Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » всё несерьёзно и всё не всерьёз


всё несерьёзно и всё не всерьёз

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/JBFS.png
всё несерьёзно и всё не всерьёз
линия жизни становится строже
плачем от счастья, смеёмся до слёз
мы так похожи. смотрим друг другу в глаза и
МОРОЗ ПО КОЖЕ

+1

2

внешний вид.

Никогда бы не подумал, что удар клюшкой по морде соперника может привести к череде событий, которые в свою очередь принесут мне весьма интересные последствия для моей жизни. Поначалу ведь ничего хорошего не сулило. Штраф от клуба, дисквалификация на 6 матчей от комиссии НХЛ. Потеря денег и отстранение от игры на две недели – не самый лучший результат как не крути этот кубик-рубик. В действительности тогда я был совершенно не в настроении, объявляя капитуляцию перед хандрой, и планировал просидеть эти дни дома задрачиваясь в Xbox или читая новые выпуски научных журналов. Наверняка на эту неделю пиццерия за углом получила бы двойную выручку с моего кармана, но внезапное предложение с родины заставило меня поднять свою задницу с дивана и отправиться в аэропорт. Звонил тогда мой друг. В Ванкувере он работает инструктором в сезон и поза ним – экскурсоводом. А еще он большой хоккейный фанат и человек, который по дружбе со мной вдруг стал смотреть еще и мои игры, хотя и все еще любит повторять, что нет ничего лучше КХЛ. Так вот, этот человечище, увидев, что мне светит и как, вдруг решил, что я, видимо, не буду иметь чем заняться и что пригласить в гости – вроде самый подходящий момент. Это было бы весьма все странно, если бы это не был канадец, если бы с этим мудаком я не учился в школе и если бы я не считал его своим единственным другом с родины. Но, честно говоря, позвони мне хоть продавец хот догов с девятой улицы и предложи провести неделю в горах – я бы согласился, даже не смотря на весьма сомнительную компанию. И все, потому что от гор не отказываются, никогда и ни в коем случае. Хотя бы такие любители как я. Вот таким вот макаром одним утром 4 февраля мой самолет приземлился в аэропорту Ванкувера, откуда я на такси отправился прямиком на лыжную базу. Встретили меня, конечно, с хлебом солью и под гимн Канады, а на самом деле все было нормально и обычно. Вообще за что люблю Канаду – гораздо меньше пафоса и люди попроще. У Америки есть, конечно, свои плюсы, но Канада - это то место, где я всегда ощущал себя дома, может и вправду какой канадский ген тянет к себе или что-то еще, но меня тянуло сюда, и я любил возвращаться. А возвращения свои пытался провести как наиболее активно, так чтоб даже выдыхать не успевать. Совсем не странно, что я только положил сумки в своем арендованном, а по сути, предоставленном мне знакомыми бесплатно, доме не далеко от базы, и сразу же отправился за порцией адреналину на снег. Следующие два дня прошли практически молниеносно и собственно, я думаю, что никогда бы не запомнил 7 февраля 2014 года, если бы из-за стечения обстоятельств не пошел в тот день заменять друга на посту инструктора. Нет, день был как день. Только пришлось с утра с какой-то 100 килограммовой ворчливой теткой справляться и делать из нее балерину на лыжах, но так, в общем – ничего особенного. С этой работой я был знаком, потому как частенько здесь проводил практически все свои свободные дни зимой и не редко даже сам как-то напрашивался на что-то подобное. Мне было действительно не в напряг и даже как-то веселило. Единственное, когда узнавали – принуждало либо подписывать все что можно, либо выслушивать, что КХЛ лучше.  В  итоге я таки урок я усвоил и теперь обычно представлялся вторым именем и, если кто разевал рот, тактично добавлял – “да-да, я знаю, что я похож на того хоккеиста”, практически со всеми прокатывало. И вот когда я наконец-то отправил Энид домой, не убедив таки ее, что она сможет подружиться с лыжами и оставив ее в весьма неудовлетворенном настроении, я возвращался на базу чтоб покурить, постоять ничего не делать оценивая проходящих девушек и вообще переосмыслить жизнь. Короче покурить я шел, но меня остановили, развернули и озвучили просьбу – "возьмешь двух девушек? Симпатичных". Когда мне такое говорят эти мои весьма долбанутые друзья, я знаю, что это обычный подкол. Энид тоже была женщина в соку с огромным бюстом и чувственными губами. Да-да, Энид, мое стокилограммовое утреннее счастье. И вот именно потому я поначалу поломался. Сказал чет в стиле - я не курил аж три часа, я щаз сдохну и эта Энид ваша своим бюстом чуть не придавила, когда свалилась и… И тут я остановился.  Мимолетно пробегаясь по толпе мой взгляд словил невероятно красивые и выразительные карие глаза девушки в парочке метров от меня. На моем лице наверняка засветилась дурацкая улыбка, хотя это было неконтролируемо. На пару секунд мы, кажется, вдвоем зависли друг на друге. Видимо, это было слишком заметно и следующее, что я услышал, было – “я же говорил, что симпатичные, это о них я и говорил”. Я бы наверняка и эти слова мимо ушей пропустил, но девушка, почему-то смутившись, отвернулась и начала разговаривать со своей спутницей. – Покурить подождет, ты прав. Последняя фраза вышла практически механически, так как я все еще наблюдал за свое незнакомкой. Все же, прошибало меня так, не так уж часто, можно сказать даже что очень и очень не часто. И выглядел я наверняка по-дурацки, но, черт возьми – отрываться не хотелось. – Хорошо, пиши на меня. – Наконец-то вернувшись в разговор, закончил я и, недолго думая, пошел представляться девушкам. В этот момент я действительно подумывал о том, что иногда работа инструктора весьма выигрывает перед профессией хоккеиста. Какой ненавязчивый способ подкатить, однако. – Дня доброго, девушки. Меня зовут Ланс, и я буду сегодня учить вас покорять вершины гор. – На лице улыбка практически на автомате, имя почему-то назвал свое первое и более привычное для меня самого же и совершенно ну совершенно не ясно чего это я вдруг так поступил. Ну вот вообще. Не теряя времени, я снял перчатку с правой руки и протянул ее, чтоб вроде бы познакомиться. Тем временем, ненавязчиво рассматривая девушек перед собой. Девушка с красивыми глазами, как в мыслях называть стал я ее, пока она не успела представиться, была похоже постарше второй. Вроде и на подруг смахивали и вроде не сильно. Сестры что ли? Да похер на самом деле. Младшенькая хоть и выглядела весьма восторженной предстоящими развлечениями или чем-то еще, но совершенно меня не интересовала. Я все же как-то ее старшей сестрой был увлечен, и меня слегка огорчало, что она была не одна.  Хотя, мы же не ищем легких путей, да?

+2

3

Белоснежное полотно, сотканное из облаков расстилалось под моим взглядом, скрывая собой все подробности пейзажа, который я рассчитывала наблюдать из иллюминатора. В салоне самолета было до неприличия тихо, я даже старалась не шевелиться, чтобы неловким движением не разбудить кого-либо из пассажиров. Спала и Лили, неуверенно склонив на весу голову мне на плечо и забавно причмокивая губами. Во сне она была подобна ангелу, и я, не сдержав улыбки, осторожно приобняла девочку за шею, притягивая к себе и зарываясь пальцами в упругие темные кудри. Надеюсь, чертовски надеюсь, что наш первый совместный семейный отпуск пройдет успешно, и девочки будут достаточно отвлечены на развлечения, чтобы больше не выматывать меня своими постоянными вопросами об отце.
Да, Девид и в этот раз откололся от семьи, как ушко от фарфоровой кружки, явно намекая ее владельцу на производственный брак. Брак... Все чаще я стала воспринимать это слово с иным смыслом, задумываясь о том, что хорошее дело браком не назовут. В очередной раз мой муж между семьей и работой делал выбор не в нашу сторону, предоставляя нашему взору четыре путевки на какой-то крутой горнолыжный канадский курорт.
- Милая, ну ты же понимаешь, кто-то же должен зарабатывать деньги, чтобы прокормить семью. - И не смотря на то, что эти слова он всегда произносил в мягкой и деликатной форме, они каждый раз резали меня сильнее острия ножа. Кто я такая? Всего лишь лишний рот, неблагодарная дармоедка, что не приносит в дом даже лишней копейки, да и еще показывает свое я и требует от него чуть больше внимания, чем мы получаем на данный момент. Девид всегда считал, что за деньги можно купить все. И мое доброжелательное настроение тоже. Не буду скрывать, спустя стольких лет брака, я научилась продавать ему свое благодушие и получать удовольствие от семейной жизни и без его в ней присутствия. В этот раз я так же пообещала себе не раскисать и взять от отпуска все по максимуму, тем более, это горы, и осознание того, что я проведу в них аж полторы недели, заставляло сердце трепетно и радостно ликовать в груди.
На лице непроизвольно появилась улыбка, Лили в этот момент сонно повернулась, и взмахнув рукой сбила со стола полупустой стакан газировки, принадлежавший старшей сестре. Ники, разумеется, не оставила это без внимания, тут же заливаясь в истерике и заполняя салон своими недовольствами. Жизнь вернулась на круги своя — ссоры, склоки, слезы, мои попытки угомонить девочек и нравоучения свекрови — что была нашим четвертым спутником. Да-да, чисто женский коллектив, и уже после двух часов нахождения в этой кампании мне хотелось задушить себя собственной цепочкой.
Благо, в отеле нам достались отдельные номера, пусть и соединенные между собой тонкой перегородкой. Ники решила ночевать с бабушкой, чему я была только рада — до сих пор не научилась любить эту девочку, как родную дочку, хотя и пыталась вести себя с ней точно так же, как с Лил, но... Наши с ней отношения были больше похожи на приятельские, дружеские, но никак на семейные. Я не оберегала ее с такой же опекой и заботой, объясняя и оправдывая себя тем, что это только лишь из-за ее уже весьма осознанного возраста.
Первые дни проходили не так уж и плохо — по утрам мы все вместе завтракали, Роуз (мать Девида) отправлялась на шоппинг, возвращаясь после него лишь к вечеру, а мы с девочками изучали местность, посещали местные экскурсии, с завистью наблюдая за тем, как опытные лыжники резво и отчаянно спускаются с высоких скалистых гор. Вы представить себе не можете, как отчаянно сильно мне хотелось повторить за ними, я с завистью наблюдала за каждым случайным прохожим с горной экипировкой в руках, представляя, как и я сама делаю свой первый спуск с горы.
Адреналин, шум в ушах, это чувство напряжения во всем теле, когда все твое естество сконцентрировано лишь на самом спуске — ты боишься сделать слишком глубокий вдох или выдох, моргнуть, не желая упускать ни секунды этого волшебного момента.
Кажется, в этом со мной была солидарна лишь Никки — она с тем же интересом и блеском в глазах наблюдала за тем, как горные трамвайчики отправляют в высь все новых и новых смельчаков. Хотя думаю, ей просто хотелось поскорее покинуть кампанию скучных старых теток, типа меня и Роуз, и оказаться среди людей своей возрастной категории. Желательно мужского пола. И, разумеется, симпатичных.
Так, через три дня мы уговорили Роуз взять с собой Лиллиан, и отправились покорять вершины. В ярких костюмах, с лыжными палками в руках — полные решимости и уверенности в своих силах, даже не смотря на то, что лыжницы из нас были весьма сомнительные. Мы коренные американки, и никогда не занимались никаким экстремальным видом спорта, если не учитывать партии в гольф в паре вместе с Девидом — он был агрессивный игрок, и чертовски расстраивался из-за своих промахов. Тут же нам предстояло обучиться кое-чему новому, незнакомому для нас обеих, даже я, не смотря на свой тайный опыт скалолазания немного волновалась.
- Я надеюсь, нам достанется симпатичный инструктор. И молодой. - Девушка мечтательно потягивалась, развалившись у меня под ногами и сбивая носками обуви пушистый снег, я лишь мягко улыбнулась, предпочитая оказать под кураторством опытного специалиста, и не важно, какой наружности окажется этот загадочный человек — все-таки спуск с крутой горы, впервые весьма опасная затея, и боюсь, смазливая улыбка инструктора никак не поможет мне устоять на лыжах. Скорее даже наоборот.
И тут, меня словно ударило током, от чего я без замедления подняла свой взгляд, сталкиваясь с темными, кофейными глазами незнакомого молодого человека. Все звуки, голос дочери, волнение — отошло на задний план. Меня словно закрыли в вакууме, где кроме меня и Его не было никого. Пульс стал частым, я задержала дыхание, словно пытаясь на огромном расстоянии почувствовать запах его одеколона. Интересно, как звучит его голос?
Мои собственные любопытные мысли вогнали меня в краску, я смутилась, ругая и отчитывая себя за столь смелые взгляды. Господи, Кейт, ты же замужняя женщина, а тут стоишь уставившись на молодого парня, витая где-то в облаках. Глупости. Смешливая улыбка в его адрес, и я вновь отвлекаюсь на девчонку, слегка пиная ее грузные тяжелые ботинки:
- Не слишком мечтай, девочка, тебе всего шестнадцать лет. Отец был бы не очень рад твоим поведением.
Но брюнетка лишь ехидно показала мне язык, через секунду выражение ее зловредной морды вдруг стало милым и улыбчивым, она кого-то увидела за нашей спиной, тут же притворяясь хорошей девчонкой. Лицемерная лисичка, этому она явно научилась от меня.
Голос инструктора прозвучал прямо за моей спиной, и я резко обернулась, чуть не сваливаясь с ног от удивления. Тот самый парень, с которым еще секунду назад мы играли в гляделки. На таком расстоянии он выглядит на порядок моложе.
- Ну что ж, твое желание исполнилось. - С кривой улыбочкой чуть пихаю дочку плечом, снимая перчатку и отвечая на рукопожатие мужчины. - Я Кейт, это Никки. - Я решила умолчать про наше родство, не считая нужным вдаваться в подробности. Мы не на светском ужине, здесь можно отпустить правила приличия. - Обещаете сделать из нас профессиональных лыжниц? Имейте ввиду, вам достались весьма неуклюжие ученицы. Мы встали на лыжи впервые.
Многозначительно смотрю на Ланса, словно пытаясь донести мысль о том, как же ему не повезло — парню придется учить нас с нуля.
- У вас красивая улыбка. Постарайтесь так больше не делать, чтобы мы не отвлекались. - Возвращаю перчатку на законное место, поправляя собранные в хвост волосы.
- Ну мама... - Никки явно была недовольна моей активностью, шипя на меня и пытаясь выбить место главной ученицы для себя.
- Все-все, я молчу. - Поднимаю обе руки в знак ее победы и умолкаю, кивком приглашая Ланса приступать. Ланс — какое интересное имя, вызывающее в моей голове еще целый ворох вопросов, один из которых я все-таки решаюсь задать, пока слежу за тем, как парень помогает Ник одеть лыжи, чтобы затем повторить за ним тоже самое:
- А вы из местных?

+2

4

Говорят, у людей есть предчувствие. Шестое чувство или глаз в заднице, кто как и кому как нравится, так и называют. Я, как человек, весьма упорно придерживающийся мнения, что все в нашем мире объяснимо и пытавшийся все время искать ответы на вопросы, которые всплывают по мере моего оглядывания на окружающий меня мир, был весьма предвзят к любым проявлением веры во что-то. Но вопросов всегда становилось больше, чем ответов. Хорошо было в детстве. Спрашивал: почему зеленая трава и небо голубое и зачем папа на маму залез. Сначала отмахивались, потом тебе объясняли по простому, а повзрослев, ты и сам уже как-то всего наслушивался от всевозможных окружающих тебя источников, начиная от школы и заканчивая друзьями со двора. Но чем больше спрашиваешь, тем больше подседаешь на это. И чем дальше идешь, тем больше понимаешь, что ни черта тебе не ясно и что даже почему эта гребаная трава зеленая и откуда она взялась, вроде банальщина, становится чем-то умудренным. Что тут говорить о том, что логика разбивается на мельчайшие части, как только соприкасается с тем, что человечество так преподносит и чем так сильно в то же время пренебрегает. Сейчас, стоя здесь, я не претендовал на то, чтоб вдруг постичь поэмные чувства с первого взгляда или как эту ерунду называют. Но я впервые не пытался найти ответы на те вопросы, которые могли бы появиться у меня, сохраняя я трезвость ума. Я не разбираюсь ни в терминологии и уж тем более за свои двадцать два не успел еще понять, почему все так гоняются за желанием быть влюбленным. Но когда я в этот момент наблюдал за тем, как вела себя девушка передо мной, для меня перестало все существовать. Мое предчувствие могло хоть орать, хоть истерить, хоть шлепнуть меня плейбоем по морде, но в любом случае оно бы меня не отвернуло от нее. А оно ведь орало, истерило и пыталось... предупредить, да. Но я не слушал, слишком уж у моей незнакомки ямки на щеках были симпатичные, чтоб что-то еще замечать. И этот ее мягкий, но грудной голос. Я чуть было с этой всей радости не пропустил мимо ушей ее имя, которое мне действительно хотелось узнать.
- Очень приятно. – Проговаривая шаблон, пожимаю ее руку. Кейт значит, истинная американка, наверняка. Интересно, какое у нее полное имя? А еще любит ли она глинтвейн и пойдет ли со мной вечером выпить? И еще парочку таких же вопросов посетило мою голову в одну лишь секунду. Так странно было чувствовать себя слегка неуверенно, тогда как собственно я уже и позабыл это чувство, просто по причине того, что в юношестве не особо интересовался да и давно это было, а повзрослев и став известным довольно и знакомясь обычно на вечеринках спортсменов с моделями, то все приобретало весьма символический характер. Стоило всего лишь сказать привет и пару дурацких фраз, а если еще упомянуть за сколько тебя купил клуб, то любые последующие мои действия воспринималось весьма и весьма благосклонно, а от того я не был подвержен сомнениям, что меня таки могут послать куда подальше. Конечно, я не был никогда первым казановой на деревне и уж тем более как-то не пытался им стать и иногда я действительно знакомился и в других местах при других обстоятельствах, но почему-то подобного интереса во мне не возникало, а от того и как-то не так уж имел значения результат. Слишком я уж был склонен к позитивному, но все же равнодушию к окружающим. Которое, к слову, сейчас сдавало последние позиции и вело неравный бой с моим желанием узнать поближе мою незнакомку.
- Неделя со мной и Вы олимпийские чемпионки, обещаю. И поверьте, перед Вами у меня была Энид с утречка пораньше. Вам ее в неуклюжести не победить, потому я думаю, мы сработаемся. Но цсс, я Вам этого не говорил, это почти что инструкторская тайна. – Сам не знаю, зачем так много болтаю и еще приправляю это в конце улыбкой, но это все как-о так само собой получается и нихрена я не пытаюсь быть остроумным. Я просто помню еще Энид и это действительно банальная констатация факта плюс горький опыт, у меня же еще щека правая помнит ее левую грудь. Но, наверное, хорошо, что я во время заткнулся и об этом не поведал девушкам. – А Вы только что украли у меня мой комплимент Вам. Но хорошо, будем вместе очень  серьезными, чтоб не отвлекаться друг на друга. – После этого деланный вид очень умудренного человека, который сейчас либо давясь ржать начнет, либо же извергнет весь цикл Кребса наизусть. Естественно я таки был гораздо ближе к первому варианту, но героически сдерживался, вопреки тому, что действительно меня радовало – пусть она льстила, пусть говорила наверняка не всерьез, но я был доволен тем, что в любом случае что-то во мне она да заметила. И может и вправду согласиться на глинтвейн и… МАМ? Серьезно? Вот ту я вдруг впервые за все это время обратил внимание на девчонку рядом, и мне таки стоило моих усилий не отобразить на лице весь шок, в который повергло меня всего лишь одно мелкое словосочетание. Если кто и мог меня в принципе сейчас опустить на землю и отвернуть мое внимание от Кейт, так ему бы понадобилось как раз именно вот такая фраза, все остальное бы не подействовало. Хорошо, что я воспитанный человек и что попытался сделать вид, будто я даже этого не заметил, и что это не дошло до моих ушей. И я честно, надеялся, что по мне незаметно, что я таки очень сильно был удивлен. Но не, потому что девушка при своей дочери флиртовала со мной, нет, а потому что эта самая девушка не выглядела на тот возраст, чтоб быть матерью навскидку 16-17-ней девчонки, стоящей рядом с ней. Я сам не знаю, как я к этому отнесся, потому что это вообще ни разу не изменило моих намерений. Вроде бы и был удивлен по самые уши и даже выше, но с другой стороны – какая, в общем-то, разница? Это совершенно не отменяло этого невероятного магнетизма шедшего от нее. Ну, мать, окей. Матери ходят на свидания тоже. Или я что-то неправильно понял? Но разбираться в этом всем было все же не к месту, да и мне ничего не обещали, чтоб я вдруг тут имел право на какие-то заключения. Потому я предпочел просто не придать этому какого-то особого значения.
- Относительно. Канадец – да, но я не из Ванкувера. – Отвечаю на ее вопрос, по пути делая свою работу. Приседаю и показываю где и что застегивать, чтоб зафиксировать лыжи. – А Вы американки? – и не смотрите хоккей, какое счастье-то – чуть не вырвалось в добавку. Я действительно рад был, что меня не узнали и что я могу продолжать быть просто инструктором. – И давайте я Вам тоже помогу, – я слишком уж быстро справился, просто потому что я хотел помочь Кейт, хоть и наверняка, если бы я был медленней, она бы все повторила и сама. Можно было бы даже меня в халтуре обвинить, но я исправился и дальше объяснял все более доходчиво и, пытаясь уделять время обоим девушкам одинаково. – Начнем с самого главного – расслабьтесь. Горы любят смелых и расслабленных, поверьте моему опыту. А теперь я вам расскажу и покажу что такое стойка лыжника… - а дальше я приступил к своей непосредственной работе. Объяснял обычные вещи, которые здесь инструкторы повторяют изо дня в день каждому начинающему и желающему научиться кататься. Не знаю, откуда это у меня, но учить мне нравилось, даже таких, как Энид. Что тут скажешь о двух симпатичных девушках. И я действительно пытался быть более-менее нейтральным, хотя для этого надо было приложить усилия. Младшенькая, конечно, была тоже вполне симпатичной, даже как-то пыталась привлечь мое внимание, и как мне показалось, весьма мне симпатизировала, но меня это совершенно не волновало. Я вел себя с ней вполне вежливо, но так как ведут себя обычно инструктора со своими учениками. Может даже и лучше, слегка дружественно. Ведь путь к сердцу матери через ее ребенка, да? Тем временем все мои мысли были только о Кейт. Я бы хотел объяснить, с чего это вдруг меня совершенно не волновал ни ее возраст, ни наличие или отсутствие отца ее дочери, ни даже собственно то, что у нее есть эта самая взрослая дочь. Все это как побочный эффект чего-то сильно желаемого. Знаешь ведь, что могут быть последствия, но желание от этого никуда не пропадает.
- Видите, а вы говорили все плохо. Все у Вас отлично получается. Давайте попробуем съехать, если что - я страхую, не переживайте.
Я стоял между ними двумя и ждал, пока они таки осмелятся сделать первые шаги. Свой же первый шаг я пока стремался сделать. Девушек таки очень сложно приглашать на свидание, особенно, если эти девушки возможно замужем.

Отредактировано Lance Murdok (2014-07-27 04:25:21)

+3

5

Я не верю в любовь с первого взгляда — вот такая я нехорошая. Все эти суеверия, предчувствия или знаки — для меня они были сущей ерундой и надуманностью. Не стоит считать, что я говорю так из-за незнания, как раз таки наоборот — жизненный опыт научил меня не обманываться первым впечатлениям. Вспомнить хотя бы знакомство с моим нынешним мужем — эта электрическая волна, что пронзила мое тело, когда мы впервые встретились взглядами. Как он улыбнулся мне, чуть искоса глядя на меня изумрудами своих глаз — я растаяла, тут же решив для себя, что он именно тот, которого я ждала всю свою жизнь. Идеальный мужчина, отец семейства, лучший любовник, бла-бла-бла — да-да, сейчас я не могу называть его такими эпитетами, ибо это все ложь. Серьезно. Ну правда же. Сколько лет мы уже вместе? Я сбилась со счету, да и признаться, давно перестала обращать внимания на то, как размеренно и скучно течет наша семейная жизнь. Скупые признания в любви, и то в смсках, жалкие поцелуи по утрам в дань уважения в стиле — да-да, дорогая, я все еще помню о твоем существовании. Секс раз в три месяца, я уже чувствую себя старой разваливающейся каргой, что ждет не дождется прихода климакса. А ведь мне всего-то тридцать три, ничтожный возраст для женщины. Даже не постесняюсь сказать, что самый лучший, а я трачу его на такую бездарную и никчемную жизнь. Ее озаряла лишь моя родная дочка, Лиллиан, ее лохматые косички и солнечная улыбка, что позволяя осознать, что мне все-таки есть ради чего жить.
Я не чувствовала себя любимой женщиной, желанной женщиной тем более, это сладкое и блаженное чувство позабыто давным давно, но взгляды нашего инструктора, его внимание, его взгляд заставляли меня проснуться ото спячки.
Не было никаких надежд на его счет, абсолютно, я старалась не обращать внимания на это подлое щекочущее чувство внизу живота никакого внимания, что заставляло меня безостановочно флиртовать и строить ему глазки. Ладно, я преувеличиваю, я позволила себе лишь один единственный комплимент, который не прозвучал из моих уст слишком нагло или похотливо. Улыбка у него и правда красивая, манящая, я, то и дело, смотрела на него украдкой вновь и вновь, чтобы снова встретиться с взглядом его темных пасмурных глаз, смущенно улыбнуться и вновь отвлечься на сложное крепление на лыжах.
Корила ли я себя за флирт? Ну, быть может совсем чуточку. Разумеется, я помнила, кто я такая, что где-то в Америке, в душном деловом офисе разбирается документами мой муж, придумывает новые законы, или чем там занимаются эти политики? Что рядом со мной наша старшая дочь, что уже сходит с ума от нашего инструктора и буквально пожирает его глазами. Я это чувствовала, видела по ее взволнованному бегающему взгляду — этот парень смущал ее. Меня он смущал не меньше. Я бы даже сказала больше — он меня интересовал.
Потому, когда после очередного, через чур долгого взгляда, чем дозволено в моем положении, взгляда, в момент, когда Ланс отвлекся на мою дочурку, я мягко ударила себя ладонью по лбу, словно пытаясь навести в своих мыслях порядок.
Ты думаешь совершенно не о том, Кейтлин, ты приехала сюда кататься на лыжах, а не на... А не пялиться на молодых, через чур молодых для тебя, мисс Эллингтон, инструкторов.
- Не стоит быть таким уверенным в наших способностях. Еще сбежите от нас обратно к своей Энид. - Я ухмыльнулась, чуть не поскальзываясь, пытаясь повторить очередное упражнение, которому нас обучал этот спортивный канадец. Лыжи не сразу стали слушаться меня, их гладкая поверхность скользила по глади снега, и я старалась не отвлекаться на мужчину, чтобы тверже стоять на ногах. Вообще-то, я надеялась, что опыт скалолазания поможет мне чувствовать себя увереннее, но вместо этого я была потерянной — здесь все абсолютно другое, неизвестное, непонятное мне — лыжные палки в моих руках казались совершенно бесполезным атрибутом, лыжи, что-то и дело скашивались и целовались носами, пока я пыталась поставить ноги прямо. У Николетт дела шли не лучше — малышка даже пару раз свалилась на мягкое место, хотя думаю, эти падения были не случайными. Какие смешные попытки привлечь к себе внимание, не удивлюсь, если в следующий раз на занятие она догадается вырядиться в юбку.
- У вас еще будет время придумать для меня новый. - Я весело рассмеялась, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Недовольные взгляды дочери весьма отрезвляли меня, и я старалась искоренить из своего голоса все намеки на флирт и симпатию. Это у меня просто юмор такой, ну что вы!
А затем, затем наша маленькая шкодница сдала меня с потрохами, и когда из ее уст вылетело это гадкое мама, я не обратила на него никакого внимания, пока Ланс, да-да, тот самый Ланс, к которому я возвращаюсь взглядом каждые две минуты, чуть не подавился своим собственным языком от удивления. С одной стороны, я даже обрадовалась этому — быть может, теперь он не будет смущать меня и будет относится ко мне более нейтрально, с другой стороны... Наши взгляды, что каждую секунду искали друг друга мне нравились, он сам мне нравился, интересовал, не смотря на то, что я таких чувств испытывать просто не должна. Я же замужем, черт возьми. И люблю своего мужа. Ну же, гребаное самовнушение, начинай работать.
- О, подрабатываете здесь? Или же это ваш постоянный заработок? Если не секрет, вам хорошо платят за такой адский труд? Я бы, наверное, не выдержала с утра до вечера заниматься с олухами, типа меня. - Да, выдержки и терпения у меня практически не было, и если меня раздражает тот или иной человек, я тут же придумывала чертовски важные дела и бежала прочь — с работой инструктора это не прокатит. Разве что, можно столкнуть надоедливого ученика с горы и сделать вид, что ты не виноват. Может именно так он и поступил с Энид? - Да, так похоже? - Почему-то эти слова из его уст прозвучали для меня оскорбительно. Не скажу, что я была фанатом своей нации, в этом плане я весьма гуманна, но и слушать что-нибудь гадкое про свою страну я бы тоже не стала. - Приехали к вам из самой Калифорнии. Я снег то вижу раз третий в жизни, в Сакраменто совсем другой климат. Так что... Так что если у нас не получится кататься на лыжах, придется проводить остаток отпуска за художественной лепкой снеговиков.
Я слишком много говорю — это странно. Обычно в обществе незнакомых людей я стараюсь быть более сдержанной — как меня воспитывали отец и муж. Мол, женщина не должна много говорить, особенно о себе. Но сейчас мне хотелось ломать стереотипы, пользоваться тем, что на пути мне встретился человек, с которым у меня возникла такая явная электрическая симпатия. Он мне нравился, я ему, кажется тоже. Буду надеяться, что эта симпатия несет исключительно дружеский характер.
Думаю, вы уже поняли — я гнала от себя все романтические помыслы прочь. Ну разумеется, я же не абы кто, уважающая себя женщина, которая не ведется на провокации, иначе все, секир башка, лишение всех прав и привилегий. Не скажу, что я хорошо справлялась со своей ролью, но главное — стремление. Остальное приложится. Тем более, если Ланс действительно такой потрясающий инструктор, есть огромная гарантия того, что больше нам не придется видеться. Это было бы безопасным для меня вариантом, пусть и немного грустным.
А затем наши тренировки, обучение элементарным вещам, и знаете, в итоге у нас с Никки получалось не так уж плохо — парочка неуклюжих падений не в счет, тем более что Крис оказался очень обходительным и внимательным парнем, не ругал нас, относился ко всему снисходительно, каждый раз поднимая нас на ноги и помогая отряхнуть мягкие места.
- Уже? - Мы занимались всего-то минут пятнадцать, и если у Никки возможность съехать с горы вызвала бурный восторг, то вот у меня затряслись коленки. - Пора? - Его утвердительный кивок, и я нервно улыбнулась. Он выглядит уверенным, он знает, что делает. Но я все равно пихнула катиться первой свою дочуру. Мол, мама старая, маму надо поддержать.
Спуск у девчонки получился и правда потрясным. Она ловко справилась со всем, аккуратно приседала, чтобы набрать скорость, обходила препятствия — словно катание на горных лыжах было у нее в крови. Ее триумф не придал мне больше уверенности, я помахала девчонке рукой, оборачиваясь на Ланса, что стоял слева от меня.
- Ты же спасешь меня, если я вдруг не справлюсь? - Когда Никколет нет рядом, я совсем забыла про правила приличия и это напускное выканье. Мне не хотелось говорить с ним так официально, казалось это чертовски глупым и неуместным. Он не казался чужим человеком, незнакомым, далеким от меня — скорее наоборот. Я чувствовала тепло, понимание и некую необъяснимую близость. Возможно мне кажется. Возможно, мне просто хочется, чтобы он был таковым. Ох Кейт, это всего лишь отпуск, прекрати анализировать, по возвращению в Сакраменто вы с ним все равно больше не увидитесь. И эта мысль успокоила меня.
Я пригнулась, оттолкнулась от снежного настила и рванула вниз.
В какой именно момент я потеряла управление, я не знаю. Белоснежный покров ослепил меня, сбил с толку, и я растерялась, путаясь в собственных ногах, цепляясь то ли за лыжу, то ли подскакивая на кочке. Сейчас это не имеет никакого отношения. Я свалилась в какой-то овраг, тут же скручиваясь в маленький комок, чувствуя обжигающую боль в лодыжке. Хотелось содрать с себя эти чертовы лыжи и не одевать их больше никогда. Палки валялись где-то в стороне, я слышала голос дочки, она кричала чье-то имя. И через секунду я услышала шорох и шум шагов недалеко от меня, а позже — его лицо. И его красивую улыбку.

+3

6

« мне от твоей улыбки горячо –
а что ещё зимой бывает нужно? »

Все мы говорим такую сакральную фразу – этого со мной никогда не случается. Коварность ее в том, что в какой-то момент это самое невероятное таки происходит, что становится для тебя же чем-то сверх удивительным. Ты уже давно убедил себя – со мной не случается! Никогда. А мир плюет тебе в морду и с невинным видом проговаривает – не неси ерунды. С тобой случилось, поздравляю, разбирайся теперь сам.
Да, со мной тоже не случалось. До той зимы.

- Можно сказать и так. Работающий и отдыхающий. А лучшая плата это удовольствие от работы, не считаете? – даю весьма уклончивый ответ, уходя от прямого вопроса о работе. Я уже привык быть уклончивым в ответах, просто потому что другого выхода нет. Не рассказывать же каждый раз, что я из тех психов, которые по доброй воле на отдыхе работают, а поза отдыхом – являются спортсменами, которым хватает времени только на сон и тренировки. Вроде бы, это породило бы повышенное внимание ко мне, и, вроде бы, я даже хотел бы этого от нее, но с другой стороны мне нравилось добиваться этого самого внимания совершенно другими способами. Уж слишком я не любитель всего легкого и когда-нибудь это сыграет со мной в русскую рулетку, но пока что я предпочитал поддаваться своим желаниям, даже если они шли в разрез с моими интересами.
- У Вас чисто американское имя, нет акцента, свободное поведение. Да, это заметно. –  Шерлок Холмс явился перед вами и показал чудеса дедукции. И ведь никогда не был слишком наблюдательным, даже порой мог многих вещей не замечать, зацикливаясь на чем-то более для меня важном в тот или инной момент. Но сильный интерес меняет все, перевернув верх тормашками. И вот ты уже замечаешь, как она разговаривает, как поправляет волосы, и как смотрим на тебя своими горящими глазами. Таки удивительные метаморфозы могут происходить с мужчиной, который увлечен девушкой. – Вот значит, какой штат рождает таких красивых девушек. Я запомню. А на счет лыж, так с этими умениями никто не рождается. Каждый может научиться и я здесь, чтоб вам облегчить этот процесс. – Все еще продолжаю держать такт. Хотя мне нравится то, как она свободно со мной разговаривает, не строя стен. Ее открытость к общению меня привлекала, и я хотел бы отвечать тем же, но, все же, на меня каким-то образом да подействовало присутствие рядом ее, черт возьми, не верится даже, дочери. Обескуражило, что ли, и я не имел понятия, как вести себя так чтоб не переходить какой-то границы что ли. И единственное чего мне и в самом деле хотелось это то, чтоб мы остались вдвоем, и чтоб не приходилось гадать, как же с детьми ведут себя обычно. 16-нюю девчонку вряд ли можно было бы назвать ребенком, но она стала так восприниматься, как только произнесла свое – ну мам. Не матери прибавился возраст в моей голове, а детю уменьшился. Какая-то весьма дерьмовая логика, но породила во мне странное восприятие всей этой ситуации. И так как раньше у меня такого не бывало, то я в действительности не совсем понимал как разрулить такую весьма необычную для меня ситуацию, когда хотелось пригласить куда-то девушку и при этом для этого надо же как-то от присутствия ребенка избавиться. Задачка не из легких, особенно если при этом надо еще и делать свою работу и делать ее качественно. Не отвлекаясь. Совершенно не отвлекаясь. Даже если она стоит в полуметре от тебя, даже если ты прикасаешься к ней, поправляя ее, даже если понимаешь, что хочется быть еще ближе.  Да, абсолютно нельзя отвлекаться.
- Уже, – повторяю ее слова и, поворачиваясь к ней, продолжаю, - не бойтесь, я с Вами. – На пару секунд, в который раз, задерживаю взгляд дольше, чем бы это требовалось. А потом опять оглядываюсь, чтоб проверить, где же младшенькая. А у Никки, кажется, все получалось. Тут  подумал, что не такой уж я дерьмовый инструктор, раз уж даже не смотря на то, что сосредоточиться мне было таки действительно сложно – что-то да дошло до моей так называемой ученицы. Я даже слегка удивился, ибо для первого раза – как-то слишком хорошо. Давненько ничего такого я не наблюдал и даже проникся какой-то симпатией вдруг. Плюс это давало определенные надежды на то, что если ребенок увлечется лыжами, то может и не надо будет уже моей помощи, а там можно будет полностью сосредоточиться на Кейт. – У Вас весьма талантливая… Никки. -  сказал ерунду и сам же сразу же посмеялся с нее. Ведь наклевывалась весьма неловкая ситуация из-за моей вполне странной фразы. Да, я действительно на автомате произнес первую часть и не закончил ее словом – дочь, потому что я опять посмотрел на девушку рядом со мной, и в моей голове совершенно не вязалось это “дочь” с ней. Вот и заклинило. Странно так заклинило, что даже я, умеющий любой свой косяк замазать удачными словами, вдруг произнес что-то такое очень напоминающее бред идиота. Но раз уж меня подвел мой язык, то пришлось выруливать за счет смеха. Что мне еще оставалось? Вот я и заулыбался на все тридцать два. – Извините, мне сложно принять то, что у такой привлекательной и молодой девушки может быть такая взрослая дочь. Каюсь. Но она у Вас и вправду очень хорошо справляется. Значит и у Вас должно получиться. – Вижу же что даже мой косяк и то не снял ее напряжения и пытаюсь как-то подбодрить. Первый шаг сделать всегда сложно, я это понимал, как никто другой, раз уж сам мялся уже полчаса, с какой стороны к ней так подойти, чтоб она мне не отказала. Еще хрен его знает что страшнее – впервые съехать на лыжах или же получить отказ от привлекающей тебя девушки.  Да, хорошо, что она не знала, о чем я думаю, пока пытаюсь подобрать слова и убедить ее в том, что это совершенно не страшно – ведь лыжи не знают слова “нет”, с ними гораздо проще. Да, такую аргументацию, она бы явно не приняла. И вот посреди этой каши в голове она оборачивается ко мне и задает вопрос, который в свою очередь закрыл все мои вопросы. По тексту вроде ничего такого, но тут до меня дошло, что плевать я хотел на все, я получу от нее да.
- Конечно, не сомневайся. – Спокойно отвечаю ей, натягивая уверенную полуулыбку. Мы еще раз пересекаемся взглядами, а потом девушка отворачивается и в следующую секунду уже мчится вниз. Я усмехаюсь сам себе и, увидев, что она все правильно делает, неспешно еду за ней немного притормаживая, чтоб вдруг, если что помочь. И когда я уже расслабился и отвернулся чтоб поймать взглядом еще и Никки, что-то пошло не так. Я понял это слишком поздно и,  матеря себя же в мыслях, начал набирать скорость, чтоб попытаться предотвратить ее падение. Но я не успел, все случилось слишком быстро даже для меня.  И единственное, что мне осталось это резко притормозить и остановиться возле того места где она упала. Я, конечно, сохранял спокойствие, да и на первый взгляд не должно было бы быть чего-то слишком серьезного, но я вдруг поймал себя на том, что переживаю за нее и совсем не, потому что я ее инструктор. Но думать об этом не было времени, я сосредоточился на том, чтоб понять, не сломала ли она чего себе. – Сильно ушиблись? – весьма дурацкий вопрос, выглядела она весьма испуганной и я впервые подумал о том, что может быть и вправду будет нужна медицинская помощь. Я был не совсем силен в подобных вещах, но попытался сделать весьма поверхностный осмотр, в ходе которого я и понял что видимо с ее ногой не все в порядке. – Не двигайтесь, я сам. – Предупредил, чтоб она вдруг не вздумала что-то делать. Под адреналином она могла не чувствовать боли и любые лишние движения сейчас – явно не то, что ей нужно. Но осмотрев ее еще раз, я понял, что все же повреждена была только лодыжка. Только я закончил и потянулся, чтоб снять с нее лыжи, подъехала Никки.  Она начала что-то говорить, но я перебил ее – Снимай лыжи и иди вперед предупреди, что возможно понадобиться помощь. И не переживай, вроде ничего серьезного. – Девчонка смиренно кивнула и последовала моему совету. Я тем временем снял и с себя лыжи тоже. Знал я, конечно, что лучше было бы просто ждать помощи, там носилки и шины и дальше по списку. Но решил я сделать по-другому, идя на попетую какому-то необъяснимому порыву, вопреки здравому смыслу. – Руку мне на плечо и за шею. Карета подана. – Подшучиваю, но даю понять, что надо делать. В следующий момент уже поднимаю девушку на руках и начинаю подниматься вверх, на фоне охуевших проезжавших мимо лыжников. – Вы обломали мне очень хорошее свидание вечером. Я подумывал Вас пригласить на глинтвейн.
Мое “никогда” случилось 7 января. И я  ему очень благодарен.

+1

7

чёрт знает, чем всё кончится
но хорошо, что хоть начинается.

Он совершенно не контролировал себя, осыпая меня с головы до пят щедрыми комплиментами, заставляя смущаться и чувствовать себя чертовски неловко. Особенно учесть, что бок о бок с нами занимается моя старшая дочь, и многозначительно фыркает каждый раз, когда тон инструктора становится слишком мягким при разговоре со мной. Честно сказать, я никогда впредь не оказывалась в такой сомнительной ситуации — со мной никогда не заигрывали так явно, легкий флирт в рамках воспитания не в счет, не ухаживали в присутствии детей, да что уж там, как только мужчина видит на моем пальце обручальное кольцо — тут же старается поменять свое местоположение и отыскать себе девушку по-доступнее. В общем-то, это и было моим главным оружием — я не стеснялась своего статуса, не стремилась скрыть свой возраст, детей, мужа — все это казалось мне детскими и бестолковыми играми — я давно вышла из того возраста, когда весело играть в тайных агентов. Ну а если на чистоту — я просто боялась этих влюбленностей, того самого ощущения, что моя жизнь может быть намного краше, ярче и интереснее, чем мне может предложить Девид. Что я буду чувствовать себя красивой и желанной, что моя улыбка может быть настоящей и искренней, мне не придется изображать фальшивый смех, поддерживая очередную неудачную шутку мужа, беседовать на неинтересные темы, готовить осточертевший ужин, быть той, кем я никогда не являлась и не хочу быть.
И самое хреновое в том, что рядом с Лансом я стала ощущать все эти прелести — когда он смотрел на меня, улыбка не произвольно появлялась на моих устах; когда касался моих рук, чтобы направить в нужную сторону мои движения — я блаженно закрывала глаза, чувствуя не только интерес профессиональный, но и мужской, волнительный, что передавался мне через его кончики пальцев. Мне нравилось это чувство, оно привлекало меня и манило, одновременно заставляя сердце сжиматься от волнения и стыда — подумай, что скажет Девид, если узнает, что ты позволяешь себе так развязно общаться с каким-то юнцом. И то верно, мы должны придержать коней.
Потому позже я только молчала, виновато отводя взгляд в сторону и стараясь больше не отвечать на комплименты ответным вниманием. Давалось мне это не легко, и я прикусывала губы каждый раз, когда очередное восторженное щебетание чуть не срывалось с моих уст. Ну а потом, потом этот спуск, мой дикий страх, его поддержка, которая увы, не смогла спасти меня от падения.
Первым, что я увидела перед глазами — было его лицо. Он что-то говорил, но я не могла сконцентрироваться на его речи, в панике пытаясь снять с себя лыжи. С ними на ногах было чертовски неудобно, левая лодыжка ныла от боли, привлекая мое внимание и я не могла проигнорировать этот сигнал о помощи.
- Нет, я кажется подвернула ногу. - Говорю через силу, морщась от его уважительного тона и этой официальности. Вы. Чувствую себя почтенной дамой в возрасте — я и так старше Ланса, а он своим говором заставляет меня вспоминать об этом факте вновь и вновь, словно вселяя в мою душу новые комплексы. Как старушка, ей Богу, развалилась под зеленой елью, не в силах даже подняться на ноги. Не желаю, чтобы он мне помогал, мне хотелось показать ему, что я не настолько стара и немощна, что не способна даже пережить одно единственное падение с горки. С самой мелкой горки, что тут была. Стыдно, Кейтлин, стыдно. - Не стоит, я сама. - Но на мои женские капризы никто не собирался обращать внимания, и я отчаянно свалилась на спину, закрывая лицо ладонями, пытаясь унять алый румянец, поселившийся на моих щеках.
Через секунду моим ногам становится легче, лыжи лежали в стороне, больше не сковывая моих движений, пытаюсь пошевелить ступнями и тут же стискиваю зубы от боли. Уверена, на этом курорте нет большей неудачницы, чем я. В первый же день подвернуть ногу, чтобы остаток отпуска провести в своем номере читая брошюрки о том, на каких развлечениях я не успела еще побывать.
И тут мое тело пронзает миллионы электрических зарядов, я чувствую его пальцы на своей щиколотке — такой обыденный жест, банальный осмотр, попытка оказать мне первую, необходимую помощь — и столько бушующих эмоций в моей груди, точное описание которым я все никак не могу подобрать. Смущение? Желание? Волна этого самого чувства, непонятного намешанного коктейля окатила меня с головой, и под впечатлением я словно пячусь назад, пытаясь ускользнуть из под его рук.
- Мам? Все хорошо? - Мой взгляд резко перемещается с его нахмуренного лба на озадаченное лицо малышки. Киваю головой, не перебивая Мёрдока и позволяя ему править балом. Говорить я сейчас не в состоянии: слишком напугана, слишком ошарашена, слишком смущена. - Жить буду? - И идиотский нервный смех вырывается из груди, я пытаюсь встать, но вместо этого Ланс протягивает мне руку, и через мгновение я оказываюсь у него на руках.
Хватаюсь за ворот его костюма, чувствуя неловкость из-за того, что молодому парню приходится носить меня на руках. Кажется, я не бывала в таком положении с самого замужества. Улыбаюсь.
- И часто вам приходится таскать на руках своих нерадивых учеников? - Я пытаюсь не концентрироваться на том, в каком положении сейчас нахожусь, что его ладони крепко обнимают меня за стан, а я касаюсь пальцами горячей кожи на его шее. В этом нет ничего особенного, он просто помогает мне — только и всего. - Оу, простите, обещаю — это больше не повторится. Мне жутко стыдно и без ва...
Свидание? Что он только что сказал? Казалось, я проглотила собственный язык от удивления, глядя на него так, словно вижу впервые в жизни. Я, конечно, чувствовала, предполагала, что между нами возникла симпатия, но предугадать, что Ланс пожелает встретиться со мной еще раз — нет, кроме глупых девичьих фантазий и любований, я не думала ни о чем. Ни о том, что будет дальше, могли бы мы видеться, проводить время друг с другом наедине, как далеко зашло бы наше общение — я никогда не загадывала наперед, именно поэтому сейчас я попросту не знала, что ответить.
Такие ситуации называют — и хочется, и колется.
- Это неожиданно. - гляжу вперед, перед собой, пытаясь угадать, сколько времени у нас есть до того, как мы доберемся до пункта первой помощи. Первым моим желанием было слезть с его рук и пойти до туда пешком — я не мастак вести разговоры, и если я не могу найти, что ответить — я просто ухожу. Сейчас был не тот вариант, и сменить тему на голубое небо тоже не получится. От меня ждут четкого ответа, а я... смотрю на свою левую ладонь, прокручиваю на пальце обручальное кольцо, и медлю.
- Ланс, я же замужем, я думала, вы поняли об этом. - Вот так быстро своим предложением он снова вернул мне возможность говорить с ним официальным тоном. - Женщины в моем статусе не ходят на свидание с инструкторами, их мужья не одобряют такое поведение. Думаю, вам бы тоже не понравилось, была бы я вашей женой, верно?
Вы даже представить себе не можете, как это тяжело — отказываться от чего-то такого желанного. Но черт, я была слишком воспитанной женщиной, для того, чтобы позволять себе такие вольности.
- Вы мне очень понравились, правда, но я не могу, просто не могу. Это не правильно, извините. И я пойму, если вы на меня обидитесь и скинете в ближайший сугроб, я честно постараюсь доползти до номера самостоятельно и больше никогда не вылезать за его пределы.

Отредактировано Kaitlyn Ellington (2014-08-03 21:48:21)

+1

8

На самом деле мне не надо было смотреть ей на руку, чтоб знать, что она замужем. Как только я в принципе задался этим вопросом, я сразу же нашел свой ответ, чисто интуитивно по сути, но я понимал, что худшие из моих предположений верны. Конечно же, она замужем. Может быть даже счастлива, может быть ее муж просто не любит лыжи, может у него срочные дела, может иногда лучше отдыхать по отдельности. Все это возможно и я не пытался продолжать думать об этом. Одна мысль, что у нее есть ее мужчина, приводила в раздражение, и я пытался как-то оградиться. Всего-то какие-то полчаса и в них ничего лишнего. Наши общие формальности вопреки ощутимому под кожей притяжению. Желания это нормально, но они всегда и во всем должны иметь свой контроль, иначе никто не знает, к чему они могут привести. С первого пересечения наших взглядов я знал, чего хочу. После первых десяти минут я уже начал понимать, что это невозможно. Сейчас вроде бы пора принимать это и начинать думать о том, какие это все глупости по своей сути. Много раз я вроде бы должен был бы еще встречать девушек, тянуться к их привлекательности и с одной из них в каком-то туманном весьма будущем создать что-то свое совместное. Не с ней. Принимать этого не хотелось. А отступать тем более, хотя и вроде умом понимал, что это неизбежно.
- Неожиданно? Разве? – это совсем не прямой вопрос и несет он за собой гораздо больше. Совершенно неважно мне выглядит ли внезапным мое предложение. Суть в другом – с ней та самая ерунда, что со мной или у нас тут матч в одни ворота? Вот что действительно меня интересовало, и чего я ждал в ответе, хотя может она и не поймет, скорей всего не поймет, даже так. Я совершенно не был самонадеянным, и уж тем более не претендовал на то, чтоб ее цепляло, так же как и меня. Я же понимал, что ощущения это сугубо личное и уж ни в коем случае оно не должно быть двухсторонним обязательно и беспрекословно. И пусть в какой-то момент мне и показалось, что это вполне возможно и даже принял как факт, но с другой стороны и вправду – нахрен я ей сдался-то? Да, мои мысли не могли прийти к одному заключению, наверное, потому вопросов появлялось еще больше и то, что я озвучил только один, было весьма хорошим результатом самоконтроля. – Ну почему же, земля полна женщинами, изменяющими своим мужьям с садовниками. Чем инструктора хуже? - когда все жопа – шути, должно помочь. – Но я понимаю, о чем вы и уважаю вашу позицию. Но Вы говорите на месте вашего мужа, да? – смотрю вперед, в глаза ей уже насмотрелся, и так крышу рвет, так проще гораздо сосредоточится в ту паузу, которую сам же себе и подарил между своими предложениями. – На месте Вашего мужа я бы Вас не отпустил сюда одну. С любимой женщиной нужно отдыхать вместе, иначе я не вижу смысла. – Говорю то, что думаю, действительно не пытаясь показаться лучше или же изрекать из себя вечные пафосные фразы.  Может это возраст или что, но даже к отношениям, пусть теоретическим и таким, которые мне виделись уж в слишком далеком будущем, я относился весьма максималистично, предполагая именно то, что я и озвучил, не думая даже скрывать свои вполне наивные умозаключения. – Не переживайте, в сугроб не скину, смиренно донесу и даже попытался бы уговорить Вас на чисто дружественный чай втроем. Но он, похоже, тоже не светит, учитывая ваше желание сделать пируэты в воздухе и их последствия. Вы это точно не специально? – еще одна порция ерунды от меня и вроде бы это не должно быть смешно и улыбаться своим шуткам (а может ей?) вообще неприлично, но вот таких дураков как я носит земля и ничего с этим нельзя поделать. Я не знаю, выдержала ли она бы мое общество еще лишних пару минут, учитывая, что я, когда не хочу принимать отказ – начинаю нести величайшие бредни, лишь бы заболтать это ее “нет”. Но ей повезло, в самом деле, расстояние как-то уж слишком быстро сокращалось, и я уже и не заметил за этим всем как мы медленно, но верно подошли к цели назначения. Я уже издалека убедился, что врач смотрел на меня с весомым недоумением в ее взгляде. Ну как врач, девушка-врач смотрела на меня с весомым недоумением. Она была здесь недавно, и за ее практики пока что никто с инструкторов не пытался играть в супергероя. Контракт в любом случае этого не предусматривал и оставлял это на плечи других спасателей. А что не прописано по бумажке – значит, не обязывает даже совесть исполнять ее исконно установленную функцию. А тут вдруг, я. Я, тот, который даже не инструктор, по сути, и вытворяю что-то такое из мира фентези. Хотя может потому и вытворяю что не связан подписью на листе обязанностей. А может дурак, да? Может меня где шайбой шибануло или клюшкой кто заехал? Наверняка она мне уже и диагноз поставила и к психиатру направила и вообще все это дерьмо читалось на ее лице. Я, даже сильно не приглядываясь, заметил. Но мне это было чисто по боку. Спросил куда нести, направила – и то хорошо. Рядом как ниоткуда появилась Никки и начала что-то щебетать. Я не пытался вставлять каких-то реплик, ибо посчитал, что ее мать с ней справится сама даже с поврежденной ногой и тем фактом, что находилась у меня на руках все то время пока мы шли  к кабинету травматолога. В действительности все происходило как-то тихо, мирно и молниеносно быстро. Совсем скоро я уже оставлял Кейт на кушетке в кабинете. Врача еще не было, а Никки задержалась, объясняя медсестре кто мы. Вот тут я впервые не знал, что собственно сказать и как заполнить ту паузу, которая вдруг возникла между нами. Плюс, к тому же, я понятия, не имел надо ли уходить вообще без слов или остаться еще и подождать врача. Что собственно делать и черт мы же одни здесь. Замужем она, замужем – мантра крутившаяся в моей голове вообще ни к чему не годилась и уж тем более не остановила бы меня, решив я сделать еще один шаг навстречу своему упорству превратив его в навязчивость. Но мозгов хватило не делать совсем уж обесбашенных шагов и единственное, что я изрек из себя, все еще находясь возле нее лежащей на кушетке, был один единственный вопрос. – Какой Вы чай любите? – единственный и весьма глупый вопрос, да. Откуда он взялся это еще надо спросить мой мозг, который, похоже, сегодня совсем не пытался включаться в мою жизнь и желал погубить мою репутацию человека, который как на свои двадцать вполне неплохо справлялся с общением с девушками. Но пока я уничтожал последние остатки уверенности в том, что делаю, в кабинет вернулась Никки, а за ней и врач. Последняя произнесла фразу насмешливым тоном – Супермен, ты уже отличился. Моя очередь. – Тут, наверное, я еще продолжал думать о том, почему, к хренам собачим, я спросил за чай, так как она продолжила с объяснением. - Я имею ввиду, ты можешь идти. – и похлопывание по плечу,  что собственно подействовало и таки вывело меня из состояния задумчивости, граничащей с глупостью. Сейчас увидел бы я себя со стороны тоже подумал о том а не получал ли я клюшкой в последнем матче, но я себя не видел и слава Будде. – Эм, хорошо, ухожу, не мешаю. – и ни слова Кейт, вообще. Просто открыл дверь и ушел. Недалеко, правда, до первого ряда кресел для ожидающих, но молча и с весьма отрешенным видом. Чай, отлично я придумал. Чай. Ебать я идиот.

+1

9

Его слова меня смутили, заставляя на какое то мгновение притихнуть и задумчиво уставится под наши ноги. Снег блаженно хрустел под его уверенными шагами, и я крепко обняла его за плечи, позволяя себе придвинуться чуть ближе дозволенного, не ради собственной безопасности, ради женской прихоти оказаться поближе к его горячему сердцу. Он был прав, слова Ланса не прозвучали для меня слишком неожиданно и вольно, где-то глубоко в своей душе я жаждала этого приглашения, но трезвый разум, жестокий, кровожадный не позволял забыться окончательно, и кричал во весь голос — опомнись, глупая, думай, что творишь. И я думала, отгоняя от себя порочные мысли прочь, заставляя не забывать о том, что реальная жизнь всегда кардинально отличается от моих грез и фантазий.
- А тебя устроит роль какого-то там садовника или инструктора? - Без всяких намеков спрашиваю я прямо, наконец, поднимая свой взгляд и останавливая его на мужском, сосредоточенном лице. Я не верю, Мёрдок, не верю, что тебе по вкусу быть на вторых ролях, лишь развлечением по выходных, глупой детской тайной, о которой не рассказывают каждому встречному. Смирился ли бы ты с этим? С тем, что на вершине любовного треугольника окажешься не ты? Вздор, так что обсуждать это далее я не видела смысла. Лучезарно улыбаюсь, отводя взгляд, не справившись с прямым напором его темно-карих. - Это хорошо, что понимаешь. - Он смущал меня, не специально, своими повадками, своим тенором голоса, упрямыми максималистичными речами — смущал меня как юную школьницу. Как он говорил о своем отношении — мне от чего-то стало смешно, и глупый смех вырвался из моих легких, сливаясь весенней мелодией с январским холодным снегом, что аккурат ложился на наши плечи с небес. - Ты еще слишком молод, чтобы разбираться в семейных отношениях. У Девида просто слишком много работы, у него не всегда есть возможность выбираться куда-то вместе с нами. Но из-за этого мы не должны жертвовать своим отпуском и из года в год проводить его исключительно в четырех стенах.
Не знаю почему, но мне стало унизительно обидно за его слова. Я нахмурилась, печально отворачиваясь в сторону и замолкая теперь до самого финиша нашего спонтанного приключения. Ланс, сам того не предполагая, ударил по самому больному месту, он задел мой брак, который и без его замечаний был на грани краха. Его мнение, его жизненная позиция — она была больше похожа на мою мечту — да, именно таким я представляла свое будущее, когда примеряла фату перед церемоний бракосочетания. Что мы будем любит друг друга вечно, до самой старости держаться за руки и дарить друг другу исключительно любящие, нет, влюбленные взгляды. Вечера в обнимку перед телевизором, ежегодный отпуск вместе, даже утренний поспешный душ — исключительно вдвоем. Но время научило меня жизни, подарило мне опыт и знание о том, что мечты сбываются только в книжках, и такой любви, такой идеальной семейной жизни просто не существует.
Наконец, мы оказались на пороге пункта оказания первой помощи. Ланс все так же благородно таскал меня на руках, а я с любопытством отметила для себя то, что он до сих пор не выглядит усталым. Крепкий парень, он явно занимается еще каким-то спортом, кроме горных лыж. Уверена, благодаря им нельзя было добиться такой выносливости и физической силы.
Тут же из ниоткуда появилась Никки, суетливо скача вокруг нас и заваливая вопросами:
- как добрались?
- как нога?
- теперь мы больше не будем кататься?
Я благополучно пропускала их мимо ушей, погруженная в собственные мысли — я совершенно забыла о боли в лодыжке, вспомнив о ней лишь в тот момент, когда мужчина усадил меня на кушетку, и я коснулась ногами твердого пола. Сдавленный стон сорвался с губ, тихий, почти незаметный, я тут же замаскировала его взволнованным кашлем — не люблю казаться слабой, этого гадкого ощущения мне хватает в жизни и так. Люди в белых халатах мельтешили перед глазами, я всегда боялась врачей, вернее, недолюбливала их. Все свое детство я провела на больничной койке, борясь с перебоями в сердце, начиная каждое свое утро с очередной волшебной пилюли, которая помогала мне справиться с давлением, головными болями и дрожью в руках. Сейчас, глядя, как один из врачей направляется в нашу сторону, я вдруг вспомнила, что не принимала свои препараты с тех самых пор, как приехала сюда. Сердце тут же жалобно заколотилось, словно радуясь  тому, что о нем вспомнили.
- Какой вы чай любите? - Голос Ланса оторвал меня от нервных размышлений, я даже не заметила, как взволнованно расстегивала ворот на своем лыжном костюме, в попытке дать себе больше кислорода. Появилась волнительная одышка, и еще... Еще я не хочу, чтобы он присутствовал при осмотре — это как-то... неправильно. Но его наивный и простой вопрос заставляет меня улыбнуться и немного расслабиться. Я облокачиваюсь спиной о холодную стену, но не успеваю ответить — нас перебивает доктор и просит выйти инструктора прочь — мол, пора специалистам приниматься за дело.
В прочем, надолго он меня не занял — диагностировал обычный вывих голеностопного сустава и ушиб, предложил мне лед, выписал пару упаковок обезболивающего, уточнив об их совместимости с моими препаратами, и помог справиться с эластичным бинтом, без которого я не могла ходить, не ощущая острую боль в пятке.
Через двадцать пять минут я уже стояла на пороге кабинета, вглядываясь вглубь зала для ожиданий и снова встречаясь с его взглядом. Он никуда не ушел, и почему-то от осознания этого факта на душе стало легче, и я шумно выдохнула, ловя в объятиях старшую дочку.
- Ну тихо-тихо, а то я снова свалюсь с ног и поврежу себе что-нибудь еще. - Тормошу девушку по макушке, поднимая взгляд на Ланса и вновь одаривая его искренней улыбкой. - Спасибо вам. - Вам. При посторонних я непроизвольно возвращалась к официальному тону, словно намекая мужчине о разнице между нами и невозможности ее сократить. - Мы просто обязаны вас отблагодарить за оказанную помощь. - Хватаюсь свободной рукой за его локоть, чуть облокачиваясь — так легче передвигаться и перемещать весь груз тела на здоровую ногу. - Мы с Никки — многозначительно смотрю на взволнованную и смущенную девчонку — приглашаем вас к нам на чай. Мой любимый чай — каркаде, я не успела ответить сразу. Пробовали когда-нибудь? Я привезла с собой упаковку, могу угостить. - Брюнетка рядом довольно засуетилась, хватая Ланса за свободную руку, и вот он, в окружении женщин из семейства Эллингтон сопровождает нас в наш номер.
Вы наверное ждете от меня объяснений? Зачем же я все-таки пригласила его к себе, если считаю самой главной своей задачей дать понять мужчине, что между нами ничего быть не может? Именно таким путем я и рассчитывала ее добиться.
Судя по тому, что Мёрдок не покинул приемный пункт, и дождался меня, я была уверена, что чуть позже от него последует еще одно приглашение увидеться в неформальной обстановке. Проблема в том, что я не могла дать гарантии о том, что смогу отказать ему снова. Поэтому, поэтому я решила, что стоит познакомить его со своей семьей, с Лиллиан, моим маленьким сокровищем, со своей злой и подозрительной свекровью. Впустить его в свою скучную и размеренную жизнь жены политика. Пусть он увидит и поймет, что у него практически нет шансов — гораздо проще и правильнее будет найти девушку помоложе, свободную, чем тратить свое драгоценное время на такую, как я. Пусть мне и дико хочется, чтобы он это делал.
- Ланс, а вы же сможете заниматься с Никки и дальше, но только уже без меня? Боюсь, теперь мне предстоят лишь туристические экскурсии и возможность наблюдать за экстремальными спусками с безопасного расстояния. А вот у Николетт получалось довольно неплохо, и думаю, ей понравилось заниматься под вашим руководством.
Мы почти добрались до нашего номера — я дважды постучала, словно предупреждая родных о том, что мы вернулись не одни, и с силой толкнула дверь, впуская в светлый проем нашего гостя.
- Прошу проходите — Это Мишель, моя свекровь. - Представляю ему грузную седовласую женщину с безукоризненно гладкой прической, но отвлекаюсь на детский довольный вопль, что вылетел из моей спальни и влетел в мой бок со смертельной силой. - Ох, Лили, ты однажды меня уронишь. - Обхватываю рыжее солнышко и сваливаюсь вместе с ней на диван, атакуя ее порцией щекотки. - Это Лиллиан — моя младшая дочь. - Вот и мой козырь.
Я — замужняя женщина, с двумя дочками и своими принципами. И не смотря на то, что ты мне чертовски нравишься, меня к тебе неумолимо тянет, я не готова плевать на свои моральные принципы и нырять в этот пугающий омут. Из-за одной недели — я буду винить себя всю свою оставшуюся жизнь. Ты же — забудешь через несколько дней, отвлекаясь на очередную симпатичную туристку. Так и будет, не пытайся меня в этом разубедить.
Я словно пыталась передать ему эту информацию через свой взгляд. Пока представляла его Мишель, пока разливала ароматный красный чай по кружкам, пока присаживалась рядом с ним, случайно задевая его плечом. Пожалуйста, сдавайся. Отбрось в сторону эти глупые идеи, нам не по пути, ты же видишь. Прошу тебя, сдай назад. Иначе, чувствую, что я сдамся первой. Моей решительности осталось совсем мало, но я не хочу потом жалеть об этом. Не хочу потерять все это ради неизвестно чего.

+1

10

- Скучаем?
Нет, о чае думаем.
Я и не заметил, как ко мне подсела Никки. То ли ее выгнали из кабинета, то ли ей попросту процедура наскучила. Но спустя пять минут она уже сидела рядом со мной и даже пыталась завести разговор. Мое недавнее весьма глупое поведение ввело меня в какой-то ступор. Сейчас я даже не знал, о чем я могу с ней разговаривать и собственно все еще не сильно понимал, какой линии поведения с ней придерживаться. Ставка на приятельство что ли?
- Вроде того. Как там… твоя мама?
- Врач говорит пару дней в каком-то бинте и все ок. Слушай, я хотела спросить…
А потом мы говорили о том, что сейчас только нас связывало – о лыжах, снеге, горах. Девчонке вроде всего шестнадцать лет, но она умела находить подход. Я и не заметил, как наш разговор стал весьма непринужденным, и мне не пришлось напрягаться, думая о том, чем бы нарушить повисшую тишину. Я даже о чае как-то позабыл. Единственное, все равно время от времени поглядывал на дверь и все-таки ждал, когда же из кабинета выйдет Кейт. Никки была хороша, с Никки было неплохо, Никки была отличной девчонкой. Да у такой матери другой и не могло быть. Но в любом случае я ждал здесь не ее, я оставался здесь не ради нее и я даже думал сейчас совсем не о ней.

Наш разговор прервался ровно на том моменте, когда дверь, за которой я так пристально наблюдал, открылась. Я поднялся с места, даже не договорив последнюю свою фразу. Просто замолчал и как солдат в армии по стойке смирно. Вел себя я весьма странно, но уже даже сам этого не замечал. Кейт немного хромала, но, в общем-то, было ясно, что все в порядке. Но ей всё-таки пришлось облокотиться слегка на меня, чему я был рад, вроде все так невинно – а мне приятно и хрен знает почему.
- Не пробовал, но я запомню. – Она не проигнорировала мой дурацкий вопрос и плевать что опять мы на Вы. Да к черту, она же не проигнорировала мой вопрос, она же, да, любит каркаде и надо будет обязательно загуглить, что это за штука такая. – Меня впервые благодарят за травмы, вы очень выделяющаяся семья.
Я и не знал насколько мои слова, выданные мною практически мимолетно, окажутся-таки весьма похожими на действительность. Когда мы шли к номеру я пару раз поймал себя на мысли о том, чем же мы собственно там будем у них заниматься кроме чая и как мне заинтересовать Кейт своим неинтересным я, не раскрывая своей хоккейной карьеры. Я и предположить не мог, даже в своих самых стремных вариантах развития следующих пару часов того что ждало меня впереди. Оказывается, эта семья имела в своем рукаве еще пару козырей. Кроме секси-мамочки и ее взрослой дочки. Оказывается, все сюрпризы всегда составляют на десерт. И поверьте, если бы я пил в то время чай, то уж точно им захлебнулся бы, увидев чем же меня угостили. Но вместо этого я чуть было не проглотил свой язык, кажись, даже мне жарковато стало, кажись, даже подумал, как бы откланяться и свалить думать о том какой я идиот. Да, меня можно жутко удивить, если пригласить домой к свекрови с еще одной дочерью.  И то ли я чего-то не понимал, то ли девушки в наше время совсем странные пошли, то ли и вправду надо было притормозить во всех своих этих симпатиях. Но факт оставался ебучим фактом – мне четко показали, куда я должен пойти со своими желаниями и еще четче объяснили несовпадающие свои.

Но я остался. Как бы отталкивающе это все не выглядело для другого парня в его, свободные от любой бремени, двадцать два. Я после первой логичной реакции вдруг поймал себя на мысли, что хотел бы, чтоб у меня была похожая семья. Как-нибудь в будущем, может не сейчас, может лет через десять, но я был бы рад, если бы меня дома-накурорте-дагденибудь встречали дома моя любимая девушка и мой ребенок. В этом есть какой-то свой кайф, личный, интимный кайф. Я остался, отлично понимая, что влезать в эту семью со своими несформировавшимися грезами будет несправедливо. Я остался как новый друг, я остался, потому что мне было интересно и, потому что чай понравился. А еще у Лилиан отлично получался самолётик в паре со мной, мы команда, хоть знали на то время друг друга полчаса. И пусть на меня весьма косо посматривала бабушка, но я не давал ей повода усомниться – я здесь как приятель, я попью чаю, поиграю с ребенком и свалю и я хороший, не надо беспокоиться. Да, я хороший и буду Кейт приятелем, просто приятелем на короткое время, пока она позволит.

Этим же вечером я нашел похожий чай в супермаркете. Купил две пачки. Оставил одну себе, вторую отправил по адресу. Вечером кто-то из моей новой знакомой семьи нашел под порогом у себя пачку чая, без подписи, без намеков, просто чай каркаде.

THE END
и ебучие титры в конце под какую-нибудь интересную музыку.

Отредактировано Lance Murdok (2014-08-14 04:38:28)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » всё несерьёзно и всё не всерьёз