vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Так начинаются ситкомы


Так начинаются ситкомы

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Аннушка & Джонни
Место: все самое интересное происходит в логове Уэйта
Время: лето 2011
Время суток: утро-день-дальше посмотрим
Погодные условия: великолепные, но нам не до них
О флештайме: Истерично о главном: что случается, когда дружба между мужчиной и женщиной заходит слишком далеко? Коламбия пикчерс не представляет. Во всех кинотеатрах нашей необъятной Родины.

+1

2

Как и водится, наш герой открыл глаза. Утро было просто чудесным - ни жары, несмотря на лето, ни похмелья, несмотря на то, сколько он вчера выхлебал на брудершафт с какой-то ночной бабочкой. Джон зевнул так, что аж челюсть захрустела, сладко потянулся и развернулся, с одной лишь мыслью притянуть к себе ночное чудо и храпеть дальше. Развернулся... и ахуел. Рядом мирно сопел сам Дон Виторре.
Уэйта прошибло током, он резко метнулся назад, в мыслях перекрешиваясь и плюя три раза через левое плечо, запутался ногами в складках одеяла, почувствовал, как бессердечная сука гравитация тянет его к полу нахрен с этих шелковых простыней, замахал руками, чуть не разбил несомненно жутко дорогую вазу на тумбочке рядом с кроватью и через пару мгновений поцеловался-таки с полом. Так, в обнимку с вазой и лежал на ковре, тише воды, ниже травы, осознавая - что случилось. Нет, правда, не упился же он до такой степени, что "простите, мама и папа, я люблю мальчиков", а потом прыгнуть на руки к Донато и вместе умчаться в сторону заката?..
Е... в ро... - ваза тем временем была аккуратненько поставлена рядом, а Джон наконец опустил глаза с потолка на свое бренное тело, размотал кое-как одеяло и ахуел во второй раз за это утро. Где мои кубики?! Где мои волосатые ноги?! Где мой 45 размер обуви?! Где, простигосподи, мой великолепный х..! Отсутствие последнего больше всего подрывало душевное равновесие Уэйта, ибо как же он, без своего, кхм, верного друга, без его достоинства, его гордости, в конце-то концов!   
Но нет - вместо этого наблюдалась грудь, нежная кожа, шикарные девичьи ноги и кружевное белье. Где-то на кровати замычал сам дон - по всей видимости, тоже почуял неладное, решил проверить. Все хорошо, я сплю, это очень-очень страшный сон. Меня же предупреждали не запивать "Армагеддон" "Хиросимой", правильно? А я не послушал и запил.
Джон кое-как приподнялся, выпутываясь из одеяла, посмотрел на кровать, хвала богам, Виторре спал, но как-то странно хмурился во сне - как пить дать, все чувствует, мужик. Ему тоже не нравятся такие сны. Уэйт поднялся, поставил вазу на место, и кутаясь и путаясь в пододеяльнике, тихо, как мышка, на полусогнутых двинул подальше от этой комнаты ужасов, придерживая рукой спадающую ткань. Дон снова что-то рыкнул во сне, и на всякий случай, Джон отозвался, истеричным голосом Анны:
- Спи.. эээ.. - он не знал, как супруги Донато общаются тет-а-тет, да и знать, в общем-то не хотел, посему добавил первое, что пришло на ум, - любимый.
За этим следовал гардероб. Уэйт скинул с себя сооруженную паранджу и чуть не умер на месте - перед ним в зеркале отражалась Аннушка, коханая жинка його атамана. Матерь божья... - Джон снова накинул на себя одеяло, прикрывая срам.  Так, не смотри. Оденься как-нибудь не глядя и езжай домой. Там должно валяться в луже водки твое тело. Прими это как мужик, и как мужик же, разберись сам со своими проблемами. Ты же мужик или где, а, Джонатан? Бездонные глаза самой-сексуальной-женщины-в-сакраменто смотрели на него через зеркало и в них не отражалось ничего, кроме паники и ужаса.
- Оооогосподигосподигосподи... - Уэйт начал одеваться, честно не разглядывая себя в зеркало. Напялил на себя самую убогую из водолазок, какие-то невразумительные джинсы и, не найдя никаких признаков кед или кроссовок, обулся в единственные босоножки без каблуков. Снова осмотрел себя в зеркало, понял, что выглядит как типичная домохозяйка или так, как выглядел бы Джон, родившись бы он женщиной, внимания на улице привлекать не будет, кивнул сам себе, и через спальню вышел в холл. В гараже, за неимением представления, на каких шедеврах автопрома катается Анна, Уэйт выбрал единственную машину, в которой торчали ключи. И, не теряя времени даром, покатил прямиком к своему дому.
Рассказывать о том, как Джон чуть не сбил парочку незадачливых пешеходов и сколько штрафов за превышение скорости и езду на красный свет на имя Донато будет записано в полицейских хрониках, мы не будем.
Наконец, миссия под названием "долгая дорога домой" была complete, Джон даже забыл о лифте, когда летел через пролеты к своей квартире, но вспомнил о запасном ключике, запрятанном в ящике для писем на всякий пожарный. Открыл дверь и ахуел в третий раз. На кухне вовсю орудовала пышногрудая красавица.
- Э, слышь! - приняв как можно более дикий вид вернувшейся из командировки жены, Уэйт ступил на свою территорию. - Ты кто такая? - мы опустим подробности вчерашнего вечера и не будем рассказывать, как страдающий от неразделенной любви Джонни снова увидел билборд с Алисой и не в силах больше бухать, нашел в телефоне номер доброй тетьЛизы, обозначенный простым словом "бляди" и попросил на дом брюнетку с третьим размером. Вот эта брюнетка сейчас и вертелась на его кухне, пытаясь приготовить омлет.
- А вообще не важно, - не дожидаясь, пока девица отойдет от шока внезапным появлением соперницы, продолжил Джон. - Я его жена, так что get the fuck out, bitch! - конечно же, в своем нормальном обличье он бы ни за что не поступил так с девушкой, особенно той, которой ночью по пьяне признавался в любви раз двести, наверное, не меньше. Но то был другой случай. И ее внезапные мокрые глаза не разжалобили его ни на один пчелиный пе... ну вы поняли. Да, у него сегодня с этим проблемы.
Итак, заплаканная девица была вытолкана из дома, и Уэйт взял курс на спальню, где по всем сводкам должно было лежать его прекрасное аполлонское тело, в которое вселилась Анна.
- Аннушка, - тихо начал Джон, падая ниц перед кроватью. Лохматое чудовище не шелохнулось. - Аня. - уже серьезнее. Снова ноль внимания, фунт презрения.
- Вишенка, вишенка, я олененок, как слышно, прием? - реакция та же самая.
- Да мать твою, Анна! - в сердцах Уэйт долбанул по своей собственной голове подушкой. И на этот раз чудовище, кажется, зашевелилось.

Отредактировано John Wait (2012-04-16 21:43:56)

+2

3

Случалось ли Анне просыпаться в незнакомом месте? Ну, хотя бы когда-нибудь? Ответ – нет и нет. Ну как же, мужняя жена, приличная мать семейства, она  не засыпала абы где, чтобы утром мучиться вопросом: собственно, а где это я?
И вот сейчас, кажется, настал такой момент. Что примечательно, вечер вчера был нормальный! Ну, вы понимаете, вино, свечи, а потом продолжительный и весьма приятный секс с мужем, Анна даже заснула счастливой. А проснулась от того, что кто-то лупит ее подушкой по голове!
- Что за хрень?
Сначала женщина подумала, что началась война. Она взвизгнула, уловив какую-то странность в своем голосе, прикрыла голову руками и скатилась на пол, треснувшись лодыжкой о кровать. Внезапно. В их доме круглая кровать, обо что же стукаться тогда?
И вот тогда Анна решила открыть глаза. Первое, что она увидела – белый простой потолок. Дома-то была лепнина!
Потом локоть Анны наткнулся на какую-то странную штуку… Презерватив! Использованный! Откуда он, мы же не предохраняемся?
- Милый? – спросила Анна. И замолчала. Что-то было не так с голосом. Совсем не так. Он же, черт побери, был мужским! Это я так охрипла, что ли?
В общем, Анна привстала, облокотившись на локоть, опустила глаза ниже… Матерь Божья! Что это?! Член?
А дело вот в чем: Анна полусидела около кровати в незнакомой комнате, а  между ног ее, между прочим, раньше это были красивые ноги! Торчал… плохое слово, лучше уж стоял, вполне себе приличных размеров член!
И  вот тогда Анна завизжала. Такого кошмара и в алкогольном бреду не увидишь! Что же было ночью, если сейчас ты превратилась в мужика, небритого, с волосатыми ногами и огромным членом!
Повизжав немного, Анна заткнулась. Ну, сами понимаете, визжать с мужским голосом вообще-то, не очень удобно. Звучит неэстетически.  Так что примерно в то же время, как она прекратила визжать, Анна поняла, что в комнате есть кто-то еще. Женщина повернула голову…
И хлопнулась в обморок! А Вы бы не свалились, если бы увидели себя, сидящую на постели и сжимающую подушку? Причем Вы теперь – явно не Вы!
Через пару минут Анна снова распахнула свои прекрасные очи и хриплым, мужским голосом поинтересовалась:
- Кто ты, чудовище?
Она кое-как облокотилась на кровать, встала и встряхнулась, словно мокрая собака. На ней, или теперь правильнее говорить, на нем? не было ничего, кроме вишневого цвета трусов… и члена, который умещался в этих трусах.
И знаете, Анна уже даже не удивилась, когда увидела в зеркале отражение доброго знакомого Джона Уэйта. Ясно же, что все это – сюрреалистический сон, и стоит только заснуть – проснешься в своем теле! Хотя почему она во сне оказалась в теле друга – наталкивало на соображения.. Дяде  Фрейду бы понравилось!
Поэтому Анна, почесывая свою волосатую грудь – а ведь раньше у нее был полноценный третий, весьма аппетитный! – завалилась на постель, с глухим стуком ударилась головой и сообщила:
- Изыди, сатана. Сейчас я засну, а проснусь в теплой постельке своего дома, в своем невероятно сексуальном теле!
Она крепко зажмурилась и стала ждать сна…
И, конечно же, сон не пришел. Анна снова открыла один глаз, потом второй. Голова, кстати, раскалывалась, будто она одна выпила бутылку страшной русской водки, как тогда, на новый год. Лже-Анна во все глаза наблюдала за Анной настоящей, а Анне настоящей внезапно подумалось, что стоило бы припрятать сие торчащее чудо подальше от своих замужних глаз.
- Слушай, - хныкающим голосом поинтересовалась Анна у лже-Анны, - А зачем ты украла мое тело? И куда ты дела Джона? Он вообще-то, хороший парень, опять же, посмотри сюда…
Поймав себя на том, что болтает очень много, и демонстрирует то, что не нужно, Анна завернула свое мужское тело в нечто, похожее на простынь, и присела в уголке кровати, настороженно косясь на себя саму.
А ведь я ничего, - внезапно самодовольно подумала Анна, - Губы ничего такие, и глаза большие.. Да и фигура - дай бог каждому.
В самом деле, Анна, как и любая настоящая женщина, думала вовсе не о том, о чем могла бы думать в этот момент. А ведь стоило поразмышлять, как достать это нечто из своего тела…
Постойте-ка… Если Анна проснулась тут, значит, вот это чудо в водолазке проснулось рядом с ее мужем! И возможно, воспользовалось беззащитностью муженька…
Горячая ревность взыграла в Анне, и лишь единственным усилием воли она сдержалась, чтобы не врезать по хорошенькой физиономии себя самой! Удержало ее лишь то, что синяки сходят долго, а Джон, в теле которого сейчас была Анна, был мужиком крепким…
И вдруг в светлую голову Анны пришла поразительная, замечательная мысль. Она набычилась, потом искоса посмотрела на свое тело и тихенько так спросила:
- Джон?

+2

4

Очень интересно было наблюдать за собой со стороны. Джон поумилялся, глядя, как его тело выпутывается из одеял и скомканных простыней, как Анна ловит финты похмелья, как дивится метаморфозам, произошедшим с ней за ночь, и подумал, что возможно, все не так плохо, как казалось. Все не плохо. Все. Просто. Ужасно.
Нет, он что, правда таким "красавцем" по утрам выглядит? И откуда в нем столько медвежьего изящества? Спортом вроде занимается, бегает даже иногда по утрам, ведет относительно здоровый образ жизни... Хотя нет, про последнее это он погорячился. Тогда даже хорошо, что он выгнал из дому сегодня... как ее там... в общем, не важно. Одним трупом было бы меньше. Наверное, девочка поэтому и крутилась на кухне, ибо в постели с ним лежать было страшно. Джон даже сам бы не лег, будь он женщиной. 
Правда, чуть не ринулся на подмогу своему телу, когда оно полетело с кровати. А потом подумал и решил - нафиг надо. Все-таки он сам сегодня успел поваляться под брачным ложем супругов Донато, пусть это будет маленькая месть Анны. Тем более, кровать у него не высокая, синяков быть не должно. Сэм, пырнешь меня н-э-э-эжно? - в голову лезли всякие дурные мысли и не менее дурные воспоминания. Все, что угодно, лишь бы не думать о том, что он проснулся сегодня, мать его, женщиной.
Кстати, о нежностях. Чему их учили в полицейской академии? Лекция восьмая: "как действовать в чрезвычайных ситуациях?" или же по-студенчески "что здесь происходит и зачем оно мне все надо?" Тэк-с, с незнакомцами разговаривать вежливо, людей на улице не пугать, в драки не лезть, если укусила змея, то заказывай гроб, листья тополя падают с ясеня, лучший прием самбо - бег... Нет, это все не то. А, вот! Уэйт начал вспоминать бесконечные тесты на вменяемость на последнем курсе. Итак, что мы делали, когда казалось, что жизнь - гавно? Мы брали листочки, делили их напополам, писали плюсы и минусы своего существования и решали, стоит ли жить дальше. Потом складывали листочки в мешок, кидали туда пару камней и шли избивать долбоеба-психолога, который придумал всю эту ересь, потому что жизнь студенческая была воистину прекрасна! 
Философские мысли прервал визг - с удивлением Джонатан понял, что визжит его тело. Вот ведь чудо, а он за свои тридцать с хвостиком и понятия не имел, что так умеет! Какие еще способности откроет ему женская душа?
А потом философия началась у Аннушки - Сатана, секс, чудовища какие-то... И член! Анна, ну поимей совесть, молю... - Уэйт стыдливо опустил глаза в пол - тело Анны, т.е. Джон в ее теле сидел в позе философа, впавшего в маразм, под стать его мыслям. Прикрылась бы хоть... Нет, конечно, семейные отношения, дружба и все такое, но имеет же он право на личную жизнь?
- Слушай, а зачем ты украла мое тело? И куда ты дела Джона? Он вообще-то, хороший парень, опять же, посмотри сюда… - да кто ж сомневается, что я хороший парень! - про себя заорал Уэйт, но внешне так и остался сидеть с уксусной миной. Наверное, даже покраснел.
- Джон? - да неужели?! Уэйт поднял на Анну ее же глаза и уставился на добродетельницу как хохлушка на борщ.
- Доброе утро, - наконец, выдавил он из себя. - Ну и хватит о добром... - Поднялся, принял характерную позу "руки в боки" - Представляешь, просыпаюсь я сегодня утром... А рядом ВИТОРРЕ, БЛ*ТЬ, ХРАПИТ! - Джон истерично махнул руками. - У меня чуть кровоизлияние в печень не случилось! - Вообще странно что-то, обычно он всегда отличался хладнокровностью и эмоциями ледника, а тут прямо рвет всего во все стороны, прямо так и хочется что-то разбить, или кому-нибудь в табло каблуком заехать... Каблуком? Уже пошла клиника? Хорош пмс-ить, Уэйт!
От нервяка захотелось курить. Только сейчас Джон вспомнил, что его тело неизменно уже вот как пятнадцать лет каждое утро требует дозу никотина. Тело Анны никотина не требовало, но видимо, осталась привычка. Прекрасно понимая, что за ядовитые испарения он потом огребет от госпожи Донато по полной, Уэйт ринулся к шкафу и начал рыться по ящикам.
- Нет, я конечно, всегда знал, что сицилийские женщины страшнее любого оружия, об этом еще Пьюзо писал, но чтоб вот прям так... - Помнится, в прошлой жизни он бросал курить, но затея так и не увенчалась успехом, зато где-то должны были остаться... Бинго! Джон вытащил из ящика пластырь против курения и налепил себе на пузо, от греха подальше. Итак, о чем он там? Ах, да - "женщина, ты сломала всю мою жизнь!"     
- Ну и что ты скажешь в свое оправдание? - Уэйт снова прошелся туда-сюда по комнате. Тело отчаянно не хотело находиться на одном месте, а мысли и жесты приобретали все больше женского. Почему я такой нервный? - Что ты вчера принимала и в каких количествах? - каким-то задним чувством Джон понимал, что Анна тут не причем, но все-таки вечное мужское давало о себе знать: если мужик не может решить проблему, он сваливает все на женщину.

+2

5

Анна попыталась вскочить с кровати, но запуталась в одеяле небритыми конечностями и рухнула на пол, приложившись макушкой о ножку кровати. Да сколько можно-то? - возопила она внутри себя, но потом внезапно вспомнила, что она не свое тело уродует и даже взвизгнула от радости, впрочем, визг получился чем-то похож на хрюканье, и Анна, покраснев, торопливо прикрыла рот ладошкой. Да что там ладошкой - ладонищищей без маникюра!
А когда Донато услышала о Виторре, она подлетела над полом и вцепилась в черную водолазку Джона (у меня разве есть такая водолазка?)
- Ты же не сказал ему? Не сказал, что ты..это ты?
Пока Донато наблюдала, как Джон ковыряется в каком-то комоде в углу комнаты, она торопливо кутала свое, тли точнее, НЕ свое тело в простынь.
- Я из Палермо, - огрызнулась Анна, - Я нежная и милая няшка!
Джон, тем временем, нашел какую-то гадость и налепил ее на точеный живот Анны, почесываясь, как настоящий мужчина! Анна было подумала, что он натер ее животом мозоль - пресвятой Боже, что он делал ее животом, но потом поняла, что пластырь явно имел другое предназначение.
- Ну и что ты скажешь в свое оправдание?
- Я?! - истерично взвизгнула Донато, снова путаясь в простыни. А простынь-то, настоящий египетский шелк, Джон умеет зарабатывать, да? Впрочем, Анна как всегда отклонилась от темы - ей нужно было выбираться из этого тела, с его небритыми ногами, колючим подбородком и причиндалами между ног. Анна попыталась усесться, но подумала, что полулежать все таки удобнее и неловко усмехнулась: "Как вы, мужики, сидите-то?"
В общем, попытавшись успокоиться, Анна сложила руки на накачанном прессе, провела пальцем по кубикам и повернула свои ранее зеленые, а теперь темные очи, к Джону:
- Я вчера вообще ничего не пила! Признавайся, это ведь ты нахимичил? Вам, мужикам, на месте не сидится, дай только попробовать какой-то ерунды. Верни меня на место!
И видит бог, в мужском голосе, который вылетал из горла Анны, послышались ее прежние, женски интонации.
- Хочу кофе, - сообщила Анна и прошлепала босиком на кухню, обернув простынь вокруг себя  на манер римской тоги.
А кухня у Джона была неплохая. Анна поставила на плиту джезву и полезла искать пресловутый кофе. Нашла сыр, понюхала, решила, что лучше его не есть, потом нашла батон, который уже покрывался плесенью, подивилась, но батон выбросила. "А дома-то оладушки" - вздохнула с непонятной тоской и разлила ароматный напиток по маленьким чашечкам. Подхватила обе, подумала, взяла сыр и отправилась обратно в спальню.
Там Анна вручила одну из чашек Джону, который непонятливо таращился на нее ее же глазами, уселась на кровать, откусила кусочек сыра и сообщила, внезапно давясь кофе и булькая от смеха:
- Повезло тебе, что ты не неделю назад тело мое заграбастал. А то пришлось бы учить пользоваться тебя прокладками.
И что, спросите Вы, она нашла смешного в этой ситуации? Ни-че-го. Кажется, это стресс, потому что Анна зашлась в смехе и сыр выпал из ее пальцев. Впрочем, он уже попахивал и есть его все равно было небезопасно.
Отсмеявшись, Анна наконец решила, что пора говорить серьезно, она согнала ухмылку со своего лица и, состроив каменное лицо нахмурив брови, почти приказным тоном вымолвила:
- Нам  нужно поменяться телами обратно!

+2

6

- Я вчера вообще ничего не пила! Признавайся, это ведь ты нахимичил? Вам, мужикам, на месте не сидится, дай только попробовать какой-то ерунды. Верни меня на место!
Так он ей и поверил. А задним числом вспомнил, сколько всего вчера выжрал сам. Там и традиционные бары, и текила - мать разврата, и фея зеленая, кажется, проскальзывала, и огневиски, за которым пришлось бежать ночью в ближайший супермаркет, и конечно, же отец-ром, а закончилось все зачетным "йо-хо-хо"... Впрочем, не об этом сейчас. Нет, Уэйт, конечно, знал, что с людьми творил алкоголизм, но не до такой же степени! Тем более, сам он себя к любителям синьки не причислял, его даже выпивающим можно было назвать с ну ооочень большой натяжкой - редко, но зато так метко!...
- Ну, пива выпил... - с мыслями о том, что нет, не может такого случиться от банальной пьянки, да такого в принципе в жизни не может случиться, и из всех почти семи миллиардов землян, именно их с Анной угораздило в это вляпаться, Джон сокрушенно уселся на кровать, по привычке широко расставив ноги. Внезапно понял, что ничего там не мешает и с каким-то ученым интересом, ме-е-едленно сдвинул коленки вместе, глядя на них, как археологи смотрели на мумию Тутанхамона.
- Хочу кофе, - вдруг заявило его тело и гордо удалилось на кухню. Уэйт лишь с тоской посмотрел вслед этому Цезарю и чуть не завыл.
Ладно, если размышлять логически... С нами это случилось, и всю эту ситуевину нужно просто принять как факт, - серьезно заявил сам себе Джон, закидывая ногу на ногу. Далее. Из любого положения можно найти выход. Он в этом спец, не зря ему говорили, что он не то, что в рубашке, в скафандре родился. Правда, все проблемы, которые приходилось до этого решать, казались лишь детским лепетом перед лицом настоящего врага. Их кто-то сглазил? Вуду? Оккультные религии? Бабки-гадалки? Умозаключение, поражающее своей простотой, внезапно осветило голову Уэйта - День Сурка the movie. Ты вроде бы сделал что-то неправильно, и каждое утро будешь просыпаться в одинаковой жопе, до тех пор, пока не исправишь всю свою жизнь. Значит, им нужно хорошо все обмозговать, пересмотреть свои жизненные ценности и принципы, Джону - снова ужраться в сракотень, Анне - ...сделать то, что она делала вечером и снова лечь спать. Правда, в истории была одна убийственная деталь - герой проживал один и тот же день 10 лет подряд, пока не понял, что с ним не так, а такие сроки Уэйта катастрофически не устраивали.
Значит, план Б. Ищем какого-нибудь колдуна и выбиваем из него отворот.
Вот и Донато появилась на пороге с завтраком (до чего дожил, супруга Дона делает ему завтраки!), и Уэйт благодарно принял свою кружку кофе, надеясь, что там окажется еще что-нибудь покрепче кофе. Приводя мысли в нормальный человеческий вид и тихо хлебая ароматный напиток (кстати, откуда у него такое вкусное кофе? Или это просто женские золотые ручки, которые из любого, кхм, говна, могут сделать конфетку?), Джон вдруг услышал поросячий смех. Повернул на "Анну" голову и уставился на нее, как на имбецила.
- Повезло тебе, что ты не неделю назад тело мое заграбастал. А то пришлось бы учить пользоваться тебя прокладками. - ну спасибо, подруга, порадовала, конечно, знатно. Еще больше приуныв, Уэйт вздохнул:
- Да уж, повезло не то слово... - проследил за траекторией падения сыра из ее рук и снова вздохнул.
И, наконец, госпожа Донато выдала первую умную мысль за это утро:
- Нам  нужно поменяться телами обратно!
- Да что ты говоришь? - наигранно удивился Джон. Потом сбавил обороты, и в своей обычной спокойной манере молвил, - Меня посетила совершенно бредовая в своей гениальности мысль, но я просто не вижу другого выхода. Нам нужно обратиться к профессионалам, - оставив главную интригу на потом, Уэйт поставил чашку на пол, рядом с ножкой кровати и вышел из спальни, поражаясь тому, как он, оказывается, умеет вилять бедрами. На столе гостиной нашел ноутбук, и двинул обратно, на ходу включая чудо техники.
- В общем, предлагаю что: обратиться к какому-нибудь колдуну, - и это действительно звучало так, словно он отбил последние мозги, полетав сегодня с кровати Донато. Ему даже на какой-то момент показалось, что Анна сейчас скажет что-то типа: ты с какого дуба упал, милый?.. Не дожидаясь, пока решительность еще не улетучилась совсем, Уэйт загрузил поисковик и ввел в гугле: Анджелина Джоли. Моргнул пару раз, пытаясь осознать факт того, что на автомате пальцы (наманикюренные, кстати!) вывели это имя. А ладно. Джон кликнул на первую попавшуюся фотографию актрисы и внимательно вгляделся в контуры сего тела. А Анна, к слову сказать, мало чем уступала секс-символу 21 века. Но одно было ясно: механически он так и остался мужиком, ибо Джоли вызвала в нем вполне нормальное желание разложить ее на ближайшем столе и... ну вы поняли.
- Уно моменто... - кликнув пару раз по кнопке backspace, Уэйт следом ввел новый запрос первого попавшегося на ум мужика. Недавно он пересмотрел "S.W.A.T.", и первым попавшимся мужиком оказался Колин Фаррелл. - Ань, я знаю, что ты замужем, и тебе неприлично задавать такие вопросы... Но какие.. эээ... эмоции в тебе вызывает этот вот кадр? - Джон повернул ноутбук к своему телу, в котором все еще обитала Анна и вопросительно уставился на подругу.

Отредактировано John Wait (2012-05-01 03:35:41)

+1

7

- Ну, пива выпил...
- Знаем мы такое пиво! - гневно откликнулась Анна, ставя чашку на ночной столик. Во всем виноваты мужчины, Аня, тебе это мама с детства твердила, что же ты, дурочка такая, ее не слушалась?
Она села по-турецки, посмотрела на себя, ухмыльнулась и пересела поудобнее. Недавно она посмотрела фильм "Мальчик в девочке" и, несмотря на пошлое название, ничего предосудительного в нем не было. Но главные его герои попали в такую же ситуацию, впрочем, они-то были латентно влюблены в друг друга... Анна с подозрением посмотрела на Джона, который уныло пил кофе, но мысли дурацкие из головы выбросила. Нет, тут что-то другое. И потом, в музее никаком она не была, и перед статуей божества никакого не ругалась. Да уж, куда не кинь - всюду клин, и что же делать? Может, к бабке-шептухе обратиться, если такие вообще есть в Сакраменто?
И тут Джон громко сообщил:
- Нам нужно обратиться к профессионалам!
- И тебя вылечат, и меня вылечат, - тут же саркастически отозвалась Анна, - Конечно, и куда же ты собрался? Я не хочу провести остаток своих дней в психушке!
Ну сами подумайте, как бы вы отреагировали на двух людей, вполне себе кстати, симпатичной наружности, чего скрывать, которые говорят, что поменялись телами? В лучшем случае их свяжут покрепче и отвезут в желтый дом Сакраменто, который стоит за городом. И будет Виторре мне апельсинчики приносить, - грустно подумала Анна.
Впрочем, уже следующей фразой Джон напрочь разбил мысли Анны:
- В общем, предлагаю что: обратиться к какому-нибудь колдуну.
Анна подозрительно покосилась на Джонни и с недоверием поинтересовалась:
- Ты что, мысли мои читаешь? Я только подумала о бабке-шептухе...
Героический Джон, запертый в прекрасном теле Анны, уже не слушал ее - ох уж эти мужчины! Помните старый анекдот? "- Представляешь, милый, я прочитала в газете, что женщины в день произносят до пятидесяти тысяч слов, а мужчина всего двадцать! Это потому, что вы никогда нас не слушаете, и мы всегда повторяем трижды! - Прости, дорогая, я прослушал, что ты сказала?".
Тем временем, пока Анна с удручающим видом вспоминала сей правдивый курьез, Джонни любовался на какую-то женщину. Анна присмотрелась, подумала сначала, что это ее триста тысяч фотографий есть в гугле, но потом поняла, что это Джоли. Хмыкнув - так вот какая у тебя любимая актриса, Анна задумчиво сообщила:
- На меня похожа.
Она встала и, приблизившись к другу, щелкнула двумя пальцами по носу Джона, то есть, по своему носу. Делом надо заниматься, а не фигней страдать, да фотографии Джоли рассматривать.
Неугомонный Джонни уже однако закрыл вкладку с Джоли и теперь торопливо стучал ногтями по клавиатуре, отличными, крепкими ногтями, с изысканным французским маникюром и прекрасным обручальным кольцом.
- На тебя похож, - так же задумчиво сказала Анна, нашла кусочек сыра и без зазрения совести его съела, а что, знаете, когда она последний раз перекусывала? - Ничего такой, а кто это?
Помолчала, потом добавила с хитрой улыбкой:
- Ты, конечно, лучше...Или, в смысле, теперь я... Джон, нам надо вернуться на место! Ты знаешь какого-нибудь колдуна?
О господи! В двадцать первом веке, в час компьютерных био-технологий и генной инженерии они собрались договариваться с колдуном! Куда катится этот чертов мир?
Анна встала, поправила трусы и попросила:
- Слушай, дай мне что одеть, а? А то неудобно мне перед...собой, в трусах разгуливать. И давай уже наконец найдем того, кто нам поможет!

офф

*Прости за задержку, свет очей моих;)

+1

8

- На тебя похож, - Джон нахмурился и повернул ноутбук к себе, сравнивая с телом напротив.
- Действительно, - удивленно произнес он.
- Ничего такой, а кто это?
- Да так, дибил один. Косит под крутого, - рука, ну и соответственно, лицо. Неужели в том Гадюкино, где родилась Анна, не знают ни Джоли, ни Фаррелла? Может, она еще и понятия не имеет, кто такой Бред Питт?... А Шварцнеггер? Она хоть знает, что губернатор Калифорнии когда-то играл Терминатора? Она хоть знает, кто такой Терминатор?... Ну да ладно, самое важное было выяснено - у них еще не начался обратный процесс, они по прежнему здоровые и типичные женщина и мужчина, только наоборот.
- Ты знаешь какого-нибудь колдуна? - Уэйт посмотрел на себя, то есть на Донато, мутным мрачным взглядом. Казалось даже, что его обычно розовая аура сменилась на серо-черную замогильную. Да конечно, только с ними и тусуюсь!
- Вот сейчас и буду искать, - Джон залез с ногами на кровать, сложил из по-турецки и принялся долбить по клавишам, выискивая в интернете экстрасенсов из Сакраменто, полагаясь исключительно на свой непритязательный вкус - какой сайт больше понравится, тому и будем звонить.  Вот дожили тоже, разумные и взрослые люди вроде бы, по крайней мере вечером были, по крайней мере Анна, за себя Уэйт не слишком отвечал по пьяне, а сейчас сидят и ищут колдуна! Шик, блеск, красота!
- А? - как ни странно, но все эти магические вещи реально затягивали, поэтому вопрос Аннушки дошел до мозга Джона через какое-то время. - Одеться? Да, конечно, вон там, - махнул рукой в сторону шкафа и снова уткнулся в монитор. Они накладывают какие-то чары на свои сайты?... Наконец, нужный был выбран - он не вызывал у подозрительного Уэйта подозрений, простите за тавтологию и находился - внимание! - через дорогу от дома Джона. Вот уж действительно, удивительное рядом!
Американец потянулся за мобильным телефоном, который традиционно лежал на тумбочке рядом с кроватью, но вдруг осознал, что его там нет. Ла-а-адно, он его не посеял вчера ночью, нет, он просто лежит где-то дома, да-да-да, все в порядке, но времени искать трубку не было. Со страдальческим выражением морды лица, о, пардон, у него же сейчас физиономия Ани, со страдальческим выражением личика, Уэйт снова поднялся и потяпал за стационарным телефоном. Домашняя трубка была найдена незамедлительно, в отличие от мобильника, стояла она как флагшток на параде на своем законном месте, и набирая номер, который уже отложился в мозгу, наш Мистер Ща-Я-Все-Разрулю снова вернулся в спальню.
- Здравствуйте, я нашел вас в интернете, - интересно, как люди отреагировали на "нашел", сказанное женским голосом? - Мне и... - Джон посмотрел на лохмато-бородатую Анну, - ...моей подруге нужна помощь.
- Что у вас случилось? - спросил непонятной половой принадлежности голос на другом конце провода.
- Это не телефонный разговор.
- Ну хорошо, приходите, - слишком просто сказало существо, и Уэйт даже усомнился в правильности своего выбора. Но что-то делать уже поздно, да и лень, экстрасенс жил напротив через два дома и просил дешево. Да и сайт у него был красивый.
- Там написано, что это какой-то тибетский монах... - Джон снова обратился к Донато, вспоминая имя. - Кашни... Куши... В общем, там что-то невыва... невыго... вариваемое. Вот. Я так понял, что он постиг свой дзен и решил нести божественную искру в массы. По ходу, он просто наркоман, но отзывы на сайте хорошие, - послушал бы всю эту ахинею Виторре, уволил бы, не задумываясь. Да, вот что касается оружия, наркотиков, бизнеса, убийств и прочего беззакония - это Уэйт пожалуйста, найдет, из под земли достанет, за ручку проведет, все покажет, расскажет, в дом и Семью тащить нужно только самое лучшее, а вот в делах магических оказался полным лопухом.
- Ну, оделась? - улыбнулся Джон. - Выдвигаемся?

+1

9

офф

Джон! Взгляни на время отправления, учти, что у меня пять утра и я не спала всю ночь) Не суди строго наркоманские бредни)

Лирическое отступление: таким занятым дамам вроде Анны Донато есть чем заняться, кроме как созерцать всякие там фильмы, или что-то вроде того. Впрочем, «Александр» она смотрела, и кажется, стала что-то припоминать.
Но Джон, подумавший верно про себя, что Донато появилась в Сакраменто из страны, где много-много диких обезьян и мало-мало диких телевизоров, уже смотрел на нее мутным взглядом. Вот как ты бы, Анька, выглядела, если бы три бутылки страшной русской водки выпила одна, подумала со страхом Донато, и замолкла. Потому что, как оказалось, странный взгляд Джона последовал после ее вопроса о колдунах. В принципе, и действительно: откуда Джону Уэйту, бывшей большой шишке в полиции – а бывшей ли, Аня? Правой руке Виторре, пошлость-то какая,  знать что-то о колдунах?
- Ладно, дурацкий вопрос.
- Вот сейчас и буду искать
Гугл? И кого же ты там надумал найти, настоящего специалиста, или того, кому мы отдадим деньги, да еще в придачу, в психушку попадем?
Но с другой стороны, кто мужик, тот пусть и выпутывается. Анна кивнула и прошлепала босыми ногами Джона по полу Джона к шкафу Джона, чтобы найти в шкафу одежду Джона – во как. После долгих раздумий и восклицаний: «Но эта рубашка не гармонирует с брюками!», Анна наконец определилась, обрядила тело друга в удобные джинсы и пуловер и вышла на свет божий, покачивая бедрами:
- Ну как я?
Забылась на минутку. Кажется, бедрами лучше не крутить, ишь как смотрит Джон на нее-то!
- Наркоман, говоришь? – задумчиво отозвалась Анна, - Тут намедни и меня приняли за наркоманку. Когда мы своровали Шварца с Филом. Знал бы ты, чего мне стоило доказать Арни, что у меня великолепный зад!
Закашлявшись, она остановилась. Хватит уже рассказывать о фейспалмах своей жизни направо и налево, Донато!
- Выдвигаемся, - выдавила из себя Анна и первая вышла из квартиры, - Номинально ты остался Джоном, так что закрывай дверь сам. И еще – в целях конспирации – называй себя Анной и прибавляй ко всем глаголам окончание –а. Ну, чтобы не палиться.
Она закончила первичный инструктаж и вышла из дома на улицу. Солнце поначалу ослепило Донато, она фыркнула, но уже через минуту привыкла, постояла пару мгновений, поколебалась и предложила своему потрясному телу не менее шикарное, а точнее, его локоть. И дело тут было вовсе не в том, что она хотела выглядеть учтивым кавалером, нет, все проще – не хватало, чтобы Джон навернулся да нос Анин расквасил!
- Куда идти? – спросила Анна,- Надеюсь, недалеко? Ходить мне не очень удобно, если честно, я вообще предпочла..кхм, предпочел бы поехать, но…
Хватит уже разговоров! Бабская натура, что и сказать, женщина будет болтать до победного конца, пока смерть не разлучит нас, аминь.
Наконец, отбросив все дебильные мысли и сомнения, Анна сделала шаг вперед, навстречу мечте. Шучу, навстречу наркоману-монаху-как-его-там.

+2

10

- Знал бы ты, чего мне стоило доказать Арни, что у меня великолепный зад! - рука Уэйта на некоторое время срослась с гладким лицом Ани. Чего еще взять с этих женщин, если даже в мужском теле они думают только об одном? Хотя факт того, что Анна общалась с Терминатором несомненно радовал. И удивлял.
- Ты видела Шварцнеггера? - ошалело спросил Джон, когда отнял, наконец, ладонь от его теперь прекрасного лика. А потом махнул рукой, потому что Ане только дай повод, и ее уже ничем будет не заткнуть. Нет, андербосс, конечно, знал два способа, но что-то внутри подсказывало, что Виторре не оценит. - У тебя итак великолепный зад! - радостно заявил Уэйт, оглядываясь на свою собственную спину. - Можешь не сомневаться, - таким образом, истину в последней инстанции серьезно подтвердил человек, который, несомненно, важнее, чем Арни. Хотя бы в жизни Аннушки.
Наблюдая за своей задницей (что за бабские замашки?...), Уэйт двинулся следом за Донато и закрыл дверь на ключ, выслушивая приказы сверху.
- Понял, мой генерал, - улыбнулся Джон. - В смысле, поняла.
Сакраменто, и без того жаркое местечко, за те крохи времени, что младший босс провел в своем прохладном жилище, окончательно превратилось в крематорную печь - жарило просто нещадно, и небесное светило светило, пардон за тафтологию, прямо в самые глаза. Джон приставил длань к лицу, дабы разглядеть номера домов, ну знаете, типичный такой аналог городского жителя, который обитает в этом районе дай бог с окончания Академии, а названия улиц до сих пор не знает. Подыгрывая своей кавалерше, а именно, взяв ее за локоть, Уэйт заключил:
- Недалеко, Ань, недалеко. Прямо через дорогу, - нужный номер дома светился как свет в конце туннеля, и не долго думая, Джон потянул свою сердечную подругу прямо в лапы экстрасенсу.
Дверь им открыл пропирсингованый подросток, а даже сейчас, увидев обладателя того непонятного голоса в телефоне, для Уэйта все еще оставалось загадкой, какого пола это существо. Да, время идет, мир меняется, и взгляды человечества на моду тоже, а они с Аней все по-прежнему остаются не в своих телах.
- Здравствуйте, - улыбнулся Джон тинейджеру Аниной улыбкой. Знаете, нормальных мужчин эта улыбка сводила с ума и выносила последние мозги, а человеку на пороге оказалось совершенно все равно. - Я вам звонил... а, - Ребенок кивнул, мол, помню-помню. Недоверчиво посмотрел Уэйту за спину, где переминалась его девяностокилограммовая "подруга" с трехдневной щетиной и отошел от двери, пропуская гостей внутрь.
- Мастер сейчас освободится, - сказал подросток и зачем-то добавил, - Он читает молитвы. А вы проходите.
Молча и на цыпочках, ибо не дай бог "мастер" собьется, Джон потянул Донато за собой в направлении комнаты, на которую было указано. Он ожидал увидеть как минимум пентаграммы на полу, кучу икон, статуэтки Будды тут и там, залежи марихуанны, хотя бы приглушенный таинственный свет, но нет, комната была обставлена с присущим именно тибетским монахам аскетизмом: скромный диванчик, стол, два стула, окно с занавесками, убогие обои.
Наконец, появился сам "мастер", и Уэйт сразу понял, почему того зовут именно мастером. Похож он был на того самого мастера Йоду из Звездных Войн - маленький, лысый, сморщенный, кожа цвета бедра испуганной нимфы, даже одежда (если это можно назвать одеждой) у монаха была на манер доброго гоблина из кина.
- Что у вас случилось? - с непонятным акцентом ласково спросил старик, присаживаясь на диван.
- Мы телами поменялись, - ляпнул Джон, все еще в образе того-кто-должен-разобраться-с-проблемами.
Монах спокойно кивнул. Такое чувство, словно к нему ежедневно ломились толпы таких вот, вляпавшихся, как они с Аней, и Уэйт вдруг успокоился: нутро подсказывало ему, что они имеют дело с профессионалом. И, наверное, именно профессионализм не позволил старику начать вдаваться в подробности "что, как, почему и каким образом это с вами случилось" Монах лишь изобразил на своем лице некое подобие улыбки и указал парочке на стулья.
- Садитесь, - Джон повиновался, Анна за ним следом. Даже и говорить было нечего, такое уж благоговейное впечатление производил этот Конфуций. - Деньги принесли?
- Товар вперед, - ответил Уэйт тоном человека, который привык заключать деловые сделки, где фигурировали героин, кокаин, амфетамин, гашиш, опиум и прочие радости, помогающие людям познать всю суть их бытия. Либо же обколоться и валяться на кровати, ловя простой человеческий приход.
Старик безразлично пожал плечами, мол, как пожелаете, молодые люди. Пропуская ту часть с обменом любезностями, Джон сурово заговорил:
- Послушайте, вы можете как-нибудь побыстрее помочь нам... с нашей проблемой? Мы люди занятые, сами понимаете, работа, дети, семья, - да и пожевать уже хочется чего-нибудь нормального.
- Конечно. Просто закройте глаза и представьте себя в своем теле, - безэмоционально ответствовал монах.
- И все?!
- И все.
Это было как минимум странно, чтобы все их проблемы решались настолько просто. Здесь какой-то наеб, - послал Уэйт мысленную телеграмму Анне, скосив недоверчивый взгляд на свою подругу. Но делать было нечего, да и очень уж хотелось снова оказаться в своем сногсшибательном теле и почесать свою родную щетину мозольными пальцами без маникюра. И покурить. Своими родными легкими.
Кивнув Аннушке, Джон закрыл глаза, старательно представляя себя в своем теле. И головой Донато моментально впечатался в стол, теряя сознание.

Уэйт снова открыл глаза. Огляделся. Он лежал на асфальте, прямо посреди шоссе, и на него с дикой скоростью несся грузовик.
Матерь божья! Андербосс только чудом успел отпрыгнуть с пути тяжеловоза, подивившись новому апгрейду своего тела. Нет, раньше он не был таким проворным, однозначно. Тем более с похмелья. И да, он никогда не носил черных облегающих плащей... Это Джонатан заметил, когда сидел в траве и рискнул-таки опустить взгляд вниз. Черные лакированные ботинки, черные кожаные брюки, черный плащ на манер монашеской рясы.... Матрица?! Ну да, они смотрели неделю назад с Аннушкой этот фильм, как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы жену дона развлекало, пока тот усвистал в Акапулько ради очень важных дел... Но...
Твою мать, Анна, о чем подумала ТЫ?! Тут же спохватившись, Уэйт-Нео стал оглядывать прилегающий к шоссе лес, пытаясь найти свою подругу.

+1

11

- Ты видела Шварцнеггера?
- Угу, - ответила Анна, занятая разглядыванием своего лица в зеркале. В смысле, лица Джона, разумеется. М-м-м, а ему так идет щетина…- Это все Фил. Он украл Шварца, потом мы сидели в какой-то забегаловке, то ли «Кушай-слушай», то ли «Кушай-Кушай», дурацкое название, в общем. И нас чуть не запалили, а потом еще был Гарри-не-Гарри…
Она увидела, как Джон машет рукой и заткнулась. Ну, был за Анной такой грешок – она говорила немного и по делу с чужими людьми, но трещала, будто сорока, с друзьями. Словесный фонтан, одно слово.
- У тебя итак великолепный зад.
Аня радостно заулыбалась, кажется, даже покраснела от удовольствия, потом чмокнула Джона в щеку и проговорила:
- Правда так думаешь? В принципе, я знала это и так, но убедиться не помешает…
***
И вот сейчас они стояли напротив дома Джона, прямехонько своими классными задницами задом, простите за каламбур, и наблюдали за каким-то не пойми каким ребенком весьма испитого вида. Он мутно посмотрел на Джона-Анну, а друг, кстати, неплохо вжился в образ госпожи Донато. Он уже улыбался почти как Аня, даже ногу отставил так, как Аня любила делать. И внезапно итальянка подумала о том, что если никто не сможет им помочь , Джон сможет вести себя, как она. Он даже научится готовить такие любимые Виторре оладушки с вишневыми джемом. А вот Анна не выдержит такого количества спиртного и явно сопьется уже в первую неделю.
- Вы же нам поможете? – обеспокоенно поинтересовалась она у подростка, но чахлое создание только покивало своей маленькой головкой на тщедушной шейке и пригласил ребят в комнату.
- А чего это вы такой худой? – спросила Донато у мальчика.
- О, мастер такой мастер! – с воодушевлением воскликнул тот, и Анна поняла, что наступила на больную мозоль: подросток боготворил своего гуру, - Я пришел к мастеру, когда весил сто два килограмма. Теперь мне сорок два, и вешу я столько же. Мастер практикует удивительный метод. Я лечусь уринотерапией и кефиром! А больше не ем вообще ничего!
О Боже! Глаза Анны вылезли на лоб. Видит бог, она не хотела лечиться уринотерапией и весить двадцать семь кило.
- Может, пойдем отсюда?
Джон подхватил Анну за ладошку, умильное, должно быть, зрелище, и потянул ее за собой к великому гуру «перемещения астральной души в свою телесную оболочку».
Анна присела на диван, а в это время в комнату зашел сам «мастер».
- Джон, - театральным шепотом спросила Аня, - А почему он зеленый?
- Что у вас случилось? – мастер, видно, решил не обращать внимания на грубость невоспитанного мужика и сразу перешел к делу. Ну, Джон ему популярно и объяснил, что случилось.
Рукалицо. Как еще мог отреагировать странноватый зеленый мастер на то, что два явно шизофреника говорят ему, что они поменялись телами?
Но нет. Монах-мастер только согласно кивнул и спросил что-то насчет денег.
- Мы не будем платить вперед…
- Послушайте, вы можете как-нибудь побыстрее помочь нам... с нашей проблемой? Мы люди занятые, сами понимаете, работа, дети, семья
Анна бы вообще свалила отсюда, но у кого у нас тут яйца? И то, что формально эти самые яйца были как раз у нее, дела не меняло. Так что итальянке ничего не оставалось, как замереть, скрутившись в узелок на диване. Наверное,  это было так мило: взрослый мужик сидит в углу дивана, поджав под себя ноги, обхватив коленки руками, и, уткнувшись носом в те же коленки, громко причитает о своей несчастной судьбе.
- Конечно. Просто закройте глаза и представьте себя в своем теле.
Анна послушно захлопнула глаза и представила себя в малейших подробностях: родинка над бровью, шрам от аппендицита, все свои многочисленные татуировки, родинку на попе… А потом в голове почему-то всплыла «Матрица». Чудесный был день, они тогда с Джоном съели целое море попкорна. Весело было, да… А через секунду Аня безвольно сползла на пол, стукнувшись носом о ботинок того самого монаха-мастера.

Сначала Анна пришла в себя. Сразу же схватилась руками за грудь и чуть не заорала от радости. Сиськи! Нет, ну вообще-то, культа груди у нее не было, но если есть сиськи, значит, она в своем теле, а раз так… Постойте! А чего это они стали меньше? Это что, такая магия?
Потом Анна почувствовала ветерок. И какой-то шум вроде птички пели. Она на природе? Женщина открыла глаза.
Мать моя! Ветерок, говорите? Так ведь все просто! Аня с огромной скоростью неслась вниз с огромной высоты, будто ее из самолета выбросили. Земля стремительно приближалась, Анна постаралась вывернуться в воздухе, но ничего не вышло. Как страшно-то!
- ДЖОООООООООООООООООООООООООО..
Тыдыщь! Анна с размаху впечаталась лицом в асфальт. Со всей дури, с огромной высоты! Асфальт, спружинив, подкинул Аню на пару метров  вверх и она, непонятным образом перегруппировавшись, оказалась на ногах на земле. Конечно, сначала Анна решила поддаться панике и заорать. Ее взгляд случайно упал вниз. Что это, черные высокие ботинки, убивающие всякую индивидуальность женщины, черный кожаный плащ, латексный костюм? Ролевые игры?
И только когда Аня нашла за поясом автомат, в ее голове все немного прояснилось. Ах, Матрица же, твою мать!
Повезло хотя бы, что Джона она увидела сразу. Он сидел в траве и задумчиво созерцал свое обмундирование. Аня неспешно качая бедрами приблизилась к нему и спросила:
- Матрица, значит?
Вокруг бурлила толпа, Анна не уловила момента, когда она появилась. Да и какая разница, главное то, что люди шли, бежали и плелись вокруг, не обращая никакого внимания на странную парочку. Анна присмотрелась.
- Эй, Джон. А почему вот тот  суровый тип в очках, похожий на телохранителя, так странно на тебя смотрит?

+1

12

По ноге поползла букашка, которая отвлекла Джона от вспоминания всего своего матерного лексикона в сторону Аннушки и перенесла андербосса в другие дебри. Черные кожаные штаны. Букашка ползла по черным. Кожаным. Штанам.
Уэйту, в общем-то, почти всегда было наплевать на то, как он выглядит, и, как оказалось недавно, люди это тоже понимали. Когда его однажды окликнули "эй, алкаш ДядьСэм, привет, чокаконо?", Джонатан задумался. Думал примерно секунды полторы, пока прикуривал сигарету. А потом забыл. А сейчас снова вспомнил и решил развить эту мысль: как бы дерьмово ты не одевался в жизни, когда ты идешь убивать человека, то ты просто обязан одеть свой лучший костюм. В этом и отличие гангстеров от бандитов с колготками на голове - в стиле и элегантности. А еще в чести и благородстве, но это уже совсем другая история. Хотя если вы спросите, причем тут честь и благородство, когда ты простреливаешь кому-нибудь голову, то Уэйт ответит: дело не в том, что ты делаешь, а в том, как ты это делаешь.
Итак, букашка ползла по ноге, и Джону безумно захотелось узнать - это если он Нео, то силой мысли должен эту букашку испепелить. Долго ли коротко ли андербосс представлял себе, как бедное насекомое горит на адской сковородке, но увы, на букашке это никоим образом не отразилось. Уэйт расстроился, и даже, пожалуй, разозлился. И тут букашка начала дымиться...
- Матрица, значит? - от неожиданности Джонатан вздрогнул, а насекомое отлетело на несколько метров от него, и в конце-концов, зажглось и быстро погасло маленькой искрой. Уэйт меееееедленно повернул голову и чуть не отлетел сам - перед ним стояла не Аня, нет. Это была актриса из Матрицы, которая ходила в латексе и невероятно круто прыгала по крышам.
- А... ня? - выгнув бровь, чего, естественно, не было видно под очками, тихо спросил андербосс и оглянулся. Откуда-то появилась суетливая толпа, снующая вокруг них, и вообще, материализовался большой город и по пейзажу - не Сакраменто точно. А где-то там, среди людей, стоял и не двигался человек в черном костюме. И словно по команде толпа вдруг замедлилась и как-то даже размылась, знаете, как в фильмах этот красивый момент делают.
- Эй, Джон. А почему вот тот  суровый тип в очках, похожий на телохранителя, так странно на тебя смотрит? - теперь сомнений не оставалось, что это Аня, и сомнений не было в том, что Аня ударилась головой, когда падала с дивана у того монаха.
Впрочем, сейчас Джон сам понятия не имел, кто все эти люди, которые начали лихорадочно клонироваться, и что им от них надо. Оставалось только надеяться на чудо, а надежда умирает последней, как говорят мудрецы типа нашего экстрасенса.
- Витя? - Уэйт медленно поднялся с земли, то есть асфальта, без всяких выкрутасов типа подпрыгиваний, перевертываний и перекатываний. - Слушай, я все объясню... Не знаю, как все это получилось, но Аню я не трогал, чест...
- Ми-ссс-тер Андерсон, - послышался голос от одного из "телохранителей", четкий говор без единой грамматической ошибки выдал в человеке Смита - идеальную программу для чего-то там, и Джон почувствовал, как только что покатался на американских горках надежды и разочарования. - С возвращением. Нам вас не доставало, - через зубы процедил кент. Тон его не обещал ничего хорошего - Уэйт инстинктивно сделал шаг назад, прикрывая своим телом Анну, и пока Смит проповедовал что-то про то, кто сегодня выйдет победителем, небо подозрительно быстро затянулось грозовыми тучами, а андербосс успел шепнуть своей подруге:
- Если мы отсюда выберемся, то дома тебя ждет серьезный разговор, - на лоб Аннушки капнула капля дождя, и буквально пару секунд спустя, шквальная стена ливня накрыла всю... текстуру. В компьютере же это так называется? А главный Смит уже молниеносно приближался к ним. - Беги! - рыкнул Уэйт, и геройски оттолкнул Донато назад, как можно дальше, прежде чем схватиться в драке с... боже правый, компьютерной программой!
...летели во все стороны брызги, они поднимались в небо, отлетали друг от друга с каждым ударом, падали на асфальт, бились об стены зданий, скрипели зубы и хрустели кости. И пахло кровью.

+1

13

Где оно - гендерное равенство? Где отсутствие шовинистских замашек? Где, мать его, равноправие? Почему Джон таки оказался в своем теле - и стоит теперь тут такой, небритый и симпатичный, а Аня - долговязая, худющая, с почти полным отсутствием бюста и куцыми волосиками черного сального цвета - секс, да и только!
- А... ня?
- Да, мать их, - зло отозвалась Донато, потом посмотрела на несчастного жучка. Он валялся где-то там вдалеке и подергивал крылышками в конвульсиях.
- Ты теперь опасный мэн, да? - Анна подняла бровь. Будь она в своем теле, этот жест вышел бы у нее таким милым и одновременно, очень сексуальным, но поскольку она теперь - худой шкет, бровь тоже как-то странно наползла на лоб, и Донато отбросила усилия казаться загадочной и сексуальной.
Толпа вокруг внезапно стала подергиваться, ход ее замедлялся, а очертания размазывались. Анна потерла глаза руками, потрясла головой. Дурацкий эффект.
- Витя? - Джон, кажется, говорил с тем очкастым типом. Анна замерла, а уже через секунду запричитала что-то, вроде: "Милый, что они с тобой сделали?". Хотя, с другой стороны, очкастый тип вообще не был похож на Витю, он был каким-то страшным, а лицо у него было - найди пять отличий от кирпича. Ну, оно было не красным, конечно, но рожа каменная - это точно про того самого телохранителя.
- Нет, это явно не мой муж, - придирчиво изучая Смита из-за плеча Джона, сообщила Анна, - Ты посмотри на его ботинки! Муж бы такое не надел, это же картонка, честное слово! Что у него за вкус?
Она так и не поняла, то ли Смита обидело упоминания его ботинков для нищих, то ли ему не понравился Джон, то ли понравилась Аня (помните про худого шкета? отметаем этот вариант!)... а, стойте! Матрица же, уничтожение идеальной системы! Вот она, истиная цель!
В общем, пока Донато разглагольствовала о продолжении развития событий, если вспомнить фильм, Джон оттолкнул ее подальше, а потом сцепился с тем самым Смитом.
- Милый, не поранься, - выкрикнула Аня и принялась грызть ноготь на большом пальце левой руки - ей было интересно посмотреть, на что способен Смит, и какой на самом деле крутой Джон.
***
- Ребяяята, может хватит? - Аня сидела на земле и жалобно смотрела на порядком измутуженных уже Джона и Смита. Оба чуть стояли на ногах, и было видно, что Смит сейчас наплюет на все условия поведения "настоящего-киношного-плохиша" и предложит другу закурить. Впрочем, столько ждать - не круто, поэтому Анна встала с холодной землицы, отряхнула попу и плащ, достала автомат из-за пояса и пошла к месту драки.
Смит как раз стоял к ней спиной, когда Анна схватила его за плечо.
- Не смей бить моего друга, м*дак, - поучительно сообщила она, а потом размахнулась и звезданула прикладом ровненько по макушке Смита.

Корявенько, но смешно))

http://s1.uploads.ru/i/M/s/Y/MsYaz.png

+1

14

Джон устал до жопы, чесслово. Оставалось только надеяться, что Аня не проникла в его голову и не слышит всех тех пламенных речей, которые в Матрице бы обязательно вырезала цензура. Ничего приличного в его голове не крутилось, когда Смит прикладывал его головой об асфальт, и когда Джонни эффектно отлетал в стенку небоскреба, сшибая собой все стеклянные стены в радиусе трех метров от своего тела. Вот она - цена быть мужчиной! А женщина в это время сидит на земле в качестве зрителя и только чашечки чая ей не хватает для полной картины.
Нео-Уэйт поднялся, пошатнулся, тряхнул телом, как собака отряхивается от воды, и осколки полетели во все стороны. Проблема в том, что он прекрасно чувствовал боль, в отличие от Смита. И проблема была в том, что в реальной драке человеку довольно сложно потерять сознание от одного удара по голове, как это делают в фильмах. Сознание в драке вообще потерять довольно сложно, иногда тебя долбят арматурой просто бесконечность, и пора бы уже, по логике, откинуться, но тело наше такая гадкая штука когда не надо, и вместо отпущения ты чувствуешь только адскую боль, которая, кажется, не закончится никогда.
Так вот, Уэйту было больно. И обидно. И еще он злился, конечно же. Почему этот непонятный чувак дерется с ним, без надлежащего перед махачом базара, ну, то есть базар был, но не тот, к которым привык простой сакраментовский парень Джонни. Но! Раз пошла такая пьянка, то андербосс просто не мог отказать себе в удовольствии попробовать все эти крутые штуки из кинца.
Итак, наш герой подпрыгнул, совершил сальто через себя (видели, как красиво развевался плащ?) и приземлился на зеркальную стену здания (видели, как красиво плащ опустился?). Не почувствовав никаких ответных действий от гравитации, Джон поднялся и побежал по стенке, параллельно земле, ибо Смити уже наступал на пятки сзади. Первый прикол был опробован - Уэйт может ходить по стенам, и это триумф! А плащ все еще красиво развивается за ним. Определенно, есть в этом плаще что-то, черт подери!
Следующим пунктом в списке был фонарь, на который Уэйт положил глаз и после пробежки по стене, пошел знакомиться со столбом. Фонарь оказался светофором, и еще оказалось, что при должном желании, его легко можно с корнем и проводами вытащить из асфальта. Решено! И тут же светофор полетел на Смита, запнулся чуть-чуть об его программное тельце и продолжил свой путь с "человеком", которого проткнул как кол. Джонни уже начал радоваться победе, но тут сбоку на него, словно бумерангом, полетел такой же столб, и тут - внимание! - время для третьего фокуса. "Недомостик" в стиле Матрицы. 
Да-да-да, получилось, андербосс выгнулся назад, размахивая руками как лопастями вертолета и еле успел отогнуть голову, когда светофор, как таран, пролетел в паре сантиметров от его лица.
Знаете, на что это все было похоже? Вот такая картина: мама (Аня) привела своего ребенка (Джона) в парк аттракционов. Там есть нечто вроде клетки для детей, разделенное перегородками, с горкой, матами, пластиковыми шариками, куда можно сбросить свое чадо и посидеть отдохнуть. Вот Анна и отдыхала, а чадо носилось как резаное по клетке с другим детенком в черном костюме и радовалось как ребенок, честное слово. Собственные сила и могущество вообще не могли не радовать, особенно, если ты мужик. Особенно если до этого ты проснулся женщиной.
Первый и главный Смит подкатил быстро, снова начались чудеса кунг-фу, дзюдо и каратэ - мужики дрались, дрались, да так и не смогли решить, у кого больше яйца. И тут на помощь пришла женщина - брутальная Анна, у которой же, мать его, автомат, который же, мать его, стреляет! Лара Крофт изящно приблизилась к выжатым, как лимоны браткам и въехала Смиту по его дурной голове.
Джон резко выпрямился, и гнусно усмехнулся, глядя, как враг валится перед ними на колени.
- *%&#)@#$*@*@*%)#(#*%!* - восхищенно и радостно выкрикнул Уэйт, в общем-то это была похвала суровой Аннушке, если перевести на человеческий язык. Можно было еще перевести дух, но компьютерная сволочь сдаваться не собиралась - медленно поднималась с колен и зло рычала.
Андебросс со всей дури топнул ногой и в асфальте от тяжелого Гриндерса образовалась маленькая ямка - ну, метр на метр где-то. Сущий пустяк. Затем Джон поднял из этой ямки кусок какого-то камня, и замахнувшись, рыкнул снова что-то нечленораздельное. С глухим "бахх!" каменюка опустилась на голову супостата.
Странно было то, что остальные Смиты до сих пор не двигались, зависли, возможно, а теперь, видимо, отвисли и всем скопом побежали на них.
Не долго думая, наш герой боевика схватил Тринити, то есть Анну, за руку и потащил за собой в сторону... О, метро! Отличное место, чтобы укрыться от оравы зомби, особенно, если в метро есть гермоворота и ты знаешь, где они находятся и как ими пользоваться.
- Сейчас где-нибудь заляжем! - кричал Джон, влетая с Аней в метрополитен. - И повторим тот фокус с глазами!
Осталось только придумать, где в метро найти окоп, чтоб их никто не достал. А то по единственному варианту, который приходит в голову каждые три минуты катаются поезда.

*непереводимая игра слов

+1

15

Нет, ну вы понимаете? Анна шарахнула этого Смита по башке изо всей силы, а она была, поверьте, не маленькая - у этой чертовой Тринити не сухожилия, а титановые канаты, ей богу! Так вот, Аня шарахнула, а мерзавец еще попытался встать. Его голова повернулась на девяносто (сто восемьдесят? триста шестьдесят? Я гуманитарий, я не хочу ничего решать!) градусов, Анна буквально услышала треск шарниров. Не хватало только металлического голоса: "Сара Коннор?". Донато взвизгнула. Конечно, то, что в ее руках - автомат, и можно всадить всю обойму в голову Смита, в светлую головушку Анны не пришло. Она уже собралась начинать визжать да спасаться бегством, когда на чугунную башку Смита опустилась огромная хрень, напоминающая кусок асфальта.
- Охтыжбл...- выкрикнула Анька, отскакивая. Причем, не подрасчитала и отскочила на двадцать метров назад. Ане даже показалось, что у нее огромные тонкие ноги, как у сороконожки - иначе с чего бы она так разлеталась?
Понятно было одно. Матрица - фигня. По телевизору ее было круто смотреть, они с Джоном нашвырялись попкорном тогда на всю жизнь вперед, а потом еще пили пиво и обсуждали, как, черт дери, будет шикарно уметь вот так бегать по стенам.
Но когда Анна приложилась макушкой об какой-то дом вследствие своего недальновидного прыжка, в голову внезапно пришло: "Ну нафиг!"
Джон даром времени не терял, схватил Донато за локоть да поволок куда-то под землю.
- Дж...Нео, в смысле, мы еще успеем побывать там, - сообщила Тринити-Аня, еле успевая перебирать своими ногами. Но нет же, кто у нас мужик? Джон-Нео у нас мужик, поэтому Аня поспешно последовала за своим визави в подземку.
- Слушай, это ж я теперь должна называть тебя Нео? - поинтересовалась Донато, пока парочка спускалась в метрополитен. Потом Аню осенило, - Так это мы еще и пара с тобой!
Она схватила Джона за плечо, развернула к себе и громко чмокнула в губы, а потом пояснила:
- Ну я, типа, должна была так сделать, раз уж мы - Нео и Тринити.
И поспешила вниз по ступенькам.
А на платформе их ожидал сюрприз. Какие-то странные два брата-акробата, белые, словно альбиносы, страшные, как смертный грех. Нервы Анны сдали.
- Аааааа, мать твою! - заорала она и принялась поливать ребятишек дождем из свинца. А что? Пулемет, в конце концов, был, а если они в фильме - патроны тут никогда не кончатся, а чуваки страшные, и их не мешало бы убить. Ну, примерно так думала Донато, пока все тело ее тряслось от отдачи - пулемет бил в худой живот, отскакивал от латекса и снова бил в живот. И стрекотал: та-та-та-там!

офф:

Я обещала тебя поцеловать - и на тебе;)

+1

16

- Так это мы еще и пара с тобой! - вот честно (а мы же будем разговаривать только начистоту, верно?), как бы Джону не была небезразлична Аня со всеми ее очаровательностями, няшностями и третьими размерами, сейчас вот ему совсем было не до этого. После - это всегда пожалуйста: теплые обнимашки, дружбу сексом не испортишь и брошюра "как изменить мужу с его почти_лучшим_другом", это вообще без проблем. Но не сейчас, когда за ними гонится орава "зомби"... Хотя знаете, с Анной даже убегать от зомби было делом крайне приятным. А тут - ба-бах, целоваться полезла! Ох. Оооу...
- Ну я, типа, должна была так сделать, раз уж мы - Нео и Тринити.
- Аэааыы... - многозначительно промычал серьезный вроде и вполне себе брутальный Уэйт и поспешил за Донато по ступенькам, когда несколько отлип от потрясения.
А тут еще и два каких-то белых пятна, Джон запамятовал, были они, кажется, во втором фильме, а с какой горы, как, зачем и почему - хоть убей, не может вспомнить. За дело взялась женщина, которая и в горящую избу войдет, и пьяного Витьку на скаку (ну ладно, ладно, ползком) остановит, и Джонни прикроет своей героической грудью. Не зря мужчины так любят эту часть женского тела, у иных кажется, что действительно за ней - аки за каменной стеной.
Кхм, впрочем, сейчас отбросим восхищения Аннушкиным бюстом (и все-таки: я, я, зер гут) и будем решать, что делать с толпой Смитов, которые уже подбираются к Уэйтовскому тылу. Итак, Аня защищает переды, значит, за Джоном - зады. Одна только проблема: он совершенно безоружен, а драться на кулаках... ну влооооом. А значит, сначала нужно побегать вокруг красивых колонн на станции, отгоняя Смитов от Аннушки, а потом, вконец заебавшись, напрячь свой мозг, и помните ту сцену, когда Нео замедлял время и измельчал нахрен двести миллионов пуль, летящих прямехонько в него? Так вот, с диким ором "СТОЯЯЯЯЯЯЯТЬ!" время Джону замедлить удалось, и он даже успел попускать слюни на то, как видоизмененная и протюнингованная версия Ани мочит близнецов, и снова подивился своей суперсиле, и тут услышал гул.
По тоннелю к станции приближался поезд, и в самый ответственный момент, когда Уэйт..ео.. Уэйтео отвлекся из-за этого гула, один из супостатов скинул его прямехонько на рельсы. А время, как понимаете, уже бежало в своем бешеном ритме и поезд со второй космической несся на Джона. Паникапаникапаника.
- Нет, нетнетнет, мы так не договаривались... - а на платформе стояли ухмыляющиеся Смиты, из-за них не видно Аннушки, и что там, как она, жива ли еще, хотя судя по ору, живая, а может, ее уже убивают? И стремительно приближающийся поезд без машиниста. - ХАЛК ЛОМАААААТЬ! - Уэйт выставил вперед две руки, готовясь остановить состав, правда, скорее всего, его размажет по полу, но попытаться-то стоит?
И поезд столкнулся с ним, и протащил до конца платформы и даже дальше, а Джон, сцепив зубы, героически пытался не умереть. Со страху, наверное. Или от своей опиздинительности, потому что когда состав остановился, наш супергерой убрал руки и увидел две вмятины на корпусе, в том месте, где он держался.
Далее была станцована джига-дрыга, потому что ФАК ЕА! А теперь нужно думать, как спасти Аню, выбраться из тоннеля, или по крайней мере, силой своего гения понять, как вести гребаный поезд. Вроде бы - нафиг надо, а все-таки интересно. Итак, Джонни забрался в кабину машиниста и быстро побежал через вагоны в направлении конца, и тут увидел, как Смиты медленно, но верно заполоняют пространство того самого последнего вагона. Резкий разворот - и Уэйт резвой трусцой почесал обратно в начало. Там запер дверь на замок, приставил к ней еще и стул на всякий случай, осмотрел панель, понял, что не понимает (пардон за масло масляное и пишите письменно) там ровным счетом ничего и нажал на первую попавшуюся кнопку - самую красную и самую большую, ну типично, да? Загорелись красные фонари в вагонах и завизжал сигнал тревоги.
- Да блять! Ебаная механика! Кто так строит?! - и жертва экстрасенса не нашел ничего лучше, как начать лихорадочно клацать по всему, что попадает под руку и двигать все рычаги. Увы, поезд так и стоял на месте. От горя Джону захотелось выпить, и он полез в какой-то шкафчик, надеясь найти там хоть что-то покрепче "липтона" в пакетиках. Пару секунд спустя на пол были вывалены: машинистская форма - 1 штука, журнал плейбой - 1 штука, схемы-чертежи - 2 штуки, чашка с надписью "Кружка трезвенника" - 1 штука, сахар в баночке из-под кофе - 1 штука и... Это ли не чудо? - инструкция по применению. "Как водить поезда метро для чайников". По всей видимости, брошюра была сатирой на весь метрополитен, но Уэйт принялся изучать ее со всей своей скрупулезностью и сосредоточенностью.

+1

17

Как было в Матрице? Сначала Нео и Тринити спасали мир, а потом Нео спасал Тринити и даже несколько раз. Особенно в третьей части. И Анна было уже совсем собралась предложить Джону спасти ее, как тут на тебе - близнецы-альбиносы. Ну мааааать твою.
К третьей минуте выстрелов ее испуг как-то поутих, а патроны все не кончались и не кончались. Ребята с белыми дредами опомнились и открыли шквальный огонь на поражение. Вот тут-то и пригодились паучьи ноги Тринити.
Анна без труда вскочила на стенку и побежала вверх, на потолок, все продолжная стрелять. Она услышала сзади какой-то шум и увидела, что на Джона напирает огромная толпа одинаковых Смитов.
- Так нечестно! - крикнула Анна, - Вас же дохрена!
Смиты на Тринити даже не посмотрели, их целью был Джон.Что ж, Анна уже помолилась, чтобы близнецы тоже не стали размножаться, и продолжила поливать их свинцом.
Один из парнишек, условно назовем его Шон, хотя это все очень условно - они ж похожи, как две капли воды, их нереально различить, выкрикнул что-то, подпрыгнул и сделал финт ушами. В смысле, достал из кармана гранату.
- Твооооооооююююю маааааать, - проорала Анна, все еще улепетывая по стене от камикадзе-идиота, - Ты же нас всех прикончишь!
Шон был туповат. Его братец (опять же, Бин, условно) что-то рявкнул, и Шон гранату спрятал, виновато покосившись на брата. Илиоты, да и только.
Анна обежала по стене круг и приземлилась на пол за спинами противников. Джон копошился где-то на платформе, толпа Смитов напирала - как говорится, назвался груздем, размножайся спорами. Анна выстрелила один раз, второй. Время на секунду замедлилось, и она увидела, как патроны вылетают из ствола, как гильзы отскакивают от автомата, и как огонек, что сопровождает пулю, горит пару мгновений и тухнет.
А потом Бин свалился на пол. Кажется пуля его достала. Шон завопил от злости и принялся палить в Анну. И вот тут настал ее звездный час.
Донато прогнулась назад, будто собиралась стать на мостик - пули просвистели над головой женщины.
- Джооооон, бляяяяяяяяяяя.
Ага, счас. Уже бегу, как говорится. У Джонео были другие занятия. Например, остановить поезд, поковырятся в его нутре, потом полазить по кабинкам. Все это время Анна удирала по стенам от злого Шона - потеря брата явно ему не понравилась. Идиот.
В общем, бегала Анна так минут двадцать. Подустала, а у Шона, казалось, энергии только прибавилось. Ну что за херня, в самом деле?
Пробегая мимо поезда, Анна увидела, что Джон, подперев голову рукой, внимательно изучает какую-то книжку.
- Джон! - крикнула Анна, стреляя по Шону мелкими очередями, - Ты не хочешь мне помочь?
- Джон! - попросила Анна, пригибаясь на крыше поезда, прячась от пуль, - Я не отказалась бы от помощи.
- Джон, твою мать! - заорала Анна, отстреливаясь не только от шона, но уже и от парочки Смитов, - Твою мать, ПОМОГИ МНЕ!

+1

18

Книжка не помогала, хотя была безумно интересной, это факт. Поэтому Джонео взялся за чертежи - разложил по полу и стал рассматривать с видом истинного такого инженера, совершенно не замечая, как по станции с воплями носится Тринитинато, а Смиты уже ломятся в его кабину. План был прост - довезти каким-то образом поезд до ближайшего депо, а там... Да поможет ему его находчивость. Как минимум какое-нибудь горючее Уэйт найдет, и устроит взрыв - не Терминаторы же вокруг собрались, верно?
Дверь уже буквально ломилась от врагов, которые, как помнил Джон, размножались посредством почкования - кажется, в фильме они пихали в других людей руки или пальцы и те превращались в таких же тварей-Смитов. Значит, главное - не допустить рукоприкладства с их стороны, и вообще остерегаться каких-либо частей тела гребаных вирусов. По сути, если утрировать Матрицу, Смит был вирусом, а Нео - Касперским, или какой авер для вас предпочтительнее, в общем, не суть, но ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ С ЭТИМ СКОПОМ ЧЕРВЕЙ, ЛОМЯЩИХСЯ ЧЕРЕЗ ЕГО ЗАЩИТУ, НУЖНО БЫЛО СРОЧНО! Ох щас кто-то получит звезды.
- Да блять, я же читаю, ебланы! - Джон резко поднялся, выбивая дверь ногой. Несколько Смитов отлетели, остальные замерли на пару секунд. - Давно окурки в глазах не шипели, скоты?! - и тут Уэйт заметил, что Аня уже битые... хер знает сколько минут требует безотлагательной помощи. О, это была злость. Джон превратился в Халка, и начался джанк.
Смиты летали по всему вагону, выбивали стекла головами, коряжили железные поручни, которые Уэйт регулярно с корнем вырывал из пола, и что-то меньше их не становилось от слова совсем. Один из них снова решил нести патетику в массы, за что получил железной арматурой по нижней челюсти, которая вылетела, как нехуй делать из его лица и вместо рта у красавца появилась большая зияющая кровяная дыра.
- Иди проблюйся к ебеням, сраный выблядок, - и ногой его так аккуратненько спихнуть в дыру между поездом и платформой. А тут со спины еще один, и тоже с куском перилы, ну, ссука! - И тебя в газенваген, гнида! - Ой, только бы Аннушка не услышала, а то потом как-то даже неловко будет, ей богу. Но тут дело такое, Уэйта тоже понять можно - утром проснулся женщиной, потом какой-то акробат*-колдун наебал, а теперь вот охапка долбанных чмырей в очках. Ну не по-человечески как-то же, да?
С разворота и тому, что сзади, и бронированной херней по голове тем, что слева, справа, по диагонали, квадратиком, крестиком, ноликом...
- ДА ОТЪЕБИТЕСЬ ВЫ! - Смиты ползли, как муравьи, и вскоре махающий во все стороны железной палкой Уэйт был просто напросто погребен под ворохом абсолютно идентичных людей в черном - и правда, как в метро в час-пик, чесслово. И отбивался как мог, и орал благим матом, и кусался, и что только не делал, лишь бы прорваться к Ане, но увы и ах.
- Морфей, или как-тебя-там-блять, ебаный нигер! - уже от отчаяния раскатистым басом запел Джонни. - Я же, сука, Иииизбранный, не дай мне подохнуть! - а Смиты все давили и давили... - Оператор, еб твою мать, Пифия, как вас там всех остальных зовут, черти! - И anger дошел до своего предела - внезапно все уроды, которые лежали на бедном-бедном мафиози поднялись в воздух, повисели там пару секунд, а потом их всех разом буквально разорвало на кусочки, и Джона окатило шквалом кровяного дождя. И наступила тишина.
Уэйт откинулся на спину, тяжело дыша и соображая, что только что произошло. Подумать не успел - вспомнил про Анну и на четвереньках, держа в одной руке все тот же кусок железного поручня, пополз из вагона, потому что, если честно, после махача сил встать на ноги не было. А еще за ним оставался такой красивый красный след.
- Анюта... - тихо и хрипло позвал Джон. - Тринити ты моя ненаглядная, где ты? - глаза, залитые кровью, не видели ничего, кроме размытых пятен белых колонн. Практически на последнем издыхании Уэйт рухнул на платформу и уставился глазами в потолок, как будто там и вправду могла быть Аня.

*гомосексуалист (жаргон) 

+1

19

Анна уже порядком подустала бегать по стенам и потолкам, когда послышался какой-то шум со стороны поезда, где, собственно, и заперся Джонео. Анна перевернулась в воздухе и оказалась за спиной у Шона. Она схватила его за голову и быстро повернула ее вправо. Хрустнула шея, и Шон обмяк, а Анна удерживать его не стала, так что дредастый кулем свалился к ее ногам.
- Так то! - высокомерно сказала Аня, - Передо мной всегда мужики стелятся!
Она даже станцевала джигу - ту самую, которую плясала после ограбления банка. Один из Смитов, спешащий в вагон, чтобы разорвать Джона, даже остановился на секунду. Анна шаловливо вильнула бедрами, и голова Смита внезапно взорвалась.
- Мать моя, - ошарашенно прошептала Анна, - Так это вот так вы реагируете на возбуждение?
Несчастные Смиты, в таком случае их стоит только пожалеть - сколько лет уже бабу не видели...
В общем, Анна уже вовсю собралась было попереживать о неудачной судьбе матричных (звучит как "лакричных") человечков, когда один, пробив головой стекло, снес ее с ног. Он летел со спринтерской скоростью, кажется, кто-то придал ему ускорение нехилым таким пендалем.
Анна успела только взвизгнуть, когда Смит свалился на нее. Она прилично там ударилась головой, и почувствовала, как по затылку на шею закапало что-то горячее и липкое.
Смит тем временем очухался и посмотрел на Анну глазами-огоньками. По всей видимости, он решил, что убить Тринити тоже неплохо, если уж Нео не по зубам. Рука Смита взвилась вверх, полная намерения оторвать несчастной Донато голову.
- Руку-то с груди убери, охальник, - посоветовала участливо и даже ласково Донато. И правда. Левая рука Смита возлежала на самом, что ни на есть аппетитном месте. Секунду Смит разглядывал свою руку и грудь Анны, а потом его голова лопнула, и Анна вся оказалась в обрывках кожи, волос, кровищи, а на коленках у нее лежало ухо. Натуральное, человеческое ухо.
Анна вскочила и завопила что есть мочи, отпихивая от себя ухо.
- Ухоооо, мамочкииииииии, ухо!
Из вагона послышался вопль страждущего в пустыне: Джон звал на помощь Морфеуса, но тот, видимо, обидевшись на неполиткорректное название его расы, приходить не спешил. В голову Анны пришел чудесный план - если она разденется и позовет Смитов, они все полопаются!
И Донато уже всерьез собиралась сделать так, как задумывала, но внезапно взмыла в воздух. Она видела, что в вагоне Смиты тоже поднялись к потолку, как и те, которые находились за пределами вагона... А затем Смиты стали лопаться, как воздушные шарики. Это было похоже на волну, и Анна, прозрев насчет своей участи, бешено завопила:
- Нет, Джон!
Смиты кончились Анна свалилась на пол с громким стуком. Да сколько ж можно ударяться-то?
В вагоне шевеления не было. Анна встала, оперевшись на колено, потом чуть не упала, сделав шаг вперед, но все таки побежала. Скорее к вагону, черт, ну не убили же они Джона?
Друг обнаружился на полу, он сжимал кусок какой-то металлической хреновины, был забрызган кровью так, что костюма видно не было, а главное - он не подавал признаков жизни.
Анна рухнула перед ним на колени, пошлепала по щекам:
- Эй? Джон?
Молчание. Анна перепугалась не на шутку:
- Мы же не в сказке "Спящая Красавица", да и ты на Красавицу из Диснеевского мультика не катишь, - сказала она, пытаясь рассмешить друга. Молчание.
- Джон!
Паника такая паника. Он что, мертвый? Анна уложила его голову к себе на колени и нагнулась низко, чтобы послушать, дышит ли Уэйт.

+1

20

Игра стоит
В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Так начинаются ситкомы