лиловый перелив синяков-отпечатков. По напору и уверенному шагу светловолосого стало абсолютно понятно, что второго шанса попытаться улизнуть от поездки в участок он ей не предоставит. Шумно вздохнув, Робин проследовала с ним до машины, сохраняя безмолвные укор на усталом выражении лица. Мысли её витали уже за пределами Сакраменто, обращаясь к предстоящим проблемам спиной. Теперь сопротивление было бесполезно. Оставалось уповать на счастливый случай и собственную смекалку.
— Буйная? — Насмешливо изогнув дугу чёрной брови, увенчанную кольцом серебристого пирсинга, Акерман едва подавила рвущейся из груди смешок. В свете включенных фар патрульных машин, ей, наконец-то, посчастливилось получше разглядеть своего бывшего преследователя. Особенное блаженство девушке доставило созерцание его разбитого носа: — Ну да, что-то такое во мне есть … — Горделиво выпрямив осанку, она хищнически клацнула зубами, пугая любопытно офицера разглядывающего её с ног до головы. Его наивный испуг неимоверно веселил.
— Так значит, тебя зовут — Лайми?! — С неприкрытой издевкой в голосе произнесла Робин, поудобнее устраиваясь на переднем сидении машины. Манипуляции с наручниками не сильно интересовали её, так-как к подобной процедуре задержания она давным-давно привыкла. Единственное, что, пожалуй, хоть как-то отличалось от стандартных уставных мер предосторожности, являлось её размещение в автомобильном салоне: обычно преступников сажали на задние ряды.
— Интересно … очень любопытно. Ты случайно не боишься, что я могу вывернуть руль в дороге, и тачку занесет в кювет? От буйных многого можно ожидать … — Откидываясь до упора на спинку, Акерман демонстративно закинула стройные ноги на приборную панель, оставив грязные отпечатки подошвы кроссовок на лобовом стекле. Ненадолго замолчав, латиноамериканка прикрыла глаза, медленно обернувшись лицом к водителю. — Ты хорошо дерешься … служил в армии?

+1

8

Габриель не спеша вывел машину на дорогу и надавил на газ. Стояла уже глубокая ночь, машин практически не было. Поэтому Габриелю было приятно вести свой автомобиль по чистой дороге.
- Лайми - это мое прозвище. Редко бывает такое, что копы не дает прозвища своим коллегам, - Габриель решил, что можно поддержать с ней беседу. От этого никому ведь плохо не станет. Тем более сейчас детектив точно видел, что девушка находилась в нормальном состоянии. Либо на нее не действовали наркотики, что мало вероятно. Либо же она вообще не принимала их. Его даже посетила такая мысль, что девушки даже не было на этой вечеринке.
- Не думаю, что ты настолько глупа, чтобы подвергать свою жизнь опасности. К тому же смерть в кювете - это не слишком эпичная смерть. Я явно не так хотел бы кончить свою жизнь, - он остановился на светофоре. В голову пришла мысль, что можно было бы и проехать на него, ведь сейчас улицы абсолютно пусты. Как вдруг, компания подростков, явно слегка навеселе, переходили улицу именно на том переходе, где остановился Габриель. А ведь когда-то и он был таким: шлялся с компанией друзьей до утра, почти всегда пьяный. Норрис даже предположить не мог, что решится стать копом, которых всегда ранее старался избегать. Но однажды, когда ему было семнадцать лет, Габриель понял, что не видит лучшей работы, чем эта. Никто даже из его друзей не поверил в то, что сам Норрис поступил в полицейскую академию.
- Нет, я не служил в армии. В свое время дрался в подпольных клубах по боям без правил. Мне было пятнадцать, когда я начал в них участвовать. Неплохие деньги там зарабатывал, - Габриель усмехнулся этим воспоминаниям. Он до сих пор помнил тот день, когда впервые пошел в один из таких клубов. Помнил, как в самом первом своем бою был побежден. Это был нокаут. Месяцы тренировок сделали из него настоящего бойца. Норрис стал своеобразной знаменитостью в этой сфере. На него ставили большие деньги, и не один из них не жалел об этом. У коллег Габриеля его уход вызвал большой ажиотаж. Он могу получать гораздо больше за два-три боя, чем получал в полиции за месяц. Но ему не нужна была эта слава и эти деньги. Норрис принял тогда решение измениться кардинально, и он сдержал это обещание, данное себе в то время.
- И сейчас же убери ноги с панели убери ноги с панели. Я простил тебе удар в челюсть и сломанный нос, но только не это. Не нужно вымазывать мне машину, - улыбнувшись сказал Габриель и одной рукой убрал ее ноги. Он любил свою машину и порой ухаживал за ней лучше, чем за собой. Посмотрев на грязный след на лобовом стекле, Норрис тяжело вздохнул, а после засмеялся и посмотрел на девушку:
- Я заставлю тебя мыть мне машину. И даже не подумаю заплатить за это, - детектив снова затормозил на очередном светофоре. До участка оставалось совсем немного, буквально три-пять минут езды. Еще один поворот и перед ним будет стоянка.
Эти оставшиеся несколько минут они провели в молчании. Габриель припоминал, где оставил ключи от кабинета и где лежат все нужные ему для отчета бумаги.
Поставив машину у угла здания, где висела камера, Норрис вышел из автомобиля, обошел его и открыл дверцу со стороны девушки.
- Выходи, мы прибыли до пункта назначения.

+1

9

Вслушиваясь в спокойные интонации голоса Лайми, девушка внимательно смотрела из окна на улицу, будто стремясь запомнить каждый поворот дороги в мельчайших подробностях. Ремень безопасность утопающий в ложбинки между её грудями, неприятно давил на тело, принуждая девушку то и дело раздражительно ерзать на своём месте. Сгибая вскинутые ноги в коленях, она бренчала металлом наручников, периодически задумчиво прикусывая уголок нижней губы. Ей никогда не нравились машины … Гробы на колесах — так называла их Робин, всецело отдавая свою любовь спортивным мотоциклам. 
— Хм … тебе больше подошло бы прозвище — Барби. — Отворачиваясь от мужчины так, чтобы он не имел возможности разглядеть миловидную улыбку тронувшую её приоткрытые пунцовые губы, Акерман прижалась лбом к холодной поверхности стекла, тотчас недовольно фыркнув на прикосновения теплой руки полицейского к своим озябшим бедрам: по коже моментально прошлась армия мелких мурашек и девушка машинально вздрогнула, опуская ноги в выемку под бардачком.
— Человеческая глупость бесконечна, так считал Альберт Эйнштейн, и я не рискнула бы оспаривать данное утверждение. Порой, мы сами не знаем, что можем совершить под давлением обстоятельств. — Загадочно понижая голос с каждым новым словом, латиноамериканка насмешливо блеснула карамельно-карими глазами, мгновенно выжидающе замолчав. Её внимание привлекла компания подвыпивших ребят, проходивших мимо автомобиля по тротуарной зебре под зелёное свечение светофора. Подавшись немного вперед, она пристально всмотрелась в невысокого подростка, прячущего руки в карманы джинсовых штанов — это был Люк, и, судя по тому, что ей доводилось слышать об этом бешеном отморозке, именно он должен был сейчас сидеть в наручниках направляясь в полицейский участок. “Промысел судьбы, да?!” — Иронично усмехнувшись собственной мысли, Робин удивленно распахнула взор, выхватив из самозабвенной болтовни Лайми нечто интересное. 
— Ты дрался в подпольном клубе? Хорош заливать. Глядя на тебя, всего такого чистенького и правильного, поверить в эти россказни становиться невозможно. Люди идут на ринг не от хорошей жизни … — Потирая кончиками пальцев переносицу, Акерман дерзко оглядела мужчину с ног до головы, пытаясь оживить в воображении киноленту его простодушного признания. Странно было встретить такого открытого человека в правоохранительных органах. Это несколько обескураживало. Заставляло задуматься, подвергая сомнению все сложившиеся в её юном подсознании стереотипы, звенящие о том, что его напускная доброта — трюк, очередная фальшивая поза, призванная для того, чтобы втереться в доверие. Весь остаток пути до участка, её раздирало любопытство и неестественный интерес, чем же может закончиться сегодняшняя ночь. Выходя из машины, она не поднимала глаз, сохраняя покорное созидательное состояние, обычно предвещающее скорую бурю.
— Какую статью ты мне инкриминируешь? — Огибая Лайми коротким приставным шагом, Робин взбежала по ступенькам участка опережая его. Тяжелая двустворчатая дверь отворилась как по заказу, стоило девушке приблизится к ней, и выходящий из здания молодой стажер вдруг замер, не сводя пристального взгляда зелёных глаз с латиноамериканки.
— Снова ты? — Наконец-то выпалил он, машинально хватая язвительно улыбающеюся брюнетку под руку. — Третий раз за неделю. Тебе пора уже прописку оформить в нашем заведении. — Увидев за её спиной старшего по званию, он несколько раз изменился в лице, быстро встав по стойке смирно и отдав честь. Сровнявшаяся с ним Акерман не упустила возможности, чтобы передразнить уставную манеру полицейского, сопроводив движения скованных рук насмешливой гримасой на лице.   
— Да ты большая птица, Лайми. — Рассмеявшись проворковала девушка, бодрым шагом проходя внутрь трехэтажного строения из красного кирпича. Она действительно частенько оказывалась в его чертогах, но чаще всего за мелкое хулиганство.
Издевательски приветливо здороваясь со своими людьми находящимися в приемном отделе, Робин вела себя подозрительно воздушно и легко.

Отредактировано Robin Ackerman (2014-07-29 16:40:02)

0

10

Зайдя внутрь здания полиции, Габриель вспомнил, что девушка что-то об его прозвище. Идя по коридору, Норрис стрался вспомнить как же она его назвала.
- А чем тебе не нравится Лайми? Всем оно обычно нравится. Меня даже редко по имени называют, - и тут он вспомнил то прозвище, которое она ему предложила. - То есть мне лучше выбрать Барби? И чем же оно мне так подходит? - Габриель засмеялся от этой мысли. Он не любил, когда его называли Габи, потому что считал это сокращение слишком женственным. Что же можно говорить о Барби.
- А насчет боев я тебе не врал. Я пытался как можно раньше стать самостоятельным, а тогда для меня это был самый легкий способ заработать. Даже такие серьезные и чистенькие, как ты выразилась, парни прячут пару скелетов в шкафу, - подхватив ключи от своего кабинета со стола дежурного и, подойдя к двери, повернул ключ несколько раз и распахнул дверь, пропуская внутрь девушку. Оказавшись внутри, Норрис закрыл дверь, усадил девушку перед своим столом, а сам в это время начал рыться в бумагах. На самом деле Габриель не собирался сажать ее в КПЗ, но говорить ей об этом не спешил. Он хотел заставить ее слегка понервничать из-за этого. Детектив не мог так просто оставить разбитый нос и ноющую челюсть. Конечно Норрис надеялся, что перелом не особенно страшный. Может ему повезет и там окажется всего лишь трещина. "Нужно завтра навестить Джули. Она скажет мне больше, а может, если понадобится, и вправит его", - мысленно принял решение Габриель. Детектив вспомнил, что где-то в кабинете он припрятал аптечку. Там, наверняка, будет таблетка обезболивающего. Да и беглянке нужно ссадины обработать. На лице и на коленях.
Найдя нужные бланки, Норрис бросил их на стол, после чего полез в небольшой шкафчик, стоявший здесь возле окна. Присев, он нашел, что ему было нужно. Открыв аптечку, Габриель вытащил таблетку обезболивающего, забросил ее в рот и проглотил без воды. Норрис всегда так делал, с самого детства. Так делал его отец, которому в детстве он еще хотел подражать. Габриель открыл пачку ваты, взял бутылочку с перекисью и направился к девушке.
- Давай, нужно обработать раны, чтобы в них ничего не попала. И не смей даже возражать, - не дожидаясь ее ответа, детектив намочил кусочек ваты и приложил его к раненой щеке девушки. Он недолго подержал ее на ране, после чего аккуратно, едва касаясь, протер то же место той же ваткой.
- Я знаю, что может сильно жечь, но это поможет ране быстрее зажить, - Габриель смочил новый кусочек ватки и положил ее на одно из колен девушка. Она машинально дернулась. Наверняка, из-за того, что перекись начала слегка жечь рану. Но Норрис словно не обратил на это внимание и положил на второе колено новый кусочек ватки.
- Пусть пока это полежит на коленях, там раны более сильные, - вернув бутылочку с перекисью и пачку с ватой в аптечку, Габриель сел за стол и принялся раскладывать бумаги. Ему нужно заполнить их. Но они были связаны совсем не с девушкой, сидящий напротив. Ему всего лишь хотелось начать заполнять отчет по сегодняшнему захвату наркодилера, а завтра дополнить его фактами, которые ему расскажут патрульные. Но Габриель продолжал играть роль мстительного полицейского, желавшего усадить девушку в КПЗ на ночь.
- Твое полное имя и фамилия. А после объяснение, что ты делал на этой вечеринке, как узнала о ней. И еще желательно твой адрес.

+1

11

Уверенной и твердой походкой она шла по однотипным коридорам, не выражая никаких определенных эмоций, кроме надменного хладнокровия. Духовно девушка уже примирилась с перспективой провести ночь в камере предварительного заключения, но мужчина повел её в совершенно противоположном направлении. Заинтригованная неожиданным нарушением протокола задержания, Робин прищурила глаза, пытливо вскинув изящный подбородок кверху. Несколько тёмных волосинок налипли на её окровавленную щеку и, невзирая на все старания, стряхнуть их совершенно не удавалось.
— Я — не все. — Ненадолго задерживаясь в дверном проеме кабинета, тихо проворчала она, придирчиво оценивая меблированную обстановку. — Да и вообще, никогда не понимала людей, готовых носить навязанные им прозвища. Клички дают животным … Я предпочла бы узнать твоё настоящие имя. — Ровный тембр её мелодичного голоса заполнял окружающее пространства подобно призрачному свету лунного диска, находящего отзвук в каждом атоме витающего повсюду кислорода. Ей совершенно претило то чувство, которое поднималось из глубин строптивого самосознания, отзываясь добродушными нотами на мирную беседу светловолосого полицейского. Шаг за шагом, плавно подбираясь к нервным окончаниям, он простирал своё влияние над её мыслями, казалось, абсолютно не замечая того. 
— Послушай, — присаживаясь на предоставленный ей стул, Акерман положила руки на гладкую поверхность столешницы. Тугие наручники пленяющие хрупкие запястья натирали кожу, отчего та, восполнено раскрасневшись, неимоверно чесалась. Игнорируя тактильный дискомфорт, девушка ловила взглядом передвижения мужчины, надеясь мимолетно встретится с его пронзительно серыми глазами. — Тебе обязательно притворяться таким дружелюбным? Это раздражает. — Громко щелкнув кончиком языка об верхнее нёбо, Робин изогнулась дугой, подняв бедра от сидушки, чтобы достать из кармана джинсовых шорт пачку ментоловых сигарет.
“Чёрт, я же не взяла их на пробежку — здоровый образ жизни, мать его.” — Недовольно поморщив лоб и сведя изгибы бровей к переносице, девушка удрученно вздохнула. Если Лайми закроет её на сутки за решётку, то, скорее-всего, она опоздает на часовой автобус до Кармела. Беременная тётушка Виктория непременно разведёт панику: заставит мужа и соседей  прочесывать ближайшую лесополосу, ну или что-то в подобном духе. От разбушевавшейся фантазии на губах латиноамериканки появилась загадочная улыбка, но тут же полностью сошла, едва пропитанная перекисью водорода ватка коснулась её щеки. Широко распахнув взор, Акерман с неподдельным любопытством смотрела на светловолосого полицейского, искренне недоумевая чего он пытается добиться своим поведением.
— Эм … спасибо, что ли. — Она никогда не умела выражать благодарность, так-как не привыкла, чтобы кто-то о ней заботился. Робин всегда оставалась сама по себе даже будучи окруженной толпой друзей, поэтому столь банальные слова показались девушке неестественными, моментально пробудив смущенный румянец на смуглых щеках.
Желая избавится от несвойственного чувства неловкости, она пересела на край стола, обернувшись так, чтобы столкнуться лицом к лицу с мужчиной. Придвинувшись ближе, ненароком смахнув документы на пол, брюнетка бесцеремонно коснулась его подбородка, сжав крупные скулы тонкими пальчиками. Изучающе разглядывая полицейского, она сохраняла завидное спокойствие.
— Я имею полное право не отвечать на поставленные вопросы. — Вкрадчиво проронив эту фразу, Акерман внезапно свесила ноги по обе стороны от кресла Лайми. — Хм, а ты крепкий: похоже мой удар особо тебе не повредил …  — Решив ответить добром на добро, плюс немного позлорадствовать, девушка шустро зажала его ноздри между указательным и средним пальцами, одним резким движением вправляя перегородку. Очаровательно улыбнувшись на послышавшийся хруст, она не смогла скрыть своего удовольствия.
— Минут через пять должно полегчать. А теперь по делу: не смотря на свой внешний вид и возраст, я значительно умнее чем могу показаться. Мне прекрасно известно, что допрос несовершеннолетнего без присутствия его законного опекуна и адвоката, является делом запрещенным и подсудным. Но, судя по тому, что ты не зарегистрировал моё задержание на контрольно пропускном пункте, никакого обвинения выдвигать ты не собираешься … — Сдержав драматическую паузу, чтобы полюбоваться эффектом своих реплик, Робин мягко провела подушечкой большого пальца по нижней губе полицейского, только потом наконец отстранившись назад. — Ты всегда так знакомишься с девушками?— Она уже собиралась представиться и больше не мучить мужчину своими ребяческими издевательствами, когда в дверь кабинета тревожно постучались. Судорожный голос немолодого надзирателя по ту сторону стены торопливо протараторил что-то о том, что один из задержанных наркоманов при личном досмотре сумел припрятать заточку: теперь этот психопат требует немедленной аудиенции с ним, угрожая перерезать горло своему сокамернику.

Отредактировано Robin Ackerman (2014-08-02 11:05:49)

+1

12

- Но ты же подобрала для меня прозвище Барби. Значит не так уж плохо ты и относишься к прозвищам, - улыбаясь произнес Норрис. Взяв ручку, детектив начал усердно заполнять документы, попутно слушая речи девушки.
- А кто тебе сказал, что я притворяюсь? Может мне просто захотелось быть с тобой более доброжелательным, - говоря эти слова, Габриель даже не оторвал взгляда от бумаг. Поэтому он, конечно, детектив не заметил, как девушка переместилась с прежнего места своего восседания на его стол. Норрис даже не особо обратил на это внимание до тех пора, пока задержанная не сбросила все его бумаги и не схватила его за подбородок, вздернув голову детектива вверх, так что их взгляды пересеклись. Ее изучающий взгляд, излучавший спокойствие, слегка удивил Габриеля, но он смог быстро прийти в себя.
- Лучше умерь свою наглость. Она явно не сыграет в твою пользу, - Норрис убрал руку девушки и уже собирался наклониться за бумагами, как вдруг она свесила ноги со стола. А вот этого детектив действительно не ожидал. Прослушав ее слова, он собирался выпалить ей "поучительную" речь, но не успел. Ее тонкие пальцы сошлись на его переносице и резко дернула ими.
- Твою ж... - не выдержав, выругался Габриель. - Мне бы могли вправить нос и более понимающие в этом деле люди, - он сжал пальцы на переносице, надеясь, что это поможет боли скорее уйти. Детектив закрыл глаза. Головная боль снова возвращалась к нему. "Таблетка обезболивающего потрачена зря", - подумал Габриель. Он не услышал всего того, что девушка говорила ему после своей своеобразной благодарности, кроме заданного вопроса.
- Да, дорогуша, со своей пассией я познакомился точно так же, - больше он не успел ничего добавить, так как в комнату вбежал один из тех полицейских, который выполнял обязанности надсмотрщиков.
- Детектив Норрис, там один из этих чертовых наркоманов пронес с собой заточку. Я лично проверял его и ничего такого не обнаружил при нем. Но теперь он смог ее где-то взять и сейчас угрожает своему сокамернику. Он хочет поговорить именно с главным детективом по этому делу.
- Давно говорил капитану, что нужно увеличить количество этих чертовых КПЗ, но кто нас слушает, черт возьми, - Габриель поднялся со стула и направился к выходу из кабинета: - Оставайся здесь и только попробуй попытаться сбежать, - сказал он напоследок девушке и вышел, но все же закрыв кабинет на ключ.
Они быстро дошли до камеры с неуравновешенным подростком. Он действительно держал заточку у горла своего товарища по камере, который был в отключке, вызванной, наверняка, наркотическими веществами, принятыми им.
- Я убью его, клянусь вам, я убью его! - без умолку повторял парень.
- Эй, приятель, остынь. Ты хотел поговорить со мной. Вот он я. Отпусти парня, он ведь ни в чем не виноват и это не улучшит твое положения, понимаешь? - юноша на минуту застыл, но все же быстро пришел в себя.
- Я... я хочу поговорить с тобой с глазу на глаз. Мне не нужны свидетели.
- Хорошо, давай отойдем и поговорим, - парень кивнул, и Габриель взял ключи от камеры у надзирателя и начал открывать дверь: - Сначала отпусти его и выбрось заточку, - молодой человек повиновался Норрису, тот же в свою очередь распахнул дверь камеры.
- Вот и славно, а теперь мы можем поговорить, - он положил свои руки на плечи наркомана и, выждав секунду, отвел голову назад и резко двинул ее вперед. Парень отключился сразу же.
- Вот так ты с ним разобраться не мог? - спросил Габриель, смотря на удивленного полицейского. - А теперь отведи его в комнату для допроса и пристегни наручниками к столу. Пусть проспится там, - решив все проблемы, Норрис прямым шагом вернулся в кабинет. Он тихо открыл замок двери и так же тихо вошел. Перед ним представилась картину, которую детектив и ожидал.
- Видишь, как плохо, когда девушка слишком налегает на сладости, - Габриель подошел к окну, обхватил руками ее бедра и вытащил беглянку, брыкающуюся в его руках.
- Я же сказал тебе не пытаться сбежать. Ты плохо понимаешь по английски? Eu vou ter que puni-lo. Ты действительно хочешь провести ночь в камере?

+1

13

Реакция полицейского на её флиртующие действия, изрядно позабавила девушку. Его невозмутимое хладнокровие и отстраненность, наглядно демонстрировали недюжинную выдержку блондина: скорее всего, ему не раз доводилось сдерживать натиск подвыпивших арестанток и наркоманов, а может даже сослуживцев. Что сказать? Холеная внешность Лайми, вкупе с его милым характером, неоспоримо располагала к себе людей, но только не Робин — она продолжала искать подвох.
— Также? Аха-ха, видимо, тебя просто-таки тянет к плохим девочкам. — Обернувшись на лакированной поверхности стола, латиноамериканка подмигнула вошедшему охраннику, застывшему в дверном проёме с лицо оглоушенного индюка. Его расширенные зрачки и приоткрытый рот, навели её на мысль о том, что после сегодняшнего инцидента слухи о игривом детективе разлетятся по всем отделам участка. Люди любят слушать лживые сплетни очерняющие чужую репутацию.
— Пока ты тут указания раздаешь, там человека на флажки режут. Иди уже. — Спрыгивая на пол, Акерман лениво потянулась вверх, сведя крылья лопаток вместе до неприятного хруста. Стараясь не показывать своего волнения за чужую судьбу, она отмахнулась от полицейских, словно те были раздражительными мухами.
Прохаживаясь по небольшому кабинету, то и дело любознательно разглядывая канцелярские принадлежности и прочее барахло, темноволосая девушка дождалась пока оба мужчины затворят за собой входную дверь. Едва их шаги стали обрастать гулким эхо, Робин ехидно усмехнулась, приподняв левых уголок губы. Передернув плечами, она взяла из подставки с ручками металлическую скрепку, нарочито разогнула и просунула изогнутый конец в замочную скважину наручников. После трехминутных манипуляций тяжелые железяки с грохотом упади подле её ног, даровав запястья долгожданную свободу.
“Буду я тебя тут ждать, ага — конечно … ” — Мысленно фыркнув, круговыми жестами она размяла затекшие кисти, крадучись подойдя к противоположной стене. Прислонившись к кирпичной кладке ухом, Акерман прислушалась к происходящему в коридоре: там царила полнейшая тишина — все сотрудники помчались в злосчастную камеру предварительного заключения, чтобы воочию лицезреть триумф героизма Лайми.
Хищнически облизнув пересохшие губы, экспрессивная латиноамериканка, решив более не продолжать тяготящего знакомства, оперлась ладонями на край подоконника, взбираясь на него ногами. Выпрямившись в полный рос, она негромко чертыхнулась, осознав, что не дотягивается до щеколды окна. “Придётся через форточку лезть!” — Скинув с плеч мешающеюся толстовку, оставшись в коротких шортах и спортивном топике, целиком оголяющем плоский рельеф подтянутого тренировками живота, Робин подтянулась вверх, перевалившись изгибом талии через деревянную перекладину. Дернувшись пару раз вперед, она, совершенно неожиданно для себя, почувствовала, что крепко зацепилась карманом за выпирающею шляпку гвоздя. Прорычав сквозь плотно стиснутые зубы, латиноамериканка услышала, как за её нелепой позой раздался знакомый голос полицейского. Взбрыкнув ногами, брюнетка подумала о том, что было бы намного лучше, если бы она выпала вниз головой и потеряла сознание от сотрясения последней извилины мозга, чем вновь ощутила волну аляповатого возбуждения при касаниях теплых рук Лайми к её коже. Её, действительно, несказанно напрягала собственная симпатия, проявляющаяся на щеках стыдливым румянцем и свершениями иррациональных поступков: ну разве хоть один адекватный человек, абсолютно знающий свою невиновность, попытается скрыться через форточку?! Конечно же, нет.
— А кто сбегал? Я просто воздухом дышала. — Второй раз за один вечер, она оказывалась в крепких объятиях этого мужчины, терзаемая противоречивыми эмоциями. — E como você me punir? Espanque? — Заинтригованная его знанием португальского языка, Робин смолкла только на краткий миг, тотчас разрушенный гулкой пощечиной: — Это за то, что облапал мои бедра, а это … — прикрыв усталые веки, латиноамериканка привстала на носочки, мягким прикосновением приоткрытых губ скользнув по небритой щеке полицейского, — за то, что помог выбрать — теперь мы в расчете! — Сконфуженно отстраняясь, дабы Лайми не решил, что она окончательно свихнулась и расчувствовалась, девушка грубо оттолкнула его от себя, торопливо протараторив: — Робин … меня зовут — Робин Анхела Альварос-Акерман. Я родом из Кармела. И если ты сейчас меня не отпустишь, то будешь ответственен за погром на автовокзале, который я, непременно, учиню, когда мне скажут, что все автобусы из Сакраменто уже ушли.  — Скрестив руки под грудью, она глубоко вздохнула, избегая прямого столкновения со взглядом мужчины.

+1

14

- Пощечина была лишней, милая. Мне бы хватило и поцелуя благодарности, - смеясь произнес Габриель, потирая пострадавшую щеку. Его забавляла эта девчонка, а точнее ее взрывной, буйный и неуправляемый характер. Однако, Норрис смог заметить, что слегка смутил ее.
- Так бы сразу, Робин, а то мне хотелось уже называть тебя Obstinado. А меня зовут Габриель Норрис, раз уж тебе так не по душе пришлось мое прозвище, - говоря это, детектив поднял с пола наручники. Покрутив их на пальце, детектив посмотрел на девушку и взглядом сказал ей: "Отличная работа!" Бросив железные браслеты на стол, он взял ее толстовку и протянул ей.
- Могу сказать большое, последний автобус до Кармела вышел сегодня в одиннадцать. Мы заставили закрыться все вокзалы пораньше,- сказал Норрис, подходя к шкафу и надевая легкую куртку. - Так как уже первый час ночи и раз уж ты из-за меня опоздала на свой автобус, то на сегодня я стану твоим личным таксистом и отвезу тебя туда, - вытащив из кармана штанов ключи от машины, Габриель не стал дожидаться ответа, а просто вышел вместе с Робин из кабинета. Уже не ведя ее держа за руку, Норрис шел прямо к выходу, слыша плетущиеся за собой шаги. Он открыл дверь и придержал ее для девушки, после чего вышел сам.
- С каких это пор ты так долго задерживаешься на работе, Лайми? - услышал он голос за своей спиной. Это был один из дежуривших сегодня полицейских. Норрис повернулся к нему и, помахав в знак приветствия, ответил:
- Да с тех самых, как наш скромный город начали посещать взрывные латиноамериканские подростки, - сказав это, Габриель подпихнул девушку в машину и закрыл дверцу, не дав ей ничего добавить в его слова.
Сев в машину, детектив не сказал ни слова, просто завел мотор и выехал на дорогу. Подождав пока включится навигатор, Норрис наслаждался тишиной в салоне, а после обратился к Робин:
- Не скажите ли адрес, куда вас следует доставить, мисс Альварос-Акерман? - он улыбнулся девушке и настроил навигатор. Светлый диск луны освещал улицы Сакраменто даже лучше чем фары автомобиля. Спокойствие снаружи радовало Габриеля. Если бы он сейчас оказался свободен, то явно пошел бы от участка пешком домой, может даже выбрал бы даже не самый короткий путь. Ничто так хорошо не нагоняет сон, как прогулка. Габриелю нужно будет выспаться, чтобы завтра зависнуть над заполнением документов. Неожиданно, уловив из уст девушки адрес, Норрис остановил машину.
- Я думал, что ты живешь на Кармела Уэй. До этой улицы всего двенадцать минут езды на машине. Но до твоего Кармела ведь сутки езды. Черт, - он оперся головой на руку и почесал лоб, после чего повернулся на девушку и произнес: - Обратно в участок тебя что ли отвезти, в КПЗ посадить, - недолго думая, Габриель все-таки нашел выход, который казался ему самым оптимальным. Везти ее в гостиницу ему не хотелось, так как в центре работали только дорогие и элитные гостиницы. Развернув машину и нарушив при этом правила, Габриель поехал прямо по улице. Повернувшись к девушке, он заговорил:
- У тебя только два варианта, Робин: первый - ты проведешь эту ночь в участке, а утром, как только ты проснешься, патрульный выпустит тебя и ты сможешь уехать к себе; второй - ты переночуешь у меня, а дальше все по той же схеме, как и в первой. Решай, Акерман, но запомни, что если ты выберешь мою квартиру, свою спальню я тебе не уступлю. Переночуешь в гостиной.

+1

15

Снимая с волос резинку, позволяя темному шёлку буйных прядей беспорядочно заструиться по хрупким плечам и спине, Робин лишь самодовольно усмехнулась на реплику о пощечине. Её ладонь ещё пульсировала огнём, после грубого соприкосновения с жесткой щетиной Норриса, так что она совершенно не испытывала вины. Даже напротив, чувствовала себя, отчасти, отомщенной за погоню в переулке.
— Тебе бы побрить не мешало, — принимая из рук мужчины свою тёплую толстовку, назидательно произнесла она, спешно прикрывая наготу покрытого мурашками торса. Тела своего девушка не стеснялась, но из открытой злополучной форточки ужасно сквозило, поэтому препирательства насчет внешнего вида Акерман посчитала глупостью. — Не буду лгать, что мне приятно данное знакомство, однако — Габриель, звучит намного интереснее, чем — Лайми … — Шумно застегивая молнию, латиноамериканка передразнила выражение лица полицейского, когда тот поднял с пола наручники. Разумеется, его молчаливое одобрение безусловно льстило её самолюбию, но поддаваться взыгравшему тщеславию она не собиралась. На сегодня нелепых приключений было достаточно. Изможденный организм требовал отдыха, а пустой желудок начинало сводить сосущим спазмом. Робин самозабвенно благодарила пресвятую деву Марию за то, что Норрис, увлеченный монологом одного актера, вряд ли мог расслышать, как жалобно он урчит. 
— Перекрыли? Да ты издеваешься, что ли?! Всегда знала, что от копов одни неприятности. — Помассировав подушечками большого и указательного пальцев переносицу между глаз, девушка обреченно потащилась вслед за выходящим в коридор Габриелям. Устало она размышляла о том, как теперь стоит поступить: вернуться в грязный мотель или провести остаток ночи слоняясь по городским улицам? Обе перспективы выглядели столь непривлекательно удручающими, что, акцентируя на них особое внимание, Акерман впадала в уныние слушая речи мужчины вполуха. Его разговор с пожилым тюремщиком и вовсе был проигнорирован.
Оказавшись в салоне автомобиля, она машинально ответила на поставленный вопрос, бесцветной интонацией голоса назвав домашний адрес. Абсурдность благого побуждения Норриса, вознамерившегося лично доставить её в Кармел, окончательно обескуражила латиноамериканку. В смятении своём, девушка не знала, как теперь следует относиться к этому молодому человеку, проявляющему подозрительную учтивость и заботу. Привыкшая полагаться только на себя, зажатая в закостенелой скорлупе надуманных предрассудков, узколобая по отношению к правоохранительным органам Робин, никак не могла взять в толк, какие мотивы движут этим очаровательным субъектом. Углубляясь в попытки проанализировать его она всё чаще спотыкалась на клубке гремучих эмоций, мешающих заглянуть под мишуру стереотипов.
“Да ну не может в наше время человек быть столь порядочным и добрым … Обязательно есть выгода … подвох … ” — Раздраженно накинув на голову капюшон, девушка дернула за обе свисающие на грудь веревочки, стягивая края толстовки так, что бы лица стало совершенно не видно за тканью. Из задумчивого крушение мировоззрения её вывел внезапный всполох голоса Габриеля, шутливо напомнившего про КПЗ. “А вот и западня. Может он маньяк-извращенец, прячущийся под личиной добродушного полицейского?! По-моему — идеальное прикрытие!”— Присев к нему вполоборота, Акерман уткнулась лопатками в холодную поверхность дверного стекла, предусмотрительно расстегнув крепеж ремня безопасности.
— И часто ты приглашаешь к себе на ночлег несовершеннолетних задержанных? — Открыв своё пытливое выражение лика, сдержанным тоном поинтересовалась она. — А твоя, как ты выразился — «пассия», одобряет подобные мероприятия? Эх … всё происходящее чутко странное! Я тебя толком не знаю, но  … — шумно выдохнув, она ещё раз взвесила все «за» и «против», Santísima Virgen María … мне абсолютно не хочется провести ночь в компании наркоманов и шлюх. Едем к тебе. Однако, если ты хоть пальцем попытаешься меня тронуть, ручаться за свои действия я не стану.

Отредактировано Robin Ackerman (2014-08-04 14:04:36)

+1

16

- Только когда эти несовершеннолетние задержанные приносят мне кучу проблем. Могу даже тебя порадовать, ты будешь первопроходцем в этом деле, -  смеясь произнес Габриель. Вообще он пытался найти в своей голове другой вариант, но этот вариант почему-то старательно уходил от него в глубины его мыслей. Поэтому, плюнув на все, Норрис решил, что не будет и дальше мучить свою голову и остановился на своей квартире.
- А что до моей пассии, то она уж точно не будет ревновать меня к семнадцатилетней девчонке. К тому же она хорошо знает меня и ревность в наших отношениях стоит на самом далеком месте, - ответил детектив. До его дома было ехать совсем недолго, а уж тем более по ночному городу с чистыми дорогами. Еще минуты три-пять и они уже будут стоять на стоянке перед многоэтажкой.
- Пристегну себя к батарее наручниками и запрусь в спальне на замок. Вдруг я не смогу преодолеть это спонтанное желание приставать к несовершеннолетней преступнице. Это всегда было моей грязной мечтой, - сказал Габриель, не сдерживая смех.
Он повернул руль вправо и заехал в небольшой микрорайон заполненный высокими многоэтажками. Улица, на которой жил Норрис, считалась одной из лучших в Сакраменто. Многие удивлялись, как простой коп мог позволить себе квартиру в таком районе. А позволял Габриель ее себя благодаря тем процентам, которые он получал из компании дорого отца. Как бы Норрис старший не злился на своего сына, он внес его в пункт совладельца, получавшего около 35% от ежемесячной прибыли компании. Половину этих денег Габриель откладывал на черный день, а другую половину тратил на оплату счетов.
Остановив машину на парковке, Норрис повернулся к Робин и бодрым голосом произнес:
- Мы прибыли к пункты назначения, миледи. Можешь выходить, - он первым вышел из автомобиля и подождал пока за ним на улицу выйдет и девушка. Закрыв машину, Габриель медленным шагом отошел от нее и, поманив за собой Акерман, пошел вперед к своему подъезду. Открыв дверь, Норрис впустил Робин внутрь, после чего осмотрел холл. Консьерж уже наверняка давно отдыхал. Значит утром он не услышит лишних вопросов. Детектив с облегчением вздохнул и, повернувшись к девушке, произнес:
- Сегодня утром сломался лифт, поэтому нам придется идти по лестнице. Тебе несказанно повезло, что я живу всего лишь на пятом этаже. Собирай последние силы в кулак и вперед, - он улыбнулся Робин и направился к служебной лестнице, которая была в этом доме единственной. Детектив открыл дверь, ведущую к той самой лестнице, подождал пока за ним пройдет Акерман и начал подниматься по лестнице. Для него этот подъем не составлял особого труда. Каждый раз, когда Габриель возвращался с работы, Норрис старался подниматься именно по лестнице. Он считал это своеобразным расслаблением после насыщенного, рабочего дня.
- Ты как там, не устала, Робин? - громко произнес Габриель, стоя у двери ведущей на площадку пятого этажа. Он распахнул перед девушкой железную дверь и впустил ее в светлый коридор, с светло-серым ковром. Норрис не спеша направился к своей квартире, прислушиваясь к шагам, плетущимся сзади.
- Добро пожаловать в мои скромные апартаменты. Надеюсь, они тебя не сильно разочаруют, - сказал Габриель, входя в внутрь и впуская Робин.

+1

17

“Да что у него в голове творится?” — Вопросительно изогнув бровь, Робин удивленно вникала в размышления молодого мужчины, окончательно теряясь в течении необыкновенного знакомства. Если бы ещё днём ей сказали, что она проведет свою последнею ночь в квартире полицейского, девушка бы откровенно рассмеялась — всё-таки, жизнь непредсказуемая штука!
— Кучу проблем? Ха, ха и ещё раз — ха! Ты первый за мной погнался … А я, тихо-мирно, вышла на пробежку перед сном. — Показав Габриелю язык, латиноамериканка обессиленно потянулась, уткнувшись кончиками пальцев в обшивку потолка автомобиля.
Её ужасно клонило в сон. Пульсирующие огнём веки, будто наливались расплавленным свинцом, своей тяжестью принуждая Акерман медленно моргать. Закрывая рот ладонью во время тихих зевков, она медленно сползала вниз по сидению, периферическим зрением следя за мимикой лица Норриса.
— Любовь и ревность, как инь-янь отношений — неразлучны. Одно без другого существовать не может. — Придавая усталой интонации голоса философской глубокомысленности, Робин приоткрыла окошко. Морозная свежесть ночного ветра, треплющая непослушные локоны волос, разгоняла духоту в салоне помогая девушке противостоять соблазну незамедлительно отправиться в царство сладких грез. Перенасыщенный впечатлениями день пагубно сказывался на её самочувствии.
— Зря смеешься, идея-то хорошая. Я бы даже сказала, что она великолепная. С радостью бы взглянула на тебя прикованного к батареи. — Перед глазами тотчас появился вскормленный буйным воображением образ, и, не сдержав звонкого юношеского смеха, она по-дружески легонько подтолкнула блондина локтем в бок. Его весёлый настрой действовал заразительно, пробивая даже колючею броню скептицизма Акерман. Переходя в дружелюбное расположение духа, остаток пути она вела себя достаточно вежливо, то и дело отпуская искрометные шутки для снятия морального напряжения.
Когда машина повернула в очередной раз, девушка едва смогла подавить желание высунуть голову из окна, чтобы получше разглядеть идеально ухоженные дворы роскошно обустроенного района.
Тёплая желтизна света льющегося с вершин придорожных фонарей, искрилась на безупречно подстриженных газонах насыщенно зелёного оттенка. Гранитные клумбы пестрящие декоративными цветами, стоящие в четкой параллели к удобным скамьям у подъездов многоэтажных домов, переливались тусклыми огоньками подсветки. Профессионально вымощенные дорожки тротуаров разграничивались ровными линиями поребриков, аккуратно обступающими могучие стволы высоких деревьев. От совершенного сочетания стиля и уютной простоты было невозможно отвести взгляда. Однако, автомобиль уже прекратил своё путешествие: пока Робин всматривалась в сумеречное пространство, сияя восторгом словно ребёнок впервые попавший в диснейленд, Габриель припарковался и заглушил мотор.
— Ты серьёзно здесь живешь? Ого, — стараясь не отставать от мужчины, она значительно ускорила шаг, периодически пытливо вертя головой в разные стороны. — Должно быть полицейским всё-таки подняли заработную плату, раз они могут позволить себе квартиру в таком месте. — Оказавшись в просторном холле здания, глухо присвистнула девушка, бодро взбегая наверх по ступеням.
Несмотря на физическую истощенность преодолеть пять лестничных пролетов для Акерман не составило особого труда. Благодаря упорным тренировкам — закалившим ни только её тело, но и бойцовский характер, — латиноамериканка воспитала в себе исключительную выносливость, часто выручавшую по жизни.
— Ничего себе скромные! Ты тут один проживаешь или с девушкой? — Педантично снимая с ног кроссовки и тотчас прибирая их на специальную подставку, Робин прошествовала вглубь гостиной, увлеченно высматривая что-то.  — Не будешь против если я приму у тебя душ? — Взглянув на Норриса через плечо, она обворожительно улыбнулась, но дожидаться ответа на заявленный вопрос не стала: тьма карих глаз уже приметила дверь в ванную комнату и, спустя несколько коротких мгновений, девичий силуэт прытко скрылся за ней. Послышался щелчок выдвижного замка, вежливо оповестивший о том, что наглая гостья — заперлась.

Оказавшись в кромешной мгле помещения, латиноамериканка кое-как смогла отыскать включатель на стене, торопливо зажигая яркое освещение. Взгляд её изумленно пробежался по современной обстановке, задержавшись на собственном отражении в стеклянной поверхности навесного зеркала. Подойдя немного ближе, она оперлась ладонями на эмалированную гладь умывальника, придирчиво осматривая свой внешний вид.
— Да уж, ничего не скажешь, красавица за маской чудовища. Ещё чуть-чуть и синеющие мешки под глазами заведутся. — Тихо проворчав, Акерман скинула на пол грязную толстовку и подцепив кончиками пальцев спортивный топик, одним резким движением стянула его эластичный материал с торса. Почувствовав долгожданную свободу, обнажённая грудь податливо колыхнулась, нарочито вторя всем телодвижениям девушки. На бронзовом загаре кожи проступила мелкая россыпь мурашек, а мышцы капризно заныли, будто предвкушая долгожданный покой. Избавившись от остальных предметов одежды, Робин встала под душ.
Нетерпеливо повернув вентиль смесителя, совсем забыв отступить назад, она томно выдохнула стон, когда из насадки первыми хлынули капли холодной воды. Искренне надеясь, что данный смущающий звук не был услышан Габриелям, девушка отрегулировала подачу подстроив поток под свои предпочтения. За урчащим шумом упругих струй латиноамериканка не слышала своих надоедливых мыслей, полностью отдаваясь во власть сладостной нирваны. Запуская музыкально-длинные пальцы в капну непослушных локонов, она подставляла лицо теплым потокам успокаивающей воды, скользящей ручейками по всем изгибам молодой плоти. Течение времени ослабевало в своей власти …

Минуло неполных тридцать минут, прежде чем довольное лицо Робин снова возникло в гостиной. Блаженно сияя, она вытирала мокрые волосы махровым полотенцем, неслышно вышагивая босыми ступнями по полу.
— Ты ещё не спишь? — Поправляя рукав сползающей с худого плеча мужской футболки, едва достающей широким подолом до колен, девушка присела на подлокотник кресла, закинув одну ногу поверх другой. — Я позаимствовала у тебя … ну ты и сам видишь, что именно, — кивая на свой внешний вид, а ещё на парочку бежевых пластырей, которые разыскала в аптечке и заклеила ими раны, нараспев произнесла Акерман лучезарно улыбаясь. — Не могла же я после душа надеть грязные и потные вещички. Кстати, я закинула их в стиральную машину, чтобы завтра было в чём отсюда сбе … — Не успела она закончить своё предложение, как из ванной комнаты раздалось громкое дребезжание. Спустя пару секунд из-под прикрытой двери потекла мыльная вода с белоснежной пеной.
“Вот чёрт … ” — Подскочив со своего места девушка ринулась туда, но подскользнувшись упала, проехавшись до противоположной стены на ягодицах.

Отредактировано Robin Ackerman (2014-08-07 19:22:41)

+1

18

- Можешь считать, что я выиграл эту квартиру в лотерее, - произнес Габриель, бросая ключи на невысокую стойку возле двери. - А как ты думаешь, привел бы я тебя сюда, если бы жил не один. Приносить неудобства одному человеку еще можно, но только не двум, - смеясь произнес Норрис. Не успев переспросить просьбу девушку, детектив лишь услышал, как за его спиной хлопнула дверь, которая вела в ванную комнату. Габриель вздохнул и негромко произнес:
- Какие же все-таки подростки сейчас пошли, а уж тем более латиноамериканские, - он медленным шагом прошел на кухню. Габриель не ел с восьми вечера, так как они разрабатывали план по захвату, и поэтому сейчас живот начал предательски громко урчать. Детектив поставил чайник и заглянул в холодильник. Решив не сильно наедаться на ночь, Габриель взял йогурта, залез в шкафчик над плитой и достал сырные крекеры, которые собирался есть с чаем. Конечно, другой человек наверняка обошелся бы и без этого горячего напитка, но уж точно не Норрис. Его мама как-то рассказала ему, как он в детстве всегда говорил, что чай - этой священный напиток. Что-что, а чай Габриель мог пить хоть двадцать раз за день. Он доставлял детективу куда больше удовольствие нежели дорогущий виски или крепкий ром. Видимо, у британцев любовь к чаю была заложена на генном уровне, ибо по другому детектив это объяснить не способен. Этот вопрос в мире по популярности может сравниться, наверное, с вопросом о смысле жизни.
От глобальных рассуждениях Габриеля отвлек закипевший чайник. Он отставил открытый йогурт, положил печенье на стол и принялся заваривать себе чай. Отодвинув барный стул, Норрис опустился на него и принялся за этот поздний ужин или ранний завтрак. Из ванной доносился шум воды. Наверняка, Робин была очень удивлена такому поведению копа. Конечно. было гораздо легче оставить ее в КПЗ, а самому уже давно наслаждаться сном в постели. Но что-то в этой девчонке заставило Габриеля поверить в то, что ей стоит пойти навстречу и помочь. Ей всего семнадцать лет, но ее храбрости и силе духа может позавидовать даже Норрис. "Ты сможешь постоять за себя, Акерман", - подумал Габриель и улыбнулся.

Когда Робин вышла из ванны, детектив как раз успел допить вторую чашку чая и съесть последнее печенье. Габриель слегка приподнял бровь, когда увидел, что девушка надела его майку.
- Для начала стоило все-таки спросить меня. Я бы откопал тебе футболку поменьше. К тому же ты надела мою любимую майку, которую ношу лишь и никто другой, - на самом деле Норрис шутил. Нет, это действительно была его любимая футболка, но одолжить ее на ночь он был совершенно не против. Не став долго задерживать на девушке свое внимание, мужчина встал и направился к раковине. Детектив не особо вникал в слова Робин о заброшенных в стиральную машину вещей, но зато он заволновался, когда услышал как она прервалась, а после раздался грохот, словно кто-то упал. Габриель отошел от раковины и увидел, как по дорогому ковру растекается пенная вода, а возле распахнутой в ванну двери сидит девушка.
- Черт возьми, Акерман, неужели так трудно не трогать того, в чем ты ни черта не смыслишь?, - Норрис начал говорить громко, с легкой злобой в голосе. Он поднял девушку за шкирку и усадил на пластиковый, прозрачный стул, стоявший у окна.
- Если двинешься с места, то я выкину тебя к чертям на балкон в этой мокрой футболке! - после Габриель развернулся и направился в сторону ванной. Он чуть было не упал, подскользнувшись на мокрой плитке, но успел ухватиться за дверной косяк.
- Как можно не уметь обращаться со стиральной машиной, Акерман, как? - Норрис дотянулся до розетки и выдернул из нее штепсель. Машинка смолкла. Мужчина потер лоб, после чего вытащил ведро и тряпку. Оставив их в ванной, Габриель прошел в свою спальню. Порывшись в шкафу, он смог найти женскую футболку и шорты, которые, наверняка, оставила у него сестра.
- Переоденься в это, - Габриель бросил вещи на диван, а сам скрылся в ванной комнате.

+1

19

Сегодняшняя ночь по праву заслужила звание самой неказистой в жизни Робин. Ещё никогда прежде ей не доводилось сталкиваться со столькими неурядицами сразу. Казалось, кто-то свыше, решив немного поиздеваться над девушкой, нарочно ставил её в неловкое положение перед новым знакомым. Наверное, Габриель уже миллион раз пожалел о том, что бросился бежать за ускользающим от места преступления силуэтом. Они были рядом всего несколько жалких часов, но Акерман успела отличится на славу — Норрис не скоро сможет забыть, встречу со взбалмошной латиноамериканкой.
— Я не виновата в том, что у тебя такая старая стиральная машинка. — По привычке парируя   словесному натиску мужчины, девушка резко смахнула с лица налипшие паутинки волос, поджав пухлые губы, словно обиженный ребёнок, которого отчитывает отец.  — Не виновата.— Тихим шёпотом повторила она себе под нос, уткнувшись подбородком в грудь.
Раскачиваясь взад-вперед на ножках пластикового стула, то и дело следя за торопливыми перемещениями блондина по квартире, Робин сминала длинными пальцами ткань влажной футболки, нехотя ощущая давящий ареал провинности, весящий над её шее, будто занесенный для удара Дамоклов меч. Нетерпеливо и нервно ерзая на стуле, она тяжело вздохнула, сдавшись натиску неотвратимой истины.
— Мы оба знаем, что не выкинешь. Уверена, что в глубине души, ты определенно знаешь, что я тебе немного симпатична. — Поднимаясь со своего места у окна, девушка отложила на спинку дивана сухие вещи, что столь щедро предоставил ей Габриель. — Зачем мне переодеваться? Неужели тебя смущает, что футболка немного просвечивает?! — Подкравшись к мужчине со спины, она нагло прижалась мягкой грудью к его сведенным лопаткам, привстав на носочки так, чтобы её обжигающее дыхание скользило по контурам уха и шеи Норриса.
Сдержав провокационное молчание не дольше чем на пару секунд, Робин грациозно отскочила на шаг в сторону, обезоруживающе улыбнувшись полицейскому.
— Прости, не смогла удержаться. — Прытко выхватив из его рук тряпку, девушка положила её поверх стиральной машины, и принялась собирать мокрые после душа волосы в импровизированную шишку на затылке. — Не подумай ничего лишнего, но раз это мой косяк, то и убирать последствия после него, тоже мне. — Произнося эту фразу с интонацией не терпящей никаких возражений, Акерман уперлась ладонями в грудь Габриеля и подтолкнула его к выходу из ванной. — Отправляйся спать. Уверена, что тебе скоро на очередное дежурство, а от сонного и уставшего копа проку мало. — Отводя смущенный взгляд янтарных глаз в сторону, латиноамериканка демонстративно захлопнула дверь перед его носом и, что-то тихонько напевая, преступила к уборке.
Спустя пятнадцать минут, пол был вытерт насухо, а тряпка постирана вручную. Воспитанная сильными женщинами, Робин никогда не избегала грязной работы, и уж если бралась за что-то всерьез, то всегда выполняла поставленную перед собой задачу с тщательной скрупулезностью.
На часах уже была четверть шестого утра. Окончательно обессилевшая девушка огляделась по сторонам и тихо прокравшись к двери спальной комнаты, украдкой взглянула через щель на Норриса. Прогоняя из головы странные мысли, она вдруг четко осознала, что не может остаться здесь даже на лишние пару минут. Теплые чувства привязанности по отношению к этому мужчине, прорастающее буйной розовой лозой в юной душе, путались и окончательно сбивали её с толку. Акерман решила уйти по-английски — не попрощавшись. Но перед этим, следовала сделать кое-что ещё: заварив свежий чай и умело приготовил яичницу с тостами, она оставила их на столе, подложив под тарелку записку. Переодевшись в свою одежду, девушка бесшумно вышла из квартиры …
«Текст в оставленном послании:
Извини за доставленное неудобство. Мне ещё не удавалось сталкиваться с такими дружелюбными полицейскими — ты хороший человек, Лайми. Спасибо, что позволил провести ночь в твоём доме. Не бойся, еда не отравлена …
P.S.  Я  украла твою любимую футболку. Верну при следующей встрече! »

Отредактировано Robin Ackerman (2014-08-13 13:24:43)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » не ходите дети под мосты гулять ...